ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Сандалов Станислав Германович
Последний бой и..заново рожденный.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из серии Афганские былины.

       "Последний бой..и
       Заново рожденный."
            
            Пролог.
Я в прицеле прошлого не струшу,
Болью рвется память прошлых лет.
В ней Афган опять терзает душу,
Вновь сорвав - забвения обет. 
Мне в кошмарах сна уже не спится, 
В клочья рвется мой ночной покой,
Той войны ушедшей  колесница, 
Все зовет и тащит за собой.

Я опять сожжен армейским пеклом, 
Вновь в кострах войны огнем объят.
Здесь душа истлела серым пеплом,
Ей теперь - не выбраться назад.
Память мне цепями так сковала,
Чтоб не смел сбежать из той страны,
Где на долгий век меня обняло,
Злое эхо - прошлых лет войны.

Шла в поход десантная бригада,
Был Комбригом строгий дан приказ.
Вновь вести колонну в крепость надо.
Ведь маршрут был пройден много раз.
Тут-же в штаб сдавались документы,
Тех,кто должен путь сопровождать.
На складах брались медикаменты,
Как всегда,придется воевать...

            Часть 1.
Шла к границе третий день колонна,
В пыльных тучах бьющей в нос пыли.
Вверх и вниз шагали изможденно,
Те,кто вдоль хребтов ее вели.
Чья броня катилась по дороге,
Вскинув гарь и копоть за собой.
А бойцы над ней стирали ноги,
Каждый день ведя смертельный бой.

Рядом кромки туч цепляли горы,
Те стеной вздымались по бокам.
Все наглей - душманские дозоры,
К нам они все ближе,тут и там.
А когда на время мы присели, 
Чтобы каждый хоть чуть-чуть поел,
Вдруг над нами пули засвистели,
Крошит группу снайперский обстрел.

Горный гребень нас разрежет вдвое,
Лишь с одной вершины снайпер бьет.
Вслед,- раскинув сошки пред собою,
Мой в ответ стреляет пулемет.
Только нет - победного итога,
Прошлой ночью с градом дождь прошел.
Ржавой гильзе здесь нужна подмога,
Просто клинит - пулеметный ствол.

Я в минуту с этим разобрался,
Взяв за край у гильзы штык-ножом.
Но пока - в окопе "ковырялся",
Вдруг товарищ к нам ползет ужем.
Он привстал,-чтоб заново согнуться,
Крикнул:"А",..и странно так молчит.
Пуле с ним уже не разминуться,
Бок прошив,она с плеча слетит.

Стал менять - местами магазины,
Но попались в спешке трассера.
Замполит решил,что без причины,
Я их вставил,крикнул:"На хера!"
Трассера тебя - обозначают,
Сразу видно,где стрелок лежал.
По тебе тогда втройне стреляют,
Как бы ты - от пули не бежал.

          Часть 2.
Из окопа вниз сползти собрался,
"Уходи!",мне крикнул замполит,
С пулеметом только приподнялся,
Глядь,а там - товарищ наш лежит.
А ведь только ночью предыдущей,
За себя - дежурить заставлял.
Для чего искал он службы лучшей,
Зря меня он ночью - "припахал".

По команде замполита двое,
Вниз к броне товарища несут.
А над нами дальше грохот боя,
Там друзья - сражение ведут.
К замполиту с просьбой обратился,
Поддержать огнем своих ребят.
Только предложил,чтоб заменился,
Пулемет - на легкий автомат.

Я ж не знал дурацкой той приметы:
"Брать нельзя у мертвых ничего".
Да и кто бы дал мне те советы,
Я же полз,- а рядом никого!
А потом в душманов мы стреляли,
Чтоб самим - в бою не погибать.
Скольких мы друзей тогда теряли,
И не всех смогли в огне забрать.

Наша бронь все дальше уходила,
Вслед хвосту колонны за хребет.
И комбату вновь и вновь твердила,
"Мы своих в бою не бросим,нет!"
У комбата ж вечно есть резоны,
"Кто колонну будет охранять?
Завтра,как сорвут с меня погоны,
С кем тогда пойдете воевать!"

Бой все дальше таял за спиною,
Рвал рассудки, души и сердца.
Там друзья прикрыли их собою,
Встав к душманам насмерть,до конца.
Вдруг броня - уходит в самоволку,
Чтоб огнем десанту помогать.
Жаль,что все надежды их без толку,
Связи нет и можно только ждать.

           Часть 3.
Не случайно связь вверху прервется,
Ведь душман - по рации попал.
Следом с пулей наш связист загнется,
Он,считай,колено,-потерял.
Чтоб затих,- уколы промедола,
Сразу два,для верности,вкатил.
А связист кричал от боли снова,
Выл,стонал,а уж попозже,ныл.

Спуск связиста с гребня до дороги,
Не забыть - мне больше никогда.
В кровь разбиты руки,стерты ноги,
Мне казалось,- шли мы с ним года!
Через две минуты мы менялись,
Чтоб связиста зря не бередить.
Вниз к дороге камни осыпались,
Нас с собой стараясь захватить.

Как потом бежал я за подмогой,
Через поле,в брод пройдя арык,
До брони,что встала за дорогой,
На бегу - переходя на крик!
Вдрызг разбило рацию от пули,
Где-то дальше наш второй связист.
А пока - мы своего тянули,
Стал от боли тихим,наш артист.

Но темнеет,встали на ночевку,
На войне посменно можно спать.
А с утра есть время на бытовку,
Всю броню - от крови отмывать.
В ней бойцы по каплям истекали,
В пятнах встал кровавый камуфляж.
На глаза нам слезы набегали,
Правда смерти,-это не мираж.

Шесть бойцов потери нашей группы,
Был серьезно - ранен замполит.
Мы потом в вертушки клали трупы,
Маской смерти - страшные на вид.
А когда к границе подходили,
На броне пройдя сквозь перевал,
Столько мин в дороге находили,
Я так много сразу не встречал.

         Часть 4.
Вот прошла разведка и саперы,
Танк проехал,БэТэР в след прошел.
Над дорогой круто встали горы,
Плыл кругами - в небесах орел.
Но внезапно он к земле метнулся,
Вздыбил крылья,резко закричал!
Вспышкой - мир во мне перевернулся,
Грянул взрыв,который в клочья рвал.

Как я выжил,с этих пор не знаю,
Ближе к взрыву был второй связист.
Я во сне картинку вспоминаю,
Пол-башки снесло,как банный лист.
Он разрыв от мины принимает,
Сам не зная,всех закрыл собой.
Но меня от смерти он спасает,
Пусть я ранен,но пока живой.

В этот миг виденьем показался,
Мне тоннель слепящий в небесах.
Я зачем-то в небо поднимался,
А во мне лишь радость,а не страх.
И все ближе - голоса звучали:
"Зря ты взял у смерти автомат.
Мы тебя к себе еще не ждали,
Ты обратно возвратись,солдат."

Миг спустя я на земле очнулся,
Сан.инструктор кровь со лба смывал.
Я для всех тогда с небес вернулся,
Хоть смотрелся - будто умирал.
Так меня бинтами обмотали,
Руки,плечи,шею с головой.
Будто-в фараона превращали,
Шутишь,братцы,я еще живой!

Вот в броне со мною оказался,
Весь в бинтах и крови замполит.
Там я - от уколов отключался,
Взял,заснул,а он в упор глядит.
Нас потом в Гардез везет вертушка,
С медициной - ждет к себе Кабул.
Медсестра встречает,как подружка,
Уколов,чтоб каждый вновь уснул.

       Часть 5.
Но меня - хирурги разбудили,
Про раненье снова распросить.
В голове - осколки находили,
Странно,как я смог остался жить.
Очень много из меня достали,
Часть из них выходит до сих пор.
Но вторую жизнь врачи мне дали,
Не исполнив - смерти приговор.

Раз друзья в Кабуле навестили,
Все из тех,из выживших солдат.
Про колонну все мне доложили,
Как искали - сгинувших ребят.
Ведь не всех собрали после боя,
Часть пропавших так и не нашли.
Духи просто взяли их с собою,
Всех добили,..а затем сожгли.

Но,когда бригада возвращалась,
То опять с колонной вместе шла.
По хребтам и сопкам расыпалась,
И без вести сгинувших,-нашла.
Как же сильно трупы обгорели,
Вряд ли кто-то сможет их узнать.
Мстить и в смерти духи нам хотели,
Чтоб телам - Отчизны не видать.

Ранен и погиб начальник штаба,
Вдоль дороги встретил свой фугас.
Страшный труд наемника-араба,
С Пакистана,мать его,спецназ.
Этих "Черный аист",называли,
Все ж не люди,чистое зверье.
Тварей тех мы много раз встречали,
И громили - это "воронье"!

Мне с друзьями письма попадают,
Только мама - может так писать.
Что со мной,в семье давно не знают,
Надо срочно - как-то отвечать.
Но под гипсом вшита мне пластина,
Даже ручку - не смогу держать.
Медсестра Наташа иль Марина,
Маме в письмах будут отвечать...

          Эпилог.
Там,в Кабуле,на ноги подняли,
Где во снах я снова рвался в бой.
И в Союз - домой комиссовали,
Чтоб совсем вернулся я домой.
Мне,обратно,память не вернулась,
Но,до смерти,- буду вспоминать,
Как земля от взрыва содрогнулась,
Как осколки - стали тело рвать.

Сколько раз и днями и ночами,
Взрыв последний мне в глазах вставал.
Как висел - тоннель под небесами,
Да слова,что глас с небес сказал.
Все твержу я,как заговоренный,
Десять слов, звучащие внутри,
"Ты запомни,от нее спасенный,
Ничего - у смерти - не бери!"
     .  .  .  .   .   .
P.S. 
Полсотни с лишним раненых,убитых,
Штабным в Союзе цифра не страшна.
Все больше юных тел,в земле зарытых,
Но для Ген.штаба - просто шла война.
Как много раз все это повторилось,
Сентябрь,март,январь,февраль,апрель.
В то время так об этом говорилось:
"Прошла колонна в крепость Алихель".

Написано по расказу Валерия Романова,
56-я бригада ВДВ,3-я рота,Гардез,1983 год.
Автор Станислав Сандалов,122 полк,
Артдивизион,3-я батарея,1984-1986 г.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018