ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Днестрянский Иван
Апокалипсис, Круг Третий. Главы 11-15.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Антиутопия, научная и социальная, боевая фантастика, космическая опера.


ОГЛАВЛЕНИЕ

***

Глава 11. Контрнаступление Бунга

Глава 12. Гиадский пат

Глава 13. Пламя над Бездной

Глава 14.Мятеж Ли Ланга

Часть III. Дорога на Облака

Глава 15. Воскресение Хайре

***

Глава 11. Контрнаступление Бунга

   Обстановка в высших органах ФСЗ была нервной. Операции в Гиадах, так уверенно начатые, пошли не по плану. Корпус Звёздного Флота, направленный на Северный Глаз и Евдору, был разбит. Одновременно с этим конфедератам удалось нанести большой ущерб земным базам, строящимся на 55-й и 80-й Тельца. Последняя оказалась в критическом положении, её буквально спас выход из сражения за Зарзею побитой, но сохранившей боеспособность 1-й дивизии Ли Ланга. Возникала тревога за само присутствие Землян на краю звёздного скопления. Если там не удастся удержаться, - прощай вожделенные ресурсы Гиад, дальнейшее движение на высокомерную Арору и к Плеядам! Хуже того: оттуда ещё и ответные набеги получить можно!
   Поскольку накануне не допускалось сомнений в успешности наступления, эффект от поражения ударных сил оказался поистине ошеломляющий. Хорошо ещё, что ничего толком не сообщили массам народа. Размышлять населению было о чём. Ведь до порчи отношений и войны с ушельцами, никто не запрещал Землянам основывать колонии в Гиадах, дружное продвижение туда не стоило бы жертв и потерь!
   Отсюда легко было прийти к дилемме: либо Стратеги и Совет проявили поразительную некомпетентность, либо подлинной целью войны были не Гиады, а само Человеческое сообщество, которое стремились вовлечь в определенные действия и волну настроений. От этого попахивало тиранией и ложью, стремлением ничего не объясняя играть в свою пользу на инстинктах и глубоких струнах души.
   В аппарате Совета и министерствах делали всё, чтобы подобные вопросы ничьих голов не посещали, добиваясь этого патриотично и искренне. В конце концов, так эти люди понимали Человеческий и Земной патриотизм, по таким качествам их в аппарат отбирали. Сообразно этому информационное пространство Сообщества было заполнено негодованием, бравадой, описаниями подвигов и актов самопожертвования Звёздного Флота (вымышленными, конечно, поскольку за сотню-две световых лет проверенная информация дойти по назначению ещё не успела), гневными обличениями кровожадных конфедератов, поиском виноватых и прочей лабудой.
  
   Хуже всего в этой атмосфере приходилось штабу Звёздного Флота. Тор Фраг и Нио Бильт со своими офицерами отписывали бесчисленные донесения, крутились по совещаниям и брифингам как ужи на сковороде, а ведь им надо было ещё руководить, содействовать защите баз и выводу остатков эскадр. В трагические дни и часы от них продолжали требовать наступать, найти способ к реализации устаревшего, проваленного плана войны в Гиадах. Не единожды они жалели о том, что штаб не был отправлен подальше от Толимана и поближе к событиям, хотя бы на тыловую базу в районе Урк.
   Успокаивало, что в других секторах звёздного неба, от Рака до Персея, царило спокойствие. Границ Сообщества никто не нарушал. По-видимому, конфедераты бросили в Телец всё, что смогли наскрести. Действия контр-адмирала Рере Агри, руководившей крейсерской группой, кого поначалу готовы были проклинать за нерешительность, стали выглядеть осмысленнее. Она, хотя бы, сохранила крейсера и не раздергала свой ушибленный при попытке оказания помощи растеряхе Вару кулак. Ни в одной из четырех звёздных систем, занятых Землянами на окраине Гиад, пока ещё не начались бои. Таким образом, можно было попытаться стабилизировать положение. Резервы для этого подтягивались.
   В штабе также понимали, что противник будет развивать успех. Вдохновляющая дилетантов "медлительность" конфедератов на самом деле не существовала в природе, а объяснялась масштабом приготовлений для штурма планет и оккупации целых звёздных систем, огромностью космических расстояний. Совсем другое дело, чем в далёком прошлом, - в пределах одной планеты собрать группировку и налететь с нею на другой континент, быстро отбомбиться. По той же причине Штаб ЗФ мало чем мог помочь отдаленным базам в критические дни и недели обороны. Взамен, сколько можно было дать самостоятельности командирам баз и комдиву-1, - штаб дал её, но с хитрой оглядкой: не одобряя, а скорее закрывая глаза на их инициативы. Благодаря этому победу можно было приписать всем, а за поражение головой отвечали непосредственные инициаторы и начальники. Не очень красиво, конечно, но слишком уж велико было давление на штаб.
  
   Командиры в Гиадах обоснованно считали, что конфедеративный командующий не повторит ошибки ни архо-япов, не рискнувших линкорами в нападении на Мидуэй, ни ганимедян, в критический момент не направивших свои корабли к Марсу. А линкоры у конфедератов есть. Причём не один, а целых два. Корветов, как для эскорта, так и для самостоятельных действий у них тоже в достатке, это второй неприятный сюрприз. Ушельцам не надо прикрывать эвакуацию, которая довлела над ганимедянами в предвидении проигрыша войны за Солнечную систему. Конфедераты могут полностью реализовать свой потенциал.
   Одним словом, Бюро безопасности Хме Дила село в лужу, да так, что подмочило грязными брызгами белые мантии Стратегов, за которые отчаянно цеплялось и тянуло, привлекая их внимание на себя. В сущности, произошло то, что всегда случалось с добившимися особого положения, усиленно обрабатывающими верха и потерявшими горизонтальные связи спецслужбами, но с этими - что-то уж очень быстро. Нио Бильт теперь мысленно благодарил бестактную настойчивость Ли Ланга, своевременно поднявшего важные вопросы на самый верх. Только это придало ему смелости доложить Сай Гуру о том, что при всей быстроте выдвижения 3-й и 4-й дивизий в Гиады, одна или две базы, в которые уже вложено так много ценных техники и средств, будут потеряны. В случае вспышки гнева Премьера, он уже готов был сказать, что утратил доверие к потерпевшему поражение и частично деморализованному Ли Лангу, но предательства не потребовалось.
   - Спасибо за честность, - услышал он в ответ. - Чтобы сохранить и привести в порядок наши силы, употребить их на защиту тех баз, которые можно удержать, - я даю Вам такую свободу действий! Поощрите контр-адмирала, с которым Вы приходили ко мне. Он был прав, а я не понял его! Дайте ему больше сил и ответственности. Примите другие меры, какие посчитаете нужными. Если в Гиадах не будет сохранен достаточный для наших целей плацдарм, - Ваши с Тор Фрагом услуги Сообществу будут не нужны!
   Сай Гур продемонстрировал, что не случайно дошел до самого верха власти. Его реакция на испытания оказалась адекватной. При той общественной системе, которую он создавал и практически создал, главные причины неудачи заключались в его собственной недооценке противника и ошибочной стратегии, а не в адмиралах. При этом он излишне доверился как раз тем лицам, которые выказали в боевых делах меньше всего пригодности, - вкрадчивому Хме Дилу и красноречивому Друм Вару, что ухудшило дело.
  
   Конечно, при соблюдении демократических процедур и коллегиальности решений, такого не произошло бы. Но, следуя этим приобретенным цивилизованным Человеком и не заложенным в его хищной природе принципам, не удалось бы создать грандиозную силу с готовностью обрушить её немедленно, куда угодно и на кого угодно. А создав силу, главное было начать, завязать драку, убедиться в коварности и жестокости врага, и маховик инстинктов закрутится, всё лучше будет делать своё дело, Сообщество воспрянет и расцветёт.
   Единство и сила опираются не на разум, а на инстинкты. Кто хочет создать их прямой и честной идеей, открытым и демократическим путём, - совершает ошибку. Впади он в неё, ничего бы не вышло. Человек безвольно искал бы равенства с потомками бывших пораженцев, медленно угасая. Он не напомнил бы властно, что один может противостоять всей остальной, не согласной с его лидерством Галактике! Вот и сейчас, - нет никакого разброда и пораженческого галдежа. Появились страх, конкретная и осознанная ненависть к ушельцам вместо бытовавшей аморфной неприязни. Человечество будто бы подтянулось и помолодело. Дела и отрасли хозяйства, раньше требовавшие долгих согласований, стали работать размеренно и быстро, как часы. И это хорошо.
   В масштабах Космоса и Сообщества понесённое поражение было несущественное. Люди, потерпевшие его сегодня, завтра будут способны на победы. Принимая ошибки на себя, ожидая полного развёртывания включившихся социально-психологических механизмов, которые обеспечат возрождение Человечества и его финальный перевес, Премьер не собирался искать козлов отпущения. Но и только. Ни о каком публичном признании властного недомыслия, ни о каких сомнениях в полезности впервые "проколовшегося" принципата, в необходимости дальнейшей концентрации власти, речь не шла, и пойти не могла.
   В отличие от Гура, большинство известных Миру крупных диктаторов рано или поздно открыто объявляли себя тиранами, нарекаясь императорами, отцами народов и прочими мессиями. Он же был редким и забытым явлением в истории Человечества,- скрытым от масс тираном, строящим гибридную "демократию - диктатуру", позволяющую имитировать демократические процессы при их угасании и отсутствии. Так он обходил глубоко укоренившиеся в сознании масс принципы Основателей, прикрываясь их незыблемым авторитетом. Такие личности как Гур возникали на переломе эпох, - от процветания к временам деградации и страшных потрясений. Они небесталанны, верят, что двигают событиями и строят новое величие. Но этого не происходит, потому что они не видят принципа действий новой эпохи, думают по старому, в поисках средств обращаясь всё дальше назад. Между тем, каковы средства, таковы и результаты.
   Населению казалось, что серьёзных политических перемен в Сообществе не происходит, а те, что намечаются, - ведут к лучшему. Правительство своевременно отвечает на растущие угрозы, сохраняет демократию и порядок.
   На самом деле, в первую очередь росли не угрозы, а неадекватность федеральных властей, создавшая вокруг Человечества неприязнь в Галактике. Население само было поражено атавистической болезнью, тем же тёмным потоком деградации и конфронтации. Оно словно не заметило исчезновения галактов, ошибочно зачислив их в разряд врагов, перестав считать членами своего общества. Сигнализировать о нарастающих деформациях стало некому. Человеческая республика была демонтирована, превратившись в фасад, за которым строилась принципиально иная, - авторитарно-тираническая основа.
   Смыкаясь с неверно ориентированными народными чаяниями, эта политическая система готова была превратиться в то, что раньше называли фашизмом, а потом, - в эпоху популяционного взрыва в Галактике, - обществом-муравейником: простым, эффективным, вдохновенным, бездушным, агрессивным. Это была одна из форм кризиса человеческого разума, - избыточное подчинение упрощённому социуму. И в соответствии со спецификой людского разума, - правили в таком муравейнике жуки, своими действиями и флюидами подстрекая любовь муравьёв к их политической "матке". Но никогда ещё подобного не происходило в межзвёздных масштабах. Начало процесса опять проморгали.
   Ни народ, ни Премьер-стратег с поддерживавшими его силами, - бенефициарами от упрощения политической структуры Сообщества и переведения его жизни и экономики на экспансионистский лад, не видели тупика амбициозной линии. Просто значимых целей оказалось труднее достичь, чем ожидалось. Но процесс был запущен и неизбежно должен был дать плоды. Требовалось учесть ошибки, отрегулировать кадры, увеличить концентрацию власти.
  
   Хме Дил получил устрашающую выволочку, но сохранился. Вредоносный в реальных делах, но нужный для принципата, как никогда ранее послушный и готовый по указке наброситься на кого угодно, он был необходим. Хме не был ни мозгом, рождающим гениальные мысли, ни крепкой мышцей, наносящей удар, но одним из сереньких нервов, хорошо проводящих команды лелеять и питать соками общественного организма растущую опухоль. Тирания - всегда опухоль империи, как олигархия - рак для любой республики. Обе формы общественного вырождения часто сопутствуют и переходят одна в другую. Диктатура имперского типа, - тирания все же мало общего имеет с успешной и просвещенной империей, судьбу которой определяют не столько принцепс и его ближний круг, сколько обширная, пополняемая за заслуги снизу элита.
   Бюро Безопасности потеряло функцию внешней разведки, где Хме так нелепо провалился, и больше не могло вмешиваться в дела Звёздного флота. Но, как ни перепуган был Дил, он торжествовал: ущемление было не полным, а временным. В новую армейскую СРК (Службу разведки и контрразведки) продвигались многие из его людей. Рано или поздно влияние вернется к нему.
   Всему огромному Человечеству сообщили, что флотом был нанесен упреждающий удар по армаде вероломных ушельцев, приготовившейся вероломно обрушиться на цивилизацию. Жестокому врагу нанесен невосполнимый урон, а понесенные людьми потери - оправданны. Стратеги и Совет призвали граждан к сплочению и пониманию необходимости упрощения правил принятия решений, сосредоточения всей полноты общественной и военной власти в немногих руках.
  
   Контр-адмирал Ли-Ланг, получив обращение Стратегов и Совета на Адхафе, - главной планете разгромленной 80-й Тельца, - горько усмехнулся. Диктаторы и тираны всегда правили избыточным напряжением сил и большой кровью. Ради её оправдания им постоянно приходилось "накачивать" и подстрекать патриотизм, политически укрепляться, жонглировать фактами, даже откровенно лгать. Там, где ставят на непогрешимое лидерство и инстинкты толпы, - не место высокому индивидуальному разуму и блестящему военному искусству, а патриотизм превращается в вандализм.
   Премьер-стратег лишь подтвердил историческое правило. Но из правила бывали исключения: первоначально убогие диктатуры иногда развивались, достигая действительно великих целей. С надеждой на это адмирал не готов был расстаться. Не было уже альтернативы. Любая оппозиционная деятельность внушала меньше надежд на успех, чем постепенная коррекция системы. Тем более, что получаемые им распоряжения подтверждали отрезвление в верхах, а начатую военную кампанию надо было заканчивать, доводить до удобного к возобновлению переговоров с ушельцами момента.
   Пока к 45-й и 55-й Тельца выдвигались и размещались в обороне крупные резервы, ему неожиданно присвоили чин вице-адмирала, подчинили крейсерскую группу контр-адмирала Рере Агри и приказали вступить в командование всеми силами в районе 80-й и 101-й. Для возмещения потерь в малых космических средствах Ланг получал второй космомат и транспорт со спецтехникой. В ожидании удара противника высшее командование отказалось от требований жесткой обороны, приняв во внимание возможность отхода и эвакуации отдельных баз.
   Нехватку боевых космокоров отчасти восполнило собирание отступающих. Вернулись фрегат и корвет из состава 1-й дивизии, которых в прыжке от Аина зашвырнуло на десятки световых лет в сторону, а затем нашлись два корвета из состава 2-й. Их команды были деморализованы, офицеры рассказывали о разгроме Друм Вара душераздирающие и жуткие вещи, проклиная крейсерскую группу поддержки, которая не помогла. Кое-кого пришлось осадить, напомнив, что командование 2-й дивизии само виновато, что враг переиграл его, а крейсера не могли спасти соединение, тактическое построение и внутренняя дисциплина которого рухнули.
   В принципе, организовав наличные силы, можно было наладить оборону двух звездных систем, вынудить противника к нанесению последовательных ударов, чем измотать его и сохранить за Сообществом одну из них. Конфедераты, однако, времени на это давать не собирались, и быстро вышли в контратаку. Они насели прямехонько на 80-ю, зная о великолепных результатах её штурмовки, рассчитывая покончить с едва уцелевшей у Зарзеи дивизией Ли Ланга. А тот был этому даже рад, поскольку первым делом запросил у штаба Флота разрешение на эвакуацию 80-й. Не дожидаясь окончательного ответа, он организовал и начал её. По мнению Ланга, было бы хуже (чего он и ждал), если бы враг всеми силами ударил по 101-й, лишив тамошнюю базу выводимых с 80-й резервов, а заодно оставив арьергард землян без надежды удержать и последнюю. Здесь грозный Сид Гед Бунг совершил промах.
  
   Промах ли? Вице-адмирал, хорошо знавший военное дело, имел полезную привычку ставить себя на место противника, пытаясь понять Бунга. При политических препонах для командования, свойственных любой коалиционной войне, генерал-адмиралу, видимо, было важно как можно быстрее отбить у Землян хотя бы одну звёздную систему, чтобы укрепить кредит доверия к себе и своему Мобильному флоту. Ведь до этого бои разворачивались в основном на территории баз Конфедерации, потерпевших огромный ущерб. Отбросить врага от них, - ещё не значит одержать полноценную победу.
   Если же мыслить стратегически, Ли Ланг допускал, что конфедеративный командующий вообще не имеет намерения выбрасывать Человечество из Гиад. Удобнее было сковать его силы здесь, продолжая предсказуемый обмен ударами и контрударами, которые у него хорошо получались, выигрывая такое нужное для раскрутки маховика союзной войны время, чем одержать оглушительную, но бесполезную для её окончания периферийную победу. После неё можно столкнуться с непредвиденными последствиями. Например, вызвать нападение раздосадованных Землян в другом секторе Космоса и по другому плану.
   Золотая середина замыслов и обстоятельств вела Бунга к нападению на 80-ю. Следуя этой стратегии, он имел все шансы с пользой выиграть время (как-никак экономика конфедеративных миров была в полтора-два раза крупнее Человеческой, но хуже централизована) и выдать за крупную победу то, что само валилось в руки. Подобное положение дел не единожды складывалось в древних войнах человечества, а политические хитрецы и дилетанты веками возвеличивали командующих, на самом деле не приложивших для победы ни ума, ни усилий. Но здесь было не то. Сид Гед Бунг был гениален или почти гениален. Великолепен был и Ли Ланг. Он правильно просчитал своего оппонента. Будь у него время и силы, - он дал бы конфедератам изматывающий бой с потерями. Но времени на подготовку не было. Полномочия были получены в последний момент, а резервы опять отдали не ему. Его проигрыш обусловливался тем, что Человеческое правительство отдало предпочтение другим фигурам командующих, в то время как более демократичная Конфедерация сразу вознесла достойного почти на самый верх.
  
   Вскоре гравитационные волны принесли грозную весть. Сразу три эскадренных группы конфедератов появились у границ не готовой к отпору системы. Линкор с корветами, крейсера с фрегатами, и отдельно ещё один эскадрон корветов, готовых как стая гончих спугнуть и преследовать врага. Две эскадры с разных сторон взяли курс на охват центральной звезды, готовясь устроить уже знакомую Ли Лангу карусель. Скорости у неё будет поменьше, чем возле Аина (опасаясь сюрпризов, вынырнули подальше и затормозятся сильнее), зато мощи огня больше, и вращаться будут не одно, а два кольца космокоров, в разных направлениях. Среди вражеских кораблей были замечены суда, похожих на МДК (малые десантные корабли). Значит, высадка на поверхность в планы противника всё-таки входит! Эскадрон корветов, опережая главные силы, стал на курс, перпендикулярный эклиптике.
   Вице-адмирал с интересом следил за построением эскадр Бунга, воплощающим некоторые тактические замыслы, которые будущие Земные адмиралы высказывали и прорабатывали в Звёздной Академии. Никто до конфедератов не решался вести бой на таких больших скоростях. Никогда ещё подобного не проделывали на учениях, а теперь он воочию наблюдал за стремительным наступлением противника в реальном времени. Выглядело внушительнее, чем его собственная атака на Зарзею. Неудивительно: ведь в Звёздном Флоте, как выяснилось, преобладала порочная низкоскоростная, "полицейская" тактика не столько разящих ударов, сколько планомерных зачисток с целью овладения космическими объектами и пространством, не было отдельных эскадронов корветов, и воспользоваться поддержкой крейсерской группы ему тоже не дали. Один раз обжегшись, он готов был учиться у противника.
   - Ускорить эвакуацию! Всем транспортам, даже с недогрузом, в течение двух суток отбыть! Космокорам эскадры начать разгон и выход на траектории по плану противодействия! - приказал Ли Ланг.
   Шли часы, обрабатывались данные о противнике, и адмирала начало удивлять, почему вражеские корветы не сбавляют скорость. Они что, так и будут вращаться гигантским колесом в разреженной области за пределами орбит нептуновых планет? Элементарные расчеты показывали, что выгоды и удобства этого непонятны, - слишком далеко и не в том направлении движутся, чтобы преследовать стартующие под острым углом к планетному диску транспорты. Затем корветы всё же включили двигатели, но не на торможение, а на коррекцию орбиты. Их курс на глазах смещался в сторону пролёта мимо внутренних планет.
   О, тёмные карлики Вселенной! - сообразил Ланг, - Вот как они заставали врасплох нашу оборону! Не будут они перед атакой тормозиться и входить в область эклиптики, как в наших уставах прописано! Минная опасность при атаке на больших скоростях из "полярных" областей минимальна. Потери от заградительного огня - тоже. Рассеяние собственных залпов они будут преодолевать применением "умных" снарядов и торпед, как уже было при Аине! Что-то у них да получится. А при неудаче, за тридцать - тридцать шесть часов они "провернут круг" и повторят атаку, по готовым начать движение кораблям. Так им удастся сделать новую попытку, не приближаясь и не сбавляя скорости!
   - Внимание, звёздный налёт! Отразить нападение на космопорт, маяки и транспорты под погрузкой! ЭМП - заградителям ставить облака поражающих элементов! Кораблям и стационарным лучевым пушкам увеличить частоту импульсов! Ради частоты снижайте энергию, только попадите! Остальное сделает их скорость...
   Предупреждение оказалось своевременным. Вражеские корветы один за другим пикировали в лагуну с портом и транспортами. Рисковые ребята! Для такой скорости плотность межпланетной среды близка к предельной, попадут в планетный газовый хвост, - как о стену разобьются! Навстречу корветам поднимались плотные волны, вереницы и веера импульсов, летели невидимые облака-туманности умных пуль. Ни дать, ни взять, - в миллиарды раз увеличенная и миллионы раз ускоренная картинка архаичного воздушного налёта.
   Хотя, по космическим меркам нападение было молниеносным, повторить смертоносный трюк корветам не удалось. Они никого не застали врасплох, и первым результатом их атаки стала удивительная, против законов астрономии возникшая и летящая комета. Пробитый багауганский корвет парил, оставляя за собой простершийся на многие миллионы километров шлейф газа и крохотных частичек льда. Выглядело настолько эффектно, что обороняющиеся не усомнились: этот враг уничтожен!
  
   В штабном зале эскадры на "Аккаре" помощники генерала-адмирала Бунга с таким же интересом следили за подбитым корветом, понимая, что если он не развалился, проходя через межпланетное пространство со скачком плотности от нескольких сотен до многих тысяч атомов и частиц на кубический дециметр, - его повреждения невелики. Как только ему удастся ликвидировать пробоину и залиться водой на первом же объекте снежного пояса, от последствий попадания не останется и следа. Парение быстро уменьшилось, и роскошная комета исчезла. Плавным маневром (чтобы не подвергаться лишним перегрузкам до детальной оценки повреждений) корвет уходил с курса атаки, передвигаясь в глубину безопасного космоса.
   - Угораздило же им попасть в эту бочку с водой! - усмехнулся Иве Руш. - Теперь и стрелки с толку сбиты, и наши инженеры озадачены! Лучших испытаний нельзя было придумать! - Он уже успел прийти себя после эпопеи на Зарзее и выполнял обязанности офицера по особым поручениям при командующем.
   Происшествие подтвердило теоретически ожидаемое: благодаря большой массе в багауган легче попасть, они с трудом держатся в одном строю с тиуриальцами, видимые последствия разгерметизации такие, что их впору называть космическим фонтаном. Но причинить существенные повреждения этим корабликам тоже трудно. Как эскортные, для сопровождения рискованных перевозок они могут быть совсем не плохи, не говоря уже о способности противостоять мощному нейтронному излучению. Иве тут же заказал себе отчет о ремонте. Разница в боевых качествах тиуриальских и багауганских корветов весьма занимала его.
   Джа Гед Бунг распорядился присоединить пострадавший корабль к флагманской группе и остановить второй дивизион, готовый к продолжению атаки. Не то прозорливый земной командующий половину корветтен-флота Мобильных сил издырявит. Рисковать сейчас было не нужно. Конфедераты имели подавляющее превосходство в космокорах. Действуя без героизма и авантюр, планомерно и неотвратимо, они всё равно вытолкнут 1-ю дивизию Звездного Флота из недостроенной и полуразрушенной базы. Противник это понимает и давно начал эвакуацию. Её вспять не повернёшь. Надо только подтолкнуть и осложнить события, отрезав ему корабельный "хвост".
  
   Увидев, что конфедераты слегка озадачены, Ли Ланг потребовал срочно доложить о собственных потерях. Он не верил восторженным воплям в эфире. Слишком часто их потом приходится затирать на носителях. Эти хвастливые "письма запорожцев турецкому султану" (первый исторический аналог, пришедший ему на ум) лишены всякой цены. Предчувствие не обмануло командующего. Проклятые корветы, налетая, вели стрельбу вперёд-назад. Пущенные ими материальные снаряды, в зависимости от сложения-вычитания скоростей, разделились на две волны. Когда начались крики об удаче, и внимание людей было приковано к успеху, автоматические средства вели борьбу с облучением и снарядами первой волны. В это время вторая, лучше управляясь за счёт своей меньшей скорости, наделала бед. В космосе с задержкой вспыхнули солнцеподобные взрывы, над тлеющими пятнами в атмосфере Адхафы поднимались грибовидные шапки. От одной из её лун отлетал длинный шлейф пыли и осколков, замусоривая часть ценного орбитального пространства.
   Мрачный и спокойный доклад от майора Барга гласил, что злодейка-удача улыбнулась им криво. Противник не достиг попаданий в маяки принимающих и стартовых коридоров, но нарушил на планете работу грузовых лифтов и врезал-таки в один из двух с трудом отремонтированных терминалов космопорта, заодно зацепив и транспорт под погрузкой. Работы остановились. Быстро оценив повреждения, майор Барг просил на ремонт до восьми часов. Это было равносильно четырём часам общей задержки. За такое время неумолимо надвигающиеся крейсера пройдут более семисот миллионов километров из пяти миллиардов оставшихся, и успеют навалиться на уходящих Землян одновременно с корветами. В область эклиптики они входить не будут. Их цель - сбить его транспорты и корабли. Зачищать планетную систему они будут потом.
   - Пять часов, майор, и ни минутой больше! - отчеканил Ланг.
   - Слушаюсь, господин вице-адмирал! Сделаем всё возможное! - Завершая свой короткий доклад, Барг педантично указал, что по его наблюдению, минные заграждения от подобных атак конфедератов оказались совершенно негодной защитой. Мощность процессоров и чувствительность локаторов в используемых минах конструктивно недостаточны для поражения объектов на скоростях, близких к 0,2С. В результате вражеские корветы ушли с минимумом повреждений. Зато сброс ими замедленных ракет произошел в условиях больших потерь вычислительной мощности и помех для локации, связанных с основным боем, что снизило скорость реакции и эффективность средств защиты.
   Командующий отметил, что изменения, произошедшие в Барге, привели последнего к существенному командирскому прогрессу. Кил стал бесстрастен и педантично внимателен к любым мелочам. Нервные бури и молнии, которыми он раньше сверкал вовне, ушли внутрь, скрылись в обожженном и уплотнившемся ядре личности. "Вот, ещё один раскрывается офицер, - с грустью подумал Ланг, - побольше бы таких, но не той, что заплачена, ценой!" Оборвав свои размышления, он начал заносить в блокнот биокома массу поступающих из обработки сведений о враждебной атаке.
  
   - Шифровка из штаба Флота, - поступил сигнал от дежурного офицера.
   - Давайте.
   Штаб ЗФ подтверждал получение сведений о появлении конфедератов и давал долгожданное разрешение срочной эвакуации, подписанное начштаба Нио Бильтом, а не командующим Тор Фрагом. Тот опять уклонился от ответственности, и это Ли Ланга просто возмутило. Но и Бильт долго ходил вокруг вопроса, держа Ланга в двусмысленном положении, а теперь в своей приписке указывал на то, что "решение принято благодаря авторитету Премьера-Стратега, но значительная часть сенаторов воспринимает отступление как неоправданную слабость, и это создает осложнения". Нио просил расписать ему по пунктам, действительно ли не было возможностей защитить 80-ю?
   Делать комдиву больше нечего! За истекшие дни и недели мнение Ли Ланга о руководителях штаба флота поколебалось. Не штаб, а дерьмо. Во всём, что выходило за пределы текущей работы, он долго был простой шестеренкой между Стратегами и соединениями на передовой. Сейчас стало иначе, но не лучше. Оказывается, было разумное решение Премьера, а обжегшийся на поражении штаб всё ещё политически трусил и надеялся, что, выжав соки из подчиненных, сможет порадовать его! Бильт лукавил, и это лукавство трудно было объяснить чем-то кроме карьеризма. Ланг понял уже, что Бильт не боролся за то, чтобы оставить его начальником оперативного управления штаба флота потому как хотел, чтобы подчиненный работал на него, но не затмевал. Плюс не желал идти на риск хоть в чём-то перечить Премьеру.
   В то же время вице-адмирал получил зримое подтверждение правильности своей прямой линии. Несмотря на недовольство, к нему прислушались, его повысили и доверили ему большее. Теперь он был уверен, что штаб к этому отношения не имел, а "в доску свой и правильный" Бильт на самом деле полон предосудительных слабостей. Как и Хме Дил, в интригах он не новичок. Просто, не входя в "ближнюю обойму", осторожничая, по скрытности и лицемерию превзошёл и того.
   - Записывайте, - Ли Ланг начал диктовать. - "Сражение началось. Корабельные силы противника втрое превосходят наши. Это отборные, недавно одержавшие победу и потерпевшие мало урона эскадры. В то же время мы не успели восстановить позиции. Мы можем либо потерять дивизию и крейсерскую группу в неравной схватке за погромленную, разведанную врагом и лишенную фортификационного единства систему, либо спасти их для грядущих боев. Других возможностей нет. Положение усугубляется тем, что штаб Флота не настоял на отправке подкреплений в первую очередь для проверенных, обстрелянных и ослабленных войск, согласившись с планом действий, обрекающим их на дальнейшие потери (максимальная отработка уже брошенных в бой соединений в политических целях, при сохранении не тронутых резервов). Между тем, это порочный образ действий. Хотя война является продолжением политики, у неё всё же собственные законы, которые нельзя нарушать. Как мы собираемся дальше воевать, если позволим уничтожить остатки бывалой пехоты и лучшие звёздные экипажи, предлагая затем врагу для удара свежие и неопытные 3-ю и 4-ю дивизии? Так мы раз за разом будем учиться заново и нести большие потери, в то время, как противник сокращает их, эффективно обучая свой флот на стычках с малоопытными соединениями. Прошу донести эти соображения до Стратегов. После отхода на 101-ю прошу рассмотреть вопрос о воссоздании 1-й дивизии как полноценного ударного соединения, даже ценой сведения 3-й и 4-й дивизий в боевые дивизионные группы, действующие во взаимодействии с крейсерами и с нею. Считаю, так будет полезнее для защиты оставшихся систем в Гиадах и Звёздного Флота в целом. Отчет о боевых действиях прилагаю".
   - Всё?
   - Да. Регистрируйте и отправляйте.
   - Слушаюсь!
   - Зак Буш?
   - Да, мой адмирал!
   - Эвакуацию ещё раз ускорить. Набор хода кораблями эскадры ускорить. Тридцати шести часов, оставшихся по прежнему плану, нам может не хватить. Мы имеем тридцать часов, максимум тридцать два. Иначе арьергардный бой придется совмещать с прикрытием уходящего каравана. У нас будет две задачи вместо одной, а крейсера будут связаны защитой в беспорядке прибывающих на 101-ю транспортов. Или транспорты потеряем, или космокоры. Раздергают, как Вара! Понятно?
   - Ясно! Слушаюсь, мой адмирал! - невозмутимый Буш про себя тяжело вздохнул. Куда ж ещё скорее? Люди на био- и психоподдержке, роботам заблокированы защитные программы для повышения производительности. Того и гляди начнутся отказы техники...
   Сверившись с графиками, он понял, что эти отобранные часы дорого обойдутся. Придется оставить, сжечь и подорвать не менее 20% по стоимости и 30% по массе готовящегося к эвакуации имущества. Транспорты уйдут недогруженными. Кроме того, из побоища у Евдоры вышло всего пять кораблей 2-й дивизии, два из них сильно поврежденные. Представлявший наибольшую ценность битый фрегат, у которого развалился двигатель после прыжка, с трудом доставленный умельцами Ланга на 80-ю, теперь ремонтом не закончить. Скрепя сердце, Буш распорядился снять с него ремонтно-наладочную бригаду и направить её на поврежденный терминал. Корабль с работающими планетарными двигателями теперь надлежало использовать как орбитальную батарею на Адхафе и приманку.
  
   Покончив с делами, Ли Ланг в который раз с сожалением думал о том, что человечество давным-давно научилось накапливать и учитывать опыт. Но, в отличие от электронного разума, почему-то продолжает раз за разом повторять ошибки в азах и основах.
   Пороки в мышлении человеческих масс - они поначалу дискретны, неуловимы. Они часто кажутся волной активных и позитивных общественных настроений. Все считают, что хотят хорошего, а над нюансами средств, с недоучета которых начинается крен во зло, не думают. Поначалу это даже не назовешь ошибками, разве что упрощенческим подходом к делу или пониженным уровнем культуры. Но пробившись наверх общества, влившись в отдельных властных людей, настроения превращаются в принципиально ложные, не основанные на трезвом опыте поколений распоряжения и приказы. Их неверность трудно понять: как же, миллионы одобряют и повинуются! Единство чувств легко превращается в манипуляцию чувствами.
   Сай Гур, конечно, становится тираном, но миллиарды людей его поддерживают! Зная это, Премьер всё больше импровизирует и грознее правит. Но ведь поначалу он был другим, - выразителем общих настроений и дум, отдававшим себе отчет в их несовершенстве, способным улучшать, а не слепо умножать и подстрекать! Теперь же ему постоянно кажется, что раньше была другая ситуация, а вот сегодня - все правильно и сработает! Поэтому, когда ему указывают на ошибки, он будто не видит, переходя к давлению в ответ на неповиновение.
   Личный опыт вице-адмирала всё больше говорил в пользу предположений Мет Анта. Может быть, не стоило ради преодоления затяжного кризиса лезть в подстрекание инстинктов и войну, чтобы призвать на помощь "здоровую биологическую основу"? Есть ли вообще такая? Мы же не говорим о здоровых и больных компьютерах, а лишь об исправных и дефектных чипах и платах. Не восстанавливаем те из них, что когда-то были в ходу (понятно, что у старых образцов производительность низкая), а изобретаем новые. Может, не надо было бояться раствориться в Галактике, а собраться с духом и продолжить путь. Да, люди снова бы изменились. Но научились бы новому миру, управлять новыми вызовами. Жизнью и работами великого ученого распорядились бездарно...
  
   В это время Руш на Аккаре, пользуясь затишьем в распоряжениях, изучал Адхафу и всю систему 80-й. Мощные сканоскопы и компьютеры корабля обеспечивали обнаружение мелких тел диаметром от первых дециметров включительно, анализ их поверхностного состава и прекрасные послойные картинки атмосфер и поверхностей планет, сохраняемые, корректируемые и поясняемые личным биокомом. Пока он пополнял знания о зоне боевых действий, на эскадре шли последние приготовления. В отличие от возбудимых тиуриальцев и распаленных гневом за разрушенную Зарзею арориан, он относился к суматохе спокойно. По близости к командующему Руш знал, что ни Джа Гед Бунг, ни Пеле Дее не собираются давать крупного сражения за Адхафе. Разбитая, истекающая лавой, фонящая свирепой радиацией планета для их целей непригодна. Была и другая причина: если земной командующий умен, он избежит потерь и не позволит этого. Разведка высказывалась именно за такие его действия.
   Вероятность, что Стратеги упрутся и потребуют от своего флота стоять насмерть, таяла с каждым часом. Не сделают они конфедератам такого подарка, как экстренная переброска с вводом в бой очередной свежей и неопытной дивизии. Поэтому задачей становилось вытолкать Землян из системы, нанеся им при этом наибольший урон.
   Он и Барг поменялись местами. Его армия наступала, а килова - оборонялась. В отличие от бывшего однокашника, продолжавшего находиться в неведении, Иве-то знал, как близко свела их вновь злодейка-судьба. На Зарзее осталось достаточно брошенного пехотинцами и танкистами 1-й дивизии оборудования, чтобы идентифицировать большинство её командиров. Много корабельных обломков было выловлено у Евдоры. С таким подспорьем контрразведкой конфедератов были быстро взломаны шифровальные коды и считана информация со всех собранных носителей. Отдельные приказы Кила Барга и, особенно, Зме Хасса выглядели жестоко и нелицеприятно, нарушая основы галактического права.
   Ни один из преступников не был взят в плен и не понес наказания. Они стали первыми людьми, на которых Трибунал Конфедерации выдал судебные приказы на арест по делу о несоразмерных убийствах и нарушении обычаев войны на Зарзее. При сопротивлении аресту допускалось возмездие по заслугам. В известной мере (и в отличие от Хасса) Барг стал жертвой политического решения, но головотяпского приказа не брать пленных его никто не уполномочивал отдавать. Надо было подумать, как себя поведут не только его люди, но понимающие приказы буквально боевые роботы.
   Космос... Судьба... Расстояние, скорость и время... Руш наблюдал, как у Адхафы формируется караван. Как кружатся и ускоряются, используя гравитационный маневр, боевые корабли его заблудшей родины, готовясь защищать свои транспорты и стартовый коридор. Как безмолвно приближаются к цели эскадры конфедератов. Сойдутся или разминутся они во времени и пространстве, считали сверхмощные компьютеры. При нормальном ходе вещей он обязан был находиться там. А в реалиях был здесь...
  
   На эскадре Ли Ланга и покидаемой Адхафе все взгляды и мысли были адресованы в сторону налетающих враждебных эскадр. Они представляли собой образец взаимодействия, согласованно поджимая защитников с эвакуацией, синхронно подходя к рубежам атаки. Вице-адмирал и его офицеры понимали: там, в высокой черноте, кроме видимых теле- и сканоскопами космокоров, есть невидимые. Где-то прячется, осторожно летит в пространстве (чтобы не выдать себя волнами) второй линкор со своей группой кораблей поддержки. Он караулит, не идет ли к ним помощь, чтобы перехватить её. Так что справляться придется своими силами против сильнейшего врага. Всё будет хорошо, только бы ушли и были приняты на 101-й транспорты. Тогда освободится крейсерская группа, можно будет дать настоящий бой, пощипать ушельцам перья, показать, что не всегда будет как при Аине и Евдоре!
   Космос огромен. Какова ни велика была скорость атакующих эскадр, занесенный над планетой и земными кораблями меч опускался постепенно. Дивизия и транспорты с электроникой и роботехникой, другим ценным имуществом базы готовились ускользнуть от него. Адмирал поторапливал. Вот, наконец, начали отваливать с орбиты и от космопорта транспортные суда. Тут же пошло клониться в их сторону колесо вражеских корветов. Дали форсаж враждебные крейсера. Выпихивают, дожимают! Но не успеют! Уже строится, уходит караван. А "клещи" сомкнутся позже!
   Майор Барг, выполняя ответственное поручение вице-адмирала, на корвете обходил замыкающих в колонне. Это был один из двух корветов из состава 2-й дивизии, которые Ли Ланг дал ему под начало. Он не ошибся. Кил Барг нагнал на этих пораженцев льда и гранита, внушил им уверенность и беспрекословную дисциплину.
   "Вы не умрете, даже когда мы будем по уши в пылающей плазме, ибо вам запрещено умирать без моего разрешения! Мы прикрываем транспорта и отход дивизии! Смотрите в прицелы с распаленным инстинктом убийцы, это сделает вас бесстрашными и неуязвимыми, как свойственно хищным зверям! Удел слабых -- быть сожранными сильными! Суровая истина, но такие дела. Сильными сегодня будем мы, а слабыми, - проклятые ушельцы!"
   Сейчас он, как и командующий, пояснял и торопил:
   - Быстрей, и не жмитесь к охраняемым судам, капитан, - цедил команды он, - нам нужно расстояние, оно обеспечит пространство для манёвра и время для реакции. Так их легче защищать! Не бросайте все наблюдательные и вычислительные возможности на видимые вражеские корветы и крейсера. Из-за горизонта событий в любой момент могут появиться другие!
   Капитан корабля молча исполнял и дублировал его распоряжения, считая про себя, что вводная нереальна. Не будь Барга, он всё внимание уделил бы эскадрону тирцевских корветов, на полную включивших движки и форсаж. Было очевидно, что они будут здесь первыми.
  
   И точно, не собирались отпускать их конфедераты! Только прав оказался не капитан корвета, а майор Кил Барг, научившийся правильно понимать бой, опасения и указания своего флагмана. Мощные сигналы, будто крики китов в океане, заполнили космос. Это же маяки! Три группы конфедеративных кораблей в разных плоскостях и точках пространства заработали как маяки! Один из трансляторов обнаружился даже где-то вблизи. Вероятно, был скинут корветами во время их первой атаки! Так вот что задумал проклятущий Сид Гед Бунг!
   Прямо под центром звёздной лагуны возник из бесконечности ещё один эскадрон юрких треугольных корветов. Так рисково и близко от арьергарда и охранения, что среагировать тяжело. Они сразу зашли прямо в хвост колонне транспортов. Форсированное современной электроникой человеческое сознание с трудом следило за ними, мчащимися так быстро, что вокруг был виден ореол возмущений, ударные волны и эффекты в пустой среде... Неповоротливые и слабо защищенные грузовые корабли оказались под продольным огнём. В два транспорта попали. Пучки энергии сбили настройку двигателей и пронизали все отсеки, нанеся большой урон. Следом корветы Барга, успевшие по его приказу перевести свои орудия в режим максимальной скорострельности и чувствительности в нужных секторах, снесли тиуриальский корвет. Это его, Кила, победа! Земляне тоже учатся! Скорость сбитого корвета так велика, что он взрывается как новая, распылив на атомы и себя, и один из кораблей Земного арьергарда.
   Баргу опять повезло. Под удар попал не он, а сосед. Наблюдая за происходящим из командной рубки, он не трепетал, как месяц назад у Зарзеи. Он знал, каждой клеточкой своего тела усвоил: война не игрушка, не учения, не сплошной блеск наград и признание заслуг. Война - это неизбежные потери в каждом серьёзном бою. Сегодня они будут мучить не его, а других.
   Пространство цвело и рябило встречными лучами и залпами, вражеские корветы проскочили мимо арьергарда, сблизились с авангардом, и, сверкая маленькими солнцами движков, уходили прочь. Никто ни в кого больше не попал. Поврежденные, не могущие стартовать в сверхсвет транспорта были теперь обречены. Кил видел, как в отчаянии с них пытаются уйти экипажи. Он хладнокровно велел сблизиться (корабельная дуэль закончилась) и его корвет подобрал-таки один спасательный бот. Вовремя. Головные корабли начали генерировать разрыв и уходить в сверхсветовой прокол. Ботам и шлюпкам теперь не удержаться в сотрясаемом мощными ударными волнами окрестном пространстве. Он приказал уничтожить опустевший транспорт, но прицел оказался сбит. Одним из последних в сопровождении корвета под командованием Барга ушел флагманский крейсер Венус.
   Ныряя сквозь пространство, Кил требовал от подчиненных предельной собранности. Все ожидали, что в районе точки выхода им придется принять новый бой. Конфедераты, как хищники, бросятся следом за ними на 101-ю, постараются уничтожить, добить всех опаленных, воспылавших осознанной ненавистью к врагу солдат. Он сам поступил бы точно так же. Окружал и убивал опытных, а восторженных и сырых вынуждал к глупым атакам. Так с ними разделаться легче. На его удивление, конфедераты на это не решились. Возможно потому, что Рере Агри прекрасно управилась со своими фрегатами и крейсерами. Ожидавшие и прибывшие оказались как бы частью единого обширного строя и вместе уверенно повели к цели караван. А возникшие вдалеке конфедеративные корабли помаячили, выпустили несколько по видимости бесцельных залпов, и исчезли.
  
   Оперативный дежурный по штабу Флота радостно сообщил Нио Бильту:
   - Эвакуация с 80-й завершена! Ли Ланг с боем вышел к 101-й! Противник активности не проявляет. Вице-адмирал считает ситуацию стабилизированной!
   С дрожью в теле и сознании, подтверждая своим ключом приём доклада и свой доступ к секретной информации из капсулы, Бильт в нетерпении метнул электронный вопрос первому человеку, который её читал:
   - Потери? Какие у него потери?!
   - Четыре космокора из двадцати четырех. Фрегат, корвет и два транспорта. Притом сбито два корвета конфедератов!
   - Ну, это ещё можно пережить, - устало сказал начальник штаба. - Готовьте срочное сообщение Стратегам. Без моей визы Тор Фрагу не давать и под общим оперативным ключом не отправлять!
   У него будто камень упал с души. Худший сценарий, которого они с командующим так опасались, не реализовался. Теперь надо было проследить, чтобы командующий не преувеличил свои, и не преуменьшил его заслуги.
  
   Пока усталые люди прибывали под защиту изготовившейся к обороне базы на 101-й, швартуя там свои корабли, Конфедераты долетели до Адхафы, где их ожидали трофеи и слабое автоматическое сопротивление, вскоре подавленное. На планете и окружающих планетоидах всё ещё оставались несколько десятков человек - небольшая разведывательно-диверсионная группа из добровольцев для руководства боевыми роботами и подрыва наглых визитеров на опустевших объектах и складах, а также отставшие.
   Не хотел бы Барг оказаться среди этих энтузиастов и растяп, не представлявших, что их ждет, оставшихся на гиблое дело. Страшная вещь эта подземная, паучья война следопытов, с вытравливанием и выжиганием последних бойцов, проигравших схватку за высокий орбитальный космос, атмосферу и поверхность.
   И действительно, раньше, чем высадилась на планету конфедеративная пехота, развернулись там первые схватки. Оказалось, спецгпуппа Мобильных сил была незаметно высажена на планету ещё до прибытия к ней 1-й дивизии Ли Ланга, во время первой сокрушительной штурмовки корветами. Она долго сидела где-то, затаившись. А теперь выследила земных спецназовцев и срывала их планы.
   Главным призом был оставшийся на орбите поврежденный фрегат. И его ушельцы получили, уничтожить корабль не удалось. Первая операция СРК провалилась. Единственное, что теперь продолжало двигаться на Адхафе - одинокая фигура в силовом экзоскафандре, слепо ковыляющая, подпрыгивающая и подлетающая километр-другой туда-сюда, как обреченный воробей-подранок перед кошкой, взывающая о помощи на никому не понятном языке, который порой изобретают повреждённые сервороботы умирающих. Ещё через двадцать минут движение прекратилось. Вслед за биологической, электронная жизнь покинула последнего защитника. Над его телом принялись ссориться арорианин и нелюдимый тирц. Сразу не пристрелили, и обездвижить для оказания помощи не сумели. А теперь обвиняли в этом друг друга.
   Один из двух серьезно поврежденных транспортов был взят в качестве приза. Второй был взорван экипажем, пытавшимся уйти на боте и шлюпках. Их разметало от мощных светолучевых ударов и волн, поднятых покидавшими пространство кораблями. Бот вскоре был обнаружен и взят конфедератами на абордаж. Пожалуй, с их стороны это было милосердие. Плен спас горстку людей от последствий тяжелой лучевой болезни и гравитационных травм.
   Когда силы Ив Дим Гарда высадились на Адхафе и её спутниках, заняв на них неуязвимое положение, а звездные корабли выпустили инженерные и разведывательные аппараты для обследования других планетных тел, генерал-адмирал Джа Гед Бунг доложил Президенту Конфедерации о взятии звездной системы 80-й Тельца. Начались разминирование и подсчет трофеев. Будучи прагматиком, избегая славословий, большую часть своего сообщения по сверхсветовой связи Бунг посвятил проблемам и задачам превращения Адхафы в собственную передовую базу. Его флот принес правительству Конфедерации первую законченную победу, он мог надеяться на получение техники и материальных ресурсов для этого.
   В ответ, не считаясь с затратами, пришел объёмистый приветственный адрес Президента и Конгресса с обещанием выделить просимое, требованием представить список отличившихся для награждения с перечислением их заслуг, а также, по возможности, прислать крупные трофеи для обозрения массами граждан Конфедерации. Бунгу ничего не оставалось, как озадачить этой работой нескольких офицеров своего штаба сверх возложенных на них обязанностей (вот же какую ерунду в первую очередь переняли у Землян и Стратегов)! Генерал-адмирал вызвал Иве Руша и приказал ему провести срочный ремонт захваченных транспорта и фрегата. Транспорт разгрузить, из фрегата выжать всю полезную информацию, привести в минимально боеспособное состояние. Готовиться к полету на Зарзею, где можно взять хоть какой-то полезный груз, чтобы оправдать дальнейший путь кораблей к Ароре.
  
   Миры Конфедерации торжествовали победу. Блицкриг Человечества провалился. Серьезные убытки на Зарзее вдвойне и втройне компенсировались тем уроном, который был нанесен Звёздному Флоту и его десантным подразделениям, а также запасами и судами, захваченными на Адхафе. Было уничтожено двадцать три земных космокора, включая два крейсера, и ещё два захвачено. Одна дивизия Сообщества перестала существовать, а вторую потрепали так, что от неё осталась лишь бригадная корабельная группа, без космолетов и десанта. Сверх того, на Адхафе была разгромлена инженерная бригада военизированной организации "Слава через труд". Противнику придется формировать, обеспечивать её техникой и высокотехнологичными материалами заново. Волны Космоса несли с собой звуки и образы "Грома победы" - древнего арорианского гимна, перемежавшиеся с торжественным "Аххага дхрар э кгар гхарг" и воинственным цвирканьем тиуриальцев.
   После очищения от "истинных людей" 80-й Тельца, окрыленное успехом военно-политическое руководство Конфедерации собиралось потребовать от Мобильных сил продолжения наступательных действий. Вместе с тем, было очевидно, что борьба за оставшиеся три удерживаемые Землянами в Гиадах системы легкой не будет. Они были заняты тремя дивизиями извлекающего уроки из поражений противника, трудившегося над их обороной не покладая рук, денно и нощно. Силам Конфедерации, напротив, требовалась передышка. Едва успев распорядиться о мероприятиях по созданию временной базы и ведению разведки, Джа Гед Бунг и многие старшие офицеры были вызваны в Генеральный штаб и конфедеративное правительство для консультаций.
  

Глава 12. Гиадский пат

   Высшие органы Конфедерации располагались на Ароре, - в цивилизации, организовавшей проведение Галактического Конгресса и ближайшей к зоне боевых действий. Бунга и его офицеров ожидал торжественный приём. Политики, как всегда, стремились использовать благоприятную ситуацию и укрепить воодушевление. От имени Конгресса Президент Паа Туу произвела Бунга в Маршалы флота Конфедерации, вручила ему высший военный орден "Победа" и приняла от Маршала списки отличившихся в боях офицеров и солдат. Вместе с Бунгом повышения и награды получили его заместитель Пеле Дее как организатор и автор тактики корветтен-флота, несгибаемая Ерге Пал Брао, другие генералы, успешно сражавшиеся при Евдоре, а также Ив Дим Гард, тоже не упустивший шанс отличиться. Он тщательно спланировал действия спецгрупп и высадку десанта на Адхафе, сумев пресечь уничтожение Землянами брошенных кораблей и другой ценной техники.
   Прояснилось, зачем вместе с генералами были вызваны Па Оо, Гхир Драрх и Иве Руш. Конфедерации Миров срочно понадобились герои, по одному от разных рас гуманоидов и цивилизаций. Все трое были награждены недавно учрежденным высшим орденом поля боя "Звезда Смерти", вручавшимся за мужество и самопожертвование перед лицом неминуемой гибели, в результате чего врагу был нанесен впечатляющий урон.
   Па Оо получила эту награду за личное бесстрашие и искусное командование полком тиуриальских космолетов, сумевших, действуя в меньшинстве, нанести космолетам и беспилотным зондам Человеческого Сообщества огромные потери.
   Гхир Драрх - за проведенную им атаку гхаргианских космолитоскафов, приведшую к разгрому земного десанта на поверхности и уничтожению десантных кораблей на орбите.
   Иве Руш, неожиданно для себя, - за упорное сопротивление в окружении на кратерном валу, стянувшее на себя силы интервентов и позволившее Гхир Драрху покончить с ними одним ударом из глубины. При этом Иве получил гражданство Ароры.
   О героях конфедерации сообщили все информационные бюллетени Галактики, их изображения стали появляться в конфедеративных городах и колониях чуть не на каждом углу. К неизвестному диссиденту и эмигранту пришла слава, но не та, которой он ждал, полагая себя не воином, а исследователем общества и Галактики. Теперь Иве оказался оторван от родной Земли навсегда, по крайней мере, - до конца войны, что в масштабах Космоса было примерно одно и то же. Его прямой и открытый, в глубине стоический и нерадостный взгляд с официального слайда, где ему отдали центральное место между Па Оо и Гхир Дрархом, веками будет возбуждать у одних страх и ненависть, у других - подражание и восторг. Для одних он - предатель и убийца, для других славный воин, подлинный гражданин Галактики.
  
   После торжественной части началось совместное заседание Генерального Штаба и Президентского Совета Галактической Конфедерации Миров. Политики и генералы удалились, а Иве Руш, по чину бывший вне орбиты государственных тайн, с трудом переживал назойливое внимание к себе. Довольные Па Оо и Гхир Драрх не могли оградить товарища, хотя сочувствовали, понимая его двусмысленное положение. Оставалось утешаться тем, что арориане всё же больше Землян уважали личный покой. В ФСЗ героев такого масштаба толпа на сувениры бы растащила. Через какое-то время троице удалось скрыться в один из закрытых кабачков Легарда, шефы которого имели поставки с дивной Эден. Сегодня друзья могли себе такое позволить.
   На улицах и в небе продолжались чествования. Массы падки на героев и праздники, даже если это образованные массы. Строго же говоря, веселиться было нечему. Пусть пролог ужасной войны оказался для Ароры и Конфедерации не так страшен, всё ещё было впереди. Сами награжденные это знали, и большая часть граждан понимала. В "Максимусе", весьма элитном заведении, героям позволили остаться наедине. Поговорив, сошлись на том, что с такими известностью и наградами долго не живут. Ожидания друзей от них будут завышены, а враги непременно постараются укокошить.
  
   По пути в зал Совета Маршала Бунга сопровождали Соэло Да Варт и Паа Туу со светской беседой.
   - О, Маршал! - спросила Соэло, - не слишком ли мал чин у нашего героя? По итогам боев на Зарзее Руш произведен Вами в капитаны, в то время как Па Оо и Гхир Драрх - в полковники!
   - Уважаемый товарищ вице-президент! - ответствовал Бунг, - всё решено справедливо. Воинское звание не может быть наградой за отдельные подвиги. Оно является признанием способностей в иной, военно-организационной области. Чтобы заслужить его, недостаточно отваги и самопожертвования. Надо уметь командовать людьми, видеть цель и понимать суть военных действий, реально направлять их. Па Оо и Гхир Драрх провели операции планетарного масштаба. Уже до этого они были проверенными старшими офицерами, и рост своей военной квалификации подтвердили. Руш в то же время был лейтенантом, и сообразно чину командовал отдельным укреплением, ведя локальный бой. Знаки различия старшего офицера ему пока не по плечу. В то же время он показал, что понимает свое место в обороне планеты, и знает, как ему с малыми силами отработать в общих интересах. Свой скромный чин лейтенанта Джа-Сиры он перерос, и получает соразмерное, заслуженное повышение. Ни о каком ущемлении офицера тут не может идти речи.
   Его достижения приличествуют капитанскому званию. Совершенствуя их, он станет майором, а затем пойдет дальше. Что-то говорит мне, - продолжение карьеры у него будет. Но нельзя опережающим служебным ростом подталкивать людей к убеждению, что они смолоду гениальны, тогда как у них нет необходимого рассудка и опыта. Дайте лейтенанту за "просто так" полковничий чин, - в следующей кампании он угробит полк, а то и дивизию. Ведите его к овладению офицерской и командирской стезей соразмерно, - не исключено, что даже из серенького младшего офицера получится хороший генерал. Давайте не будем губительно вмешиваться в судьбу Иве Руша и позволим ей развиваться самой.
   - Маршал, Вы мудры! - улыбнулась Соэло. К тому же, политическим соображениям это не мешает. Народ больше любит героев из низов, с упоением наблюдая за их ростом. Что же касается неудовлетворенных амбиций некоторых политиков, то ими действительно можно поступиться.
   Бхраго Дхрир одобрительно мотнул тяжелой, панцирной головой. На шее и у щелевидных ноздрей Паа Туу появились одобрительные яркие пятна.
  
   В отличие от строгих протоколов и условностей, принятых в ФСЗ, малый зал Совета Конфедерации больше напоминал комнату отдыха, в которой участники совещания расположились легко, как для светской беседы. Тут можно было попить и пожевать чего-нибудь. Считалось, что неформальная обстановка помогает свободному изложению мнений, уменьшает недомолвки. А жесткая иерархия, в которой все индивиды расставлены по ранжиру, - это для квазиразумных сообществ типа муравьёв и термитов. Им не о чём по-настоящему совещаться, - надо просто блюсти инстинкты и выполнять указания царя. Для Конфедерации это было неприемлемо.
   Открыв совещание, Президент Паа Туу попросила военных изложить своё видение дальнейшего хода войны и планы боевых операций, чтобы затем перейти к обсуждению вопросов их обеспечения и военно-политической целесообразности. Есть ли у генералов и адмиралов какое-то одно мнение? Кому доверен общий доклад, или штабы будут излагать свои наработки отдельно?
   Внешне бесстрастную гарпию - Президента беспокоило отсутствие единого, освобожденного от политических функций, руководителя ОГШ, роль которого фактически исполняли Президент и Президентский Совет. Это было громоздко, замедляло реакцию на угрозы, таило в себе возможность рассогласований, да и лучшей сохранности военной тайны не способствовало. Понимая этот недостаток как одну из ключевых угроз для эффективности её президентства, Паа Туу поставила себе задачу снять проблему, но для этого нужен был повод. Лучше бы такое предложение появилось со стороны самих военных, будучи навязано естественным ходом вещей.
   Не секретом было, что разделение на штаб Обороны под руководством Генерального Инженера и штаб Мобильных сил под началом Маршала было удобно для многих политиков, уводя их от столкновения между собой, давая каждому "рукоять" управления и возможность популяризировать свою персону. Каждый мог пиариться на обороне своих планет, пусть даже при этом игнорировались общие планы обороны. А увязки с планами ШМС не было вообще никакой. Планетарные "крепости" зачастую не могли обеспечить базирование крейсеров и фрегатов, если б те прибыли им на помощь.
   До сих пор высочайшая культура горизонтального взаимодействия генералов и адмиралов Конфедерации позволяла избегать негативных последствий такого раздвоения. Но что будет, когда натиск Землян усилится? Одержанная победа отнюдь не спасала Президента от сомнений, тем более, как ей было известно, военно-промышленный перевес Конфедерации удастся реализовать не раньше, чем через несколько лет. За такое время многое может случиться. Централизованная экономика ФСЗ тоже не будет стоять на месте, - расширит "узкие места" и нарастит производство.
   Благодаря этим сомнениям, отсутствию боязни перед армией и новыми центрами полномочий, Паа Туу была хорошим Верховным главнокомандующим и Президентом. Случайные обитатели политических высот всегда поступали наоборот: душили инакомыслие, не делились властью даже тогда, когда не могли её отправлять, дезорганизовывали армию (чтобы она стала внутренне безопасной), подставляя под разгром свои планеты, державы и города.
   По ряду причин Джа Гед Бунг готов был подыграть Президенту, помочь ей проигнорировать амбиции заносчивых элит и назначить Начальника ОГШ - фактического Министра обороны Конфедерации. При Президенте с Тиуры на эту роль не годился никто, кроме тиуриальских адмиралов. Лишь тогда армия будет иметь безусловную поддержку крупнейшей экономики в нечеловеческой Галактике. Маршалу опять предстояло проскочить через коварные глубины скрытого соперничества тиуриальцев и арориан.
   Когда ему по старшинству предоставили слово, Бунг сказал, что консультации между составными штабами ОГШ проведены, и оценка обстановки во многом совпадает. В то же время разные задачи командований направляли их внимание на разные вещи, а это не благоприятствует общему докладу. Было бы полезно, чтобы сначала свою точку зрения на состояние оборонительных работ и планы ведения боевых действий в обороне изложил Генеральный инженер Гхи Гарр. Оборона - превыше всего. Было бы опасным заблуждением недооценивать наступательные возможности Человеческого Сообщества после локальной неудачи в Гиадах. Затем свое видение войны и оценку противника представят Мобильные Силы. Можно будет ясно видеть разницу в оценках, что поможет найти общий стратегический курс.
  
   С согласия Президента свои цифры и соображения начал подавать Генеральный инженер. В отчетной части доклад Гарра содержал длинный перечень выполненных и начатых работ, установленных и ожидаемых к поставке оборонительных вооружений. Затем он описал несколько контактов и столкновений с прощупывавшими пространство конфедератов человеческими космокорами и беспилотными аппаратами. Корабли были отогнаны, беспилотники - сбиты, но несколько зондов были обнаружены на опасной глубине проникновения, вблизи промышленных планет и политических центров Конфедерации.
   Резюме было таково, что к настоящему времени Штабу Обороны удалось прикрыть только основные планеты и корабельные верфи, да и то за счёт того, что промышленность направила в войска в два раза больше корветов, малых пилотируемых и автоматических средств, чем ожидалось. Корветтен-флот и москиты, опирающиеся на планетные форты, позволили создать на ключевых направлениях облака обороны, прикрывающие одновременно по нескольку звездных систем. Начальник штаба Обороны особо отметил ценность тиуриальских корветов, несущих удвоенное количество космолетов: вместо эскадрильи - целый полуэскадрон. Это, в известной степени, превращало корветы в небольшие, не требующие отдельного прикрытия космоматы, а группы корветов - в серьёзную силу.
   Беспокоят огромные "дыры", зияющие вне облаков обороны, кое-как заполненные разведывательными и сигнальными аппаратами, изредка - минно-торпедными полями вблизи расчетных точек выхода противника из сверхсвета. Этого совершенно недостаточно. Звёздный Флот противника может проникать через эти пространства, нанося чувствительные удары, а кораблей старших рангов для противостояния таким действиям у Флота Обороны имеется мало. Те, что есть, заняты в обороне ключевых планет, их очень трудно вызывать оттуда. Общий недостаток средств так велик, что может быть восполнен лишь за долгие годы.
   Отсюда проистекает необходимость постоянно считаться с тем, что Мобильный флот в любой момент придется отзывать для нужд обороны. Если в это время он будет связан в какой-то активной операции, может наступить кризис обороны и прорыв врага к важным планетам, либо будет свернута и провалена мобильная операция. О такой же вещи, как потеря личного контакта между командующими и взаимодействия флотов, что может наступить по политическим или физическим причинам, не хочется даже думать.
   Гарр особенно подчеркнул, что при недостатке сил и обширности театров, действия в обороне должны быть быстрыми и инициативными, контратакующими. Они не будут сильно отличаться от того, что продемонстрировали Мобильные Силы в Гиадах. С его, Гхи Гарра точки зрения, видна необходимость ликвидировать имеющееся разделение штабов и флотов на оборонительные и наступательные. Оно не отвечает реалиям войны и повторяет военную структуру Землян, "подставившую им ножку" в Гиадах. Если для лидеров ФСЗ такое разделение оправданно не только страхом за свои планеты, но политической неискренностью правительства перед народом, стремлением "держать в узде" военно-космические силы для сохранения безумной власти, то в Конфедерации такого безобразного политического положения нет.
   "Пока нет", - отметил про себя внимательно слушавший коллегу Маршал Бунг. Между тем, Генеральный инженер посылал в зал последние мысли своего доклада:
   - Соединения в фигуре Президента и аппарате Президентского Совета наших искусственно разделенных военных функций недостаточно! У высших органов Конфедерации полно других забот. Недостаток военных специалистов в их штатной структуре ведет к проволочкам. Кроме того, они лишне связаны политическими моментами. В результате, Генеральному инженеру сложно строить оборону и выбивать для её важных, но далеких участков ресурсы у развитых планет. За несколько дней проволочки они оказываются употребленными в дело там, где не надо. Взамен даются новые обещания, определяются новые лимиты, с которыми потом происходит то же самое. Отдельные системы укрепляются, а по флангам у них - пусто. Такая оборона не годится для противостояния сильному врагу на сверхсветовых скоростях.
   При этом Генеральный штаб, который мог бы исправить положение, скоординировать командование всеми силами и сократить время их реакции, лишь номинально существует как единый! Его необходимо реально и прочно соединить введением должности Начальника Генерального штаба с соответствующим штатом помощников и офицеров по поручениям. Если в результате такого решения мне придется подчиниться другому лицу, пусть даже представителю иной, нежели Гхаргита, цивилизации, в интересах общего дела я на это готов!
   Арориане удивились. Возглавлявшая их Соэло осталась невозмутимой. "Прям и искренен, как всякий гхарг", - тепло отметил Бунг. - "Большая удача, что Штаб Обороны возглавил он, а не один из упрямых арориан или самодостаточных "тиу". На "подачу" с моей или президентской стороны арориане точно насторожились бы, а тиуриальцы, увидев это, потребовали бы назначения своего соплеменника. Все перестановки уперлись бы в тупик. Теперь надо добавить соображений и раскидать должности в приемлемом порядке".
  
   - Понятно. Спасибо за Ваши соображения и приложенные усилия, - бесцветно, не выдавая ни симпатий, ни антипатий, подытожила Президент. - Какой доклад представит Президентскому Совету командующий Мобильными силами Маршал Бунг? - спросила Паа Туу. Взгляды всех участников Совета с интересом уперлись в командующего.
   - Прежде всего, - произнес Бунг, - я солидарен с оценками и мыслями генерала Гхи Гарра. Из него вышел бы весьма достойный начальник Генерального Штаба. То же самое относится к адмиралу Пеле Дее, заслуги которой я не могу преуменьшить. Не знаю, насколько она довольна моим командованием, я же, безо всякой ущемленной гордости, принял бы командиром её. Хотелось бы уклониться от славословий в адрес Мобильного флота, и сосредоточиться на реальных проблемах, многие из которых уже осветил товарищ Гарр. Эти проблемы таковы, что опасения за неприкосновенность миров ГКМ вынуждают меня отказаться от намерения полностью изгнать врага из Гиад.
   Это было неожиданное и разочаровывающее заявление, подрывающее картину дальнейших событий, на какую настроилась часть функционеров Президентского Совета и элит Конфедерации.
   - Поясните, Маршал! - солидарно потребовали Президент и оба вице-президента.
   - Есть комплекс причин. Начну с самых очевидных.
   Во-первых, если мы поставим себе такую цель, то снова войдём в прямое и жесткое столкновение с наибольшими и лучшими силами ФСЗ, но на этот раз не безрассудно наступающими, а проученными и сосредоточенными в плотных оборонительных порядках. Они будут под защитой собственных фортов. Большие потери наступающих в таких условиях неизбежны, что, кстати, показали утраты корветов на 55-й и возле Адхафе.
   Конечно, мы и в таких условиях способны добиться победы. Особенно, если мой флот усилят за счёт фондов обороны, и мы не будем медлить с выступлением. Но общее время проведения операции, её напряжение будут таковы, что в случае непредвиденных обстоятельств Мобильные Силы не смогут прийти на помощь Силам Обороны, чего справедливо опасается Генеральный инженер. В то же время Стратеги и штаб Звёздного флота сохранят возможность широко маневрировать резервами. На изматывание противника это сражение будет походить мало. Скорее, это будет изматывание и сковывание самих себя. Такой образ действий, разобщающий собственные войска, заставляющий ударные силы идти туда, где сосредоточен наиболее сильный, изготовившийся к обороне противник, зато оставляющий без внимания фланги, противоречит канонам военного искусства.
   Во-вторых, какие, собственно, преимущества нам такая победа даёт? - только морально-политические и скоропреходящие! Мы не можем с её помощью вывести из войны агрессивное Сообщество, а всего лишь заставим его изменить стратегию с тактикой. Я как раз опасаюсь, что в сторону рейдерского образа действий по прорехам нашей обороны. Известно, что Стратеги спешно формируют 5-ю и 6-ю дивизии своего Звёздного флота. После урока, преподанного "истинным людям" в Гиадах, на форты Гхи Гарра их космокоры не пойдут. После новой бойни, которая развернётся в укрепленных системах вокруг планетарных крепостей, они не появятся там тем более. А вот для молниеносных рейдерских действий их сил и выучки хватит. Большую часть набегов, собравшись и истощившись в Гиадах, мы не перехватим. А ведь именно они станут для врага инструментом стратегического сдерживания, а затем и победы! Готовы ли мы встретить войну на наших планетах, поставив себя под угрозу поражения в обмен на очередную периферийную победу?
   Я не хочу такого развития событий, не желаю наталкивать мысли Стратегов на подобное развитие. Оно тем более реально, поскольку мы почему-то игнорируем особенности мышления Человека. Они же состоят в том, что его хваленая культура опять оказалась весьма поверхностной. Человек по-прежнему склонен не принимать во внимание никакого ущерба, кроме собственного. Он не соизмеряет, а максимизирует причиняемый им ущерб, совершенно не считаясь с тем, что его разрушительные усилия в дальнейшем принесут вред ему самому. Так не действует даже робот, если только он не примитивен и запрограммирован на тотальное разрушение. Человеческая стратегия всегда клонилась в сторону концепций неограниченной (морской, подводной, сухопутной, воздушной, звёздной), тотальной и ядерной войны. Всеобщего управляемого хаоса, в конце концов.
   Боюсь, что сегодня мы находимся на грани начала неограниченной космической войны, опирающейся на уничтожающие действия рейдеров, - крупных кораблей с большим разрушительным потенциалом, или их небольших групп. Перехватывать их трудно, что мы сами себе и врагу доказали. А удары они могут осуществлять подобные тому, какой импульсивно, в критической для себя ситуации нанесли по Зарзее, изуродовав её новым кратером диаметром более ста километров. На наше счастье, удар был не точен, но даже при этом причинил колоссальный урон.
   Под угрозой окончательного краха амбиций и поражения, Земляне с их Стратегами придут к такому образу действий осознанно и будут использовать его массово, не считаясь ни с какими разрушениями и нарушениями баланса в Галактике. Готовы ли мы к тому, что наши опорные пункты, базы, колонии, планеты начнут уничтожать зарядами мощностью по 1000 ТВАВ? Или доставляя на них многие тонны вредоносных "кибернетических зародышей" самовоспроизводящихся роботов-убийц, пожирателей плоти и продуцентов токсичных веществ, вирусов и прионов? Готовы ли мы к так называемым "муравьиным" или массовым нашествиям, если Стратеги прибегнут к тотальному контролю над сознанием своих граждан и начнут насылать на нас миллионы, десятки и сотни миллионов "добровольцев"? Да, гибнуть они тоже будут миллионами. Но огромный вред причинят неизбежно. С их помощью Стратеги могут создать сплошной галактический фронт, и тогда наша очаговая оборона окажется полностью несостоятельной.
   Неприятности, о которых говорит Гхи Гарр, покажутся булавочными уколами по сравнению с такими перспективами. Мы к такому развитию событий не подготовлены. Чтобы выжить и победить в подобной антигуманной войне, надо принять целый комплекс мер, пока для них есть время.
   Оказавшись под внимательным взглядом Президента, начальник разведки Конфедерации Ойо Дин Ора подтвердила основательность умозаключений Бунга, указав на соответствующие места и пункты подготовленных её управлением данных и выводов.
  
   - Я понимаю Вас, Маршал, глухо и грозно сказала Паа Туу. Мы уже занимаемся разработкой аналогичных средств, способных ошеломить и урезонить врага, если он посмеет...
   - Да, но мы его все равно не сдержим, если дадим возможность нанести первый массированный удар. В отличие от нас он своими периферийными и даже отдельными центральными мирами не дорожит. Это означает, что мы не можем держать большой флот в Гиадах и ставить на региональную победу. Я понимаю, - она даст какие-то внутриполитические плюсы. Но в действительности это будет ошибка.
   - Что же взамен? Как дальше вести войну? Мы ждём Ваших предложений.
   - Нам, конечно, надо готовить те ошеломляющие средства, о которых Вы упомянули. Я вынужден сказать это, хоть у меня не лежит к ним душа. Одновременно предлагаю не придавать особого значения операциям в Гиадах, определив их задачами защиту наших тамошних баз, имитацию наступления с целью сковать противника. Для этого вполне достаточно двух дивизий с линкорами, трех отдельных эскадронов корветтен-флота и трех-четырех инженерных бригад, чтобы укрепить взятую 80-ю и, дополнительно 57-ю Тельца, досаждая оттуда Звездному Флоту. Даже с такими силами мы способны очистить ещё одну звезду, но большего себе просто не можем позволить, - противник отвернется от Гиад и нападет с худшими для нас результатами в другом месте.
   В Гиадах же ситуация патовая. Пытаясь снова наступать там, Звёздный Флот усеет пространство и планеты обломками своих кораблей (что нам и нужно). Мы, в свою очередь, не пройдём дальше Урк. Чем, кстати, подпишем для этой слабой цивилизации смертный приговор. Она будет испепелена на линии огня между соперниками. Конечно, ей по любому достанется, до этого доигралось её глупое правительство. Но, мы же не хотим быть опороченными в Галактике, деля с агрессором ответственность за гибель Урк? Как только это случится, другие малые цивилизации начнут принимать такой риск в расчёт. Появятся отчуждение, попытки сепаратных контактов! В общем, через Телец к Толиману нам пока хода нет.
   Все свободные силы и пополнения нашего флота надо разворачивать на прикрытие Ароры и в направлении созвездий Персея и Возничего, на защиту Тиуры и Кхазы. Исход войны будет решаться там. Чем лучше будет организована оборона наших миров, тем ближе мы окажемся к стратегическому наступлению вглубь ФСЗ, которое одно только покончит с войной! Проводить его можно только большими силами и средствами, которых у нас ещё нет, и способами, которые сейчас никто не поддержит как чудовищные (боюсь, что мы все равно к ним придём). Я говорю прямо то, что обязан сказать. Платить миллиардами смертей граждан Конфедерации за позднее прозрение политиков и военных, я не могу и не хочу.
  
   - Все это логично, но в Ваших руках есть новые гхаргианские космоскафы. Собственно говоря, Вы с Гхиром Дрархом - создатели уникального способа их применения. Почему не рассчитываете на их потенциал?
   - Космоскафов пока очень мало. Мы имеем роту, а для стратегического наступления нужны хотя бы несколько батальонов. Я давно работаю с гхаргами, знаю их технику и возможности производства. Даже если они готовы немедленно передать свои технологии другим индустриальным мирам, для освоения производства и создания требуемой численности этих великолепных машин понадобятся годы.
   Ну, очистим мы сегодня с их помощью краешек Гиад, а дальше что делать будем? В мизерном количестве бросим космоскафы на планеты ФСЗ, где их останки достанутся противнику? Бросаться в одиночные атаки, давая врагу возможность приспособиться к нашему новому оружию, не следует. Такую ошибку когда-то совершили роски со своим реактивным оружием, которое могло расстроить вторжение алеманов. А потом, несмотря на достигнутое массирование, оно уже не имело первоначального эффекта, алеманы изменили свои боевые порядки, создали аналогичное своё.
   Противник не знает о наступательных возможностях космоскафов и воспринимает их как выдающееся средство планетной обороны. Он не понял, пропустил момент их десантирования. Если мы начнём с помощью космоскафов атаковать и очищать планеты в Гиадах, это заблуждение врага развеется, он переполошится и пойдет на крайности. Это ещё раз толкнет людей к использованию того варварского способа борьбы, который они случайно нащупали на Зарзее, выбив у Драрха две машины, подстегнет Стратегов к созданию множества сверхмощных зарядов и средств их доставки!
   Вот почему нам пока не нужно увеличивать эффект от применения космоскафов. Когда будет поставлен надежный заслон рейдерам с колоссальными аннигиляционными бомбами и кассетами с опасными средствами инфицирования, многочисленные космоскафы и наши мощные, дальние крейсера станут дорогой к победе. С их помощью можно освобождать планеты, в то время как враг умеет их только разрушать!
  
   - Прямо говоря, Вы считаете невозможным реализовать наше обозначившееся преимущество и советуете выигрывать время, копить силы и средства для генерального удара, готовясь к отражению дальнейших атак противника, каким бы негуманным и авантюрным способом они не велись?
   - Да, мой Президент. Опасность нарастает, но у нас ещё есть время для накопления сил и укрепления обороны. Преступно было бы этот кредит разбазарить. Тогда война безальтернативно примет исключительно тяжелый характер.
   - В таком случае, Маршал, если Совет одобрит предложенную Вами и Гхи Гарром стратегию, Вы останетесь выполнять задачи в Гиадах. Возложить этот фронт больше не на кого.
   - Я думаю, это будет правильное решение, мой Президент. Действительно, вместо функционального разделения, напрашивается создание двух однотипных командований под общим началом, - главного и отдельного (особым фронтом в Гиадах). Последнее я беру на себя. Театр и войска на нём хорошо мне знакомы. Безо всяких обид и амбиций я готов сложить с себя обязанности командира Мобильных сил.
   - Кого, в таком случае, Вы предложите к исполнению обязанностей начальника ОГШ и командующего Мобильным флотом?
   - Мой заместитель Пеле Дее видится идеальной кандидатурой на пост начальника ОГШ. Мобильным флотом вполне может командовать Ив Дим Гард, показавший напористость и предусмотрительность. Он хорошо справился с десантной операцией на Адхафе.
   - Прекрасно! Думаю, эти кандидатуры приемлемы для Президентского Совета и правительств Конфедерации. Возражения? - обратилась Паа Туу к вице-президентам. Соэло после мимолетного размышления кивнула головой. Бхраго Дхрир безразлично фыркнул. Для его народа ничего не менялось. - В таком варианте проведение реорганизации, на которой так упорно и солидарно настаивают военные, облегчается. Нами проделана хорошая работа. Предлагаю сделать перерыв. Совещание возобновится завтра в 09.00 по общегалактическому времени.
   С секундной задержкой прозвучало личное, закрытое для других каналов связи распоряжение Президента: "Маршала Бунга и адмирала Пеле Дее прошу через час быть у меня".
  
   Вскоре оба приглашенных были в президентском кабинете.
   - Благодарю Вас, Маршал, за понимание момента и опасностей войны, - обратилась Паа Туу к Бунгу. Вы помогли мне, заслуживая компенсации за то, что ради общего дела опустились на ступень в иерархии. В связи с этим есть вопрос, который я не посчитала полезным прояснять на общем совещании. У нас с Вами одна позиция на скорейшее увеличение производства космоскафов для создания стратегического резерва. Запрос к Маркшедерам Кхазы послан и ожидается положительный ответ. Но, так удачно вступившие в бой Ваши дальние крейсера, или, как их уже прозвали Земляне, - линкоры? На них у Вас разные виды с арорианами. Ив Дим Гард будет требовать их себе, да побыстрее, а Пеле Дее придется этому противостоять. Она должна знать, ради чего это делается, и как Вы намерены их использовать.
   - Товарищ Президент! Со своей стороны я выражаю Вам глубокую благодарность за содействие системе Сира-Джа в программе строительства крейсеров ДГР и глубоких полетов в Галактику, - ответил Бунг. - Конечно, трения могут возникнуть. Но на данный момент нельзя изъять крейсера ДГР из боевых действий в Гиадах. Находясь там, они приковывают к этому фронту внимание штаба ЗФ и Стратегов, что всем на руку. А для погонь за рейдерами они годны не более арорианских и тиуриальских крейсеров. Гард, конечно, может потребовать на свой чрезвычайно протяженный фронт хотя бы один из "линкоров", но, ссылаясь на такие соображения, противостоять этому его стремлению поначалу будет легко.
   Таким образом, речь идет больше о судьбе строящихся крейсеров, - Акране и Архате. По введению в строй один из них будет направлен на помощь Гарду, а второй - для подготовки дальней галактической экспедиции. Для неё же запланировано выведение в резерв одного из действующих в Гиадах крейсеров. Если одного корабля мало, проведите переговоры с гхаргами о передаче Гарду вводимых ими в строй тяжелых крейсеров. Если даже с такими силами дела у него пойдут плохо, ему может быть переброшен последний мой крейсер из Гиад. Но два из четырех крейсеров ДГР я не отдам! Они жизненно необходимы Джа-Сире и Конфедерации для не менее важных, чем военные, целей.
   - Вы по-прежнему рассчитываете решить проблему темного взаимодействия и тёмной материи?
   - Да, хотя без хайре Мет Анта это будет сделать непросто. Сразу отправиться за край Галактики слишком рискованно. Первый полет запланирован в скопление М67, где наши народы могли бы найти себе новый приют. Там нас могут ожидать новые артефакты и сведения о хлогах. Лишь потом мы полетим к кольцу Козерога.
   - С точки зрения Диктаторов и моей, это правильно. Мы тоже хотели бы видеть в первую очередь разведку М67, - проронила Президент.
   - А почему бы не наладить строительство крейсеров ДГР на наших верфях? - спросила Пеле Дее. - У нас много специалистов и сборочных роботов.
   - Потому что этого не хотят арориане, а я связан с ними обязательством не разглашать технологию в обмен на лояльность Ароры и ту помощь, которую они предоставили мне параллельно с Тиурой, - ответил Бунг.
   Пеле Дее удивлённо посмотрела на Паа Туу, и та утвердительно кивнула.
   - Именно так. Арориане болезненно воспримут дальнейший рост материального и технологического превосходства Тиуры. Они сами готовятся к строительству такого корабля на Крарме, но ещё не имеют всей документации от Маршала Бунга.
   - Но мы же союзники! - вырвалось у Пеле Дее.
   - Да, но во избежание разлада коалиции приходится платить дань предрассудкам. Арориане всё-таки люди. В отличие от "истинных" людей, они не хотят быть главными во всём, но все-таки чужого лидерства опасаются. Это старые дрязги. С оглядкой на них мы занялись производством корветов в ущерб постройке современных крейсеров.
   - И правильно сделали! Ваши многоцелевые корветы очень эффективны. С крейсерами же, как с ударной силой в наступлении, можно было подождать. Мне же, скорее рано, чем поздно придется нарушить договор с арорианами, проистекший из того, что диктаторы Тиуры слишком долго определялись со значимостью моих просьб и значением доказательств.
   - Насколько я знаю, строительство Акрана и Архата ускорилось, но Вы все равно не удовлетворены.
   - Да, прошу об оказании дополнительной помощи.
   - Думаю, это возможно в обмен на полный проект.
   - Я дам его вам не позже чем арорианам, оттягивая этот момент вплоть до отправки экспедиции. Это моя и наша общая страховка от лишних неурядиц!
   - Хорошо. Я обсужу этот вопрос с Диктаторами. Возможно, они согласятся на кредит. Но подготовку к строительству подобных кораблей, не ставя в известность Арориан, мы уже начали. Документация на параметры верфей и корпусные работы мне нужна прямо сейчас. Второе условие: если Вы найдете цивилизацию Хлогов или её останки, это автоматически должно стать достоянием всех нас, как и дорога до М67.
   - Согласен. Это необходимо для баланса наших внутренних сил и дальнейшего развития.
  
   - Мы рады, что Вы понимаете. Но, скажите, Маршал, неужели мы одни соперничаем с арорианами за информацию? Как Вы убедили маркшедеров Кхазы дать Вам литосферные космоскафы - новейшую разработку Гхаргиты? Какой интерес у них, если не дальние крейсера? Им сложнее всех искать новые планеты для поселения. Насколько я понимаю, они должны быть очень заинтересованы. Не удивилась бы, если они оказались подвижнее нас в переговорах.
   - Так оно и есть. В обмен на космоскафы мне пришлось передать им половину технической документации.
   - Старый хитрец! Так Вы с ними тоже втайне от арориан договорились, на тех же условиях, что озвучиваете нам сейчас! Если бы Ваши крейсера ДГР реально не участвовали в боях, а с помощью гхаргианских космоскафов не был опрокинут враг на Зарзее, я сказала бы, что Вы запутались и мошенничаете!
   - В отличие от арориан, гхарги не ставили секретных условий. Это - чисто человеческая психология, ограничения не должны иметь места, когда речь идёт об общей защите. Но я был вынужден считаться с тем, что Вы справедливо назвали предрассудком. Нарушив это условие, я, возможно, снова попаду в немилость. Не привыкать! В этом Мире больше вреда причинили честные глупцы, чем умные мошенники. Совокупность моих договоров при исполнении с потерей конфиденциальности близка к желаемому для всех нас. Все поработают на общее дело, никто ничего не утаит. Не должны ничего знать только Стратеги ФСЗ и бегающие из стороны в сторону за защитой и подачками мазепы типа урканцев. Вот почему гхарги многое оставили на моё усмотрение.
   - Ещё бы! На кого им было оставить интриги!? Они же этого не умеют! - саркастически усмехнулась Президент. Паа Туу стала похожа на фурию и гарпию одновременно. Затем она вдруг остыла, её блестящие глаза подернулись плёнкой, - техноэволюционным приобретением, защищавшим их от ядовитой атмосферы.
   - Значит, эксклюзива не будет. Это осложнит мне разговор с Диктаторами. Среди них есть такие же упёртые перестраховщики, как в арорианском Сенате. Но, большинство, думаю, соберу.
   - Я очень надеюсь на Вас, Президент, в преодолении препон на Тимале и облегчении контактов с Ив Дим Гардом, - попросил Маршал Бунг.
   - Ну, не только же ради баланса политических сил Вы его подальше от своих верфей и проектов спихиваете! - тиуриальцы снова, уже веселее засмеялись.
   - Значит, по рукам?
   - Так. Предварительное соглашение достигнуто. Завтра в нашем посольстве соберется технический комитет. Он согласует Ваши нужды и наши возможности. С поставляемой на Джа техникой прибудет группа специалистов по обслуживанию. Указанным мною лицам из её состава поэтапно передадите документы. Из этих же тиуриэле выберете себе нескольких спутников для участия в экспедиции. К её началу мы добавим к ним кого-то из наших ведущих учёных.
   - Я согласен.
   - Тогда всё. Самое время Вам удалиться, а нам пригласить Гарда и сделать вид, как мы озабочены дележкой портфелей и расписанием наличных корабельных сил. Ожидайте повторного вызова, Маршал!
  
   Много потом, в сверхдальнем космосе, прослушав запись этой беседы, Иве Руш сказал:
   - Маршал, это не рассекретят и десятки тилей спустя! Иначе от благородного монолита Конфедерации останется шайка симбиотических, стремящихся выжить видов. Ну, а если разговор попадет к Стратегам, Вас ославят как Имхотепа Галактики! Тот, архидревний, был великим врачом и зодчим, лишь по нужде - удачливым политиком. А спустя тысячелетия, перед потомками вывели его злодеем. Земные элиты никогда не хотели, чтобы поистине выдающиеся люди появлялись среди них. Они бы увели Мир к чему-то лучшему, нежели застой, к которому приводят окостеневшие кланы, не хотящие ни уходить, ни меняться!
   - Ты прав, - заметил Маршал Бунг. - Верхушкам Конфедерации тоже нужно обновление. Без него не пойти на дальнейшую централизацию, появится тот же, что в ФСЗ, риск перерождения и тирании. Надеюсь, после нашего возвращения события ускорятся и пройдут без потрясений.
  
   В это же время, используя паузу в действиях конфедератов, на Толиман срочно вызвали группу адмиралов и офицеров, в том числе Ли Ланга и Рере Агри. Сай Гур по воскрешаемой им старине не очень-то жаловал женщин, но ей он доверял. Младшим по чину из вызванных был Кил Барг. С надеждой направлялся вице-адмирал в столицу Сообщества. Что увидит он там, - прогресс, который почувствовал в Гиадах, или эволюцию заблуждений? А Барг несколько оживился: он снова начинал надеяться на свою особую судьбу.
   Перед совещанием у Стратегов был долгий и временами неприятный разбор в штабе Звёздного флота. Командование стремилось выработать общую позицию, но так, чтобы прикрыть острые моменты недомолвками. Ли Ланг мало был на это способен, с трудом сдерживая себя. У него накопились претензии к высшему командованию. Но, памятуя стычку с Хме Дилом, с выяснением отношений следовало подождать, действуя в зависимости от того, как повернутся дела у Премьера. Ланг был неприятно удивлён, что Хме сохранил высокое положение, и начал замечать, что начштаба Бильт ведёт свои маневры на "приближение к телу" во вред флоту и дивизиям на передовой. Нио делал из себя мудрого отца-командира и впитывал любую информацию, благодаря этой маске текущую к нему, распоряжаясь ею как-то странно, не в пользу товарищей и доверителей. А потом делал большие глаза: "как же это вышло?" и снова предлагал свою "честную" помощь.
   Хуже, чем в штабе ЗФ, человеческие отношения были только среди сателлитов. Прибывший в столицу Фа Гор в красках описал ему мерзкие картины в напуганном руководстве Урк, начавшем сомневаться, правильно ли они выбрали победителя? Фа Гор отбыл на Толиман, наказав своим заместителям при необходимости действовать быстро, самым решительным и жестоким образом. Все равно за этих "союзников" никто не вступится кроме Хме Дила, который сам в опале.
  
   В Стратегии обстановка была деловой и спокойной. Все равнялись на хладнокровного Премьера. Его намерение совещаться широко и совместно импонировало Лангу. Организация была хорошая. Факты и статистика, сравнения и первичные выводы содержались в розданном участникам совещания обзорном документе, предлагаемом в основу обсуждения. Содержащиеся там сведения и базовые положения были верные.
   Председательствующий Премьер просил не повторяться, а сразу давать уточнения и предложения. Первое слово предоставили непосредственным участникам боёв и Сай Гур сразу же обратился к Ли Лангу с вопросом, как тот оценивает состав, действия и дальнейшие намерения флота Конфедерации?
   - Высочайшее искусство! - начал вице-адмирал, отметив про себя, как дискуссия с самого начала уводится от разбора собственных промахов. - Мобильные силы Конфедерации показали нам ошибочность ряда наших представлений. В первую очередь, - о невозможности ведения боя на высоких, в том числе субрелятивистских скоростях. Им это тоже не всегда удавалось, но стремление к таким попыткам, их растущая результативность выгодно отличали Мобильный флот от нашего. Прошлого не вернёшь, но я сожалею, что 1-я и 2-я дивизии при Аине и Евдоре не следовали тому же плану боя, что конфедераты на 80-й Тельца.
   Также надо считать опрокинутыми наши представления об ограниченной ценности космоскафов. Выяснилось, что в обороне планет это непревзойденные машины. Прочная оборона освобождает максимум сил для манёвра и неожиданного наступления, чем и воспользовался Сид Гед Бунг. Мы такой техникой не располагаем. Наше военное машиностроение, в этой области отставшее, надо направлять к скорейшему созданию аналогичных машин.
   Третий пункт, о корабельном составе конфедеративных эскадр. Здесь обнаружились не один, а два сильных момента: во-первых, арорианские линкоры, обладающие огромной ударной силой. Ни один наш космокор не может противостоять им, это достижение нам тоже предстоит догонять. Во-вторых, большая численность и повышенная мощь корветтен-флота. Тиуриальские корветы превосходят наши, выполняя задачи, которыми у нас наделяют фрегаты. Это неприятный, но уже признанный факт. Наличие линкоров и прекрасных корветов (кстати, уже метко называемых лидерами корветов или "ликорами") позволяет конфедератам варьировать состав эскадр и развивать гибкую тактику. Недооценка противника привела нас к серьезным потерям.
   Говоря о недостатках врага: у конфедератов слабая пехота, нет ни больших десантных кораблей, ни самостоятельных танковых подразделений. ("Это говорит о том, что они не собирались завоевывать нас" - чуть не ляпнул Ли Ланг). Они вообще не смогли бы провести высадку на такую хорошо укрепленную планету как Зарзея. (При этих словах некоторые генералы и сенаторы задвигались). У них разнобой в малых космических средствах. Отдельные типы космолетов проявили себя лучше наших, другие - хуже. Эту разницу надо знать, используя для достижения победы, нанося удары по паркам менее эффективных машин.
   Выводы таковы, что в дальнейшем противник будет придерживаться оборонительной стратегии, дополняя её контрударами и набегами. Попытки настоящего продвижения с захватом планет и звёздных систем будут только в Гиадах, где он держит линкоры. Зная это, мы вполне способны удержаться в скоплении, особенно, если будем придерживаться смешанной тактики создания мощных планетных фортов и гибкой обороны.
  
   - Спасибо за краткий и ясный доклад, вице-адмирал! Устранение превосходства противника на указанных Вами направлениях уже начато. Что Вы скажете о том, какой тактики и стратегии нам придерживаться в ближайший период? - задал новый вопрос Сай Гур.
   - Мне трудно говорить за весь Флот и другие созвездия Космоса, - ответил Ли Ланг, - но в общих чертах попытаюсь.
   На текущий момент в Гиадах ситуация близка к патовой. Не думаю, что при надлежаще принятых мерах конфедераты смогут вытолкать нас из скопления, сбросив с 45-й, 55-й и 101-й. В свою очередь, мы пока не можем захватить у них ни одну из укрепленных планет. Они наверняка напичканы космоскафами. Кратчайший путь к победе нам закрыт, как некогда для янки прямая дорога на Ричмонд. В то же время, мы можем препятствовать попыткам врага занять новые системы и сами понемногу наращивать своё присутствие в скоплении, создавая очередные базы вблизи имеющихся. Посмотрим, удастся ли противнику нас в этом сдержать, и какие он при этом понесёт потери.
   То есть, определенные возможности есть. Существуют и причины, по которым кампанию в Гиадах надо продолжать. Первое - надо доказать, что мы действительно не потерпели серьёзного поражения. Второе - в Гиадах скованы главные силы врага, его новейшие линкоры. Учиться бороться с ними лучше там, чем выпустить эти мощные корабли в обширный космос, к нашим дальним границам, которые мы пока не можем надежно защитить.
   Продолжая укрепляться в Гиадах, наращивая корабельный флот и резервы, мы должны переходить к маневренной войне в областях с малыми звёздными плотностями. С опытом последней легче будет вторгнуться в области Конфедерации. При этом необходимо создать угрозу не только Ароре, но деятельно помогающим ей Кхазе и Тиуре, чтобы они сократили контакты. Тогда для нас откроется новое окно возможностей, от Гиад до Возничего раздвинутся клещи, которые мы сможем сжать посередине разобщенной Конфедерации.
  
   - Какие дополнения и возражения имеют другие адмиралы и штаб Звёздного Флота? - спросил Премьер.
   У Рере Агри дополнений не было. О себе заявил обычно осторожный Тор Фраг.
   - Вице-адмирал Ли Ланг правильно излагает обстановку и перспективы борьбы в Гиадах, где он сделал так много. В этой части надо прислушаться к нему. Но говоря об остальных театрах, штаб Флота с его осторожной и постепенной стратегией не согласен. Она отдаст инициативу противнику. Подчеркиваю, - в этом нет вины вице-адмирала. Он беспрерывно сражался в меньшинстве, нёс потери, и не знает, сколько и каких кораблей мы ввели в строй в самое последнее время, какие войска собрали.
   Между тем, у нас достаточно сил, чтобы одновременно подкрепить Гиады и начать наступление на других фронтах. Перед лицом растущих угроз флот и армия не могли оставаться организацией энтузиастов. Объявлена мобилизация. Это даст нам многочисленную Звёздную пехоту. Не теряя времени, пока мы обучаем её корпуса, флот проведет не только серию обычных набегов, но мощных нападений с целью нанесения максимального урона и деморализации противника. Мы уничтожим вероломных убийц. сделав это набегами рейдеров с супербомбами, вооружив их тем же оружием, какое сам Ланг применил на Зарзее! Решительная атака населенных и промышленных планет Конфедерации, вот что будет правильно, поскольку мы не можем выпустить инициативу из рук!!!
   Вице-адмирал был поражен этим безответственным выступлением. Он увидел, как единственный из коллегии Стратегов помрачнел Сен Хат и получил от него короткий знак: "Не время". Посмотрел на Нио Бильта, но тот не удостоил его взглядом, преданно пялясь на Сай Гура и Тор Фрага, согласно кивая фразам последнего. Премьер-Стратег внимал благосклонно. Да это же спектакль! Всё согласовано заранее!
   - Похвально. Но мы не будем решать сгоряча. Как я понимаю, вице-адмирал из Гиад не поддерживает идею масштабной рейдерской войны. Стратеги и Совет обдумают разные предложения. - Слова Сай Гура опять вселили в Ли Ланга надежду. Отрадно, что по ведению войны в Гиадах существует согласие. Будет правильным, если вице-адмирал возьмет под свою ответственность все наши силы в Гиадах, прикрыв это направление и обеспечив постепенное вытеснение конфедератов с него, а штаб Флота займется планированием действий в Персее, Возничем и Близнецах, после чего мы вновь обсудим этот вопрос.
   Тору Фрагу и Нио Бильту стало кисло. Теперь, если они не сумеют надлежащим образом развить и реализовать своё предложение, можно будет распрощаться с должностями в пользу оппонента, - так они поняли произошедшее.
   Теперь же мы должны воздать людям, проявившим героизм и добившихся в борьбе с предателями и мутантами отличных результатов! - Сай Гур закончил обсуждение и оборвал попытки возражений. В зал пригласили майора Барга и тут же, под рукоплескания и овации присутствующих, он был произведён в полковники и награжден звездой Героя Человечества за заслуги на Зарзее и при эвакуации Адхафы. Затем Ли Ланг получил знаки отличия начальной степени ордена Командора. Были награждены ещё несколько человек. Премьер-Стратег побеседовал с ними, были сделаны специальные слайд-ролики для прессы.
  
   Так Ли Ланг был высоко отмечен, став вице-адмиралом в ранге командующего. В то же время его лишили участия в управлении Звёздным флотом и событиях за пределами Гиад. После совещания он получил день отдыха, ещё один день провёл в штабе флота, где его поздравляли, чуть не искусав ядовитыми взглядами спину, после чего отбыл в Телец.
   Другой триумфатор, полковник Барг был откомандирован в распоряжение отдельного управления штаба флота. Всё сложилось, как он мечтал, но, увы, без весёлой Лиа. Ему дали месячный отпуск. Сай Гур был так щедр, что разрешил слетать на родную Землю. Туда Барг и отправился, чтобы осмыслить перспективы и оправиться от потрясений. Общее внимание и бесчисленные поздравления на Ригеле Кентаврусе стали ему не по нутру. Известность пришла, а вот радоваться ей он был не готов, пока не построит новый план жизни.
   На Земле он не нашёл Иве Руша. Повторив поиск по армейским каналам, получил ответ, что Руш изменник, давно сбежал в Конфедерацию. Это неприятно удивило его. Ничтожный человек, пустой приятель! Без родины, без перспектив, - вот какую поставила точку судьба в их споре! Ну что же, нет в том вины Кила. Он пытался вытащить друга из логова оппозиции. А где их бывший учитель Мет Ант? По тем же каналам, - был ликвидирован, оказав сопротивление при аресте за измену. Официально - тоже сбежал. Информация засекречена. Ну и дела! У Кила возникла мысль найти Киа Ле. Ей, наверное, от всего этого тяжело.
  
   Киа была рада Баргу, но едва поздоровавшись, он заметил, - она выглядит излишне потрясенной.
   - Почему такие важные вещи и встречи, невероятная информация о друзьях приходят одновременно? Да, закон парных случаев, статистика, я знаю, но всё же? - удивленно промолвила Киа Ле.
   - Спасибо, мне лестно! - ответил бравый полковник. - Но с кем была другая встреча, о ком пришла весть?
   - Вместо ответа Киа показала ему где-то скачанный ею слайд-ролик с информацией и изображением.
   Полковник Кил Барг был ошарашен. У него, фигурально говоря, челюсть отвисла (такой реакции у людей давно не было), а сознание посетила тень мрака. Капитан Иве Руш, гражданин Ароры, герой Конфедерации! Получил известность и награды в боях за Зарзею! Кил лихорадочно запросил служебную базу данных. Информация там уже была. Так вот кто сидел в том проклятом форте, под которым его разгромили, где погибла Лиа Баг! Невероятно! Чудовищно!!! И тут его пронзила ужасная догадка: не он ли насторожил, согнал в побег коварного агента конфедератов? Не он ли сам выболтал Рушу о программе строительства Звёздного флота, привлек внимание к своему корвету?! За такое по голове не погладят! Вместе с гневом, острое чувство вины возникло у Барга. Он тут же возненавидел Иве как виновника всех своих бед и потерь.
   Киа Ле по-своему поняла его бурю эмоций и наступившее разбитое состояние. Должно быть, нелегко оказаться по разные стороны жуткой войны с другом детства. Только хороший человек может так переживать. Кил Барг стал ближе ей, она с удовольствием осталась бы в его обществе, но было видно, - ему сейчас нужно одиночество. Она позволила Килу удалиться. И он пошёл, скрежеща зубами, не думать, но ненавидеть. И прятаться от самого себя.
  

Глава 13. Пламя над бездной

  
   Адмирал Ли Ланг возвращался в Гиады исполненным опасений за ход событий в Галактике. С одной стороны, его обнадеживали сдержанные высказывания Премьера-Стратега. С другой, - он понимал, что стал соперником для руководителей флота. Из-за этого они теперь могут пойти нелогичным путём, настаивать на опасной точке зрения. Всё же, зная их осторожность, он надеялся, что те не рискнут авантюрно проявить себя. Одно дело болтать об эскалации войны, а совсем другое - реально пойти на неё. Премьер просто ловко хлестнул их, а рейдерские атаки населенных планет супербомбами ещё долго не станут в повестку дня. Зато у него самого появились полномочия организовать борьбу в Гиадах по-новому.
   Добавило тревог общение с Сен Хатом, - одним из разумнейших людей в Стратегиате и Совете. Тот намекнул: не стоит полагаться на такой двусмысленный исход. Да, Гур намеренно сталкивает своих помощников и соратников лбами. Да, эффективность работы от соперничества часто растёт. Но становится всё сложнее удерживать в рамках его рефлексирующие кадры, среди которых идеи галактического превосходства Человека и войны "до победного конца" распространяются всё шире. Они видят в войне рычаг для того, чтобы сделать невозвратными государственно-политические перемены в свою пользу. Выгодна эскалация и Сай Гуру, создавая круг лиц, замаранных перед Галактикой, а потому преданно ему служащих. То, что затевалось как способ оживления Сообщества, превращается в самоцель, в образ действия помощников, прилипших к вождю, способ существования самоуспокоенных граждан, ведя каковой, им больше не надо задумываться и сомневаться.
   Сам по себе Гур, возможно, мог бы противостоять давящей на него тёмной силе. Но он в неё не верит, его всё больше подстрекает свита. В разговорах и размышлениях с глазу на глаз Премьер вполне адекватен, пытается своим и чужим порокам противостоять. Однако стоит затеять очередное совещание, и его "уносит". Работоспособность Гура невероятна, большая часть принципов верна. Но применяются они однобоко. Какие-то Премьер превозносит, другие - оставляет без внимания. Так же странно относится он к сподвижникам. Из людей хороших и деятельных выжимает все соки, держа на отлете и часто унижая их. В то же время не обидчивые, знающие за что рискуют, проходимцы приближаются к нему.
   В старину такой характер называли бескультурным. Здесь же приходится сталкиваться с пороком таланта, мощного и глубоко образованного современного человека, у которого невозможно вырвать власть из рук, перед которым невозможно настоять и показать ему, как он делает что-то не то. Похоже, дело не в культуре, а в каком-то глубоком изъяне индивидуального и коллективного разума, из которого, периодически возникает разрушительная тирания. Ей поначалу служат великие умы и деятели культуры, не замечая, как склонились на сторону негодного средства. К ним присоединяется масса людей, верящих, что борются со злом, но не видящих, что оно указано неверно. Возникает феномен правдоборческих и "антифашистских" движений, с мотивацией, похожей на фашистскую, и на деле продвигающих всё тот же, растущий в новом обличье фашизм.
   Личное бескультурье, упрощенчество, делегирование раздумий наверх какому-то вождю, эффективно объединяющему бездумных, и притом воинственная социальная активность, - вот путь этого процесса.
   "Сенаторы и Стратеги, поддержавшие Сай Гура, оказались подобны безграмотным лекарям, принявшим один из симптомов болезни за признак выздоровления, и принявшихся ему потакать. Увы, я тоже был среди них" - подытожил Сен Хат. Как изменить набравшую силу тенденцию, он не знал. Из его суждений вытекало, что отторгнутые обществом галакты были правы куда больше, чем поначалу казалось...
  
   Как бы там ни было, Ли Лангу и Фа Гору следовало спешить. Во время их отсутствия конфедераты произвели первое нападение за пределами Гиад, - вылазку в направлении Урк. Атака легко была отбита фортами базы, но вспышки в ночном небе и рокот ударной волны от высокого стратосферного взрыва перехваченной средствами ПКО ракеты, вновь поляризовали аборигенов.
   Сразу активизировались повстанцы. Огромная саванна со многими тысячами километров горных выработок под ней становилась серьёзной проблемой. Но и с ядром угасающей республики было не лучше. Правящая группка олигархов, по старой "традиции" метаться между полюсами силы и предавать всех, с кем они достигли "незыблемой дружбы", решилась на сепаратные контакты с Конфедерацией. Пришлось припугнуть Пор Ооса, подсластив пилюлю обещанием нового кредита. О дальнейшем запросили Толиман.
   Оба командующих, в быту таких разных, но оценивающих обстановку профессионально и почти одинаково, сомневались, что Маршал Бунг и конфедеративное правительство на Ароре наступят в то же болото, в какое угодили Земляне, попытавшись сотрудничать с интриганами, чья власть насквозь была пронизана ханжеством и коррупцией. Любые тактические успехи урканцев, за какие они превозносили и награждали друг друга, вели только к стратегическому поражению. Но мог возникнуть канал утечки. Разведка противника не дремлет, а Пор Оос и иже с ним, ради себя любимых, сольют любую информацию. Лишь бы на день дольше продолжалось их панское счастье.
   Следовало ждать дальнейшего саботажа плана реформ, разработанного кураторами для улучшения управляемости и некоторого облегчения положения отчаянно нуждающегося населения. Лучше управляться властители Урк не хотели. Зачем, когда лично у них всё хорошо? Не понимая глубины кризиса и "летая" в сферах галактической политики, они под разными предлогами отклоняли кандидатуры лучших межзвёздных советников, приглашая давно скомпрометировавших себя, словесно трескучих "реформаторов" с отсталых планет Гурыз и Поолк.
   Вместо повышения прямых выплат и наполнения экономики денежной "кровью", они обещали гражданам унизительные субсидии. Да и те получить было трудно, - людям отказывали под любым предлогом, чтобы нарастить и поделить бюджетный остаток. Любое авансирование подстегивало инфляцию, потому что никто не собирался большую часть работ выполнять. Выпущенные в обращение деньги не обеспечивались конечным продуктом. Это был замкнутый круг, грозивший новыми крупными беспорядками. Что тогда делать Землянам? Всех урканцев перестрелять за воровство и тупость? Или наглухо закрыться в своих фортах и базах? Зачем вообще тогда Человечеству эта звезда Лека Ненэ с её предложившей "услуги" цивилизацией?
   Терпение военных истощилось. Посовещавшись между собой, адмирал и генерал предложили Стратегам прекратить поддержку негодного союзника, перевести главную Земную базу в другую систему, предоставить неисправимых "умников" и патологических перебежчиков самим себе. Даже подтолкнуть их к заигрыванию с конфедератами. Авось, те тоже ошибутся. Командующие были уверены, - конфедераты не направят свои войска на Урк из-за её удалённости и уязвимости. С высаженными разведывательно-диверсионными группами, они знали, как справляться. Можно будет организовать канал дезинформации.
  
   В ожидании одобрения Стратегов, у командующих хватало полномочий самостоятельно перебазировать флотские тылы на новую главную базу. Они отдавали себе отчет: в покинутой цивилизации начнется агония. Но ведь это сам Пор Оос и Уб Док с их передравшимися приспешниками до этого довели, доказав, что не могут быть ничьими союзниками. Они готовы оправдать любое предательство, пронести любой мещанский, пахнущий болотным пафосом бред, пытаются создать ущербную идеологию с "иконостасом" из мечущихся в разные стороны мазеп. Не приемлющее этого меньшинство, - со своими "тараканами": выстроившись за иллюзорно-непогрешимым, а на самом деле таким же лживым и преступным вождём (как нынешний предводитель инсургентов Зех Оор) исступленно их обличает и воюет. У них, в общем-то, сайгуровская идеология, они случайно выступают против Землян. Третьи едва живут между первыми двумя. Предвидения и способности спасти своё общество, - нет ни у кого. С разных сторон они добивают наследство его создателей.
   Как же, нужен конфедератам Зех Оор со своими бандами! Они республиканцы, а он мелкий диктатор. Они, - трудолюбивые пионеры фронтира, а он - работать не привык. Победив на Урк, он станет таким же угнетателем, интриганом и попрошайкой кредитов, как Уб Док и Пор Оос до него. В мирное время подобную братию терпели. В предгрозовое, - заподозрили в двурушничестве и в дармовых деньгах отказали. А сейчас конфедераты просто используют Зех Оора, точно как Земляне его противника Пор Ооса, только намного дешевле. Эти двое, хоть на вид лютые враги, давно в сговоре между собой. Не они одни и СРК (Служба разведки и контрразведки) об этом догадываются!
   На чью бы сторону не склонилась удача, - в конце войны победители зачистят Урк, выдернут с корнем всех, "проземных" и "проконфедеративных" притворщиков. А оставшийся народ им только поаплодирует. Тогда, наконец, на планетах Леки Ненэ наступят покой, порядок, достаток и счастье. Для других. С какой-то стороны, это было похоже на стервятничество. Могучие союзы, великие цивилизации не могли помочь маленькой цивилизации умирающей. Мешали политические условности, взаимная вражда. Но вообще-то, по законам живой материи, - это справедливо. Зубр не помогает зайцу, а косуля - суслику. Когда они здоровы, то друг от друга имеют пользу, зависят. Как кто-то заболел, - смерть ему, да побыстрее, чтобы зараза не распространилась.
   У командующих достаточно своих тревог и забот, чтобы нести на своих плечах ещё и эту трагедию. Надо думать как минимум о Гиадах, как максимум - о судьбе всего Федеративного Сообщества. Урк на этих весах - не величина. Земляне будут возвращаться туда, чтобы подкидывать устаревшее оружие Пор Оосу, изредка обстреливать саванну и мешать инсургентам. А конфедераты, если не глупы, - будут делать то же самое: помогать инсургентам в набегах на прибрежные равнины, щупать обстановку. Но не влезать туда серьёзно. Через какое-то время от процветавшей некогда цивилизации останется планета с загаженной атмосферой, полями военного мусора и руин, изъеденный метеоритами, мёртвый космопорт, проломленные купола на спутниках, очаговая, едва теплящаяся в пещерах и тоннелях жизнь. Кто приберёт это дикое поле, тот станет его хозяином. Если только всю систему, которую угораздило оказаться на стратегическом направлении, супербомбами в клочья не разнесут.
   Ли Лангу надо знать, что происходит в Возничем и Персее. Любая авантюра там отзовётся осложнениями здесь. У него оставались в штабе контакты среди офицеров оперативного управления, он надеялся на сообщения от них. В Гиадах конфедераты тоже не станут сидеть, сложа руки. Инициатива у них пока не вырвана.
  
   На Ригеле Кентаврусе Нио Бильт встречался с Хме Дилом. Ему требовались кадры для флотской разведки, пока всех не перехватила быстро растущая СРК. Кроме того, счастливчик Дил не сгорел в ужасном скандале. По ряду признаков тучи над ним рассеивались. Отношения надо было оживить, создав задел на будущее. Ли Ланг стал их общим соперником, обоим надо было оттеснить его от Премьера, чтобы самим приблизиться к нему.
   Обмен мнениями показал, что Хме не разделяет осторожного отношения к рейдерской войне, считая начало набегов на цитадели Конфедерации делом скорым и неизбежным. Он, конечно, человек не вполне военный, но ведет зондаж верхов. Такая его ориентация, вместе с неожиданной храбростью Тора Фрага могут указывать на решение, к которому склоняется Сай Гур.
   - Ну что Вы, дорогой Нио! - улыбался Дил. - Даже в худшем случае будет как с Гиадами, - в ответ получим болезненный щелчок, но зато обратимый в укрепление власти и общее благо! Ваши молодцы сегодня опытнее, чем вчера. Они остановят врага, причинив ему больше потерь! Ну, прорвутся конфедераты к каким-то нашим периферийным планетам, что из того? Их потерю мы вполне можем себе позволить! Не смотрите на меня как на циника и людоеда. Это нормальное мышление гигантскими масштабами Человеческого общества и Космоса!
   Большинство погибших мы сумеем клонировать заново. Только благо для них, что клоны не будут помнить смуту между фобистами и галактами, общественные колебания перед началом войны и первые неудачи. Для них всё будет ясно, жить им окажется проще. Они станут безукоризненными патриотами, хорошими солдатами и офицерами! Конечно, я понимаю Ваши опасения взять на себя некоторую инициативу. Ведь раньше, чтобы толкнуть в бой Звёздный Флот, Премьер больше слушал меня (адмиралы постоянно жаждали лучше подготовиться и оттянуть момент). Да, я подыграл этим его ожиданиям. За это был приближен, а потом впал в немилость. Это временно, я вернусь в доверие, не сомневайтесь! И помните: сегодня, пока он будет слушать Вас, уже Вы рискуете попасть под "раздачу"! Но не бойтесь. Кто не рискует, тот к подлинной власти не приближается. Обойдите Фрага, Вы же можете! Главное - не сидите всё время в кустах, там бонусов не дают. И, проявляя инициативу, не перечьте тайным желаниям Премьера! Это хуже, чем возражать открыто!
   - Благодарю Вас за оценку моих способностей и советы, - вежливо процедил Нио. - Думаю, мы подружим, и ещё не раз будем полезны друг другу.
   Это понравилось Хме Дилу.
   - Вы мудрый и приятный человек! - отпустил он комплимент. - Я придерживал, а теперь направлю к Вам нескольких прекрасных специалистов по безопасности и дам ещё одну подсказку: Гур благоволит Килу Баргу, считая своим неофициальным учеником, хорошим продуктом новых принципов воспитания. Хотя Барг всего лишь новоиспеченный полковник, возложите на него командование и пошлите в первый же уничтожающий рейд. Во-первых, Вы потрафите тайному желанию Премьера создать представителя племени новых людей, галактических воинов, лишенных слабостей и овеянных славой. Во-вторых, насколько я знаю, сам Барг жаждет отомстить и отличиться. На Зарзее погибла его пассия, некая Лиа Баг. А в начале своей карьеры он всё ещё продолжал связь... с кем бы Вы думали? Со своим другом детства, страшным изменником Иве Рушем!
   - Быть того не может! - ужаснулся Бильт. - Зачем же Вы тогда мне советуете этого полковника продвигать?
   - Видите ли, Барг полностью порвал с Рушем, и теперь винит себя за существовавшую между ними откровенность. Он считает, что выболтал ему важные вещи (хотя это чепуха), и тем самым запустил линию событий, которые его самого привели к тяжелым потерям. Поверьте, как никто другой, он жаждет разделаться с этим героем Конфедерации! Рана в душе, соперничество и желание отличиться - мощные двигатели. Было бы ошибкой не задействовать их! Двигая перед собой Барга, Вы подойдёте к Премьеру сами. Ну, а потом...
   - Мне надо подумать, - уклончиво остановил собеседника Нио Бильт. - Так Вы говорите, грядет введение элементов манипулирования уже не только общественным, но индивидуальным сознанием? - перевел он разговор в другую, тоже интересовавшую его плоскость.
   - Только при клонировании. И незначительно в настройке центральных серверов биокомов, чтобы надежнее настраивать людей на позитивный лад и точнее выявлять возможные психологические проблемы. Знающим людям это ни капельки не опасно. А для большинства - несущественно. Они и раньше не умели думать самостоятельно. В общем, решайте, адмирал. Один Вам не укажет, другой не попросит. Надо самому создавать направления. Ну, а если погибнет этот Барг, - так Сай Гур фаталист. Он не будет Вас винить и найдёт себе другой образчик для создания эталона Сверхчеловека.
   - Кстати, а как Ваше лоббирование интересов Урк? - вкрадчиво спросил Нио Бильт. - Они до сих пор к Вам обращаются? Успехов тут Вы вроде бы не достигли. По крайней мере, на разрушительные для них запросы Ли Ланга с Фа Гором, Стратеги собираются дать положительный ответ.
   - Ну и пусть! Я этим уже не занимаюсь. Пальцем больше не пошевельну. Они были нужны для глубокого наступления в Гиадах, которое застопорилось. Попутно они помогли мне в освоении той сложной для нас, современных людей, части политики, которая основана на следовании возрожденным древним инстинктам. Понимание без слов импонировало Премьеру. Но никто не заставлял урканцев доводить свою инстинктивную и рефлексивную основу до абсурда, свойственного неразумным видам и низшим расам. Они так успешно избавились от лишних знаний и сдержек современной цивилизации, что вместо прогресса - деградировали. Без потерянного предвидения, без импульса к движению вперёд, в постоянном пожирании материальных благ и друг друга, - это уже какие-то амёбные, паразитарные инстинкты. Нескольких полезных мне людей я оттуда вытащу, и всё на этом! Теперь это проблемы Ли Ланга, а тот, в отличие от меня, вообще не собирается их решать. Видите, какой он бесчувственный и негуманный человек! Точно так же, как от обитателей Леки Ненэ, он отделается от Вас, только пропустите его вперёд!
   Бильт раздраженно мотнул головой, как бы показывая, что этого никогда не случится. Он охотно прижал бы своему прыткому конкуренту снабжение, но Премьер-Стратег лично распределял силы и средства, следил за балансом соперничества.
   На том они и расстались. Сказанное Дилом крепко запало в голову Нио. Обдумывая вопрос и штудируя личное дело Кила Барга (в общем безупречное), он пришел к выводу, что предлагая его кандидатуру на должность командира особой ударной группы, мало рискует. Надо лишь поработать с полковником, чтобы не лихачил, не искал повода сложить буйную голову из ложного чувства вины.
  
   Капитан Иве Руш, офицер по особым поручениям при Маршале Бунге, не страдал от недостатка дел. Маршал разрывался между общением с верхами Конфедерации, командованием в Гиадах, и важнейшими проблемами собственных планет. Руш стал его глазами и руками в создании обороны Гиад с опорой на 32-ю, 48-ю, 57-ю и 64-ю Тельца. Планетарные крепости и оборонительные районы связывались флотом и гарантировались от неожиданностей форпостом на 80-й, впереди этой линии. На ней предстояло навязать бой земным эскадрам, если они снова перейдут в наступление, и защитить богатые энергией системы, от которых недавно отбросили захватчиков. Там восстанавливались заводы изотопов на Парцее, бурлила Зарзея, делалось всё возможное, чтобы унять вулканическую активность планеты и очистить её атмосферу после мощного, сопоставимого с падением астероида удара.
   Чтобы раньше времени не допустить врага к этому рубежу, пришлось готовить набеговые операции, отправлять и встречать из боевых походов корабли, анализировать результаты рискованных рейдов. Иве выполнял всё больше самостоятельных поручений, свойственных старшему офицеру.
   Звёздный флот, в свою очередь, укреплялся примерно в двадцати световых годах ближе к Солнцу, имея форпостами 101-ю Тельца и HD 28736, куда его корабли стремительно прибыли, и сумели свою высадку отстоять. Это был первый успех командующего Ли Ланга. Нетрудно было предсказать, что после отказа Бунга от резервов, Землян нипочём не выковырнуть из звёздного скопления, где они строят плацдарм для возобновления атак в его глубину. Но сами они об этом ещё не помышляли, опасаясь и приводя в порядок свои базы.
   Один за другим в Гиады приходили новые корабли взамен утерянных. Под их прикрытием ползучая экспансия сил ФСЗ распространилась на HD 25102, HD 28568, HD24357, HD 22072, вокруг которых развернулась изматывающая активность. Федералы (так всё чаще стали называть силы Землян) стремились закрепиться у этих звёзд. Конфедераты быстрыми набегами пытались не дать им этого. Обе стороны несли потери. Одни теряли ударные корветы, другие - эскортные корабли и транспорты с инженерными роботами и прочим имуществом. Изредка выходили мериться силами и обменивались залпами крейсера. Это походило на войну конвоев и подлодок в космическом океане. Подобно лодкам, тиуриальские корветы прятались в пространстве, неожиданно выскакивая из сверхсвета. Как и в древней морской войне, охраняющий свои конвои противник совершенствовался и упорно добивался своего.
   Вот, очередной раз Руш с беспокойством встречал вернувшуюся из набега полуэскадрилью. "Пираты" бодро отчитались об уничтожении крупного транспорта ФСЗ у HD 25102. Он вспыхнул звездой, снять с него федералам ничего не удалось. Но опять одного из корветов не хватает! Космокоры пришли увешанные гроздьями космолётов на внешних подвесках. Между ними виднелись несколько контейнеров с ценным корабельным имуществом, снятым с поврежденного и подорванного сотоварища.
   Вскоре Иве изучал детали боя корветов с фрегатами сопровождения. Могло быть хуже. Хорошо, что истребителей преследовали по-настоящему только два фрегата. Стороны подстрелили друг друга, но быстрые корветы конфедератов оторвались от противника. Остальные корабли охранения остались при караване, сберегли второй транспорт, пришедший по назначению. Это было неприемлемо. Операции с подобным эффектом не срывали, а лишь замедляли выполнение планов федералов, грозя привести к стратегическому проигрышу.
   Пока не были утеряны инициатива и кураж, требовалось переходить к серьезным действиям. Наконец-то, кроме малых установок, оставшихся после взрыва завода энергетических изотопов у Аина, заработал большой современный завод. Возросли лимиты, ограничивавшие использование больших кораблей, началось создание запасов топлива. Готовился демонстративный удар по 55-й, рассматривались разные варианты, как переиграть врага, оставив не у дел его группировку, угрожающую будущему району боевых действий из района 101-й. Планировалось втянуть её в передвижение и бой, после чего атаковать эту базу и высадить там десант для полной зачистки.
   Вражеский командующий, хорошо проявивший себя, мог предполагать примерно то же, и отказаться ослаблять форпосты. Чтобы преодолеть его выдержку и заставить оттянуть флот в глубину, планировали крупный рейд на HD 22072, оранжевый гигант, где условия для обороняющихся были наиболее сложными. На его дальних, подогретых расширившейся звездой планетах шёл эволюционный бум, процветала вирусная, бактериальная, лишайная и прочая простейшая жизнь. Примитивная биосфера была полна вредоносных частиц. Любые повреждения и разгерметизации систем жизнеобеспечения таили для людей массу опасностей и забот.
   К началу этой операции для Руша было предписано оставить прежние обязанности и принять участие в рейде в должности заместителя командира флагманского крейсера бригады. Маршал железной рукой вёл его по служебной лестнице, заставляя набирать опыт и пересчитывать все ступени. Военная судьба всё дальше отдаляла Иве от друга Кен Нета и его сестры Севар, о которой он всё больше думал, но не мог приблизиться. Даже во время вызова на Арору им удалось увидеться лишь мимолетно. Кен восстанавливал Зарзею и совершенствовал глубокую инфраструктуру, попутно хлопоча о направлении на ближние арорианские базы. Впечатлений от космической передовой ему хватило с избытком.
  
   На Урк антиправительственные повстанцы надеялись и ждали начала мощного наступления конфедератов, не ведая, что ему не суждено случиться. Ротмастер Гиц Храк с трудом дождался сумерек, чтобы выбраться из своей глубокой норы, и теперь смотрел на звёзды в боевой визосканер, используя его как телескоп. Хорошая вещь! Реальное "не смертельное" оружие. Само не стреляет, зато всё замечает и рассчитывает, увеличивает точность и эффект применения любого другого средства поражения, - даже древних газодинамических автоматических винтовок и пистолетов, до сих пор состоящих на вооружении "шахтных крыс". Далеко стрелять там не надо, избыточная мощность выстрела грозит обрушением, а пороховые газы, к тому же, хорошо "забивают" химические следоанализаторы правительственных вивисекторов-ищеек.
   Визосканеры и кое-что ещё были сброшены в расположение инсургентов одноразовым арорианским грузовиком, прямо под носом у правительственных лохов и высоко технически оснащенных оккупантов прорвавшем блокаду Урк. Как результат, повстанцы стали раньше замечать передвижение разных вражеских боевых роботов и пилотируемых машин. Лучше стала связь. Их потери упали, а затраты сил на поддержание безопасности уменьшились.
   В отличие от земного неба, над Урк сияло множество ярких звёзд с видимой величиной до минус пяти, отчего ясные безлунные ночи никогда не были слишком тёмными (сказывалась близость рассеянного скопления), но не шли оттуда крейсера Свободного мира. Большие события назревали в других секторах звёздного неба. Невиданное противостояние расползалось по рукаву Ориона.
   Гиц Храк понятия не имел о том, что штаб конфедератов рекомендовал повстанцам сохранять выдержку и не нарушать статус-кво, не напрашиваться на эскалацию противостояния с правительственными силами во избежание ненужных потерь. Игнорируя эти инструкции, их предводитель Зэх Оор ждал, когда испортится погода и готовил наступление на Оддон, а его подчиненные надеялись и гадали, когда они, наконец, получат от Конфедерации современные средства борьбы, имеются ли у их руководства согласованные с военными советниками и действиями флота конфедератов планы? На последнее было не похоже. Никто ещё не видел ни одного военного советника, связь с ушельческими Гиадами была эпизодической и односторонней.
   В последнее время партизанские действия не ладились. Бойцов проинформировали о начатом сворачивании земного присутствия, что с энтузиазмом было воспринято как победа, но перемен к лучшему не произошло. Куда бы не совались боевые группы, - там, вместе с правительственными войсками, непременно оказывались какие-то миссии под охраной звёздных солдат ФСЗ. Будто им нарочно показывали обезбашенных партизан.
   "Зачем Зэх Оор это делает? Показать себя? Подтолкнуть Землян? Ясно же, что не слабыми силами повстанцев тех можно "толкать"! Оккупанты уходят по какой-то своей причине. В подобных демонстрациях добровольцы несут потери, вместо того, чтобы использовать лучших и проверенных людей с пользой, по слабым местам коллаборационистов", - размышлял Гиц. В некоторых удачных акциях он тоже замечал странное. В одном случае "поросовцы" крупно преувеличили понесённый ими ущерб. Рядовые добровольцы опять радовались, но он-то понимал, что им подброшена "лапша". А потом началось "стенание" режима о будто бы появлении на Урк армии конфедератов и его "священной войне с Конфедерацией". К чему эта чушь? Решительные заявления и большие дела с самого начала надо было делать, а не теперь пузыри пускать, - когда противостояние давно перешло в вялотекущую фазу и все знают, что грош словоблудию цена. Опять притворяются, двурушничают, что-то выпрашивают у оккупантов напоследок? Начинало складываться впечатление каких-то игр, в которых рядовых мятежников используют как пушечное мясо, по принципу: "Не рассуждать! Пан или пропал!" Гиц гнал от себя подобные мысли.
   Если бы Храк знал, что наступление на Оддон затевается не только без согласования с конфедератами, но фактически по просьбе ненавистного Пор Ооса, дабы вновь привлечь к нему угасший интерес Стратегов ФСЗ, а взамен гарантируются права Зех Оора как "некоронованного короля саванны", - он назвал бы это сговором и предательством. Да что там, он поднял бы бунт и постарался хотя бы одну из "высоких договаривающихся сторон" укокошить. Но он этого не знал. А большинство добровольцев и ополченцев, родом из десятков разрушенных и голодных городков, где их младшие братишки и сестренки продолжали ловить по подвалам крыс, в отличие от него, бывшего кадрового военного и офицера спецподразделения "Степной Орел", так глубоко не задумывалось. Его подчинённые были в восторге от первого по-настоящему крупного "дела", которое им предстоит. Возьмут город, - удастся пограбить. Впервые за много месяцев, а то и лет, нажраться до отвала настоящей еды, а не (как за счастье) костлявого мяса грызунов, или синтетической гадости...
   - Эй, Бэлг! - обратился он к своему оруженосцу. - Ты поговорил со "стариками", кто в разведку со мной пойдёт. Сказал им, что дело будет необычное, опасное, и потому сугубо добровольное?
   - Все пойдут! Сам выбирай. Все равно, один конец! Ребята тебя любят, ты удачливый, трофеев много...
  
   В конце отпуска Кил Барг получил предписание отбыть на Алголь, - Бету Персея, где вступить в командование особой крейсерской группой. Назначение обрадовало его, - это была не полковничья, а командорская (бригадная) должность. В созвездие Персея он отправился через Ню Кассиопеи - Ахирд, радуясь возможности провести там последние свободные дни. Земля и Солнце опостылели ему не меньше Ригеля и Толимана.
   По правде говоря, Ахирд был похож на Толиман. Такая же система из двух, - большей и меньшей Солнца - звёзд, совершающих полный оборот вокруг друг друга и общего центра масс за 480 лет. Только вместо третьего компонента - Проксимы, на далекой периферии находился прихваченный звёздами где-то в пространстве коричневый карлик. Для нужд Человечества он был даже удобнее Проксимы. Малые звёзды капризны, а недозвёзды и суперпланеты - спокойны. Так же, как на Ригеле Кентаврусе, поверхность главной планеты - Ахирбара покрывали огромные, высотные мультимиллионные города. Только поднимались они не с поверхности суши, а прямо из глубин местного океана, бросая кое-где стяжки и мосты своих небоскребов на игольчатые пики архипелагов.
   У небоскребов было три яруса: верхний, - светлый, представительский и жилой; средний - в полосе туманов над морем, он же технический, и подводный - промышленный. С нижнего уровня многочисленные тоннели шли в кору планеты, - к донным минеральным разработкам. Там же, в верхнем слое коры простиралась всепланетная подземная транспортная система, - своего рода суперметро под морями. Оно по традиции перевозило больше пассажиров, чем воздушный и стратосферный транспорт, каким пользовались управленцы, туристы и отдыхающие, которых было меньше, чем работяг.
   В нескольких местах планеты, с опорой на вершины небоскребов и высоких скал, располагались искусственные площади со слегка волнистым рельефом, по нескольку тысяч квадратных километров каждая, воссоздающие традиционные виды и ландшафты Земли. Только растения и деревья на них были как зелёные - с обычными фотосинтезирующими элементами (хлоропластами), так и синие - с иридопластами. Вторые эффективнее вели фотосинтез в местных условиях. Смешанные, двуцветные парковые леса и газоны с цветами красного и чёрного бархата выглядели торжественно и нарядно. Климатомашины Ахирбара были совершенны, поддерживая баланс между земными и местными проявлениями погоды, общим для ФСЗ и особенным для Ню Кассиопеи. Это был особенный, и в то же время, близкий и приятный традиционному Человеку мир. Были в системе Ахирда и другие населенные планеты.
   Блуждая роскошными и людными подвесными проспектами Ахирбара, Кил винил себя, что сбежал от Киа Ле. У неё много можно было узнать о Руше. К любой информации о нём он начал относиться болезненно-собирательно. Да и она сама как-то притягивала его. А он поступил как юнец, - не выдержал потрясения, испугался тени, сбежал. Сознавать оплошность было неприятно. Избегая едкого чувства недовольства, Кил с головой погрузился в развлечения одного из величайших и прекраснейших Миров. Недостатка средств после полученных наград он не испытывал. Увы, скоро пришло время лететь на новое место службы.
  
   Наименование соединения и его особая подчиненность (Звёздный флот не мог распоряжаться группой без согласия Премьера-Стратега) сулили многое. Однако, прибыв на место, Барг выяснил, что в её состав входят только два облегченных крейсера спецпостройки и четыре корвета сопровождения. Это было меньше бригады, традиционно счисляемой в составе восьми батальонов или флотских единиц. Конфедераты называли такие подразделения эскадронами. Его переаттестовали на чин капитана 1-го ранга, что было неплохо. Офицер, аттестованный как для войны на планетах, так и для командования кораблями, состоящий на должности бригадного звена, имел все шансы стать генералом или адмиралом. Не на этой, так на следующей должности он обязательно пересечёт заветный рубеж.
   Вооружение кораблей было не ахти, зато на них были установлены новейшие модифицированные двигатели и разрыватели пространства, а также самое совершенное навигационное оборудование, какое он когда-либо видел. Большую часть объёма корпусов, в ущерб удобствам для сокращённых экипажей, занимали топливные танки и бомботрюмы с аннигиляционными ракетами колоссальной мощности по 500 и 250 ТВАВ. Ждали поступления "тысячных". Собственно говоря, это были не крейсера, а дальние галактические бомбардировщики. Модифицированные корветы служили в роли галактических истребителей сопровождения. Судя по всему, замышлялось нечто стремительное и убойное. Например, наповал добить Зарзею и превратить в новую звезду её важную соседку - большую газовую планету Парцея. Шах и мат тогда проклятому маршалу Бунгу с его героями Конфедерации! Это примиряло Кила с малочисленностью подчинённых.
   Когда-то видимая с Земли как затменно-переменная звезда, Алголь была для группы хорошей секретной базой. Два главных компонента массивнее Солнца, обращающиеся друг вокруг друга менее чем за трое суток, создавали вибрации, скрадывающие гравитационные волны от движения сверхсветовых кораблей. В большинстве диапазонов излучения звёзды наполняли эфир фоновыми шумами. Вокруг центральных светил, по орбите шириной в 2,7 астрономических единицы летела третья, горячая звезда главной последовательности Алголь С. В смысле планет в тесной тройной системе всё было плохо, - звёзды истребили их своей массой. Зато далеко за орбиту третьего компонента простирались разреженные пояса обломков, выброшенные туда гравитацией, покрытые общим ледяным облаком окраин системы. В промежутках между поясами находились крупные астероиды и "квартировали" замаскированные корабли группы с сопутствующими объектами инфраструктуры.
   Базу Алголь прикрывали, отвлекая внимание конфедератов на себя опорные пункты федералов в соседних системах. Земляне, повсеместно сокращая нейтральное пространство, и тут приблизились к врагу на три-четыре десятка световых лет. Никогда ещё космос, контролируемый ФСЗ, не расширялся так бурно.
  
   Узнав задачу своей группы, - нанесение ударов отнюдь не по крепостям и источникам энергетического могущества, а по населенным и промышленным мирам ушельцев, Кил Барг ни секунды не колебался. Миллионы и миллиарды чужих смертей его теперь не трогали совершенно. Разве с людьми вокруг него, с его товарищами и сослуживцами, не произошло то же самое? Первая дивизия Звёздного флота потеряла 60% личного состава! Пехотные и танковые подразделения - 70%! В той же пропорции были выкошены не умевшие толком воевать защитники 80-й Тельца, а от второй дивизии вообще остались рожки да ножки.
   Конечно, кого-то из погибших друзей клонируют, но далеко не все регулярно отправляли свои обновления в банк биоментальных данных. А были и такие, что не имели реинкарнационных карт вовсе. Эх, самонадеянность! С клонами общаться будет неинтересно. Чем дальше, тем вернее они превратятся в других, совершенно чужих ему людей.
   Потери взывали об отмщении. Сегодня не место непонятным условностям диких амров, применивших свои маломощные, архаичные бомбы не в начале, а в конце планетарной войны. Ввязались в драку, - так бейте, а не грозите! Нереализованная угроза, - это попустительство! Никакой жалости к врагу! Никакого снисхождения к подчиненной молодежи, плутающей в тех же слюнявых заблуждениях, что когда-то он сам! Или они "врубаются", что такое война, или будут отчислены из его группы как неспособные или хуже того, - неблагонадежные. У него было теперь такое право. Оно означало способность напрочь сломать кому-то карьеру и испортить жизнь.
   Внушать и подавлять убеждённостью, добиваться подчинения, не раскрывая при этом никаких сведений, он научился лучше прежнего и забористей Фа Гора, которого копировал поначалу: "Нам важная работа поручена в Галактике на благо великого Человечества! Без жертв не обойтись. Не следует терять головы, пока в отдельных извилинах бродят не подтёртые остатки пацифизма и анархизма галактов! Сверяйтесь с приказами командования и настройками, рекомендованными для биокомов! Сомневающимся здесь не место! Агрессию и распространение ушельцев надо остановить любой ценой! Что плохого в том, что двадцать-тридцать миллиардов мутантов дезинтегрируют и испарят, если потом жить в Галактике станет лучше? Арориан тоже не жалеть! Мы уничтожаем этих отступников ради их же пользы! В каждом арорианине сидит свирепый мутант, и он стремится выбраться наружу!"
  
   Развив бурную деятельность, капитан 1-го ранга Барг быстро добился полной слаженности, готовности к старту и бою своих скоростных кораблей. К мерам секретности он теперь относился очень серьёзно. Даже в собственных мыслях он ничего не выделял и электронных заметок в биокоме не делал. Никто не узнает назначение группы, куда она нацелится в последний момент. Все будут верить, что они поразили не мирных жителей, а чудовищные средства нападения, заготовленные мутантами для войны.
   В глубоком уединении Барг изучал мельчайшие характеристики перспективных целей: ушельческие системы HD 23626 и HD 17605 у солнцеподобных звёзд класса G0, колонизированные гхаргами и тиуриальцами соответственно. Важнейшим объектом атаки была существенная для Конфедерации многонаселенная и мультицивилизационная система HD 16175, а минимальной, запасной целью - ближайшая HD 23596 "классических" людей. "То есть, тьфу, предателей, конечно!" - осадил сам себя Барг.
   Все объекты атаки находились на расстояниях до 220 световых лет, в полтора раза дальше, чем в Гиадах. Вот куда скоро дотянется своей силой и возмездием Человек! Наконец, поступили и были загружены "тысячные" бомбы. Теперь командир рейдерского соединения ждал только приказа. Он будет твёрд и не облажается. С недооценкой врага, ожиданием рыцарских поединков, легких и славных побед покончено навсегда. Он не рыцарь, но аспид Человечества, готовый плюнуть ядом в чужую чашу. Романтический Дарт Вейдер с утысячеренной морально-ментальной устойчивостью и огневой мощью, - вот кто он такой.
   К его офицерам вместо секундантов приставлены офицеры СРК, а к нему самому - офицеры личной охраны Сай Гура. Премьер с ним душевен, Тор Фраг и Нио Бильт - любезны. Вообще-то, эти двое "флотоводцев", - лицемеры и бездари. Он их тупость по Гиадам помнит. Поднявшись, - расквитается с ними, опустит до передовой. Пусть там перековываются или сдохнут.
  
   Тем временем, возобновились масштабные действия в Гиадах. Конфедераты на этот раз упредили Землян. Командующий Ли-Ланг с тревогой всматривался в глубины штабной карты. Десятки пятнышек и стрел обозначились на ней, вокруг разных Человеческих баз и объектов. Моделировались и накладывались на карту разные варианты развития ситуации. Конфедераты развернулись так широко, будто не испытывают никаких проблем с энергией. Неужели восстановили мощные заводы на Аине? В последнее время флотские разведывательные зонды и боты сбивались на подходе к Эпсилону Тельца так легко, будто их движение сопровождалось пеленгами и рекламой. Это говорило о большой мощности и совершенстве созданной там противозондовой группировки. Или это хитрое прикрытие и новый завод построен в другом месте? На ушельческой стороне Гиад перспективных источников энергии несколько, к такому выводу можно прийти, анализируя передвижение их тыловых транспортов. Когда уже истощится на сюрпризы хитрый и деятельный Маршал Бунг?
   После серии маневров обозначился интерес противника к 55-й, вокруг которой он суммировал усилия. Следом за корветами, там выпрыгнула дивизионная эскадра. Напористо! Если с ходу бросятся на штурм, развернется серьёзный поединок! Но что-то медлят конфедераты. Слишком картинный обстрел, а ближний бой запаздывает. Может, это приманка для того, чтобы он оголил 101-ю и облегчил нападение на форпосты? Интуиция подсказывала ему, что Бунг интересуется форпостами. Не выбросить его из Гиад, но крепко зажать на окраине, вот чего он хочет! Штаб Звёздного флота тоже держал руку на пульсе, постоянно интересуясь действиями врага, требуя установить местонахождение линкоров и достоверно подсчитать количество корветов Тиуры - самых быстрых его кораблей. Ли Ланг чувствовал, что линкоры здесь, но мог сообщить Бильту и Фрагу только предположения. Предпринятое им ответное прощупывание противника к их появлению не привело. Зато возникло ощущение, что конфедераты укрепились очень густо. В будущем наступлении придётся потрудиться...
   Обстановка стала проясняться, как только произошло редкое по дерзости нападение на HD 22072. Разведка Бунга сработала великолепно, подслушав и взломав коды, которыми пользовались Земные корабли и суда для опознавания в этом звёздном районе. Появившиеся под видом "своих" крейсер с двумя корветами сопровождения нахально продефилировали прямо через сектора обстрела, прикрываясь визуальными, радиооптическими и нейтринными иллюзиями с целой пьесой радиообмена, очень убедительной благодаря включенным в неё земным идиомам и тонкой игре на секретности. (Автор - Иве Руш мог гордиться собой). К его ореолу героя прибавилась новая успешная операция. Как на учениях противник обстрелял и наглухо подавил несколько батарей ПКО ещё до открытия ими огня. Временный космопорт и несколько орбитальных складов отправились в разные стороны Космоса вслед за батареями.
   Наглецы выставили маяки, и тут же через складку пространства выскочила остальная шайка, поддержавшая авангард, которому, после утраты эффекта внезапности, в одиночку пришлось бы туго. Били они в первую очередь по обитаемым зонам и корпусам. Высаживаться не собирались, а потому - не стеснялись. Стратосферы и орбиты обоих укрепляемых планет заполнили тучи обломков. У их края носились юркие тиуриальские космолёты-истребители, кроша дезорганизованные орбитальные защитные группы. На помощь обороняющимся срочно направлялись боевые корабли из соседних систем. Бой разгорался, входя в стадию общей свалки, всегда чреватую потерями большими, чем при организованном отпоре.
   Показывая традиционную для конфедератов синхронность и слаженность, у 55-й появился линкор, быстро догнав нацелившуюся на базу дивизию и подкрепив начатый ею обстрел планетных фортов залпами с дальней дистанции. Его снаряды пронизывали строй дивизии, путая засечки целей для планетарных батарей в тот самый момент, как они, наконец, пристрелялись. В этом, видимо, и состояла "изюминка" такого дальнего обстрела. Выполнив задачу активной обороны собственных кораблей, многофункциональные управляемые снаряды полетели дальше, на поражение.
   С этого момента вице-адмирал Ли Ланг был убежден, что это спектакль. Его хотят заставить убрать силы от места главного удара. Как только он опрометчиво бросит их к хорошо укрепленной и могущей выдерживать осаду 55-й, конфедераты воспользуются своим важным преимуществом в быстроте переразвёртывания, и сконцентрируются у 101-й Там их атака начнётся на предельной скорости, без дураков, а отозванные силы вернуться не успеют.
  
   В своем решении командующий усомнился только однажды:
   - Адмирал! Серия терактов на Урк. Мятежники из саванны по нескольким направлениям перешли в наступление на Оддон. Правительственные силы отступают, несут потери! - доложил дежурный офицер.
   - Наша эвакуация, демонтируемая база и блок-посты наблюдения?
   - По плану. Без происшествий.
   - Корабли конфедератов не появлялись?
   - Нет.
   - Тогда эта возня не стоит внимания, майор, - на ходу определившись, отклонил Ланг.
   - Вы уверены, мой адмирал? - спросил напряженно прислушивающийся к разговору Зак Буш.
   - Да, Зак! Это совпадение, наложение событий. Они там большие мошенники, любители азартных комбинаций, игры на чужих нервах и жизнях ради выгоды и привлечения внимания к себе. Мы перестали с ними нянчиться, - вот причина этого шоу! Как не жаль тамошних несчастных людей, вмешиваться мы не будем, да и не можем. Пусть с центрального форта, оставленного прикрывать минные поля и завершаемый демонтаж, повстанцев по необходимости обстреливают. А перед нами - более опасный враг. Если мы ошибемся, он всё ещё может выбросить нас из Гиад!
   Резервы и главные силы командующего не двинулись с места. Гарнизон и строители на HD 22072 пережили тяжелый день. Не все увидели померкший в пыли, электризованных и радиоактивных сумерках закат. Но, в итоге конфедераты были вынуждены убраться восвояси под нарастающей угрозой от прибывающих на помощь системе кораблей защиты 2-го эшелона, твердо направляемых Рере Агри. Блестящий отвлекающий рейд, использовавший все слабые места, но не сумевший помочь исходу основного сражения из-за непоколебимой выдержки противника, - таким он останется в истории.
   55-я Тельца панике тоже не поддалась и отбивалась решительно. Бунг оказался перед выбором: либо продолжить демонстративно начатую атаку, либо развернуться для нападения на 101-ю и HD 28736 с утратой внезапности. Маршал понимал, что земной командующий сумел навязать ему сражение на истощение, лишив внезапности главного удара, но остановить события уже не мог. Он выбрал второе.
   Вице-адмирал Ли-Ланг в то же время спокойно справлялся с руганью из штаба ЗФ: "Как он допустил, чтобы противник прорвался в глубину и погромил ещё одну перспективную систему как совсем недавно 80-ю?!" Да вот так и допустил. Во-первых, враг не прорвался, а просочился. Во-вторых, не такую перспективную, и не с такими, как раньше, потерями. В-третьих, судьба сражения будет решаться не у HD 22072, а там, откуда не ушли ей на помощь корабли. Бой только разгорался.
  
   На Толимане Ли Ланга не понимали, опасаясь нового наступления конфедератов больше, чем следовало. А всё потому, что там думали не о реалиях войны, а о политике, что им в случае утраты присутствия в Гиадах придется населению ФСЗ объяснять. Перед лицом такой "угрозы" требовался решительный успех. Пока в Гиадах продолжалась маневренная, вязкая, не приносящая больших результатов, зато вызывающая опасения война, капитан 1-го ранга Кил Барг получил короткий, как выстрел, приказ. Распоряжение, отданное с "самого верха" дополнял длинный, как энциклопедия, перечень характеристик пространства и координат различных объектов, которые его корабли могут наблюдать и использовать для маневрирования и донаведения после выхода на враждебной стороне в обычный космос. Перечень был плодом работы разведки ФСЗ за многие годы.
   Без промедления особая группа стартовала вглубь ушельческого Персея. Оказавшись в районе, ещё не прикрытом облаками обороны Конфедерации, крейсера Барга проникли между ними, стремительно сблизились и атаковали аннигиляционными супербомбами свои цели. Две населенные и промышленные планеты были поражены. Гигантские кратеры и сплошные поля разрушений от чудовищных взрывов испятнали их поверхности, превратили заводы и города в такие завалы, в которых трудно было распознать нечто и некогда рукотворное. На сверхскоростных кадрах видно было, как раздавалась и колебалась вверх-вниз каменная кора, вспучиваясь горами десятикилометровой высоты, быстро оседающими в расплав. Камень вёл себя как жидкость под напором сверхвысоких сил и давлений.
   В погоню за Баргом бросились не сумевшие упредить его космокоры ушельцев. Тиуриальцы были расчетливы и быстры, решив угробить его на отходе, как только поняли, что не успевают пресечь атаку. На пределе скорости и удачи, используя безжалостную схему прикрытия для отрыва от разъяренных преследователей, Баргу удалось прийти в точку возврата и увести домой свои крейсера. Он потерял три корвета, - лишь один сохранил. Согласно полученному им приказу это считалось оправданными потерями. Сай Гур и его единомышленники ликовали. Цели поражены, и рейдеры-бомбардировщики вернулись! Это говорило о перспективе дальнейших налётов.
  
   Увы, Премьер ФСЗ к этому времени не был единственным мозгом в Галактике, способным отдавать чудовищные приказы. Ни один нерв Паа Туу не дрогнул, посылая в ответный рейд бомбардировщики Конфедерации. В отличие от людей, злопамятные и методичные тиу не разменивались на периферийные планеты. Господство в Галактике, управление страхом, завоевательные перспективы, - всё это им было не нужно. Только уничтожение врага! Они шли в самое сердце ФСЗ, - на главные системы и Толиман. Возвращаться, - не собирались. Вопреки подготовке людей, они прорвались в середину Сообщества, но не достигли его столицы, зато сумев безжалостно атаковать Ахирд. Крейсер-камикадзе врезался в Ахирбар, а выпущенные ракеты поразили остальные цели.
   Никогда ещё Человечество не знало такой жуткой катастрофы, потеряв значительную часть 20-ти миллиардного населения крупнейшей звёздной системы. В несколько раз больше, чем рейд Барга причинил смертей и вреда ушельцам! Грандиозный ущерб вынуждал подождать с дальнейшими операциями возмездия. Разворачивалась не имеющая аналогов в истории спасательная операция. Надо было деблокировать многие миллионы людей, застрявших в метро и заводских тоннелях Ахирбара.
   Впрочем, ведущим политикам ФСЗ было всё равно. Они нашли главное зерно для себя, которое выражалось в том, что их крейсера вернулись с задания, а вражеские - нет. То, что враг не собирался возвращаться, а хотел причинить ущерб ещё больший, чем причинили ему, и этой цели добился, - народу знать было не обязательно. Народ должен был сплотиться перед лицом людоедов, смириться с перспективой тотальной войны.
  
   Космос наполнился страхом и гневом. "Только посмейте, только ещё раз посмейте тронуть наши планеты!!! - транслировали передатчики Конфедерации. - Получили?!! Так вам и надо! Нас не запугать! В священной войне Мы уничтожим вас!!! - вторили им передающие станции ФСЗ.
   В трагических и ужасных обстоятельствах невероятного по масштабам и жестокости враждебного нападения Сай Гур ввёл в действие ряд новых указов, направленных на централизацию всей жизни сообщества под его властью. Имелся среди них тайный, - об исследовании и подкреплении лояльности граждан через персональные электронные вспомогательные системы. Учитывая, что чувства и эмоции связаны с оценочными категориями логики, достижение практически полного контроля над сознанием людей стало вопросом короткого времени.
   В Конфедерации подобные меры консолидации не предлагались и не обсуждались. Зато вопросы централизации командования вооруженной борьбой обычными средствами, до этого времени дискуссионные и частью элит саботируемые, стали само собой разумеющимися. Сверх того, возникло движение за большее единство, требующее создания более тесных, федеративных отношений между мирами. Конфедераты оказались на пороге создания военной демократии, - центральной системы с обратной связью, активной и подвижной в своих звеньях, способной наносить тоталитарному Сообществу огромный ущерб. Это был поначалу неброский, и уж совсем не тот эффект, на какой рассчитывал Сай Гур.
   Разрушительные события ворохами бит информации и пустотами недомолвок распространялись по Космосу, доходили до противоборствующих флотов, порождая цепочку дальнейших эксцессов. Пламя войны в полную силу заполыхало над будущим, затягивая "Звёздные врата", куда с такой радостью ещё недавно стремилось Человечество. Теперь война могла завершиться только гибелью одной из двух мегацивилизаций, - старой Человеческой или молодой, - ушельческой.
  

Глава 14. Мятеж Ли Ланга

  
   Известия потрясли Гиадский фронт, продолжавший упорное противостояние с эскадрами Бунга. Каждый прибывающий из метрополии корабль, каждая новая капсула с информацией дополняли безрадостную картину. Разрушения Ахирбара были ужасны. Океанская вода сразу же залила уродливый кратер. Но воронка с разбитой планетной корой стала центром сильнейшего вулканического извержения. Облака пара и тучи пепла продолжали вздыматься из воды на сотню километров вверх. Серии цунами периодически баламутили океан, затрудняя спасательные работы на обломках городов и островном побережье.
   Сейсмические, водяные и воздушные ударные волны от взрыва прошли по всей планете. Что не залило водой, то засыпало раскалёнными тектитами, - частицами вулканического и метеоритного стекла. От них произошли пожары, которые из-за нарушения противопожарных систем не удалось быстро погасить. На противоположной удару стороне планеты её кора тоже лопнула, и началось симметричное излияние огромных объёмов лавы, выпускавшей в атмосферу ядовитый газ.
   И это было ещё не всё. В самых разных местах океана из воды продолжали подниматься столбы пламени, - от сотрясений высвободились из осадочных толщ эпохами копившиеся там метан и углекислота. Шли лимнологические извержения, сделавшие надводный атмосферный слой временно непригодным для дыхания. Сумерки и удушье, грязные дожди, переходящие в серый, смешанный с пеплом снег, опустились над планетой.
   Пронзало болью переданное издалека изображение рухнувшей на разбитый и проутюженный мегаполис центральной садово-парковой площади. Она уцелела лишь потому, что ударные волны, - прямая и обратная, - пришлись по её ребру. Одним концом своего обширного поля площадь воткнулась в скалистые шхеры и обломки, а другим - вздымалась в стратосферу. Там, наверху, где напор взрывного урагана был слабее, уцелели от переламывания и сожжения замерзшие синие деревья и чёрные розы.
   Оглядывая разрушения на поверхности, трудно было предположить, мог ли кто-то уцелеть под ней. Все с облегчением узнали, что большинство подземных сооружений и коммуникаций уцелели. В них шла борьба с последствиями планетотрясения, прорывами воды и магмы, всё ещё продолжали гибнуть люди, но именно там выжила треть общего населения, а спасательные отряды своевременно оказали содействие в деблокировании входов и выходов. Миллиарды людей радовались жизни и проклинали убийц.
   Большую часть офицеров, сержантов и рядовых Гиадского фронта обуяли форменные истерики. Чёрные розы Ахирда стояли у них перед глазами и взывали о мести. К тому же призвала центральная пропаганда. Воители ФСЗ жаждали немедленного действия, начала бескомпромиссного наступления на ненавистного врага. Меньшая часть угрюмо безмолвствовала, идя в своих умозаключениях дальше, глубже связывая причины и следствия. Можно было слышать отдельные мнения о провокационной роли незаконных рейдерских операций в Персее, об успехе которых успели похвастать официальные новости ФСЗ. Теперь об этом на Толимане будто забыли. Зато вблизи 45-й Тельца был выловлен давший технический сбой конфедеративный зонд. Среди считанных с него данных оказалась информация о результатах одобренных Стратегами ударов, разрушениях и жертвах на ушельческих планетах, по-видимому, предназначенная для "впрыска" в земные базы данных. Дела там обстояли так же скверно, как на Ахирде.
   Там же содержалось обращение правительства Конфедерации к своим народам и другим цивилизациям Галактики, прямо указывающее, что причиной нападения на Ахирд была предшествовавшая атака Землянами населенных планет в Персее, а целью ответной акции - Толиман. До последнего добраться не удалось и планеты Ахирда "пали жертвой необходимости". Информация о зонде и его содержимом была засекречена, но так или иначе, адмиралы и большинство старших офицеров о нём узнали.
   Кто-то посчитал эти данные ложью и психической атакой со стороны Бунга (вице-адмирал не сомневался, что отчасти так оно и было). Но посвященные в переписку штаба группировки со штабом ЗФ не могли не знать, что слишком уж многие детали из разных источников совпадают.
  
   Выяснив, что нападение на планеты Конфедерации в Персее, приведшее к удару возмездия по Ахирду, осуществил не кто иной, как Кил Барг, Ли Ланг только горестно сплел мысли. Не он растлил подававшего надежды майора, но он не сумел этому помешать, заодно хорошо обучив его. "Политически внушаем и стратегически недалек, выполнит любой приказ. Без руководства старшими командирами склонен к фиксации на выполнении задачи любой ценой. К самостоятельным операциям в отрыве от главных сил флота не готов", - Барг полностью оправдал характеристику, данную ему на EZ Водолея.
   Действия штаба флота и Стратегов, спровоцированные ими глубокие военно-политические перемены сводили на нет всю небезуспешную деятельность вице-адмирала в Гиадах. Нападения конфедератов на 55-ю, 101-ю и HD 28736 были отбиты. Крупных потерь осторожный Бунг избежал, но его планы пошли прахом и он перешёл к обороне. За это время Ли Ланг хорошо подготовился, в свою очередь перейдя в наступление на 57-ю Тельца. Маршал этого ждал, и там снова развернулось вязкое противостояние, которое вице-адмирал надеялся превратить в свою первую победу. А теперь - её увели у него из-под носа.
   После произошедшего конфедераты не будут втягиваться в "космические шахматы", перейдут к использованию мощного оружия, несущего тотальные разрушения. Первым делом, они разнесут передовые системы-форпосты, которые он берёг для наступления, создавая перед собой широкое пустое предполье. Потом продолжат обмен ударами, который Землянам, имеющим в Гиадах меньше источников энергии, нипочём не выиграть. Из быстрых тиуриальских корветов выйдут отличные рейдеры и брандеры. Пусть они не возьмут на борт бомбы по 1000-2000 ТВАВ, "пятисоток", чтобы выбивать Землян из занятых ими планет и загонять под их кору, вполне хватит. Так Бунг добьётся всего, чего изначально хотел: изолирует Землян на краю Гиад, заставит их тратить непропорциональные ресурсы. А затем, когда получит достаточно скоростных кораблей, - обрежет коммуникации. Вот он, конец наступлению через Телец!
   Время эскадр, соединённой тактики космокоров, высокообразованных и подвижных мыслью адмиралов неожиданно быстро уходило в прошлое. На смену шла эпоха "галактических горилл с аннигиляционными дубинами" и бесчисленных беспилотных аппаратов, клюющих разрушителей в пятки и в зад. Ненадолго останутся пилотируемыми рейдера. Бездушный, дефектный, зато узкопрагматичный и расчётливый электронный боевой разум, посылаемый вперёд пигмеями биологической мысли, будет решать исход сражений, проникая невообразимой ударной мощью через непрерывно уплотняющуюся космическую оборону. Сначала всё большим количеством взрывных кораблей-снарядов, в качестве средства уничтожения заменивших неповоротливые астероиды и кометы далекой истории. А потом, - по мере того, как их научатся эффективно уничтожать, - зондами-призраками с малоразмерными кассетами, начиненными всякой биозаразой и полчищами стартоспор самовоспроизводящихся, полуразумных и хищных киберорганизмов.
   Будет не до выдвижения условий врагу, когда на повестку дня станет собственное выживание. К подобным вызовам Гиадский фронт был не готов. Командующий отдал приказ о переходе к обороне и приведении в полную готовность средств ПКО. Его душила ярость. Вместо мечты о завоевании Галактики подобная война сулила крах и тупик. Она больше не была продолжением политики другими средствами, не служила развитию цивилизации. Участвовать в этом Ли Ланг больше не хотел. Но и подать в отставку было нельзя. Адмирал знал свой потенциал. Он не хотел сгинуть безвестно и бесполезно для Человечества.
   Что же делать? Через месяц-другой вообще невозможно будет ничего предпринять. Первым делом он вспомнил предупреждение Сен Хата и заблокировал перенастройки своего биокома с центрального сервера. Чёрные розы Ахирда, вежливо, но настырно "подвисающие" в головах его подчинённых наподобие архаичной сетевой рекламы, доказывали основательность опасений единственного достойного Стратега. Реклама провоцировала всего лишь потребительство, а эти манипуляции, - оглупление и озлобление.
   Недопустимо! Люди - не муравьи на электронных феромонах, а Премьер - не их матка! В своих мыслях и действиях командующий был не одинок. В группе окружавших его офицеров многие, включая старого добряка Зак Буша, имели подобные настроения. Были и такие, кто подобно ему самому считал, что получены последние и достаточные доказательства преступной деятельности той власти, которую избрал себе их народ.
  
   Внешне холодный, бесцветный Ли Ланг мог рождать бури. Он был не приучен сдаваться. Но что делать? Заявить гражданский протест, уйти со всех должностей? Время для подобных действий ушло. Не будет дискуссий и огласки, он просто попадёт в изоляцию и будет бессильно смотреть, как торжествующее зло продолжает шествовать мимо. Тёмная подлость интеллектуального предательства и бездействия, маскируемая самооправданием, - не для него! Даже метеоры, сгорая, оставляют след. По нему изучают ближний космос. Лишь те, что следа не оставляют, - бесполезны и даже опасны. Бежать куда-то в одиночку, опорочив своё имя? Такого он тоже не мог допустить. Мятеж? Вот достойный платёж за подлый и долгий обман! Мятеж... Безотлагательно, прямо сейчас, пока конфедераты не нарастили активность, пылая той же яростью возмездия, а верные Стратегам и Совету офицеры не ждут! Скоро их гнев притупится и перейдёт в фазу апатии, - тогда пробьёт час! Значит, на составление и реализацию заговора у него есть буквально пара недель.
   Увлечь за собой флот? Невероятно, но он хотя бы попытается. Только губить себя и поверивших ему людей не станет. Космос велик, производительные силы и технологии развиты настолько, что одного современного корабля хватит на зерно для новой цивилизации. Как обозначится неудача, - он уйдёт подобающе адмиралу, в дальнее пространство за пределами ФСЗ, на своих боевых кораблях. Это событие громом отзовётся по всему Сообществу. Какие людям ни давай настройки в биокомах, им уже не расскажешь, будто командующий заболел, струсил, или был снят за ошибки. Руководствуясь формальной логикой, часть из них начнёт вникать, что заставило адмирала стать вождём мятежников, что двигало им и его соратниками?
   - Зак Буш, Ше Кууб, Айре Бар, Уго Прер, прошу Вас зайти в адмиральскую каюту, - распорядился вице-адмирал Ли Ланг.
  
   Избранные офицеры говорили между собой конфиденциально, воспользовавшись старым добрым способом, - защищенной проводной связью через киберпорты, предварительно отключив доступы к внешним базам данных и серверам. Ситуация возникла нетерпимая, тут они друг друга поддерживали и понимали с полуслова. После того, как за слабостью сил отвергли самый радикальный вариант, - демарш на Толиман с целью ликвидации узурпаторов, и единогласно отмели самый беззубый, - сложение с себя полномочий и гражданское неповиновение, вполне обрисовался периферийный мятеж. Тут они свои силы и настроения в экипажах знали, ясно было, чего этим способом можно и нельзя достичь. Подать пример, обратиться к армии, исполнить свой долг перед Человечеством! Наудачу, - развить инициативу. При неудаче, - уходить в дальний Космос следом за галактами. Такое чрезвычайное происшествие режиму не замолчать, а угроза потерять собственные тысячелетние жизни будет не так значительна.
   Конечно, переходить на сторону Конфедерации они не собирались. С другой стороны, - выпустить оружие из рук, - означало распустить сопли, потерять честь, ничего не добиться. Все равно, получится подобие перехода на сторону противника. Поначалу их многие осудят, но кто-то начнёт обдумывать и поймёт. В конце концов, они действуют и рискуют для думающих, а не для роботоподов.
   - Я полагаю, что как только ревностные служаки что-то пронюхают, нападут на нас. Лояльность и раздумья им не свойственны. Тогда в них придется стрелять. И я это сделаю! - выпалил решительно настроенный Айре Бар. - Придерживаясь идей братства, надо знать: Зме Хасс, Кил Барг и прочие солдафоны, - нам вовсе не братья!
   Уго Прер высказался в поддержку резкого заявления: хотя сама возможность перестрелки с товарищами ему претит, надо быть рациональными. Если открытие огня против лоялистов станет неизбежным, его придется открыть, а иначе незачем затевать предприятие. Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, когда она умеет защищаться.
   Ли Ланг ещё раз переспросил: если все так тверды, уверены ли они в отказе от попытки смены власти на Толимане, где, он чувствует, можно заручиться поддержкой Сен Хата, и есть колеблющиеся в Совете? Но на вопрос о том, пойдёт ли Хат на ликвидацию Сай Гура, у него ответа не было. На созыв Совета и Трибунала против Премьера влиятельный сенатор и единственный адекватный представитель Стратегов согласится. Вероятно, подпишет обращение к народу. Но не более. Политические ликвидации давно стали суровым табу, как аморальные и вредоносные акции, зачищающие и обедняющие политическое пространство. В истории Земли множество партий подорвали свою силу и власть тем, что в первую очередь уничтожали внутреннюю оппозицию, выбивали собственных, по отдельным пунктам не согласных соратников. И в результате дискредитировали себя, укрепляя чужих. Принципы Сен Хата тверды, он не станет уподобляться убийцам Мет Анта.
   Против тирании требовались решительные действия. Чем меньше сил, - тем вернее надо бить в самый центр. Но пойти на ликвидацию самостоятельно, без поддержки хотя бы части Совета, - значит проклясть себя как низких предателей и палачей. Не пойти, - Премьер тоже не будет сидеть неподвижно. Реальная власть в Сообществе принадлежит ему. В результате Совет и Трибунал не соберутся или не закончат работу. Выступление офицеров подавят, а колеблющихся успокоят. Плюс, не факт, что удастся добраться до Толимана. После Ахирда система ПКО Сообщества приведена в максимальную степень боеготовности, на подходах к столице действуют особые меры и пароли. Пока их корабли будут тормозиться для высадки, на Ригеле Кентаврусе произойдет много событий, могут быть отданы самые решительные приказы.
   - Адмирал, найдите способ, чтобы сенатор сам вышел на связь, и прозондируйте вопрос. Нам проявлять инициативу в общении с центром нельзя! - предложил Ше Кууб.
   Каждому офицеру было поручено заручиться поддержкой товарищей и коллег, действуя без утечек. "Устранять" кого-либо из собственных подчинённых командующий считал неприемлемым. Надо было создать свой "параллельный" штаб, потому что нельзя было оголить существующие органы управления группировкой, тем самым подставляя её на растерзание конфедератам. Впрочем, среди штабных мало трезвых офицеров. Разве - всё тот же верный Зак и пара оперативников, вытащенных Лангом из склепа Главного штаба ЗФ. Больше сочувствующих было в старом костяке 1-й дивизии. Угадывалось это по многим ветеранам.
   К следующему дню были составлены списки привлекаемых в 1-ю, 2-ю и 3-ю очереди. Предполагаемые сторонники третьей очереди могли быть поставлены в известность лишь за пару минут перед началом выступления. Многое должен был решить момент.
  
   Тем временем, на командующего продолжали сыпаться запросы. В тот же день к нему явилась делегация лоялистов с требованиями объяснить "странный" переход к обороне и немедленно начать новое наступление ради возмездия. Ли Ланг поразился такому падению дисциплины и разъяснил ошарашенным, забывшим о профессионализме офицерам, что противник перед ними действует накоротке, создав запасы энергетических изотопов и антивещества, в то время как к базам Звёздного флота в Гиадах они доставляются издалека. Упредить конфедератов в использовании антивещества в качестве зарядов для сверхмощных брандеров и ракет - нельзя. Следовательно, в первую очередь надо обезопасить свои базы, да и атаки с них как следует подготовить. Делегация ретировалась. Он всё ещё имел почти непререкаемое влияние. Но не всё зависело от него. Если конфедераты успеют начать удары, ситуация осложнится.
   Первым, однако, "пить кровь" командующему начал не Бунг, достаточно умный для того, чтобы педантично собирать досье на командиров ЗФ и правильно оценивать колебания в стане противника, а штаб Звёздного флота. На связи с Гиадами объявился лично Тор Фраг с теми же требованиями безотлагательно продолжить оттеснение противника и добиться решительных успехов. Они-де как никогда необходимы для погруженного в траур Сообщества!
   По стечению обстоятельств, это был один из первых сеансов нового вида связи, задействовавшей фундаментальное свойство пространства не быть абсолютно пустым в квантовой и сверхсветовой физике. Она опиралась на формулу, соединяющую энергию как с массой, так и симметрией пространства-времени. Этот подход обещал невероятные перспективы. Через бездну световых лет не передавалось никакого вещества, - ни капсулы, ни массы, - только информация. Это позволяло избегать возмущений при соединении разных точек пространства. Ценой меньших затрат энергии стало возможным удерживать прокол не исчезающее мгновение, а вполне реальное время. Достигнутое качество связи позволяло передавать изображение, закадровые расширения и зашифрованные данные. Оборудование ультрасовременной, секретной станции связи при флагмане Ли Ланга развернул специально прибывший с Толимана фрегат.
   Вот Фраг и воспользовался новинкой. Автономность командующих в созвездиях теперь снижалась, и штабу ЗФ не требовалось приближаться к местам событий. Центр получил возможность твёрже "прибрать к рукам" фронты и корпуса. Зато и у Ланга в особый момент появились такие возможности, какие фортуна дарит революционеру и мятежнику лишь случайно, будто покровительствуя ему.
   По ходу сеанса командующий изучал новую связь, убеждаясь: не нужно больше взвешивать риск и выгоды коварного полёта на Толиман. Ему и его товарищам нужна эта станция космической связи, а она - цель близкая и сравнительно легкая!
  
   - Вы в очередной раз подставили меня своей неспособностью доносить правду до Премьера, оправданием стратегически бессмысленных и опасных для Сообщества ударов, и теперь ещё чего-то хотите?! - возмутился Ли Ланг. Он больше не мог сохранять официальный тон, и рубанул в ответ начальнику, как когда-то Хме Дилу.
   - Подставил? - ощерился Фраг. - А ну, с этого места подробнее!
   Ли Ланг вздохнул, и повторно объяснил Адмиралу Флота ФСЗ те же вещи, что втолковывал подчиненным, и в заключение поинтересовался, не пришлют ли ему вместо официальных рыданий и "роз Ахирда" пару танкеров антивещества и несколько чудесных бомб, какие вызвали такую основательную и "добрейшую" реакцию ушельцев. Если да, - он снова атакует Северный Глаз и Евдору. Если нет, - то такой возможности у него нет.
   Возразить на это было нечего, поэтому Фраг, подобно многим другим военачальникам до него, принялся требовать выполнения приказа имеющимися силами и любой ценой.
   - А пошел ты в Большой аттрактор со своими приказами! Хочешь их исполнения? Так кидай свой зад в крейсер, лети сюда, командуй, делай невозможное! А потом лично смотри в глаза людям, чьих товарищей ты загубил, чью жизнь ты разрушил! Ответственность за подчинённых бери на себя непосредственно, а не так, что ты, типа, в стороне, и можешь в виде нолограммы всякую дичь Сообществу блеять. Так и передай мой ответ на высший арбитраж! - Холодно, вложив в это необыкновенное, не свойственное ему хамство весь лёд своей души, ответил Ли Ланг. - Конец связи! - Он успел заметить, как Фраг чуть не подавился воздухом от удивления.
   Затем, будто ничего не случилось, он лучезарно обратился к ничего не подозревающему техник-майору, выясняя у заведующего станцией связи принципы и практику её работы. Недавно мобилизованному учёному льстили такая заинтересованность и внимание комфронта. Он буквально сыпал сведениями, а под конец усадил адмирала за управление, показав последовательность действий для генерирования сигнала и удержания контакта, растолковав функции соответствующего оборудования.
  
   - Вот видишь, старина Зак, - маякнул командующий своему начштаба, - как теперь на родине дела делаются? Их секрет победы - бессмысленные повеления и чванство! Там они выглядят орлами, а из нас делают куриц, посылая выкапывать для них из грязи золотые зёрна на виду у лис и волков. Там они более действенная сила, чем мы здесь. Это они, нажравшиеся и вечно не дожравшие власти герои нашего времени, сделали первыми жертвами войны разум и правду. А мы верили им, сражались и убивали противника, разносили в пух и прах его базы, теряли свои корабли и друзей... За пару сотен световых лет от трона, - всё это чепуха. Главное - что они электронными символами в своих блокнотах постфактум напишут, чего нам прикажут и в уши Премьеру нажужжат. Они легко назовут несправедливую войну - отечественной, безмозглых палачей - эталонными патриотами. Свои ошибки и глупости выдадут за гениальное предвидение. Самые ценные для них воины, - те, кто безнадёжно глуп и такому положению вещей рады, послушно распаляясь войной и местью. Кто ищет своего Хорста Весселя, - тому они его и подсунут.
   Это мы с тобой, - из второсортных и неблагонадежных. Мы так, погулять за компанию с истинными патриотами вышли. А население Сообщества, от правды отсеченное, к примитивной рефлексии подстрекаемое, не знает и не желает знать ничего. Поэтому, как дикари в древнейших тилях, уже выпиливает в планетных горах грандиозные моаи героев битв космоса. У роботов-уборщиков на много лет вперёд будет работа, - прибирать мемориалы фальшивой войны от дерьма, каким тщательно охраняемые птицы и насекомые из Красных книг на них будут гадить. И у фальшивых учителей тоже найдётся дело, - звонко каркать о славе и величии ратного подвига.
   Мы радовались службе в вооруженных силах цивилизации, - но эта служба превратилась из почётного дела в отбывание наказания за преступный патриотизм. Нас по любому проклянут, убьют, и память о нас сгноят: кого за попытку сбежать, кого в сражениях за химеры. Останутся лишь каменные сфинксы с гранитным взглядом и глупой улыбкой на твёрдых губах. По ним будут судить о нас, вовлекать новые поколения в такие же авантюры. Это тыловых крыс вполне устраивает. Они без помех припишут себе все подвиги и присвоят награды. Для этого наградную систему и восстанавливали. А мы, по глупости, думали, что для нас! - при этих словах Ли Ланг саркастически рассмеялся.
   - Не рано ли так обострять? - обеспокоенно спросил его Зак Буш.
   - В самый раз, старина. Все равно выполнять приказ Фрага было нельзя. Людей бы погубили и самим себе планы спутали. А так - он увязнет в подготовительной стадии дисциплинарного разбирательства. Пусть его активность выплеснется там.
  
   Капитан 1-го ранга Айре Бар, командир бригады корветов охранения, был в ужасном расположении духа. Его собственный мир за короткое время обрушился дважды. Один раз в Гиадах, и другой, - что было необратимо, - на Ахирде. Он был родом с Ахирбара, стопроцентный горожанин. Одним из его приятелей на эскадре был покойный Ган Фельд, такой же горожанин с Чары, так и не выбравшийся с ужасной Зарзеи. Но не месть завладела Айре Баром, а какая-то разбитость и тусклые, начавшие понемногу проясняться мысли о том, как всё кругом пошло не так, и что можно предпринять для исправления хода событий. В отличие от Барга, личные потери не ожесточили его, а вызвали протест. Плевать он хотел на чин командора, к которому был представлен. Разве в чине счастье?
   После эпического сражения при Аине он понял, что в той перестройке Человечества, что шла у него на глазах, и на какую он бездумно согласился, иметь идеалы и принципы не обязательно. Что сделал, тем и стал. На любые действия есть маркер: одобрили или не одобрили их сверху. Красное наверху, - радуйся. На любое причиненное тобой зло легло покрывало одобрения. Белое, - склоняй голову и обещай, заблудшего простят. Но заикнись о собственном взгляде на Мир, - уничтожат. Горе тебе, не оставивший привычку думать! Под покрывалом лоялизма ты на очной ставке с собой: только успеешь что-то осознать, как в следующее мгновение происходит такой взрыв смерти и разрушения, который стирает все твои предыдущие умозаключения и обесценивает угрызения. Отыскивать оправдания можно сколько угодно. Все равно никогда не изменить самого факта содеянного - черствого и черного факта, в котором ты принял участие, и потому - виноват.
   Война опутала Айре Бара паутиной тьмы, и её вдруг разорвало ослепительной вспышкой гибнущей родной планеты. Он вдруг стал очень спокоен, столь же спокоен, как тогда, когда рядом взорвался десантный корабль, и ничего нельзя было предпринять, - его дырявый корвет доживал последние мгновения под перекрестным огнём. Летевшей на него энергии хватило бы, чтоб разрубить пополам астероид размером с Фобос, и от него ничего уже не зависело. Своими действиями, приказами и снарядами, отправленными на казавшуюся уже беззащитной Зарзею, он сам сделал себя тем, кем стал. Кровь и разруха запятнали его мечту о том, что у всего будет хороший конец. Он не вернется на родной Ахирд в парадном скафандре-мундире, с радугой отличий поперек груди, невообразимо бравый, этакий завоеватель и спаситель Галактики. Нет больше ни прежнего Айре, ни Ахирбара.
   Это распалённые властным, прохиндейским и безапелляционным "патриотизмом" недотёпы могут долго, годами и десятилетиями блевать злобой. А для солдата война начинается, проходит и заканчивается. Не солдаты, но индивиды, не бывавшие в боях, - приписывают ей некий увлекательный, таинственный блеск. Чем страшнее и дальше война, тем больше восторга в глазах ничтожеств, держащих в своих руках, под контролем своих примитивных и тщедушных мыслишек электронные кнопки и джойстики пуска лучей и ракет. Тем больше радости у глупых зрителей на ярмарке убийственного недомыслия и тщеславия. Они готовы наблюдать одно разрушительное сражение за другим, как игры в безобидной симуляции. При этом они не хотят оказаться на реальной войне, и всё же всегда сожалеют об этом. Ему больше не о чём было говорить с такой породой людей.
   Сайгуристы, - они же древние империалисты и тоталитаристы в исполнении современных фобистов, - пришли к управлению Человечеством не за счет мужества и способностей, а благодаря маниакальной настырности, искусству манипуляций слабостями и будто бы что-то подтверждающими софистикой и статистикой. Они тщательно лелеют изначальную несамостоятельность большинства, продуцируют льстивые мифы и создают масс-культуру, непробиваемую в своей глупости как броня космических крейсеров. Стадность мысли - их стихия. Когда прозревшие пытаются остановиться перед пропастью, они продолжают гиканьем поощрять слепых, напирающих сзади. Так власть смыкается с последними задами и хвостами общества, вместо того, чтобы уводить его от опасностей и вести вперёд.
   Что-то в Айре Баре умерло, погибло навсегда, и зародилось нечто иное. Он больше не может здесь жить и воевать. Теперь ему надо бояться своего человеческого будущего. Человечеству каюк, ровно как подставленному в качестве сакральной жертвы Ахирду. Но конфедеративный проект только начался. Он вселяет надежду. Конфедеративная мечта ушельцев, только теперь он понял её, - это попытка, объединившись, уберечь от тиранов свободу, завещанную бездарным потомкам общими великими предками. Среди конфедератов есть такие же люди, как и мы. У них может получиться великое Общество. Они несут вперёд эту мечту, глубоко укоренённую в человеческих генах, навсегда врезанную в них пламенем и металлом отвратительных войн, развязываемых деспотами за деспотию и вызывающими у народов запоздалое сожаление.
   Айре Бар стал радикалом. Для него не было другого выхода, как безоговорочно поддержать своего командующего. Не будь Ланга, он всё равно поднял бы бунт в своей бригаде, и готов был пойти ещё дальше, - перейти на сторону Конфедерации. Не откладывая, он приступил к зондажу лучших корветтен-офицеров и техник-сержантов.
   Быстро действовали и другие заговорщики. Попутно они разъясняли новообращённым бесперспективность прямых возражений против "генеральной линии". Ропот и споры на эскадрах утихли, что успокоило лоялистов. Но вне их поля зрения продолжало разгораться пламя заговора и мятежа, который потом назовут "вторым исходом".
  
   Посреди приготовлений командующего вызвал на связь Толиман. Почти двое суток станция угрожающе безмолвствовала. Кого теперь он увидит перед собой? Самого Премьера или того же, роняющего достоинство, вдвойне озлобленного Фрага, или, может быть, начальника СРК? С последним будет вообще пустой разговор. С огромным облегчением Ли Ланг глянул в грустные глаза Сен Хата. Его расчёт оправдался.
   - Что Вы наделали, адмирал? - печально спросил Хат. - Неужели нельзя было по-тихому саботировать неразумные приказы командующего флотом? Тут истерия, новая серия "охоты на ведьм". Ваша судьба уже была бы решена, если бы Премьеру не были нужны флотоводцы.
   - Мой Стратег! - я приветствую Вас и вижу на стороне разума! Зачем сохраняться в должности, если становится всё хуже? Я не хочу брать на себя ответственность за ненужные жертвы и начинаю глубже думать о мотивах Мет Анта и галактов. Вы хорошо знали хайре. Объясните! Может, я не понимаю...
   - Адмирал! Я буду предельно откровенен и прям. Да, мы пошли за порочной схемой преодоления внутренних проблем Сообщества, поначалу казавшейся нам эффективной и почти безупречной. Заманчиво было положить на свою чашу весов не только труд, но внешние, и даже атавистические внутренние факторы. Это была коллективная ошибка. За неё мы поплатились с математической точностью. Как от первых мыслей известно, сложение плюса и минуса даёт ещё больший минус. Преодолеть его иначе, чем концентрацией власти и ростом сопутствующих издержек невозможно. Что и происходит. Продолжая линию, мы пройдём этот непростой этап, и рано или поздно придём к лучшему. Уклониться же от коллективной ответственности, как Вы в порыве эмоций готовы допустить, - невозможно и неправильно. Как была совершена такая ошибка, - тут, может быть, в чём-то прав и Мет Ант. Но ему не было дано ни этого доказать, ни показать, что его путь более подходящий.
   - Что же Вы собираетесь делать? - Ли Ланг уловил многозначительное слово "поздно" и не задал собеседнику вопрос, стоит ли вообще продолжать подобную генеральную линию.
   - А что собираетесь делать Вы?
   - Это зависит от того, что можно предпринять для общего блага при помощи моих и Ваших полномочий. Надеюсь, Вы разъясните.
   - Кроме продолжения труда и гражданского упорства в попытках деликатно достучаться, добиться понимания Премьера, - ничего. Советую помочь замятию начавшегося скандала. Сай Гур намеревается одобрить снятие Вас с должности командующего в Гиадах и направить в резерв. Он считает случившееся межличностным эксцессом на фоне тяжелых обстоятельств, связывает Ваш талант и ошибки с мощной психикой и рефлексией, как у него самого. Это импонирует Премьеру. Докажете лояльность, - получите назначение на новый высокий пост. Вплоть до командующего всем Звёздным флотом. Война обостряется, Сай Гуру надоели подхалимы, плохо рассчитывающие военные действия. Ему нужен человек, способный ему ограниченно противостоять, добиваться в спорах истины, а значит, и побед над Конфедерацией. Он всё ещё ценит таких людей, как бы ими не возмущался. Обдумайте это. И не упустите свой час!
   - Спасибо, мой Советник и Стратег! Я прислушаюсь. Какое время у меня есть, чтобы успокоиться? - Ли Ланг опять отметил оговорку "всё ещё ценит" и снова отказался от мысли продолжить зондаж и дискуссию. Ясно: придёт день, когда Премьер и это перестанет ценить. Служить не получится. Только прислуживаться...
   - Один день. И в любое время можешь связаться со мной, если пожелаешь.
  
   Такой получился странный, двусмысленный разговор. Несомненно, его содержание тут же станет известно Сай Гуру. Вице-адмирал уловил предложенную собеседником "волну", и следом за ним привёл беседу к обоюдному успокоению. Открыв файл расширения, он обнаружил заверение, что временность опалы и обещание роста, - не пустые слова. Всё согласовано лично с Премьером. Но иконка файла вдруг мигнула, показав папочку с потаённым файлом и программой самоуничтожения. Ланг отключил связи и расширения биокома, скопировал новый текст:
   "Всё правда, как и то, что выхода нет. Время упущено, изменения в обществе необратимы. Уровень гражданского человеческого сознания низкий как никогда. Мы валимся вперёд, в прошлое, под музыку химер, за блеском уродливых с заднего фасада империй. Ответственность на мне велика. Осуждая себя, я заявлю гражданский протест, но тебе и твоим людям этого не советую. Я могу собрать Совет и Трибунал, но не соберу большинства. Вокруг Гура собрались и сплотились люди, которых созданная им система устраивает. Они хуже его самого. Народ, сколько бы знаний ему не дали, от первых тилей не поумнел, не выхлебал ещё всех лишений войны. Он направляем и нас не поддержит. Скоро в действие вступят генераторы ИВС (информационно возбуждённого состояния), поддерживающего зависимые параметры активности мозга через работу перенастроенных квантовых компьютерных систем, с которыми связаны сверхвозможности современных людей.
   ИВС - это то, что они сумели создать, восстанавливая по крупицам архивы дискуссий Мет Анта, местами не стёртые. Частицы тёмной энергии инициируют в генераторах возбуждение, а затем это измененное состояние переносится, возникая в других квантовых системах. Таким образом, тёмная энергия способна оказывать опосредованное воздействие. Её не нужно ни производить (чего мы, слава Вселенной, не умеем), ни передавать. Функции компьютеров при этом не страдают, меняется лишь восприятие людей, работающих с ними. Эффектом ИВС Мет Ант хотел обосновать разрушающее влияние на живой разум со стороны тёмной материи, пока не понял, что выступать поздно. Это стало бы толчком для новых изысканий фобистов. К сожалению, они всё равно смогли их завершить.
   Генераторы надо уничтожать везде и в первую очередь. Их слабое место, - возбуждение передаётся с конечной скоростью, не превышающей скорости света. Воздействовать прямо на мозг они могут, только если засунуть голову в генератор, и без биокомов бессильны. Донеси это до конфедератов, пусть пересмотрят защиту собственных систем и представления о надежности квантовых компьютеров. Это не предательство, но действие, необходимое для выживания цивилизации. Не рассчитывай на Совет. Недовольство отдельных сенаторов Премьером - вещь относительная. Из войны и экономических ограничений возродились старые, предосудительные промыслы. Кое-кто из членов Совета и работников аппарата тайно покровительствуют контрабанде. Поэтому, с одной стороны, они не хотят дальнейшего укрепления власти Гура, а с другой, - против него не пикнут, потому что вместе с ним утратят систему, в которой стали возможны их новые дела и прибыли.
   Надо будет, - найди способ обратиться к Ту Сафу. Будь мудр, осторожен, решителен! Дерзай, ученик!
   Потайной файл исчез. С ним распался уничтоживший его вирус. Не было больше информации, которую скопировал себе Ланг. Только один файл с просьбой поверить Сай Гуру, совершившему, конечно, ошибку, но пытающемуся вывести Человечество из неё.
  
   Через 300 часов (в стандартных сутках после реформы 19-го тиля, считалось по 100 часов, в часе по 100 минут, в минуте - 100 секунд, что соответствовало более чем на порядок убыстрившимся реакциям современного человека по сравнению с его древними предками) заканчивалась подготовительная фаза разбирательства по факту неповиновения вице-адмирала Ли Ланга приказу командующего Звёздным флотом, и могло быть выдано распоряжение о его временном отстранении от обязанностей. Упреждая этот момент, вице-адмирал обратился к флоту, избрав для этого чёткую и недвусмысленную форму приказа.
   "Солдаты и офицеры Человечества! Мои товарищи по борьбе! Все вы знаете о беде, потрясшей Мир. Война слишком далеко зашла! Не наша в том вина. Толкнули события к этому несколько безответственных ястребов, засевших за нашими спинами в Совете и Стратегии ФСЗ, первыми злоупотребившие антигуманными и тотальными средствами.
   Я говорю об этом с горечью, зная доподлинно. Вы знаете, - эту войну начали мы, люди, Человечество. Мы первыми наносили удары, оправдывая их разными выгодами, политическими и социальными предпосылками. Такое возможно и даже нормально в обычной войне. Поэтому множество умов видели в воне двигатель прогресса. Но эта логика не действует, ничего нельзя оправдать в полном уничтожении, когда вместо достижения преимуществ происходит обмен чудовищными ударами и превращение цветущих миров в безжизненную пустыню. Переходить к методам тотальной войны преступно. С голосами против этого не посчитались, в том числе и с моим голосом. По гражданским убеждениям и личным причинам, я более не считаю возможным своё дальнейшее участие в подобной войне. Никуда я вас больше не поведу, но и подставить под удар конфедератов не имею права!
   Вернуться на родину я не могу, поскольку наша власть давно позабыла о лояльности к мнениям, отличным от собственных. В лице Премьера-Стратега Сай Гура создана тирания, перешедшая от интриг и обмана к репрессиям, даже к прямому вмешательству в индивидуальное сознание. На этом пути Человечество рискует выродиться в галактическую колонию озлобленных муравьёв - киборгов самого опасного вида и порядка. Каждого ослушника против этой безумной политики уничтожения индивидуальности и роста агрессии ждут изоляция или смерть. Но я хочу жить и приносить благо Человеческому Сообществу. У меня есть сподвижники, за судьбу которых я отвечаю.
   Поэтому мы, - я, и те, кто решил последовать за мной, уходим в Свободный Космос. Свои полномочия командующего в Гиадах я передаю контр-адмиралу Рере Агри, как человеку и командиру, наиболее осторожному и сведущему в вопросах обороны. Она сумеет руководить группировкой, пока не будут утверждены новый командующий и новые планы.
   На основании статьи пятой Конституции ФСЗ и пунктов 16-17 Общего Устава Вооруженных Сил ФСЗ о свободе совести, неисполнении преступных приказов и социальной защите военнослужащих, применивших такой отказ, прошу не препятствовать солдатам и офицерам, желающим отбыть вместе со мной.
   Каждый из Вас в ближайшие часы может сделать выбор: продолжать участие в этой войне, превратившейся в бойню и терпеть преступные приказы в надежде, что их исполнит кто-то другой; избрать какой-либо другой способ выражения гражданского долга и борьбы за благо Человечества, или же присоединиться к нам.
   Долой тиранию и войну! Да здравствуют Мир и Свобода!"
  
   Приказ был оперативно передан всем кораблям, базам и гарнизонам группировки. При помощи новой станции связи он был разослан флотам в другие созвездия. Фрегат специального назначения, на котором она была смонтирована, стал первым объектом после флагманского крейсера "Венус" и корвета Айре Бара, взятым под контроль заговорщиками. Часть команды крейсера, не готовая перейти на сторону адмирала, была изолирована и находилась в прострации. У Бара же в экипаже лоялистов практически не было. Нескольких последних он просто вышвырнул за борт. Им предстояло несколько суток "пыхтеть" до ближайших людей в своих тихоходных мобильных скафандрах.
   Новейший фрегат связи, имевший собственную охрану, на одну единственную минуту стал полем борьбы, "всухую" и без жертв выигранной спецназом Ли Ланга. Никакие тренировки не помогли охране против реальных бойцов. Исход был предрешён, как в схватке откормленных бычков с голодным львиным прайдом.
   Начальник станции, научного и амёбного вида майор, до этого радостно передававший кучу служебных и секретных знаний Ли Лангу, был потрясен до обморока, углубиться в который ему не дали средствами нейронной поддержки.
   - Господи! Я в сознании! - прокудахтал он. - Вооруженный мятеж! Первый за сто тилей в истории! О, Великие!!! Как это меня угораздило?!!
   Переставая сомневаться, что вокруг реальность, а не особые учения или какая-то другая недобрая симуляция, он серел на глазах. А потом, успокоившись, оказался по-житейски неглуп. Как и Ланг, он понимал, что секретную аппаратуру связи будут уничтожать в первую очередь при подавлении мятежа. Поэтому лучше побыстрее выполнить требования заговорщиков и слинять, придумав себе благовидное оправдание на счёт, как они смогли воспользоваться новейшей техникой. Полный провал охраны уже снимал с него долю вины. Майор несколько приподнялся духом.
   - Теперь всё? - нетерпеливо спросил он после завершения передачи.
   - Нет. Теперь транслируем то же самое на ведущие планеты Сообщества и Толиман!
   - О, Боже! - майор был рационально сокрушен и подавлен. - Моим ключом!? Мне крышка! Да и вам тоже. Несколько блоков ещё удастся передать, а потом нас уничтожат! Никто не позволит такого эфира!!! Я поставлю список на автомат, и отпустите меня, ради человечности!!!
   - Ставь и вали отсюда! - грозились и веселились мятежники.
   Едва майор выполнил требуемое, как буквально подпрыгнул и в ужасе указал на входящий сигнал:
   - Оух! Встречная передача! Контакт связи запрашивает штаб Звёздного Флота!
   - Устанавливай контакт. Надо ответить.
   - Только не я! Меня здесь не должны видеть!
   - Ты уже не нужен. Сами справимся. Цай Хелк! Отправь арестованного на крейсер, а там решим, куда его! - один из офицеров отпихнул амёбного майора, и, принимая управление связью на себя потребовал: "Командующего, срочно командующего"!
   Бывший неподалёку Ли Ланг вышел к модетору. Перед ним появились Тор Фраг и Нио Бильт. Видимо, они всё-таки рассчитывали, что увидят кого-то из младших офицеров, а командующий сохраняет "верность присяге" и где-то арестован, потому что в первое мгновение даже отшатнулись.
  
   - Что это значит, вице-адмирал? Вы с ума сошли? - проревел Фраг. - Вы отстранены от командования! Немедленно сдайте полномочия и отправляйтесь под арест, изменник!
   - Изменник? Вы смеете кидать мне обвинения, не основанные на Уставе флота и Конституции Сообщества?! Вы и вам подобные так долго и тщательно прятали свои антиобщественные мысли и бесчеловечные цели, что забыли изменить основные законы! Да, я разрываю связь с федеральным правительством и отказываюсь выполнять его и ваши приказы. Но это правительство - ещё не всё Человеческое Сообщество. Вам и зарвавшемуся Премьеру нравится так думать, вам очень хочется, чтобы все люди так думали и безрассудно повиновались, но это не так! Я верю в Человечество и рисковал ради него больше, чем любой из вас, паразитов, размножившихся при Сай Гуре под оправданием 'возврата к здоровым инстинктам', самонасадивших себя в штабы и прочие высокие органы. Ни Аэрде Танг, ни другие Основатели не взрывали чужие миры, забрасывая их антивеществом. Они не изгоняли из Сообщества ученых и молодёжь, выступивших против войны. Выведя цивилизацию из постмарсианской катастрофы, они сами не лгали и, как им казалось, навсегда искоренили ложь. А теперь, из-за моего правительства из лицемерных сумасшедших, к которым прилипли возрожденные ими мошенники и бандиты, мне стыдно быть Человеком! Я и мои люди выходим из вашего галактического похода за деменцией и смертью!
   Побледневший от гнева Тор Фраг опять открыл было рот и по каналу связи пошли шумы, но Бильт, буквально дернув за руку, что-то тихо прошипел и остановил его.
   - Пусть говорит, нам же легче будет! - распознал его усиленный и очищенный передачей голос Ли Ланг.
   - Я не предатель в военное время, - продолжил он. - Совет, самоуспокоено и безответственно заложивший свой коллективный разум Стратегам, умудрился сделать всё, чтобы развязать войну, но официально он её не объявлял. Войны нет. Это всего лишь Премьер, - царёк возрождённой и кое-как замаскированной им империи, силой играет. Вы любите подчиняться сочиняемым им указам, и не следуете правильному Закону и нормальному мышлению. Я отрекаюсь от права быть гражданином вашего общества преступников и тупиц! Не волнуйтесь, вы в безопасности, этой записью прикроете себе зад и временно одержите надо мною верх, чтобы продолжать обманывать миллионы солдат и сотни миллиардов людей в Сообществе.
   Маленькая победоносная война затевалась как средство для пробуждения и консолидации потерявшего тягу к жизни общества. Так вы повторяли за Сай Гуром ещё недавно. Но все вместе лгали, и вскоре подменили свои тезисы, полагая себя квинтэссенцией Человечества. А на деле вы самые большие его ненавистники и маразматики. Вы сделали войну большой и используете её, чтобы тихо убрать лишних, без стеснения возвысить нужных, порадовать массы несамостоятельных и глупых. Этот комплекс подлых мер, подсмотренный в древней истории, снова работает и продлевает жизнь убогому режиму. Но он не вечен! За содеянное вам придётся отвечать!!!
   На сторону ушельцев я переходить не собираюсь. Я человек, и мне среди космических мутантов, - крабов, пауков, кальмароподов, - тоска смертная. У них даже президент похожа на помесь богомола с саламандрой. Но они тоже имеют право на жизнь! Если бы наше федеральное правительство Землян, считающее себя вправе уничтожить их ради наведения своих порядков в Космосе, само аннигилировало, я бы обрадовался. Когда Человечество утратило мир в огромном космосе, оно утратило связь с будущим и реальностью. Мы стали ретроградной симуляцией. Я не хочу быть симуляцией. Я лучше заберу с собой, сколько могу, живых, трезвых людей и уйду. Когда вы угробите этот мир и сдохнете, выжрав и развалив всё, что можно сожрать и развалить, - мы вернёмся. Судя по тому, как быстро вы катитесь, - этого не очень долго ждать!
  
   Дальняя сверхсветовая связь предупреждающе дзинькнула и пропала. Повторного вызова не последовало. Ли Ланг был раздосадован. Поддавшись порыву, он нарушил план своей речи, а потому сказал не всё, что хотел, сказав вместо этого другое.
   - Адмирал, Вы достаточно им наговорили. Не переживайте, получилось даже лучше, чем мы обсуждали. Думаю, они легко пришли к мысли, что с такой крамолой мы подлежим уничтожению. - спокойно, с чёрной иронией вышел на ближний канал Айре Бар. - Теперь надо торопиться! И без того большинство солдат группировки не с нами, они начинают отходить от потрясения и шевелиться. За пару часов многолетнюю пропагандистскую машину не переспоришь.
   - Да, конечно, Бар, - ответил Ланг. Пока станция продолжала трансляцию обращения на флоты и планеты Сообщества, переключившись вторым каналом на связь в Гиадах, он передал шифром координаты для ухода повстанцев к району сбора в нейтральном космосе. И вовремя. Спустя всего несколько минут по флагманскому кораблю началась хаотичная стрельба со стороны непримиримых.
   Команды кораблей и гарнизоны планетных баз лихорадило. На одной из них бесновались Зме Хасс и его приятель Жар Хрос, которых предусмотрительно отослали туда с эскадры накануне. Превышая полномочия, они "приняли командование" на себя, создали "кризисный" штаб и требовали уничтожения предателей. На деле, это только дезорганизовало лоялистов, начавших метаться между этим "штабом" и Рере Агри. Прикрывая отход товарищей от 55-й, ответный огонь по радикальным лоялистам открыл крейсер "Арес", контроль над которым удалось получить Уго Преру. Его залпы кучно ложились по пусковым установкам на поверхности, по обозначившим враждебность орбитальным огневым точкам. А их "оживало" всё больше. Силы были неравны, крейсер пытался уйти.
   Отражая удары непримиримых из благоприятной позиции, "Венус" стоически не отвечал. Затем был замечен подлёт враждебно настроенных кораблей, и крейсер начал разгон. Бок о бок, под его прикрытием шёл фрегат космической связи под командой Ше Кууба. В арьергарде находились два корвета Айре Бара. Проклиная ненужные сейчас, по его мнению, выдержку и принципы своего адмирала, он приказал дать несколько выстрелов по преследователям, чтобы те не лезли вперёд слишком активно. Подействовало. Погоня отстала, один за другим корабли мятежников исчезли в прыжке.
  
   Прибыв в установленный куб пространства по направлению к заканчивающей свою жизнь гигантской звезде 119 Тельца, повстанцы не увидели ни крейсера "Арес", ни других боевых космокоров, на участие которых надеялись. С трудом отыскались оставшиеся без топлива, едва не развалившиеся от запредельных для них нагрузок, космошлюп и уведенный от 55-й вспомогательный бригет. С них сняли раненных, перевели на эти кораблики несколько специалистов и наскоро обследовали. Непригодный для дальнего пути шлюп пришлось бросить. Энергозапасы бригета пополнили и причислили его к отряду корветов. Ждать отставших было нельзя. Маленькая эскадра снова ушла в сверхсвет. Ей оставалось только лететь дальше, пробираясь в сторону космоса, не затронутого войной.
   Лишь много позднее дошли до повстанцев известия о лютом бое своих со своими, в котором погиб капитан-командор Уго Прер и несколько кораблей гордого флота ФСЗ бессмысленно разлетелись обломками по великому Космосу.
   Сама же война, после этого потрясения, казалось, затихла. Трагедия Ахирда, указавшая на уязвимость центра Сообщества и мятеж Гиадского фронта вынудили, наконец, Стратегов к обороне. В ФСЗ ускоренными темпами запустили и начали распространять генераторы информационно-возбуждённых состояний. Под их воздействием пошёл на убыль общественный шум, прошли не замеченными замены и исчезновения "неблагонадёжных".
   В Гиадах Земляне неожиданно оставили 101-ю Тельца и HD 28736, где слишком многое напоминало о мятежном адмирале. Иррационально и патологично боялись спрятавшихся где-то в подземельях и космических льдах мятежников. Кроме того, надо же было их в какой-то утрате обвинить! Маршал Бунг, занявший позицию невмешательства, опять без боя получил своё. Отчитавшись о новом успехе, занимать брошенные "истинными людьми" системы он не стал, просто закидав их боевыми роботами.
   Противников теперь разделяло достаточно широкое для предотвращения неожиданностей пространство. Его озаряли первые попытки взорвать друг друга ко всем чертям. Это было в порядке вещей, поскольку военные, как известно, могут убивать друг друга без огласки, чем угодно и как им нравится. Помирать с трауром, под потоки крокодиловых слёз, - привилегия лиц гражданских.
   Быстроходные корабли конфедератов рыскали вокруг Гиад, по дальнему Тельцу и вдоль границ соседних созвездий, разыскивая Ли Ланга. Но Космос огромен. К сожалению штаба Маршала Джа Гед Бунга, поиски успеха не приносили.
  

Часть 3. Дорога на облака

Глава 15. Воскресение хайре

   Одинокий человек был беспомощен в тесной спасательной капсуле. Всё, что он мог сейчас, - притвориться пылинкой, кусочком грязного льда, летящим в чёрной пустоте. Каждый раз, как истребители Сообщества закладывали очередной широкий вираж, ему казалось, что его обнаружили, и хотелось включить двигатель капсулы-оболочки, где он с трудом помещался в своём скафандре. Его маленький корабль был разбит. Шлюпка уничтожена. Человек был бы мёртв, сиди он в ней, а не пусти для отвода глаз от доживающего последние секунды кораблика.
   В шлюпке находился не он, а его "недоклон". Кусок живого мяса с неразвитым мозгом, какие в древнейшие и архаичные века порой рождались у людей, а они не знали, что с этими подобиями человека в своём примитивном обществе делать. Их человеколюбие приводило к тем же мучениям, что и человеконенавистничество. Плоть и кровь клона должны были создать у преследователей иллюзию его смерти. Только бы ничего не осталось от головы! Не должно бы... По шлюпке они хорошо врезали. Клон был усажен, уткнувшись лицом в руки с бластером, дестабилизированная батарея которого тоже взорвалась.
   Если преследователи усомнятся хоть в чём-то, Бюро безопасности начнёт поисковую операцию. А его последнюю надежду составляет этот гроб, на котором не уйти от погони. Нет мощности, запас топлива крохотный. Ускоряться, чтобы перелететь от одной планеты к другой, придётся месяцы. Лететь до края звёздной системы, гелиопаузы - годы. Куда-то дальше - вообще немыслимо! Если бы не обслуживающий тело серворобот и краткосрочный гибернатор, - гроб, в котором ни встать, ни сесть, - только загадиться и умереть мучительной смертью. Впрочем, капсула лучше, чем просто скафандр. В нём и с планеты на планету не долетишь.
   Мет Ант потихоньку уплывал прочь по воле начального импульса и гравитации, внимательно наблюдая, как плохо приспособленные для потрошения останков истребители берут на "абордаж" его суденышко, а прибывший космобот затягивает в своё нутро ошмётки спасательной шлюпки. Кажется, ничто на месте трагедии не обеспокоило катов! Они даже кораблик не забирают. А! Рано радуешься, Мет! Бот уходит, а два истребителя остаются охранять металлолом. Сторожей и его капсулу теперь разделяет миллион километров, - в два с половиной раза дальше, чем от Земли до Луны. Но при её массе в четверть тонны, - этого всё ещё мало. Его могут обнаружить, если не поверят маскировке под кусок камня и льда. Хочется включить двигатель, но нельзя, категорически нельзя!!! Долгие тренировки мысли приучили его к подавлению желаний и неподвижности, входу в мерцающее, йогическое состояние сознания. Он пользовался этим теперь.
  
   Через много часов беглый ученый вышел из транса. Осмотрелся по приборам. Как он и надеялся, его далеко унесло по кометной траектории в отдалённый от планет космос. Преследователи исчезли, нигде никакой возни. Пора что-то предпринимать. Выполнить манёвр, чтобы прибиться обратно к планете, откуда он пытался стартовать? Она самая пригодная для обитания, на ней даже есть какие-то развалины. Но там наверняка стоят датчики жизни и движения. А иначе как узнали о его нахождении там? Прилегающий космос просматривается. Вот кто-то из аналитиков Бюро обрадуется, заметив, что камень, обязанный улететь далеко в пустоту, вернулся обратно! Нет, к месту крушения возвращаться нельзя. Нельзя и к дальнему автоматическому маяку в одной из точек Лагранжа, где вернее всего было бы рассчитывать на спасение.
   Значит, без сомнений, в дальний путь к Рес 5, большой внешней планете, на одном из спутников которой, согласно переданной ему перед побегом карте, затаился и законсервировался отработавший ресурс ушельческий разведывательный зонд. Найти его будет нелегко, но он должен справиться. Зонд станет его новым кораблём, способным на межзвёздный перелёт. Там будет пусть небольшой, но похожий на каюту отсек. Из анализаторной аппаратуры зонда он сварганит себе хоть какую-то кухню. Эх, мечта! Пока же у него нет ничего кроме поддерживающих таблеток и инъекций. До внешней планеты месяцы пути...
   Мет Ант дал своей колымаге команду. Двигатель капсулы маленькими всплесками стал выбрасывать горячую плазму, корректируя полёт. До какой скорости разгоняться? Опять надо преодолеть соблазн. Энергия ему ещё понадобится. Демаскировать себя нельзя. Только переход с одной кометной траектории на другую, чуть более быструю и эксцентричную, сон и плавное путешествие по ней...
  
   Ох! Сколько времени прошло? Как же некомфортно просыпаться! Несмотря на постоянный массаж, тело как ватное, никак не хочет отходить. Вот она его цель, Рес 5, её спутник Тхобхой и его ледяные каньоны. Где-то здесь, на спутнике, спрятан зонд. К нему, быстрее к нему! Сейчас газу можно и поддать...
   Расчетный квадрат! Доворот! Посадка!!! Что это? Вот это да, ничего ни визуально, ни по приборам не видно, всё вокруг засыпает снегом, заливает пургой метаново-аммиачный гейзер! Состав выбросов примерно такой же, как на Титане. Это хорошо, очень хорошо! Будут углеводы, жиры, белки! Чтобы унять послегибернационную трясучку, Мет Ант проглотил несколько питательных таблеток, их оставалось мало. Только бы найти зонд под панцирем льда! Лишь бы его датчики слежения услышали кодовый сигнал-пароль! Усилителя у него нет. Он не трубит в рог Судьбы, как подлетающий космокор, вызывая на связь электронную агентуру, он пищит как подраненный, едва летящий комар.
   Через сутки поисков радость угасла. Это ж надо было так спрятать зонд! Понятное дело, под гейзером надежнее. Только надежность теперь работает против него. Беда! Настоящая беда!!!
   Только на четвёртый день, с шестого или седьмого захода круговых поисков, внутренне перепугавшись и сжимая себя в тисках разума, почти отчаявшийся человек услышал отклик из недр. Ещё долго затем, раз за разом он отправлял вниз последовательность пусковых сигналов, прижимая передатчик ко льду как стетоскоп. Наконец, пришло подтверждение. А потом бесконечно долгий час не происходило ничего. Пока он не понял, что из глубины, проплавляя льды, что-то всплывает.
   Мет готов был заплясать от радости, как вдруг недалеко звонко лопнула трещина, из которой вырвались фонтаны брызг и мощные струи газа. Не отсеки скафандр звуковую волну, гулом и свистом порвало бы барабанные перепонки. Его закрутило и чуть не сорвало обратно в космос. Как он забыл об этой опасности, словно мошка на свет, притянутый к зонду, от которого зависела его жизнь!? Так и угробиться за минуту до спасения недолго! Прочь отсюда, скорее бежать, лететь назад!
   Изо льда вырвались ещё несколько газовых струй. В трещинах забурлила холодная, парящая жидкость. Затем куски льда провалились, образовалась метановая полынья. На её поверхность, как подводная лодка, всплыл космозонд. Ого, большая техника! С полсотни метров длиной! Теперь надо избежать всё ещё грозящей зонду самоликвидации, установить прочный контакт с его компьютерным мозгом, добиться взаимопонимания и проникнуть внутрь. Жилого отсека там нет, но выбросив лишнее, с помощью бортового компьютера и оборудования для устранения неполадок, можно устроить его подобие. Кассеты мини-зондов давно отстреляны, ещё часть ненужных узлов и техники можно снять при переделке в пилотируемый вариант.
   Где технический люк? Ага, здесь! Разметка проёма, видимая в гамма-лучах, стандартная. Контактор, - вот он. Надо приложить к нему руку и ввести контактный пароль. Это не шутки. Если он неправильный, сработает самоликвидатор. Придётся полностью довериться источнику, передавшему сведения и карту. Может, так его хотят убрать? Слишком ложная игра, не по "почерку" Бюро. Они уже пытались, уже замарались. По любому, другой возможности нет. Отказаться, - тоже погибнуть. Мет Ант вздохнул, приложил ладонь к контактору и ввёл ключевой код.
   Ничего не случилось. Потом исчез шершавый, тонкий как иней маскировочный слой. Потёк, раздвинулся металл внешней, пластичной оболочки. Отошли в стороны створки. Открылся кессон.
  
   В зонд, разумеется, не вложили никакого руководства по эксплуатации. Изучая его в натуре, Мет Ант вытянул всю информацию из бортового компьютера, разархивировал взятые с собой материалы о космическом кораблестроении и обслуживании сверхсветовых машин, ища любые возможности приспособить под себя этот сложный аппарат.
   Бортовой компьютер не врал. Разделитель изотопов исправен. Обычно он даёт прибавку к исходному запасу топлива не более 5-10 процентов. Но здесь, долго находясь в благоприятной среде, он успел восстановить запас ядерного горючего до полного. Это была хорошая новость. Двигательная установка исправна. Лучевая защита на удивление приличная, чтобы радиация не портила мини-зонды в кассетах и не влияла на работу сосредоточенных в носовой части приборов. Но если он хочет двигаться быстрым ходом, её надо улучшить. Расстояние от кассетного отсека, где пилот будет находиться, до движка слишком мало.
   Из-за сопротивления межзвёздной среды на скоростях от 0,25 световой, его кораблик будет тормозиться. Как ни пуст космос, на таких скоростях он начинает оказывать сопротивление движению. И не приведи Пустота попасть в область повышенной плотности, какое-нибудь газовое облако или планетный газовый хвост! Кроме того, начнётся влияние неклассических эффектов. Чтобы держать скорость в тридцать процентов от скорости света, придется работать движком. А на долгие годы "поджаривания" регенеративных возможностей организма не хватит, даже будь он не человеком, а чудесным по выживаемости насекомым - тихоходкой, с её уникальными Dsup-белками. Кстати, это идея. Содержание аналогичных протеинов в организме надо увеличить. Он сразу дал соответствующее распоряжение биокому.
   Где бы взять килограммов двести обедненного урана? На предмет его запасов Тхобхой - планетоид не стоящий. Впрочем, из снятого оборудования можно соорудить кое-какой экран. Там есть материалы с хорошим сечением захвата нейтронов и поглощением гамма-квантов. Подобие робоповара соорудить тоже получается. Запасы органических веществ и солей есть. Конечно, по вкусу это будет дрянь, но продержаться на ней можно. Заодно будет, что совершенствовать в пути...
   Вскоре переделка шла полным ходом. В распоряжении Мет Анта опять был корабль. Увы, на нём нельзя уйти в сверхсвет, но скорости быстрого досветового лайнера он достичь в состоянии. Конечно, за пределы ФСЗ к ушельцам на нём выбираться лет триста - четыреста. Без полноценной анагиберкапсулы, - не стоящая затея. Но на одну из ближайших населенных звёзд - запросто. А там, - притвориться, прикинуться не собой, кем-то другим. Пробраться на сверхсветовой рейс к внешним планетам. Только бы не вспыхнула до того времени война!
   Или она к тому времени минет? Было бы здорово, подобно населению земного острова Рапа-Ити (одновременно узнавшем о начале и конце Первой планетной войны), услышать, что галактическая война уже снята с повестки дня. Хорошая идея. Рапа-Ити, - так он и назовёт свой полукустарный корабль. Закончив работы, Мет Анту пришлось задержаться на Тхобхое ещё пару дней, чтобы спрятать демонтированные узлы и за этой легкой работой набраться сил, подкормиться. Блюда его самодельный пищеблок, как он и предполагал, выдавал невкусные, но сил они прибавляли.
  
   Больше всего соответствовала намерениям беглеца Кеид, 40-я Эридана, на редкость разнообразная тройная система из центральной оранжевой звезды и обращающихся вокруг неё белого и красного карликов, причём красный был спутником белого. Как оранжевая, так и красная звезда, имеющая собственное имя DY Эридана, располагали планетами, причём у оранжевой была от начала времён землеподобная, а у красной, - терраформная, не находящаяся в приливном захвате. Старые добрые времена освоения и расцвета Кеид давно миновали, но она продолжала играть роль одной из "станций" ближнего космоса, имея два космопорта (можно выбирать, в каком меры безопасности хуже), транзитные грузопассажирские сообщения через эту систему осуществлялись довольно частые, в последние годы туда нередко заходили сверхсветовики.
   До 40-й Эридана из необитаемой системки, где он прятался и его сбили, десять световых лет. Это тридцать пять лет форсированным ходом, если такой удастся развить и поддержать, а в щадящем режиме полёта - до пятидесяти. За эти годы может измениться многое, очень многое...
   Путь был свободен, и Мет Ант осторожно стартовал с Тхобхоя, оказавшегося не таким уж и негостеприимным. Чтобы не активировать возможные датчики, установленные где-то в общей системе обороны ФСЗ, он по-прежнему старался не злоупотреблять энергией и скоростью, уходя в межзвездное пространство по маршруту, сходному с траекториями гравитационно выброшенных тел.
   На самой окраине системы ему опять повезло. Приборы зонда выявили невесть откуда взявшиеся, богатые тяжелыми металлами каменные обломки. Было целесообразно задержаться у них для добычи металла и плавки. Только через три с лишним месяца после старта с Тхобхоя он включил на полную мощность маршевый двигатель и пошёл в разгон. Зато у него теперь был улучшенный радиационный экран.
  
   Начиная перелёт, Мет Ант надеялся, что до самого Кеида никто его не потревожит. Он ошибался. В масштабах, превосходящих его воображение, на просторах Сообщества развивалась новая активность, и Кеид, родина Ку Блана, превратился в один из её центров. Правительство Сай Гура прекратило контакты с ушельческими мирами, с которыми успели развиться довольно обширные торговля и обмен. От экзотических товаров не все были готовы отказаться. Ещё больше дефицита стало в связи с введением контроля над распределением ряда изделий и материалов внутреннего производства, необходимых для военно-промышленного комплекса. Список товаров военного назначения был внушителен, затронув многих потребителей. Удовлетворение их запросов обещало большую прибыль. А ещё, имея дефицитные товары, можно было устанавливать контроль над высокотехнологичными производствами, чтобы со временем перебросить активность в политическую сферу, - приблизиться к власти и войне, неслыханно подняв свой социально-экономический статус. Охраняя свою исключительную власть, Премьер-Стратег легально делать этого не давал. Несправедливо. В конце концов, жажда наживы - это такой же инстинкт, как и те, "полезные", что возрождали Стратеги.
   Быстро нашлись желающие наладить собственные, нелегальные поставки. Были среди них лица из самых верхов. Скрытого протестного элемента, услугами которого они пользовались, - впервые за многие тысячи лет развития общества, - опять было в достатке. Руководители Конфедерации на эти "тёмные" отношения, по понятным причинам, смотрели благосклонно. Всё вместе привело к появлению контрабандистских сверхсветовых кораблей, прокладывавших новые маршруты.
   Не достигнув и половины желаемой скорости, удивленный учёный был поставлен в известность автопилотом, что позади него выскочил в пространство сверхсветовик, и, уравнивая скорости, нагоняет его параллельным курсом. Такой манёвр сближения, типичный для перехвата, трудно было счесть случайностью, тем более, следом от незнакомца пришло категорическое требование синхронизировать движение и приготовиться к досмотру. В противном случае преследователь угрожал применить оружие.
   Мет Ант переживал неприятные часы. Вместе с тем, теплилась надежда. Было очевидно, - его настиг не правительственный корабль. По виду это был почтовик, но в его носовой части находилась спаренная малокалиберная лучевая установка. (Под калибром лазерных, лучевых и плазменных пушек давно подразумевали комплекс характеристик мощности и предельной дальности стрельбы). Звёздному Флоту и Бюро Безопасности такие новшества ни к чему. Сверхсветовые клипера, - не их стиль, у них в изобилии есть средства получше. Если не боевые корабли, то, хотя бы, строящиеся на гражданских верфях и вооружаемые на военных базах МССТ и МССДК (малые сверхсветовые вооруженные транспорты и десантные корабли, они же бригеты).
   Может, это перст Судьбы? Он решил не рисковать и подчиниться. Когда космические странники окончательно сблизились, от "пирата" резво отвалила шлюпка. Её было предложено принять "без фокусов".
  
   Из люка миникессона сначала вынырнул мощный армейский бластер, а за ним - вполне человеческая фигура.
   - Ну и теснотища! Что это за конструкция, братан? Снаружи - какие-то малозаметные и сложные технологии, зато внутри, гляжу, - хлам!
   - Кто Вы? Прежде чем задавать вопросы, назовите себя и сообщите, по кому праву прервали мой полёт? - потребовал Мет.
   - Да уж, не Ион Тихий или Хан Соло! - прозвучал насмешливый ответ. - К сожалению, талантом Райслинга великий Космос меня тоже не наделил. Что же до моего права, - ты свой глиссер со стороны видел? Шпионил за нами? Как оказался на нашем пути, создав опасное сближение!?
   - Я же после Ваших угроз ещё и виноват! - вознегодовал Мет.
   - А как же! Не я ведь просился на встречу. Мы-то делали всё, чтобы её избежать!
   - Представьте себе, я тоже. И уберите ваш грандиозный бластер. Даже если он не продырявит мой корабль, то в малом объёме поджарит нас обоих.
   - Спасибо за совет! - ухмыльнулся вошедший. Достав маленький бластер-пистолет, он тут же навёл его на Мет Анта, закинув за спину армейский дрын. - Итак, я вроде бы ответил на первый вопрос: понятия не имею, кто ты такой и зачем появился. Посему моя очередь: с кем имею честь?
   - Я Мет Ант с Земли. Вот мой идентификационный код.
   - Да что Вы говорите?! - собеседник сразу перешёл на вы. - Тот самый учёный и предводитель галактов?! - Он сверился с базой данных и у него отпали всякие сомнения. - Что же Вы делаете здесь, хайре Мет Ант?
   - Меня не должно было тут быть. Мой корабль сбили, чтобы не допустить моей эмиграции. Чудом я нашёл межзвёздный арорианский зонд и переделал его под пилотируемый корабль, чтобы добраться до 40-й Эридана.
   - Ого! Ничего себе чудо, - найти спрятанный зонд-шпион! Впрочем, учитывая Ваши знания, я готов поверить. Но с эмиграцией Вы опоздали. Все кто мог, давно ушли.
   - Мне нельзя было своим исчезновением подвести других.
   - Тогда понятно. Да, кстати, можете называть меня Блакэп. И не волнуйтесь, я не на службе.
   Имя было явно не настоящее. Биоком, отсканировав внешний вид и другие параметры Блакэпа, не нашёл соответствия ни с кем из живущих. Внешность была изменена.
   - Я понял. Но и на богатого яхтсмена не похожи. К тому же, они оружием не бряцают. Вы контрабандист?
   - Мы так себя не называем, ухмыльнулся визитёр. - Мы - рыцари экономического сопротивления!
   - Впервые вижу рыцаря. Может быть, Вы мне по-рыцарски поможете?
   Блакэп хмыкнул, взвешивая что-то в уме.
   - А почему бы нет? - промолвил он. - Но не бесплатно. Иначе меня никто не поймёт. Конфедераты могут дать за Вас дорого. Но они достаточно сильны, чтобы ничего не дать. И превратить мой корабль в межзвёздный газ, если я им не понравлюсь. Это опасно. Сай Гур с присными, - те даже не обсуждаются. Они скрутят мне фигу по природе своей гениально дикой идейности, и даже благодарность не объявят. Вместо этого я наживу врагов. Ведь кому-то было поручено убить хайре. Когда они узнают, что облажались, их реноме пострадает, и по мне с моими товарищами они уже не промажут. Со всех сторон риски налицо. Торговаться я могу только с Вами. Итак, вопрос: Что лично Вы можете мне предложить?
   - Свой кораблик.
   - Он не пещера сокровищ.
   - Это же современный разведывательный зонд. Хотя я многое демонтировал, на нём ещё есть ценное оборудование. На полмиллиона кредиток он потянет.
   - Это несколько меняет дело, но он и так уже мой.
   - Так Вы ещё и пират?
   - О, вовсе не так! К Вам же пока не применено никакого насилия! Но я скован отношениями с другими людьми. А если бесконечный Космос посылает что-то прямо в руки, как это не взять? Это против наших правил. Даже как-то... кощунственно отвергать дары Великого Космоса! Пусть я с этого мгновения стану альтруистом, но остальные-то мои друзья, - нет! Такой расчёт они не признают.
   - Хорошо. К этому я добавляю ещё пятьсот тысяч кредиток, которые смогу перевести на ваши счета, как только окажусь на 40-й Эридана. Лишние деньги Сообщества мне скоро будут не нужны.
   - Вот это деловой разговор! С Вами приятно иметь дело, хайре Мет Ант! Вы ловите всё на лету и устраняете мои затруднения! Не понимаю, чего это все, начиная от Премьера, и кончая последними фобическими балбесами, на Вас взъелись?
   - Так по рукам?
   - Если Вы потом замолвите за меня и экипаж словечко конфедератам, чтобы нас не разнесли на кварки в награду за подвиги героев Человечества в Гиадах, - по рукам! - хохотнул Блакэп.
   - Простите, что в Гиадах?
   - Как, Вы не знаете? Туда уж месяца три как пошёл воевать наш Звёздный Флот! Разумеется, начал он с разгрома и захвата чужих планетных баз. Вот что такое настоящее пиратство! Но потом пришла инфа, что у героев не заладилось. Похоже, э-э-э... накостыляли им там.
   - Последний год я был оторван от Мира... Весьма прискорбное известие. Согласен на все условия. Теперь я о деньгах совсем не жалею. Можете убрать свой бластер.
   - А Вы даёте слово вести себя культурно, по договору?
   - Да, моё слово.
   - Этого достаточно. - Блакэп спрятал лучевой пистолет. - Дезактивируйте системы безопасности корабля, просанируйте от лишней информации бортовой компьютер, подготовьте его к отключению, спускайтесь в мою шлюпку. На нашем борту условия намного комфортней. А эту скорлупку мы сейчас разберём, - распорядился он. - Хаг, всё в порядке, мы счастливы! Прими пассажира и высылай роботов для демонтажа! Да, так, как слышал! Со всем уважением...
  
   Через пару часов приведший себя в порядок Мет Ант уже отдыхал в кают-кампании сверхсветовика контрабандистов, где его в меру способностей развлекали Блакэп, Хаг и их приятель Волмер. Они, да ещё находившийся на вахте Паст, составляли команду "Шустрой Бандероли" (так с юмором назвался их переделанный почтовик).
   - Войдите в наше положение, - наперебой оправдывались приятели, - жизнь весьма затратна и политическая обстановка неустойчива. Самое время подумать о себе. Воевать мы не пойдём. Хоть мы и граждане Сообщества, но не ополоумевшие. А людям без патриотических дефектов мозга Стратеги заработать не дают. Это бы ещё полбеды, да не факт, что "высокие враждующие стороны" не сгинут в объятиях друг друга. Тогда придётся как-то выживать в руинах... Пока открылось наше "окошко" возможностей, - мы обслуживаем оставшиеся без дефицитных товаров добрые планеты и даже пропащие мирки типа Урк, Гурыз или Кнохо. Копим на будущее. Может, придётся бежать в дальний Космос, основать там новую цивилизацию. Вон, знаменитый Сид Гед Бунг когда-то так и поступил. А теперь - в своём собственном мире правитель и Мобильного флота всея Конфедерации командир.
   Как выяснилось, следовала "Шустрая Бандероль" прямиком на 40-ю Эридана, где должна была забрать груз лютеция для доставки в отдалённую, но быстро развивающуюся человеческую цивилизацию в системе солнцеподобной звезды 15 Близнецов B. Хотя этот мир формально числился среди союзников ФСЗ, узнав о новом повороте войны, Блакэп решил проявить осторожность, не идти прямым курсом на космодром погрузки, а сначала вынырнуть в пространстве у одного из маяков, чтобы снять информацию с него. Так его корабль оказался вблизи пустой красной системки, из которой стартовал Мет Ант. Запасы энергоносителей с его зонда оказались кстати, чтобы покрыть затраты на такую предосторожность.
  
   За беседой Мет Ант использовал все свои навыки, чтобы вытащить из контрабандистов максимум информации. Пятнадцатая Близнецов B, - это было неплохо. Оттуда, из спокойного района Космоса, проще было достичь ушельческих миров. По кратчайшему направлению, через Телец, где начались боевые действия, двигаться стало опасно. Ещё интереснее было то, что, как показали его попытки проникнуть в скрытое и защищенное сознание контрабандистов, в Близнецах они должны были взять другой груз для доставки в нейтральную систему HD 20367 в Овне. Выбраться оттуда в один из миров-союзников Ароры было уже сравнительно легким делом.
   Ради такого шанса с контрабандистами стоило наладить самые лучшие отношения. Но и риск пребывания у них на борту повышался. За доставку лютеция - дефицитного сырья двойного назначения в нейтральные Близнецы, при поимке не наградят. За отправку чего-то не менее интересного на границу враждебного Овна, - экипаж вообще мог отправиться прямиком на принудительное клонирование с уничтожением прежнего тела и любых воспоминаний о прошлом. А с таким пассажиром как он, - и подавно. Мет знал, на что способны Хме Дил и Сай Гур, какие распоряжения они могут отдать. Ну, как говаривали древние, кому суждено быть повешенным, тот не утонет.
   На 40-й Эридана он с корабля не сойдёт. Это как в его собственных интересах, так и в интересах приютивших его "джентльменов удачи", коим не с руки увеличивать риски при погрузке лютеция. Улучив момент, он начал склонять их к этому. После долгих препирательств и увеличения "цены вопроса" ещё на двести пятьдесят тысяч кредиток, новое соглашение было достигнуто. К тому времени, закончив демонтаж и погрузку деталей с недолго продержавшегося "на плаву" Рапа-Ити, "Шустрая Бандероль" начала интенсивный разгон.
  
   По прибытии на космодром Омикрон-2 Эридана (когда-то так называли всю тройную систему, а теперь только космодром при её третьей, красной звезде DY), Мет Ант сутки провёл в шкафу для оборудования, довольно-таки тесноватого для человека в скафандре, усевшегося в позе молящегося жреца. Оттуда он слышал, как члены экипажа проходили санэпидконтроль и как кто-то властный, вошедший на борт, назвал Блакэпа "инициативным простофилей" за изменение ранее согласованного маршрута. Безопасность, де, не его дело. Над этим другие думают.
   Когда тот попытался оправдаться, на него рявкнули: "Слышь! Даже в "пустых" системах стоят датчики и военные ретрансляторы! Их использует для своих целей Звёздный флот! Недавно там активность была, как в осином гнезде! Твоё счастье, - догадался зайти вскользь и ближе ста астрономических единиц не подходить! Но чтоб никогда больше подобного не было!!! Усёк!!?" Капитан потускнел, но полученный миллион явно согревал его активную и безалаберную душу. Это ясно чувствовалось телепатически.
   Вызволил Мета из постылого шкафа Волмер, ставший после получения денег в местном банке "DY-BAY", более внимательным и любезным. Он уже мысленно приплюсовывал к своей доле те деньги, что получит от доставки пассажира на 15 Близнецов B. Последовавшая передышка в кругу довольного экипажа была кстати, - корабль немедля уходил с космодрома.
  
   По правде говоря, Мет Ант совсем не жалел, что даже краем глаза не увидел знаменитую историческую систему в Эридане. Каких только инопланетян и чудес не помещали в неё архаичные авторы! Воспета и пропечатана в электронной памяти человечества она была не хуже, чем Атлантида.
   Во вселенной "Звёздного пути" система 40 Эридана A была местоположением планеты Вулкан, - дома расы вулканцев. А вокруг белого карлика 40 Эридана В придумали астероидный пояс из антивещества. Там же изощренный искусственный интеллект занимался тем, что вёл астроинженерные работы, чтобы изменить орбиту красного карлика и столкнуть его с белым, отчего последний должен был ярко вспыхнуть. И так далее, и тому подобное.
   Но на самом деле привлекательная для древних Землян 40 Эридана A -- оранжевый карлик спектрального класса K1V, возрастом 5,6 млрд лет (старше Солнца) с опасными формами жизни на своих планетах, оказался чудовищем, - местом вспышки самой обширной и смертоносной из межзвездных эпидемий, незаметно распространившейся в среде наивных колонистов, выпрыгнувшей за пределы своего мира, и едва не погубившей Человечество.
   Никакие известные до того вирусы не внедрялись с такой легкостью в человеческие ядерные и митохондриальные ДНК и не имели такого долгого инкубационного периода, что приводило к отложенному, внешне беспричинному метаморфозу обычных людей в заразных зомби. Уж двести тилей как, индивидуальным системам биозащиты всех посетителей 40 Эридана A, прописывали, на всякий случай, усиленный протокол безопасности. А сами эриданцы, приспособившиеся к роковой сороковой - вполне жизнерадостная нация, без острых ушей, зато с антителами в крови ко всему вредоносному, что только можно представить в нашем уголке Галактики. И всё же береженого карантин бережёт. В далёких ушельческих мирах с непрошеным багажом из экзотических вирусов и прионов из 40 Эридана A не исключены проблемы.
  
   На подходе к 15 Близнецов B Мет Ант решился уговорить Блакэпа о продолжении своего полёта в Овен. Тот поначалу разволновался и отказывался. Затем, поняв, что от его пассажира скрыть что-либо и перечить ему крайне трудно, а заодно обдумывая последствия для себя, согласился. "Если уж "спалиться", - лучше на нейтралке", - подумал он. В итоге за очередную четверть миллиона они снова хлопнули по рукам. Волмера опять "растащило". А что? Риск для него остался тот же, а деньги снова капают...
   В шкафу на этот раз сидеть не пришлось. Мета просто посадили под замок в кают-кампании. Манёвры под выгрузку доставленного и погрузку нового товара на этот раз заняли изрядно времени, производясь где-то на краю планетной системы, вдали от чужих глаз и приборов наблюдения. На обшивку корабля нанесли и обзвонили во всех диапазонах марки нейтралитета. Заодно осмотрели корпус перед дальним путём. Под заправку ядерным топливом и антивеществом "Бандероль" прибыла на очередной захолустный терминал под видом транзитного судна. Полученные мимоходом новости не радовали. В Гиадах шло побоище. Какое-то хвалебное, наверняка мерзкое нападение произошло в Персее.
   Отправляясь, от 15-й Близнецов В отходили постепенно и незаметно, с периодами нулевого ускорения, соблюдая режим полного молчания. На дальнем пути в Овен кораблю надлежало на короткое время выйти в обычное пространство на пограничье Тельца и Возничего, в стороне от опасных Гиад. "Точка перепрыжки" была определена в пяти парсеках позади яркой звезды, известной древним как Нат или Эль-Нат, которую надлежало использовать как маяк. Там опять произошло непредвиденное.
  
   Едва выйдя в пространство, они почувствовали угрожающий непорядок, а затем тревожно "расплакались" предупреждениями приборы. Скоро и в оптику стало видно: с направления Эль-Ната, будто нарочно прячась за массой и блеском звезды, на слабо вооруженный почтовик надвигается боевая эскадра Землян - крейсер в сопровождении фрегата, двух корветов и бригета. Уйти - думать нечего. В первое мгновение Мет Ант лишь бессильно усмехнулся коварству закона парных случаев. С ничтожной долей вероятности, счастливо наткнулась на него в космосе "Шустрая Бандероль". И вот снова, с вероятностью ещё меньшей, происходит совсем нежеланная встреча.
   Боевые космокоры явно заинтересовались попавшимся им по дороге корабликом, разойдясь ловчей сетью и послав жертве требование о переходе на движение с нулевым ускорением (что в открытом осмосе равноценно остановке) и готовности к досмотру.
   - Проклятье! Вот это засада!!! Чуял же я поначалу! Ну, приятель, подвёл ты всех нас! - в сердцах рявкнул на Мет Анта Блакэп. - Как же ты им насолил, о чём знаешь?!!
   - Спокойнее, капитан. Что-то я эту ситуацию сам не понимаю. Такую силу на перехват посылать - нерационально. Для нас бы и пары корветов с избытком хватило. А тут ещё одна странность: это же "Венус", флагманский крейсер 1-й дивизии!
   - Точно! - поразился Блакэп. - Флагманский корабль адмирала Ли Ланга! Впрочем, ваша встреча с ним ничего для нас не меняет. Этот законник арестует всех немедленно.
   - Что же он делает здесь?!
   - Что-что... Может, конфедераты Звёздному Флоту снова по первое число всыпали, вот он и спасается, как Друм Вар. Тут и мы ему в подарок, чтоб хоть какое-то достижение для отчёта перед Премьером было...
   - Ну, это вряд ли. В таком случае он не туда отступает. Хотя, состав кораблей такой, будто действительно откуда-то вырвались...
   - Скоро узнаем, - мрачно подытожил Блакэп. - Пилоты! Выполнять приказ с крейсера! Эх, где ты моя удача...
  
   Вскоре к их кораблику прибыл ДАБ (десантно-абордажный бот). Через шлюз прошла группа солдат, вооруженных, что называется, до зубов. Пальни они из того, что у них под рукой, "Шустрая Бандероль" без вмешательства артиллерии космокоров развалится.
   - По какому праву останавливаете, высаживаетесь и обыскиваете нейтральное судно?! - шагнул вперёд Блакэп.
   - Остынь, капитан! Если у тебя обычная барахолка, к чему пушки на носу? Для охоты на курдлей и супров? Разберёмся. Старший десантной группы, наставник Мэг Буст! - кратко представился командир досмотровой партии. - Мне приказано взять под контроль эту посудину. Капитану и двум членам команды по его выбору прибыть на крейсер "Венус" для разговора с вице-адмиралом. На выполнение даётся десять минут. Цай Хелк! Людей в рубку, моторный отсек, роботов расставить по всем точкам! Проверить грузовой трюм! - Коммандос и висящие за их плечами как ранцы боевые роботы моментально пришли в движение.
   Предложение было неслыханное. Что-то с намерениями Звёздного флота в отношении "Бандероли" было нечисто. Уж не собираются ли реквизировать их корабль для какой-то военной акции? Может, тогда и от контрабанды термопрочных магнитных сплавов и лазерных материалов на основе лютеция удастся как-то отвертеться?
   - Пойдёте со мной и штурманом! - потребовал от Мет Анта Блакэп. - Прятать нам уже, по ходу, нечего. А Ваш талант в мозги и душу влезать - понадобится.
  
   Вице-адмирал Ли Ланг поднялся навстречу задержанным из центра командирской рубки, смысловым знаком приглашая присесть в удобные кресла для отдыха для офицеров и пилотов.
   - Прошу Вас, господа.
   Блакэп посмотрел с опаской на эти чудеса для работы и отдыха (может, и для пыток с казнью тоже, - сядешь и не поднимешься), но присел. Мет Ант и штурман последовали его примеру.
   - Представьтесь. Назовите свою расу и планету, заказчика рейса и других лиц, несущих за него ответственность.
   Блакэп и штурман назвались, сообщили данные о своём корабле. Конечно, не подлинные, а те, что были заготовлены для "прикрытия". Пока это происходило, у Мет Анта оказалось достаточно времени для размышления, и он спокойно сообщил вице-адмиралу своё настоящее имя.
   На долю секунды возникла немая сцена. Кэп и штурман успели сообразить, что встрече с их пассажиром вице-адмирал весьма рад, и она каким-то образом многое меняет. Последовавший разговор вверг их в оторопь.
   - Приветствую Вас на борту "Венуса", хайре Мет Ант. Поверьте, я искренне рад, что до Вас не сумели добраться убийцы Бюро. Впрочем, у меня и раньше были в этом сомнения. Должно быть, сам Космос пересек наши пути, ибо нет в нём человека, который был бы мне так нужен.
   - Чем я могу Вам помочь, адмирал?
   - Мы покинули ряды Вооруженных Сил Человеческой Федерации. Это больше не наша война. Но мы - не самоубийцы, чтобы бессильно исчезнуть, оказавших во власти тех, кто окончательно потерял человеческий облик. Нам нужен проводник и парламентер для передвижения через космос, контролируемый конфедератами, чтобы избежать бессмысленных атак их кораблей. Мы не переходим на сторону Конфедерации, но готовы к временному интернированию и проверкам, после чего, надеюсь, нам разрешат отбыть дальше. Располагая Вашим именем и содействием, такие контакты должны облегчиться.
   - Я готов оказать Вам услугу, адмирал.
   - Хорошо. Но, ещё раз подчёркиваю, - речь идёт не о сдаче, а о проходе с уважением и почётом. О сохранении за мною командования над своими людьми.
   - Я понимаю Вас, адмирал.
   - В таком случае, надо уточнить практические детали и как можно быстрее покинуть этот квадрат пространства. Ваш корабль следует в нейтральный Овен? Отлично! Там проще вступить в первый контакт и определить точку пересечения. Капитан! - обратился Ли Ланг к Блакэпу, - я позволю Вашему судну проследовать по назначению, при условии, что на его борт подсядут мои люди, а в сопровождении будет находиться наш бригет. Хайре Мет Ант останется у меня в качестве гостя на борту.
   - Думаю, последнее предложение неверно, адмирал. В непосредственных переговорах я могу принести больше пользы.
   - У меня нет недостатка в грамотных переговорщиках. И я не могу рисковать Вами. Ни у вас, ни у меня нет права на случайности. Их и так уже произошло слишком много. Кроме того, у меня есть для Вас информация и долгий разговор. Полагаю, на взаимную обработку и анализ данных нам понадобятся многие часы, даже при наличии моей флагманской справочной базы.
   Мет Ант согласно кивнул.
   Обращаясь к другим членам маленькой делегации, вице-адмирал сказал:
   - Господа контрабандисты! Мне сейчас безразличны как ваши занятия, так и материалы глубокой переработки лютеция на вашем борту. События таковы, что меня не удивляет желание нейтральных систем в Овне вооружиться сверхмощными лазерными пушками. В сложившихся военно-политических обстоятельствах я не считаю ни ваши, ни их действия предосудительными. Но вы мне нужны для установления контакта. Когда ваш ни у кого не вызывающий антагонизма кораблик поможет нам без потерь перейти в пространство Конфедерации, - отправляйтесь по своим делам, или делайте собственный выбор. На вашем месте я бы призадумался, стоит ли возвращаться. Сразу двух услуг, оказанных вами хайре Мет Анту и мятежнику ли Лангу, - это уже слишком много, чтобы тиран Сай Гур спустил такое с рук. В то же время хайре Мет Ант легко может позаботиться о вашей судьбе. Доведите это до своего экипажа и начинайте сотрудничать с нами.
   Возражений, понятное дело, не предусматривалось. Да и что тут возразить, когда столько всего случилось.
  
   - Поприсутствовали. Одним воздухом с большими людьми Космоса подышали! - съязвил Волмеру и Хагу оправившийся от худших своих страхов Блакэп, переступая порог собственной колымаги, где хозяйничал теперь наставник Буст. - Думал, влипли в историю, а оказалось, - в политику!
   Флегматичный Паст под вопрошающими взглядами лишь скривился, посоветовав друзьям возрадоваться малому.
   Соратники были скромны и ждали разъяснений. Что называется, бледный вид и холодные уши. Разъяснения пережевывались умами долго и сопровождались расчётами. В их распоряжении были три четверти миллиона кредиток Мет Анта. Поскольку возвращаться было опасно, можно было получить на HD 20367 плату за товар и "швырнуть" с нею собственного шефа в ФСЗ, слиняв к конфедератам. Это давало ещё двадцать пять миллионов, и к ним можно было приплюсовать миллионов шесть, продав сам корабль. Итого, - по восемь миллионов на рыло. От них надо было отминусовать потерянные в ФСЗ капиталы, - у Волмера и Хага по полтора миллиона, у штурмана Паста - два, у Блакэпа - три миллиона кредиток. Результат аферы был положительным. Главное, этих денег было достаточно, чтобы вернуть сбережения да прикупить и снарядить в полёт МССТ! Имея в десять раз больше грузовместимости, им станет доступен широкий спектр перевозок. Соратники ругали Блакэпа за то, что тот как следует не поторговался с Ли Лангом. А тот отругивался, что это было неуместно, поначалу все рады были просто ноги унести, и обещал поставить перед адмиралом этот вопрос при первой возможности.
  
   Мет Ант, оставшийся в командирской рубке "Венуса", проводил ушедших взглядом, сочувствуя их едва начавшим приходить в порядок мыслям. Затем, обратившись к Ли Лангу, грустно улыбнулся:
   - Право слово, адмирал, я чувствую себя не в 247-м тиле, а в 247-м веке. Нет, даже глубже, в 247-м году от Рождества Христова, как абсурдно вели своё летоисчисление архаики. Контрабандисты, мятежники, бессмысленные вражда и разрушения, галактическая война... Сай Гур со своими приспешниками добились неоспоримых успехов в деградации человечества, его возвращении к примитивным формам социального действия и животным инстинктам...
   - Хайре Мет Ант! Если раньше я был лишь осведомлен о Вашем учении, то теперь я его вполне разделяю. Большинство же, живя и работая по стреле времени, не задумываются, полагая, что более поздняя модель сознания и общественных отношений неизбежно должна быть лучше прежней. Их собственные действия, - точнее и расчётливее предыдущих.
   Но это не так. Рядом с развитием идёт деградация, и в масштабе многократных циклов Вселенной никакой стрелы вообще нет! Пульсация, волна, а вовсе не поступательное движение вперёд является высшим из универсальных законов, сохраняющим Мир от неподвижности, в то время как поступательное движение даёт быстрые плоды, но приближает конец! И надо либо меняться, проникая в следующую волну, либо падать под её ударом! Надо проявлять понимание к тому, что собственный конструктивный вектор без перемены его направления может поменять знак и стать деструктивным. Но вот усилий и самоанализа большинство людей не любит. Невзирая на лелеемую культуру и доступ к гигантским накопленным знаниям, они предпочитают безоглядно идти вперёд, сильнее прилагать волю. Чем непредубежденно оглядываться, - лучше ничего не менять! Давно нет религий и магии, но порочное стремление к простоте сохранилось, найдя себе новые формы. Право слово, эти формы оказались не лучше, а хуже архаичных тираний и крестовых походов.
   Сай Гур поначалу был ещё из адекватных. Осознав тупик и трудности дальнейшего движения вперёд, он обратился к прошлому, где в подъёмах биологической и социальной активности стал искать закономерности, пытаться ставить их на службу настоящему. Он социолог и администратор, а потому не понял того, что поняли Вы, - физик. Гур вполне доказал, что худшее из зол, - вовсе не невежество. Это - гигантская воля, полузнание и полуталант, вместе способные жать на мощные рычаги, но не видящие, к чему на самом деле их усилия приведут. Я оказался среди тех, кто первым увидел последствия. С ослеплением Стратегами, их фашистской доктриной упрощённой силы с вдохновением из глубокого прошлого и "здоровых инстинктов" для меня покончено навсегда!
  
   - Спасибо за оценку, а больше того, - за размышления, адмирал, - ответил Мет Ант Ли Лангу. - Меньше всего мне хотелось бы стать каким-то излучающим бездумное внушение гуру. Позвольте спросить, - Вы одно время были знакомы с хайре Сен Хатом. С блеском защитились в социологии, но переквалифицировались на инженерные специальности. Оставалась ли между вами связь, что с ним?
   - Боюсь, дела плохи. Сен Хат раньше меня понял ошибку. Он поддержал меня в трудный момент, подкрепил мою решимость к выступлению, а сам, под гнетом личной ответственности, решил заявить Стратегам гражданский протест. Думаю, его сильно потрясло, как его ученик и аспирант Кил Барг, бездумно и глубоко поддавшись Сай Гуру, осуществил бомбардировки в Персее. Он считает себя косвенно ответственным за это и за Ахирд.
   - Вот как? Действительно плохо. Лучше бы он пошёл на безумство, аналогичное вашему. Не заблокировав бортовую информационную сеть, Вы дали мне ознакомиться с последними событиями. Нам действительно есть о чём говорить, и я Вас не оставлю. Нам обоим нужно попасть к Маршалу Бунгу. Он тоже не в восторге от войны. Главное, - он замышляет важные экспедиции далеко вглубь и на край Галактики. У него есть для этого современные корабли. Участие в этих походах позволит мне проверить множество предположений, а Вам - не воевать ни на чьей стороне. Лишь мирная наука и сотрудничество, а не война, откроют путь к спасению цивилизации.
   - Тогда нам не надо в Овен.
   - Нет, это правильно. Пусть первый контакт исходит оттуда. А переходить к Бунгу будем здесь, в Тельце, с обратной стороны Гиад. Он знает, что с Вами произошло, его разведка и парламентёры на малых судах сами разыскивают восставших. Угроза при переходе есть. Но исходит она не от него.
   - Хорошо. Где именно Вы предлагаете?
   - Да хотя бы в районе 37-й или 51-й. У Вас же есть новейшая станция дальней космической связи. Дайте перед прыжком в те районы короткую передачу на Аин.
   - Вам уже и об этом известно? Этот сигнал ушельцы не примут. И даже приняв, - не декодируют.
   - Я думаю, факт появления в системе упорядоченного потока от неизвестного источника они зарегистрируют. Тогда, вместе с усилиями контактной группы в Овне, которая для безопасности не будет знать наше текущее положение, Бунгу, и только ему одному, станет ясно, где мы.
  
   В это же время гиадский мятеж обсуждался на Толимане. Премьер-Стратег Сай Гур был черен лицом и выведен из себя. Представшие перед ним Тор Фраг, Нио Бильт и начальник СРК разве что не тряслись как коллоидный раствор.
   - Вы плохо исполняли свои обязанности! Ничего не знали, не успели вмешаться, а затем позволили мятежникам уйти! - буквально прорычал во всех диапазонах возбуждённый премьерский мозг. Мало того, в результате вашего бездействия мы потеряли новейшую станцию связи и много кораблей! Сколько увёли мятежники? Пять? Вами уничтожен крейсер Арес и потеряны при этом космомат и два фрегата? Какой болван атаковал крейсер космоматом, вопреки приказу Агри? Он сдох? Туда ему, этому дебилу Зме Хассу и дорога! Не клонировать его! Пусть у Конфедерации будет меньше козырей для пропаганды а у её трибунала - меньше работы! Надо же какой подвиг совершили! Лучше бы Вы такой ценой его не сбивали! Эта катастрофа наведёт умы на аналогию с древней марсианской войной! Тогда победа была добыта ценой великих жертв, Марс был разгромлен, но не сдался, а настоящие лишения для Человечества начались потом!
   Ни за что на свете Сай Гур не сознался бы в том, что опять сам виновен в неверной оценке обстановки, не распознав глубину неповиновения Ли Ланга, о котором ему было доложено заранее, и попытавшись убедить его через Сен Хата, оказавшегося очередной его ошибкой, таким же заговорщиком! Он утратил одного из Стратегов, человека, какого считал своим убеждённым соратником. Гражданский протест Сен Хата тщательно скрывался от военных и всего остального Сообщества. Потому он так рвал и метал на СРК и незадачливых флотоводцев, готовившихся к тому, что их сейчас, как минимум, со всех постов поснимают.
   Происшествие было тяжелым и окончательно показало: с войной эскадр, такой увлекательной для миллиардов населения Сообщества, так помогавшей поддержанию полезной игромании людского разума, покончено. Выпестованные им новые рыцари Космоса попытались восстать против генеральной линии, против него самого. Война рейдеров с супербомбами, едва начавшись, тоже потребовала усовершенствования. Сообщество оказалось слишком уязвимым, оборона ушельцев - слишком прочной. Вторая бригада рейдеров, направленная в атаку, чтобы свершить возмездие за Ахирд, цели не достигла, будто попав в осиное гнездо. С трудом удалось увести назад её ошмётки, а подрыв мощных бомб посреди оборонительных позиций полностью готовых к бою конфедератов, конечно, мог принести им какие-то потери, но совсем не те, на какие рейд рассчитывался. Жаль, что его возглавлял не счастливчик Кил Барг! Уж он-то добился бы успеха.
   Цепочка тактических тупиков, поражений, непредвиденных волнений означала кризис, стала заметным ударом по престижу лидеров Человеческого Сообщества. Она доказывала, что Премьер своевременно приступил к мероприятиям по установлению контроля над сознанием и дал указания о разработке новых средств войны. Операции "Единство" и "Ковчег Нашествия" следовало начинать. Но, хватит с него бестолковых военных! Надо искать им замену.
   Спешно созванный Трибунал заочно осудил Ли Ланга и всех лиц, последовавших за ним. В ущерб влиянию штаба ЗФ создавалось КДО - командование дальних операций. Поначалу, в виде отдельного управления, которое возглавил командор Кил Барг. Укреплялась организация "Слава через труд", в составе которой появились охранные отряды из людей, наиболее увлеченных патриотическим порывом. Возвращалось к активной деятельности Бюро Безопасности, которому была вручена работа по использованию ИВС. Без видимого зажима и с продолжением внешних почестей, падало значение Коллегии Стратегов. Они становились редупликацией давно безвольного Сената. Слишком самостоятельные советчики Премьеру стали не нужны.
  
   На другом краю обитаемой Вселенной, посреди текущего заседания Президентского Совета Конфедерации, к Паа Туу, нарушив протокол невмешательства, тихо и незаметно для остального зала обратился инфоробот:
   - Товарищ Президент! Совершенно секретное сообщение высшей степени срочности и важности от Маршала Бунга! - Как обычно, для важных экстренных вопросов уведомление прошло голосом и ключом начальника президентской связи.
   - Давайте. Раз Маршал присваивает своему сообщению сразу три высших грифа, - оно того стоит.
   Паа Туу вопреки обыкновению, не дважды, а трижды ознакомилась с текстом сообщения. Оно было важным дополнением к ранее полученной информации. Время пришло. Президент своим ключом понизила гриф секретности, прервала выступающего и кратко сообщила Совету:
   - На Гиадском фронте ФСЗ произошёл антиправительственный мятеж. Были замечены сильный бой между кораблями противника в районе 55-й, столкновения у 101-й. Командующий фронтом вице-адмирал Ли Ланг только что перешел на нашу сторону с четырьмя космокорами. Ещё два прибыли в нейтральный Овен, где также вступили в контакт и дали согласие на своё интернирование. Судя по всему, - какие-то события произошли на самом Толимане. Там выступление либо свелось к гражданским протестам, либо в зародыше подавлено. Фронт противника был временно дестабилизирован, и маршалу удалось занять 101-ю и HD 28736. Эти события меняют обстановку и влияют на решения и рекомендации, которые подлежат принятию Советом.
   Волна удивления и одобрения прошла по залу, высказываться никто не спешил. Тогда президент ещё раз взяла слово:
   - Произошедшим подтверждается, что Маршал Бунг прекрасно чувствует события и даёт Конфедерации дельные советы. Теперь Ив Дим Гард получит один линкор из Гиад, о чём он настойчиво хлопотал. На этом полагаю временно закрытым вопрос о корректировке предложенной Маршалом стратегии и распределении корабельных сил. Давайте оставим Гиады его заботам и обсудим другие проблемы нашей обороны. После попытки второго рейда терминаторов на наши планеты для этого есть все основания.
   По окончании совещания адмирал Пеле Дее конфиденциально спросила Президента, что ещё было в донесении из Гиад.
   - Есть ещё одна хорошая новость: вместе с Ли Лангом появился считавшийся погибшим хайре Мет Ант. Пришло время для экспедиции, которую готовит Бунг. Пусть отправляются быстрее. Коридоры на М67, сведения о технике Хлогов, данные о плюмах тёмной материи и энергии, - все эти сведения нужны нам позарез в случае дурного исхода войны. Мы всё ещё можем проиграть её. Причём, не столько самим Землянам, сколько полчищам вредоносных киборгов, упрощенному социальному и боевому электронному разуму, с которыми "истинные люди" снова опасно экспериментируют. Это третья новость, - плохая. Кувшин Пандоры вот-вот приоткроют, проигравшими могут стать все. Здесь не нужны обсуждения и личные мнения. Об уходе двух линкоров наши политики должны узнать как можно позднее.
  
   Продолжение следует.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017