ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Стрыгин Станислав
Никто кроме нас

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.51*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дорожная история. Встреча в пути с ветеранами боевых действий в ДРА.

   Никто кроме нас

  
  Было это давно. Настолько давно, что пора бы и забыть вовсе или, по крайней мере, как-то снизить остроту восприятия. Ведь с тех пор повидать пришлось немало. Ан нет, память штука сложная - то и дело оставляет зарубки по исключительно своему усмотрению. И потом время от времени вытаскивает содержимое таких вот ячеек - воспоминания, наружу. Одна из таких зарубок - встреча в дороге в самом начале девяностых, роуд стори из прошлого.
  
   Стояло лето, в выгоревшей "мапуту" - как называли этот комплект смежники из автоколонны, или "песчаной афганке" - как называли мы, ловил попутку до работы. Накоротко ехать автомобилем до места вроде и недалеко по местным меркам - плюс-минус полчаса. Но если пользоваться рейсовым транспортом, путь занимает несколько часов - автобусы и электричка с пересадками и пересадками. Вот и приходилось ловить попутку туда и обратно, за исключением вариантов со "своими" грузовиками. Ведь работал на стройке(Строительное Управление при Ордена Ленина Московском Округе ПВО), поэтому вопрос транспорта для начальника небольшого строительного участка иногда не стоял. То утро было "безмашинное", вот и встал на перекрёстке бетонных дорог совсем недалеко от тогдашнего дома, в жилой зоне одной из в\ч, и поднял руку. Несколько авто проехало, но ждать пришлось недолго.
  -Садись в машину, старлей, подбросим, куда тебе? - из остановившегося на обочине приземистой "трёхспальной" иномарки - "Бьюика" цвета бриллиантовой зелени, махали рукой.
  -Мне бы до Нахабино.
  - Давай садись, нам как раз по дороге, в Москву по Волоколамке идём. - Из двух правых открывшихся дверей странного седана призывно махали руками пассажиры.
  Сел на заднее сидение. В машине оказалось трое крепкие мужчин лет тридцати - тридцати пяти. "Поехали", - скомандовал сидевший рядом с водителем, и машина рванула с места вперёд. Попуткой приходилось ездить частенько, и случаи бывали разные, и в этой поездке начались свои особенности. Обстановка и отношение ко мне были совершенно необычными. Все трое были искренне рады встрече и наперебой спрашивали и рассказывали, пытались чем-то угостить.
  "Ну, как ты, как ты?" - вопрошали они, оглядывая меня с ног до головы.
  Мы будто были давними знакомцами, и вот только не виделись несколько лет... И тогда, да и сейчас, я не готов, хорошо это или плохо, хоть чуть раскрывать душу малознакомому человеку и так эмоционально реагировать, но эти люди явно были из другого теста... Или почему-то запросто принимали меня за своего.
  
  Машина уверенно, на скорости, ехала, благо дорога была пустая, другие автомобили почти не встречались. Через какое-то время из достаточно обрывочных реплик попутчиков складывалась общая картина. Люди следовали из аэропорта - утром встречали сидевшего рядом со мной на заднем сидении мужчину. Все они - бывшие бойцы неопознанного спецназа, и должно быть офицеры и прапорщики запаса. Съезжались в столицу на свой какой-то съезд ветеранов или просто встречу сослуживцев. Общение было интересным, располагающим. Мужики, а это слово как никакое другое подходит к крепким высоченным мужчинам с толстенными мускулистыми руками, смеялись, хлопали друг друга и меня по плечу, а потом... А потом они начали плакать. Сначала один - сосед по второму ряду кресел, потом замолчали и всхлипнули передние. Конечно, они называли свои имена, но разве запомнишь их - столько лет прошло, да и важно ли это... Сидевший рядом достал военный билет или удостоверение личности офицера - не помню, и начал рассказывать. Рассказывать о штурме Дворца Амина в Кабуле, душманах, элитных подразделениях душманов, плюсах и минусах стрелкового оружия и особенностях его боевого применения, потерях товарищей.
  -Понимаешь, мы зарылись, и они уже прут, прут. А наши пять-сорок пять отлетают от их жилетов, которые и горло прикрывают. От них всё отлетает! А нас всё меньше, и нет никого больше. Никого кроме нас!
  
  Мне к тому времени пришлось участвовать в одних учениях. Наш взвод, по сценарию окопался и удерживал высокий безымянный холм в лесу на Северо-Западе Родины. Через два-три часа ожиданий, когда черника вокруг индивидуального мною и вырытого окопа закончилась, и уже порядком достало комарье, на том конце длинной, зажатой с двух сторон хвойным лесом долине, появился "противник" - сотни людей цепями - курсанты, бронетехника. Зрелище, ощущения - весьма... Когда же цепи приблизились - мы открыли огонь, они ответили. Дымы, выстрелы, хлопки каких-то устройств и приближающиеся уставшие люди с закатанными рукавами. Слышны команды, кто-то там падает и "горит" "подбитая" нами техника. А потом наступающие вышли к подножию и поползли по холму вверх, стреляя. Взвод отбивался как мог, так же не жалея холостых патронов. Никаких инструктажей или приказов по поводу того, что делать, когда они залезут, утром не было, офицеров тоже не было. Приказ был: "Выдвинуться-занять-приготовить позиции-удерживать до подхода помощи". Ощущение нереальности происходящего не покидало всё время "боя". Позже откуда-то из чащи леса позади нас возник незнакомый офицер - наблюдатель и начал отрывисто командовать: "Вы, Вы убиты." или "Вы ранены - покиньте позиции." Взвод быстро таял. Когда "выживший противник" забрался на изрытый холм, защитников на нём уже никого не было...

Но то были учения. А эти молодые ещё люди пережили подобное в реальной жизни и, думаю, далеко не один раз.

  Ветераны по очереди рассказывали и о многом другом уже оставшемся навечно за границей воспоминаний, или может где-то лишь в подсознании. Среди прочего утверждали, что нигде в документах так и не остались отметки о том, что они там были, с вытекающими последствиями в виде наград, видимо и выслуги лет и других социально-пенсионных моментов. Недалеко от Волоколамского шоссе водитель попросил водки. Сидевший с ним рядом молча отвернул крышку "Столичной" и ...
  -Ребят, не надо - впереди большой пост ГАИ, оживлённая траса, да и вообще.- засмеялся я, пытаясь в шутейном тоне переубедить компанию.
  -Не беспокойся.- заботливо потрепал меня сосед слева. - Всё хорошо.
  А в это время пассажир первого ряда начал заливать водку в глотку водителя. Булькая, она входила в парня, запах спиртного воспарил в салоне. Водитель же, как будто речь шла о кефире, не снимая ноги с газа, продолжал пить и вести машину, запрокинув голову вверх. Каким-то третьим, находящимся не на голове глазом, он контролировал дорогу...
  -Хорошо.- сказал, наконец, водитель, икнув. - Теперь можно ехать!
  
  И мы ехали дальше. Машина, как и раньше полностью подчинялась водиле и неслась, неслась... У поста ГАИ поворот налево к столице. "Бьюик", как и положено, пропустил всех на "Главной" и вошёл аккуратно в поворот. Большой красивый стеклянный пост, инспекторы с жезлами в белых портупеях по разным сторонам широкой ухоженной, не то, что "военная бетонка", с которой мы съезжали, трассы. И тут, как по команде гаишники вытянулись и отдали честь! Реакции в машине, как и ко мне - мужики помахали руками милиционерам - они были искренне рады им. Машина втянулась в автопоток шоссе. А мы всё общались и узнавали друг друга ближе.
  -Ну, в общем, сейчас по дороге друга навестим, все месте, пять минут.- сказал кто-то. - А потом тебя мигом домчим.
  -Но рабочее время, солдаты и...
  -Знаешь, мы вместе поедем на объект - у тебя проблем не будет.
  -Там КПП(Красногорский госпиталь округа ПВО) и вообще... - пытался сопротивляться я.
  -КПП. - они засмеялись.
  
  Мы двигались дальше, я смирился. Через десять минут поворот налево и по такой же бетонке, что и моя, машина проскакала с километр. Жилья не видно - пустошь и лес. Стало несколько не по себе.
  -Сейчас, уже почти приехали. - сказал сидевший за рулём. И, действительно, через минуту "Бьюик" свернул на грунтовку в густой берёзово-осиновый лес. Лес вскоре расступился, показался погост, ещё немного, и вот мы оказались у могилы - явно воинского захоронения. Небольшая бетонная башенка и красная звезда... Вышли из машины, молча обступили могилу.
  -Военврач наш. - Сказал кто-то.- Хороший парень был...
  Тишина, только шелест листвы. Мы поставили на плиту гранёный стакан с водкой и куском хлеба. И выпили вчетвером - три крепких мужика в джинсах и кожаных куртках и один тоже немного спортсмен в той - их прошлой военной форме. Выпили из таких же стаканов, что и на могильной плите, по сто грамм за тех, кто не дошёл до родного дома по дорогам той войны, умер уже здесь от ран...
  
  А потом они подбросили меня до места - это оказалось совсем рядом. Прощаясь, сосед по второму ряду кресел отсыпал что-то в полиэтиленовый пакет из одной из картонных коробок, в изобилии приютившихся в салоне у нас за спиной, протянул мне. В пакете были какие-то леденцы и упаковки импортных предметов женской гигиены - на дворе стояли девяностые с их дефицитами, карточками и натуральными обменами. А потом мы хлопнули по рукам и "Бьюик" уехал. Умчался куда-то по направлению к Москве.
  ***

  2009 г.

  Послесловие

Текст ранее публиковался. Были комментарии от "афганцев", один из них ниже (с разрешения автора комментария):

   "Здравствуйте, уважаемый *****(никнэйм в закрытых администрацией mail.ru блогах). Зацепился на блогах за Вашу публикацию. Действительно, нет случайностей. Просто не один я такой, оказывается. Также три недели в Афгане, в (название населённого пункта). Никаких отметок в документах, зато подписка на 20 лет о неразглашении. И молчал. До сих пор. Значит, всё-таки, так бывает. Во-первых, просто неохота даже вспоминать про тот вояж, во-вторых, не хотелось бы попасть в компанию "псевдоафганцев", так как отметок действительно нет. Нам, лопоухим двадцатилетним, особист просто и популярно растолковал, чтоб ни одна живая душа, упаси Господи..., собрал военники и до отлёта они там и находились. А в третьих, смешно сказать, родители и жена так до сих пор и не подозревают, какие такие "учения" были в течении тех трёх недель, когда не писал. Так что большая просьба-используйте текст, ради Бога, но, пожалуйста, без имени и фамилии. Ну, а время и место-что было, то было. Да и вообще, правда, неохота об этом. Уж больно убеждённым пацифистом я стал с тех пор."
  

Оценка: 8.51*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018