ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Винокур Роман
Три рассказа о Чапаеве в сказочном королевстве

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.52*10  Ваша оценка:


Как Чапай чертей из королевского дворца изгонял

   Есть гипотеза, что народный герой Василий Чапаев не погиб, а перешёл в другую систему времени и пространства, где живёт и здравствует поныне...
     Угодил Чапай в сказочное королевство, очень похожее на Францию в семнадцатом столетии, но говорили там по-русски. С местной беднотой сошёлся быстро, хотя сначала те с подозрением смотрели на его походную гимнастёрку, папаху, галифе и наган. Агитировал было простой народ на пролетарскую революцию, но дело скоро заглохло. Подожгли несколько дворянских усадьб, а что делать потом, даже Чапай не знал, ибо в политграмоте не был силён, а Фурманов на Гражданской войне остался. В конце концов поймали героя королевские слуги и привезли во дворец.
     - Кто ты, - спросил король, - и почему сражался против моих вассалов?
     - Вассалы - подумал Чапай, - это, наверное, Василии по-ихнему. Тёзки, значит, а я и не знал.
     - Впрочем, ну их на хрен, - сказал король, небрежно махнув рукой. - Налоги платили неисправно, заговоры плели, только вчера троих за это казнили. А не хочешь на службу ко мне?
     - Служу трудовому народу! - Сурово ответил герой. - Мир хижинам - война дворцам. Землю - крестьянам!
     - А кто был главнее тебя в твоей бывшей стране? - Ехидно спросил король. - Ведь был же кто-то?
     - Конечно, был! - Гордо ответил Чапай. - И не кто-нибудь, а Председатель Реввоенсовета товарищ Троцкий. А над ним - сам товарищ Ленин.
     - Вот и я буду тебе, как товарищ Троцкий, - обрадовался король, - а выше меня - только сам Бог.
     - Бога нет. - Твёрдо возразил народной герой. - Его выдумали буржуи, чтобы обманывать рабочих и крестьян.
     - Буржуа? - Удивился король. - Эти полуграмотные купцы и ремесленники? Ты шутишь. Ну, а в чертей веришь?
     Чапаев дипломатично промолчал, поскольку в чертей он верил с детства, хотя ни разу не встретил лично.
     - Черти есть! - Сказал король. - Год назад они захватили мой любимый загородный дворец, засрали (говоря языком твоих буржуа) пол-дворца, а во второй половине живут и веселятся. Сможешь выгнать чертей из дворца без поджога? Мои подданные не смогли, но ты - ведь из другого мира, на тебя их чары не действуют. В случае успеха - отдаю тебе в жёны свою дочь, а в будущем - и всё королевство.
     Здесь Чапай опять замялся, хотя и не от страха... Воевать он умел и любил, но в постоянных делах и учёбе как-то незаметно стал импотентом. Ординарец Петька, с котором он посоветовался, сказал, что такое случается со всеми, кто долго воздерживается, и научно объяснил, как восстановить эрекцию. Короче, надо найти подходящую бабу. Позвал Чапай одну пулемётчицу вечером в штаб, чтобы полы помыла. Нагнулась Анка (так её звали) над ведром с водой, и Чапай увидел её рваные и выцветшие трусы. А ведь при коммунизме Анке выдадут новые и красивые трусы, причём бесплатно, - размечтался народный герой, и потянуло его на очередное политическое чтение.
     - И что это вы такое интересное читаете, Василий Иванович? - Льстиво спросила Анка, подойдя совсем близко.
     - Статью "Лучше меньше, да лучше", - сухо ответил Чапай, не отрывая глаз от брошюры.
     - Да хоть что-то бы! - Горячо прошептала Анка, придвигаясь ближе, но Чапаю уже было не до неё...
     - Они и крестьян местных обидели. - Вкрадчиво продолжил король. - Боятся теперь люди пахать землю в окрестности. И за местных детей душа болит. Черти такие бесовские игры друг с другом во дворце затевают - форменные Содом и Гоморра, а дети всё слышат...
     Когда Чапай отважно вошёл в захваченный чертями дворец, там действительно было шумно и плохо пахло. Выстрелив из нагана в воздух, народный герой потребовал местного главаря, который тут же явился и пригласил незванного гостя к столику для двоих, сам сев напротив. Главный чёрт был толст и страшен, а звали его Бочара. Они сидели молча глядя друг на друга, остальные черти толпились вокруг.
     - Давай что ли на руках потягаемся - кто-кого. - Предложил Чапай, уперев свою правую руку локтем в стол, и Бочара сделал то же, забыв о том, что он - левша. Сцепились кистями, и Чапай, почувствовав, что противник - сильней, скрытно пнул его под столом сапогом в промежность. От боли и неожиданности Бочара ослабил хватку, и Чапай тут же припечатал его волосатую руку к столу. Черти вокруг ахнули от растройства, поскольку все, как один, болели за своего предводителя.
     - Надо ещё раз. - Потребовал Бочара, коварно щурясь.
     - Надо - так надо. - Охотно согласился Чапай, выставив под столом левую руку с незаметно извлечённой из кармана стамеской. - Говорят же мудрые люди: один раз - не пидорас.
     Когда они опять сцепились правыми руками, мстительно настроенный Бочара пнул своего противника ногой под столом и, вскрикнув от боли, снова проиграл.
     - Может, ещё раз? - Спросил Чапай.
     - Нет-нет, я думаю, что на сегодня хватит. - Поспешил отказаться главный чёрт. - Лучше я куплю ваши сапоги. Готов переплатить.
     - Не могу продать, - развёл руками Чапай, - ведь эти сапоги - мне память о родине, а родину продавать нельзя! Давай теперь, кто больше воды выпьет.
     - Живой или мёртвой? - Заинтригованно спросил Бочара. - У нас тут неподалёку родник с живой водой.
     - Живую каждый слабак пьёт, - сказал Чапай и, достав из кармана бутылочку с медицинским спиртом, разлил её содержимое поровну в две чашки. - Давай пить мёртвую. Кто - первый?
     - Разыграем на картах. - Ухмыльнулся главный чёрт, подмигивая своим болельщикам. - Вот колода. Берём по очереди. Кто вытянет даму пик, тот пьёт первым.
     - Уговорил речистый! - Согласился Чапай и тут же вытащил даму пик.
     - Одну минуточку! - Обрадовался Бочара и переставил чашки. - А вот теперь - милости просим.
     Народный герой взял чашку, вдохнул воздух, залпом выпил, шумно выдохнул и, понюхав рукав, потребовал. - Теперь - твоя очередь!
     Чёрт храбро взял чашку, сделал небольшой глоток и, чуть не задохнувшись от обжигающей влаги, со стуком поставил чашку на стол. Тогда Чапай достал коробок спичек и поджёг оставшийся спирт в чашке. Сгрудившиеся вокруг черти ахнули от страха и отпрянули.
     - Осталось уточнить несколько вопросов, граждане. - Сказал Чапаев, доставая записную книжку и карандаш. - Буржуи среди вас есть?
     - Никак нет, - поспешили отказаться черти. - Мы все это, как его, пролетарии.
     - Второй вопрос. - Со значением произнёс Чапай, хитро прищурившись. - А пидоры среди вас есть?
     - И пидоров нет. - Испуганно заверещали черти, пряча глаза и потихоньку перемещаясь к выходу. Самые деловые были уже за дверью.
     - А если есть, так что? - Дрожащим голоском поинтересовался Бочара.
     - Пидоров я бы приравнял к проституткам, -объяснил Чапай, задумчиво постукивая пальцами по столу, - а проституток товарищ Ленин рекомендовал беспощадно расстреливать.
     Тут все черти моментально выскочили за дверь и понеслись аллюр три креста вон из дворца.
     Только главный чёрт частично застрял в двери, и поэтому Чапаю удалось поймать его за хвост.
     - Личная просьба к тебе есть, чертяка. Выполнишь - отпущу. От хронической импотенции вылечить меня можешь?
     - Да нет у тебя никакой импотенции. Отпусти, дурак! - Запищал Бочара и убежал, оставив собственный хвост Чапаю в качестве трофея...
     В тот же день король произвёл Чапая в маркизы, а в качестве герба назначил кирзовый сапог, топчущий чертячий хвост на фоне королевского дворца. В этот момент Чапай ощутил такую силу и желание, что даже громко прошептал с закрытыми глазами:
     - Анку, Анку бы сюда!
     - Моя дочь, Анна Бургундская уже здесь. - Откликнулся стоявший рядом король. - Когда хотите сыграть свадьбу?
     - Сегодня же... Сейчас! - прокричал Чапай...
     Вот такой счастливый конец.
  

Как Чапай, Фурманов и Петька клад искали

  
    Уже два года жил Василий Иванович в той сказочной стране, где он чертей из королевского дворца прогнал, а потом женился на принцессе Анне и стал премьер-министром. Всё хорошо в личной жизни, да плохи дела с экономикой в стране. Отнял Чапай землю у богатых и распределил поровну между всеми крестьянами, ремесленные мастерские сделал народными артелями, кухарок и нищих поставил управлять городами, а государственные налоги сократил. В результате продуктов и товаров стало меньше, казна опустела, а преступность поднялась. Расстрелял Чапай лично нескольких мародёров, опознанных пострадавшими, так после этого преступники стали убивать свидетелей. Однажды местные евреи приволокли ему на допрос по подозрению в шпионаже чужеземца в мундире белогвардейского офицера. По их словам, он пришёл в синагогу и попросил еды и крова, выдавая себя за еврея, но молитв не знал и говорил какие-то странные речи.
     - Фурманов, ты? - приятно удивился Василий Иванович. - Здорово, брат!
     - Товарищ Чапаев? - Обрадованно поднял голову подозреваемый. - Живой? Скорее на площадь, туда Петьку поволокли на расправу.
     По дороге Фурманов кратко доложил обстановку. После взятия Перекопа белые и буржуи сели на пароходы, чтобы бежать за границу. Фурманов и Петька, переодетые в белогвардейскую форму, пытались установить морскую мину с рыбацкой лодки, но лодка перевернулась, и оба храбреца оказались в воде. Тут их закружило в сильном водовороте и выкинуло на берег в каком-то странном государстве. Проголодались, а местной валюты нет. Вдруг Фурманов увидал синагогу и зашёл туда в надежде на традиционную еврейскую солидарность. Петька же, не стерпев испытания голодом, попытался экспроприировать лоток местной торговки и был схвачен прохожими.
     На площади гудел оживлённый народ. Судья зачитал приговор -10 ударов плетью по заднице. Петьку затащили на помост, уложили на скамью животом вниз, и палач нанёс первый хлёсткий удар. Петька заорал благим матом. Чапаев выждал, пока число ударов достигло пяти, и, подняв руку, остановил наказание.
     - Василий Иванович, - обиженно спросил Петька, забыв поздороваться. - Почему ты не помиловал меня в самом начале экзекуции?
     - А не воруй, боец! - Строго объяснил Чапай, и однополчане обнялись.
     - Господин премьер-министр, - вежливо спросил местный раввин. - Неужели, ваши друзья - евреи?
     - Товарищ Фурманов - не еврей, а большевик. - Объяснил Чапай. - А Петьку я беру на поруки.
     Потом друзья зашли в таверну, и Чапаев пожаловался на временные трудности в работе. В первую очередь, на пустую казну.
     - Хоть клад ищи...- Сказал он в заключение и вздохнул.
      - А ведь это - идея! - Загорелись Петька и Фурманов, и вскоре все трое отправились в путешествие по местам легендарных кладов.
     Наступил вечер, но это не остановило героев, посколько ночь, как известно, - лучшее время для кладоискателей.
     Дорога свернула в небольшой лес, где из-за деревьев мерцали какие-то огоньки и
     слышался разбойничий свист, но пока никого не было видно. Чапаев, не спеша, достал саблю из ножен и внимательно осмотрел местность. То же самое сделали Фурманов и Петька.
     - Мы - красные кавалеристы... - Тихо сказал Чапаев.
     - И про нас... - Поддержал Фурманов.
     - Былинники речистые ведут свой сказ... - Продолжил Петька.
     - Вперёд, в атаку! - Закричал Чапаев, увидев выходящих из-за деревьев разбойников.
     Прогремели выстрелы из мушкетов, но уже сверкнули конармейские сабли над головами стрелявших негодяев, и прозвучали ответные выстрелы из фурмановского маузера. Битва завершилась полной победой чапаевцев: убиты были почти все разбойники. Один уцелевший бандит был связан и допрошен, но оказалось, что банда не прятала награбленное добро в виде клада, а сразу пропивала и транжирила его.
     - Ваше превосходительство! - Умолял испуганный разбойник. - Не велите казнить, а я покажу вам, где могут быть клады. В десяти верстах отсюда стоит кузница, а рядом мельница, построенная кузнецом. Эта мельница - не ветряная, её движет нечистая сила с паром и огнём. Говорят, что у хозяина есть золото в виде песка. Мы хотели ограбить кузнеца, но он и его сын и работники отстреливались из ружей и какой-то чёртовой трещалки, убив дюжину наших.
     Мельницу увидели на рассвете. Их уже ждали с открытыми воротами. Высокий бородатый человек лет пятидесяти, вышедший встречать их, склонил голову, увидев Чапаева.
     - Добро пожаловать, ваше превосходительство. - Вежливо сказал он и добавил, заметив пленного разбойника. - Мы слышали выстрелы ночью. Значит, конец банде, которая всей округе покою не давала!
     По просьбе Чапаева, кузнец показал ему своё хозяйство.
     - Это - моя кузница. Работаю сам, и мне помогает сын. Мельница раньше приводилась в движение речкой, что протекает рядом с моим домом, но теперь я построил паровую мельницу. У меня - два помощника. Жена работает по хозяйству, есть служанка. Дочка ведёт учёт и бухгалтерию, рассчитывает зарплату наёмным работникам и налоги государству. А вот и мой налог за нынешний год.
     Он показал Чапаеву кувшин, полностью заполненный золотым песком.
     - Откуда этот клад? - Удивился Чапаев. - И почему до сих пор не сдали в казну?
     - Намываем из речки, ваше превосходительство. А почему не сдал сразу? Градоначальник у нас - из бывших нищих, да больно на руку нечист. Решил привезти прямо прямо вам во дворец, но разбойники на дороге баловали, а тут вы сами пожаловали, да ещё с хорошей вестью: нет больше банды. Только не велите, ваше превосходительство, мне назад в артель возвращаться. У меня самого работа лучше идёт, чем в артели. Да и государству - прибыль.
     - Знаю. - Печально сказал Чапаев. - Навертел я всякого с законами, а ведь насильно мил не будешь.
     - Вам - видней, ваше превосходительство. - Честно сказал кузнец. - Не всё получилось хорошо, но за одно - спасибо. За то, что бесплатные школы и университеты учредили.
     - Да что я... - Засмущался Чапаев. - Это товарищ Ленин призвал всех учиться, учиться и учиться.
     - Сын на инженера учится, сделал специальные машины, одна из них помогла от банды намедни отбиться. - Кузнец показал что-то похожее на пулемёт американского изобретателя Максима...
     На обратной дороге Петька сказал, что кузнец и его хозяйство чем-то напоминают Америку, о которой он много читал в разных книжках.
     - Америка - не Америка, - задумчиво ответил Чапаев, - а главное - в другом. Вот мы клад искали, а ведь настоящий клад - это умелые, непьющие и честные люди. И он рядом, надо просто его увидеть.
     - Не только увидеть, но и помочь реализоваться. - Поддержал его Фурманов, и вдруг ... стал исчезать. То же самое происходило с Петькой.
     - Прощай, Чапай!.. - Услышал Василий Иванович напоследок. - Ни пуха тебе, а мы возвращаемся назад...
     ... Петька и Фурманов огляделись вокруг, держась за перевёрнутую лодку. Берег был в метрах ста, а с другой стороны виднелась громада американского парохода, подбиравшего последних белогвардейцев.
     - Поплыли, Пётр, - Предложил Фурманов, кивая головой в сторону берега.
     - Нет, товарищ комиссар. - Грустно , но твёрдо сказал Петька. - Не поминайте лихом, но мне - в другую сторону. Передайте Анке, чтобы ждала. Как обустроюсь, приеду за ней под именем Джона Восьмёркина, гражданина США.
     - Всё понимаю. - Согласился Фурманов. - Сам бы - с тобой, но ведь надо ещё книгу о Чапаеве написать. Удачи - тебе, Пётр, на новой родине.
     - Одна просьба. - Сказал Петька. - Напишите в книге, что я погиб и чтобы меня не искали.
     Друзья попрощались, и каждый поплыл в свою сторону. На берегу Фурманова поджидали крепкие хлопцы в галифе и тужурках. Один из них ударил комиссара кулаком в лицо так, что тот потерял сознание...
     - Вот белого офицера поймали. - Услышал он громкий голос с одесским акцентом. - Матёрый гад.
     - Да ты его убил, Лёвка! - Раздался чей-то знакомый голос.
     - Рукой убить не можно. - Пробурчал Лёва Задов. - Вот уж зенки открыл - белогвардейская сволочь!
     - Фурманов, ты? - удивился Нестор Махно, узнав бывшего друга по тюрьме для политзаключенных. - Здорово, брат!..
  

Чапай и Анка в сказочном королевстве

  
   После того, как Чапаев изменил экономическую политику и открыл дорогу частному предпринимательству, но сохранил бесплатное обучение в школах и университетах, производство сельскохозяйственных и промышленных продуктов в стране стало быстро увеличиваться. Часть доходов Чапаев направил на развитие науки и техники, организовав несколько финансируемых правительством програм, основной из которых стала постройка паровозов и железных дорог. На первых двух поездах он приказал установить стальные покрытия, способные отразить удары не только мушкетных пуль, но и пушечных ядер. Боевые "трещотки", изобретённые учёным сыном кузнеца-золотодобытчика, были усовершенствованы до уровня пулемётов Максима. Армия страны была профессиональной и состояла из конной дивизии и нескольких пехотных и артиллерийских полков. Два бронепоезда должны были усилить военный потенциал. В случае войны Чапаев также полагался на народное ополчение, которое он предполагал использовать в обороне. Как премьер-министр и патриот своей страны, Чапаев был весьма озабочен обстановкой, сложившейса на западной границе. Там небольшое соседнее государство было оккупировано мощным соседом - огромной Пановией, чем-то напоминавшей панскую Польшу. Двенадцать пановских кавалерийских дивизий сосредоточились на границе. Им противостоял один пограничный полк, сформированный из бывших разбойников, которые добровольно сдались правительству после того, как Чапаев с Фурмановым и Петькой втроём уничтожили большую банду. Чапаев записал их в армию и - от греха подальше - направил сторожить западную границу. Донесения, регулярно поступавшие от пограничников, вызывали тревогу. То в одном, то в другом месте пановские кавалеристы пересекали нейтральную полосу и даже атаковали пограничные заставы. Назревала большая война. Пытаясь предотвратить её путём мирных переговоров, Чапаев направил в ставку пановского главнокомандующего парламентёров с белым флагом. В ответ пановцы прислали своих парламентёров - стройного седовласого поручика и чернявого солдата со смышлённым взглядом.
      - Поручик кавалерии граф Веслав Заржецкий, - представился поручик. - Со мной солдат Янкель Троцкий. По приказу маршала Судпильского я должен сообщить, что вашими пограничниками были убиты восемь пановцев. В качестве сатисфакции за это преступление ваша страна будет оккупирована пановской армией. Для избежания бессмысленных потерь вам предлагается капитулировать без сопротивления.
      - Но позвольте, господин поручик, - возразил Чапаев. - Эти солдаты были убиты после незаконного перехода границы, мародёрства и стрельбы на нашей территории. Неужели вы считаете их поведение правильным?
      - Моё личное мнение о действиях этих солдат не имеет значения. - Ответил поручик, глядя в пол. - Я выполняю приказ моего командования. Остальное - вне рамок моей миссии.
      В этот момент в комнату ввели раненного пограничника
      - Ваше превосходительство, - доложил раненый, которого поддерживали с двух сторон. - Сегодня в шесть утра армия Пановии перешла границу на всём её протяжёнии. Наш полк отходит, оказывая сопротивление. Потери: примерно половина состава. В одной из контратак захвачен в плен вражеский офицер, который сообщил на допросе, что наши парламентёры расстреляны, а пановских парламентёров послали, чтобы отвлечь внимание.
      - Этого не может быть, - воскликнул поручик Заржецкий. - Расстрел парламентёров - против офицерской и дворянской чести!
      - Боитесь, что мы теперь вас расстреляем? - Спросил Чапаев, сверля парламентёра строгим взглядом.
      - Делайте, что хотите. - Устало ответил поручик. - Если сведения - не ошибочны, вы вправе поступить со мной адекватным образом. Если можно, отпустите солдата.
      - Уведите господина поручика, - сказал Чапаев, заметив, что солдат-парламентёр подаёт ему знаки. - Так значит - Янкель Троцкий? А товарищ Лев Троцкий случайно тебе не родственник?
      - Нет у меня ни такого родственника, ни товарища, Ваше Превосходительство. - Сказал солдат, кланяясь. - Ради бога, не расстреливайте господина поручика. Он - хороший и совсем не богатый человек, хотя граф и закончил военную академию.
      - После военной академии, в таком возрасте, и всего поручик? - Удивился Чапаев. - А ты не путаешь, солдат?
      - Таки нет, Ваше превосходительство, - объяснил Янкель. - Господин Заржецкий был полковником, но потом разжалован в поручики, поскольку настойчиво доказывал, что война с вашей страной не только не нужна, но и скорее всего закончится поражением Пановии. Начальству это не понравилось. Наверное, ещё поэтому его послали сегодня парламентёром.
      - Мы не собирались вас расстреливать. - Сказал Чапаев, подумав. - Иди и скажи это своему графу. Скажи ему также, что он - прав и армия Пановии будет разбита завтра.
      - Мы используем такую стратегию. - Продолжил Чапаев, обращаясь к штабным офицерам. - Остатки пограничного полка отвести за реку. Форсировать её легче всего здесь, и пановцы несомненно изберут это место для перехода. С другой стороны реки построены две параллельные железнодорожные линии, на расстоянии версты друг от друга. По каждой из них может двигаться бронероезд. Сколько у нас "трещоток"?
      - Пока - двенадцать. - Доложил полковник-штабист. - Однако нехватает одного квалифицированного пулемётчика.
      - Поставьте по шесть "трещоток" на каждый бронепоезд. - Приказал Чапаев. - А пулемётчика мы найдём...
      В это время за окном раздался шум и крики. Толпа баб и мужиков тащила какую-то молодую женщину, которая по-видимому от страха потеряла сознание.
      - Что там происходит? - Удивлённо спросил Чапаев, глядя в окно.
      - Крестьяне поймали ведьму и тащили её топить. - Отрапортовал офицер охраны после выяснения обстановки. - Солдаты только что отбили её у толпы, но их окружили с вилами и топорами.
      Чапаев вздохнул и вышел на крыльцо. Увидев его, все замолчали.
      - Это что же такое происходит, господа и дамы? - Сказал Чапаев укоризненно. - Наука утверждает, что ведьм - нет, а вы тут убийство затеяли...
      Он продолжил, приводя примеры из истории. На него смотрели с почтением, но недоверчиво. Понемногу бабы разошлись, и остались одни мужики.
      Неожиданно к Чапаеву пришла весьма интересная мысль, которая могла стать самым убедительным аргументом.
      - Все мужики знают, что их бабы хоть как-то, да ведьмы. - Сказал он, и толпа одобрительно загудела. - Так что с ними делать? Если топить, то мы вообще без баб останемся. А как без баб-то жить? Да никак!
      - Да уж никак без баб нельзя, хучь они и ведьмаки. - Подтвердил крепкий бородатый крестьянин. - Дело молвишь, твоё превосходительство.
      - Да... - заговорили в толпе. - Без баб мы - никуда. А Их Превосходительство-то каков! Голова!..
      - Вы б, граждане, свой боевой пыл лучше в войне показали. - Продолжил Чапаев. - Иль под пановцами хотите жить и своих баб им отдать?
      - Не видать им наших баб! - Крикнул один из молодых, и толпа опять одобрительно загудела.
      В это время молодая женщина очнулась и с криком "Василий Иванович!" кинулась на шею Чапаеву.
      - Анка, ты? - Удивился Чапаев, плавно отстранясь от поцелуев. - Ты это... на людях не расходись: я всё-таки женат.
      - Да что вы такое говорите, Василий Иванович? - Засмущалась Анка. - Дык я в вас была недолго влюблена, а так я Петьку жду, с Америки. А про вас говорили, что вы погибли. Вот я и обрадовалась, как живым увидала, да ещё в таком чине.
      - А как ты сюда попала, Анка? - Спросил Чапаев с любопытством.
      - Сама не знаю, Василий Иванович. - Честно призналась Анка. - Шла себе по тёмной улице, вдруг сознание как будто помутилось, и унесло меня сюда. Очнулась, а эти чёртовы дуралеи уже топить тащат. А вы меня куда-нибудь пристроить не можете, Василий Иванович? Чай, не чужая.
      - Конечно, пристрою. Нам пулемётчицы нужны. - Сказал Чапаев. - Сейчас тебя отведут к бронепоезду, там будешь служить, а завтра - бой...
      Пановская кавалерия форсировала реку и двинулась по направлению к столице вражеского государства. Офицеры в белых перчатках держались в сёдлах прямо, как на параде. Развевались вымпелы на длинных пиках, сверкали на солнце сабли, дрожала земля от топота многих тысяч копыт.
      Казалось, что никто не остановит эту силу, да никто и не пытался. Вдали показались кавалеристы, численностью до полка, однако сражения не приняли и бросились уходить в лесостепь. Пановская кавалерия стала галопом догонять их. Вдруг из леса выехали железные чудовища с дымящими трубами и, поравнявшись с атакующей кавалерией, выплюнули из абразур десятки тысяч пуль. В течение нескольких минут степь покрылась бесформенной массой убитых и раненных людей и лошадей. Оставшиеся в живых ползали среди них в страхе и отчаянии.
      - Прекратить огонь! - Приказал Чапаев, наблюдавший за ходом битвы в подзорную трубу. Вверх взлетела бело-голубая сигнальная ракета, пулемётный огонь почти стих, только одна "трещотка" продолжала извергать смертоносный огонь. Он продолжался даже после того, как взлетела вторая синальная ракета. Вдруг к бронепоезду подбежала безоружная фигурка в пановской шинели, замахала руками, по-видимому требуя прекратить огонь, и упала, сражённая пулемётной очередью. Пулемёт замолчал. Чапаев со свитой поскакал к бронепоезду. Там солдат-парламентёр сидел на земле, возле убитого поручика. Из бронепоезда вывели бьющуюся в истерике Анку.
      - Сука! - Крикнул ей Янкель. - Он же умолял тебя не стрелять, ведь бой прекратился.
      - Ваше превосходительство, - оправдывался начальник бронероезда. - Просто бешеная баба. Приказa не слышала, продолжала палить, с трудом от гашетки оторвали.
      - Ну и стерва же ты, Анка. - Сурово сказал Чапаев. - Зачем людей зря губила? Они уже в плен сдавались. И парламентёра убила.
      - Прости, Василий Иванович, простите, люди! - Вдруг опомнилась Анка, схватившись за голову. - И вправду - стерва! Ох, какая стерва!
      Кто-то схватил её сзади, и вдруг всё вокруг закружилось, унеслось куда-то далеко, и она снова очутилась на тёмной улице своего города.
      - Стерва, я стерва! - Продолжала причитать Анка и вдруг почувствовала чужие руки на своей груди. Её действительно обхватили сзади. Двинув невидимому налётчику локтем под дых, Анка развернулась и добавила ему сапогом в промежность.
      - Ну ты, Анка, действительно стерва! - Промычал знакомый голос, и Анка бросилась на шею побледневшему от боли Петьке. После нескольких минут передышки Петька перестал держаться руками за ушибленное причинное место, и влюблённые с пылом обнялись.
      - Милый Джон Восьмёркин, наконец мы - вместе, а я уже английский почти выучила. - Щебетала довольная Анка. - Мы поедем в Америку из Одессы или Петербурга?
      - Нет, Анка. - Сказал печально Петька. - Граница is locked, то есть, закрыта. Видел Фурманова, он нашёл верного человека, будем переходить польскую границу...
      Проводник действительно провёл Петьку и Анку мимо красноармейских пограничных патрулей, и вскоре бывшие чапаевцы оказались на польской территории.
      Вооружённый винтовкой чернявый жовнер преградил им дорогу.
      - Please, take us to your officer. - Попросил Петька. - I am an American citizen, and she is my spouse.
      Солдат настороженно смотрел на него, не понимая.
      - Ну, это... - Перевёл сам себя Петька. Я - американский гражданин, а она - моя жена. Отведите нас к офицеру.
      Вдруг Анке пришла в голову странная на первый взгляд догадка.
      - Янкель? - Спросила она. - Янкель Троцкий?
      - Да, Янкель. - Удивлённо сказал солдат. - Однако не помню вас, пани.
      - С кем это вы говорите, Троцкий. - На порог вышел стройный седовласый офицер и представился. - Поручик Заржецкий. С кем имею честь?
      - Вы - не поручик, вы - полковник, граф. - Сказала Анка с надеждой. - Или вы были полковником.
      - Откуда вы знаете, мадам? - Озадаченно спросил офицер. - К сожалению, я вас совершенно не помню.
      - Жив, жив, ура! - Зарыдала от счастья Анка в Петькиных объятьях. - Не стерва! Не стерва!..
      - С женщинами бывает. - Смущённо сказал Петька.
      Поручик понимающе кивнул.
  

Оценка: 7.52*10  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015