ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Сибиряков Дмитрий Сергеевич
Интервью с военспецом.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.26*5  Ваша оценка:

  - Я хотел бы начать с вопроса. Можете указать свои биографические данные. Фамилия , имя, отчество, год, место рождения
  - Скреблюков Алексей Иванович , 21 марта 1944 , Казахстан, Западно-Казахстанская область, хутор Вавилин, Каменского района
  - Вы являетесь участником Вьетнамской войны?
  - Да, я был во Вьетнаме со 2.09.65 по 20.04.1966
  - В каком возрасте вы попали на войну ?
  - 21 - 22 года.
  - Вы добровольно направились на Вьетнамскую войну или по набору ?
  - Я был командиром взвода в зенитно-ракетном полку 26 дивизии ПВО страны в Иркутске. Когда утром 03.03.1965 года пришел на работу, весь мой взвод после первого удара ВВС США по ДРВ написал рапорты, что хотят воевать во Вьетнаме, защищать небо Вьетнама от американских агрессоров. Свой рапорт о направлении меня в ДРВ был положен первым.
  - Я так понимаю, вы воевали связистом во вспомогательных зенитных формированиях ?
  - Первоначально я был в 236 зенитно-ракетном полку ДРВ, а потом была создана группа связистов и я обучал вьетнамских связистов ВВС ремонту и эксплуатации радиостанций Р-824М. Радиостанция (824 М) обеспечивала связь с самолетами , а конкретно с нашими истребителями МИГ-21, которые в то время защищали небо ДРВ.
  - Какое было ваше воинское звание , когда вы прибыли во Вьетнам ?
  - Прибыл лейтенантом и убыл из Северного Вьетнама лейтенантом.
  - С какими чувствами вы шли на войну?
  - Чувство было одно - не допустить, чтобы мирных жителей убивали американцы.
  - Была ли у вас вера в победу, в правоту своего дела?
  - Безусловно. Верили, что при всех обстоятельствах победа будет за Северным Вьетнамом.
  - Какая минута или день были самыми тяжелыми?
  - Самая трудная минута это был первый день прибытия. Нас только поселили, мы еще ничего не знали и ночью начался налет американской авиации. Когда человек не знает, где, что, откуда и куда бежать. Это был один из самых неприятных моментов. И последний день, когда 20 апреля 1966 года. Мы отправились порыбачить. На озере мы с ребятами поплыли на лодках и как только заплыли на середину озера Единства в Ханое, начался авиационный налет американской авиации и беспомощность наша злила больше всего... Когда знаешь, что не прыгнешь в воду и никуда не денешься .Американские летчики безнаказанно расстреливали отдыхающих на озере. Это были самые неприятные моменты.
  - Спасибо.
  - Ваше отношение к врагу: каким вы его видели и воспринимали?
  - Американские летчики, которые были во Вьетнаме, это были наши враги. Они не смотрели ни на что, ни на мирных жителей, ни на детей. Расстреливали, убивали. Это были мои враги.
  - Видели ли вы пленных американских летчиков ?
  - Нет, мне не пришлось видеть, но о них много рассказывали. Лично с ними не общался.
  - Ваше мнение о ПВО Северном Вьетнаме
  - Система ПВО Северного Вьетнама. Я был в то время, когда система ПВО Северного Вьетнама только развертывалась. Как воевать не знали еще и мы. Били так как хотели. Мы играли, как будто бы наша футбольная команда городская играет против дворовой команды. Мы ходили героями.
  - Отношения с местным вьетнамским населением.
  - Самые добрые, дружелюбные. Они хорошо относились к нам. Как только мы где-то появлялись, за нами толпами ходили, особенно дети и кричали линсо. Сопровождали нас и мы чувствовали заботу.
  Мы видели , что вьетнамцы очень берегут советских военнослужащих. И были случаи, когда они во время налетов авиации ВВС США наших закрывали своими телами советских военных специалистов.
   Климатические условия, с которыми вы столкнулись там - температура.
  -Температура очень жаркая, можете себе представить, что оборудование и радиостанции, которые были оборудованы на ЗИЛ-157, там не было ни кондиционеров, ничего. Передающие устройства - лампы размером с половину человеческой головы нагревались до такой степени, что в кабинах температура была высокая - до 60-80 градусов. Примерно как в бане Во время эксплуатации и ремонта наши вьетнамские товарище не выдерживали этой температуры.
  -Я хотел сказать от себя. Я читал про такой случай, что зенитчик, офицер советской армии заболел там, потому что в комнате температура была + 60, а на улице +35 и вьетнамские врачи его спасли.
  -Это было постоянно. Когда высокая температура у всех появляется насморк, а мы только прибыли и у нас начали гнить разные места - под мышками, в паху. Это все гнило и ходили как борцы - ноги немного растопыренные, руки в сторону. Процесс акклиматизации занимал пару недель это точно.
  -Можете еще рассказать про взаимоотношения солдат и офицеров - рядового и командного состава.
  -Во-первых, отношения определялись уставом Советской Армии, во-вторых, чувствовалась ответственность, что на войне. Солдаты офицеров называли по имени отчеству, а офицеры солдат по имени, чтобы как-то определить субординацию. Несмотря на это был жесточайший порядок, беспрекословное подчинение и я не знаю случаев, чтобы подчиненные не выполняли командирских распоряжений или поставленных задач.
  -Как снабжалась армия? Ваши формирования на войне? Чувствовалась помощь Советского Союза?
  -Если мы советские люди, то помощь только от Советского Союза и была. Мы испытывали проблемы с питанием - к вьетнамской кухне нужно привыкнуть. Мы очень скучали о русском хлебе. Горбушку русскую хочу и дай мне хоть хвост селедки, я тебя озолочу - это была наша песня. Вьетнамцы готовили нам вилки, ложки, если знали, что приезжают советские специалисты. Мы тоже ели палочками, но если мы куда-то ехали, то при нас была ложка, вилка, чтобы мы кушали по-русски.
  -Я читал, что на новый год было поздравление министра обороны СССР и была посылка. Вы ее получили?
  -Это было 1966 новый год - маршал СССР Малиновский, сам бывший интернационалистом на войне в Испании. На каждого прислал 6 - 7 буханок хлеба, селедки, солдатам прислал водки, офицерам водки и коньяк. Была икра - черная и красная. Офицерский паек почти не отличался от солдатского пайка. Мы были очень рады и благодарны.
  -Я понимаю, что офицерских пайков не было??
  -Никаких, мы с солдатами питались с одного котелка на вьетнамской кухне.
  -Я разговаривал с одним участником Великой Отечественной Войны. Он рассказывал, что офицер это тот же солдат только с доппайком.
  - Нет, между нами не было никакой разницы. Солдаты, офицеры всегда сидели за общим столом и кушали одинаково, делили все поровну, по-братски.
  -Кто оказывал вам медицинскую помощь - медперсонал Северного Вьетнама или же советские персонал?
  -В основном, это медики армии Северного Вьетнама, но не только. Если чувствовалось, что серьезно заболел, то нас посылали в Ханой, в гражданские вьетнамские больницы, где в принципе лечили хорошо. Меня это не касается, я не болел.
  -Ранений, контузий и болезней у вас не было?
  -Ранений и контузий не было, но когда я вернулся обратно, здесь у меня появилась кожная болезнь, которую я связываю с Вьетнамом. При поступлении в Академию Связи, здесь меня чуть не забраковали.
  -Имелись ли у вас награды за вьетнамскую войну?
  -Да, орден Красной Звезды и орден за службу Родине в вооруженных силах 3 степени, я получил их уже здесь. Самая дорогая медаль это медаль За отвагу. Это как Георгиевский крест при царе. Вьетнамцы наградили медалью за "400 (четырехсотый) сбитый самолет", медалью Дружбы и орден Первая победа.
  -Вы писали письма домой с войны?
  - Да, я писал письма домой и очень много получил. Когда я начал работать со своей книгой, мне помогли письма, которые я писал своей жене. Эти письма проверялись цензурой, но если письма передавали друзьям, которые улетали из Вьетнама, там более конкретно могли поделиться с семьей такими вещами, которые нельзя было отправлять в письмах по почте.
  -Как вас встречали на родине после вашей командировки? Было какое-тио особое отношение?
  -Нет, особого отношения не было. Конечно, родственники встречали с войны как самого близкого человека, который вернулся с войны. В части просто стал на две головы выше как военный человек. Стал больше понимать суть военной службы. Другими глазами стал видеть военное дело, военный быт , военную, боевую подготовку. До конца службы я всегда связывал, а вдруг будет так, как было там.
  -Мучили ли вас военные сны?
  -Первоначально мучили. Не то, чтобы мучили, а воспоминания были такие. Я приехал в Иркутск к товарищу, а он находился рядом с аэродромом. Когда над домом пролетал самолет, я спрыгнул с кровати и начал искать убежище, оружие.
  -Как относились ваши сослуживцы, которые не участвовали в войне во Вьетнаме. Изменились ли вы в их глазах?
  -Я бы сказал так, что мы особо не показывали, что мы участники. Признали, что я воевал во Вьетнаме только в 1992 году и признали, что я был воин-интернационалист. До этого считалось, что я был в спецкомандировке.
  -Во Вьетнаме были потери среди советских военнослужащих?
  -При мне погиб один наш рядовой - Виталий Елиферинович Смирнов.Я его лично знал, был знаком. Он погиб во время налета американской авиации.
  -Ваше отношение к тем кто туда послал?
  --Меня никто туда не посылал. Я выполнял интернациональный долг. Если бы сейчас потребовалось поехать, я бы поехал снова. Сущность агрессора на сегодняшний день не изменилась. Агрессор есть агрессор - лезет куда не надо, бьет кого хочет, тысяча подтверждений.
  -Какое было у вас личное оружие?
  -Никакого личного оружия у меня не было. Мое личное оружие - это моя голова, мои знания военного дела.. Пистолетов и всего прочего не было. Даже не было паспортов, без всяких документов.
  -Вьетнамцы не допускали русских к обломкам сбитых американских самолетов, не так ли?
  -Дело в том, что когда сбивали самолет, то мы первыми прибегали туда смотреть. Первый период, когда мы прибыли, вьетнамцы действительно с осторожностью, с опаской смотрели на нас. Были случаи, когда я приходил на радиостанцию и мы снимали частоты, чтоб мы не видели рабочие частоты.
  -Как вы оцениваете советскую технику, с которой воевали.? Она была лучше американской, если сравнивать в аналогах?
  -Я считаю, что наша техника выполняла те задачи, которые были перед ней поставлены. Работа шла в тропических условиях это первое. Второе, прежде чем поставить технику в эксплуатацию, она шла в дороге через Китай и Северный Вьетнам, затем хранилась в жарком и влажном климате в хранилищах, поэтому часто выходила из строя. Часто, когда нам приходилось вводить в эксплуатациюрадиостанцию или радиорелейную станцию, нам приходилось много ее сушить и доводить ее до ума. По боевым возможностям наша техника не сказать, чтобы превосходила, но была не хуже чем у американцев.
  --Как вам вьетамцы как ученики, когда вы обучали их воевать на советской технике? Они были способные?
  - Вьетнамцы как ученики были очень добросовестные, трудолюбивые, замечательные люди. Их стремление выучить, стремление воевать, это пример может быть и для наших специалистов.
  -Еще вопрос. Вы видели Ханой?
  -Да, на окраине Ханоя был наш центр. В Ханое я часто был, видел.
  - По американским оценкам Ханой сильно пострадал. Так это?
  -Нет, при мне один из первых налетов был когда я улетал из Вьетнама, 19 апреля 1966 года.
  -Как вы оцениваете комплекс, если вы можете оценить С-75?
  -По тем временам, апреля 1966 года это была гордость, радость. Мы ходили как Герои Советского Союза. Американцы боялись эти комплексы и называли их телеграфные столбы и когда видели наш "телеграфный столб", не зная, в кого попадет, выпрыгивали из самолетов.
  -Когда появились комплексы С-75 американские летчики отказывались летать и пришлось принять специальные меры - повысить заработную плату за каждый боевой вылет и даже отправлять в специальные дисциплинарные батальоны, потому что летчики отказывались воевать.
  -Насчет дисциплинарных батальонов я не знаю, но как только появились наши ракетные комплексы они действительно на несколько недель прекратили полеты, чтобы сделать определенные выводы и принять меры и , насколько я знаю, оклады летчиков действительно увеличились. И их манера безнаказанно летать группами и бомбить закончился.
  -Думаю, прежде всего они отталкивались от опыта Второй Мировой. Еще с того времени у них была тактика большой группой подавить определенную точку.
  -Это они отталкивались до применения нашего комплекса С-75. Потом, когда они уже начали применять приемы и готовиться, через полгода-год они придумали приемы, которые использовали, но это уже было после того, как я улетел оттуда.
  -Хотел Спросить, вы сталкивались со знаменитой ракетой Шрайк?
  -Я видел применение его, но они били непременно по объектам зенитно-ракетного комплекса. Мы больше всего сталкивались с авиационными бомбами.
  Они вредили нашим радиостредствам.
  -Один американский летчик, летая во Вторую Мировую Войну в небе над Германией, сравнивая небо Ханоя, сказал, что вьетнамцы благодаря советским специалистам создали такую уникальную систему, что не сталкивался с ней еше. По моему мнению Вьетнам благодаря советской помощи создал сильнейшую систему ПВО на то время 1965-66 год?
  - Я не думаю так, потому что для того, чтобы защитить целый город необходимо было создать мощную систему противовоздушной обороны, чтобы в то время, в 1965-1966 году защитить такой город, как Ханой. Он потом был защищен.
  -Вы видели бои между американской и северовьетнамской авиацией?
  -Непосредственно видел как улетают, а наблюдать сам бой не видел.
  -Говорили, что на этих самолетах летают офицеры советской армии, а вьетнамским летчикам потом приписывают эти победы. Что вьетнамцы были неспособны как летчики. Как вы считаете, это так?
  -Нет, это неправда. Наши летчики обучали их и в основном вьетнамские летчики - трудолюбивые, смелые, храбрые. Американцы, когда видели, что на них летит наш МиГ21 улетали и говорили -Мы с дураками не связываемся. Вьетнамцы ставили перед собой цель сбить американца во что бы то ни стало и не смотрели ни на горючку, ни на то, где у него запасной аэродром. Убить и все! Победить врага !
  -Война повлияла на вашу жизнь?
  -Война - один из ключевых эпизодов моей жизни, потому что она была в какой-то степени повернула мой кругозор, мировоззрение. Война дала направляющую силу в моей жизни и закалила морально.
  -Когда вы демобилизовались из армии?
  -Я демобилизовался из армии в 1995 году.
  -Ваше отношение к Коммунистической партии. Она помогла вам в становлении, во Вьетнаме. Давление было?
  -Она руководила государством и руководила всем. Я был коммунист. Хотя, у нас забрали партийные билеты, когда мы приехали во Вьетнам. Нам говорили; "Не говорите, что вы военные", а мне сказали, чтобы я отвечал, что я бригадир сварщиков. Когда разговорились с переводчиком, он сказал, что тоже коммунист. Хуан, его звали Ваня.
  -У вас были контакты с вьетнамскими девушками?
  -Если увидят, что ты налаживаешь контакт с вьетнамской девушкой, особенно если наладил, то тебя через двадцать четыре часа отправят в Советский Союз и никто этого не хотел, а кто завязывал отношения, того на следующий день отправили обратно, говорят, что были один или два человека.
  -Большое вам спасибо!
  

Оценка: 8.26*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015