ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Сандалов Станислав Германович
"Кандагарские везения."

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из серии афганские былины.

Кандагарское везение 1-ое.

      Вступление.
Я жив, сумел дойти до дома,
За "речкой" скрылся Кандагар.
Туда, где все давно знакомо,
Где не сверкал войны пожар.
Была зима, весь город белый,
Шел снег, ты только погляди!
Я шел в снежинках, загорелый,
Медаль "Отвага" на груди.

Светлее был, чем знойный колос,
Гражданских не спросив совет,
Мой дембельский подросший волос,
Десантный чуть задрав берет.
Народ косился слева, справа,
Парнишка, где ты взял медаль?
Молчала про войну Держава,
Собравшись в коммунизма даль.

На перекрестках светофоры
Цветной моргали чередой.
Шагая под волнений споры,
Я шел с войны к себе домой.

А дома, средь гостей застолья,
Где был помимо всех мой друг,
Давно устав от многословья,
Я, вздронув, ощутил испуг.
Чего-то мне недоставало,
Своим гостям я был не рад,
Вокруг себя рука искала
Где мой надежный автомат!

Потом подходит друг дворовый,
В глазах не самый трезвый вид,
С вопросом, что ж я не веселый,
И вдруг, с запинкой, говорит,
Что я попал служить в загранку,
Где загорел и есть медаль,
А он тут видел только пьянку,
В душе обида и печаль!

Мол, я не знаю жизни цену,
Мне в службе очень повезло!
В ответ рассудок ставил стену,
Меня к войне назад несло....

       Глава 1.
Я вспомнил, как на самолете
Попал с бойцами в Кандагар.
Здесь, после холода в полете,
В лицо ворвался знойный жар.
Все было внове, непонятно,
Десант, бригада, лязг брони.
В Афгане все сперва занятно,
- Механик, сильно не гони!

Нас разгрузили возле штаба,
Я был, как все, совсем пацан.
Патрон валялся, вот не слабо,
Его украдкой взял в карман.
Здесь штаб огромная палатка,
Торчал при входе пулемет.
Гранат с десяток для порядка,
Вон, автоматов груда ждет!

Фамилию штабной отметил,
Седой майор, хотя не стар.
Меня радушно жаром встретил
Старинный город Кандагар.

Механик, заодно водитель,
Вот доля в непростой судьбе.
Писатель бы сказал воитель,
Служить я буду в ДэШэБэ.
Для новичков Афган картина,
В четыре дня познать страну.
Недолгий срок у карантина,
Нам утром ехать на войну...

Дорога вилась из бригады,
Пронзая город Кандагар.
Я посмотрел его, хотя бы,
Весь городочек, как базар.
Восточной сказки ароматы,
В одеждах белых был народ.
Но люди неспроста богаты,
Торговый шел круговорот.

Я видел все в пути под тряску,
Поверх брони, сжав автомат.
Попал сюда, как будто в сказку,
Простой десантник и солдат.

Когда броней прошли за город,
Оставив с лязгом сизый дым,
Живот скрутил привычный голод,
Служить непросто "молодым".
К войне готовились мы много,
Под нами кругом шла земля,
Лишь потому, что всю дорогу,
Учили "службе" - дембеля.

Пошла дорога вдоль бетонки,
Ряды по две прижатых плит.
Вела дорога нас к "зеленке",
Вставал цветущей зоны вид.
Сады, поля, кругом дувалы,
По гребню вился виноград.
Порой, средь поля, аксакалы
Тащили в дом внучат-бачат.

В полях сушилки винограда,
Без крыш, с прощелиной окон.
Изюм в торговле очень надо,
Здесь очень быстро сохнет он.

         Глава 2.
Броня съезжала вниз с бетонки,
С дистанцией вставала в ряд.
Чуть раскалившись после гонки,
Вернув к земле десант солдат.
Один водитель был на месте,
Стрелок и грозный пулемет,
Врагу огнем ответят вместе,
От пуль душманов гибель ждет.

А роты в группах шли по тропам,
Бойцов с десяток был в любой.
Нет в рейде места недотепам,
Крути, как ротный, головой.
Тот стал глядеть поверх дувала
В свой офицерский перископ.
Мгновенно пуль свинцовых жала
Тому помчались прямо в лоб.

Вдали, за гляняной оградкой,
За полем справа был сарай.
И басмачи, присев за грядкой,
Мечтали нас отправить в рай. 

Команда ротного:- Снять шапки,
Предохранитель к бою снять!
Мы с басмачом сыграем в прятки,
Дуэль устроим с ним опять!
Когда ж с полей помчались пули,
- Присели!, ротный дал приказ.
- Очередями, пли!, как сдули
Мы гадов, что лупили в нас.

Десяток наших автоматов
Стрелял прицельно по врагам.
Огнем плевался взвод солдатов,
Лишь гильзы бились по ногам.
Вся голова от пуль звенела,
Когда гремел в стволе затвор.
Стрелять всегда мужское дело,
По басмачам с пустынь и гор.

Затем присели по команде,
Стрелял привставший новичек.
Нашелся снайпер в этой банде,
Парнишка рухнул, и молчок!

Неправда, это быть не может,
Зачем солдат в крови лежит!
Меня морозный  ужас гложет, 
У всех довольно бледный вид.
Зря ротный думал сразу в деле
Проверить, кто на что готов.
Не зная лишь, что на прицеле
Ждал снайпер русых новичков.

Пришлось искать покрепче веток,
Забрать к дороге мертвеца.
Погибший, хоть довольно крепок,
В бою никак не ждал конца.
Ведь мы ну недавно из Союза,
Немного там пришлось стрелять.
Теперь же павший здесь обуза,
А что же дома скажет мать!
 
Из веток мы сплели носилки,
Парнишку каждый с дрожью нес.
Ему теперь лежать в могилке,
А в нас огнем пылал мороз!

          Глава 3.
Наш ротный вызывал вертушки,
С дороги взять кровавый груз.
Частенько их с винтами тушки
Бойцов в гробу везли в Союз.
Где были мы, дал знак дымами,
И пострелял, где был душман.
Борта, стрельбой очередями,
Чуть не попали вдруг по нам!

По связи ротный врезал матом,
Зажег вертушкам рыжий дым.
Опасно все же быть солдатом,
Когда стреляют по своим.
Прицел с небес поправив сами,
Бил в цель снарядов ураган.
Шли сотни пуль очередями,
Призвав к покорности дехкан.

В тот день я осознал впервые:
Война в Афгане - не игра.
Порядки значились простые,
В "зеленке" ждали снайпера...

Народ афганский непокорный
С рожденья жил одной войной.
В сражениях с врагом упорный,
Выходит, также, что со мной.
В стрельбе необычайно ловки,
Всегда навскидку били влет.
В резьбе узорной их винтовки,
Чей ствол порою насмерть бьет.

Но мы то шли из мирной жизни,
Не знав ни дня тревог войны.
Не ждали в службе для Отчизны,
Что тут мишенью стать должны.
Опять без помпы, скромно, тихо,
Афган ссылал в последний путь
Сынов, смертей хлебнувших лиха,
Осталось их в гробах вернуть...

Вернулась память из Афгана,
Вот только сердце вновь зажгло.
Прости, дружище, если странно,
Как мне в Афгане - повезло!

             Автор:
Станислав Сандалов, Санкт-Петербург,
июнь 2016, служба в ДРА 1984-86 гг.
баллада была написана по рассказам
Александра Мурашова, ДРА, Кандагар,
1982-84 года, 70-я отдельная бригада.
Образ друга это художественый вымысел.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018