ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Медведев Константин Леонидович
Жёлтое Небо

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.54*5  Ваша оценка:

   ЖЁЛТОЕ НЕБО.
  
   Вопросы есть по завтрашнему распорядку дня? - обратился командир к личному составу эскадрильи. - Вопросов нет. Ну, тогда есть маленькое изменение по дежурным силам. Капитан Волков!
   Я ! - отозвался Евгений.
  - У Вас на завтра меняется вертолет. Вместо 17 борта, завтра у Вас борт номер 28 старшего лейтенанта Лисицына.
  - Ну, у нас и экипаж подобрался, - шепотом произнес стоящий во второй шеренге за Волковым, его штурман.
  - Что тебе не так? Экипаж, как экипаж.
  - Да ты прислушайся, командир, - продолжал штурман. - Твоя фамилия Волков, моя Зайцев, а бортач у нас, три раза ха-ха, - Ли-си-цын ! Оборжешься! Прямо из сказки о колобке...
  - Ну, тогда держись колобок, то есть Заяц, будем мы тебя завтра рвать на кусочки, - пошутил Волков.
   - Женька, просыпайся, будильник прозвенел, на службу опоздаешь,- зашептала Ольга над ухом мужа.
  Евгений приоткрыл один глаз, посмотрел на склонившуюся над ним жену, приподнялся и поцеловал ее в губы.
  - Доброе утро, дорогая. Не опоздаю. Мне сегодня к шестнадцати. До самого обеда свободен как ветер, а потом заступаю на дежурство по поиску и спасению. Давай-ка лучше детишек поднимать, а то они точно, в школу опоздают, черепашки, подъе-е-ом !
  - Так ты у нас сегодня вечный дежурный, - спросила Ольга.
  - Что сие означает?
  - Ну, так мне ведь то же на работу пора. А ты, мой дорогой, не поленись-ка пропылесосить палас. И помой, пожалуйста, посуду. Вот это и означает, что ты дежурный по квартире до обеда, а после обеда дежурный по аэродрому.
  - Да не по аэродрому...
  - Для меня все равно, - ответила Ольга, - дежурный, он и есть дежурный. И добавила, - ребятки, быстро завтракать.
  Проводив детей в школу, засуетилась и Ольга. - Все Женька, побежала. Целуй, пока-пока ! Не забудь про посуду. - Щелкнул замок двери, в квартире наступила тишина. Евгений подошел к телефону, набрал номер.
  - Серега, привет! Не спишь? Давай смотаемся на твоем драндулете в деревню, мне позарез ой, как надо.
  - Драндулет находится не совсем в исправном состоянии, - сонным голосом ответила трубка.
  - А что в исправном?
  - Вот мотоцикл, исправен. А драндулет, нет.
  - Да ладно тебе, не так назвал твою "ласточку", я пошутил. Ну, а на мотоцикле, смотаемся?
  - На мотоцикле? Смотаемся !
  Смотри во все глаза, Серега. Как увидишь у какой-нибудь хозяйки в палисаднике розы, тормози.
  - А на кой ляд нам розы?
  - Да не нам, а мне. И потом. Потом... Дома все расскажу. Ты лучше не гони, а то просмотрим.
  Выполнив все задания жены, Евгений поставил на видное место вазу с букетом роз и довольный проделанной работой, ушел на аэродром.
   После развода, состав двух летных экипажей Ми-8, зашел в дежурную комнату командно-диспетчерского пункта.
  - Ну, что однополчане? Давайте разыграем, кому дежурить, а кому быть на подхвате, - обратился Евгений к командиру второго экипажа. - Две спички. Короткая и длинная. Тяни! Во-от, нам досталась, длинная. Так и быть, нам первая смена.
  - Я так и знал, что нам попадет первая смена, - начал ворчать Зайцев.
  - Мы c Лисицыным вчера пообещали тебя, Заяц, "рвать на кусочки. Давай-ка сюда нарды, будем воплощать наше решение в жизнь. Присаживайся.
  - Будет бахвалиться, - и Лисицын тут ни при чем - это ты сам так решил вчера, присаживаясь к журнальному столику, раскрывая коробку с нардами, ответил Сергей. - Я вам сам, сейчас обоим перцу задам. - А я на победителя, - подал свою заявку Лисицын. - Бросай кубик, товарищ командир! Кстати, командир, ты обещал рассказать, зачем мы ездили в деревню за розами? У тебя какой-то юбилей ?
  - За розами, - повторил вполголоса Евгений, сделав бросок, невольно улыбнулся, как будто что-то вспомнив...
   - Женечка, внучек! Сходи за хлебушком, пока магазин еще работает, вот денежки.
  - Хорошо, бабуль. Бегу.
  Евгений взял деньги и вышел из дому. Благо магазин был на соседней улице, совсем недалеко, но что самое приятное для него это то, что пройти ему предстояло мимо дома, в котором жила Ольга. Эта милая, симпатичная девочка была сестрой его закадычного друга. Они все вместе росли, жили практически на одной улице, вместе ходили в одну и ту же школу, ходили на реку, но Ольга оставалась только сестрой друга. Бежали вперед школьные годы и Евгений все больше, и больше стал засматриваться на Ольгу.
  - А у соседа, какие красивые розы в палисаднике. Что я раньше не замечал? Спросил сам себя Евгений. Сегодня же вечером надо добыть вот эту самую красивую. Чуть стемнело, Евгений легко перемахнул через соседский забор, срезал большую чайную розу и направился к дому Ольги. - Хорошо бы родителей не было дома, - думал он. Привычно толкнув калитку, зашел в знакомый двор. Ольга и ее брат Виктор сидели во дворе за столом и уплетали арбуз.
  - Привет, Витек! - Обратился Евгений к Виктору, - я пришел тебя предложить съездить завтра на рыбалку, а вот этот цветок - это тебе, Олька! А родичи ваши где? Евгений старался говорить, не делая паузы, дабы скрыть свое смущение.
  - Ой, какая красивая роза, спасибо. А мама с папой пошли в кино.
  Присаживайся к нам, угощайся. Будет мало, разрежем еще, - сказала Ольга.-
  Евгений облегченно вздохнул, придвинул стул.
   - Бросок мастера, учись Серега! Шеш- беш, или, как говорят инопланетяне, шесть-пять - это уже заявка на победу.
  - До победы еще, как до неба, парировал Сергей. - Так, что за юбилей у тебя сегодня, командир?
  - Да нет никакого юбилея. Просто решил сделать маленький знак внимания своей женушке. В этот день, десять лет назад, я признался ей в любви.
  -Ну-ну, и как же это было? Ты встал на коленки, протянул букет цветов, да?
  - Ты не умничай, ходи! Не было никаких коленок. Все было как-то необычно, словом, не так, как у всех. Я тогда уже был бравым офицером ВВС, а Оля еще училась в медицинском. Помню, получил свой первый отпуск, приехал домой и решил слетать к ней в гости, благо области по соседству. Главное, что домашним объявил, полетел предлагать руку с сердце. Но объявить, не означает выполнить. Прилетел, повздыхал, да так и не сказал ей ничего...
  Но самое смешное впереди. Убывая из отпуска к месту службы, только бабушке шепнул, чтобы готовились к свадьбе, зимой, дескать, состоится. Ольга согласна выйти за меня замуж. Как я только улетел, мои тотчас пошли к ее родителям, с сообщением о предстоящем торжестве. Ну, те в недоумении, Ольга ничего не сообщала... Теща, ну, будущая, за чемоданы, и к Ольге. Спрашивает,- прилетал?
  -Прилетал.
  - В любви признавался?
  - Даже не намекал.
   - Странно! А дома своим сообщил, что в январе свадьба...
  - Серега, однако, партия! Один ноль. Я же тебе обещал, порвем мы тебя.
  - Братцы! Для чистоты эксперимента, типа кто кого, необходима серия из трех, али пяти партий. Давай реванш!
  - Вы там, про меня-то не забудьте, я следующий, заявка подана, - напомнил о себе Олег Лисицын.
  - И тебе достанется, не переживай. Командир, дальше-дальше. Рассказ, как мы видим, не закончен.
  - А дальше... Дальше, я просто написал Оле письмо о том, чего не сказал ей в глаза. И честно сказать, думал, что не ответит положительно.
   Когда от нее пришло ответное письмо, долго его не открывал, не мог решиться. А свадьба? Свадьба была, как я и объявил, в январе.
   Так вот, теперь в день, когда я получил от нее согласие, я отмечаю букетиком цветов. И думаю, что она даже не догадывается. Так незаметно восемь лет и пробежали. А тебе Серега, спасибо за драндулет.
  - Не обижай технику, не драндулет!
  - Ладно-ладно, мо-то-цикл, - на распев промурлыкал Евгений.
  - Чего только не бывает в нашей жизни, и каких только картин. Ты Олежик, у нас парень холостой, у тебя еще все впереди, поэтому сиди и мотай на ус, - обратился Сергей к Олегу. У меня вот, была классическая ситуация. Букет цветов, костюм и визит к ее родителям.
  - А я пока с этим делом не спешу, мне только двадцать три года, я еще молод для торжественного шага, - ответил Олег, - я ... - Договорить ему не удалось. Дверь в дежурную комнату открылась, и на пороге дежурки появился командир полка. Все встали со своих мест. - Товарищ полковник, за время дежурства ни каких происшествий не произошло. Старший дежурной смены, капитан Волков, - доложил Евгений.
  - Лисицын, к вертолету бегом, готовь к вылету! Штурман, карту!
  - Есть! Товарищ полковник, - Зайцев разложил полетную карту на столе.
  - Смотрим все сюда! Волков, вот этот квадрат, - командир полка указал на карте залива, не весть откуда-то взявшимся карандашом, срочно обследовать. Предположительно там находятся угонщики рыболовецкого катера. Вам предстоит найти угонщиков и принудить их к остановке, будьте осторожны, могут быть вооружены. Дальше дело за пограничниками и милицией. Вопросы? Все, вылет! Второй экипаж, Климов! Занимаете первую готовность. - Есть! - Волков, как выйдете в квадрат, докладывать мне через каждые пятнадцать минут. По местам!
   - Ангара, шесть сорок семь, взлет! - Запросил руководителя Волков.
  - Взлетайте, шесть сорок семь, встречный до пяти метров, я Ангара.
  - Понял, взлетаю. Евгений оторвал вертолет от земли, и повел его в разгон.
   - Командир, по-моему, я его вижу. Смотри, прямо по курсу.
  - Да-да, по-моему, я его тоже вижу. Ангара, шесть сорок семь, мы нашли катер. Идет полным ходом к нейтральной воде, принимаю меры к задержанию.
  Евгений сделал три захода на катер, тем самым давая понять угонщикам, что им не уйти и настала пора стопорить моторы. Но катер продолжал, не снижая скорости двигаться к нейтральной воде.
  - Женя, давай его в лобовую возьмем?
  - Сейчас-сейчас..., - Евгений развернул вертолет на встречный курс катеру, - ну, у кого нервы сильнее? - Снизился к самой воде, и повел вертолет на предельно-малой высоте прямо на катер. Тот резко, не снижая скорости, ушел с прямой вправо.
  - Ну, ты посмотри, им все по барабану! Остается последняя мера, - делая очередной заход на катер, - сказал Евгений, - посмотрим, что вы сейчас скажете.
  - Ангара, шесть сорок семь. Выполнил по возможности все. Угонщики не подчиняются. Разрешите применить оружие?
  - Шесть сорок семь, я Ангара. Запрещаю применение. Возвращайтесь на базу, отлично сработали. Вы стали активными участниками в учениях проводимых пограничниками. Они вам говорят спасибо.
  - Ничего себе, игрушки... Я тут хоть рубаху выжимай, а ты как Олежик, - Сергей вопросительно посмотрел на Лисицына.
  - Я? Я как и вы, не слабый полетик выдался... Ты не расслабляйся, давай, веди домой, а то заблудимся тут в морях.
  - Не боись, не заблудимся. Командир, ложись-ка на курс сто двадцать.
  - Шесть сорок семь, - вновь раздалось в эфире, - за образцовое выполнение задания, ноль первый, ваш экипаж награждает наручными часами.
  - Понял Вас, Ангара. Служим Светскому Союзу! - ответил за весь экипаж, Евгений, - полосу наблюдаю, разрешите посадку?
  - Посадку разрешаю, шесть сорок семь.
  
   Сергей толкнул дверь своей квартиры, - Светик! Я пришел, ужинать будем?
  - А что в летной столовке уже не кормят, сняли с довольствия, а? - Спросила Светлана, выходя к мужу навстречу.
  - Не захотели мы с аэродрома, тащиться в гарнизон. Решили нанести удар по домашнему пищеблоку,- ответил Сергей. - Привет,- он обнял жену и поцеловал.
  - Я тут по случаю, бутылочку шампанского купил.
  - Мой руки, переодевайся, у меня все готово. А что за случай такой, расскажешь?
  - Сейчас, сейчас. Все по порядочку. Давай-ка за тебя, за нашего Вовку, за то, чтобы все было хорошо.
  - Хороший тост, а дальше?
  - А дальше, дорогая моя, условности кончаются, приступаем к реальности.
  - Какие условности, Сережка, я тебя не понимаю...
  - Ну, как? Это "вчера" мы охотились за условными преступниками, а сегодня..., - Сергей сделал паузу, налил в бокалы вина, - сегодня Светик, я докладываю тебе, что через две недели мы составом эскадрильи убываем в Афган. А там условностей, увы, нет. Там либо грудь в крестах, либо... - На глаза Светланы навернулись слезы, в маленькой кухне повисла тишина.
  - Не говори такие слова, Сережа, все будет хорошо. Мы с Вовкой будем тебя ждать. Давай за нас!
  Потом, поздним вечером, уже лежа в постели, Светлана вдруг спросила мужа.
  - А расскажи мне, Сереженька, историю о том, как мы с тобой познакомились, мне нравится, как ты рассказываешь.
  -Да, уж ... история. Это же надо было приехать на зимних каникулах к другу в гости, чтобы встретить в этом городе тебя. Четвертый курс. Зимняя сессия. Сдали экзамены и поехали к однокласснику в гости. Повел он меня в педучилище на вечер. Ну, вот и все. Дальше ты сама все знаешь.
  - Помню, помню. Заходят два курсантка в зал, девчонки так все и обмерли. А я тебя увидела и подумала, объявят белый танец, обязательно приглашу. А ты вдруг сам ко мне подошел, все думаю - это видимо судьба! А еще вспоминаю, как вы пришли к моим родителям с просьбой руки и сердца. Смешно так было.
  - Это тебе смешно было. А я помню, попотел...
  - Все. Давай спать. И не переживай. Все будет хорошо. Мы тебя очень любим, и будем ждать, ты только писать не забывай. Мы очень-очень, будем тебя ждать, Сереженька...
   Афганская "командировка" подходила к концу. Изнуряющая жара - это когда днем в тени до плюс пятидесяти девяти, закончилась. Пришла осень. Там, смотришь и Новый год уже на подходе, и долгожданная замена. Авиаполк готовился к большой операции по высадке десанта в район близлежащий к Пакистану. На эскадрилью Ми-восьмых , в которой был экипаж капитана Волкова, возлагалась эта задача. Наступил час "Ч". В четыре тридцать утра все заняли свои места. Еще час назад все на аэродроме бурлило и шумело, шла подготовка к вылету. И вдруг наступила гнетущая тишина... Еще мгновение, взлетает зеленая ракета, аэродром вновь ожил от шума запускаемых двигателей. Команда "на взлет", и восьмерки в сопровождении двадцатьчетверок уходят в предрассветное небо.
  Шли в полном радиомолчании. И только при подходе к месту десантирования, в эфире прозвучала команда старшего группы, - Внимание, подходим, действуем согласно разработанному плану. Волков был ведущим второй пары, он прекрасно видел, как первая пара вертолетов приземлилась, и из открытых дверей начали десантироваться спецназовцы. Готова была и его пара коснуться земли колесами шасси. Но тут произошло то, чего никто не ожидал, горы вдруг "ожили". Шквал огня обрушился на группу вертолетов.
  - Твою мать!!! А нас-то, оказывается, ждали. Это братцы, засада! - Успел сказать Евгений.
  - Прекратить операцию! - раздалось в эфире, - группе восемьсот первого подавить огневые точки противника!
  В кошмаре огня и дыма, Евгений подобрал "шаг-газ", повел машину на взлет. Яркая вспышка закрыла весь горизонт, восьмерка рухнула на землю, сделав несколько обортов вокруг своей оси, вспыхнула и застыла.
   Сергей открыл глаза. - Где мы? - спросил он, увидев пред собою склонившееся над ним лицо Олега.
  - Дома, Серега, дома... Ты на носилках, я рядом сижу, еле живой, ждем самолет, который сейчас повезет нас, да еще с десяток хлопцев в Кабул, в госпиталь. Те, кто полегче, они здесь останутся, в полевом.
  - А почему я голову не могу повернуть, а? Олежик, пить хочу, есть водичка?
  - Упаковали тебя медики так, Серега. - Олег открыл флягу и поднес ее к губам Сергея, - пей.
  - Ты-то как сам, Олег?
  - Я, можно сказать, отделался легкими царапинами, не считая мелких ссадин, да вот еще, башка гудит, как чугунный колокол, контузило слегка. Ты молчи, не разговаривай.
  - Женька наш, где, что с ним?
  - А нет больше нашего Женьки, Серега, все! - Олег сделал паузу. - Нет нашего командира, как и нет для нас больше этой проклятой войны, для нас кажется, она закончилась... Если бы обкурившийся дух, у которого сдали нервы, не открыл бы раньше времени огонь, нас бы там всех положили. А так мы потеряли три восьмерки и двадцать четыре спецназовца, такие гадские дела... Где-то произошла утечка информации, поэтому-то они нас ждали, сволочи.
  - Олег, посмотри на небо. Почему оно такого желтого цвета? Какое желтое небо.
  - Не разговаривай Серега, тебе нельзя. Это такой закат, мой друг. Просто такой закат. Здесь вообще все не так, как у нас в России, где голубое небо, зеленая трава и белые березы...
  До вывода Советских войск из Афганистана, оставался еще целый год.
   Вместо эпилога. Капитан Лисицын Олег в 1992 году, уволен из ВС по сокращению штатов. Ныне предприниматель.
  Подполковник Зайцев Сергей. Последняя должность - начальник штаба полка, уволен из ВС в связи с расформированием части. Устроился в коммерческую эскадрилью. Облетал полмира. Погиб в 2012году в Африке, при выполнении полетного задания по миссии ООН.
  
   Крымск. Январь 2013

Оценка: 7.54*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018