ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Фарукшин Раян
Сочи. Околоолимпийские истории

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
  • Аннотация:
    Сочи, февраль 2014


Сочи. Околоолимпийские истории

  
   Для каждого человека Олимпиада в Сочи - своя. И отношение к ней своё, особенное, неповторимое. Для меня Олимпиада случилась запланировано, я шёл к ней полтора года нелегкого труда, и, несмотря на некоторые лишения и трудности, пришёл.
   В жизни обычного россиянина не так много положительных эмоций, ярких встреч и потрясающих воображение радостей. Именно поэтому я рад, что Олимпиада - грандиозное событие мирового масштаба, которое любому прикоснувшемуся к ней запомнится на всю жизнь, не прошло мимо меня. Я был, видел, слышал, сфотографировал, запомнил, попробовал, почувствовал её, Олимпиаду. Она, без сомнений, случилась бы в любом случае, со мной или без. Хорошо, что со мной.
   Многие журналисты и блоггеры что только не придумывают, как только не выделываются для того, чтобы очернить Игры. Они пишут про всякие недоделанные унитазы в недостроенных гостиницах, гигантские кладбища животных, устроенные чуть ли не в городских парках, десятиметровые дыры в асфальте на пешеходных дорожках и недожаренные котлеты в прибрежных кафе. Недобросовестные писаки плодят байки о голодных бродячих собаках, забегающих прямо в душевые спортсменам, жестокие репрессии силовиков и казачества против секс-меншинств, массовых анти черкесских акциях властей, и вирусом распространяют разную пахучую ерунду, в основном, высосанную из пальца.
   Быстрое тиражирование ложной информации в среде недальновидной легковерной публики делает своё грязное дело. Глобальная информационная война, развёрнутая известными западными структурами против России идёт полным ходом. Циничная и беспощадная, она затягивает в себя всё новые и новые неокрепшие умы, перестраивает массовое сознание и уничтожает веру в будущее. Сильная, богатая, независимая Россия блоку НАТО не нужна, и план для неё един: истощение, разрушение, уничтожение.
   Да, унылого нытья, злобных демотиваторов, протяжных стонов, ехидных причитаний, бредовых утверждений и надменного фырканья хватает. Однако напомню: ныть и насмехаться - легче всего. Труднее взять раствор и лопату, кирпичи и блоки, и забабахать, например, дворец спорта или горнолыжную трассу мирового уровня.
   Обидно, что, хорошие, патриотические, положительные новости про Олимпиаду практически не востребованы. Пользователям социальных сетей, этим домашним всезнайкам и всеумейкам подавай один сплошной негатив. Жидким серым потоком. Уж они посмакуют всё с удовольствием. Посмеются, погадят, растиражируют мегабайтами.
   Я не буду детально описывать прелести Игр, тем более, мне удалось побывать всего лишь на трёх мероприятиях, не хочу говорить о своих трудовых буднях, просто расскажу несколько маленьких историй. Историй для сочинского олимпионика типичных, житейских, обыденных. Но с изюминкой.
   Вспомните горы и туристов. Любители дикой природы, проснувшись, потянувшись, и выглянув за полог палатки, не замечают серого снега на камнях, они видят ростки травы и лепестки цветов, пробивающиеся сквозь породы и лёд. И если будут в нашей жизни такие цветы, а это зависит только от нас с вами, и если их будет становиться больше и больше, то на серую массу уже никто никогда не обратит внимание, она съест сама себя. Надо отбросить апатию, отставить лень, встать на ноги и делать добро, делать жизнь.
   Мои истории - увиденные, услышанные или случайно замеченные в Сочи, так или иначе, связаны с транспортом.
   Здесь, в столице Игр, для организаторов и спортсменов, а также зрителей Олимпиады, имеющих билет на соревнования, между спортивными объектами и районами города, включая Хосту, Мацесту, Кудепсту и Адлер, курсирует специальный транспорт. Подготовлена и успешно функционирует целая сеть железнодорожных и автобусных маршрутов, плюс работают канатные дороги в горном кластере. И всё это бесплатно.
   Автобусов - куча, неимоверное количество новых, чистых, комфортабельных автобусов. Всего их, говорят, до семисот. Ходят каждые 10-15 минут. Не опаздывают. Блестят и сверкают. Водители оных опрятно одеты в униформу, они при галстуках и в белых рубашках, и даже удивительно вежливы. Не похоже на обычную Россию, правда?
   Железная дорога. Чиновники отчитались, что в рейсы выходят 38 высокоскоростных поездов "Ласточка" и 10 скоростных электричек. Наверное, не врут чинуши. Электричек реально много, идут одна за другой. И они тоже современные: новые, уютные, чистые, с мягкими сидениями, розетками на 220 вольт, двуязычной озвучкой остановок. А, ещё и двери открываются с кнопок. Удобно, чёрт возьми! Единственный их минус - большинство не останавливаются в Мацесте и Хосте.
   Так вот, пока я ездил этим транспортом к месту работы, я и обратил внимание на то, о чём хочу рассказать. Итак, мои истории.
  
   Маша
  
   В вагон "Ласточки" вошла пышногрудая барышня с огромными бордовыми губами на половину лица. На вид - лет 25-27. Невысокая, в дорогом красном спортивном костюме, синих кроссовках и белой шапочке с помпоном поверх копны иссиня-чёрных волос. Молния на спортивке подчёркнуто расстёгнута до пупка. Все преимущества наружу, как говорится. Встречайте!
   Она плюхнулась в кресло прямо напротив меня. Закинув ногу на ногу, уложив поверх серую дамскую сумочку размером с небольшой картофельный мешок, она стянула с головы шапочку, нарыла в кармашке сумаря смартфон и решительно принялась кому-то звонить. Абонент, видимо, не отвечал.
   - Урод, как обычно, дрыхнешь ещё, наверное. Как всегда! А я уже в этот дурацкий аэропорт прусь, - прорычала девушка в аппарат.
   Я невольно улыбнулся. Соседка кокетливо отвела глаза от смартфона, мельком, искоса, взглянула на меня и, не найдя во мне ничего интересного, уставилась в окно.
   Восемь утра. Рассвет над морем. Штиль. +15. Красота.
   Убаюканный пейзажем, я немного прикемарил. Проснулся от громкого пения: "О боже, какой мужчина...". Это заголосила трубка в ладони брюнетки. Она удивлённо посмотрела на мерцающий экран смартфона и, торжествующе задрав подбородок, поднесла его к уху.
   - Доброе утречко, мой сладкий! Надеюсь, я тебя не разбудила, солнышко? Нет? Просто я так соскучилась, так соскучилась по тебе, что не удержалась, и сразу, как только села в электричку, позвонила моему сладкому, - сладким голосочком запела девушка. - Ты знаешь, у меня самолёт через три часа, поэтому напомнить хочу, чтобы ты меня встретить не забыл. Не забыл за неделю про свою конфетку? Нет? Ну и хорошо. Как соревнования? Да, нормально, фоток нащёлкала на целых две флешки. Много, в общем. Как Сочи? Ну, как тебе сказать?
   "Ласточка" залетела в тоннель, связь прервалась.
   - Сука, - Маша зло щёлкнула пальцами. - Что за город? То тоннели, то менты на каждом шагу, то ещё что.
   Я, скрестив руки на груди, открыл глаза. Радужные отблески весеннего моря наполнили вагон сказочным светом. Мне захотелось выпрыгнуть из вагона, взлететь повыше над голубыми просторами моря и нырнуть поглубже в воду, оставив за собой след из тысяч брызг.
   - Да, сладкий! - Маша резонно оскалилась пению смартфона. - На море сейчас смотрю. Ты знаешь, хорошо, что мы каждый год ездим то на Багамы, то в Таиланд, то на Кипр. Здесь море грязное. Да-ааа, - она томно надула и без того огромные губы, - и пляж такой, фу! Галька крупная, через каждые сто метров какие-то бетонные причалы, валуны, и железная дорога так близко к воде! Представляешь? Вместо того, чтобы облагородить пляж, они больших кирпичных камней насыпали. Серых таких. Они очень много места занимают, и красоту портят. А поезда, что, нельзя было пустить подальше от моря? Как-то неуютно. Конечно, спасибо тебе, перчик, что дал мне возможность увидеть Олимпиаду, фигурное катание, Плющенко, но лучше мы с тобой опять летом полетим куда-нибудь в Ниццу! Ага!
   Девушка, выслушав короткий ответ оппонента, спрятала смартфон в карман. Посмотрела на меня.
   - В аэропорт едешь?
   - Да. Куда же ещё?
   - Ясно. О, - Маша ткнула пальцем влево, - купаются! Вот, ничего себе, дают! Холодно же в этом болоте! А они прямо в трусах.
   На берегу моря толпа человек в сорок, сбросив одежды, мочила в воде ноги, размахивая российскими флагами и бутылками с пивом.
   - Может, сибиряки, - ответил я. - Или пива вдоволь выпили. Им теперь ничего не страшно.
   - Ага, точно, пьяненькие сибиряки и сибирячки, - фыркнула девушка. - И надо было им сюда за тыщи миллионов километров лететь!
   - Ну, вы же прилетели. Им - нельзя?
   - Знаешь, мне мой парень билеты на Олимпиаду подарил и всё заранее оплатил: и гостиницу, и гульки, и шмотки. Я не могла не приехать! Обидно было бы всё просрать.
   - Разве не понравилось? Соревнования? Город? Люди? Настроения?
   - Я привыкла к другому. К качественному сервису, обслуживанию. А тут... Смотри, так мы близко к воде, что, кажется, если вагон посильнее тряхнёт, улетим с рельсов.
   - Не улетим. Буны, подводные и надводные волноломы с траверсами, волноотбойные стены, наборы проницаемых кубов, упирающихся в упор на сваях - они сооружаются для защиты полотна железных дорог. Те огромные камни, про которые вы говорили с другом - это как раз не загрязнение пляжа, а защита, призванная рассеивать энергию волн и снижать скорость потока воды.
   - Умный такой что ли? - Маша скривила рот в ухмылке. - Мне по барабану что это и для чего! Всё равно - шняга советская! И город, и сервис, и Олимпиада, и море. Фуфло!
   - Но вы же приехали.
   - Я не просто приехала, понял, да, я, в отличие от тебя, и хату здесь купила! В Хосте! В новом доме, понял, да!
   - Для чего вам квартира в фуфловом городе?
   - У нас в Москве ты за такие ложовые бабки даже форточку от окна не купишь, понял, да. А здесь - двухкомнатная квартира. А чё? Я тебе лохушка что ли? Мелкого с бабушкой сюда на всё лето будем отправлять, с мая по октябрь. Пусть живут и нам не мешают. Мы в Москве, а они - в Сочи. Экономно.
   - И, вроде, здоровье маме поддержите, и, вроде, не в ссылку всё-таки, а на море. Так?
   - Да пошёл ты! Нашёлся, умник, - Маша покраснела. - Ненавижу эту Русню, и вообще!
   У неё зазвонил телефон. Кто говорит? Нет, не слон! Новороссиянская masha.
   - Да, дорогой! Подъезжаю скоро к аэропорту. Да, улечу скоро из этого ужасного города. Милый, купи мне тур в Испанию на неделю. Хочу там отдохнуть от Сочи. Ну и что, там прохладно сейчас, всё равно лучше чем в России. Не хочу тут жить!
  
   Дима
  
   - А вы сможете сфотографировать меня на фоне эмблемы Олимпиады? - сухой и чернявый, словно высохшая у костра ветка, интеллигентного вида парень в спортивном костюме волонтёра протянул мне недорогую камеру. - Два раза надо: в очках, и без. Если, конечно, можно, как-нибудь сделайте, чтобы вот надпись та - "ТПУ Олимпийский парк" за спиной в кадр попала.
   - Без проблем, сделаю, - я взял фотоаппарат, немного прицелился и дважды щёлкнул затвором. Отступил на три шага назад, повернул его вертикально, и снова щёлкнул. - А теперь очки сними. Забыл?
   - Ах, да, забыл, - смущённо улыбнулся парень, сдёргивая очки с носа.
   - Так, раз, и два. На, держи, смотри, - я вернул камеру владельцу. - Нормально?
   - Очень нормально, хорошо, то есть, замечательно, - прошептал он, даже не взглянув на снимки. - Спасибо!
   - Не за что! Welcome to Sochi-2014!
   - Я фотки вечером маме отправлю, - как бы извиняясь, добавил парень, быстро водрузив очки на нос и аккуратно укладывая фотоаппарат в чехол. - Она очень переживает за меня, нервничает. Она в селе нашем, в Волгоградской области. Чтобы её успокоить, я каждый день по сети ей фотки скидываю, что жив, здоров, не голоден. А ей приятно. Она гордится тем, что её сын на Олимпиаде работает. Думаю, это правильно!
   - Молодец!
   - И, кстати, меня зовут Дима!
   - Раян, - я протянул новому знакомому раскрытую ладонь.
   Дима, нетвёрдо её пожав, улыбнулся:
   - Первый раз такое имя слышу. Вы что, американец, что ли?
   - Это мусульманское имя.
   - Мусульманское? - Дима неожиданно вздрогнул. Бегло пробежав по мне широко раскрытыми глазами, он часто-часто заморгал. - Ничего себе! Вы же не похожи на этого, ну, нормального, то есть обычного мусульманина!
   - Бывает. Или я в тюбетейке и с бородой повсюду ходить должен? У тебя тоже на лбу штампа нет, что ты русский волжанин.
   К остановке подъехал автобус. Немногочисленная толпа из пяти человек потопталась у раскрытой двери и полезла внутрь.
   Я занял сиденье в третьем ряду у окна.
   - А вы не будете против, если я рядом присяду? - Дима остановился в проходе напротив меня и наморщил лоб. Очки смешно взгромоздились на тонкие брови.
   - Пожалуйста!
   - И можно на "ты"?
   - Давно пора!
   - Спасибо, - парень перевёл рюкзачок из-за спины на грудь, и устало упал на сиденье. - Я волонтёр в аэропорту. Вот, смену отработал, потом в парке погулял, теперь в снова аэропорт заеду, заберу кое-что, и в гостиницу. Мне поспать срочно надо, устал. А завтра я в смене буду. Мы с аккредитацией приезжим помогаем, с транспортом, с билетами. Это же нормально!
   - Интересно тебе волонтёрить-то? Условия проживания достойные? С питанием что? С отношением в коллективе? Вообще, ты в Сочи сам напросился, или тебя, как двоечника, из института силком-пинком отправили? Ты же студент, правильно я понимаю? - обрушил я на собеседника град вопросов. - На кого учишься?
   - Да, учусь в Волгограде, на экономиста. На третьем курсе уже. Живу в общаге, с другом. Сюда сам поехал, добровольцем. За опытом. Это же гигантское международное мероприятие! Это круто, стать частичкой олимпийской истории! Помочь в организации игр, - щёки Димы запылали румянцем. - Живу бесплатно в гостинице, предоставленной оргкомитетом, в Весёлом она, недалеко от границы с Абхазией. Комната большая, на четверых. На каждые две комнаты есть кухня и душ. Но мы там ввосьмером не собирались, ни разу за месяц не вышло, в разных сменах все, на разных объектах. Вот. Питаюсь тоже бесплатно, трижды в день. Еда вкусная. Вот ещё, форму нам выдали, бейсболку, рюкзак, обувь. Мне всё нравится! Общение с волонтёрами из различных уголков страны, со спортсменами со всего мира!
   Дима перевёл дух, махнул рукой в сторону церкви, которую мы в этот момент проезжали:
   - Красота. Я не только про церковь. Я не очень того, религиозен. Я просто люблю всё красивое. Это же нормально, любить! Тут цветы в феврале цветут, запахи ароматные, море, птички поют. И всё новое, чистое! И техника, и дороги, и здания, и даже отношения между людьми! А в Волгограде сейчас метель, гололёд, холод, серость и уныние. Знаешь, я когда из села переехал на учёбу, подумал, как здорово жить в городе! А теперь романтика прошла, городская тоска затянула, суета надоела, борьба за выживание. Да и грязь вечная на улицах, слякоть, бомжи во дворе, наркоманы со шприцами по ночам в подъезде. А ещё взрывы недавние. Мне страшно было. Я на этой остановке нередко на маршрутку садился. А на вокзале железнодорожном, естественно, постоянно бывал, я же дважды в месяц на электричке домой к маме езжу. В пятницу вечером после занятий - в село, а в понедельник ранним утром - обратно. С продуктами, конечно, с сумарями. Меня мама запасает овощами, консервами домашними, пирожками. Иначе не протяну. Хочется жить лучше, конечно, но не получается пока.
   Парень осёкся, замолчал. Ему стало неловко от своих откровений.
   - Дима, не бойся своей правды, это жизнь. Мне, например, тоже страшно становится, когда речь о терактах заходит. Любому здравомыслящему человеку страшны кровь, боль и смерть. Всем нужна защита. Но всюду в каске и бронежилете ходить не получится, сил не хватит. Ни моральных, ни физических. А мечтать и стремиться жить так, как в мечтах хочется, каждый должен. Не думать о хорошем нельзя, думать - жизненно необходимо.
   - Я переживал по поводу Сочи. За политикой особо не слежу, в коррупции и терроризме, строительстве и спорте не понимаю. Времени нет. Телевизор, ясное дело, не включаю, а в интернет, если вечерком и залезу, то чтобы с мамой, с родственниками, с одноклассниками в социальных сетях поговорить. Но ролики всякие в сети, краем глаза, признаюсь, видел, фотожабы и заголовки о том, что всё ужасно, плохо и отвратительно, смотрел. И чем ближе подходила дата открытия Игр, тем тревожнее на сердце становилось. Особенно после взрывов в Волгограде. Думал: а вдруг, действительно, не успеют достроить стадионы и обеспечить безопасность сотен тысяч гостей города? Приехал сюда и успокоился. Трассы готовы, гостиницы тоже, с безопасностью проблем нет. Я весь Сочи объехал, Адлер, Красную Поляну. Везде здоровско! Я горд, что наша Россия сумела в короткие сроки всё построить и организовать. Никто бы не сумел. Ни один американец! А Путин сумел, наши сумели. И люди, все здесь на Играх собравшиеся, оптимисты и жизнелюбы. Это же нормально!
   Ещё нам билеты давали на соревнования, бесплатно, в знак благодарности. Так попал я на шорт-трек. Сходил, и рад! Раньше и не слышал про такой вид спорта. А там! Виктор Ан этот, маленький такой кореец, вот он и есть настоящий русский мужик с настоящим русским характером! Вот к кому бы я с удовольствием руку пожал! Когда он победил, у меня комок к горлу подошёл, слёзы на глаза навернулись! Это же нормально, наслаждаться моментом победы, фантастической феерией триумфа! Я так рад был видеть, как наши побеждают, как на пьедестал идут. И когда гимн России над стадионом звучит, эх, такое чувство! Здорово!
   - Самая лучшая победа для человека - это покорить себя самого. Платон, вроде.
   - Да! А ещё я переживал, что некоторые волонтёры не захотят по многу часов работать, бухать начнут, разъезжаться раньше положено. Ничего подобного! Ощущение, что лучшие люди собрались, чтобы силу России показать. Я горд, что в этом участвую!
   Автобус подъехал к аэропорту, остановился. Пассажиры высыпали на остановку и поспешили по своим делам. Кто-то пошёл к входу в здание, кто-то в сторону станции аэроэкспресса. Дима неловко спрыгнул с подножки машины, торопливо пожал мне руку, забросил на плечи рюкзак. Я собрался было уйти, но он остановил:
   - Сфотографируешь меня на фоне колец? Я маме отправлю!
  
   Майкл и Мэри
  
   Два американских пенсионера, лет под семьдесят каждому. Седовласые, светлоглазые, высокие, подтянутые. В белоснежных спортивных костюмах со звёздами и полосами на рукавах. В тёмно-синих кроссовках. Typical American, как из телевизора. Они вошли в автобус в Мацесте и сели впереди меня.
   - О, Мэри, смотри, - Майкл постучал пальцем по стеклу, - там корабли в море. Думаю, они ловят рыбу.
   - Это так романтично! Раскинуть сети в открытом море, сидеть на палубе и наслаждаться свежим ветром и бирюзовыми красками рассвета, - воскликнула американка. - Здесь гораздо теплее, чем у нас в штате! Плюс 17 в феврале! Удивительно!
   Ну, дают, старики! Я еле сдержал улыбку. Нашли рыбаков. Это пограничные катера, да сторожевые корабли Черноморского флота на рейде. Стерегут берега Игр от негодяев и террористов. Хм, так что, получается, от самих американцев и стерегут.
   - Да, я бы не отказался посидеть с удочкой у моря. Жаль, нет времени. Получается, неделя в Сочи - это очень мало, - сам себе признался дед.
   - Я говорила тебе, чтобы рассчитывал на две! А ты: "Там опасно! Посмотри новости на канале NBC, там угроза террора, там ничего не готово для туристов, там нечего делать!"
   - Я ошибался. Но, признай, лучше ошибаться в лучшую сторону, чем в худшую, милая!
   - Ты, как обычно, умён и остроумен, мой дорогой! За тридцать два года совместной жизни я выучила тебя наизусть, но ты продолжаешь меня удивлять!
   - Не забывай, солнышко, твой ковбой закончил университет! В те давние годы там ещё чему-то учили, - засмеялся американец.
   - И я понятия не имела, насколько здесь будет красиво! Этот дендрарий, самшитовая роща, платановая аллея! Такая красота! Летели посмотреть только на то, как твой племянник выступит в забеге, а увидели замечательный город, удивительную природу, жизнерадостных и гостеприимных людей.
   - Вспомни Турин и Ванкувер. Было не лучше, нет? Всюду своя красота?
   Автобус остановился в Адлере. В открывшуюся переднюю дверь вошли несколько девушек-волонтёров. О чём-то радостно перешёптываясь, они заняли свободные места. Водитель нажал на кнопку закрытия двери и педаль газа одновременно, но в этот момент в салон просунулась рука. Пятерня с растопыренными пальцами. Двери срикошетили от руки и автоматически распахнулись.
   - Ах, - громко вздохнула Мэри!
   - Ек-макарёк! - выругался водитель и ударил ногой по тормозам.
   В автобус залез парень. Обычный русский парень невнятного возраста. Худой, коротко стриженный, небритый. В чёрных резиновых шлёпках, синих пляжных шортах и с сигаретой в зубах. На впалой груди пучок тёмных волос, из-под мышек - рыжие заросли.
   - О Боже, - выдохнула Мэри. - Ужас!
   - Ща, секунду, погоди, командир, погоди, - еле-еле выплёвывая из себя жёваные слова, парень характерным жестом поприветствовал водителя, - секундочку!
   Затянувшись сигаретой изо всех сил, он высунул голову наружу и выпустил дым.
   - Кайфово, братан, спасибо тебе, от души! - герой сюжета сжатым кулаком поблагодарил водителя. Пройдя в центр салона, он вцепился руками за поручни с разных сторон, перегородив собой весь проход. - По коням, поехали!
   Автобус, наконец, начал движение.
   Со своей точки я не мог видеть глаз Мэри, но, уверен, они были выпучены как у красного морского окуня, опущенного в кипяток.
   - У него же нет аккредитации, нет никаких документов! Почему его впустили? - спросила она у мужа.
   - Это Россия. Страна медведей, - пошутил Майкл. - Вот этого волосатого медведя и впустили. Не так ли?
   "Ха-ра-шо, всё будет ха-ра-шо", - голосом Верки Сердючки завопили шорты парня. Пошарив в них рукой, он извлёк наружу старинный сотовый телефон.
   - Здорово, Дашуня! - прокричал он в трубку. - Радуйся, твой Ромео уже едет к тебе. Минут десять, и будет тебе счастье! Вынимай стопочки, разливай водочки, и снимай труселя! Три остановки и твоя грудь - в моих руках, подруга!
   Студентки-волонтёрши нервно захихикали на своих местах. Они смущённо прятали лица за сиденьями и закрывали рты тонкими ладонями. Худосочный Ромео, запульнув телефон обратно в шорты, улыбнулся им.
   - Чего, завидуете? Дашуле моей завидуете?
   Девушки разом смолкли.
   - О боже, Майкл, он, по-моему, пристаёт к этим девушкам! А если он опасен? - Мэри втянула голову в плечи. - Что делать?
   - Братан, братуха, братушонок! Э, я не понял! Тормози! Почему остановку мою проехали без остановки! Тормози! Говорю тебе: тормози, давай! - парень развернулся к водителю и забарабанил по стеклянной перегородке, от пола до потолка отделяющей водителя от пассажиров. Но тот понял требования Ромео и медленно свернул к обочине.
   - Это не маршрутка, - услышали мы в громкоговорителе спокойный голос водителя. - Мы не на всех остановках имеем право на остановку! И не надо мне машину ломать!
   "П-шш", - отворилась передняя дверь.
   Парень, кивая головой и крепко держась за поручни, спиной вперёд сошёл на асфальт. Голова и руки оставались в салоне.
   - Спасибо, братан! - он растопырил пальцы в привычном жесте. - Девчонки, и вам спасибо! Да, и ещё, вы, иностранцы вонючие, - он погрозил пальцем американцам, - знайте, уроды, помните, мы победим. Ясно? Вы откуда припёрлись сюда, американцы? Калифорния?
   - Yes, past years we live in Salt Lake City, Utah. Да, амэрикантси, - обрадовался Майкл.
   - Голливуд? Я так и знал, - возбуждённо воскликнул Ромео. - Херня полная этот ваш вонючий Голливуд! В гробу я его видел! Ясно? А я из Майкопа! Майкоп рулит! Ёхоу! Америка ваша вместе с Голливудом - фигня полная! Майкоп!
   - My cop? Mein Kampf? - Майкл не на шутку испугался, голос задрожал. - What?
   - Уат-уат? - передразнил парень, войдя в полный раж. - Фэнк ю вери мач! Понял? Ну? Не? Сечёшь? Хеллоу! Экскьюз ми, плиз! Понял, да?
   - Not for what, not for what, - залепетала Мэри.
   - Россия - вперёд! Рос-сия - Рос-сия - Рос-сия!
   - Рэс-сиа, - неуверенно произнёс Майкл. - Спэс-сиба!
   - Вперёд Россия! - никак не унимался патриот. - Вперёд!
   В штанах Ромео вновь запела Сердючка. Видимо, Джульетта жаждала любви. Парень похлопал себя по бёдрам, покрутил ладонями, пошевелил плечами, подался вперёд, скрючился, едва не задев головой колени. И полностью оказался на улице. Воспользовавшись такой удачей, водитель рванул с места в карьер. Двигатель натужно заурчал, автобус на радостях едва не встал на дыбы.
   - Рэс-сиа, - повторила Мэри, - фперьод!
  
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018