ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ворошень Андрей Петрович
Идут машины в яростный поход.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]

  Будущие замполиты, надо признать, технику любили... но больше на расстоянии. Поэтому наука об устройстве и эксплуатации боевых машин давалась многим с трудом. Это сейчас у каждой многоэтажки свой автосалон имеется перед подъездами, а раньше машин было мало, обладатели 'Жигулей' считались обеспеченными людьми.Так что 'волокущие' в автотехнике курсанты были в нашей среде на вес золота. Нет, были и в нашей среде технари, но мало. А вот погонять на БМП, это было интересно.
  
   Преподаватели кафедры БТТ были наоборот - людьми, влюбленными в технику. Начальник кафедры полковник Чернышов с чувством декларировал: 'БМП - это ОГНЕННЫЙ ЁЖИК, это МОРЕ ОГНЯ!" И мы ему верили. Потому что деваться было некуда. Надо было сдавать и зачеты, и экзамен по БТТ, надо было права получать. Поэтому шли в ленкомнату вечерами и зубрили матчасть. Там Валерке Перечному и пришли в буйну голову такие стишки:
  
  Я забыл уже цвет твоих глаз,
  Ночью снишься не ты мне, а ГАЗ,
  Надоел уже век НТР,
  БРДМ, БМП, БТР.
  
  Нагадала нам летом любовь
  В зимнем отпуске встретиться вновь,
  Но опять между мной и тобой
  БТТ стоит крепкой стеной.
  
  Не видать мне любимой теперь,
  Папу с мамой забуду, поверь,
  Если в сессию эту опять
  БТТ не смогу пересдать...
  
  Вспоминает Сергей Карпов:
   - На третьем курсе мы сдавали БТ. И мне билет попался простой, но при ответе на первый вопрос при объяснении принципа работы подвески я забыл ключевое слово "скручивание" - это про торсионный вал; руками показываю, а сказать не могу. А практический вопрос - опять на морозе -40, надо было смазать подшипник ГФ. Я взял в руки замерзшее "то, что надо", показал - куда надо, а препод спрашивает: "Сколько?" Дальше состоялся такой диалог. Я переспрашиваю:
   -Чего сколько?
  - Смазывать сколько?
  - Качнуть пару раз...
  - Женат?
  - Кто?
  - Ты.
  - Нет.
  - Женишься, тогда будешь качками мерить, а на шприце риска есть.
  
   БТРы мы водили довольно редко, налегали на БМП. Грузовики различные водили, особенно перед экзаменами на права. Есть такой приемчик в каком-то грузовике 'времен Очаковских и покоренья Крыма' - 'ПЕРЕГАЗОВКА' называется. Все дружно ненавидели людей, которые изобрели 'перегазовку'. Все желали им только плохого в жизни. Потому что порядочный человек не мог изобрести и воплотить в жизнь такую изуверскую хреновину: отпускаешь газ, нажимаешь сцепление, отпускаешь сцепление, нажимаешь газ, отпускаешь газ, нажимаешь сцепление, потом переключаешь передачу (если повезет), отпускаешь сцепление... Да будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого...
  
  Рассказывает Сергей Калиниченко:
   - Пока я 'бронетанковую' освоил, я столько страхов натерпелся! Когда я БМП 'разул' и въехал в здоровенную березу, реально думал, что меня за ущерб Родине турнут из училища. Пришлось 'переобувать' боевую машину под руководством злобного прапора. Я те траки на первом курсе (это было самое первое вождение, а я до этого только велосипед водил) в буквальном смысле слезами обмыл. Но зато офицером не бздел к броне подойти. И законно мог сказать:
  - Делай, как я!
  
  Вот она, наша ласточка, вспоминайте:
  На БМП-1 установлен шестицилиндровый V-образный дизельный двигатель жидкостного охлаждения УТД-20, развивающий мощность 221 кВт при 2600 об/мин. При боевой массе машины около 13 тонн он дает удельную мощность порядка 17,0 кВт/т и обеспечивает высокую подвижность БМП-1. Да уж, разгонялись иногда...
  Экипаж: 3 чел.
  Число десантников: 8 человек.
  Клиренс: 370 мм.
  Броневая защита: противопульная.
  Боевая масса: 13 т.
  Вооружение: 73-мм гладкоствольная пушка 2А28, 7,62-мм пулемет ПКТ.
  ПУ ПТУРС 9М14М "Малютка".
  Скорость движения по шоссе: 65 км/ч.
  Запас хода: 600 км.
  
   На 2 курсе мы сдавали вождение зимой. По закону подлости именно в этот день образовалась температура ровно -42 градуса по Цельсию. Почему вождение не перенесли, неизвестно. Говорили, какие-то нормативные документы регламентировали сдачу вождения при любой температуре. Ну, начальству виднее... Обычно нас лишали таких 'желанных' зимних полевых занятий при температуре ниже 25 градусов. С раннего утра в день полевых занятий все первым делом бросались к термометру за окном. Мы не были принципиально против полевых занятий, но нам не хотелось почему-то идти в поле в шинелках своих кургузых. А полушубки нам жалели давать. Спасибо за валенки хоть, низкий вам поклон до земли, начальнички вы наши заботливые! Отцы родные! Препод в полушубке, ясно. Некоторые преподы еще замечания нам делали. Типа, а почему у вас 'вшивник' торчит, а кто вам шарфик разрешал?
  
   Ну и вот, вышел перед нами начальничек: пухлый, толсторожий, в полушубке длиннополом, валенках с калошами, и давай нас бодрить. Дескать, стойко переносить тяготы и лишения, тыры-пыры... Мы - в сапогах и шинелях. Через 10мин. ног уже никто не чувствовал. Такое впечатление, что идешь на ходулях. Ну и что, думаете - мимо ехал 'правильный' начальник, увидел безобразие и отправил нас в тепло, а 'неправильного' начальника строго наказал? Нет, этого не случилось. Мы сдали это вождение. Полностью. Все.
   Те, кто получил двойки, пересдавали потом. Примерно у пятой части сдававших ноги были обморожены. Тем, у кого ноги распухли, потом пришлось одевать валенки вместо сапог, и так ходить несколько дней везде: в казарме, на лекции. А потом с обмороженных ног слезала кожа...
  
   Летом было веселее. Запрыгиваешь в БМП, 2 пальца врастопырку в панель - хрясь! - завелась, родимая. БМП заводится нажатием 2 кнопок на приборной панели одновременно - удобно, черт! Резко сбрасываешь сцепление, давишь газ, машина хищно бросается вперед. Погнали! Впереди препятствие: узкая колея из железных балок высотой с метр. Вспоминаешь нехитрый прием: твои яйца должны быть строго по центру левой балки. Отличный приемчик, ни разу не подводил. И пошел: по равнине, через канаву, на холм, с холма в овраг. На выходе из оврага бревно лежит - включаешь пониженную, и машина становится дыбом, практически вертикально, ползет, переваливается потихоньку, выползает и плюхается на горизонт. И пошел, газу, давай, вперед! Ощущения - неописуемые!
  
   И встречи нежелательные бывали в дороге. С препятствиями типа: дерево дорогу перебегало. И с коллегами по вождению. Но БМП это ж... боевая машина, бронированная. Впереди у нее секач такой заостренный - деревья срубать. Корма хорошо бронирована. Никаких эксцессов. Выглянул, почесал шлемофон, и поехал дальше.
  
  На автомобилях - там бывало похуже. Курсант Карпов как-то ехал на 'Зилке' стотридцатом. Да пусть сам расскажет:
   - Еду в сторону училища. После автодрома дорога - просто песня, топлю где-то 70, прапор-инструктор меня придерживает, сбавь да сбавь. Время - конец ноября, уже снежок небольшой выпал. Уже проехал подъем после ручья, осталось описать зигзаг влево-вправо-влево, и до ворот, что за стадионом у ГОКа, рукой подать. Выполняю поворот влево, а когда выхожу - вижу, что навстречу кто-то из наших едет, я решил, чтобы гарантированно разъехаться, принять чуть правее... Наверное, попал на лед. Прапор кричит: "Влево, влево!" Какое там! Перепрыгнули через бордюр, а впереди огромная мачта ЛЭП. Я жму на тормоз до полика в ужасе, перед глазами вид обесточенного Новосибирска. Машина, наконец, нехотя послушалась и судорожно, подминая под себя кустарники и пожухлую траву наполовину со снегом, достигла-таки столба. Ты-дыщь-хрясь-дзынь-пыщь... Выходим, прапор давай причитать, как по покойнику. А что страдать-то - живы и ладно. И опора ЛЭП стоит - что самое главное. Вообщем, отстегнуть пришлось прапору за моральный и материальный ущерб.
  
  Вспоминает Сергей Григорьев (выпускник 1986г.):
  
  - В нашей роте кафедру БТ мы называли "Планета Железяка". Название дали не только из-за обилия броневой техники в парке, но и за особенности преподавательского состава, особенно начкафедры полковника Сушко И.П. Требования у него к нам были самые строгие. Иногда казалось, что некоторые преподаватели попали в училище по неразумению. Они надеялись преподавать в командном или инженерном училище, а тут политическое, и они испытывали некоторое разочарование и раздражение по этому поводу. Отсюда и отношение к курсантам, которое можно кратко выразить поговоркой: содрать три шкуры. И доказать, что наша бронетанковая кафедра самая лучшая и самая нужная.
  
  Ещё на первом курсе на танкодром заехал начкафедры БТ. У нас была то ли пауза, то ли просто мы боролись между собой в перерыве, и он это заметил. Помню только крик перед строем и обрывки фраз, что, мол, 'мы не шансонетки!', 'техника тоже любит уход и знания!', 'чтобы здесь навели порядок потому что я не могу сюда пригнать рабов из Омска!" Это я практически дословно привожу. Мы все были удивлены: причем здесь Омск? Он так настойчиво повторял эту фразу. Отведя душу, начальник уехал, а преподаватель продолжил занятие. Позже мы узнали, что он закончил Омское танковое инженерное...
   На втором курсе проходила сдача экзаменов по БТ, и Сушко лично участвовал в приёме.
  Выглядело это все как в анекдоте, особенно если вспоминать теперь, но тогда нам было совсем не до смеха. Многим пришлось пересдавать. Любил начальник кафедры 'валить' на дополнительном вопросе, когда уже всё было рассказано курсантом. Вопрос мог быть примерно таким:
   - Что такое СИП?
   Курсант судорожно перебирает все закоулки памяти:
  - ЗИП знаю, а это не помню...
  -СИП - это Сушко Иван Петрович, свободен - 'два'. Надо твёрдо знать материал!
  
   Впрочем, нам в целом дали хорошие знания и навыки вождения на этой кафедре. В войсках они сразу пригодились и наши выпускники 'шансонетками' перед техникой не выглядели. Правда, за полгода службы в мотострелковом батальоне Группы войск я имел больше моточасов за штурвалом БМП, чем за все четыре года училища.
  
  
   Вспоминает Андрей С.:
  - Первый раз в БМП да еще с закрытым люком, по-боевому. Смотришь через триплекс. Короче, увлекся я, поймал кураж, как говорится. Газ в пол, адреналин, вой, гул, я гонюсь за врагами. Враги в панике отступают, но я догоняю их и давлю гусеницами. БМП скачет по трупам врагов, переваливаясь с 'гусянки' на 'гусянку'! Но вот сверху посыпались удары. Это такой управленческий прием у штатных механиков-водителей, которые сидят на месте старшего стрелка (сзади водителя) и контролируют ситуацию. Останавливаюсь, вылезаю, а вокруг картофельное поле... Здорово я его вспахал, должен заметить - колхозники остались мне реально должны за работу. А настоящую дорогу, с которой я начал свой боевой, насилу нашли. Но самое главное, что ничего мне за это не было.
  
   А самый кайф - это атака на БМП ротой. Выдвигаемся взводными колоннами, потом разворачиваемся в общую цепь. И - в атаку! И - вперед! На Пекин, на Брюссель, на Вашингтон!
  
  I am sorry to trouble you, madam, where does this road lead to Paris?
  Извините за беспокойство, мадам, эта дорога на Париж?


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015