ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ворошень Андрей Петрович
"Добрый" доктор.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]

  Добрый доктор Айболит,
  Он поможет, исцелит...
  
   Была в училище санчасть: приличное двухэтажное здание, с палатами, оборудованием всяким медицинским. И доктор был у нас: капитан Середин. Майором стал при нас. Значит, лечил нас хорошо, раз майором стал? Впрочем, кто знает - какие у военных медиков критерии продвижения по карьерной лестнице. Не исключено, что качество лечения играет в этом самом продвижении предпоследнюю роль. Иногда у нас такое впечатление складывалось.
  
   Вспоминает Семченко Олег:
  - Сейчас можно и посмеяться, а тогда было печальненько...
  Лежал у нас в санчасти Юрка Агапов с "острым шлангитом", был 3-й курс, начало лета... Юрка смывался в самоходы еженощно, и однажды попался самому Середину. Начался процесс его исключения из училища. Середин же получил от начальника училища Ширинского строгача, и затаил злобу на всю нашу роту почему-то.
  И надо же в это время заболеть моему животу. Согнувшись буквой "зю", иду в санчасть.
   Середин:
  - Что тебе?
  - Живот болит, погибаю...
  Середин:
  - Рота?
  - Вторая.
  - Вторая? Пааашел на х...!
   Так продолжается пять дней. Я уже зеленеть начал. Спас Муслимка Дебеев. Пошли мы с ним и залегли в лесочке возле санчасти. Дождались отхода Середина домой и поковыляли к дежурному. Тот только нажал и отпустил живот, сразу понял диагноз, а узнавши - сколько дней я безуспешно пытаюсь спастись, позеленел сам. Короче, с мигалками в госпиталь, кровь на анализ, бритье члена, местный наркоз и аппендикса нету...
   Потом врачи распороли этот отросток и поняли - почему он не лопнул. Он был набит косточками виноградными, а они не загнивают, только боль. Расспрашивали, из каких я краев, сколько винограда пожираю? Осенило меня уже потом - наш любимый кекс "язва желудка", что в булдыре продавали на развес - он был с изюмом. А жрали мы его много и не особо пережевывая. Вот откуда косточки!
  
   Середин не любил курсантов - всех и сразу. Не любил как класс. Наверное, он в чем-то подозревал нас. В симуляции, скорее всего. Не верилось ему, что молодые, здоровые парни могут заболеть, или травму получить. Поэтому получить медицинскую помощь от него нам было неприятно. Вел он себя с курсантами по-хамски. Не всегда, но достаточно часто. Поэтому терпели до последнего, но в санчасть не шли. Занимались самолечением. А начмеда своего мы звали не Айболитом, а Пиночетом.
  
   Валерка Перечный однажды загнил: по телу пятна пошли, потом чирьи полезли. Кормили нас, как уже описывалось, пищей глубоко ненасыщенной витаминами и микроэлементами, поэтому всяких чирьев хватало. В санчасть идти он отказался наотрез. Начали лечить своими силами. Кто-то узнал, что надо дрожжи есть. Нашли, заставили съесть. Чиряки мазали всем подряд: от йода до солярки. Из посылок чеснок несли к Валерке. Ну и сала кусок в придачу. Они вместе гораздо полезнее: чеснок и сало. Самый крупный чиряк, однако, созрел и причинял Перцу большие неудобства. На малом совете дружбанов было принято решение проводить операцию своими силами. Тем более, что Серега Вовк считался авторитетным медиком. Служа срочную, он в учебке получил военно-учетную специальность "санинструктор". Вовк в своих силах и способностях был уверен. К операции был приготовлен и продезинфицирован на открытом огне хирургический инструмент - лезвие бритвенное из нержавейки марки "Спутник". Имелся также йод. Ваты надергали из матраса. По такому случаю Макаров притащил пазырь супердефицитной водки, и он же автоматом принял должность анестезиолога. По команде "главного хирурга" Макар заставил больного выпить из горла треть бутылки. Без закуски, гад.
  
   Больного уложили на живот на собственной койке, и приказали держаться за спинку кровати обеими руками. И молчать, по возможности. Вокруг собрались сочувствующие и эксперты, всего в количестве человек 10. Поскольку чирей вскочил на интимном месте, грубо именуемом в курсантской среде "задницей", с больного спустили трусы. Сочувствующие подбадривали Валерку и уговаривали закусить зубами подушку. Перец подушку кусать не хотел и соглашался, в крайнем случае, закусить сало. Но сало у всех кончилось, оно исчезало слишком быстро всегда - такое у него свойство есть. Только что было, раз - и нету! Даже кожуры не осталось. Чтобы не расстраивать больного, сало ему пообещали в будущем, с первой посылки.
  
   Вовк, как заправский хирург, вымыл руки с мылом аж по локоть, потом взял матрасную вату, намочил ее йодом и начал протирать кожу вокруг чирья. Чирей был вполне красив и напоминал вулкан. Он созрел: на вершине была белая точка с подсохшей корочкой, вокруг крутые лиловые склоны, переходившие в пологие багровые предгорья. Болельщики восхищенно цокали языками - такого шикарного чиряка еще никто не видел! Эксперты делали всякие замечания Сереге, но тот их молча игнорировал. Впрочем, когда кто-то из экспертов предсказал грядущее заражение крови у Перца, "хирург" разразился бурной тирадой, смысл которой сводился к изощренному сексуальному насилию, которое произойдет с некоторыми особо умными экпертами в самое ближайшее время. Многих это впечатлило, и в "хирургической" наступила относительная тишина.
  
  - Света! - воскликнул Сергей.
   Захмелевший и одуревший от предстоящего ужаса больной встрепенулся, и начал судорожно натягивать обратно трусы, он уже год дружил с девушкой с аналогичным популярным именем:
  - Где Света?
  - Лежи, твою..., - и "хирург" прошелся по ближайшим родственникам больного.
  - Дайте света!!
   Кто-то притащил настольную лампу из канцелярии. Вовк, подозрительно поглядев на мощное тело больного, дал указание двум курсантам сесть больному на ноги, еще двоим держать его за руки. Наступил час Х.
  
   Вовк полоснул лезвием по вершине "вулкана". Гора разверзлась и полилась обильная "лава" в виде гноя. Сергей начал вытирать ее матрасной ватой. Потом он с силой надавил пальцами на основание "вулкана". Из жерла вылетела струя гноя высотой с метр, не меньше. Зрители охнули и подались назад. Хирург продолжал свои манипуляции, Перечный стонал, мычал, потом начал подвывать.
  -Дайте ему еще водки, - скомандовал Антон. В зубы Валерки ткнулось горлышко бутылки. Тот сделал глоток, поперхнулся, и выплюнул водку.
  - Не дергайся, зараза..., - ругнулся "хирург", вычищая приличную полость.
  
   Вообщем, не будем томить - операция прошла успешно. И заражения крови даже не было. Хотя должно было быть.
  
  
   Вспоминает Олег Пашинский:
  - Я тогда был в сборной по борьбе. В НГУ выступали на открытом первенстве. В схватке у меня хрустнула лодыжка, искры из глаз. Короче - заморозка и вали домой. Вадик Пономарев и Боря Драим взяли меня под ручки и в расположение. Было воскресенье, в санчасть не пошел, думал растяжение. Парни на ночь положили лед в пакете на ногу - так и переспал. Утром все на построение, а я легкой ползущей походкой в санчасть.
  Майор Середин - "добрейшей" души человек:
  - Че надо?
  - Нога, вроде перелом.
  - Где книга записи больных?
  - В роте осталась.
  - Ничего не знаю, иди за книгой.
  - Так не могу, нога...
  - Идите...
  
  Мобильных тогда не было, все на занятиях, я ногу в зубы и обратно за книжкой...
  
  Приношу, вручаю:
  - Че надо?
  - Нога, вроде перелом, вот книжка.
  - А ну покажи, да не книжку, ногу.... Так у тебя перелом. Че сразу не сказал?
  У меня в тот момент не было слов, одни только грубые пожелания глубоко в душе...
  
   Короче, отправил меня Пиночет на "санитарке" в поликлинику с прапором на снимок.
  Приехали. Добрый прапор: "Иди к хирургу". Это 20м по коридору.
  Хирург посмотрел: "Иди на снимок". Это в другой конец коридора - 40 м.
  Снимок сделали, жду. Выходит сестра, дает снимок:
   - У вас перелом. Надо к хирургу.
  Я направляюсь опять к хирургу. Сестра сердобольно:
   - Вам нельзя ходить, возьмите костыли.
  Ну наконец вспомнили - медики...
  Короче, наложили гипс, ну и парюсь недельку в санчасти.
  Прошла неделька. Приезжает из госпиталя проверка, ходит полковник, беседует с больными. Меня спрашивает:
  - Ну что, сынок, нога не болит, можешь пальчиками пошевелить?
  Отвечаю:
  - Не, не болит. Я не только пальчиками, но и всей ступней могу работать!
   Что тут началось. Начмед отгреб по полной программе. Оказывается, гипс неправильно наложили. Короче, чтоб не ехать опять в поликлинику, они сверху еще один слой гипса навернули. Так и таскал на ноге целое ведро раствора!
  Потом еще целую неделю начмеда упрашивал, чтобы сняли. А ему все некогда. Военная медицина - это ... !!!
  
   Алексей Чернобай:
  - Курсе 2-м делали себе татуировки с группой крови. Кровь сдавали за забором училища на станции. Так вот, сдал кровь и я. Определили: группа 3-я +. Сделал татуировку на плече, запись в военный билет, потом в армии всегда её записывал и на жетоне гравировку сделал. А в году 1998-м пошли мы с товарищами на станцию переливания крови сдавать её, родимую, для операции другу. Перед сдачей берут кровь для определения группы и резус-фактора. Так вот, моя группа стала 4-я +. У меня глаза на лоб полезли. Пошёл, пересдал: 4-я, хоть ты тресни.
  
   Серега Вовк:
   - Я к медикам пошел горло лечить. Тетка посадила меня к аппарату, направила на горло луч, вильнула и ушла. Приходит и удивленно спрашивает: "Ты чего сидишь? Я ж тебе говорила 5 минут держать". Отвечаю, что ничего вы не сказали. В итоге горло было прожжено, образовалась язвочка. Прихожу к другому врачу, показываю горло, он долго удивляется и советует мазать медом. Пипец совет, а черной икрой не помазать? У меня как раз в тумбочке банка черной икры завалялась.
  
   Андрюха Колюнов у нас пострадал на любовном фронте. Приходит однажды из самохода какой-то не такой. Двигается очень странно. Садится на койку, спускает трусы. Епрст, заветный мужской орган весь обмотан бинтами...
  - Как же так, брат? - волнуются все вокруг.
  - Как, как... торопился очень...
  - В смысле?
  - Ну че, времени в обрез, к вечерней поверке успеть надо, ну мы со Светкой по-быстрому, по-военному, как говорится... Минута на акт, 45 сек на одевание. Вот, результат перед вами.
  Андрюха распускает бинт и морщится от боли. Мы сочувственно смотрим на пострадавшего. Пришлось Колюнову ходить на перевязки пару недель, не в нашу санчасть, конечно. Он договорился с гражданским медпунктом и ходил к ним.
  
   Нашим коновалам святое разве доверишь!


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017