ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ворошень Андрей Петрович
Выстрелы в спину

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 2.83*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цель данной работы - выяснить масштабы предвоенных репрессий в армии и оборонной промышленности, а также степень их влияния на боеспособность РККА, эффективность оборонных структур и ход Великой Отечественной войны в ее начальный период 1941-1942гг.

  Цель данной работы - выяснить масштабы предвоенных репрессий в армии и оборонной промышленности, а также степень их влияния на боеспособность РККА, эффективность оборонных структур и ход Великой Отечественной войны в ее начальный период 1941-1942гг.
   Среди прочих жертв репрессий в годы правления И.Сталина просто потрясает количество репрессированных командиров Красной Армии, конструкторов оружия и боевой техники, специалистов оборонной отрасли. Накануне войны обороноспособность страны была серьезно подорвана кадровыми "чистками". На государство надвигалось одно из самых серьезных испытаний в его истории - война с могущественным противником, причем, скорее всего, не с одним. И в это предвоенное время происходит совершенно невероятное ослабление оборонной мощи этого государства за счет массового уничтожения военачальников - тех, кто уже вскоре должен был повести войска в бой. Такая ситуация может с полным основанием считаться уникальной в мировой истории. И уж точно никто и никогда не устраивал массовых репрессий против тех, кто ковал оружие Родины - специалистов оборонной отрасли.
  
  
  
  
  
  
   1. СТАЛИН ПРИХОДИТ К ВЛАСТИ.
  
   После окончания Гражданской войны политические репрессии в советском обществе продолжились. В 1922 году в связи с разработкой первого Уголовного кодекса РСФСР В.И. Ленин писал наркому юстиции Курскому 17 мая 1922 года:
   "Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого. С коммунистическим приветом, Ленин."
   Источник: ПСС, т. 45, с. 190-191.
  
   На смену Ленину - первому организатору массового террора в советском обществе, пришел второй - Сталин. Многие историки начинают отсчет массовые репрессий в стране, за которые несет ответственность непосредственно Сталин, к 1927г. 7 июня был убит полпред СССР в Польше П.Л.Войков. Уже вечером того же дня июня Сталин, находящийся на отдыхе в Сочи, направил в Москву Молотову шифрограмму:
   "Всех видных монархистов, сидящих у нас в тюрьме или в концлагере надо немедля объявить заложниками. Надо теперь же расстрелять пять или десять монархистов. Надо отдать ОГПУ директиву о повальных обысках и арестах монархистов и всякого рода белогвардейцев по всему СССР с целью их полной ликвидации всеми мерами. Убийство Войкова даёт основание...".
   К вечеру 8 июня шифрограмма Сталина материализовалась в решении экстренного заседания Политбюро, в котором, в частности, говорилось: "С призывом рабочих и всех трудящихся к напряжённой бдительности и с поручением ОГПУ ... произвести массовые обыски и аресты белогвардейцев ... опубликовать сообщение ОГПУ с указанием в нём на произведённый расстрел 20-ти видных белогвардейцев ... согласиться с тем, чтобы ОГПУ предоставило право вынесения внесудебных приговоров вплоть до расстрела соответствующим полномочным представителям", то есть был запущен в ход весь механизм массовых репрессий. И уже в ночь с 9 на 10 июня в Москве были без суда расстреляны 20 представителей знати бывшей Российской империи, многие из которых не были ни монархистами, ни активными борцами с советской властью. Казнь известных и ни в чём не повинных лиц вызвала многочисленные протесты по всему миру. Сталин ответил на эти протесты:
   "Недавно был получен ... протест ... по поводу расстрела двадцати террористов и поджигателей из рядов русских князей и дворян ...Расстрел двадцати "светлейших" есть необходимая мера самообороны революции... Что касается расстрела двадцати "сиятельных", то пусть знают враги СССР, враги внутренние, так же как и враги внешние, что пролетарская диктатура в СССР живёт и рука её тверда".
   Источник: "Правда" от 26 июня 1927 года.
  
   Огромной силы удар нанес большевизм, возглавляемый сначала Лениным, а затем Сталиным, по Русской Православной Церкви. 22 января 1918 г. В. И. Ленин написал: "Радиограмма всем, всем: Вчера, 21.1.1918, опубликован декрет о полном отделении церкви от государства и о конфискации всех церковных имуществ". Во исполнение декрета у Церкви сразу же было отобрано без малого шесть тысяч храмов и монастырей. С 1923 по 1928 год арестовывались сотни священнослужителей и мирян, но почти не было приговоров к смерти. За период с 1929 по 1933 год было арестовано около сорока тысяч церковнослужителей. В одной только Москве и Московской области было арестовано четыре тысячи человек. Большая часть арестованных была приговорена к заключению в концлагеря, остальные - расстреляны. По данным правительственной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий в 1937 году было арестовано 136.900 православных священнослужителей, из них расстреляно - 85.300; в 1938 году арестовано 28.300, расстреляно - 21.500; в 1939 году арестовано 1.500, расстреляно - 900; в 1940 году арестовано 5.100, расстреляно - 1.100; в 1941 году арестовано 4.000, расстреляно - 1.900. К весне 1938 года власти сочли, что Русская Православная Церковь физически уничтожена и отпала необходимость содержать специальный государственный аппарат по надзору за Церковью и проведению в жизнь репрессивных распоряжений. 16 апреля 1938 года Президиум Верховного Совета ССР постановил ликвидировать комиссию Президиума ЦИК ССР по вопросам культов. Из 25 тысяч церквей в 1935 году после двух лет гонений в 1937 и 1938 годах в Советской России осталось всего 1277 храмов и 1744 храма оказались на территории Советского Союза после присоединения к нему западных областей Украины, Белоруссии и Прибалтики. Таким образом, во всей России в 1939 году храмов стало меньше, чем в одной Ивановской области в 1935 году."
   Источник: "Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы", Московский Патриархат, Санкт-Петербургская Православная Духовная Академия, Кафедра церковной истории, Санкт-Петербург, 2006.
  
   Сталин считал, что пришел к власти не для того, чтобы ее кому-то отдать. Впрочем, так думали и думают многие руководящие деятели самого разного толка и политического окраса, но Сталин сумел создать систему, гарантирующую ему бессменное нахождение на вершине власти в СССР. С конкурентами в борьбе за власть он поступал просто - уничтожал их. При Ленине хоть и существовала диктатура, но в партии допускались различные течения и группировки, что вполне естественно и полезно, ибо если не будет конструктивной критики, то любая властная верхушка со временем перестанет быть адекватной и помнить о том, для чего она, собственно, находится на вершине иерархической вертикали. А находится она там, в первую очередь, не для борьбы с конкурентами, а для улучшения жизни того народа, которым она взялась управлять.
  
   После смерти Ленина власть в стране фактически принадлежала Политбюро в составе - Троцкий, Зиновьев, Каменев, Томский, Бухарин и Сталин. В единственной правящей партии - ВКП(б) - началась яростная борьба за власть между Троцким и Сталиным. Сначала его позиции, как генерального секретаря, были довольно шаткими. Однако со временем ему удалось создать группировку "своих людей", расставленных на ключевые властные посты, с помощью которой он начал строительство своей модели тоталитарного государства, попутно устраняя противников. Политической платформой для этой модели стала коммунистическая идея о полном социальном равенстве всех членов общества и общественной собственности на средства производства. То есть, чтобы буржуины-капиталисты не "сосали кровь" у простого народа. Такая платформа была народу близка и понятна. Однако популистские лозунги "фабрики - рабочим" и "земля-крестьянам", звучащие одно время при Ленине, были быстро забыты и заменены на другие. Сформулировать их общий смысл можно так: фабрики - государству, земля - государству, а государство - это я, Иосиф Джугашвили. Роль общественного самоуправления и частной инициативы при сталинской модели государственного устройства была сведена практически к нулю.
  
   Сталин и другие лидеры ВКП(б) активно внушали советскому народу, что все стороны жизни общества должны быть пропитаны непримиримым духом классовой борьбы, причем по мере продвижения к "светлому коммунистическому будущему" классовая борьба будет только обостряться. Число осужденных за "контрреволюционную деятельность" быстро росло. В конце 20-х годов вождь и его единомышленники начали разрушать частное сельскохозяйственное производство и массово загонять крестьян в колхозы, фактически возродив в России крепостной строй. Ha пленуме ЦК ВКП(б) 4-12 июля 1928 г. Сталин подчеркнул, что политика НЭПа зашла в тупик, что ожесточение классовой борьбы объясняется все более отчаянным сопротивлением капиталистических элементов, и что крестьянству придется потратиться на нужды индустриализации. Действительно, денег в сталинском государстве на индустриализацию взять было негде, кроме как ограбив музеи, церкви и российскую деревню. Наиболее производительный слой крестьян, имевших сильные хозяйства и производивших значительную долю зерна, объявили "кулаками", грабили и отправляли в ссылку с минимальным набором имущества (многие из них вскоре умерли из-за невозможности обеспечить себя продовольствием). Всего таким образом пострадало около 150-200 тысяч крестьянских семей, все они были насильственно выведены властью из сельскохозяйственного производства. Малейшее сопротивление жестоко подавлялось, а кроме термина "кулак" был введен в репрессивный оборот термин "подкулачник", и теперь можно было арестовать в деревне практически любого, даже не обладающего крепким хозяйством. Эти процессы были регламентированы Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации" от 30 января 1930 г. (Исторический архив. 1994. номер 4, С. 147-152) и Приказом ОГПУ "О мероприятиях по ликвидации кулачества как класса" от 2 февраля 1930, номер 44/21 г. Москва (ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 1944. Л. 17-25.)
  
   Согласно приказа ОГПУ запрещалось привлекать к действиям против крестьян, оказывавшим сопротивление принудительным хлебозаготовкам, коллективизации и раскулачиванию, части Красной Армии, которые сами состояли в основном из крестьян. Основную ставку делали на войска ОГПУ, при этом комсостав ОГПУ имел зарплату, льготы и пайки, в несколько раз превышавшие обычные советские нормы для госслужащих.
  
   Судьба "раскулаченных" крестьян, которых называли спецпереселенцами, была трагической: их заставляли работать на тяжелых работах, чаще всего на лесоповале, причем привлекали даже стариков, женщин и детей от 12 лет, обеспечивая очень скудное питание. Контроль за ними осуществляло ОГПУ, а поселки спецпереселенцев практически ничем не отличались от лагерей ГУЛАГа. В начале 1933г. зам.наркома лесной промышленности сообщил правительству об ужасном положении спецпереселенцев в сибирских леспромхозах:
   "На почве недоедания спецпереселенцев и, в особенности детей, свирепствует цинга, брюшной и сыпной тиф, принимая формы эпидемического характера с массовой смертностью. В одном только Гаинском леспромхозе за апрель убыло 175 человек и имеется больных и опухших от голода 285 человек". По разным оценкам, всего в короткие сроки погибло от четверти до трети переселенных крестьян.
  
   Скот стал обобществляться в принудительном порядке, что привело к его массовому убою и распродаже. Обобществлённый скот из-за отсутствия корма и приспособленных помещений погибал. В связи с резко увеличившимся сопротивлением крестьян, партия создала чрезвычайные комиссии для хлебозаготовок в 1932г. В этом году в Поволжье чрезвычайная комиссия ЦК ВКП(б) по вопросам хлебозаготовок во главе с секретарем ЦК партии П. П. Постышевым постановила изъять запасы хлеба у единоличников и хлеб, заработанный работниками колхоза. Под угрозой репрессий председатели колхозов и руководители сельских администраций были вынуждены сдать практически весь произведенный и имеющийся в запасах хлеб. Это лишило регион запасов продовольствия и привело к массовому голоду. Аналогичные меры были приняты В. М. Молотовым и Л. М. Кагановичем на Украине и Северном Кавказе, что вызвало неминуемые последствия - голод и массовую смертность среди населения. Каганович применил на Кубани поголовное выселение жителей казачьих станиц и заселение на их место колхозников с Севера, а также демобилизованных красноармейцев. В Казахстане функции чрезвычайной комиссии выполнял крайком партии во главе с Ф.И.Голощекиным. Из донесения политсектора МТС Казахстана:
  "Зима 1932-1933гг. была особенно тяжела. Массовые откочевки, смертность, массовый убой и разбазаривание скота, отсутствие хлеба и фуража... Колхозники уходили в горы и пески, шли собирать коренья и семена дикорастущих трав..."
  По заключению комиссии при Госдуме РФ на территории Поволжья, Центрально-Черноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии от голода и болезней, связанных с недоеданием в 1932-1933 годах погибло около 7 млн. человек. Подробнее о голоде 1932-1933гг. можно прочитать в следующих исторических исследованиях:
   Доктор исторических наук Ивницкий Н.А. "Голод 1932-1933гг в СССР";
   Доктор исторических наук Араловец Н.А. "Голод 1932-1933гг. в СССР и его демографические последствия";
   Доктор исторических наук Данилов В.П.,Зеленин И.Е. "Организованный голод. К 70-летию общекрестьянской трагедии";
   Доктор исторических наук Кондрашин В.В. "Трагедия русской деревни".
   В частности, по мнению Ивницкого:
   "...На Украине умерло от голода не менее 4 млн.чел.; в Казахстане - от 1 до 2 млн.; на Северном Кавказе, в Поволжье, ЦЧО, Зап.Сибири и Урале - 2-3 млн... Голод унес 7-8 млн. человеческих жизней". Сохранились и официальные, для того времени строго секретные отчеты о смертности. Согласно одного из них, в Чернухинском районе Украины с января 1932 по январь 1934 из населения в 53672 чел. умерли 11680 (примерно каждый пятый), из них половина детей. За это же время родилось только 20 детей.
  
   Коммунистическая политическая оппозиция, частично сохранившаяся к концу 20-х - началу 30-х годов, пыталась что-то предпринять. В частности, летом 1932-го года секретарь Краснопресненского райкома партии Москвы Рютин возглавил группу партийцев, недовольных сталинской политикой, и составил обращение "Ко всем членам ВКП(б)". В нем он обвинил Сталина в извращении учения Ленина и узурпации власти. Сталин на заседании Политбюро потребовал не только исключения Рютина из партии, но и вынесения ему смертного приговора. Однако, благодаря заступничеству Кирова, Рютин тогда был спасен (его расстреляли позже - в 1937г.). Сталин, разумеется, боялся ответственности за различные неудачи и ошибки в социально-экономическом развитии Советского государства, особенно в области сельскохозяйственной политики и массовую гибель людей во время голода 1932-1933гг. Именно тогда он решил перейти непосредственно к массовому физическому истреблению инакомыслящих и конкурентов в борьбе за власть, согласно поговорке: нет человека - нет проблемы. К тому же, различные неудачи и ошибки в социально-экономическом развитии Советского государства было очень удобно трактовать как козни специалистов из "бывших" и партийных оппозиционеров. Был искусственно введен в терминологию СМИ и "органов" специфический термин - "вредительство". Ограниченные чистки, начавшиеся с политической элиты государства, уничтожения "кулаков", сфабрикованных против "старых специалистов" процессов начала 30-х годов перешли на новый этап: массовые, тотальные чистки всех слоев общества. Этот исторический отрезок часто называют периодом "Большого террора"; его временные рамки: 1937-1939 гг. - около 2-х лет. В течение предшествующих лет шла подготовительная работа: в частности, было принято Постановление ЦК ВКП(б) "Об отношении к контрреволюционным троцкистско-зиновьевским элементам", в котором содержалась следующая установка: "До последнего времени ЦК ВКП(б) рассматривал троцкистско-зиновьевских мерзавцев как передовой политический и организационный отряд международной буржуазии. Последние факты говорят, что эти господа скатились ещё больше вниз и их приходится теперь рассматривать как разведчиков, шпионов, диверсантов и вредителей фашистской буржуазии в Европе. В связи с этим необходима расправа с троцкистско-зиновьевскими мерзавцами - не только арестованными и подследственными, но и с ранее уже осужденными и высланными."
  
   К концу 30-х годов борьба за власть в партии закончилась полной победой Сталина, а все его вероятные конкуренты и ближайшие соратники (за исключением тех, кто полностью подчинился его воле) были физически уничтожены: Зиновьев, Каменев и Бухарин - расстреляны, Рыков и Орджоникидзе покончили с собой, Троцкий убит в Мексике, Киров убит в Ленинграде. Уцелевшие партийные чиновники беспрекословно выполняли любые указания новоявленного вождя, соревновались в славословии и лести в его адрес. Иосиф Джугашвили-Сталин добился абсолютной, никем и ничем не контролируемой власти в СССР.
  
  
  
  
  
  
   2. КАРАЮЩИЙ МЕЧ СТАЛИНА.
  
   Разумеется, первостепенное внимание Сталин уделял полному контролю над ситуацией в карательных органах ОГПУ-НКВД, как основному инструменту репрессий. Органы, осуществлявшие репрессии, сами пострадали от репрессий в процентном соотношении гораздо больше других государственных структур. Там ведь служили разные люди, а не только сплошь и рядом аморальные личности, готовые "стряпать" документы следствия в нужном ракурсе и заниматься пытками подследственных. Уже находясь под следствием, бывший нарком Н.Ежов заявил: "Я почистил 14 000 чекистов, но огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил. Повсюду были враги..." Общая численность сотрудников органов НКВД-ОГПУ-МГБ, репрессированных при Сталине, составляет по разным оценкам 20-22 тысячи человек.
  
  Историческая справка:
  После образования СССР Президиум ЦИК СССР 15 ноября 1923г. принял постановление о создании Объединённого государственного политического управления (ОГПУ) при СНК СССР и утверждает "Положение об ОГПУ СССР и его органах", при этом наркоматы внутренних дел союзных республик освобождались от функций обеспечения государственной безопасности. 9 мая 1924г. Президиум ЦИК Союза ССР принимает постановление о расширении прав ОГПУ в целях борьбы с бандитизмом, которым предусматривалось подчинение в оперативном отношении ОГПУ СССР и его подразделениям на местах органов милиции и уголовного розыска. 15 декабря 1930г. связи с ликвидацией наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик, ЦИК и СНК СССР приняли постановление "О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска", на основе которого ОГПУ и его местные органы получили право назначать, перемещать и увольнять работников милиции и уголовного розыска, а также использовать в своих целях их личный состав и агентурную сеть. С конца 20-х гг. органы ОГПУ начали проведение массовых политических репрессий, связанных прежде всего с политикой коллективизации и "раскулачивания" на селе. Председателем ОГПУ до конца своей жизни (20 июля 1926) оставался Ф. Э. Дзержинский, которого сменил В.Р.Менжинский, возглавлявший ОГПУ до своей смерти 10 мая 1934. Затем ОГПУ до его реформирования фактически возглавлял заместитель председателя Г. Г. Ягода. 10 июля 1934г. ЦИК СССР принял постановление "Об образовании общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел СССР", в состав которого вошло ОГПУ СССР, переименованное в Главное управление государственной безопасности (ГУГБ). С 1934 по 1936 гг. НКВД руководил Г.Г.Ягода; с 1936 по 1938 НКВД возглавлял Н.И.Ежов; с ноября 1938 до декабря 1945 г. руководителем НКВД был Л.П.Берия. 3 февраля 1941г. НКВД СССР был разделен на два самостоятельных органа: НКВД СССР и Народный комиссариат государственной безопасности (НКГБ) СССР. Первым наркомом государственной безопасности был В.Н.Меркулов. В июле 1941 года НКГБ СССР и НКВД СССР вновь были слиты в единый наркомат - НКВД СССР.
  
   Вот как описывает ситуацию в органах НКВД накануне начала наиболее массовой "зачистки" советского общества в 1937г. сотрудник НКВД по фамилии Стырне. 16-17 июля 1937г. в Москве прошло совещание, посвященное обсуждению деталей предстоящей операции (речь идет о приказе НКВД 00447). На совещании Ежов стал называть приблизительные цифры предполагаемого наличия "врагов народа" по краям и областям, которые подлежат аресту и уничтожению. "Услышав эти цифры, - пишет Стырне, - все присутствующие так и обмерли. На совещании присутствовали старые, опытные чекисты, располагавшие прекрасной агентурой и отлично знавшие действительное положение вещей. Они не могли верить в реальность и какую-либо обоснованность названных цифр.
   - Вы никогда не должны забывать - напомнил в конце своего выступления Ежов, - что я не только наркомвнудел, но и секретарь ЦК. Товарищ Сталин оказал мне доверие и предоставил все необходимые полномочия. Так что отсюда и делайте для себя соответствующие выводы.
   Когда Ежов закончил, в зале воцарилась мертвая тишина. Все застыли на своих местах, не зная, как реагировать на подобные предложения и угрозы Ежова. Вдруг со своего места встал полномочный представитель УНКВД Омской области, старейший контрразведчик Салынь.
   - Заявляю со всей ответственностью, - спокойно и решительно сказал Салынь, - что в Омской области не имеется подобного количества врагов народа и троцкистов. И вообще, считаю совершенно недопустимым заранее намечать количество людей, подлежащих аресту и расстрелу.
   - Вот первый враг, который себя выявил! - резко оборвав Салыня, крикнул Ежов. И тут же вызвал коменданта, приказав арестовать Салыня. Остальные участники совещания были совершенно подавлены всем происшедшим, и более никто не посмел возразить Ежову."
  
   Этим же летом 1937г., уже при Ежове, были расстреляны те руководящие сотрудники НКВД, служившие при Ягоде, которые не проявили "должного усердия" в начале Большого террора, развязанного приказом НКВД 00447: Дерибас, Балицкий, Салынь, Аустрин и другие. Впрочем, дело не только в отсутствии усердия и рвения. Сталин предоставил НКВД безраздельную власть над судьбами людей, но чтобы у этих прикормленных палачей не случился приступ головокружения от успехов, угрожающий неограниченной власти самого Сталина, он периодически устраивал там грандиозные зачистки - от верхушки до самых низов. Так, нарком Генрих Ягода и его люди, стоявшие у истоков массовых репрессий в СССР при Сталине, организовавшие репрессии против "кулаков", по делам о "вредительстве" на предприятиях, и многих других кампаний по "зачистке", были истреблены новой марионеткой Сталина - Ежовым. В 1937-1938 были арестованы и расстреляны: бывшая "правая рука" Ягоды, один из организаторов "философского парохода" (высылка из страны питерской творческой интеллигенции) Я. С. Агранов; один из выдвиженцев Ягоды П.П.Буланов; А. Я.Лурье, обвинённый в подготовке теракта против Ежова; Ф. И. Эйхманс, Л.М.Заковский; организатор дела "Весна" И.М.Леплевский; начальник охраны Сталина К.В.Паукер, один из организаторов "кировского потока" Г.А.Молчанов, В.А.Балицкий, З.Б.Кацнельсон, С.Г.Фирин, С.М.Шпигельглас, начальник строительства канала Москва - Волга М.Д.Берман, и другие работники НКВД, которые принимали активное участие в организации массового террора.
  
   Потом, когда Ежов и его люди осуществили самый массовый террор 1937-1938гг., пришла и их пора. На смену Николаю Ежову в НКВД пришел Лаврентий Берия, отличившийся в репрессиях в Грузии - в процентном соотношении жителей Грузии было истреблено в разы больше, чем "врагов народа" в других регионах. Ежов и его приближенные были тщательно зачищены Берией и его людьми - Кобуловым, Меркуловым, Деканозовым и другими. Для уничтожения уже выдвинувшихся в ходе чистки НКВД сотрудников Ежова в самом НКВД была проведена сложная реорганизация, широко практиковались переводы перед арестами на другие должности. Например, Фриновский М. П. был переведён на пост наркома ВМФ СССР. В целом, чистка НКВД сопровождалась непрерывными кадровыми перемещениями. Отставка наркома Ежова имела характер сложной многоходовой комбинации: 8 апреля 1938 года он был назначен по совместительству наркомом водного транспорта СССР, одновременно оставаясь и наркомом внутренних дел. 23 ноября сам же Ежов подал в отставку с поста наркомвнудела, которая была принята уже 25 декабря. В период Большого террора ряд высокопоставленных сотрудников НКВД совершили побеги за границу, не дожидаясь ареста и расстрела. Среди них - начальник УНКВД Дальневосточного края Люшков Г.С., наркомвнудел Украины Успенский А.И., а также главы зарубежных резидентур НКВД В.Кривицкий (Германия), А.Орлов (Испания), Г.Агабеков (Турция). Эти побеги были использованы как предлог для ареста Ежова.
  
   В 1938 году на Третьем московском процессе начальник охраны Сталина Паукер был объявлен немецким шпионом и расстрелян. В июле 1937 года охрану Сталина возглавил Дагин И.М., он вскоре тоже был арестован и расстрелян. Новым начальником охраны Сталина стал Власик Н.С., которого убрали со этого поста в 1952г. Есть веские основания считать, что эту комбинацию провернул Берия, не захотевший дожидаться, пока его постигнет судьба Ягоды и Ежова. Вскоре после того, как Власик был снят, Сталин скоропостижно скончался. Берия предпринимал активнейшие действия для того, чтобы занять его место, но уцелеть в начавшейся кровавой схватке за власть в СССР ему все же не удалось. Ряд генералов Советской Армии под руководством Г.К.Жукова организовали арест Берии и нейтрализацию значительных сил НКВД, имевшихся в его распоряжении. Верные Берии части уже выдвигались к Москве, но были окружены войсками и разоружены. Берия и люди из его ближайшего окружения были расстреляны в течение 1953г. Это, в частности: Кобулов Б. З., бывший замнаркомвнудела Грузии, и его брат Кобулов А. З.; Гоглидзе С. А., бывший наркомвнудел Грузии; Рапава А. Н., бывший председатель Совнаркома Абхазии; Меркулов В. Н., и другие.
  
   Персона: Генрих Ягода.
   Генрих Григорьевич Ягода (1891-1938). Родился в семье мелкого ремесленника. Получил среднее образование, работал статистиком, в 1907 вступил в РСДРП. В 1911 за участие в революционной работе в Москве был сослан на 2 года. В 1917 вошел в Военную организацию РСДРП(б) и участвовал в Октябрьском перевороте в Петрограде. В 1919 стал членом коллегии Наркомата внешней торговли, одновременно входя в состав ВЧК. С 1924 состоял заместителем Ф.Э.Дзержинского. В 1932 был направлен на Украину для обеспечения выполнения плана хлебозаготовок, после чего там разразился массовый голод. Активный участник подготовки первых в СССР массовых фальсифицированных процессов, Ягода в 1934 - 1936 являлся председателем ОГПУ, наркомом НКВД и несет персональную ответственность за массовые репрессии, проводимые органами НКВД под его руководством. Был снят с должности наркома и назначен наркомом связи. Место Ягоды было передано Н.И.Ежову. Ягода был арестован в 1937г., осужден по сфабрикованному делу "правотроцкистского блока" и, в числе своих соратников по службе в НКВД, расстрелян в 1938г.
  
   Из заявления "ежовца" М.П.Фриновского (заместитель наркома), адресованного Л.П.Берии 11 апреля 1939г.:
   "27 августа 1938г. позвонил мне Евдокимов (второй человек в НКВД после Ежова - прим.авт.) и попросил зайти к нему на квартиру. Евдокимов мне сказал: "Ты проверь - расстреляли ли Заковского ("человек" Ягоды - прим.авт.) и расстреляны ли все люди Ягоды, потому что по приезде Берия следствие по этим делам может быть восстановлено и эти дела повернутся против нас..."
  
  
   Персона: Николай Ежов.
  
   Ежов Николай Иванович (1895-1940), родился в Петербурге. С 14 лет трудился на различных заводах, имея за плечами начальное образование. После Февральской революции в Петрограде вступил в коммунистическую партию, участник Октябрьской революции. В годы гражданской войны - комиссар ряда частей Красной армии. С 1922 г. - секретарь Семипалатинского губкома, Казахского краевого комитета партии. В 1927 г. был переведен в Москву, назначен заместителем наркома земледелия СССР. Своим быстрым продвижением по службе Ежов обязан тому, что при всех перипетиях внутрипартийной борьбы 20-30-х гг. делал ставку только на Сталина. Последний это заметил, и назначил Ежова главой НКВД 1 октября 1936 г.
   Телеграмма, направленная из Сочи в Политбюро ЦК ВКП(б), подписанная 25 сентября 1936 г. Сталиным и Ждановым:
   "Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение товарища Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на четыре года..."
   С января 1937 г. по август 1938 г. Ежов отправил Сталину около 15 тысяч спецсообщений с докладами об арестах, проведении карательных операций, запросами о санкционировании тех или иных репрессивных акций, с протоколами допросов. Таким образом, в день он отправлял более 20 документов, во многих случаях достаточно обширных. Как следует из журнала записей посетителей кабинета Сталина, в 1937-1938 гг. Ежов побывал у вождя почти 290 раз и провёл у него в общей сложности более 850 часов. Это был своеобразный рекорд: чаще Ежова в сталинском кабинете появлялся только Молотов.
   В 1934-1938 гг. Ежов - член ЦК ВКП(б), председатель КПК при ЦК ВКП(б), одновременно член Оргбюро ЦК и (с 1935 г.) член Исполкома Коминтерна. В 1937-1938 гг. - кандидат в члены Политбюро ЦК, член ВЦИК. Ежов был награжден орденом Ленина (18 июля 1937 г.) и знаком "Почетный чекист". Летом 1937г. город Сулимов на Северном Кавказе стал Ежово-Черкесском - это уникальный случай в истории, когда город сменил имя жертвы на имя ее палача (с 1939 - г. Черкесск). 9 декабря 1938 г. Ежов был освобожден от обязанностей наркома внутренних дел и назначен наркомом водного транспорта. 10 апреля 1939 г. он был арестован по стандартному для тех времен обвинению в "руководстве заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов против руководителей партии и государства и вооруженного восстания против Советской власти". Помимо указанных традиционных обвинений, Ежову добавили и более оригинальные: в фальсификации уголовных дел и мужеложстве (гомосексуализме). На следствии он все признал, а на суде все отрицал, кроме мужеложства. Вслед за Ежовым были репрессированы сто один высший чин НКВД - не только заместители Ежова, но и почти все начальники отделов центрального аппарата НКВД, наркомы внутренних дел союзных и автономных республик, начальники многих краевых, областных и городских управлений. 4 февраля 1940 г. Ежов был расстрелян.
  
   Так проводилось следствие при Ежове (из признаний Фриновского, его заместителя):
   "...Следственный аппарат во всех отделах НКВД разделен на "следователей-колольщиков", "колольщиков" и рядовых следователей. "Следователи-колольщики" были подобраны в основном из заговорщиков или скомпрометированных лиц, бесконтрольно применяли избиения арестованных, в кратчайшие сроки добивались "нужных" показаний и умели грамотно, красочно составлять протоколы. Так как количество сознающихся арестованных при таких методах допроса изо дня в день возрастало, нужда в следователях, умеющих составлять протоколы, была большая. Так "следователи-колольщики" стали создавать - каждый при себе - группы "колольщиков". Группа "колольщиков" не знала материалов на подследственного, они вызывали арестованного и приступали к его избиению. Избиение продолжалось до тех пор, пока подследственный не давал согласия на дачу показаний... Следователем составлялся черновик протокола, который шел на корректировку начальнику отдела, а от него на просмотр Ежову, и, в редких случаях, мне... В большинстве своем арестованные не соглашались с редакцией протокола... тогда следователь напоминал арестованному о "колольщиках", и подследственный подписывал протокол."
  
   А так проводилось следствие при Берии (из воспоминаний бывшего сотрудника НКВД "ежовца" М.Шрейдера, около 20 лет проработавшего в "органах"). Найдите, как говорится, разницу:
   "...Бери, не стесняйся, - вдруг переходя на "ты" и инсценируя заботливость, сказал Берия. - И с этими словами он сам засунул мне апельсин и яблоко в карманы. Обнадеженный и обрадованный, в сопровождении начальника тюрьмы я вышел из кабинета. Но как только дверь за нами захлопнулась, и мы двинулись по коридору к выходу, меня как ножом по сердцу резанул страшный, нечеловеческий вопль, раздавшийся из-за дверей соседнего кабинета. Так мог кричать человек, которого не просто били, а жгли каленым железом или подвергали каким-либо другим изуверским пыткам. Подобные крики раздавались почти из-за всех дверей, выходящих в коридор, по которому меня вели. И я подумал о том, что только что Берия пообещал, что меня не будут бить и пытать не будут, а тут во всех кабинетах, по-видимому, в честь его приезда (ведь я видел, какая помпезная встреча была устроена, когда все следователи стояли навытяжку вдоль ступенек лестницы) следователи изощряются в пытках над заключенными. Неужели все его заверения ничего не стоят, или он почему-то только для меня решил сделать исключение?"
  
  
   Персона: Лаврентий Берия.
  
   Лаврентий Павлович Берия (1899-1953). Родился в крестьянской семье. После окончания начального училища в Сухуми (1914) учился в механико-строительном техническом училище в Баку, позднее в Бакинском политехническом институте. В марте 1917 году вступил в РСДРП(б). В том же году Берия был мобилизован в армию. В 1918 году Берия был сотрудником Бакинского совета. В 1920 году находился в Грузии, где его дважды арестовывали по подозрению в шпионаже в пользу Советской России. С 1921 года деятельность Берии протекала в органах госбезопасности Закавказья. При нем в годы "Большого террора" в Грузии и Абхазии было уничтожено в процентном соотношении в несколько раз больше людей, чем в других регионах СССР. Своему быстрому продвижению в партии и органах безопасности он был обязан Сталину, которому поставлял компрометирующие материалы на руководителей закавказских республик.
   В 1938 году Берия был переведен в Москву, 22 августа того же года он был назначен первым заместителем народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова, а 8 сентября - начальником I-го управления НКВД СССР. 11 сентября Л. П. Берии было присвоено звание комиссара государственной безопасности 1 ранга, а 29 сентября он занял должность начальника Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. 25 ноября 1938 года был назначен наркомом внутренних дел СССР. В 1939 году он становится кандидатом в члены политбюро ЦК ВКП(б). Лично преданный Сталину, Берия был исполнителем его воли, организатором многочисленных дел по устранению "неугодных", лично участвовал в пыточных следствиях. С 1941 года Берия назначается заместителем председателя Совнаркома СССР. В годы войны 1941-1945 годов он был членом ГКО, курировал оборонную промышленность, руководил действиями СМЕРШ и заградотрядов. В 1944 году Берия возглавлял операции органов госбезопасности по депортации народов Северного Кавказа и Крыма. Он был одним из организаторов массовых расстрелов польских военнопленных в Катыни (1940). С 1944 года Берия курировал все работы и исследования, связанные с созданием атомного оружия. В 1943 году ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а в 1945 году он становится Маршалом Советского Союза. С 1946 года - член Политбюро ЦК ВКП(б). После смерти Сталина в марте 1953 года Берия становится министром внутренних дел и заместителем председателя Совета министров СССР. В декабре 1953 года на закрытом судебном процессе Лаврентий Берия был приговорен к смертной казни. Приговор привел в исполнение генерал П. Ф. Батицкий. Впрочем, существует версия, что Берия был убит во время ареста при попытке оказать сопротивление.
  
  
  
  
   3. ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ МАССОВОГО ДОНОСИТЕЛЬСТВА.
  
   Сталин в своей речи на Военном Совете в июне 1937г. затронул такой важный в сложившейся обстановке момент, как "сигнализацию" с мест. Конечно, без хорошо налаженной системы доносов бороться с таким масштабным количеством внутренних врагов было бы крайне затруднительно. Вождь особо подчеркнул огромное значение своевременной информации:
   "Плохо сигнализируете, - говорил военным тов.Сталин, - А без ваших сигналов ни военком, ни ЦК ничего не могут знать... Каждый член партии, честный беспартийный, гражданин СССР не только имеет право, но обязан о недостатках, которые он замечает, сообщать. Если будет правда хотя бы на 5%, то и это хлеб..." Своеобразный уровень правды задал вождь, всего 5%, и ведь проглотили это красные командиры и политработники, к сожалению. Доносительство, поощряемое сверху, расцвело при Сталине пышным цветом. Печально знаменитая 58-я статья о государственных преступлениях, принятая в 1926 году, имела несколько пунктов, где предусматривалось уголовное наказание "за недонесение":
  
   58-1в. В случае измены со стороны военного персонала совершеннолетние члены семьи изменника подвергались лишению свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества или ссылке в Сибирь на 5 лет. В зависимости от обстоятельств: в случае, если они помогали, либо просто знали и не донесли о том, что живут с изменником.
   58-1г. Недонесение о военных изменниках: лишение свободы на 10 лет. Недонесение на других граждан (не военнослужащих) преследуется согласно ст.58-12
   58-12. Недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении: от 6 месяцев лишения свободы.
  
   Страх стал отличной питательной средой для политического доносительства. Доносы писали как добровольно, так и вынужденно, под давлением следствия. Массовые аресты запугали общество до предела и вызвали волну самого разнообразного доносительства, доходившего до маразма. О формах и методах доносительства в сталинском СССР можно писать солидный труд. Процветало меркантильно-бытовое доносительство, когда человек писал донос на соседа по коммунальной квартире, рассчитывая в случае его ареста занять освобожденную жилплощадь. Немало голов, в том числе светлых и умных, полетело в ходе "карьеристского" доносительства, когда доносчик рассчитывал получить вышестоящую должность. Классическим примером можно считать "дело", сфабрикованное в Реактивном НИИ по доносу сотрудника института А.Костикова в различные инстанции о "вредительской деятельности" в РНИИ. Вот цитата из одного доноса Костикова: "...Всякое внедрение элементов кустарщины во всей работе института явились причиной срыва использования этого оружия в войсках 3-4 года тому назад. Все это явилось следствием вредительских действий руководства института". В июне 1938 года А.Костиков возглавил экспертную комиссию, давшую справку для НКВД о "вредительской деятельности" В.П.Глушко и С.П.Королёва. В результате практически все руководство РНИИ и виднейшие конструкторы были арестованы. Клейменов, Лангемак и еще три человека были расстреляны. Королев оказался в магаданском лагере; Глушко, Граве и другие сотрудники - в бериевской "шарашке". А бдительный товарищ Костиков в 1938г. стал руководителем преобразованного в НИИ-3 института, получил Героя Соцтруда и долгое время его считали единственным создателем "Катюши". Только в 1991г. Указом Президента СССР М. С. Горбачева от 21 июня И. Т. Клейменову (расстрелян в 1938), Г. Э. Лангемаку(расстрелян в 1938), В. Н. Лужину (осужден в 1940 на 8 лет, умер в заключении), Б. С. Петропавловскому, Б. М. Слонимеру и Н. И. Тихомирову посмертно было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
  
  
   В 1936 году была принята так называемая Сталинская конституция, которая гарантировала гражданам СССР много прав и свобод. Однако реальность была совсем другой. Например, такое понятие как "свобода слова" журнал "Социалистическая законность" в 1938г. трактовал таким образом: свобода слова - это осведомление власти. В стране была развернута массовая кампания, пропагандирующая "стукачей" и их "подвиги". Доносчиков поощряли и награждали. Еще в конце 20-х годов за донос на соседа, прятавшего зерно от реквизиции, крестьянин получал определенный процент изъятого зерна в качестве вознаграждения. К доносительству активно привлекали и детей. Некоторые наивные дети, проникнувшись "важностью порученного дела", гордые оказанным им доверием взрослых, доносили даже на собственных родителей. Пионер Проня Колыбин разоблачил собственную мать, которая пошла на колхозное поле собирать колоски, чтобы накормить его самого. Мать посадили, а сына-доносчика отправили в Артек. "Пионерская правда" напечатала очерк о пионере Коле Юрьеве. Однажды он увидел девочку, которая срывала колоски, и схватил ее. Девочка успела съесть горсть зерен и пыталась вырваться от Коли, но это ей не удалось. 6 января 1934г. "Правда" и многие другие газеты разместили письмо пионеров села Новая Уда в Восточной Сибири, где Сталин отбывал ссылку во времена самодержавия. Пионеры рапортовали: кто на кого в селе донес, а потом в порядке критики и самокритики сообщали друг о друге и сами о себе. Семья Артемовых, состоящая из супругов и 5 детей, доносила семейным подрядом: всего им удалось "разоблачить" 172 человека, которые, по их мнению, являлись "врагами". Членов семьи доносчиков-чемпионов наградили орденами и ценными подарками. Поступок Павлика Морозова, "заложившего" своего отца, сталинская пропаганда героизировала: о нем сочиняли песни и стихи. На дело прославления доносчиков были мобилизованы значительные силы "пролеткульта": писателей, поэтов, композиторов. Поэт Сергей Михалков отметился "Песней о Павлике Морозове", поэт Степан Щипачев - поэмой "Павлик Морозов", журналист Смирнов написал книгу "Юные дозорники", где автор разъяснял детям: где могут быть "враги народа", как их искать и куда сообщать. Матрена Королькова, одноклассница Павлика Морозова из Герасимовки, рассказывала: "В январе 1934г. меня с группой пионеров привезли в Москву. Мне дали понять, что сейчас отвезут на прием к Сталину, чтобы я рассказала о Павлике. Мне объяснили - что и как говорить. Потом визит отменили, сказав, что Сталин занят. Меня отправили в пионерский лагерь Артек. Туда мне прислали 100 рублей, а потом в деревню еще 2 раза по 25 рублей."
  
   Цитаты из газеты "Пионерская правда" за 1933г.:
   7 ноября, "Леня поймал 2-х воров!"
   29 ноября, "Деткор разоблачил кулаков!"
   17 декабря, газета цитирует Сталина: "врагов не нужно искать далеко от колхоза, они сидят в самом колхозе..."
   Редактор "Пионерской правды" Гусев пишет в книге "Деткоры в школе" (1935г.):
   "Газеты должны повышать политическую боеспособность деткоров. Это значит - следить за учителем, быть зорким в борьбе за качество преподавания в классе". Некий мальчик написал в газету, что директор школы задал детям на уроке такую задачу:
   "Всего в селе было 15 лошадей. А когда люди вступили в колхоз, 13 лошадей сдохли. Сколько лошадей осталось?" Директор, как "классовый враг", был привлечен к суровой ответственности.
  
   Поэт А.Безыменский, входивший в бригаду литераторов, посетивших строительство Беломор-Балтийского канала, который сооружали заключенные, сочинил стихотворение-донос:
   Я, сообщая героической ЧеКа,
   Что грандиозность Беломорского канала
   И мысль Вождя, что жизнь ему давала
   Войдут невиданной поэмою в века.
   И если коллективом вдохновений
   Поэму Беломорского пути
   Сумеем мы в литературу донести,
   То это будет лучшее из наших донесений!
  
   Появились уникальные формы доноса, такие, как донос на доносчика и донос на самого себя. Бывало, в коллективе заводился "стукач", который буквально терроризировал всех и даже не скрывал, что сотрудничает с "органами". Его боялись все и это льстило самолюбию "стукача". Чтобы избавиться от подобного типа, коллектив нередко договаривался и сочинял вот такой "донос на доносчика", по принципу - клин клином вышибают.
  
   Из воспоминаний Мальцевой Нины Викторовны (мемуары "За пологом сталинской печати"), в 30-е годы она жила в Днепропетровске и работала в редакции областной газеты:
   "В любом учреждении был свой осведомитель-"стукач" от НКВД, он должен был находить врагов народа и выявлять, а там уже решали - как, когда и где его арестовывать. В нашей редакции таким "стукачом" был некто Моисеевич - тупой, наглый, хитрый человек, он наслаждался своей властью. "Стукач" шнырял повсюду, во все вмешивался, всем угрожал. Он занимал скромную должность завхоза. На его совести было много жизней и несчастий людей. Впрочем, совести у него не было. Работа журналиста тогда часто объединялась с работой "наводчика": он должен был обвинить указанного ему человека в каком-нибудь преступлении, то есть, выдумать его преступление и написать о нем в газетной статье. Делом НКВД было на этом основании арестовать "виновного". У меня один раз в комнате метался и рвал на себе волосы наш журналист, рассказывая, что получил от "органов" подобный заказ и знал, что от его лживой информации погибнет человек. Если он не напишет этой статьи, ее напишет его товарищ, а он пойдет вместе с обвиняемым."
  
   О системе доносительства в так называемой "шарашке" - тюрьме, где работали по специальности осужденные инженеры и конструкторы - воспоминает Л.Л.Кербер в своих мемуарах "Туполевская шарага":
   "Дело провокации и сыска было поставлено в ЦКБ-2 воистину на космическую высоту. Сотрудник НКВД вел "зэка" в одну из комнат тюремной администрации под видом вызова на производство. Там его вежливо просили о помощи: "Присматривайтесь к врагам и информируйте нас, о большем мы не просим". Уже не намеками, а прямо обещали учесть это при составлении списков на освобождение. Встречая отказ, переходили к угрозам отправить на Колыму, добавить 10 лет. Большинство угрозы выдерживало, меньшинство рассуждало достаточно скользко: мол, соглашусь, а писать не буду. Таким на втором, третьем вызове давали понять, что они теперь связаны круговой порукой с "органами", выход откуда только один - смерть. Перепуганный сексот начинал выдумывать, возникали организации, шпионы и вредители. Все это до поры до времени складывалось в досье. Печально, но факт - число завербованных было достаточно велико. Удивительно другое - информация об этом просачивалась и большинство "стукачей" мы знали."
  
   Для того, чтобы получать независимую информацию о положении дел на местах, Сталин создал так называемый Особый сектор при личном секретариате. Этому Особому сектору подчинялись спецсекторы при райкомах и обкомах, которые имели своих людей на всех предприятиях и учреждениях. Данная система доносительства замыкалась лично на Сталине и работала независимо от системы доносительства ОГПУ-НКВД. Возглавлял Особый сектор личный секретарь Сталина Александр Поскребышев. Таким образом, в СССР была создана многослойная, перекрестная, дублирующая саму себя система тотального политического сыска.
   Как и во всем обществе, процветало доносительство в армии и на флоте. В каждой части появился так называемый "особист", занимавшийся выявлением неблагонадежных. На высокопоставленных командиров по требованию начальника Главного политуправления Мехлиса писали тайные характеристики политработники частей. Любой красноармеец мог теперь написать на неугодившего ему чем-то командира политический донос, в результате дисциплина в годы Большого террора скатилась до нижайших пределов.
  
  
  
  
   3. БОЛЬШОЙ ТЕРРОР В СССР.
  
   Основные документы и мероприятия по подготовке и организации большого террора в СССР в хронологическом порядке:
  
   20 мая 1936г.
   Постановление Политбюро ЦК о репрессировании "троцкистов".
  
   29 июля 1936г.
   Закрытое письмо ЦК ВКП(б) "О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока".
  
   25 сентября 1936г. Телеграмма в Политбюро от Сталина и Жданова из Сочи с предложением назначить вместо Ягоды на пост наркома внутренних дел Ежова. На следующий день Г.Г.Ягода освобожден от должности наркома внутренних дел СССР и назначен наркомом связи СССР. Н.И.Ежов назначен наркомом внутренних дел СССР, с сохранением должностей секретаря ЦК ВКП(б) и председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б). Ягода и люди из его аппарата арестованы в 1937г., расстреляны в течение 1937-1938гг.
  
   8 января 1937г.
   Циркуляр Наркомюста и Генпрокурора СССР: военным трибуналам предписывается рассматривать дела, по которым "может быть разглашена военная, дипломатическая или государственная тайна", как правило, без участия обвинения и защиты. В эту категорию попадали, в частности, дела по обвинению в измене родине, шпионаже, диверсии и терроре.
  
   23 февраля - 5 марта 1937г.
   Пленум ЦК ВКП(б), почти целиком посвященный политическому обоснованию разворачивающихся массовых репрессий, прежде всего, в среде партийной и хозяйственной элиты. Доклады Сталина, Ежова, Молотова. На Пленуме выступили 73 человека, из них впоследствии 56 были расстреляны, 2 совершили самоубийство.
  
   27 февраля 1937г.
   Ежов представляет на утверждение членам Политбюро первый список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного Суда СССР (ВКВС), включающий фамилии 479 человек, мерой наказания для которых был определен расстрел. В течение следующих полутора лет такие списки регулярно подавались из НКВД на утверждение Сталину и его ближайшим сподвижникам (Молотову, Ворошилову и другим), - только после их визы дела поступали на судебное рассмотрение Военной коллегии. Всего в этих 383 списках более 40 тыс. чел. Подавляющее большинство из них были осуждены к расстрелу.
  
   14-29 мая 1937г.
   Аресты военачальников - основных обвиняемых по делу о "военно-фашистском заговоре в РККА".
  
   11 июня 1937г.
   Дело о военно-фашистском заговоре в Красной армии рассмотрено Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР под председательством В.В.Ульриха (гос. обвинитель А.Я.Вышинский). Восемь военачальников - Тухачевский, Якир, Уборевич, Примаков, Путна, Корк, Эйдеман, Фельдман - приговорены к смертной казни и расстреляны в ночь на 12 июня. Погромная пропаганда в печати и начало массовых арестов в армии.
  
   2 июля 1937г.
   Политбюро принимает Постановление "Об антисоветских элементах" и 3 июля направляет его телеграммами секретарям региональных парторганизаций. В директиве, подписанной Сталиным и Молотовым, говорилось:
   "ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД. ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке". Этой телеграммой началась подготовка так называемой "кулацкой операции".
  
   5 июля 1937г.
   Постановление Политбюро "О членах семей осужденных изменников Родины", согласно которому "все жены изобличенных изменников родины и право-троцкистских шпионов" подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5-8 лет, а дети - помещению в детские дома и закрытые интернаты.
  
   31 июля 1937г.
   Оперативный приказ НКВД 00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов" утверждается в Политбюро ЦК ВКП(б). Приказ устанавливал количественные лимиты по первой (расстрел) и второй (заключение в лагерь) категориям для каждого региона СССР. Приговоры выносились заочно, т.е. без вызова обвиняемого, а также без участия защиты и обвинения, обжалованию приговоры не подлежали. Сроки операции неоднократно продлевались, регионам предоставлялись новые дополнительные лимиты. Всего в ходе "кулацкой операции", в основном завершенной к весне-лету 1938 г., было осуждено не менее 818 тысяч чел., из которых расстреляно не менее 436 тыс. чел.
  
   Июль 1937г.
   Указание Политбюро ЦК ВКП(б), разрешающее применять физические методы воздействия при допросах в ходе следствия по контрреволюционным преступлениям. В официальном порядке директива о применении пыток, по всей видимости, не рассылалась, и в архивах не обнаружена. Содержание ее восстанавливается по телеграмме ЦК ВКП(б) от 10.01.1939, ограничивающей применение пыток, и по дискуссии на июньском пленуме ЦК КПСС 1957 г. Возможно, Сталин устно сообщил содержание директивы Ежову, который передал его руководящему составу НКВД-УНКВД в ходе совещания 16-20 июля (практически поголовные избиения на допросах фиксируются с конца июля - начала августа 1937).
  
   5 августа 1937г.
   "Зачистка" в лагерях: директива НКВД о проведении операции в ГУЛАГе, установление лимитов по 1-й категории (расстрел) для лагерей. Осуждение заключенных не предполагало нового следствия, приговоры (только расстрельные) выносились тройками на основании справок лагерной администрации.
  
   15 августа
   Оперативный приказ НКВД 00486 о репрессировании "жен изменников Родины, членов правотроцкистских шпионско-диверсионных организаций, осужденных Военной коллегией и военными трибуналами по первой и второй категории, начиная с 1-го августа 1936 года". Устанавливался порядок ареста и осуждения Особым совещанием при НКВД на 5-8 лет женщин - ЧСИР ("членов семей изменников родины") и помещения их детей в детские дома и ясли. Дети старше 15 лет, признанные "социально-опасными", подлежали аресту. Всего по этой операции было арестовано более 18 тысяч жен и "изъято" более 25 тысяч детей.
  
   4 октября 1937г.
   Циркулярное письмо ГУГБ об ужесточении надзора за арестованными в целях предотвращения самоубийств. "Некоторые работники ГУГБ забывают, что враг не прекращает своей борьбы и после ареста, прибегая нередко, в целях скрытия своей преступной деятельности, к самоубийству. Имевшие место случаи самоудушения и самоповешения арестованных... и особенно выбрасывание из окон во время допроса - результат отсутствия элементарных предупредительных мер со стороны многих НКВД-УНКВД".
   Устанавливались более строгие правила проведения обысков, очки и пенсне выдавались только по требованию следователя, запрещалось иметь собственные (с воли) лекарства, затягивались сетками пролеты лестниц и т.д.
  
   12 октября 1937г.
   На Пленуме ЦК ВКП(б) по предложению Сталина Н.И.Ежов избран кандидатом в члены Политбюро.
  
   11 декабря 1937г.
   Директива НКВД СССР о продлении всех массовых операций ("кулацкой" и "национальных") до 01.01.1938.
  
   20 декабря 1937г.
   Торжественное заседание Московского актива в честь 20-летия ВЧК-НКВД в Большом театре. От Политбюро с приветствием выступил А.И.Микоян ("У нас каждый трудящийся - наркомвнуделец", "Славно поработал НКВД за это время" и т.п.). Ежов в юбилейном специальном приказе по НКВД заверил партию и Сталина, что "наркомвнудел будет наносить врагам советского народа еще более меткие, еще более сокрушительные удары". Газеты полны славословий в адрес "доблестных чекистов".
  
   15 января 1938г.
   Указание ГУЛАГ НКВД СССР о лишении зачетов рабочих дней и запрещении производить зачеты впредь почти всем категориям осужденных по политическим обвинениям. 25.08.1938 на заседании Президиума Верховного Совета СССР Сталин предложил вообще отменить практику условно-досрочного освобождения заключенных; 19.04.1939 это предложение было оформлено приказом НКВД.
  
   31 января 1938г.
   Постановление Политбюро о продолжении "кулацкой" операции и дополнительных лимитах для 22 регионов, 48000 по 1-й категории (расcтрел). 1 февраля соответствующие директивы издает НКВД.
  
   22 августа 1938г.
   Первым заместителем Наркома внутренних дел СССР вместо М.П.Фриновского назначен Л.П.Берия (Фриновский назначен наркомом ВМФ СССР).
  
   15 сентября 1938г.
   Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о передаче "оставшихся нерассмотренных следственных дел на арестованных по к.-р. национальным контингентам" на рассмотрение Особых троек на местах; о предоставлении права особым тройкам выносить приговоры по 1-й 2-й категориям. В состав особых троек входят по должности нач. УНКВД, 1-й секретарь обкома/крайкома, прокурор.
  
   14 ноября 1938г.
   Зачистка "чистильщиков": директива ЦК ВКП(б) об учете и проверке в партийных органах ответственных сотрудников НКВД СССР. "В результате этой проверки органы НКВД должны быть очищены от всех враждебных людей, обманным путем проникших в органы НКВД, от лиц, не заслуживающих политического доверия."
  
   17 ноября 1938г.
   Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б),утверждено Политбюро 15 ноября. Прекращается деятельность всех чрезвычайных судебных органов, запрещается производство массовых операций, аресты разрешается производить только с санкции суда или прокурора. Восстанавливается ранее существовавший порядок согласования арестов с заинтересованными ведомствами и партийными органами.
  
   25 ноября 1938г. Н.И.Ежова на должности наркома внутренних дел СССР сменяет Л.П.Берия. Ежов и люди из его аппарата арестованы в 1938-1939гг., и впоследствии расстреляны. Декларируется возвращение к "нормам социалистической законности". ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК, и что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод.
  
   Все массовые репрессии были тщательно организованы и регламентированы, велись согласно плана, были выделены необходимые ресурсы и проведена подготовительная работа. Исполнители регулярно отчитывались перед вышестоящим начальством, и часто в порыве своего исполнительского рвения просили увеличить им квоты на уничтожение "врагов народа". Такое рвение входило в определенную модель поведения, которой должны были придерживаться все, кто хотел уцелеть. Те, кто активности не проявлял или даже выражал недовольство и возмущение, быстро заносились в те же списки 'врагов народа', подлежащих истреблению.
  
   Как правило, ближайшие родственники высокопоставленного "врага народа" также подлежали репрессированию. Почти полностью уничтожили семью и ближайших родственников Нестора Лакобы - партийного руководителя Абхазии. Некоторые выдержки из воспоминаний Адиле Аббас-Оглы - родственницы Лакобы (на момент ареста ей было 18 лет) :
   "Много чего я наслушалась и насмотрелась в камерах и коридорах НКВД. Нечеловеческие крики с разных сторон, соседки по камере, которые корчились от боли. Иногда ведут на допрос, а навстречу по коридору волокут людей, которые не могут сами идти после пыток... Самое страшное, когда избивали других, а меня заставляли смотреть на их мучения. Видела, как били резиновым кнутом женщин, как пытали и били по самым чувствительным местам мужчин и заставляли их бегать на четвереньках...
   Однажды меня повели к наркому внутренних дел Грузии Рапава. С портретов на стене на меня смотрели Сталин и Берия, а за большим письменным столом в кресле восседал сам нарком... Чуть позже на пороге появился красивый светловолосый мужчина в облегающем сером костюме с тросточкой в руках. Потом я узнала, что это был начальник отдела Савицкий. Я почему-то решила, что этот человек - мой спаситель, и смотрела на него с надеждой. А он, увидев меня, перестал улыбаться, нахмурился и грозно спросил:
   -Разве ты, девчонка, сможешь выдержать то, что выдержала лакобовская проститутка Сария (жена Нестора Лакобы - прим. авт.)? У тебя, сука, нет выбора, расскажи, как Лакоба подготовил покушение на товарища Сталина... Чистосердечно признаешься - получишь свободу, будешь молчать - изувечим и прикончим и тебя, и твою мать..."
   "Не проходило и дня, чтобы над ней (женой Н.Лакобы - прим. авт.) не издевались: ее сажали в самый страшный карцер, следователь бросал ее на пол и избивал сапогами, а были и другие - Кобулов, Давлиниадзе, Савицкий, Хазан, Галаванов, - и каждый изгалялся как мог: она подвергалась самым диким пыткам. На допросах присутствовал и Берия. Мучители требовали признаться в том, что Лакоба готовил заговор против Сталина... Сария все отрицала, отказывалась давать показания. Тогда на ее глазах стали пытать братьев: Меджита, Люфти, Аки, Эмды. Она молчала. Пробовали по-другому: Сарию пытали на глазах братьев. Наконец Берия приказал устроить очную ставку Сарии с Рауфом (ее сыном - прим. авт.). Когда и это не дало результата, он закричал:
   - Бейте этого выродка! Топчите! Пусть до ее бесстыжего слуха дойдет вой сына!
   И мальчика избивали вновь и вновь.
   - Спаси меня , мама, - просил он. - Скажи все, что они велят...
   ...Несколько суток умирала Сария. Почти отказали легкие, она тяжело дышала, но была в сознании. О ее состоянии сообщили следователю. Около 12 часов в больничную палату тюрьмы пришел следователь Кадашвили с сопровождающим...
   Следователь достал из портфеля обвинительное заключение и, как обычно, грубо обратился к ней: - Подпиши, а то прикончим твоего сына.
   Несчастная женщина находилась почти в агонии, но у нее хватило сил привстать, наклониться и облить обвинительное заключение кровью, которая пошла у нее из горла. Еле слышно она сказала:
   - Вот моя подпись навеки... Пройдет 10-15, а может и больше лет, и вы все ответите за нас...."
  
   Сария Лакоба умерла 16 мая 1939г. Ей было 35 лет. Еще до ее смерти были расстреляны ее братья, а сына Рауфа убили на допросе.
  
  
   В это же время был принят ряд законодательных и подзаконных актов, обеспечивающих исполнителей репрессий необходимой правовой базой. В частности, было принято совместное постановление ЦИК и СНК СССР "О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик", содержащее следующие нормы:
   1. Следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней;
   2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рассмотрения дела в суде;
   3. Дела слушать без участия сторон;
   4. Кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о помиловании, не допускать;
   5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесении приговора.
  
  
   В период с 1937г. по 1939г. расстрелы были поставлены на поток. "Большой террор" проводился по всей территории СССР и затронул все слои общества, по регионам и областям согласно приказов НКВД были составлены разнарядки: сколько расстрелять и сколько посадить. Эти разнарядки впоследствии услужливые организаторы репрессий на местах часто предлагали изменить в сторону увеличения. Сегодня рассекречено достаточно документов НКВД, свидетельствующих о системе политических репрессий в СССР при Сталине. Вот, например, выдержка из рапорта оперуполномоченного НКВД по г.Бодайбо Иркутской области по фамилии Кульвиц на имя начальника УНКВД:
   "Немецкая разведка - по этой линии дела у меня плохие. Правда, вскрыта резидентура Шварц... но немцы должны вести дела посерьезнее. Постараюсь раскопать. Финская - есть. Чехословацкая - есть. Для полной коллекции не могу разыскать итальянца и француза... Китайцев подобрал всех. Остались только старики, хотя часть из них, 7 человек, изобличаются как шпионы и контрабандисты. Я думаю, что не стоит на них тратить время. Уж слишком они дряхлые. Наиболее бодрых забрал".
   Источник: 'Дело Кульвица', т. I, л. д. 192., Архив ФСБ по Иркутской области. Дело 7912.
  
   Колхозник колхоза "Труженик" Ново-Борчатского сельсовета Крапивинского района современной Кемеровской области Григорий Чазов, приговоренный "тройкой" к расстрелу, 22 марта 1938 года был вызван с группой других заключеных якобы для отправки на этап. Их по одному выводили из камеры и направляли за дом, где уже была приготовлена братская могила. Григорий Чазов получил удар по голове сзади от коменданта тюрьмы, а двое неизвестных, насунув ему шапку на глаза, повели за дом и сильным толчком бросили его в глубокую яму. Упав в яму, Чазов почувствовал под собой тела стонущих людей. По этим людям неизвестные ему лица ходили и стреляли в них. Чазов, лёжа между трупами, не шевелился и таким образом остался жив. А когда расстреливавшие люди уехали, оставив яму незакопанной, - вылез и пошёл домой в колхоз, находившийся за 45 километров от места расстрела. Впоследствии, совместно с братом Фёдором, Чазов приехал в Москву искать справедливости - направились к Михаилу Калинину, откуда они оба были направлены в Прокуратуру СССР. Там после допроса с санкции заместителя Прокурора СССР Г. Рогинского оба были арестованы и Рогинский написал Фриновскому о необходимости привлечения к ответственности лиц, "небрежно выполнивших приговор о расстреле". 20 июня 1938 г. Григорий Чазов был расстрелян в Москве, а его брат 29 июля по докладу Рогинского был осуждён как социально-вредный элемент на 5 лет заключения. Дело 33160 на 17 человек, в том числе Григория Чазова, было грубо сфабриковано: обвинительное заключение было составлено 19 января 1938 года, а все необходимые допросы были проведены уже позднее, с 16 по 19 февраля, и оформлены задним числом, причём в деле отсутствовали какие-либо документы и свидетельские показания.
  
  
   Для решения судьбы людей, занимавших видные посты, была введена практика "расстрельных списков", которые подписывались на самом "верху". И.Сталин подписал таких списков 357 и оказался на "почетном" втором месте после В.Молотова, который подмахнул 372 списка. На третьем месте - Л.Каганович, он подписал 188 списков, затем идут: К.Ворошилов - 185, А.Жданов - 176, А.Микоян - 8, Н.Ежов - 8 и С.Косиор - 5 списков. Например, выдающийся ученый мирового уровня в области ракетных систем Георгий Лангемак был подписан к репрессии по "первой категории" (расстрел) в списке "Москва-центр" от 3 января 1938 на 163 чел. (список номер 73), по представлению начальника 8-го отдела ГУГБ НКВД В. Е. Цесарского. Подписи: "за" Жданов, Молотов, Каганович, Ворошилов. "Первая категория" означала, что члены Политбюро ЦК КПСС не возражают против расстрела этих людей. 1 января 1938 на закрытом судебном заседании выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР под председательством армвоенюриста В. В. Ульриха и двумя членами: диввоенюристом И. Т. Голяковым и военюристом 1-го ранга А. Г. Суслиным было рассмотрено дело Георгия Эриховича Лангемака. За "вредительство в области недопущения новых образцов на вооружение" и участие в "антисоветской террористической организации", преступлениях предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР, Георгий Эрихович Лангемак был приговорён к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В тот же день приговор был приведён в исполнение. Георгий Лангемак был расстрелян 28-м по списку (письмо В. В. Ульриха на имя коменданта ГУГБ НКВД 00514/1 от 11 января 1938г.) Обычно дела высокопоставленных репрессируемых рассматривала Военная Коллегия Верховного Суда СССР, заседание длилось не более 10 минут, после чего члены Военной Коллегии удалялись и выносили приговор, не подлежащий обжалованию и приводимый в исполнение в тот же день. Военная Коллегия Верховного Суда выносила расстрельный приговор примерно 80-90% обвиняемым из списков по первой категории.
  
  
   Персона: Василий Ульрих.
  
   Ульрих Василий Васильевич (1889-1951), генерал-полковник юстиции. Образование получил в Рижском политехническом институте (1914). В 1908 примкнул к революционному движению. С 1914 работал конторщиком. В 1917 подпоручик. С 1918 работал в органах НКВД-ВЧК. С 1919 комиссар штаба войск внутренней охраны. Позже назначен нач. Особого отдела морских сил Черного и Азовского морей. В феврале 1922 руководил массовыми арестами и расстрелами офицеров белых армий, оставшихся в Крыму. С 1926 по 1948 - бессменный председатель Военной коллегии Верховного суда CCCP, решениями которой уничтожались военные кадры перед войной. Один из главных организаторов Большого террора. Получал лично от Сталина указания об определении для подсудимых меры наказания. 15.10.1938 доложил Берии, что с 1.10.1936 по 30.9.1938 возглавляемой им Военной коллегией и выездными коллегиями в 60 городах осуждены к расстрелу 30514 человека, к тюремному заключению - 5643 человека. С 1948 г. Ульрих - начальник курсов усовершенствования при Военно-юридической академии. Скончался в своей постели, похоронен на Новодевичьем кладбище. В некрологе было сказано: "Товарищ Ульрих всегда сочетал беспощадную репрессивность к врагам народа с принципами революционной законности". Ульрих всегда был вежлив, малословен и бессердечен. К нему многие обращались за помощью, но безрезультатно. Большую часть жизни прожил в номере люкс гостиницы "Метрополь". Единственная страсть, которая поглощала его, - коллекционирование бабочек и жуков.
  
   Реальное число жертв политических репрессий было установлено еще при Советской власти. Согласно справке начальника архивного отдела МВД Павлова за период с 1921 г. по 1953 г. по делам ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ за контрреволюционные преступления было всего осуждено судебными и внесудебными органами 4 060 306 человек, из них приговорено к смертной казни 799 455 человек.
  Источник: ГАРФ, ф.9401, оп.1, д.4157, л.201-205.
  
   Широко известна также справка Руденко, на которую ссылается видный историк Виктор Земсков, которому в 1989г. разобраться в количестве репрессированных поручила Российская Академия Наук (РАН). Земсков лично работал в архивах ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ. В справке Руденко названо число в 642 980 чел., приговоренных к высшей мере наказания (ВМН) по политическим мотивам за период с 1921 по февраль 1954 года. Всего по данным Земскова с 1921 по 1953 год за контрреволюционные преступления было репрессировано около 4 млн. человек, количество расстрелянных и умерших в местах заключения достигает 1,4 млн. человек.
  
   Для сравнения: в царской России с 1825 по 1905 годы по политическим преступлениям было вынесено 625 смертных приговоров из которых только 191 были приведены в исполнение; с 1905 по 1910 год было вынесено 5735 смертных приговоров по политическим преступлениям, считая приговоры военно-полевых судов, из которых приведён в исполнение 3741 приговор.
  
   Приказ НКВД от 1939 г. предписывал на запросы родственников о судьбе того или иного расстрелянного отвечать, что он был осужден на 10 лет исправительно-трудовых лагерей без права переписки и передач. Осенью 1945 г. приказ был скорректирован: заявителям стали теперь писать, что их родственники умерли в местах лишения свободы. 24.08.1955г. председатель КГБ при Совете Министров СССР издал приказ 108сс, которое продолжило данную практику. Родственникам выдавались свидетельства о смерти, в которых даты смерти указывались в пределах 10 лет со дня ареста, а причины смерти фальсифицировались. Эта практика была прекращена в соответствии с приказом КГБ при Совете Министров СССР 20сс от 21.02.63г. Родственникам расстрелянных, обращавшимся за информацией в органы КГБ, начиная с этого момента начали устно сообщать о том, что их родственник расстрелян, однако тем, кому уже была сообщена ложная информация, правду так и не сообщали. Только приказ КГБ СССР 33 от 30.03.1989 г. полностью разрешил сообщать правду о судьбах расстрелянных.
  
   Сталин хотел тотального контроля над страной и отсутствия любых помех для осуществления своих целей. Партийно-пропагандистская машина создала ему культ личности: все его достижения превозносились, недостатки и ошибки замалчивались; все его политические оппоненты - реальные и мнимые - подвергались тщательному шельмованию, а затем и физическому уничтожению. Чтобы свести угрозу личной власти к минимуму, Сталин сознательно организовал массовые политические репрессии в стране, которые привели к созданию атмосферы всеобщей неопределенности и страха. Никто не мог чувствовать себя в безопасности, даже его ближайшие соратники, у многих из которых были репрессированы близкие родственники. Например: сыновей А.И.Микояна арестовывали в подростковом возрасте; у М.И. Калинина и С.М.Буденного были арестованы и осуждены жены, у В.М.Молотова посадили жену, ее брата, сестру и племянника; у К.Е.Ворошилова осудили отца невестки; у маршала Г.И.Кулика была без суда расстреляна жена; брат Л.М.Кагановича вынужден был застрелиться; многие родственники двух жен Сталина были репрессированы, а вторая жена покончила с собой. В общем, сложившаяся в те времена практика репрессий против родственников "врага народа" стала наиболее диким в морально-нравственном отношении "достижением" товарища Сталина.
  
  
  
  
  
  
  
  
   4. БОЛЬШОЙ ТЕРРОР В РККА.
  
   Против бывших офицеров Императорской армии, служивших в РККА, велась целенаправленная работа на уничтожение их, как неблагонадежных кадров. Одной из крупнейших акций в этом направлении стало так называемое дело "Весна", или "Гвардейское дело". В 1930-1931гг. по данному делу были арестованы следующие лица:
   - преподаватели Военно-политической академии им. Н. Г. Толмачева: бывший генерал Н. А. Морозов, полковник А. А. Герарди, генерал Л. Ф. Тарасов и другие;
   - служащие Артиллерийской технической школы: Г. Н. Костылев, Г. П. Слюсаренко и другие; военные топографы: бывший генерал И. И. Селиверстов, С. Н. Силин и другие;
   - офицеры Артиллерийского управления: бывшие генералы Н. Н. Крыжановский, В. В. Гун, И. И. Алмазов и другие;
   - военные инженеры Военно-технической академии РККА: бывший генерал Ф. И. Зубарев и другие;
   - бывшие преподаватели Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ: бывший генерал А. В. Сапожников, И. П. Михайловский, Г. А. Свидерский, Б. Л. Розинг, Б. В. Люба и другие;
   - бывшие офицеры различных полков лейб-гвардии: Московского (бывший полковник П. М. Яковлев, полковник Н. А. Мельгунов и другие), Семеновского (бывший генерал Я. Я. Сиверс, Н. А. Кавтарадзе, Д. А. Шелехов и другие), Преображенского (бывший генерал Е. М. Казакевич, капитан Н. А. Гудим и другие), Павловского (бывший генерал Н. Г. Дединцев и другие), Измайловского, Егерского, Гренадерского;
   - свыше 300 морских офицеров, в том числе председатель Научно-технического комитета Балтфлота Н. И. Игнатьев, начальник Управления военно-морских сил РККА М. А. Петров, начальник штаба морских сил Балтийского моря А. А. Тошаков и другие.
   Только в Ленинграде по данному делу была расстреляно в мае 1931г. свыше 1000 человек.
  
  
  
  
   Сигналом к массовому кадровому погрому в Красной Армии послужило "дело" Тухачевского.
  
   Персона: Михаил Тухачевский.
  
   Тухачевский Михаил Николаевич (1893-1937), родился в семье обедневшего дворянина в Смоленской губернии. Учился в гимназии, после переезда в Москву окончил последний класс Московского кадетского корпуса и Александровское военное училище, из которого был выпущен подпоручиком в 1914 и отправлен на фронт. За 6 месяцев первой мировой войны Тухачевский был представлен к награждению 6-ю орденами. В феврале 1915, один из нескольких оставшихся в живых военнослужащих 7-й роты лейб-гвардии Семеновского полка, Тухачевский был взят немцами в плен. За два с половиной года заключения Тухачевский пять раз пытался бежать, пройдя до 1500 км пешком, но лишь в октябре 1917 сумел пересечь швейцарскую границу. Впервые полководческие качества проявил, командуя на Гражданской войне 1-й армией, взявшей Симбирск осенью 1918г. Некоторое время командовал 8-й армией на Южном фронте. В результате наступления Колчака на Восточном фронте была разбита 5-я армия, и Тухачевского назначили ее командующим. Вскоре 5-я армия перешла в контрнаступление. На Восточном фронте Тухачевский провел ряд операций, которые с полным основанием можно назвать блестящими. Он умело оборонялся, искусно наступал, ловко выходил из почти безнадежных ситуаций. Белебей, Воткинск, Златоуст, Челябинск, Омск были последовательно взяты войсками под командованием Тухачевского. При взятии Златоуста 5-я армия разгромила оборонявшую город группировку противника, взяв 3000 только пленных и потеряв всего 200 человек. Попытка талантливых белых генералов Войцеховского и Каппеля заманить 5-ю армию в ловушку в Челябинске была успешно сорвана. За умелое командование 5-й армией Тухачевского награждают орденом Красного Знамени и Почетным золотым оружием. В феврале 1920 Михаил Николаевич был назначен командующим Кавказским фронтом, и в ожесточенных сражениях против Добровольческого корпуса нанес деникинцам 31 января 1938г. тяжелое поражение. Были взяты Ростов, Екатеринодар, Новороссийск. Главком С.С.Каменев весной 1920г. докладывал В. И. Ленину, что планируется назначить командующим Западным фронтом М. Н. Тухачевского, "умело и решительно проведшего последние операции по разгрому армий генерала Деникина".
  
  8 августа 1920г. войска под командованием Тухачевского начали наступление, в ходе которого подошли к Варшаве на расстояние 23км. Ю.Пилсудский, главнокомандующий польской армии, так вспоминал о наступлении Тухачевского:
  'Войска Тухачевского до самой Варшавы двигались безостановочно. Среднее расстояние, проходимое за день, составляло 20 км, то есть, почти дневной переход на марше. И это с боями! Такими темпами может гордиться и армия, и ее командующий. Полководец, у которого достаточно сил и энергии, воли и умения для подобных действий, не относится к заурядным, посредственным личностям...'
  Однако в наступлении не приняли участие войска, которые должны были прибыть с Юго-Западного фронта, безуспешно пытавшегося взять Львов. Еще 2 августа Политбюро ЦК приняло постановление, в котором планировалось перебросить некоторые соединения на Западный фронт с Юго-Западного фронта, где членом РВС был Сталин. Однако Сталин и комфронта Егоров саботировали выполнение этой директивы. Между Сталиным и вышестоящим партийно-военным командованием завязались бурная переписка. Время в итоге было упущено, только 20 августа соединения Юго-Западного фронта стали выдвигаться в сторону района операций Западного фронта. Поляки же нанесли удар 16 августа. Они разгромили ослабленный левый фланг Западного фронта и вышли в тыл советским войскам. Часть сил Западного фронта была окружена и попала в плен к полякам (судьба их была трагична); часть интернирована в Германии, остальные войска вынуждены были отступать на восток.
  
   После гражданской войны Тухачевский руководил подавлением ряда мятежей против Советской власти, Военной академией РККА, Ленинградским военным округом, был начальником вооружений РККА и заместителем наркома обороны. Перу Тухачевского принадлежит более 120 научных работ по вопросам стратегии, оперативного искусства, тактики, воспитания и обучения войск. Тухачевский - сторонник наступательной стратегии, он решительно защищал единоначалие в армии и добился его введения, требовал от командиров самостоятельности и инициативы, боролся с трескучей пропагандистской фразеологией и "шапкозакидательными" настроениями, распространенными в среде наиболее близких к Сталину военных - Ворошилов, Мехлис и т.п. Он критически оценивал роль линкоров войне и положительно - роль авианосцев. В ноябре 1932 г. он добился начала работ по конструированию ракетных двигателей на жидком топливе, а в сентябре 1933 г. добился создания Реактивного НИИ, занимавшегося разработкой ракетного оружия в СССР.
  
  Тухачевского не стоит идеализировать, ведь он не только умело воевал с вооруженным противником, но и безжалостно расправлялся с мирным населением по приказу большевистской власти. В 1921г. партия направила его в Тамбовскую губернию, в которой никак не могли подавить крупное крестьянское восстание, возглавляемое Антоновым. Крестьянская армия насчитывала десятки тысяч бойцов, разделенных на мобильные отряды и отчаянно сражавшихся против нескончаемых реквизиций и репрессий власти. Под Тамбовом Тухачевский навсегда опозорил свою офицерскую честь применением жесточайших репрессий по отношению к населению. Войсками по его приказам неоднократно применялись отравляющие вещества и расстрелы заложников. Приказ комиссии ВЦИК от 23 июня 1923г.:
  'По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных лиц в качестве заложников и вводится осадное положение... Жителям дается 2 часа на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения заложники будут расстреляны через 2 часа. Если население бандитов и оружия не указало по истечение двухчасового срока, сход собирается вторично, и взятые заложники на глазах населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие...'
  Предеседатель комиссии Антонов-Овсеенко
  Командующий войсками Тухачевский
  
  Так же безжалостно Тухачевский расправился с восставшими против власти большевиков в Кронштадте. Вместе с тем, нет никаких оснований отрицать незаурядный военный талант Тухачевского, а попыток сделать это и до сегодняшнего дня не счесть. Исторические фальсификаторы разных мастей и времен - от Климента Ворошилова до Виктора Суворова-Резуна - постоянно придумывали всякие трюки, чтобы принизить достижения Тухачевского в области военного строительства. Самой любимой их ложью является приписывание Тухачевскому идеи произвести в течение 1 года 100 000 танков, и, таким образом, полностью разорить страну. На самом деле сегодня любой может прочитать непосредственные высказывания Тухачевского на эту тему:
  '...Если бы в 1932г. РККА имела по мобилизации 10 тыс. специально военных танков, то при условии организации мобзапаса брони, можно было бы уже в предмобпериод начать подготовку к оборудованию танков из 40 тыс. автотракторов, мобилизованных из народного хозяйства. Этим путем в максимально короткий срок можно выставить 50 тыс. танков....'
  Из записки Тухачевского Сталину от 30.12.1930г.
  
  Таким образом, на самом деле Тухачевский предлагал в случае военной угрозы быстро переоборудовать для военных нужд десятки тысяч тракторов из народного хозяйства. В конце 20-х - начале 30-х гг., когда танковая индустрия была еще развита слабо, такой метод был довольно обычной практикой в разных странах, например, в США и Англии.
  
  Очень любят ставить в упрек Тухачевскому якобы необоснованное предпочтение динамо-реактивным (безоткатным) пушкам Курчевского, принятым на вооружение РККА по его настоянию, а затем снятых с вооружения. Всего их было выпущено несколько сотен. Однако во Второй Мировой Германия имела на вооружении горные безоткатные пушки; применяли их, в частности, на Крите; к тому же на базе подобных разработок немцы создали знаменитые 'фаустпатроны'. США наладили массовый выпуск безоткатных орудий во второй половине войны и устанавливали их на свои 'джипы', получив недорогую мобильную артустановку. Ну, а в СССР после расстрела Тухачевского были репрессированы многие видные деятели оборонных отраслей, с которыми он контактировал по долгу службы, в том числе расстрелян и конструктор Курчевский. Тема 'безоткаток' была закрыта полностью.
  
  Именно Тухачевский стоял у истоков создания воздушно-десантных войск. Будучи замнаркома, он прилагал активные усилия для создания и обеспечения всем необходимым первых советских десантников, а будучи переведен на должность командующего Ленинградским военным округом, организовал первые в мире тактические учения подразделений десантников. В 1931 году на основании директивы от 18 марта в 1-й авиабригаде Ленинградского военного округа был сформирован нештатный, опытный авиационный моторизованный десантный отряд (авиамотодесантный отряд). Он предназначался для исследования вопросов оперативно-тактического применения и наиболее выгодных организационных форм авиационных десантных подразделений, частей и соединений. Отряд насчитывал 164 человека личного состава, в его состав входила стрелковая рота, взвода саперный, связи и легких машин, 2 авиаэскадрильи (ТБ-1 и Р-5). В 1932 году РВС СССР принял постановление о развёртывании отрядов в авиационные батальоны особого назначения (ОСНАЗ). К концу 1933 года уже имелось 29 авиадесантных батальонов и бригад, вошедших в состав ВВС. На Ленинградский ВО была возложена задача подготовки инструкторов по авиадесантному делу и выработке оперативно-тактических нормативов. В начале 30-х гг. СССР был однозначным мировым лидером в области создания десантных войск, формирование первых десантных подразделений в Германии началось только в 1936г. В первые годы Великой Отечественной войны десантников использовали в основном для 'затыкания дыр', и они воевали как обычные стрелковые части. Крупные десантные операции в большинстве случаев были организованы неграмотно, десантники понесли в них тяжелые потери.
  
  Огромное внимание Тухачевский уделял танкам. Еще в 1922г. он говорил о том, какое огромное значение сыграют в будущей войне механизированные соединения; известно его высказывание: "Современная война будет войной моторов". Благодаря Тухачевскому в СССР впервые в мире были созданы крупные танковые соединения, которые назвали мехкорпусами. В 1932г. началось формирование 2-х первых советских мехкорпусов, а к 1936г. их было уже 4. После гибели маршала и кадрового погрома в армии прошла череда реорганизаций танковых частей - их то укрупняли, то измельчали; в погоне за количеством танков забыли про соответствующие средства их ремонта, связи, обеспечения. К началу Великой Отечественной войны СССР имел в 3 раза больше танков, чем Германия, однако все плохо сбалансированные советские танковые соединения погибли буквально в течение лета 1941г. в неумело организованных контрударах.
  
   По своему служебному положению Тухачевский принимал участие в военном сотрудничестве между СССР и Германией в период с 1922 г. по 1933 г. Он неоднократно указывал на сильные стороны немецкой армии, однако в политическом плане Тухачевский был устойчивым антифашистом. 31 марта 1935г. в газете "Правда" была размещена статья Михаила Николаевича "Военные планы нынешней Германии", где говорилось о ярко выраженной антисоветской направленности военных приготовлений гитлеровской Германии.
   Тухачевский писал:
   "Стратегическая цель сильно вооруженного государства заключается в перенесении военных действий на территорию противника, чтобы с самого начала войны расстроить его военную организацию... В настоящее время можно представить себе войну, внезапно начавшуюся приемами, способными уничтожить первый эшелон военных сил противника, дезорганизующими его мобилизацию и разрушающими жизненные центры его мощи... Итак, Германия организует громадные вооруженные силы, и в первую очередь готовит те из них, которые могут составить могучую армию вторжения."
   Сталин часто лично редактировал важные статьи для "Правды". В сохранившейся рукописи этой статьи Тухачевского рукой Сталина вычеркнуты некоторые предложения. Вычеркнуто было и следующее предложение, в котором Михаил Николаевич делал четкий вывод:
   "Неистовая, исступленная политика германского национал-социализма толкает мир в новую войну".
   Эта статья вызвала бурную негативную реакцию германских правящих кругов. 4 апреля посол Германии в СССР Шуленбург сообщил наркому иностранных дел Литвинову о серьезной обеспокоенности в Германии в связи с опубликованием данной статьи. Тухачевскому также приписывают следующее высказывание, сделанное в непринужденной обстановке в кругу близких друзей:
   "Теперь я вижу, что Сталин скрытый, но фанатичный поклонник Гитлера. Я не шучу. Стоит только Гитлеру сделать шаг к Сталину, и наш вождь бросится с распростертыми объятьями к этому фашисту (именно так и получилось с Пактом о ненападении - прим. авт.). Вчера, когда мы говорили частным порядком, то Сталин оправдал репрессии Гитлера против евреев, сказав, что Гитлер убирает со своего пути то, что мешает ему идти к своей цели, и с точки зрения своей идеи Гитлер прав. Успехи Гитлера слишком импонируют Иосифу Виссарионовичу, и если внимательно приглядеться, то он многое копирует у фюрера. Еще печальнее то, что находятся люди, которые вместо того, чтобы осадить его, делают в это время восторженные физиономии, смотрят ему в рот, как будто ожидают гениальных мыслей".
  
   Обмен любезностями между фашистскими вождями и Сталиным публиковала газета "Правда".
   Текст телеграмм, опубликованных в газете "Правда" за 25 декабря 1939г.:
   "Берлин.
   Главе Германского государства господину Адольфу Гитлеру.
   Прошу Вас принять мою признательность за поздравления и благодарность за Ваши добрые пожелания в адрес народов Советского Союза.
   И.Сталин."
  
   "Берлин.
   Министру иностранных дел Германии господину Иоахиму фон Риббентропу.
   Благодарю Вас, господин министр, за поздравления. Дружба народов Советского Союза и Германии, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной.
   И.Сталин."
  
   Тухачевский прекрасно понимал расклад сил в Европе. Он выступал за однозначный союз СССР с Англией и Францией - единственное, что могло остановить Гитлера. Сталин же предпочел вести сложную и чрезвычайно рискованную дипломатическую игру, построенную на противоречиях между европейскими державами, увлекся заигрыванием с Гитлером и территориальными приобретениями, которые продемонстрировали всему миру захватнические устремления советского вождя. Будучи во Франции, уже находясь под неусыпным наблюдением сотрудников НКВД, Тухачевский заявил французским генералам на официальном приеме в советском посольстве:
   "Страшный враг выстраивается перед нашими странами. Враг, который за несколько лет получил в распоряжение могучую армию с ультрасовременным вооружением. Мы должны сделать все, чтобы подавить его прежде, чем он раздавит нас... Теперь перед нами Гитлер."
  
   Такая позиция входила в прямое противоречие с установками Сталина. В этой связи весьма интересны высказывания ближайшего соратника Сталина министра иностранных дел В.М.Молотова (который поддерживал советского вождя безусловно и по любому поводу) в докладе о внешней политике правительства на Внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939г.:
   "Наши отношения с Германией, как я уже сказал, улучшились коренным образом. Здесь дело развивалось по линии укрепления дружественных отношений, развития практического сотрудничества и политической поддержки Германии в ее стремлениях к миру."
   "Мы всегда были того мнения, что сильная Германия является необходимым условием прочного мира в Европе."
   Стоить напомнить, видимо, что эти высказывания сделаны в тот момент, когда уже шла II Мировая война, развязанная нападением Германии на Польшу.
  
   Как известно, Сталин и его оставшиеся в живых перед войной маршалы считали, что направлением главного удара Германии будет Украина - район южнее Полесья. Именно там были сосредоточены основные силы Красной Армии и крупнейшие механизированные соединения.
   Из протокола допроса Тухачевского:
   "Изучение обстановки на наших границах с Польшей и условия развития оперативного штаба РККА показали нам, что стратегический план обладает существенными недочетами и, безусловно, может повлечь за собой ОБЕСПЕЧЕННОЕ ПОРАЖЕНИЕ. Основным недостатком оперативного плана РККА на западе является то, что он и сейчас преследует те же активные цели, которые были поставлены раньше, до прихода Гитлера к власти, когда задачей Красной Армии являлось поражение Польши... Расчеты Генерального штаба РККА на то, что СССР сильнее Германии в отношении авиации, механизированных войск и конницы, не вполне обоснованы."
   Источник: ФСБ РФ, АСД Р-9000 на Тухачевского М.Н. и др. Т.1. Протокол допроса Тухачевского от 29 мая 1937г. Л.53-55.
  
   Сегодня ясно, что Тухачевский совершенно определенно предсказывал разгром советских войск, если в стратегический план не будут внесены изменения. Но именно это и было поставлено ему в вину следователями, мол, он хотел изменить "хороший" стратегический план Генштаба РККА на свой "плохой". Впрочем, такая тенденция коснулась не только судьбы Тухачевского, ведь многие военачальники были физически уничтожены после того, как высказывали критику предвоенных взглядов и планов, одобренных вождем. Тухачевский был устранен не потому, что был "вражеским агентом" и "врагом народа". Михаил Николаевич был казнен потому, что был принципиальным человеком, придерживался независимых взглядов, высказывал их публично и не занимался тупым поддакиванием вождю, в отличие от ближайщего окружения Сталина. Деятельность Тухачевского по реформированию вооружённых сил государства и его взгляды на подготовку армии к будущей войне - развитие ракетного оружия, создание крупных механизированных соединений - встречали сопротивление и оппозицию в наркомате обороны. Известно, что к Тухачевскому относились с неприязнью маршалы Ворошилов, Буденный, Егоров, командармы Дыбенко, Белов. В исторических исследованиях эту группировку часто называют "кавалеристами", так как большинство таких военачальников в годы Гражданской войны служили в кавалерийских частях и перевод армии на механизированную основу считали преждевременным и необоснованным. В свою очередь, у ряда военачальников, поддерживающих новаторские подходы к реформированию армии - Тухачевский, Гамарник, Уборевич, Якир - сложилось резко критическое отношение к деятельности Ворошилова на посту наркома обороны.
  
   Маршал Жуков рассказывал писателю Симонову:
   "Нужно сказать, что Ворошилов, тогдашний нарком, в этой роли был человеком малокомпетентным. Он так до конца и остался дилетантом в военных вопросах, и никогда не знал их глубоко и серьёзно... А практически значительная часть работы в наркомате лежала в то время на Тухачевском, действительно являвшимся военным специалистом. У них бывали стычки с Ворошиловым и вообще существовали неприязненные отношения. Ворошилов очень не любил Тухачевского... Во время разработки устава помню такой эпизод: Тухачевский, как председатель комиссии по уставу, докладывал Ворошилову как наркому. Я присутствовал при этом. Ворошилов по какому-то из пунктов стал высказывать недовольство и предлагать что-то не шедшее к делу. Тухачевский, выслушав его, сказал своим обычным спокойным голосом:
   - Товарищ нарком, комиссия не может принять ваших поправок.
   - Почему? - спросил Ворошилов.
   - Потому что ваши поправки являются некомпетентными, товарищ нарком."
  
   Отношения между двумя группировками обострились весной 1936 г., противники Ворошилова конкретно ставили перед Сталиным вопрос о замене Ворошилова на посту наркома. Расстаться с таким верным сторонником, как Климент Ефремович, Сталин не пожелал. Вся "кавалерийская группировка" - Ворошилов, Буденный и другие - была близка Сталину по уровню своих взглядов, новаторов типа Тухачевского и Якира они презирали, считали выскочками, "слишком умными". Независимые суждения Тухачевского Сталин явно считал признаком его политической ненадежности.
   11 июня 1937 г. дело по обвинению маршала Тухачевского, командармов Уборевича и Якира, Корка, Фельдмана, Эйдемана, Примакова и Путны в шпионаже, измене Родине и подготовке террористических актов было рассмотрено в закрытом судебном заседании без участия защитников и без права обжалования приговора. В 23 часа 35 минут был оглашён приговор - всех восьмерых приговорили к смертной казни. Сразу же после этого Тухачевский и остальные обвиняемые были расстреляны прямо в здании Военной коллегии Верховного суда СССР.
  
   Советская пресса разразилась по поводу расстрела Тухачевского и других военачальников бурной риторикой в стиле "смерть предателям". В немецкой прессе комментировали гораздо сдержаннее, например:
   "Тухачевский, бесспорно, был самым выдающимся из всех красных командиров, и его нельзя заменить." Газета "Верфронт" писала: "В противовес краткой эре Тухачевского снова выступили на первый план парадные генералы и герои гражданской войны. Вместе с этим путем восстановления военных советов и значительного усиления политического аппарата восстановлен дуализм, устраненный в интересах боеспособности армии расстрелянным маршалом Тухачевским".
  
  Военный атташе Германии в Москве Э.Кестринг 21.06.1937г. по дипломатическим каналам докладывал в Берлин:
  '...О закулисной сути процесса Тухачевского и других пока ничего достоверного сказать не могу... т.к. изоляция иностранцев теперь абсолютна. Невозможен никакой разговор с кем-либо из русских... Подозрительность Сталина является достаточной для приговора. Сталин... знал, что вокруг таких личностей, как Тухачевский, в стране может выкристаллизоваться круг из множества недовольных. Самое надежное - ликвидировать... Очевиден факт, что грубые руки подозрительного политика, разрушающего армию, можно только приветствовать.'
  
  Интересны также комментарии к ситуации в СССР летом 1937г. Й.Геббельса, взятые из его личного дневника (цитата по "BA Joseph Goebbels Tagebuch 37 NL 118/64 fol.1, s.331"): '01.07.37. Фюрер разговаривал с нашим послом в России Шуленбургом. Шуленбург дает мрачную картину России. Террор, убийства, интриги... И это государство трудящихся! Много рассказывал и делился впечатлениями. Фюрер смеялся от всего сердца... 10.07.37. Разговор с фюрером. Он не может себе объяснить ситуацию в России. Сталин болен мозгами. Иначе нельзя объяснить его кровавый режим...'
  
   Были репрессированы следующие родственники Тухачевского: мать Мавра Петровна (умерла в ссылке в Казахстане), жена Нина Евгеньевна (расстреляна 16.10.1941г.), дочь Светлана (лагерь), брат Николай (расстрел), жена брата Николая (лагерь), брат Александр (расстрел), жена брата Александра (лагерь), сестра Елизавета (лагерь), муж сестры Елизаветы (расстрел), сестра Ольга (лагерь), муж сестры Ольги (лагерь), сестра Мария (лагерь), муж сестры Марии (расстрел), дочь сестры Марии (ссылка), сестра Софья (ссылка). Была осуждена на 8 лет лагерей и любовница маршала - Кузьмина Ю.И, почему-то тоже как 'член семьи изменника Родины'. Несколько родственниц маршала сумели пережить многолетнее заключение и ссылку, их освободили и реабилитировали в 1957г. Дочери маршала - Светлане Тухачевской - в 1937 было 13 лет. Она прошла через детдом, в 1945г. постановлением Особого совещания при НКВД получила 5 лет лагеря, отбывала наказание в печорских краях, затем была ссылка. Отец не просто любил Светлану, он обожал ее и всячески баловал. При обыске у Светланы нашли семейные фотографии, которые послужили дополнительным поводом к обвинению в 'антисоветской деятельности'. Все изъятые у родственников фото были уничтожены, имущество Тухачевских разворовано сотрудниками НКВД, не сохранилось даже никаких описей. Однако, когда Светлана вернулась в Москву, нашлись люди, у которых сохранились фотографии их семьи, включая Михаила Николаевича. Они сберегли их, несмотря на смертельную опасность, и передали Светлане.
  
  31 января 1957г. Военная коллегия Верховного суда СССР отменила приговор в отношении М.Н.Тухачевского и прекратило дело на него за отсутствием состава преступления.
  
  
  
  
  
  Персона: Клим Ворошилов.
  
  Климент Ефремович Ворошилов (1881-1969). С 1896 работал на заводе, член РСДРП(б) с 1903г. Неоднократно подвергался арестам, отбывал ссылку. В 1917г - председатель Луганского ВРК, в дни революции - комиссар Петроградского ВРК. Активно участвовал в гражданской войне: занимал должности командующего армией, замкомандующего фронта и др. С 1925 по 1940гг. - нарком обороны СССР. Вместе с Мехлисом был организатором кампании репрессий в РККА. Лично давал санкции на аресты, подписывал расстрельные списки на тысячи военных. "Ныне все эти отбросы людские ликвидируются, уничтожаются, как гнусная зараза", - писал он в дневнике.
   Как военный теоретик "прославился" тем, что написал статью "Сталин и Красная Армия", в которой утверждалось, что все победы Красной Армии в гражданской войне достигнуты благодаря "мудрому руководству" операциями со стороны Сталина. О взглядах Ворошилова на современную войну красноречиво свидетельствовало следующее его высказывание, сделанное в середине 30-х годов:
   "Конница во всех армиях мира переживает, вернее, уже пережила кризис и во многих армиях почти что сошла на нет... Мы стоим на иной точке зрения... Мы убеждены, что наша доблестная конница еще не раз заставит о себе говорить как о мощной и победоносной Красной кавалерии... Красная кавалерия по-прежнему является победоносной и сокрушающей вооруженной силой и может и будет решать большие задачи на всех боевых фронтах". Сталин всегда ценил безоговорочную преданность, проявляемую Ворошиловым, гораздо больше компетентности и профессионализма, на которые делали ставку Тухачевский и его сторонники. Он не только уничтожил всех, кто выступал против Ворошилова, но и санкционировал определенный культ личности "первого красного маршала" (разумеется, не в ущерб своему культу). Весь советский народ твердо знал, что в случае войны ему ничего не угрожает, "ведь с нами Ворошилов - первый красный офицер..." (строка из популярной песни предвоенных лет). Город Луганск был переименован в Ворошиловград. Ставрополь, входивший тогда в Орджоникидзевский край, был переименован в Ворошиловск (прежнее название возвращено городу в 1943 году). Еще несколько городов и поселков в разных частях страны стали носить имя Ворошилова. Появились заводы, колхозы и горные вершины имени Ворошилова. Лучшие стрелки получали почетное звание "Ворошиловский стрелок". Тяжелый советский танк "KB" был назван так в честь Ворошилова. В одной из областей деревня Остолопово и Остолоповский сельсовет были переименованы в деревню Ворошилово и Ворошиловский сельсовет.
   Цитата из письма наркома по военным и морским делам К.Е.Ворошилова командующему войсками Северо-Кавказского округа И.П.Уборевичу с постановкой задач по изучению рейхсвера (Уборевич в 1933г. направлялся в германский генштаб на стажировку):
   "...Прошу собрать материалы по следующим вопросам: 1. Взаимодействие родов войск. 2. Организация, вооружение и применение кавалерии в бою. 3. Об укрепленных районах. 4. Организация тылов и снабжения. 5. Быт немецкой армии."
   Это - всё! Ни немецкие танки, ни авиация, ни артиллерия, ни пехота советского наркома обороны - ближайшего соратника Сталина - не интересовали.
   Полководческие таланты Климента Ефремовича, на которые так надеялся весь советский народ и лично тов.Сталин, оказались, мягко говоря, сильно преувеличены. В 1940г. Сталин снял Ворошилова с поста наркома обороны после неутешительных итогов советско-финской войны. В 1941г. Ворошилов командовал войсками Северо-Западного направления и чуть было не сдал немцам Ленинград, буквально в последний момент Сталин заменил его на Жукова, тому удалось исправить положение и остановить гитлеровцев буквально у городской черты. Занимал следующие посты: член Государственного комитета обороны, командующий войсками Ленинградского фронта (по 10 сентября 1941г.), представитель Ставки по формированию войск, представитель Ставки на Волховском фронте, главнокомандующий партизанским движением, председатель Трофейного комитета при ГКО, председатель Комиссии по вопросам перемирия. В послевоенное время занимал должности председателя Союзной контрольной комиссии в Венгрии, зам.председателя Совмина СССР, Председателя Президиума Верховного Совета СССР до 1960г. Умер на 89-м году жизни 2 декабря 1969г., похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.
  
  
   Сталин играл с будущими жертвами, как кот с мышами. Первого мая 1937 года вождь привел в шоковое состояние высших командиров, присутствовавших на праздничном обеде, состоявшемся на квартире Ворошилова. По свидетельству тогдашнего начальника Разведуправления РККА Урицкого, на этом обеде "вождь сказал, что враги будут разоблачены, партия их сотрет в порошок, и поднял тост за тех, кто, оставаясь верным, достойно займет свое место за славным столом в Октябрьскую годовщину". Услышавшим это грозное предупреждение военачальникам оставалось только гадать, кто из них намечен Сталиным в качестве жертв ближайшей расправы. Ждать им пришлось недолго.
   В мае 1937г., когда процесс над Тухачевским и другими военачальниками, проходившими по делу "военного заговора в Красной Армии", был в самом разгаре, Сталин принимал у себя Ежова почти ежедневно. Он был так занят, что даже не поехал на похороны матери, которая умерла 13 мая 1937г. Периодически он также принимал Фриновского - заместителя Ежова. Обычно такие беседы велись без свидетелей. В обсуждениях дальнейшей судьбы видных деятелей, арестованных как "враги народа/шпионы/троцкисты" часто принимали участие Молотов и Мехлис. Как известно, Мехлис находился на острие сталинской зачистки в армии, а Молотов больше специализировался на зачистках гражданского общества, в чем преуспел - именно его подпись чаще других сталинских "чистильщиков" встречается на расстрельных списках.
  
   Из показаний А.П.Радзивилловского - бывшего заместителя начальника УНКВД по Московской области (цитируется по Заключению Главной военной прокуратуры от 11.01.1957г. Л.230-231 Т. "Судебное производство" ЦА ФСБ РФ АСД Р-9000 на Тухачевского):
   "Фриновский в одной из бесед поинтересовался, проходят ли у меня по материалам какие-либо крупные военные работники? Когда я сообщил Фриновскому о ряде военных из Московского военного округа, содержащихся под стражей в УНКВД, он мне сказал о том, что первоочередной задачей, в выполнении которой, видимо, и мне придется принять участие, - это развернуть картину о большом и глубоком заговоре в Красной Армии. Из того, что мне говорил Фриновский, я ясно понял, что речь идет о подготовке большого раздутого военного заговора в стране, раскрытием которого была бы ясна огромная роль и заслуги Ежова и Фриновского перед лицом ЦК... Поручение, данное мне Ежовым, сводилось к тому, чтобы немедля приступить к допросу арестованного Медведева (бывший начальник ПВО Красной Армии)... и добиться от него показаний с самым широким кругом участников о существовании военного заговора в РККА. При этом Ежов дал мне прямое указание применить к Медведеву меры физического воздействия, не стесняясь в их выборе..."
  
   10 июня 1937г. Сталин принял Вышинского, а позже совещался с Молотовым, Мехлисом и Ежовым. Суд над группой Тухачевского пора была заканчивать. На следующий день - 11 июня - в регионы ушло циркулярное письмо за подписью Сталина:
   'Нац.ЦК, крайкомам, обкомам. В связи с происходящим судом над шпионами и вредителями Тухачевским, Якиром, Уборевичем и другими, ЦК предлагает вам организовать митинги рабочиx, а где возможно, и крестьян, а также митинги красноармейских частей и выносить резолюцию о необходимости применения высшей меры репрессии. Суд, должно быть, будет окончен сегодня ночью. Сообщение о приговоре будет опубликовано завтра, то есть, 12 июня.
   11 июня 1937г. Секретарь ЦК Сталин.'
   Все так и произошло: суд закончился ночью, подсудимых расстреляли этой же ночью, днем 12-го активно митинговали по всей стране, газеты были переполнены призывами "беспощадно уничтожать врагов народа". В газете "Правда" вышла передовая статья, подписанная Мехлисом:
   "Велика и священна ненависть всех трудящихся нашей родины к врагам народа - шпионам, диверсантам, вредителям, ко всем тем, кто хочет опоганить цветущую советскую землю вонючим сапогом германо-японского фашизма... Лазутчикам капиталистического мира нет и не будет у нас никакой пощады. Эти лазутчики не уйдут от все более бдительного глаза диктатуры рабочего класса. Гадина фашистского шпионажа многоголова. Но ее головы мы отсечем, все щупальцы и жала змеиные мы обнаружим, обезвредим, отрубим. Ибо эти щупальцы и жала отыскиваются миллионами глаз советских патриотов. Бдительность советской разведки, бдительность органов НКВД, возглавляемых тов. Ежовым, у которого слова не расходятся с делом, оборвала подлую деятельность восьмерки фашистских шпионов. Этот разгром военно-шпионской группы, с которой у фашистов было связано много надежд, - яркий показатель кризиса, заката буржуазной разведки. Этот разгром свидетельствует, что всякая новая попытка засылки шпионов и диверсантов в СССР будет вовремя пресечена. Советская разведка крепнет, растет, усиливается. Пусть трепещут все шпионы, диверсанты и убийцы. Советская разведка покажет, на что она способна!"
   "Правда", 11 июня 1937 г.
  
   Первая волна репрессий в армии, под которую попали Тухачевский, Уборевич, Якир, Корк, Путна, Примаков и ряд других военачальников, вызвала резонное недоумение и тревогу в среде военных профессионалов. В июне 1937 года состоялся Военный Совет при Наркоме обороны. К.Е.Ворошилов довел до собравшихся военачальников информацию о "предательстве" и "заговорщиках" в рядах Красной Армии. Тут надо отметить, что раз Ворошилов был наркомом обороны, значит, широкомасштабный "заговор" созрел в армии именно при нем. Выкручиваться из такой двусмысленной ситуации ему было нелегко, и делал он это по классической для тех времен процедуре: сначала бурно каялся, что не разглядел "врагов", потом пытался объяснить свои "ошибки" объективными обстоятельствами, и в заключении энергично призывал гром и молнии на головы "предателей". Вот некоторые цитаты из его выступления:
  
   "Я как народный комиссар... откровенно должен сказать, что не только не замечал подлых предателей, но даже когда некоторых из них (Горбачева, Фельдмана и др.) уже начали разоблачать, я не хотел верить, что эти люди, как казалось, безупречно работавшие, способны были на столь чудовищные преступления. Моя вина в этом огромна. Но я не могу отметить ни одного случая предупредительного сигнала и с вашей стороны, товарищи... Повторяю, никто и ни разу не сигнализировал мне или ЦК партии о том, что в РККА существуют контрреволюционные конспираторы..."
  
   Присутствовал лично И.В.Сталин, слушал очень внимательно, и сам выступил. В своем выступлении он пояснил, что нет ничего удивительного в таком количестве "шпионов", так как разведки иностранных государство не дремлют. Вот выдержки из его выступления:
   "Товарищи! Я вижу на ваших лицах мрачность и какую-то растерянность. Понимаю, очень тяжело слушать о тех, с кем вы десятки лет работали, и которые теперь оказались изменниками Родины. Но омрачаться не надо. Это явление вполне закономерное... Иностранная разведка всегда интересовалась Вооруженными Силами нашей страны, расставляла шпионов, засылала резидентов..."
   Далее Сталин увязал аресты военных с подрывной деятельностью видных деятелей ВКП(б) - Троцкого, Бухарина, Енукидзе и других, и заявил о существовании широкомасштабного заговора в стране. Он заявил о том, что участники заговора действовали в интересах германских фашистов, а некоторые из них были связаны также и с японской разведкой."
  
   Далее состоялись прения по докладу Сталина. Военные вели себя по-разному. Значительная часть из них всячески клеймила позором арестованных военачальников, и заявляла, что всегда думала о них плохо. Другие, более мужественные люди, высказывали сомнение в правильности таких массовых репрессий против заслуженных и широко известных командиров. Выступая с трибуны, командующий Закавказским военным округом Н. В. Куйбышев (родной брат видного деятеля ВКП(б) Валериана Куйбышева) назвал боевую подготовку войск неудовлетворительной. "Основная причина этого в том, - заявил он, - что округ в кадровом отношении сильно ослаблен". На это последовала успокоительная реплика Ворошилова: "Не больше, чем у других". Комкор Н.В.Куйбышев - "агент германской, польской, литовской и японской разведок" - был расстрелян в августе 1938 года. К.А.Мерецков, только что вернувшийся из Испании, начал было говорить о важности внедрении опыта войны в Испании для боевой учебы войск, однако Сталин перебил его, и спросил об отношении Мерецкова к "предателям". Мерецков заявил следующее:
   - Мне непонятны выступления товарищей, говоривших здесь о своих подозрениях и недоверии. Это выглядит странно: если они подозревали, то почему до сих пор молчали? Я Уборевича ни в чем не подозревал, безоговорочно ему верил и никогда ничего дурного не замечал.
   Сталин перебил Мерецкова такой репликой:
   - Мы тоже верили им, а вас я понял правильно...
   Эту зловещую фразу Мерецков оценил в полной мере тогда, когда был арестован, однако ему удалось уцелеть. После начала войны он был в числе некоторых генералов, которых выпустили из мест заключения по распоряжению Сталина, и направили на фронт.
  
   Не скатился до холуйского подпевания Сталину и комдив Кучинский Дмитрий Александрович - начальник Академии Генштаба РККА. Кучинский не стал кривить душой и отметил, что с И.Э.Якиром его связывали и служебные отношения, и настоящая дружба. Он отметил, что всегда доверял Якиру и высоко ценил его как командующего, как военного профессионала. Кучинский прекрасно знал, какое большое влияние на дела наркомата обороны имел командарм, что целый ряд крупнейших вопросов строительства Вооруженных Сил, разработки оперативных планов, решались только после консультаций с И. Э. Якиром. Это смелое выступление дорого обошлось комдиву, через несколько месяцев он был расстрелян, а вслед за его арестом последовал настоящий кадровый погром в возглавляемой им Академии Генштаба.
  
   Выступивший Г.И.Кулик превзошел по хамству по отношению к "отверженным" и лизоблюдству перед начальством всех, кто подпевал Сталину и Ворошилову. Он вспомнил, как Уборевич и Якир считали его, Кулика, "бездарным", обозвал "дураком" Корка, командующего войсками Уральского военного округа Горбачева - "провокатором", начальника штаба МВО Степанова - "сволочью", а начальника ГПУ Гамарника - "первой сволочью". Кулик не просчитался: Сталин начал особо благоволить к нему, а через несколько дней после Военного Совета - 14 июня - Кулик получил долгожданное звание командарма 2-го ранга. Заняв вскоре пост заместителя наркома обороны, Кулик в разгар боев на Халхин-Голе вмешивался в управление войсками и пытался скомпрометировать Г.К.Жукова, непосредственно руководившего операцией. В 1940 году, несмотря на многие неудачи в ходе финской кампании, он получает звание Маршала и Звезду Героя. С началом войны попал в окружение под Белостоком, затем, получив под командование 54-ю армию, не сумел организовать ее взаимодействие с войсками Ленинградского фронта. Сдал врагу Керчь и Ростов, за что был разжалован в звании до генерал-майора. Далее был направлен руководить армейскими кадрами. После войны был отправлен в отставку, и, как "вышедший из доверия", в 1950 году был расстрелян.
  
   Сразу после этого июньского 1937 года Военного Совета началось форменное избиение военных кадров. Видимо, Сталину не понравилось, как вели себя некоторые военные на Военном Совете. Итоги тотальной армейской чистки были подведены Ворошиловым на заседании другого Военного Совета, который состоялся через полтора года, в 29 ноября 1938 года. "Когда в прошлом году была раскрыта и судом революции уничтожена группа презренных изменников нашей Родины и РККА во главе с Тухачевским, - заявил нарком, - никому из нас и в голову не могло прийти, не приходило, к сожалению, что эта мерзость, эта гниль, это предательство так широко и глубоко засело в рядах нашей армии. Весь 1937 и 1938 годы мы должны были беспощадно чистить свои ряды, безжалостно отсекая заражённые части организма до живого, здорового мяса, очищаясь от мерзостной предательской гнили... Чистка была проведена радикальная и всесторонняя... с самых верхов и кончая низами... Поэтому и количество вычищенных оказалось весьма и весьма внушительным. Достаточно сказать, что за всё время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек".
  
   Во всех воинских частях вследствие массовых репрессий, достигших пика в 1937-1938 гг., возникла атмосфера истерической охоты за "врагами народа", к которым в первую очередь были отнесены бывшие участники оппозиций, а также лица, служившие в царской армии. Лишь в августе 1938 года, когда последствия погрома, учинённого в армии, стали угрожать потерей управляемости ею, была создана специальная комиссия для разбора жалоб уволенных командиров. Она рассмотрела около 30 тысяч заявлений и возвратила в Красную Армию около 12,5 тысяч командиров и политработников. Когда Ока Городовиков пожаловался своему другу Семену Буденному на массовость арестов и выразил опасение, что этак и его загребут, друг сказал: "Не дрейфь, Ока, берут только умных." Буденный на войне также прошел отнюдь не славный путь: катастрофа на Западном фронте, затем под Киевом, руководство обороной Кавказа, в итоге - 1943 года должность командующего кавалерией Советской Армии.
  
   Кстати, в 1935 году был образован Военный Совет при наркоме обороны, в который вошло 85 высших руководителей армии и флота. Из них репрессии не коснулись только 6 человек: Ворошилова, Буденного, Шапошникова, Апанасенко, Тимошенко и Городовикова. Все эти уцелевшие члены Военного совета, кроме Шапошникова, во время гражданской войны служили в Первой Конной армии.
  
   Будущий маршал Константин Рокоссовский c 17 августа 1937г. по 22 марта 1940 г. содержался во внутренней тюрьме УГБ при НКВД по Ленинградской области на Шпалерной улице. Его обвиняли в связях одновременно с польской и японской разведками. По сведениям полковника юстиции Климина Ф. А., бывшего в числе трех судей Военной коллегии ВС СССР, разбиравших дело Рокоссовского, в марте 1939 должен был состояться суд, но все свидетели, давшие показания, ко времени суда уже были мертвы. Рассмотрение дела было отложено на доследование, осенью 1939 г. состоялось второе заседание, также отложившее вынесение приговора. 22 марта 1940 Рокоссовский был освобожден в связи с прекращением дела, при ходатайстве С. К. Тимошенко (бывший командир Рокоссовского) к И. В. Сталину, и реабилитирован. К. К. Рокоссовского полностью восстанавливают в правах, в красноармейской должности и в партии, весну проводит с семьей на курорте в Сочи. В том же году с введением генеральских званий в РККА ему присваивается звание "генерал-майор".
  
   Комкор Иван Семенович Кутяков - кавалер трех орденов боевого Красного Знамени и ордена Красного Знамени Хорезмской Советской Республики; после гибели Чапаева он командовал 25-й дивизией и завершил разгром войск атамана Гурьева. В 1935г. Кутяков написал книгу под названием "Киевские Канны, 1920г.". Автор, освещая операции Юго-Западного фронта против белополяков, вскрыл недостатки в управлении войсками со стороны командования фронта(Сталин, Ворошилов, Егоров) и 1-й Конной армии (Буденный). Обращает на себя внимание оценка этой книги Сталиным. На заседании Военного Совета при Наркомате Обороны в июне 1937 г. (после ареста Тухачевского и других) Сталин высказался так:
   - Говорят - дрянная. Клима спросил - дрянная штука. Прочитал все-таки. Действительно - дрянная штука.
   Начавшиеся в 1935-1936 гг. репрессии вызвали у автора книги Кутякова предчувствие надвигающейся над ним расправы. В своем личном дневнике, изъятом при аресте, он писал:
   "26 октября 1936 г. Самара. Мои "Канны 1920 г." есть петля на моей шее, они загубят при первом удобном случае. Значит к этому нужно быть готовым..."
   На свою беду Иван Семенович вел еще и дневник, 2 марта 1936 года он сделал в нем запись:
   "Маршал Тухачевский вел почти 100% решительную атаку по Вор.+Егор. Якир+Уборевич осторожны. 9 октября: "В этом году будут пертурбации среди верхушек". 13 февраля 1937 года: "Все перепутано, не поймешь, кто враг, кто друг". 15 марта: "Пока "железный" будет стоять во главе, до тех пор будет стоять бестолковщина, подхалимство, и все тупое будет в почете, все умное будет унижаться". По записям в дневнике Кутякову определили полный набор стандартных для того времени обвинений: измена родине, терроризм, участие в контрреволюционных организациях. Летом 1937г. Иван Семенович был расстрелян.
  
   Командарм 1-го ранга И.Э.Якир на маневрах 1935 и 1936 г.г. продемонстрировал возросшее мастерство советских войск. Он самоотверженно, но безуспешно пытался спасать товарищей, арестованных во время "большого террора". В 1937 был назначен на должность командующего Ленинградским военным округом. В этом же году был вызван в Москву и арестован. Обратился с письмом к Сталину, в котором были следующие слова: "Я честный и преданный партии, государству, народу боец... Я честен каждым своим словом, а умру со словами любви к Вам, к партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма". На этом письме оставили резолюции Сталин: "Подлец и проститутка"; К.Е. Ворошилов и В.М. Молотов: "Совершенно точное определение"; Л.М. Каганович: "Мерзавцу, сволочи и б... одна кара - смертная казнь". Якир был расстрелян во дворе Лубянской тюрьмы.
  
   И.Федько, назначенный после гибели Тухачевского и Гамарника первым заместителем наркома обороны, оказал явившимся к нему работникам НКВД вооруженное сопротивление и приказал своей охране держать их под прицелом. Одновременно Федько позвонил Ворошилову. Тот сказал Федько, что он, Ворошилов, лично во всем разберется, приказал Федько прекратить сопротивление и временно подчиниться работникам НКВД. Федько согласился и вскоре был расстрелян.
  
   Комкор А.Я.Лапин (Лапиньш), награжденный тремя орденами Красного Знамени, 21 сентября 1938г. покончил жизнь самоубийством в тюремной камере. В его вещах нашли записку: 'Мне надоело жить, меня сильно били, поэтому я дал ложные показания и наговорил на других лиц. Я ни в чем не виновен.'
  
   Комкор Николай Криворучко, известный силач, командовавший 2-м кавкорпусом после Котовского, отличался непосредственностью и необузданным нравом. Он очень хорошо относился к Якиру, который часто покрывал его грубоватые кавалерийские выходки, потому что ценил военный талант комкора. В августе 1938 года в застенке НКВД Криворучко действовал от души: он ударил следователя, а потом довольно долго отбивался от целой своры палачей, пока не был избит до полусмерти. Хотя встречаются в некоторых публикациях утверждения, что Криворучко удалось убить следователя. В любом случае, уцелеть комкору не удалось.
  
   Активно "чистился" и корпус политработников Красной Армии и Флота. Только в 1938 году было уволено 3176 политработников, в том числе "в связи с арестом" - 265 чел., исключённых из ВКП(б) - 982 чел., бывших участников внутрипартийных группировок - 187 чел. и по директиве наркома обороны об увольнении "инородцев" - 863 чел. Все политработники, получившие в 1935 году высшее звание армейского комиссара (16 человек), были расстреляны.
   Начальник политуправления Красной Армии армейский комиссар 1-го ранга Ян Борисович Гамарник имел смелость выступить на защиту Тухачевского и ряда других военачальников. 31 мая 1937 года Нарком обороны К. Е. Ворошилов отдал приказ заместителю начальника ГПУ РККА А. С. Булину и управляющему делами Наркомата обороны И. В. Смородинову сообщить Гамарнику, находившемуся у себя на квартире в связи с болезнью, об увольнении его из рядов РККА. Сразу же после их ухода Гамарник, прекрасно представляя свою дальнейшую судьбу, застрелился.
   Через несколько дней жена Гамарника на общем партийном собрании Института красной профессуры держала ответ за "мужа - врага народа". Таков был порядок: родственников "врага народа" на партийных и комсомольских собраниях заставляли оправдываться и каяться - как же это они не разглядели "врага" в близком человеке и не доложили "куда следует". Итак, последовал стандартный вопрос: "Как это вы не заметили около себя врага народа?" Ответила: "Были еще люди, которые "не заметили" около себя врага народа. Например, товарищ Сталин. Ведь именно он на одном из последних приемов в Кремле поднимал бокал за Гамарника, как "лучшего члена партии". Дорого обошлось жене Гамарника это заявление. Она погибла в сталинских застенках, как и жены Уборевича, Тухачевского и других видных военных деятелей. Двадцать лет спустя стало известно, что из жены Гамарника в тюрьме "выколачивали" показания на многих, в том числе и на Анну Михайловну Панкратову, видного историка, подругу по революционной борьбе. Следователь парткомиссии Кузнецов сказал дочери Гамарника: "Вы можете гордиться своей матерью так же, как отцом. Из двух тысяч "дел", которые я вел в связи с реабилитацией, только в двух нет никаких показаний ни на кого из друзей, близких, знакомых - в "делах" Мейерхольда и вашей матери. А какие тогда были допросы - не мне вам рассказывать".
   Жена Гамарника погибла в сталинских застенках, как и жены Уборевича, Тухачевского и других видных советских военачальников. Мать Гамарника сослали в Башкирию, где она влачила нищенское существование, детей отправили в Усть-Исетский детдом под Свердловском.
  
  
   Должность начальника ГПУ РККА после смерти Гамарника получил Лев Мехлис.
  
   Персона: Лев Мехлис.
   Мехлис Лев Захарович (1889-1953). Работал конторщиком, учителем. В 1907-1910 входил в еврейскую социал-демократическую рабочую партию "Поалей-Цион". Участник 1-й мировой войны. В марте 1918 вступил в РКП(б). В 1919 вступил в Красную армию, комиссар бригады, дивизии, Правобережной группы войск на Украине. В 1921-22 - в аппарате Наркомата рабоче-крестьянской инспекции РСФСР, в 1922-26 - в аппарате ЦК ВКП(б), в 1924-30 помощник генерального секретаря И.В. Сталина, своей поистине рабской преданностью заслужил его полное доверие и долгие годы пользовался его покровительством. С 1930 редактор газеты "Правда" и одновременно зав. отделом печати и издательств ЦК ВКП(б). С февр. 1934 кандидат в члены, с октября 1939 член ЦК ВКП(б). В январе 1938 года Мехлис становится начальником Политического управления РККА и заместителем наркома обороны СССР. Часто выезжая в военные округа, он на местах лично принимал решения о массовых арестах комадного и политического состава РККА. Его слова: "Врагов и изменников будем уничтожать как бешеных собак", брошенные с трибуны XVIII съезда наиболее полно характеризуют его позицию. Вот один их доносов Мехлиса в ЦК:
  ''По имеющимся сведениям Конев (командующий 2-й отдельной Краснознаменной армией) скрывает свое кулацкое происхождение, один из его дядей был полицейским.'
   Источник: РГВА, ф. 9, оп. 29, д. 354, л. 265; д. 405, л. 7.
  
  Чудовищный кадровый погром Мехлис устроил на Дальнем Востоке летом 1938 года, он лично причастен к трагедии маршала Блюхера. Дело дошло до того, что одной из дивизий некоторое время командовал лейтенант, потому что все офицеры более высокого звания были арестованы. О ходе чисток в армии он отчитывался лично перед Сталиным, вот, к примеру, телеграмма от 28 июля 1938г.:
  'Уволил двести пятнадцать политработников, значительная часть из них арестована. Но очистка политаппарата, в особенности низовых звеньев, мною далеко не закончена. Думаю, что уехать из Хабаровска, не разобравшись хотя бы вчерне с комсоставом, нельзя.'
  Именно Мехлис превратил политработников в доносчиков: директивой с грифом "совершенно секретно" он обязал начальников политорганов информировать вышестоящие инстанции о "политико-моральном состоянии" командиров частей и соединений.
  
  
   Показательную историю, характеризующую моральный облик Мехлиса, привел в своих воспоминаниях советский карикатурист Борис Ефимов (ему рассказал ее Михаил Кольцов):
   - На днях приехал в редакцию Мехлис. Сидим у меня в кабинете, разговариваем о том, о сем, и он вдруг говорит: "А знаешь, Миша, надо очень и очень присмотреться к Августу Потоцкому. Это, безусловно, замаскированный враг". Я обомлел:
   - Что ты? - говорю, - Август? Этот честнейший, преданнейший большевик? Старый правдист, политкаторжанин?!
   - Да, да, Миша, - отвечает Мехлис нетерпеливо и злобно, - именно он, честнейший и преданнейший. Именно из таких, как ты говоришь, "честнейших" царская охранка вербовала провокаторов.
   - Я не знал, что сказать. Буквально отнялся язык. И в эту минуту в кабинет вошел... Август с газетными полосами на подпись. Ты бы видел, как мгновенно и жутко изменилось лицо Мехлиса, как приветливо и ласково он заговорил:
   - А-а... Товарищ Август! Рад вас видеть. Как поживаете, дорогой? Как здоровье?
   - Спасибо! Стареем, товарищ Мехлис. Стареем.
   - Ну, что вы, товарищ Август, вам еще рано стареть. Вон вы какой богатырь! Еще поработаете для "Правды", для партии.
   - Спасибо, товарищ Мехлис, спасибо на добром слове...
   Август был явно взволнован и растроган. Наверное, он еще долго ходил потом под приятным впечатлением этого разговора, наверное, кому-то рассказывал: "Какой все-таки замечательный человек Лев Захарович! Какой чудесный товарищ, чуткий, душевный! Как он меня приободрил!"
   Арест Августа Потоцкого не заставил себя долго ждать, как, впрочем, и арест Михаила Кольцова.
  
   В 1941 года в качестве уполномоченного Ставки ВГК Лев Мехлис был направлен на Северо-Западный фронт, где перед строем командиров штаба 34 армии без суда расстрелял начальника артиллерии армии генерал-майора артиллерии В.С.Гончарова. Был расстрелян и командующий армией Качанов. В январе 1942г. Мехлис прибыл на Керченский полуостров, недавно захваченный советским десантом, где осуществлял некомпетентное вмешательство в управление войсками. Военный корреспондент "Красной звезды" Константин Симонов писал: "Метель вместе с дождем, все невероятно развезло, все буквально встало, танки не пошли, а плотность войск, подогнанных Мехлисом, который руководил этим наступлением, подменив собой фактически командующего фронтом безвольного генерала Козлова, была чудовищная. Все было придвинуто вплотную к передовой, и каждый немецкий снаряд, каждая мина, каждая бомба, разрываясь, наносили нам громадные потери... В километре - двух - трех - пяти - семи от передовой все было в трупах... Словом, это была картина бездарного военного руководства и полного, чудовищного беспорядка... Полное небрежение к людям, полное отсутствие заботы о том, чтобы сохранить живую силу, о том, чтобы уберечь людей от лишних потерь..."
   В итоге получилась грандиозная катастрофа, приведшая к полной потере Крыма. Сталин разжаловал своего любимчика до звания корпусного комиссара и убрал с должностей начальника ПУ РККА и замнаркома обороны. Однако и на более низких должностях Мехлис продолжал вмешиваться в решения командиров, требуя "руководствоваться решениями партии" независимо от стратегических и тактических задач войск, постоянно писал доносы в ЦК и лично Сталину на командующих, требуя их привлечения к ответственности. После войны был министром госконтроля СССР. Умер в феврале 1953г.
  
  
  
   СКОЛЬКО УНИЧТОЖИЛИ ВОЕННЫХ?
  
   Приводимые в различных источниках данные о количестве репрессированных военных в значительной степени расходятся. И.Пыхалов имеет репутацию исследователя, которого никак нельзя заподозрить в так называемом "очернительстве" политики Сталина, и он утверждает следующее: в течение 1937-1938 гг. в армии, с учётом всех последующих пересмотров дел (изменений статей и восстановлений), было репрессировано 17 776 человек командного состава, из них 9 701 было уволено и 8 075 арестовано.
  
   Многие военнослужащие, прошедшие через первые этапы репрессий (исключение из партии или увольнение из армии), вступали на единственно доступный путь борьбы за своё спасение, направляя жалобы и апелляции в вышестоящие органы. Поток жалоб был настолько велик, что бюрократический аппарат не успевал их разбирать. В начале 1938 года главный кадровик Наркомата обороны Е.А.Щаденко составил справку, в которой указывалось, что в наркомате скопилось 20 тысяч вовсе не рассмотренных жалоб и 34 тысячи жалоб, по которым не принято окончательного решения.
  
   По архивным данным можно оценить динамику чистки в сухопутных войсках (из статьи "Военные кадры накануне войны" Ф.Б.Комал):
   1935г. - уволено 6198 чел.,
   1936г. - уволено 5677 чел.,
   1937г. - уволено 18658 чел.,
   1938г. - уволено 16362 чел.,
   1939г. - уволено 1878 чел.
  
   Если учесть возврат в армию 12,5 тысяч ранее уволенных военных, то общая цифра потерь за данный период составит примерно 36 тыс.чел. Определенная часть этих людей была уволена из армии не по политическим мотивам, но из динамики цифр таблицы видно, что их число не могло превышать одной трети от общего числа уволенных. Следовательно, с высокой долей вероятности общее число уволенных по политическим мотивам составило около 24 тыс.чел. Допустим, Пыхалов прав и всего было арестовано около 8000 чел. Однако хуже всего то, что основной удар пришелся именно на высший комсостав. С мая 1937 года по сентябрь 1938 года были репрессированы около половины командиров полков, почти все командиры бригад и дивизий, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов. За небольшим исключением, были арестованы все начальники управлений и другие ответственные работники наркомата обороны и Генерального штаба, все начальники военных академий и институтов, все руководители Военно-Морского флота и командующие флотами и флотилиями. Вслед за Тухачевским были арестованы и расстреляны все остальные заместители наркома обороны - Егоров, Алкснис, Федько и Орлов. Доля репрессированных была тем выше, чем более высоким был этаж военной иерархии. Из 837 человек, которым в ноябре 1935 года были присвоены персональные воинские звания (от полковника до маршала), было репрессировано 720 человек. Из 16 человек, получивших звания командармов и маршалов, уцелели после великой чистки только Ворошилов, Будённый и Шапошников. Фактически было уничтожено несколько поколений высших военных управленцев, военачальников, обладающих реальным опытом управления войсками в бою. Чем выше был ранг репрессированных, тем большей в их составе была доля расстрелянных. Из 408 работников руководящего и начальствующего состава РККА, осуждённых Военной коллегией, 401 был приговорён к расстрелу и только семь - к различным срокам заключения. Всего до 1941г. погибли в сталинских застенках более 500 высокопоставленных военных - от маршала до комбрига. Подавляющая часть из них была расстреляна, 63 человека - умерли в тюрьмах и лагерях, 8 - покончили жизнь самоубийством. В результате предвоенных репрессий Красная Армия лишилась больше военачальников высшего звена, чем за все годы Отечественной войны. Сегодня есть возможность ознакомиться с достаточно подробными поименными списками и биографиями расстрелянных высших командиров в следующих источниках:
  сайт www.rkka.ru в разделе "Энциклопедия" (автор-составитель Дмитрий Чураков);
  сайт " 1937 и другие годы";
  О.Ф.Сувениров, монография "1937 год. Трагедия РККА.";
   Черушев Н.С, Черушев Ю.Н. 'Расстрелянная элита РККА 1937-1941'.
  
  
  
  
  
  
   5. В ЛАГЕРЯХ.
  
   Александр Васильевич Горбатов - легендарный командарм Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза - в момент ареста командовал дивизией в звании комбрига. Через несколько месяцев пыточного следствия над ним состоялся суд, который занял 5 минут. В приговоре значилось: 15 лет тюрьмы и лагерей, плюс 5 лет поражения в правах. Как и многих, осужденных по 58-й статье - их называли "политическими" - его отправили в Колымский край. Нужно однако отметить, что получение срока для военного, арестованного в 1937-1938гг., можно считать невероятной удачей, так как подавляющему большинству арестованных военных выносился смертный приговор. Александр Васильевич прошел через "ежовское" следствие, колымские лагеря, войну, и оставил нам книгу подробных воспоминаний о пережитом, называется она "Годы и войны, записки командарма". Вот несколько цитат из данной книги, относящихся к лагерному периоду жизни легендарного военачальника:
   "Как-то утром пришла за кипятком большая группа женщин. У каждой было в руках по два ведра. От них я узнал, что прибыл эшелон женщин, осужденных по статье 58. Командир 7-го кавкорпуса Григорьев был арестован год назад; не исключено было, что среди арестованных находится и его жена. Еще будучи на свободе, я слышал о том, что часто арестовывали сперва мужа, а потом жену. Спросил женщин, нет ли среди них Марии Андреевны, жены командира корпуса Григорьева.
   - Нас так много... Мы не знаем, есть ли среди нас такая, - сказала одна из женщин. - А что ей передать, если ее увидим?
   - Скажите, чтобы пришла за кипятком завтра утром, что ее хочет видеть Горбатов, командир дивизии. - Хорошо, поищем, спросим, - раздались голоса. Когда на следующий день утром женщины снова при шли за кипятком, среди них оказалась не жена Григорьева, а ее племянница, которая воспитывалась у них с малых лет, а затем вышла замуж за начальника особого отдела дивизии Бжезовского. Сперва арестовали ее мужа, а потом вскоре и ее.
   - Вот где встретились, Александр Васильевич, - сказала она.
   - Да, Любочка. Не ожидал увидеть вас когда-нибудь в такой обстановке.
   Ее обвинили в шпионаже, осудили, и она следовала на Колыму."
  
   "В нашем лагере было около четырехсот осужденных по 58-й статье и до пятидесяти "уркаганов" - закоренелых преступников, на совести которых была не одна судимость, а у некоторых по нескольку, даже по восьми ограблений с убийством. Именно из них и ставились старшие над нами. Работа на прииске была довольно изнурительная, особенно если учесть малокалорийное питание. На более тяжелую работу посылали, как правило, "врагов народа", на более легкую - "уркаганов". Из них же, как я уже говорил, назначались бригадиры, повара, дневальные и старшие по палаткам. Естественно, то незначительное количество жиров, которое отпускалось на котел, попадало прежде всего в желудки "урок". Питание было трех категорий: для невыполнивших норму, для выполнивших и для перевыполнивших. В числе последних были уголовники. Хотя они работали очень мало, но учетчики были из их же компании. Они жульничали, приписывая себе и своим выработку за наш счет. Поэтому уголовники были сыты, а мы голодали."
  
   "Моим соседом по нарам был Михайло Иваныч из Украины. Он был архитектором, в лагерь прибыл раньше меня на год. Человек наблюдательный, он умел делать правильные выводы. Однажды вечером Михайло сказал мне:
   - Смотрю на тебя, Васильевич, и вижу: ты неправильно, горячо взял с места, тебя ненадолго здесь хватит. Имей ввиду: сколько бы ты не работал, все равно у тебя 100 процентов не будет, баланду ты будешь есть третьего сорта, а уркаганы, не работая, будут получать первого сорта. Они твою выработку запишут себе, а свою - тебе. Здесь так было и так будет. А еще я вижу, что ты очень строптив, часто указываешь уркам на их недостатки и споришь с ними. Поверь мне, это к добру не приведет, ты этих ублюдков не перевоспитаешь, а только ожесточишь против себя и причинишь себе большой вред. Уркаганы здесь крепко спаяны между собой... Охрана и администрация на их стороне. Наш бригадир - отъявленный бандит, он у них за главного, что скажет он своим, то с тобой и сделают."
  
   Л.Кербер в мемуарах "Туполевская шарага" рассказывает, как к ним в ЦКБ-29 был доставлен из канских лагерей академик Крутков, работавший на зоне уборщиком в бараке уголовников:
   - Неплохая работа, знаете ли, главное - поражала тонкость оценки твоего труда: иногда побьют, а иногда оставят покурить. Должен заметить, студенты моего университета были менее притязательны и ни разу меня не били, правда, курить давали безропотно и даже не окурки...
   Он же рассказал, как получил задание вместе с уборщиком соседнего барака напилить дров. Два пожилых человека, закутанные в лохмотья, грязные, обросшие седой щетиной, медленно тянут пилу. Между ними состоялся такой диалог:
   - Ты откуда?
   - Из Ленинграда?
   - А ты?
   - Оттуда же.
   - Где работал?
   - В Академии наук. А ты где?
   - Там же.
   - Ну уж брось, я там почти всех знал. Как твоя фамилия?
   - Крутков.
   - Юрий Александрович??? Бог мой, я - Румер, помните лестницу? ломоносовскую мозаику? ради Бога, не обессудьте, не узнал!
   - Полно, полно, Юрий Борисович, кто здесь узнает? Но не обессудьте, пошли топить барак, а то, сами знаете - побьют, да и только.
   ...Юрий Борисович Румер - математик, физик и полиглот, кандидат в русские Оппенгеймеры. Работал он в расчетной бригаде, был консультантом и арбитром во всякого рода сложных технических спорах и покорил нашу библиотекаршу татарку Фатиму Растанаеву тем, что за месяц прочитал всю техническую литературу на английском, французском, немецком и итальянском языках. "Ни разу не взяв ни одного словаря!" - восхищалась она.'
  
   Антон Антонов-Овсеенко - сын известного революционера. Отца расстреляли, мать покончила с собой, его арестовывали несколько раз, сидел по разным лагерям. Антон написал воспоминания под названием "Враги народа", вот небольшой отрывок:
   "В лагере образованных не любят, интеллигентов травят, как полевых вредителей. Бригадиры, десятники, надзиратели, охранники вымещают на них свою завистливую злобу. Уголовники истребляют учителей, писателей, профессоров с таким старанием, будто по директиве сверху действуют. А "кум" - тот при виде мыслящего зэка аж загорается в охотничьем азарте... В соседней бригаде работает математик: мягкая улыбка на изможденном лице, неизменная вежливость, спокойный тон медлительной речи, а в глазах, в безвольно опущенных плечах - полная обреченность. Такие в лагере не выживают... Однажды привели певца - обладателя великолепного баритона... Это был солист Ашхабадской филармонии. Статья 58, пункт 10, срок 10 лет... Начальница послушала его, осталась довольна, потом спросила срок и статью. Ничего не сказав в ответ, поднялась и вышла. Утром пришел нарядчик и забрал баритона. Больше мы его не встречали, сгинул "враг народа" на общих работах. На вопрос о нем начальница гневно передернула плечами:
   - "Контрикам" не место на сцене!
  
  
   Варлам Шаламов отсидел в колымских лагерях, как говорится, от звонка до звонка 10 лет, и написал несколько циклов рассказов (цитируется по книге "Высокие широты" В.Т.Шаламов, АСТ Москва, 2009):
   "Грабежи, совершаемые блатарями, встречаются повсюду. Рэкет узаконен и никого не удивляет. В 1938 году, когда между начальством и блатарями существовал почти официальный конкордат, когда воры были объявлены "друзьями народа", высокое начальство искало в блатарях орудие борьбы с "троцкистами", с "врагами народа". Проводились даже политзанятия с блатарями в КВЧ, где работники культуры разъясняли блатарям симпатии и надежды властей, и просили у них помощи в деле уничтожения "троцкистов".
   - Эти люди присланы сюда для уничтожения, а ваша задача - помочь нам в этом деле, - вот подлинные слова инспектора КВЧ прииска Партизан по фамилии Шаров, сказанные им на таких занятиях зимой в начале 1938г. Блатари ответили полным согласием. Еще бы! Это спасало им жизнь и делало их "полезными" членами общества. В лице "троцкистов" они встретили глубоко ненавидимую ими интеллигенцию. Люди покрупнее, вроде бывшего секретаря Северо-Кавказского крайкома партии Эшбы, были расстреляны на знаменитой Серпантинке, а остальных добивали блатари, конвой, голод и холод."
  
   Лагерные администрации ГУЛАГа и уголовники не случайно быстро находили общий язык и активно сотрудничали в деле максимального усложнения жизни "врагов народа" в лагерях. Это описано у В. Шаламова, Е.Гинзбург и многих других людей, выживших в ГУЛАГе и написавших воспоминания. Уголовники отлично понимали логику действий Сталина, по их понятиям он был вполне типичным "паханом", который сумел грубой силой подчинить себе целую страну. Осужденных по 58-й статье уголовники считали выскочками, пошедшими против воли пахана, а это было "не по понятиям". К тому же, многие "враги народа" были образованными, интеллигентными людьми, на фоне уголовников выглядели "белыми воронами" и были не способны дать уркам, которые также действовали грубой силой, адекватный силовой отпор.
   Горбатова освободили после 2,5 лет в самых страшных лагерях - колымских. На пересылке в Находке Александр Васильевич встретил друга - бывшего комдива 9-й кавдивизии Константина Ушакова, который имел за гражданскую войну 4 ордена и был 18 раз ранен. Это была последняя их встреча, вскоре Ушаков умер в лагере.
  
  
  
  
   6. ПЫТОЧНОЕ СЛЕДСТВИЕ.
  
   Согласно записке комиссии Президиума ЦК КПСС в президиум ЦК КПСС о результатах работы по расследованию причин репрессий (комиссия Н.М.Шверника) арестованные, которые старались доказать свою невиновность и не давали требуемых показаний, как правило, подвергались мучительным пыткам и истязаниям. К ним применялись так называемые "стойки", "конвейерные допросы", заключение в карцер, содержание в специально оборудованных сырых, холодных или очень душных помещениях, лишение сна, пищи, воды, избиения и другого рода пытки. В записке, среди прочего, приводится выдержка из письма заместителя командующего Забайкальским военным округом комкора Лисовского:
   "Били жестоко, со злобой. Десять суток не дали минуты сна, не прекращая истязаний. После этого послали в карцер... По 7-8 часов держали на коленях с поднятыми вверх руками или сгибали головой под стол и в таком положении я стоял также по 7-8 часов. Кожа на коленях вся слезла, и я стоял на живом мясе. Эти пытки сопровождались ударами по голове, спине."
  
   Евгения Гинзбург работала в редакции одной их казанских газет и одновременно преподавала в институте. Ее арестовали в 1937г. На допросах выяснилось: ее вина заключается в том, что она "не разоблачила своевременно" одного из своих коллег по редакции, арестованного до нее. Она прошла предварительное заключение, тюрьму, колымские лагеря, ссылку - всего 18 лет. Евгения Семеновна обладала великолепной природной памятью (знала наизусть немало поэм и даже прозы), и написала потрясающие воспоминания о своей жизни в заключении. Вот отрывок из ее книги "Крутой маршрут" о том времени, когда ее привезли в Бутырскую тюрьму из Казани:
   "Перед тем, как лечь, Милда... старательно заткнула комочками ваты оба уха. Потом протянула такой же кусочек мне. На мой удивленный взгляд пояснила: "Чтобы не слышать." Но я не заткнула ушей. Что я, страус, что ли? Пить, так уж до дна. И я выпила чашу до дна в жаркую июльскую ночь 1937 года. Началось все сразу, без всякой подготовки, без какой-либо постепенности. Не один, а множество криков и стонов истязаемых людей ворвались сразу в открытые окна камеры. Под ночные допросы в Бутырках было отведено целое крыло какого-то этажа, вероятно, оборудованного по последнему слову палаческой техники. По крайне мере Клара, побывавшая в гестапо, уверяла, что орудия пыток безусловно вывезены из гитлеровской Германии. Над волной воплей пытаемых плыла волна криков и ругательств, изрыгаемых пытающими. Слов разобрать было нельзя, только изредка какофонию ужаса прорезывало короткое, как удар бича: "...Мать! Мать! Мать!" Третьим слоем в этой симфонии были стуки бросаемых стульев, удары кулаками по столам и еще что-то неуловимое, леденящее кровь... Сколько это может длиться? Говорят - до трех. Но ведь это невозможно вынести дольше одной минуты. А оно тянется, тянется, то ослабевая, то снова взрываясь. Час. И второй. И третий. Четыре часа. До трех ежедневно. Я сажусь на постели. Большинство спит или, по крайней мере, лежит спокойно, закрывшись с головой одеялами, несмотря на страшную духоту. Только несколько новеньких, подобно мне, сидят на койках. Некоторые закрыли уши пальцами, некоторые просто как бы оцепенели. "А-а-а!" - раздается вдруг крик отчаяния. Молодая женщина с длинной растрепавшейся косой бросается к окну. Все забыв, она в исступлении бьется о раму руками и головой: "Это он! Его голос! Не хочу, не хочу больше жить! Пусть убьют скорее!"
   ...Милда снова предлагает мне вату для ушей.
   - Не надо. Лучше скажите: кто эта женщина?
   - Эта? Одна из полек. Их в том углу семь. Муж ее русский, советский. Молодожены. И ребеночек остался трехмесячный. Ей здесь грудь бинтовали, чтобы пропало молоко. Главное, ее мучит мысль, что мужа взяли из-за нее, за связь с иностранкой."
   Евгению Гинзбург реабилитировали в 1955г. В справке значилось: "...За отсутствием состава преступления".
  
   Член ВКП(б) Н.К.Илюхов в 1938 г. оказался в Бутырской тюрьме в одной камере с Бессоновым, осужденным на процессе "право-троцкистского блока". Бессонов рассказал Илюхову, которого хорошо знал по совместной работе, что перед процессом его подвергли многодневным и тяжелым пыткам. Почти 17 суток его заставляли стоять перед следователями, не давая спать и садиться - это был пресловутый "конвейер". Потом стали методически избивать, отбили почки и превратили прежде здорового человека в изможденного инвалида. Арестованных предупреждали, что пытать будут и после суда, если они откажутся от выбитых из них показаний. Применялись и многочисленные приемы психологического воздействия: от угроз в случае отказа от сотрудничества со следствием расправиться с родственниками до апелляции к революционному сознанию подследственных.
  
   Один из первых пяти советских маршалов, первый кавалер почетных боевых орденов Красного Знамени и Красной Звезды Василий Константинович Блюхер скончался от жестоких пыток (по заключению судмедэксперта, смерть наступила от закупорки легочной артерии тромбом, образовавшимся в венах таза; был почти выбит глаз) в Лефортовской тюрьме НКВД 9 ноября 1938 года. Его тело сразу сожгли в крематории. Только через 4 месяца, 10 марта 1939 года, судебные инстанции приговорили давно мертвого маршала к высшей мере наказания за "шпионаж в пользу Японии", "участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре".
   К расстрелу были приговорены: первая жена Блюхера Галина Покровская, жена брата Лидия Богуцкая, вторая жена Блюхера Галина Кольчугина. Третью жену - Глафиру Безверхову - Особое совещание при НКВД СССР приговорило к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Был расстрелян брат Василия Константиновича капитан Павел Блюхер - командир авиазвена при штабе ВВС ОКДВА (по другим данным - умер в заключении в одном из лагерей на Урале 26 мая 1943 г.) Старшую дочь маршала - Зою Белову - в апреле 1951 года осудили на 5 лет ссылки. Судьба самого младшего сына Василина (на момент ареста Блюхера ему было всего 8 месяцев), со слов матери Глафиры Лукиничны, отбывшей срок и полностью реабилитированной (как и все остальные члены семьи, включая Василия Константиновича) в 1956 году, так и осталась неизвестна.
  
   Подвергался пыткам будущий маршал Рокоссовский, в этих пытках неоднократно принимал личное участие начальник Ленинградского УНКВД Заковский. Рокоссовскому выбили несколько передних зубов, сломали три ребра, молотком били по пальцам ног, а в 1939 его выводили во двор тюрьмы якобы на расстрел и давали холостой выстрел. Однако Рокоссовский не дал ложных показаний ни на себя, ни на других.
  
   Из воспоминаний генерала Горбатова А.В.:
   - Когда я мокрый, с трудом добрался до своей камеры, мои товарищи в один голос спросили:
   - Били?
   - Да, до потери сознания. Два или три ведра вылили на меня холодной воды, - едва шевеля разбитыми в кровь губами, ответил я им...
   ...После ночных "бесед" со следователем меня чаще всего приносили в камеру на носилках... Кроме следователя, в "активных" допросах принимали участие два дюжих костолома...
   ...На предпоследнем допросе следователь спросил меня:
   - Вашу жену зовут Нина Александровна? И какие у вас с ней взаимоотношения?
   Я ответил, что жили мы дружно.
   - Ах вот как. Ну тогда мы ее арестуем и заставим писать на себя и на тебя...
  
   После смерти Сталина и Берии в стране проходила определенная работа по выяснению подробностей репрессий. В рамках этой работы допрашивали многих следователей и работников прокуратуры. Вот что показал на допросе Лев Шварцман, который участвовал в следствиях по делам высокопоставленных военачальников:
   - Физические методы воздействия применяли к Мерецкову сначала высокие должностные лица Меркулов и Влодзимирский, а затем и я со следователями Зименковым и Сорокиным. Его били резиновыми палками. На Мерецкова до ареста имелись показания свыше 40 свидетелей о том, что он является участником военного заговора.
   Командующий ВВС РККА, командарм 2 ранга Локтионов Александр Дмитриевич - один из немногих, кто выдержал длительные изощренные пытки и не дал компрометирующих показаний на других людей. Его мужество поражало даже видавших виды следователей НКВД. Расстрелян в поселке Барбыш под Куйбышевом в 1941г.
   Из показаний бывшего следователя НКВД Семенова:
   - Я лично видел, как зверски избивали на следствии Мерецкова и Локтионова. Они не то что стонали, а просто ревели от боли... Особенно зверски поступали со Штерном. На нем не осталось живого места. На каждом допросе он несколько раз лишался сознания... Локтионов был жестоко избит, весь в крови, его вид действовал и на Мерецкова, который его изобличал. Локтионов отказывался, и Влодзимерский, Шварцман и Родос его продолжали избивать по очереди и вместе на глазах Мерецкова, который убеждал Локтионова подписать все, что от него хотели. Локтионов ревел от боли, катался по полу, но не соглашался...
  
   Из допроса бывшего следователя НКВД Болховитина:
   "По указанию Влодзимерского в начале июля 1941г. была проведена очная ставка Смушкевича с Рычаговым (начальники ВВС РККА в 1937-1938гг. - прим. авт.) До очной ставки Влодзимерский прислал ко мне в кабинет начальника 1-го отдела следственной части Зименкова и его зама Никитина. Никитин в порядке "подготовки" Рычагова к очной ставке зверски избил его. После этого привели в мой кабинет Смушкевича, судя по его виду, очевидно, он неоднократно избивался. На очной ставке он дал невнятные показания о принадлежности Рычагова к военному заговору."
  
   Начальник отдела УГБ НКВД БССР Сотников писал в своём объяснении:
   "Примерно с сентября месяца 1937 года всех арестованных на допросах избивали... Среди следователей шло соревнование, кто больше "расколет". Эта установка исходила от Бермана (бывший наркомвнудел Белоруссии), который на одном из совещаний следователей наркомата сказал: "Ленинград и Украина ежедневно дают на "двойку" по одному альбому, и мы должны это делать, а для этого каждый следователь должен давать не менее одного разоблачения в день". Дела о шпионаже рассматривались не "тройками", а "двойкой", состоявшей из Ежова и Вышинского, которая рассматривала их на основании так называемых альбомов - списков обвиняемых с указанием их фамилий, имени, отчества и других установочных данных, краткого содержания выдвинутого обвинения и предложений следствия по приговору. Избиение арестованных, пытки, доходившие до садизма, стали основными методами допроса. Считалось позорным, если у следователя нет ни одного признания в день. В наркомате был сплошной стон и крик, который можно было слышать за квартал от наркомата. В этом особенно отличался следственный отдел."
  
   23 сентября 1939 г. военный прокурор войск НКВД Туркменского погранокруга Кошарский подал докладную записку прокурору СССР М. И. Панкратьеву и исполняющему дела главного военного прокурора РККА Гаврилову об итогах следствия по делам "о нарушениях социалистической законности' в органах НКВД Туркменской ССР". В частности, там говорилось:
   "Наряду с действительными врагами партии и советской власти начали производиться огульные, необоснованные аресты граждан, что при введённой Нодевым (наркомом внутренних дел Туркменской ССР) системе вымогательств и извращений неизбежно должно было привести и привело к крупнейшим ошибкам и преступлениям. Уже в сентябре 1937 г. по установкам Нодева работники аппарата НКВД ТуркССР начали широко применять т. н. "конвейер" и избиения арестованных. "Конвейеру" и избиениям подвергались почти все арестованные независимо от наличия их обвинительных материалов и, если в начале эти меры воздействия кое-как регламентировались Нодевым, который в каждом отдельном случае давал разрешение на избиение того или иного арестованного, то позже необходимость применения физических мер воздействия к арестованным определял сам сотрудник, производивший расследование по делу... Не довольствуясь, по-видимому, эффективностью указанных выше мер приёмов следствия, Нодев вскорости дал провокационную установку о допросах арестованных "на яме". Сущность такого рода допросов заключалась в том, что вместе с очередной группой осуждённых к расстрелу на место приведения в исполнение приговоров выводился подлежащий допросу обвиняемый, который одним из следователей "допрашивался", тогда как в это же время на глазах у допрашиваемого расстреливались другие осуждённые. Обычно такой допрос сопровождался угрозами расстрела и обещаниями, что в том случае, если арестованный сознается и назовёт своих соучастников, ему будет сохранена жизнь... Вместо допустимого в отдельных случаях применения принуждения к не сдающемуся на следствии явному врагу, во всех опергруппах начались поголовные избиения и пытки арестованных, независимо от наличия материалов, уличающих их в контрреволюционной деятельности... За время пребывания Монакова в должности наркома внутренних дел (с декабря 1937 г.) массовые аресты невинных людей, незаконные осуждения "тройкой" граждан, провокации, подлоги, очковтирательство и обман центра приняли колоссальные размеры... Монаков требовал от сотрудников, ведущих следствие, чтобы они били арестованных так, чтобы было слышно у него в кабинете, и это требование Монакова следователями выполнялось в точности, больше того, крики избиваемых арестованных были слышны не только в кабинете Монакова, но и на улицах и в домах, прилегающих к зданию наркомата. В начале 1938 г. Монаковым и ближайшим соучастником его преступлений, начальником 5-го отдела НКВД ТуркССР Пашковским был введён так называемый "массовый конвейер". На этом "конвейере" или, как его тогда называли - "конференции", устраивались групповые порки и пытки арестованных. Арестованных заставляли по несколько суток (иногда по 15-20) стоять на ногах или на коленях, заставляли избивать один другого и т. д.
  
   Бывший начальник 3-го отделения 3-го отдела УНКВД Московской области лейтенант госбезопасности А.О.Постель за грубые нарушения законности (необоснованные аресты. применение пыток и т.п.) был в апреле 1940г. осужден к 15 годам лишения свободы. В 1956г., после отбытия срока наказания, он в многочисленных своих заявлениях в инстанции стал настаивать на своей реабилитации. В одном из заявлений он пишет, что сегодняшние военные прокуроры "... проявляют глубокое непонимание обстановки страха и трепета, царившего в 1937-1938гг. в органах НКВД, прокуратуры и судах... Если в 1937-1938гг. в моей работе были искривления в следствии и арестах, то они являются результатом внедренных тогда в аппарат физических методов следствия, прямо исходящих от наркома Ежова и вождя партии Сталина. Я, рядовой чекист, коммунист по служебному и партийному долгу, не мог выражать сомнения, подвергать критике или не выполнять этих указаний, а выполнение их приводило к незаконным арестам и репрессиям... Об этих физических методах следствия было хорошо известно прокурору СССР Вышинскому, председателю Военной коллегии Верхсуда Ульриху, которые преподносились нам, как защита интересов партии в ожидании войны..."
   Источник: архив ВКВС РФ, Л.18,18 об., 19, автограф.
  
   После ареста наркома Ежова прошла кампания по чистке и проверке дел НКВД. В ходе этой кампании некоторым уцелевшим арестованным удалось выйти на свободу. Один из освободившихся - бывший командир дивизиона 41-го артполка капитан Д.Н.Нешин - несколько раз обращался в наркомат обороны, заявляя об физических издевательствах над ним, но там ему рекомендовали "молчать". Тогда он обратился к Мехлису, а тот переслал копии письма Ворошилову, Сталину и Берии. Нешин писал:
   "...Что я видел своими глазами? Били поголовно всех, стояли в положении смирно все поголовно... Некоторые вскоре умирали. Красноармеец 122 СП Терещенко умер вскоре, его били сильно о стену спиной... В кабинет следователя комендант тюремного подвала Глебов приводил овчарку - натравливать на арестованных, упорно сопротивляющихся следствию... В подвале невозможно было спать, примерно с 2 часов ночи начинались избиения арестованных на допросах, ужасные крики и призывы о помощи. Чаще всего кричали: "Сталин, заступись!"
   Источник: архив ВКВС РФ, Д.26484, Л.1.
  
   В записке комиссии Н.М.Шверника были приведены документы, свидетельствующие о том, что пытки и истязания политических заключённых применялись с санкции высшего руководства СССР и лично И. В. Сталина.
  
  Документ эпохи:
   Телеграмма от 10 января 1939г. 26/ш Шифром ЦК ВКП(б)
   'СЕКРЕТАРЯМ ОБКОМОВ, КРАЙКОМОВ, ЦК НАЦКОМПАРТИИ, НАРКОМАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД
   ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов - крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. При этом было указано, что физическое воздействие допускается как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков, - следовательно, продолжают борьбу с Советской властью также и в тюрьме. Опыт показал, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. Правда, впоследствии на практике метод физического воздействия был загажен мерзавцами Заковским, Литвиным, Успенским и другими, ибо они превратили его из исключения в правило и стали применять его к случайно арестованным честным людям, за что они понесли должную кару. Но этим нисколько не опорочивается сам метод, поскольку он правильно применяется на практике. Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата, и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманной в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, чтобы они при проверке работников НКВД руководствовались настоящим разъяснением.
   Секретарь ЦК ВКП(б) И. СТАЛИН'
   Источник: АП РФ, Ф.3, Оп.58, Д.6, Л.145-146. Подлинник. Машинопись.
  
   В некоторых случаях пытки конкретных заключённых, занимавших до ареста видный пост, проводились по специальному указанию Сталина. Так, в письменной инструкции Ежову 13 сентября 1937 г. Сталин требует "избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т. п.)"
  
  
  
  
  
  
  
   7. АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА В ГОДЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ.
  
   Репрессировано было большинство военных теоретиков и историков, труды которых были изъяты из пользования, в буквальном смысле разгромлена Академия Генерального Штаба.
   Из воспоминаний генерала Григоренко П.Г. (по книге "В подполье можно встретить только крыс"):
   "Эта академия была мечтой, излюбленным детищем Тухачевского. Он по одному подобрал весь профессорско-преподавательский состав и помещение для академии. Он лично готов был оставить высокий пост начальника Генерального Штаба и пойти начальником этой академии. Но, так как его не отпустили, он привлек на эту должность одного из самых молодых высших офицеров - талантливого военачальника, организатора и педагога Кучинского. Профессорами были приглашены такие "зубры" военного дела, как Свечин и Верховский. Даже такие блестящие теоретики, как Иссерсон и Алкснис, в этом сверкающем созвездии не были звездами первой величины. Но не успела академия совершить первые робкие шажки, как на нее посыпались сокрушающие удары. Провокационный процесс над Тухачевским, Уборевичем, Якиром и другими поставил под подозрение все дела, запланированные Тухачевским. Под подозрение была взята и Академия Генерального Штаба. Подозрительный Сталин увидел в ней "антисталинский военный центр" и начались погромы. Подобранный Тухачевским высококвалифицированный преподавательский состав был почти полностью уничтожен. Они успели только начать Академию. Это было блестящее начало. Слушатели первого набора рассказывали мне, что каждая новая лекция, каждое занятие были событием. Все работали увлеченно. На занятиях кипели дискуссии, которым подводились высококвалифицированные итоги. О квалификации преподавателей можно судить по стратегической военной игре 1935 года - последней игре, в которой участвовал Тухачевский (командовал "синими", наступающими на Москву). Задание разрабатывал генерал Лукирский и он же вел розыгрыши. Впоследствии, когда в конце 1941 года немцы вышли к Москве, все офицеры, участвовавшие в той игре, вспоминали Лукирского и утверждали, что фронт в 1941 году стабилизировался точно на том рубеже, на котором его стабилизировал в игре Лукирский. Кстати, он расстрелян в том числе и за эту игру. Ему вменялось в вину то, что он "подпустил противника к самой Москве".
  
   Персона: Сергей Лукирский.
   Лукирский Сергей Георгиевич (1875-1938). Окончил Симбирский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище, Николаевскую академию Генштаба. Участвовал в русско-японской войне, в Первую мировую войну командовал стрелковым полком, был помощником начальника штаба Верховного Главнокомандующего. При Советской власти: помощник военного руководителя Высшего военного совета, преподаватель Высшей школы военной маскировки, преподаватель Военной академии Генерального штаба РККА. Арестован в 1930г. по делу "Весна" 18.07.1931 осужден к 5 годам ИТЛ. В 1932 был досрочно освобожден. Вновь арестован 29.01.1938. Приговор ВКВС СССР 02.04.1938 по обвинению в участии в контрреволюционной офицерско-монархической террористической организации. Расстрелян 02.04.1938. Реабилитирован 29.09.1956.
  
  
   Василий Андреевич Новобранец перед войной занимал должность и.о. начальника информационного отдела РУ РККА. В своих мемуарах он вспоминает, как в Академии ГШ началась пропаганда ведущей роли Сталина в Гражданской войне. В.Новобранец пишет:
   "Нас такая "история" не удовлетворяла. Мы сомневались в правдивости многих "фактов", так как среди нас было много непосредственных участников этих событий. Один из слушателей первого набора - полковник Голубев - решил изучить "гениальный" план Сталина по разгрому Деникина на основе исторических документов. Этим планом Сталина в графической форме были увешаны все стены Академии и учебные кабинеты. Голубев просидел в архиве целый месяц и не нашел ни одного документа, принадлежащего Сталину. Но он нашел постановление Политбюро и ряд документов, разработанных штабом Главкома и командующим Южным фронтом. Результаты своих поисков Голубев доложил на заседании военно-научного общества Академии, и указал, что никакого "плана Сталина" по разгрому Деникина в природе нет и не было... Это сообщение Голубева было сенсацией..."
  
   По словам В.Новобранца, комиссар Академии Фурт мобилизовал весь партполитаппарат на "разъяснение". Начались непрерывные заседания партбюро и партгрупп. На этих заседаниях усиленно прорабатывали Голубева. Когда цикл "теоретической" промывки мозгов закончился, Голубев исчез... Началась генеральная чистка Академии. Были арестованы лучшие преподаватели и военно-научные кадры, все их теоретические разработки уничтожены. Вслед за начальником Академии комкором Кучинским арестовали Свечина, Верховского, Вакулича, Алафузо, Малевского, Жигура. Дольше других продержался начальник кафедры оперативного искусства Иссерсон - талантливый военный теоретик, весьма уважаемый слушателями. Большинство слушателей не понимали и не принимали этих расправ, но все отлично знали, что нельзя выступать открыто в защиту людей, объявленных "врагами народа". Это было смертельно опасно, потому что такие защитники арестовывались вслед за своими подзащитными. Чтобы не подставляться, слушатели просто голосовали против исключения из партии объявленных жертв, однако это не помогало. Не смогли защитить и Иссерсона, его морально затравили на специально организованном заседании партбюро, а позже он исчез. Вслед за арестами преподавателей начались расправы над слушателями: из 150 слушателей второго курса ко дню выпуска осталось 42 человека. Остальные были выгнаны из Академии, уволены или попали в лагеря..."
  
  
   Крупнейшие советские военные теоретики, репрессированные в 30-е годы:
  
   Свечин Александр Андреевич(1878 - 1938). Учился в Петербургском кадетском корпусе, Михайловском артиллерийском училище, окончил Николаевскую Академию Генерального штаба в 1903 г. по I разряду. Участник русско-японской и Первой мировой, последнее воинское звание в царской армии - генерал-майор. С октября 1918 г. Свечин работает в Академии Генштаба (с 1921 г. - Военная академия РККА), занимает пост главного руководителя военных академий РККА по истории военного искусства и по стратегии. Автор классического военно-научного труда "Стратегия". Арестовывался в 1930 и в 1931гг., но был отпущен. Последний арест последовал 30 декабря 1937 г. В ходе следствия Свечин ни в чём не сознался и никого не оговорил. Фамилия Свечина находилась в списке "Москва-центр" от 26 июля 1938 г. на 139 чел., который был подписан Сталиным и Молотовым с резолюцией "к расстрелу всех". Приговорен к расстрелу ВКВС 29 июля 1938г. по обвинению в участии в контрреволюционной организации, подготовке террористов. Расстрелян и похоронен на полигоне НКВД "Коммунарка" (Московская область) 29 июля 1938 г. Реабилитирован 8 сентября 1956 г.
  
   Верховский Александр Иванович (9.12.1886 - 19.8.1938). Участвовал в русско-японской, Первой Мировой войнах, Гражданской войнах. При Керенском назначен командующим войсками Московского военного округа, затем Военным министром. В 1921-1930 годы - на преподавательской работе в Военной академии РККА, с 1927г. - профессор, в академии вёл научную работу в области военной теории и военной истории. В 1930-1932 - начальник штаба Северо-Кавказского ВО. В момент ареста служил в Академии Генштаба. Автор военно-научных работ: "Очерк по истории военного искусства в России XVIII и XIX вв", "Исторические примеры к курсу общей тактики", "Огонь, маневр и маскировка", "Общая тактика","На трудном перевале", "Маневр и его формы", "Виды и способы ведения боя". 19.8.1939 ВКВС приговорен к расстрелу, в 1956 посмертно реабилитирован.
  
   Иссерсон Георгий Самойлович (16.06.1898 - 27.04.1976). Закончил 3 курса университета и школу прапорщиков, принимал участие в Первой Мировой и Гражданской войнах. Занимал различные должности, в том числе: командир стрелковой дивизии, преподаватель Академии им. Фрунзе. В 1938-1939гг. - начальник кафедры оперативного искусства Академии Генерального Штаба, профессор. Автор военно-научных трудов: "Военное искусство эпохи национальных войн второй половины IX века", "Канны Мировой войны (Гибель армии Самсонова)", "Эволюция оперативного искусства", "Новые формы борьбы". Один из разработчиков советской теории глубокой операции. Награжден двумя орденами Красной Звезды. Арестован летом 1941 г. Осужден на 10 лет лагерей строгого режима военным трибуналом Приволжского ВО 21.01.1942г. Реабилитирован 01.06.55 г., в том же году в звании полковника отправлен в отставку.
  
   Николай Евгеньевич Какурин (4.09.1883 - 29.07.1936) - русский и советский военачальник, видный военный публицист, историк и педагог. В 1904 закончил Михайловское артиллерийское училище, в 1910 - Академию Генштаба. Служил в пехотных и кавалерийских частях в армии Российской Империи, Украинской Народной Республики, СССР. С 1922г. - на преподавательской работе в Военной академии РККА. Занимал должность начальника отдела истории Гражданской войны при Штабе РККА. Работал в Военно-научном отделе Управления по исследованию и использованию опыта войны Штаба РККА. Автор порядка 30 работ по вопросам стратегии, оперативного искусства и тактики Гражданской войны, обучению и воспитанию войск: "Русско-польская кампания 1918-1920", "Современная тактика", "Встречный бой", "Стратегический очерк гражданской войны"; один из инициаторов создания и автор трёхтомной истории Гражданской войны. С 1930 года в отставке. Арестован органами НКВД, умер в тюрьме в конце июля 1936г.
  
  
  
  
  
   8. РЕПРЕССИИ В СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКЕ.
  
   Из воспоминаний старейшего диверсанта Красной Армии, "дедушки советского спецназа" Старинова И.Г. ( по книге "Записки диверсанта"):
   "В январе 1930 года я был направлен для работы в разведотдел штаба Украинского военного округа, в отделение, которое занималось подготовкой к партизанской войне. Мною был внесен ряд предложений по минно-подрывным работам и разработаны несколько образцов мин. Они были высоко оценены И.Э. Якиром, который уделял большое внимание подготовке к партизанской войне на случай вражеской агрессии. И.Э. Якир выступал в специальных партизанских школах, где готовились кадры, присутствовал на учениях, где "действовали" партизанские отряды и диверсионные группы. Командиры подразделений и частей Красной Армии, прошедшие специальную подготовку и переподготовку, в случае необходимости могли организованно переходить к партизанским действиям, скрытно базироваться и передвигаться на занятой противником территории, выходить из вражеской блокады, использовать подручные средства для нанесения урона врагу. При подготовке к партизанской войне на случай вражеской агрессии, мне довелось участвовать и в уточнении мобилизационных планов развертывания войны в тылу агрессора. В результате командование наших частей и соединений еще в начале 30-х годов не боялось оказаться в тылу противника. При невозможности пробиться к своим основным силам они могли организованно переходить к партизанским действиям, нанося удары по тылам врага. К 1933 году все было подготовлено к тому, чтобы в случае вражеской агрессии осуществить внезапно и одновременно такую крупную управляемую партизанскую операцию, в результате которой были бы парализованы все коммуникации западных областей Белоруссии, Украины и Бесарабии, занятые противником, в результате чего войска на фронте остались бы без пополнения, боеприпасов и горючего."
  
   Таким образом, все, что случилось с нашими войсками летом 1941 года, можно было предотвратить. На советской территории заранее были складированы тайники с продовольствием, оружием и боеприпасами, и в случае неблагоприятного развития военных событий, агрессор увяз бы в напичканной диверсионными отрядами территории. В то же время, обученные партизанским действиям командиры окруженных противником частей, опираясь на подготовленные базы, могли бы развернуть масштабный партизанский фронт. Как бы эта система пригодилась в 1941 году!
  
   Иван Старинов вспоминает дальше:
  
   "В ходе репрессий против военных 1937-38гг. склады были ликвидированы, а множество стволов иностранного производства выброшено, как лом. Все, кто имел отношение к подготовке малой войны, были репрессированы в 1937. Я наверняка погиб бы, так как работал под руководством И.Э.Якира, Я.К.Берзина, сопровождал М.Н. Тухачевского и В.М.Примакова, которые были объявлены врагами народа и расстреляны. Мне повезло. В ноябре 1936 удалось попасть в Испанию, где я стал советником и инструктором партизанского формирования под командованием Д.Унгрия. В начале ноября 1937 года я вернулся на Родину и был ошеломлен, когда узнал, что все мои начальники по всем линиям, где я служил и учился, подверглись репрессиям. Как стало позже известно, от репрессий в 30-е годы погибло в десятки раз больше хорошо подготовленных партизанских командиров и специалистов, чем за всю Великую Отечественную войну. Уцелели лишь те, кто выпал из поля зрения ежовского аппарата. В основном это были участники национально-революционной войны в Испании (А.К. Спрогис, В.А.Троян, Н.А. Прокопюк и др.) и те, кто сменил место жительства незаметно для подручных Ежова... Репрессии привели к тому, что в Красной Армии многими подразделениями, частями и тем более соединениями и объединениями командовали, мягко говоря, неподготовленные люди."
  
  
   Огромные потери понесли советские органы внешней разведки. Артур Христианович Артузов (Фраучи),зам. начальника разведуправления РККА, выцарапавший свой приговор Сталину на стене тюремной камеры, арестован был 13 мая 1937 года. За те годы, в течение которых Артузов возглавлял внешнюю разведку, было проведено множество операций, в которых были задействованы десятки кадровых сотрудников и сотни агентов. Важнейшим направлением работы советской разведки в тот период было германское направление. Под руководством Артузова была создана разветвленная агентурная сеть, которая добывала особо ценные сведения о том, что происходило в верхушке пришедшей к власти Национал-социалистической партии Германии, а также о деятельности ряда госорганов и специальных служб. Именно в период работы Артузова в Иностранном отделе ОГПУ на советскую разведку работали такие знаменитые разведчики-нелегалы, как Федор Карин, Арнольд Дейч, Теодор Малли, Дмитрий Быстролётов, Шандор Радо , Рихард Зорге , Ян Черняк, Рудольф Гернштадт, Хаджи-Умар Мамсуров. 21 августа 1937 года Артузов был расстрелян на полигоне НКВД "Коммунарка". Большая часть бесценной зарубежной резидентуры, кропотливо созданная специалистами советской разведки совместно с последовательными сторонниками интернационализма и принципиальными противниками нацизма в других странах, также была уничтожена. Разведчиков истребляли так лихо, что в некоторых заграничных резидентурах не осталось ни одного сотрудника. В предвоенный период в ИНО НКВД, включая загранаппарат, работало около 450 разведчиков. В результате чисток, осуществленных сначала Ежовым, а затем Берией, примерно 275 из них были объявлены "врагами народа" и репрессированы. Была перечеркнута большая организационная работа по созданию за рубежом агентурного аппарата, утрачена связь с десятками ценных агентов буквально накануне гитлеровского нападения на нашу страну; полностью уничтожена сеть нелегальных разведывательно-диверсионных групп в странах Европы - "Группа особых заданий" ("группа Яши"), с таким трудом созданная талантливым профессионалом советской разведки Яковом Серебрянским. Дело дошло до того, что в 1938 году в течение 127 дней из-за границы вообще не поступало развединформации, и это практически накануне мировой катастрофы!
  
   Выписка из протокола-15 заседания парткома 5-го партколлектива ГУГБ НКВД от 23 ноября 1938г. по делу Павла Анатольевича Судоплатова - выдающегося организатора разведывательно-диверсионной службы НКВД, будущего многолетнего руководителя Особой группы при наркоме НКВД - 4-го управления НКВД-НКГБ СССР:
   ...Выступления:
   т.Благутин:
   "Придя в отдел, из беседы с отдельными товарищами, я получил о Судоплатове характеристику, как о холуе... Посмотрите связи Судоплатова с врагами народа: Горожаниным, Соболь (расстрелянные сотрудники ИНО - прим.авт.). Поведение Судоплатова во время прошлых собраний, его отношение к ныне разоблаченным врагам народа, нужно прямо сказать, обывательское. Судоплатов никогда не выступал с разоблачением врагов..."
   т.Дудукин:
   "...Судоплатов знал очень многих из ныне разоблаченных врагов народа, соприкасался с ними в быту, для многих был лучшим другом. Казалось бы, что Судоплатов должен был оказать громадную помощь партии в очистке отдела от врагов. Но Судоплатов не сделал этого, он не помогал партии разоблачать врагов, а своими отдельными выступлениями он выступал в защиту Горожанина, Кропотова и других. Этим своим поведением Судоплатов не оправдал звание члена партии и ему не место в ней."
   Т.Езепов:
   "...Судоплатов должен признать, что вся его работа проходила в среде врагов народа, и он не принял никаких мер к их разоблачению... Факт приглашения его на встречу Нового года к Слуцкому говорит за то, что Судоплатов считался у врагов своим человеком..."
  
   В своих воспоминаниях Павел Анатольевич пишет о репрессиях 30-х годов:
   "Это была целенаправленная политика. На руководящие должности назначались некомпетентные люди, которым можно было отдавать любые приказания. Впервые мы (с женой) боялись за свою жизнь, оказавшись под угрозой уничтожения нашей же собственной системой".
  
   Павлу Анатольевичу Судоплатову повезло: буквально через 2 дня после его травли на партсобрании (за которым, по сложившимся понятиям, следовал арест) 25 ноября 1938г. руководителем НКВД был назначен Берия. При нем молох репрессий обрушился в основном на сотрудников НКВД - людей Ежова, по остальным категориям кровавая зачистка постепенно пошла на спад. 5 июля 1941г. чудом уцелевшего в кампании Большого террора Судоплатова назначили руководителем Особой группы при наркоме НКВД. Павлу Анатольевичу пришлось принимать экстраординарные меры для воссоздания разрушенной системы разведывательно-диверсионной работы на оккупированной советской территории и в глубоком тылу противника. Из лагерных бараков ГУЛага начали буквально выцарапывать оставшихся в живых редких профессионалов разведки. Возвратить в боевой строй удалось немногих: Я. Серебрянского, отсидевшего 2 года в камере-одиночке в ожидании приведения в исполнение смертного приговора; Д.Медведева, будущего командира легендарных групп "Митя" и "Победители"; И.Каминского и еще буквально десяток уцелевших разведчиков. Их ждали славные дела и блестящие операции против немецко-фашистских оккупантов, приводящие в бешенство самого Гитлера. И ни один из кадровых сотрудников Особой группы не стал за годы войны предателем.
  
  
  
  
  
  
  
   9. РЕПРЕССИИ В СОВЕТСКОЙ АВИАЦИИ.
  
   Золотая Звезда Героя, два Ордена Ленина, Орден Боевого Красного Знамени за боевую работу в предвоенное время - людей с наградами, как у Павла Рычагова, в СССР было немного. Рычагов остро ставил вопрос о повышении лётного мастерства пилотов. Однажды группу военных вызвали к Сталину. Тот хотел из первых рук узнать, как идет освоение новых самолётов. Рычагов, взявший слово, сначала говорил спокойно. Но потом, когда речь пошла о часах налета, вспылил: "30 часов хватит разве для того, чтобы лётчик разбился. А ему ещё воевать нужно уметь. 120 часов требуется как минимум!" Сталину это не понравилось. Описывают еще одну стычку Рычагова со Сталиным. В то время аварийность полетов на новых типах самолетов превосходила все разумные пределы. Сталин постоянно торопил всех с освоением новой техники, поэтому в ВВС потоком шли "сырые" самолеты, недостаточно проверенные для выявления и устранения всех недостатков. В апреле 1941г. шло заседание Военного совета на тему высокой аварийности в ВВС с участием Сталина. Во время доклада Маленкова Рычагов неожиданно бросил реплику: "Разбиваются, потому что вы заставляете нас летать на "гробах"! Сталин, который в это время прогуливался по комнате, подошел к Рычагову и промолвил: "Вы не должны были так говорить", - и закрыл совещание.
  
   Персона: Павел Рычагов.
   Рычагов Павел Васильевич родился 2 ноября 1911 в подмосковной деревушке Нижние Лихоборы (сейчас - территория Москвы) в семье крестьянина. Закончил неполную среднюю школу, работал на фабрике. В 1928 вступил в РККА, в 1931 закончил военную школу летчиков. Как лучший её выпускник, получил назначение в 109-ю истребительную авиационную эскадрилью 5-й Житомирской истребительной авиационной бригады Киевского военного округа. Служил младшим лётчиком, в 1933г стал командиром звена, в этом же году - командиром отряда. За личные успехи по освоению новой авиатехники 25 мая 1936 года старший лейтенант П. В. Рычагов был награждён орденом Ленина. Сохранились записки современника Рычагова, знатока авиации Ивана Рахилло:
   "Ни один лётчик не в состоянии выдержать такой сумашедший нагрузки, которую выдерживал Рычагов. За один вылет без посадки он выполнял в воздухе до 250 фигур высшего пилотажа. 40 фигур на высоте в 5000 метров. Затем забирался на 6000 - и здесь опять 40, 7000 - ещё 40. Полёт - без кислородной маски, другой бы и без фигур потерял бы сознание на этой высоте... У земли, в порядке лёгкого развлечения, он легко выполнял еще 20 - 25 фигур и, наконец, садился. Какое же надо иметь могучее здоровье, чтобы выдержать такой полёт!..".
   С октября 1936 по февраль 1937 Рычагов в Испании на должности командира истребительной эскадрильи, в разных источниках число сбитых лично Павлом самолетов колеблется, приводятся цифры от 6 до 20. В феврале 1937 года Павел Рычагов вернулся на Родину, где ему было присвоено звание майор и вручена звезда Героя Советского Союза. С декабря 1937 года генерал-майор авиации П. В. Рычагов командовал Советской авиацией в Китае. Под его руководством был нанесен ряд эффективных налетов по японским аэродромам в Ханьчжоу и на Тайване. Летом 1938 года Павел Рычагов - командующий ВВС Приморской группы Дальневосточного фронта, по его руководством советские бомбардировщики наносили удары по противнику в районе о.Хасан с предельно малых высот. В 1939 году Рычагов был назначен Командующим ВВС 9-й Армии, участвующей в боях советско-финской войны. В августе 1940 года, он - 29-летний генерал-лейтенант - был назначен Начальником Главного управления ВВС Красной Армии, а с февраля 1941 года Рычагов - заместитель Наркома обороны СССР. Перед самой войной снят с постов и направлен учиться в Военную академию Генштаба РККА.
   Павел Рычагов был арестован 22 июня 1941 года.
   А 24 июня на Центральном аэродроме имени М. В. Фрунзе была арестована и его жена Мария Нестеренко - заместитель командира отдельного авиационного полка особого назначения. Из предъявленного ей обвинения: "...Будучи любимой женой Рычагова, не могла не знать об изменнической деятельности своего мужа".
   Расстреляны Павел Рычагов и Мария Нестеренко были вместе, в поселке Барбыш, что под Куйбышевым, на спецучастке НКВД. Вместе с ними, согласно предписания номер 2756/Б, подписанного Берией, были без суда убиты 20 видных военных авиаторов, краса и гордость советской авиации, обладатели бесценного боевого опыта, полученного в небе Халхин-Гола, Финляндии, Испании: дважды Герой Советского Союза Яков Смушкевич, начальник ГУ ПВО Герой Советского Союза Григорий Штерн, начальник Академии ВВС Феликс Арженухин, заместитель командующего ВВС РККА по дальней авиации Герой Советского Союза Иван Проскуров и другие.
  
   Персона: Дважды Герой Советского Союза Яков Владимирович Смушкевич(1902-1941).
   Будучи в Испании под псевдонимом генерал Дуглас, разработал систему ПВО Мадрида, позволившую резко снизить эффективность авианалетов мятежников. Творчески анализируя боевой опыт, применял различные тактические новинки: аэродромы подскока близи линии фронта, новые методы взаимодействия в воздушном бою. Однажды под Гвадалахарой воздушная разведка обнаружила многокилометровую колонну вражеских войск. Смушкевич организовал непрерывную штурмовку этой колонны: пока одна группа самолетов наносила удар, друга шла к цели, а третья заправлялась. Наземное наступление республиканцев в этом районе, поддержанных авиацией под командованием Смушкевича, привело к разгрому итальянского экспедиционного корпуса. Яков Владимирович неоднократно лично водил авиагруппы в бой, несмотря на запрет из Москвы. Эрнест Хемингуэй писал о нем:
   - Какая сила! Какая ярость! Такие, как Дуглас, сражаются за чистое дело, я это чувствую...
   Вскоре немецкие летчики из эскадрильи Рихтгофена, ранее летавшие в испанском небе как у себя дома, стали неоднократно уклоняться от боев с советскими истребителями, а Герман Геринг пообещал миллион марок за голову генерала Дугласа. После возвращение из Испании Смушкевич получил должность заместителя начальника ВВС РККА и звезду Героя Советского Союза. В апреле 1938 Яков Владимирович попал в авиакатастрофу, получив тяжелейшие травмы, множество переломов костей. Огромным усилием воли, преодолевая сильнейшие боли, он заставил себя заниматься, тренироваться и через год снова был в воздухе. В мае 1939 комкор Смушкевич во главе авиагруппы воюет в районе Халхин-Гола. Японская авиация в начале конфликта наносила советским войскам болезненные удары. Смушкевич устроил вдоль линии фронта 28 основных аэродромов и 14 запасных. На каждой точке размещалось не более 15 самолетов, которые находились на расстоянии не менее 100 м друг от друга. Таким образом удалось резко снизить потери от налетов японской авиации на аэродромы. Под руководством Смушкевича было улучшено взаимодействие, повышена огневая и тактическая выучка пилотов. В ходе развернувшихся в монгольском небе невероятно ожесточенных воздушных боев, невиданных ранее по масштабам, советским летчикам удалось переломить ситуацию, добиться превосходства в воздухе и нанести ряд тяжелых поражений японским ВВС. В ноябре 1939г. Я.В.Смушкевич награжден второй медалью "Золотая Звезда" и стал начальником ВВС РККА. Прямой и честный характер Смушкевича не позволял ему поддерживать "нужные" отношения с высоким начальством. Он не скрывал своего негативного отношения к заключенному с фашистами Пакту о ненападении, бескомпромиссно боролся против многих недостатков и ошибочных решений, связанных с военной авиацией. В июле 1940г. он был назначен генерал-инспектором ВВС, в декабре того же года получил должность помощника начальник Генштаба по авиации, а 8 июня 1941г. Смушкевича, который находился на лечении в госпитале в связи с очередным обострением старых ран, арестовывают сотрудники НКВД и на носилках перемещают в тюрьму. Его обвиняют в связях с "врагом народа" Уборевичем и участии в антисоветском заговоре. На тех же носилках 28 октября 1941г. Якова Владимировича вынесли из "воронка" в районе поселка Барбыш в районе Куйбышева, застрелили и свалили в яму. Там уже лежали тела многих видных военачальников РККА, расстрелянных в этот день по приказу наркома НКВД Берии. Жену и дочь Смушкевича также арестовали, затем сослали в Сибирь. Оттуда их вызволил в 1954г. маршал Жуков, он также помог получить им квартиру и пенсию. Герой Советского Союза Михаил Водопьянов писал:
   - Советские летчики помнят и любят Смушкевича. Они знают, что в каждой воздушной победе, одержанной в годы Великой Отечественной войны, была доля и его неутомимого труда, его пытливой мысли и страстного сердца.
  
  
   Вспоминает Герой Советского Союза Василий Решетников (307 боевых вылетов на ИЛ-4), с 1936 по 1938 года он учился в Ворошиловградской школе военных летчиков:
   "Время от времени курсантские эскадрильи заполняли казарменные залы и комиссары с негодованием сообщали нам о новых раскрытых заговорах шпионов, убийц и диверсантов, окопавшихся в руководстве партии и правительства, на высших постах Красной Армии. Иногда выступал и начальник школы - тучный и добродушный комбриг Стойлов. Однажды, после разоблачительной речи по поводу процесса над очередной группой еще вчерашних вождей, он вдруг, обращаясь к залу, спросил:
   - Возникает вопрос: кому же верить?
   Мы раскрыли рты: да, кому же? Паузу комбриг затянул, и тут кое-кто мог подумать, что верить некому. Но он, наконец, произнес:
   -Коммунистической партии!
   Ответ выглядел довольно абстрактно, но и этого было вполне достаточно. Мы единодушно тянули руки вверх, поддерживая мудрую политику Сталина и требуя смертной казни презренным убийцам...
   ...Еще в начале 30-х годов сослали на Крайний Север семью моих крестных - дядю Даню и тетю Сашу с детьми... Друзья из Днепропетровска сообщили мне об аресте моих старших товарищей - комсомольских газетчиков Бориса Малицкого, Михаила Вольнова... Вскоре исчез комбриг Стойлов... За ним канул командир 4-й эскадрильи майор Зубов... Пропал капитан Зражевский, только что вернувшийся из Испании с орденом Красного Знамени... И уж совсем оторопело воспринял я арест начальника ВВС Красной Армии командарма Алксниса..."
  
   Всю первую половину 1941 года немецкие самолеты спокойно летали в советском воздушном пространстве. Всего зафиксировано более 500 таких случаев, некоторые даже садились на советские аэродромы, а один Ю-52 долетел до Москвы и сел там. Сбивать их запрещалось категорически, под страхом немедленного ареста и предания суду. Командующего ВВС Киевского округа Героя Советского Союза Е.С.Птухина, который предлагал сбивать немецкие самолеты, расстреляли вместе с другой большой группой советских генералов 23 февраля 1942г. Его жену арестовали вместе с двухмесячным ребенком и год продержали в тюрьме, а потом отправили в ссылку в Казахстан. В группу генералов, расстрелянную феврале 1942г., входили, в частности: арестованный 30 мая 1941г. на должности заместителя командующего ВВС Орловского военного округа Герой Советского Союза Эрнст Шахт (его жена также была расстреляна); начальник НИИ ВВС РККА А.И.Филин, который перед войной требовал принятия на вооружение только полностью доведенных конструкторами боевых самолетов, боролся за их радиофикацию и осмеливался неоднократно спорить на эти темы с самим Сталиным (в частности, во время своего доклада на совещании 7 мая 1941г. в Кремле); и многие другие.
  
   Отсутствие надлежащей подготовки летчиков, массовое поступление в войска 'сырых' самолетов, имеющих серьезные технические недостатки, и ряд других причин привели к небывало высокому уровню аварийности в ВВС. Каждый предвоенный год в авариях и катастрофах терялись несколько сотен самолетов. После очередного ЧП в апреле 1941г., когда разбилось сразу несколько бомбардировщиков в районе Донбасса, зам.начальника ВВС И.Проскуров написал письмо Сталину:
   '...Авиация является самым запущенным родом войск в нашей армии, и могу смело утверждать, что и теперь в своей подготовке наша авиация не отвечает требованиям борьбы с сильным противником. Главным недостатком в подготовке авиации считаю неумение в массе своей... надежно действовать в сложных метеоусловиях и ночью, низкий уровень огневой и разведывательной подготовки. Большинство экипажей не умеет отыскивать цели даже в крупных населенных пунктах... У нас еще не было случая, чтобы судили командира за плохую подготовку подчиненной ему части. Поэтому люди рассуждают так: 'За недоработки в боевой подготовке меня поругают, ну в худшем случае снизят в должности, а за аварии и катастрофы я пойду под суд...' Проскуров просил в своем письме Сталина повлиять на сложившуюся драматическую ситуацию, и ответ последовал: 27 июня 1941г. Проскуров был арестован. Обвинительное заключение гласило:
   "...Проскуров обвиняется в том, что являлся участником военной заговорщической организации, по заданиям которой он проводил работу, направленную на поражение Республиканской Испании, снижение боевой подготовки ВВС РККА и увеличение аварийности в Военно-воздушных силах..."
   В ходе пыточного следствия Проскуров виновным себя не признал, в октябре этого же года был расстрелян. Его жену арестовали, а затем вместе с дочерьми отправили в ссылку. На все запросы о судьбе мужа жена Проскурова получала стандартную лживую отписку тех времен: "Осужден на 10 лет без права переписки".
  
   За четыре предшествующих войне года в ВВС сменилось 4 командующих. Все четверо - Я.И.Алкснис, А.Д.Локтионов, Я.В.Смушкевич и П.В.Рычагов - были уничтожены НКВД.
  
  
  
  
   10. РЕПРЕССИИ В ОБОРОННОЙ ОТРАСЛИ.
  
   В конце 20-х гг. в СССР началась форсированная индустриализация. Средства на ее проведение поступали от продажи реквизированных церковных и музейных ценностей, а также продажи зерна, которое насильственным образом реквизировалось у крестьян. Чтобы упростить изъятие зерна, в сельском хозяйстве были проведены 2 крупных акции: раскулачивание и коллективизация. У колхозников зерно не надо было отбирать, потому что оно уже было колхозным. Денег на индустриализацию, естественно, все равно не хватало - развитая банковская система отсутствовала, частных инвестиций не было. Рабочему классу тоже пришлось несладко: при незначительных фондах материального стимулирования началась активная интенсификации трудового процесса. В результате перезаключения в 1927-1929 гг. коллективных договоров, тарифной реформы, пересмотра норм выработки усиливается уравниловка, у отдельных категорий рабочих снижается заработок. Как следствие многие партийные организации отмечают "политическую напряженность в массах". Растущее недовольство рабочих - неизбежное следствие политики "затягивания поясов" - партийно-государственное руководство направило в сторону так называемых "специалистов-вредителей", как правило, из "бывших". Роль первого громоотвода сыграл широко распропагандированный "шахтинский процесс" 1928г. По нему были привлечены к ответственности инженеры и техники Донецкого бассейна, обвиненные в якобы "сознательном вредительстве", в организации взрывов на шахтах, в преступных связях с бывшими владельцами донецких шахт, в закупке ненужного импортного оборудования, нарушении техники безопасности, законов о труде и т. д. По данным обвинения, вредительские организации Донбасса финансировались "западными капиталистами". Заседания Специального судебного присутствия Верховного суда СССР по "шахтинскому делу" состоялись летом 1928 г. в Москве под председательством А. Я. Вышинского. Суд оправдал четверых из 53 подсудимых, четверым определил меры наказания условно, девять человек - к заключению на срок от одного до трех лет. Большинство обвиняемых было осуждено на длительное заключение - от четырех до десяти лет, 11 человек были приговорены к расстрелу (пять из них расстреляли, а шести ЦИК СССР смягчил меру наказания). "Шахтинское дело" обсуждалось на двух пленумах ЦК партии. "Нельзя считать случайностью так называемое шахтинское дело, - говорил Сталин в выступлении на пленуме ЦК в апреле 1929 г. "Шахтинцы" сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности. Многие из них выловлены, но далеко еще не все выловлены. Вредительство буржуазной интеллигенции есть одна из самых опасных форм сопротивления против развивающегося социализма. Вредительство тем более опасно, что оно связано с международным капиталом. Буржуазное вредительство есть несомненный показатель того, что капиталистические элементы далеко еще не сложили оружия, что они накопляют силы для новых выступлений против Советской власти."
  
   Понятие "шахтинцы" стало нарицательным синонимом "вредительства" в советском обществе и послужило поводом к продолжительной пропагандистской кампании. Массовая публикация материалов о "вредительстве" в Донбассе вызвала в стране эмоциональную бурю. В коллективах требовали немедленного созыва собраний, организации митингов. Из сообщений ОГПУ в Ленинграде: "Рабочие тщательно обсуждают сейчас каждую неуладку на производстве, подозревая злой умысел; часто слышны выражения: "Не второй ли "Донбасс" у нас?" Наконец-то нашлись "конкретные виновники" творящихся безобразий: слабой организации, отсталого уровня планирования, низкой оплаты труда, массовой аварийности и травматизма. Когда-то во всех бедах обвиняли ведьм и колдунов, а теперь - вредителей и шпионов.
   В Москве на фабрике "Трехгорная мануфактура" рабочие говорили:
   "Партия слишком доверилась "спецам", и они стали нам диктовать. Делают вид, что помогают нам в работе, а на самом деле проводят контрреволюцию." А вот характерные высказывания, зафиксированные на фабрике "Красный Октябрь" в Нижегородской губернии: "Спецам дали волю, привилегии, квартиры, громадное жалованье; живут как в старое время". Во многих коллективах раздавались призывы к суровому наказанию "преступников". Собрание рабочих в Сокольническом районе Москвы требовало: "Всех надо расстрелять, а то покоя не будет". На Перовской судобазе: "Пачками надо расстреливать эту сволочь".
  
   Играя на худших инстинктах масс, режим инспирировал еще ряд репрессивных процессов против "специалистов", обвинявшихся во "вредительстве" и в других смертных грехах. Одно дело следовало за другим: процесс Трудовой крестьянской партии (ТКП), арестованы выдающиеся экономисты Н. Д. Кондратьев, А. В. Чаянов, Л. Н.Юровский, крупнейший ученый-агроном А. Г. Дояренко и другие. Осенью 1930 г. было объявлено о раскрытии ОГПУ вредительской и шпионской организации в сфере снабжения населения важнейшими продуктами питания, особенно мясом, рыбой и овощами. По данным ОГПУ, организация возглавлялась бывшим помещиком - профессором А. В. Рязанцевым и бывшим помещиком Е. С. Каратыгиным, а также другими бывшими дворянами и промышленниками, кадетами и меньшевиками, "пробравшимися" на ответственные должности в ВСНХ, в Наркомторг, в Союзмясо, в Союзрыбу, в Союзплодовощ и др. Как сообщалось в печати, эти "вредители" сумели расстроить систему снабжения продуктами питания многих городов и рабочих поселков, организовать голод в ряде районов страны, на них возлагалась вина за повышение цен на мясо и мясопродукты и т. п. В отличие от других подобных процессов приговор по этому делу был крайне суров все привлеченные 46 человек были расстреляны по постановлению закрытого суда. Теперь советскому народу должно быть ясно, почему в магазинах нет даже элементарных продуктов - их не завезли "вредители". 25 ноября - 7 декабря 1930г. в Москве состоялся процесс над группой видных технических специалистов, обвиненных во вредительстве и контрреволюционной деятельности: процесс Промпартии. К суду по обвинению во вредительской и шпионской деятельности было привлечено восемь человек: Л. К. Рамзин - директор Теплотехнического института, крупнейший специалист мирового уровня в области теплотехники и котлостроения, также видные специалисты в области технических наук и планирования: В.А.Ларичев, И.А.Калинников, И.Ф.Чарновский, А.А.Федотов, С.В.Куприянов, В.И.Очкин, К.В.Ситнин и другие.
  
   В ходе массовых репрессий 20-30-х годов немало пострадало конструкторов оружия и боевой техники, руководящих и рядовых работников оборонной отрасли. Ситуацию, сложившуюся на советском производстве в 30-е годы, рассмотрим на примере крупнейшего оборонного завода "Новое Сормово" (завод 112), выпускавшего артиллерийские орудия. Журналы учета механических испытаний за 1934-1935гг. показывают хронически низкий уровень качества продукции. На испытаниях различных частей орудия Ф-22 (кожуха, трубы и т.д.) в среднем 42% плавок не были признаны не соответствующими параметрам качества. Согласно статистике механического цеха 1 за 1935г.,в январе было 13 серьезных аварий станков, в феврале - 7, в марте - 13, в апреле - 16, в мае - 12, в июне - 21. В 1938г. в механическом цехе 1 простои оборудования из-за различных аварий составляли 25% рабочего времени. 20 июня вышел из строя молот 6334, 27 июня - молот 6338. Регулярно разрушались электродвигатели, выходили из строя печи. В мае 1938г. В термическом цехе произошли 4 пожара, причем 1 из них привел к взрыву печи. Новый директор завода Мирзаханов приказом по заводу от 19 мая 1938г. объяснял это в духе времени:
   "Враги народа, орудующие на нашем предприятии, практикуют путем пожаров и взрывов выводить из строя цеха и завод в целом. Неразоблаченные вредители на заводе и сейчас пытаются делать свое гнусное дело. 9 мая - пожар в цехе 6, в этот же день калильщик Чиняев взорвал печь, 17 мая - 2 пожара."
   Говоря "и сейчас", Мирзаханов имел в виду, что кампания по арестам "вредителей" и "врагов народа" активно шла с лета 1937г. (а были еще крупные "посадки" и до 1937г.), но теперь, мол, ясно, что всех не переловили и надо аресты продолжать. На самом деле аварии были прямым следствием перегрузки оборудования, хронической штурмовщины, низкой культуры производства и нехватки квалифицированных кадров. В другом своем приказе от 3 ноября 1938г. директор поднимал проблему брака:
   "...Данная деталь идет с большим браком: весь 1937г. - 88%, июнь 1938 - 68%, июль - 70%, август - 82%..."
   Указом Верховного Совета СССР от 5 февраля 1939г. завод наградили орденом Ленина, руководство завода получило личные поздравления от наркома вооружения Михаила Кагановича и начальника ГАУ РККА Григория Кулика. Однако в реальности достижения завода были весьма сомнительными: с 1935г. предприятие осваивало выпуск пушки Ф-22 и к началу 1939г. удалось поставить в войска всего 1429 единиц. Причем качество было на низком уровне и многие пушки приходилось переделывать по гарантии. Предшествующие Мирзаханову директора Радченко и Дунаев были арестованы и осуждены к длительным срокам заключения, однако Мирзаханову, несмотря на отсутствие реального прогресса, видимо, удалось наладить нужные отношения с высоким начальством. Впрочем, покровители Мирзаханова окончили жизнь не лучшим образом: М.Каганович вскоре застрелился, а Г.Кулика расстреляли уже после войны.
  
  
   Интересный документ эпохи - выдержка из протокола партсобрания в турбинном цехе завода им.Кирова в Ленинграде:
   "ПРОТОКОЛ 8 общего партсобрания членов и кандидатов ВКП(б) турбинного цеха Кировского завода от 8 октября 1937г.
   Присутствовало: 143 чел.
   Председатель: Звингер. Секретарь: Колышкин.
   ПОВЕСТКА ДНЯ:
   1. Отчет парткома (секретарь п/к т.Смирнов)
   2. Разное.
   СЛУШАЛИ:
   Доклад секретаря парткома т. Смирнова, который сказал что выборы парткома зависят от членов и кандидатов ВКП(б). Партком начал свою работу с июня месяца сего года. За это время проделана работа по изменению состава организации.
   Выбыло из организации, не считая исключенных: 5 чел. Приняли: 3 чел. Перевели из кандидатов: 5 чел. Исключили: 18 чел.
   Отдельных членов партий исключали только решением парткома.
   Борна исключили за то, что он был связан с врагом народа Колецким, который был связан с врагом Марковским, за потерю классовой бдительности. Мыслицкий исключен из партии и сейчас взят органами Н.К.В.Д. Некрасову вынесли полит.недоверие. Прей исключен за то, что он способствовал переходу, за полит.недоверие исключили его из партии. Фуникова жена, работая в СКБ, занималась контрреволюционными разговорами, ходила и посещала польский костел. Фуников это не понимал, за неискренность перед партией его исключили. Исключили из партии Иоселева за то, что он был тесно связан с Коздроем. Дукмасова исключили за то, что он оторвался от партийной жизни (не посещал собрания). Капустина исключили из партии за то, что на холодной прокатке дело не совсем обстояло благополучно. Лопатки не стойкие, снижает на 20%. Прохлопали с разоблачением врагов с партбилетами: Трусковский, Камашин привлекаются по 58 ст., как шпионы. Казакевича исключили во время обмена партбилета за то, что он будучи заграницей, имел связь с одной учительницей и с ней имел переписку..."
   Цитируется по книге "Россия, ХХ век. Документы. Лубянка. Сталин и Главное Управление Госбезопасности НКВД в 1937-1938." Составители:
   В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова
   МОСКВА, 2004.
  
   Проблем было множество, ведь фактически промышленность после разрушительных последствий революции и Гражданской войны надо было создавать заново. Не хватало всего, но особенно - грамотных специалистов. Но где брать деньги на массовую закупку современного оборудования, обучение, НИОКР, достойную оплату труда необходимых специалистов? В чью голову впервые пришла идея - организовать бесплатный труд техспециалистов в тюремном заключении - сейчас сказать трудно, ясно только, что решение принималось на самом "верху". Первыми попадали под каток репрессивной системы те, кто имел "непролетарское" происхождение и подозрительные пунктики в биографии. Одной из первых жертв стал основоположник гидросамолетостроения в России Д. П. Григорович. Его арестовали в его рабочем кабинете 1 сентября 1928 г. по обвинению во вредительстве и отправили в Бутырскую тюрьму. Вскоре там же оказались сотрудники конструкторского отдела Григоровича по гидросамолетам В. Л. Корвин-Кербер, Е. И. Майоранов, А. Н. Седельников, авиационные специалисты других организаций: П. М. Крейсон, Б. Ф. Гончаров, И. М. Косткин, А. В. Надашкевич, Н. Г. Михельсон. 25 октября 1929 г. был арестован авиаконструктор Н. Н. Поликарпов (сын священника). Ему инкриминировали участие в контрреволюционной вредительской организации и посадили в Бутырку. На основе группы Григоровича-Поликарпова ОГПУ в декабре 1929г. создало в Бутырской тюрьме первую в СССР так называемую "шарашку" - тюремное конструкторское бюро, которое официально называлось так: Конструкторское бюро - внутренняя тюрьма (КБ-ВТ). Работали в нем осужденные инженеры и конструкторы под охраной и руководством сотрудников ОГПУ. Поскольку тюремные условия были малопригодны для продуктивной конструкторской работы, эту "шарашку" перевели на территорию Ходынского аэродрома и переименовали в ЦКБ-39 ОГПУ. Главным конструктором назначили Григоровича, а Поликарпов стал его заместителем.
  
   Из истории организации "шарашечного" труда НКВД:
   В 1930 году было организовано Техническое отделение ЭКУ ОГПУ, руководивший работами специальных ОКБ, использовавших труд заключенных специалистов. Начальник ЭКУ ОГПУ с 1930 по 1936 Л. Г. Миронов (Каган), комиссар госбезопасности 2 ранга; он был расстрелян в 1938г. В 1931-1936 годах в целях конспирации Техническому отделению последовательно присваивались номера 5-го, 8-го, 11-го и 7-го отделений ЭКУ ОГПУ СССР. В сентябре 1938 по приказу Берии был организован Отдел особых конструкторских бюро НКВД СССР (приказ НКВД 00641 от 29 сентября 1938). 21 октября 1938 г. в соответствие с приказом НКВД 00698 данное подразделение получило наименование - "4-ый спецотдел". 10 января 1939 г. приказом НКВД 0021 преобразован в Особое техническое бюро (ОТБ) при наркоме внутренних дел СССР для использования заключенных, имеющих специальные технические знания. 4-й спецотдел НКВД-МВД СССР организован в июле 1941 г. на базе Особого технического бюро (ОТБ) НКВД СССР и 4-го отдела бывшего НКГБ СССР. Начальник отдела - В. А. Кравченко. С 1945 г. спецотдел использовал также немецких военнопленных-специалистов. В 1949 г. вышел новый приказ МВД СССР 001020 от 9 ноября 1949 г., 4-му спецотделу МВД была поручена организация "Особых технических, конструкторских и проектных бюро для проведения научно-исследовательских, опытных, экспериментальных и конструкторских работ по тематике Главных управлений МВД СССР". После смерти Сталина (1953 г.) "шарашки" были ликвидированы.
  
   В марте 1930г. начальник ВВС РККА Алкснис поставил ЦКБ-39 задачу: создать легкий истребитель мирового уровня за месяц. Заключенные работали, перефразируя известную поговорку, не за совесть, а за страх, ведь многие были приговорены не только к длительным срокам заключения, а некоторые имели отсроченные смертные приговоры. Задача была выполнена: 27 апреля 1930г. самолет И-5 выкатили из цеха. Истребитель получился хороший, было принято решение о серийном производстве и в дальнейшем построено около 800 машин. "Верхи", окрыленные таким успехом, ЦКБ-39 значительно укрупнили и переименовали в ЦКБ, которое организационно входило в состав Технического отдела Экономического управления ОГПУ. Это управление курировало объекты, возводимые трудом заключенных. В распоряжение ЦКБ полностью отдали авиазавод-39. Теперь ЦКБ поручили создать целую серию самолетов: истребитель, штурмовик и другие, однако на этот раз надежды не оправдались - машины, построенные в течение года, получились некачественными. Работа ЦКБ заглохла, часть специалистов амнистировали и отпустили на свободу, другие продолжали отбывать прежние сроки или полученные новые. Неудачей закончилась и попытка создать мощные авиадвигатели в ОКБ - Особом конструкторском бюро ОГПУ, которое работало на ул.Никольской в Москве. Там трудились видные специалисты по двигателям - заключенные А.А.Бессонов, Н.Р.Бриллинг, Б.С.Стечкин.
  
   Однако идея рабского труда техспециалистов не умерла. Когда по стране в 1937-1938гг. прокатился вал массовых осуждений "врагов народа", в подмосковном поселке Болшево НКВД создал целый "научно-сортировочный" лагерь для осужденных конструкторов и инженеров. Их выискивали по лагерям и тюрьмам, и уцелевших отправляли в данный лагерь; оттуда часть заключенных (з/к) со временем переправляли в отдельные КБ НКВД. Через Болшево прошла почти вся элита советского авиастроения: авиаконструкторы Р.Л.Бартини, В.М.Мясищев, Н.И.Базенков, Д.П.Григорович, И.Г.Неман, Н.Н.Поликарпов, В.М.Петляков, А.И.Путилов, А.Н.Туполев, В.А.Чижевский, А.М.Черемухин, Д.С.Макаров. Там же "сидели" конструкторы ракетной техники С.П.Королев, Ю.В.Кондратюк, В.П.Глушко; специалисты по подводным лодкам - группа Кассацнера и Дмитриевского, спецы по торпедным катерам - группа Бжезинского, по артиллерийскому вооружению и боеприпасам - группа Беркалова. Позднее туда доставили крупнейших представителей фундаментальной науки мирового уровня: математика К. Сцилларда, профессора физики Ю. Б. Румера, специалиста по механике члена-корреспондента АН СССР А. И. Некрасова.
  
   Гений отечественного ракетостроения Сергей Павлович Королев 3 года провел в тюрьмах и лагерях по стандартному обвинению во вредительстве. На допросе следователь проломил ему лицевые кости, которые неправильно срослись; было и сотрясение мозга. На Колыме он попал в одно из самых гиблых мест - прииск Мальдяк, и быстро превратился в доходягу, умиравшего на куче тряпья в бараке. Чудом уцелевшего, его направляют обратно в Москву, затем С.П. опаздывает на пароход, который погибнет на камнях у японского острова вместе с сотнями зэков. В Москве вместо справедливого разбирательства (у руля НКВД уже Берия) Королев получает новый срок в лагере. И все же благодаря настойчивости матери конструктора, забрасывавшей все инстанции письмами, Королеву отменяют новую отправку в лагерь и в 1940г. направляют в болшевскую "шарашку".
  
   А.Н. Туполев был привезен в "шарашку" из Бутырской тюрьмы в апреле 1939 г. с "роскошным" букетом обвинений: участие в антисоветской, троцкистской, вредительской организации, работа на французскую и американскую разведку и т.д., и т.п. Андрей Николаевич, как и подавляющее большинство зэков, был вынужден подписать все, что требовали от него тюремщики, но когда ему предложили вместо лагеря работать в "шарашке", выдвинул единственное условие: он согласен работать в тюремном КБ только в том случае, если получит записку от жены, в которой будет сказано, что она не арестована, живет дома и дети с ней. Туполев беспокоился не зря, его жена действительно к тому времени была арестована, но уж больно важен был великий конструктор для страны и это понимали все. "Наглое" требование Туполева удовлетворили: его жену отпустили и записку от нее он получил. Позже дочь Туполева вспоминала:
   - Долгое время никакого известия о судьбе родителей не было. После ареста отца я удивительным образом все-таки окончила школу и даже поступила в медицинский институт. От меня требовали отречься от родителей. Я ответила, что не отрекусь никогда. Тогда меня хотели выгнать из комсомола, но мои сокурсники не проголосовали за это. Мне влепили выговор за потерю политической бдительности - проглядела врага народа в своей семье. Трудное было время - я работала на овощебазе, где не платили денег, но можно было взять несколько килограммов овощей домой. Но надо сказать, что и после ареста отца мне встречались люди, готовые помочь. Как-то меня вызвал секретарь райкома и поинтересовался, как мы живем. Он сказал: "К сожалению, не могу вам дать никакой другой работы, кроме как в архиве НКВД". Поскольку это в любом случае было лучше, чем овощебаза, я с радостью согласилась. А спасли нас от голода туполевский заместитель Александр Архангельский и его жена Наталия.
  
   Под руководством заключенного Туполева НКВД создал мощное КБ под названием ЦКБ-29 НКВД, именно там были созданы пикирующие бомбардировщики ПЕ-2 (в 1940) и Ту-2 (в 1941). Данное учреждение находилось по адресу: г.Москва, ул.Радио, 24 - там раньше было КБ Туполева и его производственная база (завод 156).
  
   Все работы велись под личным руководством Берия, который возглавил НКВД после Ежова, причем поначалу Берия даже пытался ставить руководителям КБ технические задачи по разработке самолетов. Рассказ Туполева об одной такой истории воспроизвел в своих мемуарах "Туполевская шарага" Л.Л.Кербер (один из видных авторитетов в области радиосвязи, работавший в ОКБ-29 под руководством Туполева):
   "Прием у Берия... На столах разостланы чертежи... Берия - Туполеву: - Ваши предложения я рассказал товарищу Сталину. Он согласился с моим мнением, что нам сейчас нужен не такой самолет, а высотный дальний четырехмоторный пикирующий бомбардировщик, назовем его ПБ-4. Мы не будем наносить буловочные уколы, - при этом Берия неодобрительно покосился на чертежи легкого пикирующего бомбардировщика, который предлагал Туполев, - нет, мы будем громить зверя в его берлоге!
   Обращаясь к Давыдову (сотруднику НКВД):
   - Примите меры, что через месяц они, - следует кивок в сторону зэка Туполева, - подготовили предложения. Все!"
   Далее Кербер описывает, что Туполев вернулся злой, затея Берии была явно несостоятельной, технически полностью дилетантской. Как можно пикировать на точечную цель на тяжелом неповоротливом четырехмоторном самолете!? Он рассказал о полученном задании от Берии своим ближайшем помощникам, и заявил, что делать такую машину - полное безумие. А если отказаться - расстрел, новый срок? Через месяц Туполева вновь повезли к Берии на Лубянку. Когда он вернулся в КБ, рассказал следующее:
   - Мой доклад вызвал у Берия раздражение. Когда я закончил, он взглянул на меня откровенно злобно. Видимо, про ПБ-4 он наговорил Сталину достаточно много, а может быть, и убедил его. Меня это удивило, из прошлых приемов у Сталина я вынес впечатление, что в авиации он если и не разбирался как конструктор, то все же имел здравый смысл и точку зрения. Берия сказал, что они со Сталиным разберутся. Сутки я волновался в "одиночке", затем был вызван вновь. Берия: "Так вот, мы с товарищем Сталиным еще раз ознакомились с материалами. Решение таково: сейчас и срочно делать двухмоторный. Как только кончите, приступите к ПБ-4, он нам очень нужен.
   Затем между нами состоялся такой диалог:
   Берия: - Какая скорость?
   Я: - 600.
   Берия: - Мало, надо семьсот! Какая дальность?
   Я: - 2000.
   Берия: - Не годится, надо 3000! Какая нагрузка?
   Я: - 3 тонны.
   Берия: - Мало, надо 4. Все!
   Обращаясь к сотруднику НКВД:
   - Прикажите военным составить требования к двухмоторному пикировщику, параметры уточните в духе моих указаний.
  
   Всего в ЦКБ-29 трудились примерно 2 сотни конструкторов-"вредителей" и около 1000 "вольных" конструкторов. Вероятно, это был самый крупный авиаконструкторский коллектив в мире. Как это ни парадоксально, все отделы возглавляли именно "вредители", среди которых было немало академиков, член-корреспондентов и докторов наук. И как это не глупо звучит, но всех их воглавлял полковник НКВД Кутепов, который несколько лет назал был слесарем-электриком на авиазаводе-39. От него требовалось разрешение на любые работы. Л.Кербер в своих воспоминаниях описывает случай, когда к Кутепову пришли конструкторы за разрешением создать 4-тактный двигатель. Кутепов спросил, мол, а какой двигатель был раньше? Те отвечали, что 2-тактный. Тогда Кутепов посоветовал им "не торопиться" и попробовать сначала создать "3-тактный". Кербер пишет, что после этого случая к Кутепову намертво приклеилась кличка: "Трехтактный".
  
   Одновременно в ЦКБ-29 работали над несколькими типами самолетов. Отдел под номером 100, который возглавлял В.М.Петляков по техзаданию конструировал 2-моторный высотный истребитель. Его проект закончили в апреле 1940г., и, после консультаций с военными, приказали переделать в пикирующий бомбардировщик. Для усиления и ускорения Петлякову выделили около 300 "вольных" специалистов из КБ А.С.Яковлева, В.М.Ильюшина и бывшего КБ Туполева, которое теперь возглавлял А.А.Архангельский. Осенью знаменитый ПЕ-2 пошел в серию - всего было выпущено около 11000 машин.
  
   Отдел 102, возглавляемый Мясищевым, работал над созданием дальнего высотного бомбардировщика под условным наименованием "102" (ДВБ-102). Весной 1942 самолет поднялся в воздух и по многим техническим решениям мог бы составить достойную конкуренцию знаменитым американским "летающим крепостям". Однако двигателей с необходимыми характеристиками к нему создать так и не смогли, и самолет в серию не пошел.
  
   Отдел 103 Туполева (самый многочисленный) после отмены задания на "4-моторный пикировщик" работал над созданием легкого пикирующего бомбардировщика, то есть, создавал машину, аналогичную ПЕ-2. Самолет получился хороший, первый полет состоялся в начале 1941г., и был запущен в серию под наименованием ТУ-2. Он находился на вооружении ВВС до 1950г.
  
   Отдел 110 Томашевича делал истребитель. Он в итоге получился неудачным из-за слишком большого веса, и в серию не пошел.
  
   НКВДэшное начальство активно применяло к осужденным политику кнута и пряника. Отличившихся в труде "зэков" награждали по-разному: добавляли пайку, могли скостить срок, технических специалистов в "шарашках" могли даже освободить, прикрепив к трудовому коллективу уже в качестве "вольного". Но особенно щедры были вертухаи на разного рода обещания, которые не обязательно выполнялись. Л.Кербер вспоминает:
   "Несмотря на эти посулы, подъем, царивший среди зэков последние дни, сменяется не менее острой депрессией. Людей словно подменили. Пустяковые вопросы, решавшиеся вчера походя, превращаются в квадратуру круга. Кабина никак не может скомпоноваться, обводы меняются ежечасно, не лезет на свое место мотор, поползла центровка, нужно новое шасси, изменения увеличиваются и растут, как снежный ком. Старик (Туполев) сидит в бригаде Егора до глубокой ночи, технические конфликты перерастают в личные, дружеское сообщество способных людей превращается в сборище неврастеников, все летит к черту, налицо угроза полного развала. Чувствуя трагизм обстановки, АНТ идет на беспрецедентный шаг. Вечером собирает собрание всех зэков, участвующих в проекте 103 - разумеется, это делается нелегально. Выставлены свои посты, "папа" очень подробно изложил все перипетии, вызвавшие изменения, информировал о собраниях, куда его приглашали, и о принятых там решениях, а закончил так:
   - Нас не информируют, нам приказывают, однако, только осел может не видеть, что дело идет к войне. Вам ясно, что никто, кроме нас спроектировать нужный стране бомбардировщик не может. Вероятно, я буду прав, если скажу, что мы любим свою Родину не менее других и, наверное, больше, чем те, кто нас собрал здесь. Условия трудные, а если отрешиться от личных огорчений и взглянуть шире - трагические. И понимая все это, я ставлю перед вами задачу, которую, кроме вас, никто не выполнит. А я знаю, что вы выполните, на то вы - есть вы. Мы должны вложить в 103-ю максимум своих способностей и знаний, больше того, максимум таланта. Давайте в последний раз сожмем зубы и решим эту задачу. Времени у нас в обрез, надо успеть. В этом залог освобождения. Нельзя нам к войне оставаться арестантами, нельзя воевать в цепях".
   Расходились мы молча, уж очень тяжела была ответственность. Через день Кутепов с усмешкой спросил А. Н. Туполева: "Что это вы за собрание устроили, в профсоюз выбирали, что ли?" Кто-то успел уже "продать".
  
   Крупное тюремное КБ по разработке авиадвигателей было организовано НКВД в Тушино под Москвой на базе моторостроительного завода 82. Среди заключенных были:
   - крупнейший специалист отрасли, один из основателей Центрального института авиационного моторостроения (ЦИАМ), создатель ряда мощных авиационных и танковых моторов Алексей Дмитриевич Чаромский;
   - выдающийся специалист по теории и практике моторостроения профессор Борис Сергеевич Стечкин, работавший еще над самолетом "Илья Муромец" в Российской Империи ("сидел" при Советской власти 2 раза);
   - крупнейший специалист в области реактивных двигателей Валентин Павлович Глушко, будущий генеральный конструктор НПО "Энергия" и Дважды Герой Соцтруда;
   - видный металлург, создатель советского дюралюминия профессор И.И.Сидорин;
   также главные конструкторы моторостроительных заводов А.М.Добровольский, М.А.Колосов, А.С.Назаров. Когда началась война, эта "шарага" переехала в Казань на территорию авиазавода 16. Позже туда перевели С.П.Королева, который вместе с Глушко работал над созданием авиационного реактивного ускорителя.
  
   В целом деятельность данной "шараги" была успешной, о чем свидетельствует архивный документ - письмо Берии Сталину от 16.07.1944г.:
   "В 1942-43 гг. по проектам заключенных специалистов 4 Спецотдела НКВД СССР на заводе 16 НКАП выполнены следующие работы, имеющие важное оборонное значение:
   1.Глушко В.П. построены опытные реактивно-жидкостные двигатели РД-1, предназначенные для установки на самолеты в качестве ускорителей. Опытные образцы двигателей РД-1 прошли заводские летные и совместные стендовые испытания с удовлетворительными результатами. В настоящее время на заводе 16 изготавливается опытная серия реактивных двигателей РД-1 для отработки всех вопросов, связанных с применением и дальнейшим развитием этих двигателей.
   2.По проекту Добротворского А.М. на базе спаривания двух серийных моторов М-105 построены мощные авиационные моторы МБ-100 со взлетной мощностью 2200 л. с. и МБ-102 со взлетной мощностью 2450 л.с.
   В настоящее время моторы МБ-100 проходят летные испытания на самолете Ер-2 и моторы МБ-102 подготовлены к установке на самолете "102".
   Помимо этих работ, специалистами 4 Спецотдела НКВД СССР была механическая база авиамоторостроения.
   По отзывам Наркомавиапрома тов.Шахурина, работы, выполненные заключенными специалистами 4 Спецотдела НКВД СССР, по технической новизне и успешному решению ряда сложных технических и конструктивных проблем являются весьма ценными.
   Учитывая важность проведенных работ, НКВД СССР считает целесообразным освободить со снятием судимости особо отличившихся заключенных специалистов, с последующим направлением их на работу в авиапромышленность."
   (Государственный архив Российской Федерации - ГАРФ. Особая папка Сталина. Д.65.)
  
   "Шарашки" НКВД в Ленинграде:
   - Отдельное конструкторское бюро ОКБ-12 (1931-1932гг.), помещалось в Доме предварительного заключения, специализировалось на архитектурно-проектных работах: проект Большого дома, реконструкция гаража ОГПУ на Манежной площади и др., авторы проектов - заключенные Н.Е.Лансере, Б.К.Рерих и др.;
   - ОКБ Управления НКВД по Ленинградской области (с 1942г. ОКБ-172) в здании тюрьмы "Кресты", специализировалось на разработках в области артиллерии: 130-мм 2-орудийная башенная установка Б-2-ЛМ; 45-мм противотанковая пушка М-42 и др., трудились заключенные инженер-конструктор С.И.Лодкин, профессор В.Р.Бурсиан, профессор А.М.Журавский, профессор И.В.Токов и др.;
   - ОКБ-5 Судоверфь Морпогранохраны НКВД (1933-1940гг., Уральская ул, 19; ныне Морской завод "Алмаз"), работали: доктор технических наук Э.Э.Папмель, инженер-конструктор В.Л.Бродский и др.;
   - Специальное техническое бюро Ленинградского филиала института "Гипрониислюда" МВД СССР (1953-1955, пос. Металлострой), работали заключенные инженеры: В.К.Акулов, Р.Я.Кольберг и др.; ОКБ-196 (конструирование подводных лодок - ныне ЦКБ "Рубин"); работали инженеры-конструкторы П.Г.Гойнкис, П.Ю.Орас и др.;
   - ОКБ на Кировском заводе (береговая артиллерия); работали кандидаты технических наук В.Н.Яворский, М.М.Мордухович и др.
  
   Не всем арестованным научным и техническим работникам оборонной отрасли повезло попасть в "шарашки". С 1937г. были расстреляны: Николай Михайлович Харламов, начальник ЦАГИ; Василий Иванович Чекалов, начальник 8-го отдела ЦАГИ; Евгений Михайлович Фурманов, заместитель начальника отдела подготовки кадров ЦАГИ; Кирилл Александрович Инюшин, заместитель начальника планово-технического отдела завода 156; Израиль Эммануилович Марьямов, директор завода 24; Георгий Никитович Королев, директор завода 26; Андрей Макарович Метло, начальник 2-го отдела 1-го Главного управления НКОП, и многие другие.
  
   Талантливый авиаконструктор Константин Алексеевич Калинин работал на Воронежском, а затем Харьковском авиазаводах. К маю 1926 года в КБ Калинина был разработан проект санитарного "К-2". Более совершенный "К-3" был построен в 1927 году. В июле 1928 года взлетел санитарно-пассажирский "К-4". На Берлинской международной выставке в октябре 1928 года "К-4" получил золотую медаль и коллектив ХАЗа приступает к серийному выпуску самолета. Вскоре взлетает "К-5", вобравший в себя все лучшее из предшественников. В августе 1930 года построен "К-6" (почтовый или бомбардировочный), "К-8", спортивный и связной К-10, "безхвостовой" бомбардировщик К-12. Тяжелый бомбардировщик К-7 представлял собой настоящую "летающую крепость", которая появилась на девять лет раньше американского "Боинга" В-17.
   Оборонительное вооружение: 8 пушек калибра 20 мм, 8 пулеметов калибра 7,62 мм, бомбовая нагрузка 16 тонн; вместо бомб самолет мог взять на борт 112 десантников. Константина Алексеевича Калинина расстреляли в октябре 1938 г., через семь месяцев после ареста.
  
   В архивах сохранилось немало документов, свидетельствующих о масштабах кадровой "чистки" в промышленности. Вот выдержка из одного такого документа:
   Отчет Московского областного управления НКВД по ситуации на авиационном заводе-24 (там производили мощные двигатели конструкции А. А. Микулина) в 1937 г.:
   "... вскрыто и ликвидировано 5 шпионских террористических и диверсионно-вредительских групп, с общим количеством 50 человек, из них:
   1. Антисоветская право-троцкистская группа в составе бывшего директора западными капиталистамизавода Марьямова и технического директора Колосова.
   2. Шпионско-диверсионная группа японской разведки в составе 9 человек.
   3. Шпионско-диверсионная группа германской разведки в составе 13 человек.
   4. Шпионско-диверсионная группа французской разведки в составе 4 человек.
   5. Террористическая и шпионско-диверсионная группа латвийской разведки в составе 15 человек, созданная и возглавлявшаяся участником латвийской фашистской организации, быв. зам. директора завода 24 Гельманом.
   Также арестован начальник технического сектора ОТК завода троцкист Тарахтунов, по делу которого ведется следствие с расчетом на вскрытие организованной троцкистами работы на заводе. Завод до сего дня засорен антисоветскими социально-чуждыми и подозрительными по шпионажу и диверсии элементами. Имеющийся учет этих элементов по одним только официальным данным достигает 1000 человек."
   (Российский Государственный архив экономики - РГАЭ. Ф.7515. Оп. 1. Д. 153.)
  
  
   Иван Платонович Граве - основатель отечественной школы баллистики, профессор, автор трудов "Внутренняя баллистика" и "Баллистика полузамкнутого пространства". Именно он убедил Тухачевского в реальности создания боевого ракетного оружия, и замнаркома в 1933г. издал приказ о создании Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ), где велась разработка реактивных двигателей и ракет. Иван Платонович в СССР сидел 3 раза: в 1919г., в 1937-38г. - по "заговору" Тухачевского, и в 1952г. - в связи с очередным "заговором" в Главном артиллерийском управлении (ГАУ). Вышел на свободу он только после смерти Сталина.
  
   Работы в Реактивном НИИ в 30-х годах велись по двум направлениям: реактивные снаряды разрабатывались отделом, которым руководил Георгий Лангемак (в состав этого отдела и вошел и сам И.П.Граве); другой отдел РНИИ разрабатывал ракеты на жидком топливе, в нем ведущими специалистами были Сергей Королев и Валентин Глушко. Директором РНИИ был назначен Иван Клейменов. Работы в отделах велись успешно, но наиболее эффективно продвигались разработки реактивных снарядов. В 1937 году было завершено создание первых боевых РС-82 и РС-132, а также пусковые установки для них. В присутствии Маршала Советского Союза М. Тухачевского были проведены стрельбы этими РС с наземных станков и с самолетов. Стрельбы прошли успешно, и уже в 1938г. первые отечественные боевые реактивные системы могли быть приняты на вооружение. Однако после ареста Тухачевского практически все руководство института и виднейшие специалисты были арестованы. Любое смутное время как пену выносит наверх подленьких людишек, которые преследуя свои шкурные карьерные интересы, идут наверх по головам своих товарищей. Поводом к арестам послужила серия доносов сотрудника института А.Костикова в различные инстанции о "вредительской деятельности" в РНИИ.
   В результате практически все руководство РНИИ и виднейшие конструкторы были арестованы. Директор РНИИ Иван Терентьевич Клейменов, Лангемак и еще три человека были расстреляны.
   Королев оказался на Колыме; Глушко, Граве и некоторых других сотрудников сразу отправили в "шарашку". Бесследно сгинул в недрах репрессивной системы создатель осколочно-фугасного варианта реактивного снаряда Василий Николаевич Лужин, осужденный в 1940 году на 8 лет. А бдительный товарищ Костиков в 1938г. стал руководителем преобразованного в НИИ-3 института, получил Героя Соцтруда и долгое время его считали единственным создателем "Катюши". После прихода к руководству Костикова в институте закипела работа: шло интенсивное выявление "врагов народа". Только в конце 1939 года появилась директива Генштаба РККА, потребовавшая активизировать работу по созданию реактивных снарядов. НИИ-3 подчинили наркому вооружения Борису Ванникову, который сменил директора, добился освобождения И.П.Граве, С.П.Королева и других сотрудников, а также привлек к подготовке производства три предприятия своего наркомата. В короткий срок была организована доработка реактивных снарядов, которые получили наименования М-82 и М-132. Были также сконструированы пусковые устройства для использования реактивных снарядов на самолетах и на автомобильном шасси - установка БМ-13 (ставшая знаменитой "Катюша"). Однако, хотя установки БМ-13 и реактивные снаряды к ним были полностью отработаны и успешно прошли испытания, первые серийные машины были собраны намного позже. Причиной явилось очередное дело о "вредительстве" в наркомате вооружения, в результате которого все руководство наркомата и сам нарком Борис Ванников попали в лубянские подвалы. Работа института была в который раз заморожена, и к началу войны смогли выпустить лишь одну батарею "Катюш", которую впервые применили летом 1941г. под Оршей.
  
   Борис Викторович Раушенбах - советский физик-механик, крупнейший ученый в области реактивных систем, один из основоположников советской космонавтики. В марте 1942 его арестовали по приказу НКВД о депортации лиц немецкой национальности, и отправили в трудовой лагерь в Нижнем Тагиле махать киркой. К счастью, на него обратил внимание известный авиаконструктор В. Ф. Болховитинов, и договорился с НКВД об использовании заключённого в качестве "расчётной рабочей силы". Затем новый руководитель РНИИ М.В.Келдыш добился возвращения Раушенбаха в институт. Формально ссылка Раушенбаха закончилась только в 1948г.
  
   Конструктор Курчевский Леонид Васильевич, создавший безоткатную пушку, работавший над созданием глиссера, крылатой торпеды, вертолета, 25 ноября 1937 года на судебном заседании Военной коллегии Верховного суда СССР за 20 минут был приговорен к расстрелу и 26 ноября 1937 года расстрелян.
  
   В те же годы были посажены в тюрьмы морские инженеры М.А.Рудицкий, создавший впоследствии первую советскую крейсерскую ПЛ типа "К"; конструктор и строитель подводных лодок Г.М.Трусов; конструктор карликовых ПЛ В.Л.Бжезинский.
  
   С 1921 по конец 30-х годов Ленинграде в обстановке строжайщей секретности работало Особое техническое бюро по военным изобретениям специального назначения (ОсТехБюро), которое возглавлял талантливый инженер Владимир Иванович Бекаури. В бюро конструировали приборы управления по радио взрывами мин-фугасов, радиоуправляемые танки, миниподлодки с экипажем и без, торпеды, новые образцы радиостанций, металлоискатели. Инженеры Ф.В.Щукин и К.В.Старчик возглавляли научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) по радио- и телеуправляемым миниподлодкам. Наиболее успешно продвигались работы по созданию радиовзрывателей большой дальности, данные типы взрывателей активно применялись советскими диверсантами в ходе Великой Отечественной войны. О созданных в "Остехбюро" образцах дистанционного оружия мало что известно до сих пор из-за высокой секретности разработок. Радиоуправляемые торпеды "Акула-1" и "Акула-2" испытывались в Петрозаводской губе. В 1934-1936 годах параллельно проектировались: автономное подводное специальное судно (АПСС); автономная подводная лодка (АПЛ); радиотелеуправляемая подводная лодка и малая подводная лодка водоизмещением 60 т. АПСС представляла собой сверхмалую (надводное водоизмещение 7,2 т, подводное - 8,5 т) подводную лодку, вооруженную одним носовым неподвижным торпедным аппаратом. Управлялась АПСС двумя вариантами: обычным (единственным членом ее экипажа) и дистанционным. В последнем случае прорабатывалась возможность управления АПСС с так называемых "водителей" - надводных кораблей или самолетов. "Волновое управление" должно было осуществляться с помощью установленной на этих "водителях" специальной аппаратуры "Кварц", созданной специалистами того же "Остехбюро". В телемеханическом варианте АПСС вместо торпеды несла установленный на ее месте заряд взрывчатки весом 500 кг. Автономная подводная лодка "Пигмей" имела надводное водоизмещение 18,6 т, длина - 16 м, ширина - 2,62 м. Скорость надводная - 5 узлов, подводная - 6 узлов. Предельная глубина погружения - 30 м. Автономность - 3 суток. Экипаж - 4 человека. "Пигмей" был вооружен двумя 450-мм торпедными аппаратами и одним 7,62-мм пулеметом. Лодка испытывалась в Севастополе, после захвата города немцами она оказалась в руках оккупантов. В августе 1942-го лодку с большим интересом осмотрели итальянские офицеры - командиры сверхмалых подводных лодок. При попытке отбуксировать АПЛ для доставки в Германию она затонула и до сих пор лежит на дне Черного моря.
   Большинство идей, лежавших в основе этих разработок, намного опережали технические возможности своего времени, поэтому с воплощением их в реальность были значительные трудности. В документах того времени прямо говорится об "объективной сложности разрешения принципиально новых технических вопросов". Однако наступил 1937 год и трудности, связанные с разработкой новейших образцов боевой техники были истолкованы как "вредительство". В сфабрикованном сотрудником особого отдела НКВД при Остехбюро А.П. Грунским обвинительном заключении по делу главного конструктора АПСС и АПЛ "Пигмей" Ф.В. Щукина говорилось, что обвиняемый "проводил ... вредительскую деятельность умышленно неправильным проектированием предназначенных для вооружения РККФ новых типов ... подводных лодок, в результате чего запроектированные... ПЛ оказались непригодными для вооружения РККФ". Ведущие инженеры - руководители и организаторы работ Остехбюро Щукин, Старчик и некоторые другие специалисты были расстреляны. 8 февраля 1938 года был расстрелян бессменный руководитель Остехбюро Владимир Иванович Бекаури по обвинению в шпионаже в пользу Германии (реабилитирован в 1956г.). Бюро претерпело несколько переформирований и прекратило свое существование. Уцелевшие специалисты и оборудование были переданы в различные оборонные НИИ.
  
   В 1933 г. группа инженеров-конструкторов и моряков-подводников, включавшая С.Г.Туркова, В.Н.Перегудова, В.Ф.Критского, В.В.Перловского, З.А.Дерибина и А.Г.Соколова, была командирована в Германию для проверки чертежей средней ПЛ, разработанных по секретному договору с фирмой "Дешимаг". Помимо Германии, советские специалисты побывали также в Испании, где уже строилась подобная лодка, и в Италии. После возвращения эта группа, на основе чертежей немецкой фирмы, разработала подобный проект средней ПЛ типа "С" (IX серии).
   Руководил проектом С.Г.Турков, разработка была завершена в 1934 г. Когда эти подлодки строились и уже успешно эксплуатировались в 1937 г., в НКВД поступил донос на Туркова о его "связях с зарубежными разведками". В следующем году Турков был расстрелян. Вместе с Турковым был арестован его друг и коллега В.Н.Перегудов по аналогичному обвинению. Во время тюремного заключения некоторое время Перегудов находился в одной камере с будущим маршалом Рокоссовским. Через год после ареста Перегудова освободили и назначили главным конструктором ПЛ типа "С". Впоследствии Владимир Николаевич Перегудов стал создателем первой советской атомной подводной лодки.
  
   Инженер-кораблестроитель Сергей Константинович Бондаревский был арестован в 1937г. на должности начальника производственного отдела судостроительного завода "Дальзавод" (Владивосток). При обыске в ящике письменного стола у него обнаружили пистолетную обойму с патронами, которой у него никогда не было. Сотрудники НКВД сразу забрали все наиболее ценные вещи из квартиры без всякой описи и акта. На допросах от Бондаревского требовали дать компрометирующие показания на сослуживцев и сознаться в стандартном наборе обвинений в "правотроцкистской, вредительской и диверсионной деятельности". За год допросов на "конвейере" он сотрудничать со следствием так и не стал, обвинительное заключение подписать отказался. Заочно он был осужден Военной коллегией ВС СССР к 10 годам лишения свободы и 5 годам поражения в правах. Из владивостокской тюрьмы его отправили в Болшево, где содержалось множество технических специалистов, работавших над различными заданиями оборонного характера. Затем Бондаревского и группу специалистов перевели в г.Молотовск Архангельской области (будущий Северодвинск), где они в качестве заключенных работали на судостроительном заводе. Сергей Константинович исполнял обязанности начальника цеха, в котором строились корабли серии "Большой охотник". Освободили его в 1947г. В 1949 арестовали вновь и отправили в ссылку в Игарку (Красноярский край), где он трудился на подсобных работах в колхозе. Освобожден он был только в 1954г., а в 1957 получил справку о полной реабилитации. В дальнейшем работал по профессии в г.Николаев, участвовал в строительстве многих кораблей, в том числе в должности главного технолога на строительстве противолодочных крейсеров "Москва" и "Ленинград". При получении справки в управлении КГБ ему дали ознакомиться со своим "делом", из материалов которого Бондаревский узнал, что в основе обвинения против него лежали ложные показания его сослуживца Егорова Е.П. Данный субъект осужден не был и впоследствии стал директором крупного завода и получил даже звание Героя Соцтруда. Другой сослуживец и друг Бондаревского - Клопотов Б.Е. - накануне ареста заходил к нему в гости и никто, кроме него, не мог подложить в стол обойму с патронами. Клопотов также сделал хорошую карьеру. С.К.Бондаревский написал интереснейшие воспоминания под названием "Так было", которые есть в интернете.
   Вот один из эпизодов воспоминаний Бондаревского:
   "В камере находился военный летчик Иллес - латыш. Недавно арестованного, его вызвали на допрос один раз. Об этом он так рассказал:
   - Я не понял: то ли следователь меня разыгрывал, то ли он был редкий дурак, ничего не соображающий. Сообщив мне, что к ним поступили сведения о том, что я, Иллес, хотел на своем самолете переправить в Китай маршала Блюхера, он спросил: "Правда ли это?" Я со смехом ответил ему: "Конечно, правда! Я, военный летчик, летающий на 1-местном истребителе, хотел захватить с собой Блюхера и махнуть с ним за границу." А он вроде не понимал юмора и продолжал спрашивать: как бы я это сделал? Я ответил: "Да очень просто: подвязал бы его за руки-ноги под фюзеляж и пусть повисит час-другой, пока долетим." А он, чудак-следователь, все записал в протокол и, переспросив меня - не вру ли я ? - дал мне подписать."
   Мы считали, что он напрасно подписался, но Иллес беззаботно смеялся: дескать, кто же поверит подписанной им чепухе?!"
  
   Методично уничтожены крупнейшие специалисты в области организации связи в стране и армии:
   Крупный организатор системы связи в СССР, занимавший руководящие посты в наркомате связи с 1919 по 1934гг., Любович Артемий Моисеевич, расстрелян 28.06.1938
   Крупный организатор системы связи в СССР, занимавший руководящие посты в наркомате связи и Управлении связи РККА с 1919 по 1937гг. комкор Халепский Иннокентий Андреевич, расстрелян 29.07.1938г.
   Начальник Управления связи РККА (1924-1935) командарм Синявский Николай Михайлович, расстрелян 29.07.1938г.
   Начальник Управления связи РККА (1935-1937) комкор Лонгва Роман Войцехович, расстрелян 8.02.1938г.
   Начальник Управления связи РККА (1937-1938) комкор Аксенов Алексей Михайлович, расстрелян 22.08.1938г.
   В 1939г. начальником Управления связи РККА был назначен И.Т.Пересыпкин, который в 1932г. командовал эскадроном, а в 1937г. закончил Электротехническую академию и получил звание капитана.
  
   Павел Кондратьевич Ощепков - выдающийся советский ученый, основатель отечественной и мировой радиолокации и интроскопии, "отец" первых советских РЛС. По инициативе М.И.Тухачевского 16 января 1934г. Ощепков представил свою схему по обнаружению различных объектов на значительном расстоянии с помощью электромагнитного луча на заседании Академии наук. По личной просьбе Тухачевского С.М.Киров, с которым Тухачевский был в дружеских отношениях, обеспечил Ощепкову необходимые условия для НИОКР в Ленинграде, результатом чего стало создание в том же 1934г. первых отечественных РЛС "Вега" и "Конус". По признанию многих зарубежных ученых, в том числе американских, приоритет в создании первых действующих РЛС принадлежит именно СССР. Однако в 1937г. Ощепков был арестован по делу Тухачевского и отсидел ровно 10 лет. Великую Отечественную войну страна встретила, имея незначительное количество РЛС. Серьезное внимание данному направлению было уделено только во второй половине войны, когда 4 июля 1943г. был образован рабочий орган по проблемам радиолокации - Совет по радиолокации при ГКО. Тем времени английские ученые значительно продвинулись в данном направлении и приняли на вооружение рабочие РЛС с лучшими характеристиками в мире, которые по ленд-лизу поступали на вооружение в СССР во время войны.
  
   Конструктор Таубин Яков Григорьевич первым в мире изобрел автоматический станковый гранатомет для огневой поддержки пехотных подразделений. Кроме этого, в ОКБ-16 он и его соавтор М.Н.Бабурин разработали 23-мм авиационную пушку МП-6 (БТ-23) и 12,7мм авиационный пулемет АН-12,7. 16 мая 1941г. Таубин и несколько сотрудников ОКБ были арестованы по типичным обвинениям ("антисоветская деятельность, вредительство"). 28 октября 1941г. Яков Таубин был расстрелян в поселке Барбыш вместе с большой группой видных военных по приказу Берии.
  
   В 1931г. Спецмаштрест получил техзадание ГАУ на разработку целого ряда самоходных орудий. В качестве основных калибров предлагались: 107, 152, 203 и 305мм. К 1934г. появился опытный образец САУ под условным наименованием СУ-14 с 203мм орудием, разработанный конструктором Павлом Николаевичем Сячинтовым. В течение 3-х последующих лет шла работа над устранением многочисленных техпроблем, был заменен двигатель, а вместо 203мм орудия поставили более удачное 152мм с уникальной дальностью: 27км. В феврале 1937г. 2 опытных образца СУ-14 и СУ-14-1 успешно прошли полный цикл госиспытаний и можно было начинать их серийный выпуск. Однако 31 декабря 1936 года был арестован П.Н.Сячинтов, который был осужден по статье 58 пп.6, 7, 8 и 11. Главного конструктора советских САУобвинили в "шпионаже, вредительстве, совершении террористических актов, саботаже и ведении подрывной работы в коллективе". Суд над Сячинтовым состоялся 5 мая 1937 года, а на следующий день он был расстрелян. Та же участь постигла и создателя гаубицы Б-4 директора завода "Большевик" Магдисиева - обвинение во вредительстве и расстрел. В Великую Отечественную войну Красная армия вступила без "вредных" САУ, выпуск которых был налажен только в 1942г., то есть, на 5 лет позже, чем это могло быть при нормальном подходе к делу.
  
  
   Чудом избежал участи многих уничтоженных НКВД видных работников оборонной отрасли главный конструктор танка Т-34 М.И.Кошкин. Органы НКВД арестовали коллег Кошкина: конструкторов А.О.Фирсова, Н.Ф. Цыганова, А.Я. Дика, причем именно Адольф Яковлевич Дик был руководителем ОКБ, создавшего прототип Т-34. Кошкину пришлось доводить танк и сдавать госкомиссии. Должность главного конструктора стала смертельно опасной - за любую ошибку и неудачу ему грозили лагерь или расстрел.
  
   Документ НКВД:
   докладная записка 'О конструктивных дефектах и задержке производством выпуска новых танков А-34 на заводе 183 в г. Харькове'.
   "При проектировании танка А-34, под руководством главного конструктора завода 183 инж. Кошкина, было выявлено ряд дефектов, влияющих на боевые качества машины...
   Кошкин и его заместитель Морозов вместо того, чтобы работать в направлении создания конструкции с люком и боковым обзором, поставили вопрос: или с люком без обзора, или боковой обзор, но без люка...
   Кошкин вместо того, чтобы учесть эти замечания и поручить опытному конструктору-корпуснику сделать проект без указанных дефектов, распорядился срочно деталировать будку водителя по проекту конструктора Барона. Указывая на недостатки конструкции будки, инженер Таршинов сам предлагал разработать проект последней, но был отослан Кошкиным в командировку в гор. Мариуполь, хотя надобности ехать именно ему не было никакой...
   Чтобы прикрыть разбазаривание средств, Кошкин готовит для пуска в серию будку водителя по проекту конструктора Барона, а по проекту инженера Таршинова изготовление почему-то будет производиться как опытный образец...
   Кошкин считает, что в готовой машине обнаружатся места, где якобы можно будет разместить дополнительное количество пулеметных дисков, хотя в проектных данных таких площадей в машине нет...
   По существу поставлен в известность НКВД СССР для принятия соответствующих мер через Наркомсредмаш и АБТУ РККА."
   Зам. наркома внутренних дел УССР Горлинский, 7 февраля 1940 г., 551/сн ГДА СБ Украины. Машинопис, Ф. 16. - Оп. 33 (1951 р.). - Спр. 90. - Арк. 213-217. Копия.
  
   Примерно такие же докладные писали и на предыдущего руководителя танкового КБ А.Я.Дика, который был осужден на 10 лет по 58-й статье, отсидел срок полностью в лагере и потом еще 17 лет был в ссылке в Бийске, где работал главным инженером котельного завода. А.О.Фирсов был расстрелян, Н.Ф.Цыганов умер в заключении.
  
  
   Два раза арестовывался при Советской власти Александр Александрович Пороховщиков, "отец " первого в истории России гусеничного бронеавтомобиля (1914г.) и родной дед популярного киноактера Александра Шалвовича Пороховщикова. А.А.Пороховщиков стал авиаконструктором, в качестве заключенного работал на строительстве Беломор-Балтийского канала, занимался конструированием шлюзов. После нескольких лет лагерей его отпустили, но в 1940г. арестовали снова и расстреляли.
  
   В ноябре 1936 г. был арестован начальник кафедры танков и тракторов Военной академии механизации и моторизации РККА беспартийный профессор В. И. Заславский, автор первой русской книги о танках. По оценке известного специалиста в области танкостроения американского профессора М. К. Кристи, Заславский был крупным советским ученым в области танкостроения, задававшим тон в науке о танках и танкостроении. Целый ряд других известных специалистов характеризовали его как крупного советского ученого и теоретика, положившего начало развитию танкового дела в Советском Союзе. Арестован 19 ноября 1936. Подписан к репрессии по первой категории (расстрел) в списке "Москва-центр" от 14 июня 1937 на 56 чел. по представлению нач. 4-го отдела ГУГБ НКВД М.И.Литвина. Подписи: "За" - Сталин, Молотов, Ворошилов. Приговорен ВКВС 20 июня 1937 по обвинению в участии в антисоветской вредительской организации. Расстрелян 21 июня 1937. Прах захоронен на территории Донского монастыря г. Москвы. Реабилитирован 5 ноября 1955.
  
   В августе 1937г. начались аресты на крупнейшем советском автозаводе ГАЗ. Сначала арестовывали специалистов и начальников цехов, к апрелю 1938г. добрались до директора С.С.Дьяконова. По данным НКВД, директор был сущим дьяволом: работал на разведки Японии, Германии и еще нескольких государств, "срывал работу завода", "специально назначал" на руководящие должности антисоветские элементы, и т.д., и т.п. Через 5 месяцев следствия директора расстреляли. Заодно выяснилось, что "врагами народа" были главный бухгалтер Чуйко, 19 старших бухгалтеров, почти все инженеры, конструкторы, технологи, заведующие детсадом и кинофотобазой, главврач района. Поголовны истреблены были специалисты, прошедшие стажировку в США и американские специалисты, помогавшие строить завод: И.Тучельский, Д.Сиглер, М.Кадарьян и прочие. По данным НКВД, только за первую половину 1938г. на ГАЗе были "изобличены 407 шпионов иностранных разведок" из таких стран, как: Германия, Япония, США, Италия, Латвия, Франция, Румыния, Болгария. Многие из них якобы работали одновременно на разведки нескольких государств. Интересно, что именно специалистам ГАЗа ГУ НКВД поручило разработать и выпустить партию спецмашин для перевозки заключенных, которую затем в народе прозвали "черный ворон". В этих "воронках" автомобильных специалистов потом и перевозили. Аналогичное положение складывалось и на другом автомобильном гиганте - заводе "ЗИС" в Москве. Главный конструктор завода ЗИС Важинский Е.И., под руководством которого были созданы такие знаменитые модели, как ЗИС-5 и ЗИС-6, в 1938 г. был арестован, а затем расстрелян, как и руководитель проектного бюро ЗИС Бондарев Д.Д.; та же участь постигла директора Ярославского автозавода Еленина В.А. и многих других видных работников отрасли.
  
   В 1940 начались расправы в Наркомате боеприпасов, осенью были арестованы: начальник 2-го Главного управления Борис Ефремов, заместители наркома Николай Хренков, Василий Шибанов и Михаила Иняшкин, в мае 1941 г. дошла очередь до наркома Ивана Сергеева и члена Совета по оборонной промышленности при СНК СССР Александра Ходякова. Летом 1941г. взяли еще трех ответственных работников Наркомата боеприпасов: Сергея Горина, Даниила Ирлина и Георгия Толстова. В своих показаниях все они под копирку обвиняли друг друга во вредительстве и прочих стандартных для того времени преступлениях. Для экономии времени следователи организовывали перекрестное обвинение: Иняшкин уличает Сергеева, Сергеев уличает Иняшкина. Этот метод применялся широко и считался достаточным основанием для вынесения расстрельных приговоров.
  
   Краткие итоги репрессий в оборонной отрасли: на конец 1939г. в среднем лишь 35-40% директоров заводов имели высшее образование, около половины директоров имели стаж руководящей работы не более 1 года. Неудивительно, что когда к технологической отсталости отрасли добавилось некомпетентное управление, основанное в основном на принципе запугивания подчиненных, выпуск продукции стал стремительно падать. Так, на ГАЗе в 1938г. было выпущено 139 тыс. автомобилей, в 1939г. - 110 тысяч, а в 1940г. - всего 65 тысяч. Всего в автомобильной отрасли за 1937 было произведено 200 тыс. автомобилей, а за 1940 - 145 тысяч. Настоящий кадровый погром в оборонной отрасли государства накануне войны, видимо, не имел аналогов в мировой истории.
  
   Краткие сведения о некоторых специалистах оборонной отрасли мирового уровня, репрессированных в предвоенные годы:
   Беркалов Евгений Александрович (1878 - 1955). В 1895 г. окончил Кадетский корпус, в 1905 г. - Артиллерийскую академию. В 1905-1910 гг. - член Комиссии морских артиллерийских опытов, в 1910-1915 гг. помощник председателя Комиссии. В июле 1915 г. назначен первым помощником начальника артиллерийского отдела ГУК и, фактически, возглавил техническую политику Морского министерства в отношении разработки новых образцов артиллерийского вооружения для флота. Занимался тяжелой морской артиллерии и сыграл выдающуюся роль в разработке наступательных и оборонительных характеристик проекта линкора 1914 г. с 16-дюймовой артиллерией. С января 1918 г. - начальник Главного морского полигона и Комиссии морских артиллерийских опытов. С 1926 г. - начальник Научно-испытательного артполигона РККА и председатель Опытовой арткомиссии полигона. В предвоенное время был арестован и несколько лет провел в одном из тюремных КБ НКВД. С июня 1950 г. - заместитель начальника Артиллерийского научно-исследовательского института (АМИИ). Автор ряда научных трудов по артиллерии, имеющих мировое значение.
  
   Лангемак Георгий Эрихович (1898-1938). Отец - немец, мать - швейцарка. Окончил Елизаветградскую гимназию и в 1916 году поступил в Петроградский университет. В октябре 1916 года был призван в армию, в 1917 закончил школу прапорщиков по первому разряду; служил в Российской, а затем в Красной Армии. В 1928 году Георгий Лангемак окончил Военно-техническую академию и был направлен в Газодинамическую лабораторию, где занимался разработкой реактивных снарядов РС-82 мм и РС-132 мм. В январе 1934 Г. Э. Лангемак назначается на должность заместителя директора по научной части (главного инженера) Реактивного НИИ НКТП (с 1937 НИИ номер 3 НКОП). За время работы в институте Георгий Лангемак практически завершил доводку реактивных снарядов РС-82 и РС-132, впоследствии ставших основой реактивного миномета "Катюша". В этот период Г. Э. Тухачевского, и в 1952г. - в связи с очередным Лангемак вёл переписку с К. Э. Циолковским, размышляя и о невоенном применении ракет, о возможности их использования в космонавтике. Сам термин "космонавтика" ввёл в терминологию именно Г. Э. Лангемак. 2 ноября 1937 Г. Э. Лангемак был арестован (ордер номер А 810) органами НКВД г. Москвы. Обвинительное заключение, датированное 31 декабря 1937, основано на единственном протоколе допроса. За "вредительство в области недопущения новых образцов на вооружение" и участие в "антисоветской террористической организации", преступлениях предусмотренных ст. ст. 58-7, 58-8 и 58-11 УК РСФСР Георгий Эрихович Лангемак был приговорён к высшей мере наказания - расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. В день суда приговор был приведён в исполнение. Реабилитирован в 1955г. Указом Президента СССР М. С. Горбачева от 21 июня 1991 Г. Э. Лангемаку посмертно было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
  
   Владимир Иванович Бекаури (1882-1938) родился в грузинском селе в 90 километрах от Тбилиси. В 1905 году закончил Михайловское техническое железнодорожное училище в Тифлисе. С 1907 года жил в Санкт-Петербурге, занимался конструированием и изготовлением металлических сейфов. Автор нескольких изобретений в области телеграфии и железнодорожного транспорта. В конце 1920 года В.И.Бекаури вместе с академиком В.Н.Ипатьевым организовали Экспериментальную мастерскую по новейшим изобретениям (ЭксМАНИ) при Государственном научно-техническом институте. Когда в 1921 году по указанию правительства было организовано Особое техническое бюро при ВСНХ РСФСР (Остехбюро), Бекаури был назначен его начальником. Под его руководством Остехбюро стало крупнейшим центром по разработке технических направлений, имевших важное оборонное значение. Он курировал и лично участвовал в различных проектах бюро: минно-торпедное оружие, миниподлодки, системы теле- и радиоуправления, и т. д. В 1937 году арестован и 8 февраля 1938 года расстрелян по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Определением Верховного Суда СССР от 9 июня 1956 года реабилитирован.
  
   Глушко Валентин Петрович (1908-1989) - крупнейший советский специалист в области ракетостроения. По окончании учебы в Ленинградском университете (1925-1929) работал в Газодинамической лаборатории (1929-1933), где в 1929 сформировал подразделение по разработке ЭРД, ЖРД и ракет на жидком топливе, продолжившие работу в Реактивном научно-исследовательском институте (НИИ 3 НКОП) (1934-1938), впоследствии реорганизованное в ОКБ-СД (1941), именуемое затем ОКБ-456 ныне НПО Энергомаш имени академика В.П.Глушко. 23.03.1938 был арестован органами НКВД на основании на основании актов технической экспертизы, проведенной в институте по заданию НКВД, а также доносов А.Г. Костикова, Юкова, Панькина, М.К. Тихонравова, Л.С. Душкина и др. информации, располагаемой органами НКВД о вредительской деятельности В.П. Глушко в ракетной технике (следственное дело Центрального архива ФСБ Р18935 (18102). 28.03.1938 подписано Постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения по ст. 58-7-II, и содержания его под стражей. 15.08.1939 Особое Совещание при Наркоме НКВД приговорило его к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Работал в тюремном КБ НКВД, где вместе с С.П.Королевым создал семейство вспомогательных авиационных ЖРД. Освобожден 02.08.1944 и направлен в Германию с целью ознакомления с трофейной немецкой ракетной техникой.
   30.05.1956 постановление Особого Совещание при НКВД СССР было отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено, В.П.Глушко был полностью реабилитирован.
   В 1974-1989гг. - генеральный конструктор НПО "Энергия". Дважды Герой Социалистического труда.
  
  
  
  
   11. ПОДМОСКОВНАЯ ГОЛГОФА.
  
   Массовые казни людей в Москве во время Большого террора и позже (вплоть до смерти Сталина) проходили на подмосковных так называемых "полигонах НКВД" Бутово и Коммунарка. Основная часть расстрелов началась летом 1937г. и наибольшая их интенсивность пришлась на вторую половину 1937г. Первое время был задействован только полигон Бутово, но в связи с резко возросшим потоком приговоренных к смертной казни, пришлось задействовать новую площадку - полигон Коммунарка. В 1937 году путь из московских тюрем на расстрельные полигоны для приговоренных начинался с подписи комиссара госбезопасности 1-го ранга С. Ф. Реденса. Журналист А. А. Мильчаков, чей отец был лично знаком с комиссаром, рассказывал домашним, что к Реденсу иной раз приезжали со списками приговоренных к ВМН даже на дом, и он за стаканом чая распределял людей по зонам и утверждал очередность расстрелов. Высокопоставленных военных и партийно-советских деятелей расстреливали одно время прямо в здании Верховного Суда СССР по адресу: Москва, ул.Никольская, 23.
  
   На полигонах НКВД с технической точки зрения все было организовано следующим образом: приговоренных к месту казни привозили в фургонах с надписью "Хлеб". Ночью расстрельная команда, состоящая из сотрудников НКВД, осуществляла умерщвление людей партиями с помощью нехитрого, но надежного приспособления - револьверов "Наган". Единственным средством механизации процесса был экскаватор, который заранее отрывал рвы и, после их заполнения, засыпал их слоем земли. После "трудовой вахты" палачам накрывали стол с обильным количеством водки. Кроме того, они мародерничали, снимая одежду и ценные вещи с трупов. Вот выдержка из следственного документа по делу Берга Исая Давидовича, бывшего начальника административно-хозяйственного отдела УНКВД Московской области: "Берг тогда являлся начальником оперативной группы по приведению в исполнение решений "тройки" НКВД МО. С его участием были созданы автомашины - так называемые "душегубки". В этих автомашинах перевозили арестованных, приговоренных к расстрелу, и по пути следования к месту исполнения приговора они травились газом."
   Так ли это, до сих пор полной ясности нет: часть бывших сотрудников НКВД утверждает, что данные устройства были предназначены для применения только в случае возникновения бунта в машине в процессе перевозки. Имущество арестованных расхищалось под руководством Берга. В 1938г. Берг был арестован и впоследствии расстрелян, как и подавляющее большинство сотрудников этих полигонов. Арест для "почетного чекиста" Берга был полнейшей неожиданностью. До декабря 1938г. его допрашивали без протоколов, т. к. он не признавался, что является участником контрреволюционной организации, существующей в Управлении НКВД МО. В начале зимы за него принялись как следует: поставили на "конвейер". Допросы продолжались почти без перерыва с 13 по 29 декабря 1938 г. Вскоре следователя Тительмана, который вел дело Берга, самого арестовали и теперь требовали у Берга уже показаний на то, как именно Тительман его допрашивал, и Берг "признавался", что Тительман хотел "смягчить" его, Берга, "вражескую работу в органах" и склонял к признанию вины лишь в бытовых преступлениях. После ареста Тительмана дело Берга вел следователь Пущин, затем Сафронов и др. По свидетельству следователя Харитонова, Сафронов избивал Берга резиновой дубинкой, которую обычно носил в портфеле вместе с бумагами и завтраком.
   По делу Берга сохранились показания свидетелей. Свидетель Викторов, работавший под руководством Берга на Бутовском полигоне, показывал:
   "При приведении приговоров в исполнение я выполнял службу по охране территории, где производились расстрелы, и занимался уборкой расстрелянных. Расстрел производился специальной группой. Из этой группы я помню Шинина Сергея Александровича, Чеснокова Федора Яковлевича и Ильина Илью. Берг возглавлял эту группу. Осужденных доставляли к месту исполнения в машинах по 40-50 человек, некоторые из них доставлялись в майках и трусах. Ежедневно, а иногда через день расстреливалось по 200-300, а иногда и по 400 человек. Кто раздевал арестованных, я не знаю. Других нарушений я не замечал."
   Из показаний свидетеля Чеснокова:
   "Примерно раз в неделю он (Берг) приезжал на территорию, где производились расстрелы, осматривал хозяйство, помещение столовой и общежития. Что еще он там делал, я не знаю." На вопрос следователя о "душегубках", Чесноков ответил, что он знал о специальных автомашинах для доставки к месту расстрела осужденных. "Эти машины были оборудованы заглушками, при помощи которых можно было пускать газ в кузов. Это было сделано для обеспечения безопасности при доставке осужденных к месту расстрела, т. е. на случай возникновения бунта в машине. Применялось ли это средство для усмирения осужденных, мне не известно."
  
   Документально известно о труднообъяснимых избиениях некоторых осужденных, производимых перед самым расстрелом. Причиной избиений, по мнению сотрудников госбезопасности, могла быть, во-первых, "нейтрализация" большой массы людей перед ничтожной горсткой исполнителей, во-вторых, выполнение приказа высшего начальства, которое требовало молчания от приговоренного к смерти. Дело в том, что некоторые во время исполнения приговора позволяли себе крикнуть: "Да здравствует товарищ Сталин!"
   "Когда я доложил ему (Якубовичу), что при расстрелах имеются случаи, что осужденные приветствуют Сталина, то он на это мне сказал, что я должен буду не допускать таких явлений в дальнейшем, - показывал на допросе Берг, - и у работников в опергруппе я должен поднимать настроение, стараться показать им, что люди, которых они стреляют - враги...." Приказано было добиться, чтобы "враги народа" в момент осуществления высшей революционной справедливости своими приветствиями не "марали имя вождя". Наконец, избиения перед самым расстрелом носили еще и какой-то личностный заказной характер. Берия, в частности, поручал своим заплечных дел мастерам - Родосу и Эсаулову зверски избивать перед расстрелом некоторых известных политических деятелей.
  
   Местом казни для советских военных, приговоренных Военной коллегией Верховного суда СССР, стал, в основном, полигон Коммунарка. Здесь лежат более 500 советских военачальников высокого ранга, большинство приговоренных к смертной казни партийных и советских деятелей, директора предприятий, ведущие инженеры и конструкторы, высокопоставленные иностранцы. По заключению экспертной комиссии ФСБ, датированному 1993г., на Коммунарке покоится прах от 10 до 14 тысяч человек, из них поименно известны около 5 тысяч. Всего же, по данным ФСБ, в Москве в 1937-1941гг. было расстреляно около 32 тысяч человек по делам, которые велись органами НКВД-НКГБ. Из них - не менее 29 тысяч в 1937-1938гг. Эти цифры установлены из предписаний на расстрелы и из актов о приведении приговоров в исполнение, хранящихся в архиве Управления ФСБ РФ по г.Москве и Московской области, а также в Центральном архиве ФСБ РФ. В списках людей, казненных на Коммунарке, политические и общественные деятели Литвы, Латвии, Эстонии, видные деятели коммунистических движений Германии, Румынии, Франции, Турции, Болгарии, Финляндии, Венгрии. Правительство Монголии (глава правительства А.Амар, а также 28 министров и сотрудников) было здесь уничтожено в полном составе в один день - 10 июля 1941г. Самый масштабный расстрел на Коммунарке был проведен 16 октября 1941г, когда возникла угроза захвата Москвы немцами.
  
  
  
  
  
   12. КРАСНАЯ АРМИЯ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.
  
  
   В апреле 1940г. при ЦК ВКП(б) состоялось совещание начальствующего состава по сбору опыта боевых действий против Финляндии. В выступлениях участников совещания открылась поистине удручающая картина состояния боеспособности Красной Армии. Ниже приводятся выдержки из выступлений, которые не требуют дополнительных пояснений.
  
   Бригадный комиссар Семенов:
   "Я считаю абсолютно ненормальным тот факт, когда на фронт присылали необученных бойцов, состав их был высок, доходил до 20-30%... Необученное пополнение, красноармейцы старших возрастов, присланные на фронт, повысили наши потери и понизили качество наших частей."
  
   Комбриг Пшенников:
   "...До 47% красноармейского состава не знало материальной части положенного ему оружия...Командный состав не знал друг друга и бойцов..."
   "...До 60% машин из 40%, которые дивизия получила по штатным табелям, требовали немедленного текущего и среднего ремонта, запчастей, резины и инструмента совершенно не было."
   "Из начальствующего состава дивизии оказалось только 17% знающих компас, карту и умеющих ходить по азимуту... Управление огнем и движением на поле боя практически отсутствовали."
  
   Комдив Кирпонос:
   "...Плохо отработаны вопросы скрытого управления... Все управление шло открытым текстом по телефону. Мне комдив Курочкин звонит: "Скажите, где у вас командный пункт?"
  
   Майор Мухин:
   "Здесь говорили о том, что батальонами командовали младшие лейтенанты, а у нас командовали капитаны, но и они правильно поставить задачи артиллерии не могли."
   "В отношении разведки: нужно бросить упрек командованию, что мы не имели никаких разведывательных данных."
  
   Майор Бычевский:
   "Широких маскировочных работ у нас не было. Все склады, станции, аэродромы, НП, огневые позиции плохо маскировались... Организатора маскировочных работ не было."
  
   Комбриг Недвигин:
   "Только что прибывшие командиры, окончившие военные училища, абсолютно не владеют ручным оружием, не знакомы с топографией, требовательность такого командира чрезвычайно низкая, уставные знания у него почти отсутствуют."
  
   Бригадный комиссар Муравьев:
   "В штабах отсутствовал продуманный план с расчетом сил и средств связи... 18-я стрелковая дивизия бросила радиостанцию на своей еще территории и перешла госграницу без радиосредств. 20-я танковая бригада, перейдя госграницу, совершенно потеряла связь и пришлось посылать специального командира с радиостанцией. Такое же положение было с 10-м танковым корпусом, который также пришлось разыскивать..."
   "Слабым звеном в работе связи следует отнести управление в войсковых подразделениях: батальон-рота-взвод. Простейшие средства: ракеты, трассирующие пули, условные очереди автоматов, мелкие рации, светосигнальные средства игнорировались. Наши войска и начсостав этому не обучен."
  
   Комбриг Кравченко:
   "...Точность бомбометания у нас недостаточная... На такие железнодорожные узлы, как Тампере, Рахимяки, Ханамяки по 130 бомбардировщиков налетало, а на следующий день мы видели, что узел этот работал."
  
   Комкор Фролов:
   "Мы встретили довольно хорошего противника. Против нас дрались пограничники, рабочие роты с никелевых разработок, электростанций и местные жители... Подготовка противника хорошая... Стреляли финны прекрасно."
   "Младший командир у нас подготовлен плохо... Противник может засылать к нам в тыл мелкие группы. Кто ими руководит? Сержант, капрал руководит, обстреливают наши автоколонны, а у нас этого нет. Мы не можем послать на такое задание младшего командира, так как к этому он у нас не подготовлен."
  
   Комкор Чуйков:
   "Взаимодействия между отделами штаба армии по существу никакого не было... Оперативный отдел интересуется только своими войсками, а что касается противника, он совершенно им не интересуется."
  
   Командарм Курдюмов:
   "Оперативные документы составлялись плохо... Плохо обстояло дело со скрытым управлением войсками... У штабов нет навыков и умения организовывать взаимодействие войск... Пехота оказалась недостаточно подготовленной для действий в лесу при глубоком снеге... Командный состав с трудом ориентировался в лесу..."
  
   Командарм Мерецков рассказал, как зам.наркома обороны Мехлис пытался организовать на фронте "соцсоревнование" между бойцами: кто первый уничтожит огневую точку. Мерецков разъяснил, что никакого "соцсоревнования" быть не может, потому что бойцы должны выполнять приказы командира, который организует бой и определяет порядок уничтожения огневых точек противника. При этом Мехлис вступил в спор с Мерецковым, заявив, что "надо с толком соревноваться".
   Мерецков также упомянул о том, что командиры Красной Армии категорически отказываются в мирное время ехать за границу с целью разведки, так как считают, что факт пребывания за границей будет внесен в личное дело и может быть использован против командира в дальнейшем.
  
   Начальник РазведУпра Проскуров говорит о том, в частности, что войсковой разведкой никто не занимается, ОРБ и разведроты не готовятся как разведподразделения, а используются для "затыкания дыр".
  
   Комкор Грендаль в ходе финской войны сделал для себя следующие выводы:
   "...Бросать танки на неподавленную систему ПТО нельзя, так же как нельзя бросать пехоту на неподавленную систему стрелково-пулеметного огня."
   "Индивидуальная подготовка нашего бойца слаба... Подготовка финского бойца в смысле технической и тактической выучки была выше."
  
   Армейский комиссар Запорожец обратил внимание на то, что в донесениях нижестоящих инстанций процветает вранье и преувеличение, профессиональный уровень командиров низок, радиостанциями пользоваться в войсках не умеют, а часто просто бросают их прямо на дороге. "В течение дня полк вел бой, а к вечеру в этом полку оказалось 105 "самострелов".
  
   Полковник Мамсуров рассказал, что количество проверяющих и контролирующих из вышестоящих инстанций при штабах было таково, что "90% командного состава 9-й армии до сих пор не знают, кто у них был командующим армией". Он также обвинил замнаркома Мехлиса в том, что тот запретил выделять Мамсурову бойцов для проведения спецоперации в финском тылу. Мехлис это обвинение отверг, заявив, что все это клевета, но Сталин принял сторону Мамсурова.
  
   Командарм Воронов:
   "Возьмем нашу Академию Фрунзе, все ругают, что она выпускает плохо подготовленных командиров. А кого мы посылаем в академию? Мы посылаем в академию учиться недостаточно подготовленных людей и с малым практическим стажем... Если туда пришел командир со знаниями командира взвода, то из него никогда не выйдет хороший "академик".
   "Я должен прямо сказать... никакому взаимодействию с танками не учили. Больше 7 тыс. танков было разбросано по дивизиям и никакой роли они не сыграли. Они были беспомощны... Чаще всего они были обращены на охрану штабов."
  
   В итоге война с Финляндией получилась такой: при огромном превосходстве в людях и боевой технике Красная Армия первое время несла огромные потери в бесполезных неорганизованных атаках на укрепленную оборону. К тому же финны малыми силами умудрялись даже окружать отдельные части Красной Армии. Классическим примером стал разгром финскими войсками 44-й стрелковой дивизии под Суомуссалми. Ни командный, ни личный состав не был подготовлен к боевым действиям, тактика противника не изучалась, из-за неумения передвигаться на лыжах подразделения были привязаны к дороге. Командир дивизии А.И.Виноградов в 1936г. еще был майором, а в 1939 получил в свое распоряжение дивизию; начальник штаба дивизии О.И.Волков в 1935 был капитаном, а в 1939 уже полковником. Учиться военному делу пришлось на войне, причем практически всем уровням командиров и начальников, только после этого линия Маннергейма была прорвана. Общие безвозвратные потери СССР в этой войне составили 126 тыс. военнослужащих, финны потеряли около 26 тыс.чел - в 5 раз меньше. Из выступлений на совещании видно, что с оружием, боеприпасами и техникой проблем особых не было, а вот с их грамотным применением, с профессиональным подходом к военному делу ситуация выглядела весьма драматично. Кстати, из 45 военачальников, выступивших на совещании в ЦК по сбору опыта финской войны, впоследствии 8 были расстреляны.
  
   Вспоминает В.П. Брюхов, закончивший танковое училище:
   "...Надо сказать, учебная база была очень слабой. Я после войны посмотрел немецкий учебный комплекс в Австрии. Конечно, он был намного лучше. Например, у нас мишени для стрельбы из орудий были неподвижные, мишени для стрельбы из пулеметов - появляющиеся. Что значит появляющиеся? В окоп, в котором сидит солдатик, проведен телефон, по которому ему командуют: "Показать! Опустить!" Положено, чтобы мишень появлялась на 5-6 секунд, а один дольше продержит, другой - меньше. У немцев на полигоне была установлена система блоков, управляемая одним большим колесом, оперирующая и орудийными, и пулеметными мишенями. Колесо крутили руками, причем от скорости вращения этого колеса зависела продолжительность появления мишени. Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и с ними в бою встречаться было очень опасно. Ведь я, закончив училище, выпустил три снаряда и пулеметный диск. Разве это подготовка? Учили нас немного вождению на БТ-5. Давали азы - с места трогаться, по прямой водить. Были занятия по тактике, но в основном 'пешим по-танковому'.
   Согласно приказу наркома обороны СССР 0283 от 24 октября 1940 г. 'О порядке эксплуатации
   боевой техники и боевой подготовке на 1940/1941 учебный год' на подготовку в линейных частях башенного стрелка легкого танка было предусмотрено 2 моточаса, механика-водителя - 4,5 моточаса; на отработку стрельбы из тяжелого или среднего танка выделялся 1 м/ч; отработку вождения мехвода - 3 м/ч. В учебных частях нормы были значительно выше: на стрельбы - 60 м/ч, для мехводов средних танков выделяли 225 м/ч. Однако на практике требуемые нормы снабжения горючим часто не соблюдались и обучаемые получали значительно меньше моточасов, чем требовали приказы.
  
   Система подготовки немецких танкистов была гораздо более серьёзной. Особый упор делали на подготовку водителя танка. Если инструкторы не видели у курсанта прогресса после первых же практических занятий, то его сразу переводили в заряжающие или стрелки-радисты. Экипаж обучался движению в составе смешанных колонн вместе с артиллерийскими, инженерными и разведывательными подразделениями танковой дивизии. Такие колонны посылались в многокилометровые походы на 2-3 дня по специальным маршрутам. За соблюдением курсантами точности заданному курсу следили специально прикомандированные навигаторы. Наводчики и заряжающие танковых орудий в бесконечных тренировках стремились уложиться в жесткие нормативы - каждая их операция была регламентирована по секундам. Отдельно тренировали наводчиков, добиваясь от них максимальной точности, при этом боеприпасов не жалели, так что их обучение в основном состояло из практических занятий. Водитель был обязан хорошо разбираться в двигателе танка и вообще в устройстве многочисленных механизмов. Все свободное от занятий время курсанты посвящали уходу за танком. Помимо боевой подготовки будущие танкисты усиленно занимались физической, часто бегая кроссы, повышавшие общую выносливость. По окончании учебы худшие курсанты безжалостно отсеивались. Такие принципы подготовки сохранились в немецких учебных танковых подразделениях почти до самого конца второй мировой войны.
  
  
   Уничтожение лучших военных авиаторов, низкий уровень летного мастерства, кадровая чехарда, насаждение в войсках атмосферы всеобщего страха и недоверия катастрофическим образом сказывались на качестве боевой подготовки советских летчиков. Летчики и бойцы ПВО не знали силуэтов новых советских самолетов, и после начала войны нередко открывали по ним огонь и сбивали. Подавляющее большинство самолетов не были радиофицированы, ни о каком эффективном взаимодействии ни с кем в таком случае и речь не могла идти. На низком уровне была штурманская подготовка. Среднее количество часов налета на одного советского пилота в летной школе составляло около 20 часов, столько же летного времени добавлялось в войсках. При таком низком налете подавляющее большинство летчиков к началу войны освоили лишь самые примитивные летные элементы: полет по прямой, по кругу, взлет и посадка. Выдержка из Приказа Народного Комиссара Обороны СССР о мерах по предотвращению аварийности в частях Военно-Воздушных Сил РККА номер 070 от 4 июня 1939 г. "Об авиашколах":
   "...Самостоятельный налет на боевом самолете в школах ВВС увеличить до 30 часов... Из программы школ исключить воздушные стрельбы и высотную подготовку..."
  
   Следует также отметить, что даже положенный по приказу налет не обеспечивался по разным причинам. По данным доктора исторических наук Ф.Б.Комала, на 1 января 1941г. школы и училища ВВС были обеспечены преподавателями на 44,1%, горючим - на 41,4% от потребности, остро не хватало и учебных самолетов - половина, а то и меньше от потребности. За весь зимний период 1940-1941гг. на каждый экипаж Киевского особого военного округа приходилось всего 6 часов налета и всего один полет с боевой стрельбой. В марте 1941г. вышел Приказ наркома об увеличении количества часов налета в авиашколах до 160 часов, однако до начала войны оставалось всего 3 месяца и нужного эффекта этот приказ уже дать не мог. Для сравнения: немецкий летчик-истребитель в 1938-1941гг., покидая летную школу, имел в среднем налет не менее 200 часов, а в процессе дополнительной подготовки в запасных истребительных группах, к этому багажу добавлялось, как правило, еще 200 часов. Таким образом, к моменту начала войны с СССР по количеству часов налета "средний" немецкий летчик превосходил советского в 6-7 раз. После начала войны встреча немецких истребителей с любыми советскими самолетами заканчивалась, как правило, в пользу первых. Анализ статистики потерь советских и немецких истребителей в 1941г. дает следующую картину: соотношение 6,54 к 1 в пользу немецких. В течение июня 1941 на Юго-Западном фронте по оперативным сводкам было установлено следующее соотношение потерь в воздушных боях: на 25 немецких самолетов - 180 советских, наши потеряли в 7 раз больше. То есть, коэффициэнт разницы в учебном налете у немецких и советских пилотов истребителей был практически равен коэффициэнту потерь в воздушных схватках.
  
   Известны вопиющие факты безграмотного применения авиации с советской стороны: 30 июня 1941 года советское командование отдало приказ бомбардировочной авиации любой ценой уничтожить немецкие переправы через р.Березина в районе Бобруйска. В итоге за день над переправами было уничтожено огнем немецких средств ПВО и истребителями от 69 до 82 советских самолетов (по данным из различных источников), причем задача так и не была выполнена - переправы продолжали функционировать. В этот же день - 30 июня - 34 советских бомбардировщика были уничтожены над немецкими переправами у Двинска. Из-за огромных потерь в летчиках в 1941-1942гг. были случаи, когда из советских летных школ на фронт присылали "ускоренно" обученных пилотов с налетом в 2-3 часа.
  
  Всю первую половину 1941 года над советской территорией барражировали немецкие самолеты-разведчики. Цитата из книги Дмитрий Дёгтева и Дмитрия Зубова
  'Всевидящее око фюрера. Дальняя разведка люфтваффе на Восточном фронте. 1941 - 1943':
  'В конце мая наркома обороны С.К. Тимошенко и начальника Генерального штаба Г. К. Жукова срочно вызвали в Политбюро ЦК ВКП(б). На этой встрече нарком заявил руководству страны, что немцы совсем обнаглели и их надо сбивать, таково, мол, мнение военных. Каково же было удивление маршала и генерала, когда они услышали спокойный ответ Сталина. Вождь поведал своим военачальникам, что германский посол заявил от имени Гитлера, что у них сейчас в авиации много молодежи, которая 'слабо подготовлена'. Все дело, оказывается, было в том, что германская 'молодежь' плохо ориентировалась в воздухе и случайно залетала в СССР. Жуков и Тимошенко тем не менее продолжали настаивать на своем, и в итоге Сталин согласился подготовить соответствующую ноту по данному вопросу и потребовать от Гитлера, чтобы он прекратил 'самоуправство' своих военных. В заключение вождь сказал, что он не уверен, знает ли вообще Гитлер про эти полеты. В итоге немцы продолжали безнаказанно бороздить воздушные просторы Советского Союза. В июне 'Юнкерсы', 'Хейнкели' и 'Дорнье' каждый день фотографировали районы расположения советских войск. Если в течение мая - первых десяти дней июня служба ВНОС зафиксировала 91 пролет самолетов-нарушителей, то с 10 по 19 июня их было уже 86! Хотя фиксировались далеко не все пролеты. Наибольшая активность разведчиков наблюдалась в районах строительства оборонительных сооружений и расположения крупных воинских гарнизонов. Генштаб Красной армии в очередной раз обратился к Сталину, но снова получил по-детски наивный ответ - отныне обо всех нарушениях воздушного пространства докладывать заместителю наркома по иностранным делам А.Я. Вышинскому, а тот 'будет иметь дело с немецким послом Шуленбургом...'
  
  Причем возможность сбивать немецкие разведывательные самолеты была:
  17 июня 1941г. советские зенитчики, несмотря на строгий запрет, обстреляли 'Юнкерс', нарушивший воздушную границу между полуостровом Рыбачий и Кольским заливом. После обстрела немецкий пилот повернул назад. 18 июня над полуостровом Рыбачий появился очередной 'Ju-88A-5 G2EH' обер-фельдфебеля Ханса Тюхера 1-й эскадрильи дальней разведки Aufkl.Gr. 124. Когда он пролетал над позициями советских войск, по нему открыли зенитный огонь. 'Юнкерс' получил несколько попаданий, а его бортмеханик унтер-офицер Йозеф Хаузенблас был убит.
  
   Массовые репрессии против командного состава в предвоенное время привели к удивительным скачкам в карьере новоиспеченной армейской "элиты". Капитан Ф.Н.Матыкин, командир батальона, был назначен сразу командиром стрелковой дивизии. Сразу в комдивы "прыгнул" капитан Н.Н.Нескубо, начальник полковой школы. Майору К.М.Гусеву, командиру эскадрильи, присвоили звание комдива и назначили командующим ВВС Белорусского военного округа. Ст. лейтенант И.И.Копец получил воинское звание полковника и был назначен зам командующего ВВС Ленинградского округа, а к началу войны он, уже генерал, командовал ВВС Западного фронта. В первый день войны, узнав о потерях нашей авиации на аэродромах, И.И.Копец не выдержал потрясения и застрелился. Павел Рычагов в течение 1937 года "скакнул" из майоров в генерал-майоры. Иван Проскуров в 1933г. еще был курсантом летной школы, а 14 апреля 1939 г. назначен заместителем наркома обороны СССР и начальником Разведывательного управления РККА. Командир кавалерийского эскадрона И.Т.Пересыпкин в 1932г. поступил в электро-техническую академию, в 1937 ее закончил в звании капитана, и в 1939г. был назначен начальником Управления связи РККА. П.Григоренко в своих мемуарах описывает случай, когда одной из стрелковых дивизий на Дальнем Востоке в 1938г. некоторое время командовал... лейтенант (!!!), потому что все командиры с более высокими званиями были арестованы. Подобные факты наглядно показывают уровень профессионализма высших военных кадров, сложившийся в армии перед войной. Вместо нормального служебного роста по мере накопления опыта управления войсками, в результате массовых репрессий во главе войск оказались выскочки, не имевшие необходимых для их высоких должностей знаний и опыта. Маршал Василевский: "В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы".
  
   Армия - это сложнейший инструмент, требующий тонкой настройки и умелого исполнителя. Все компоненты и составляющие должны быть безусловно доведены до ума, отлажены и притерты друг к другу. Сталин не вникал в эти "тонкости" (да и не мог вникнуть по причине отсутствия соответствующего образования и военного опыта), он требовал одного: больше дивизий, танков, самолетов, кораблей! Из-за гигантомании и некомпетентности Сталина в области военного строительства перед войной ускоренными темпами было создано огромное количество соединений, несбалансированных по своей структуре. При относительно приемлемой насыщенности вооружением, они имели крайне недостаточный уровень обеспеченности по службам тыла, связи, ремонта, не имели достаточного количества тракторов в качестве тягачей. Летчики и механики-водителей танков были неопытными, имея мизерное количество часов налета и вождения. Как можно воевать с необученными летчиками и танкистами, неопытными и малообразованными командирами? Низкая квалификация была характерна и для многих других военных специальностей - в частности, связисты плохо освоили даже имеющиеся в крайне недостаточном количестве радиостанции, а командиры не умели грамотно ставить задачи по организации связи. Как можно воевать с плохой организацией связи, даже если все остальное будет функционировать идеально? Потеря управляемости войсками из-за неумения организовать связь в условиях маневренной войны была практически повсеместной летом 1941 года. В июне-июле специалисты Генштаба неоднократно устанавливали примерное местонахождение линии фронта путем обзвона колхозов в районах ведения боевых действий. К началу войны Красная Армия имела на вооружении 23000 танков, но только 5 танковых дивизий из 61 были укомплектованы относительно полностью. Германия же, имея 7000 танков, держала наготове 20 танковых дивизий (в 3 раза меньше!), но полностью укомплектованных, сбалансированных по составу, с хорошо обученным личным составом и опытными командирами. Что касается уровня компетентности Сталина в военной области, то его отлично характеризует следующий эпизод. В телефонном разговоре с Блюхером Сталин высказывает ему претензии по поводу того, что Блюхер до сих пор не отдал приказ авиации нанести бомбовый удар по позициям японцев в районе о.Хасан. Блюхер отвечает, что авиация не вылетала из-за неблагоприятных метеорологических условий. Тогда Сталин произносит фразу: "Что значит какая-то облачность для большевистской авиации, если она хочет действительно отстоять честь своей Родины?!" Комментарии, как говорится, излишни.
  
   1937г. Комкор Конев дает указание дивинтенданту Драчеву при строительстве казарм и домов комначсостава организовать работы по углублению котлованов под фундамент, так как "в боевой обстановке они будут менее поражаемы огем противника... к тому же окна этих объектов будут являться бойницами..."
   Местные особисты строчат донос:
   "Данная теория Конева и Драчева... построена на отступлении, что противоречит уставам РККА, установкам наркома обороны Маршала Советского Союза тов.Ворошилова "воевать на чужой территории и бить противника на его территории", и установкам тов.Сталина "Ни одной пяди чужой земли не хотим , но и своей земли не отдадим не вершка".
   РГВА, Ф.9, Оп.39с, Д.54, Л.42.
   Таким образом, в предвоенное время заниматься с войсками отработкой вопросов обороны и уж тем более - действий в окружении - было для командиров смертельно опасно.
  
   Поистине катастрофической была нехватка автотранспорта в Красной Армии. В частях недоставало 50-70% автомобилей, положенных по штату. Целые танковые и механизированные дивизии после начала войны останавливались на марше или в ходе боя из-за нехватки горючего, и были даже случаи, когда танки шли в атаку без снарядов из-за неспособности тыловых служб обеспечить своевременный подвоз. Более того, 25% автомобилей, находящихся на вооружении, были технически неисправны к началу войны из-за отсутствия средств ремонта.
  
   Почему Сталин уничтожил так много высокопоставленных военных - трудно ответить однозначно. СССР находился в достаточно враждебном окружении, агрессивно вели себя и Япония, и Германия, традиционно напряженные отношения были с Польшей, да и Англии палец в рот не клади. Регулярно вспыхивали конфликты и малые войны на границах: КВЖД, Хасан, Халхин-Гол, Финляндия. То, что надвигается большая война, было понятно практически всем. Гитлер, придя к власти, тоже "прошерстил" военных, но он уничтожил всего двух генералов. Сталин уничтожил сотни. Конечно, он реально очень боялся, что часть высокопоставленных военных - людей мужественных, успешно выдержавших тяжелейшие испытания Первой Мировой и Гражданской войн - предпримут решительные действия против него, учитывая те массовые издевательства над крестьянством, допущенные в ходе коллективизации, и совершенно неадекватный культ личности Сталина, увешанный гроздьми откровенной лжи и подхалимажа. Видимо, по-настоящему он осознал, что значит опытный военачальник, только когда начался погром Красной Армии летом 1941 года. Тогда он разрешил составить списки тех, кого можно вернуть из лагерей и тюрем, и часть военных действительно вернули. Среди них арестованный на должности наркома вооружений Б.Л.Ванников (будущий трижды Герой Соцтруда), будущий маршал Рокоссовский, генералы Горбатов, Мерецков... Хотя надо отметить, что ряд генералов, арестованных еще до войны, продолжали расстреливать, а также держать в лагерях и после ее начала. Но как понять, почему уничтожали специалистов оборонной отрасли, конструкторов, которые даже гипотетически не могли представлять никакой угрозы для неограниченной власти Сталина?
  
   Осенью 1942г. шли кровопролитные бои за Сталинград. В штаб Донского фронта генерала Горбатова вызвал к себе член ГКО, секретарь ЦК ВКП(б) Маленков Г.М. и задал ему вопрос:
   - Скажите, товарищ Горбатов, почему мы оказались на Волге?
   Сначала Горбатов ответил так, как было положено отвечать, мол, об этом уже высказался товарищ Сталин, и его мнение правильное. Но Маленков настаивал, чтобы Горбатов изложил свое личное видение причин поражений Красной Армии. Тогда Александр Васильевич, который отличался своей честностью и бескомпромиссностью по отношению к начальству даже в то время, изложил свое мнение (цитата по книге Горбатов А.В. "Годы и войны, записки командарма"):
   -...Основной причиной неудач является то, что нам не хватает квалифицированных военных кадров. Должности командиров соединений занимают люди честные, преданные, но неопытные. Этот недостаток в ходе войны не исправляется, а усугубляется неумелым подбором людей... Если бы Вы, товарищ секретарь ЦК, видели, как Александр Румянцев разговаривает с людьми, Вы бы убедились, что кадры подбираются больше с биологической точки зрения. По-моему, генерал Румянцев больше подходит для роли следователя, чем для роли заместителя Верховного Главнокомандующего по кадрам. Военного дела он не знает. На его место нужно назначить понимающего военного.
   Маленков продолжал задавать вопросы, не высказывая никакого неудовольствия явной критикой Горбатовым политики "верхов". А Горбатов продолжал: он предложить снять начальника управления кадрами Щаденко Е.А. и вернуть из лагерей оставшихся в живых командиров. Маленков предложил назвать таких лиц, и Горбатов по памяти назвал 8 фамилий. На этом разговор был окончен. После Сталинградской битвы генерал Горбатов оказался в Москве и позвонил Маленкову, тот пригласил Александра Васильевича приехать. Маленков сообщил Горбатову, что Щаденко и Румянцев сняты со своих постов, а по поводу командиров, находящихся в лагерях, сказал, что их уже нет в живых.
  
   К 50-летию Сталина Ворошилов написал статью под названием "Сталин и Красная армия", напечатанную в газете "Правда". В этой статье Климент Ефремович утверждал, что все основные победы, одержанные в гражданской войне, были достигнуты благодаря исключительной роли товарища Сталина. Еще в рукописи Сталин ознакомился с этой статьей и сделал некоторые поправки. В частности, возле фразы, где было написано, что в период гражданской войны "...у И.В.Сталина ошибок было меньше, чем у других", Сталин написал красным карандашом следующее: "Клим! Ошибок не было, надо выбросить этот абзац". Это сталинское замечание объясняет очень многое в его действиях, кажущихся порой абсолютно неадекватными. Ошибок не было, Иосиф Джугашвили искренно считал себя непогрешимым! Именно поэтому ему нравилась даже самая тупая лесть в его адрес, ведь он воспринимал ее как обычное признание своих "великих" заслуг. Возможно, товарищ Джугашвили, как и многие советские граждане, глядя на портреты и статуи "великого вождя", читая советские газеты, битком набитые славословиями в его адрес, сам постепенно поверил массированной пропаганде, убеждающей всех в гениальных способностях и непреходящей "безошибочной" мудрости товарища Сталина. Для человека, который не совершает ошибок, нет никаких моральных преград, ему можно практически все.
  
  
  
   13. КОММЕНТАРИИ ПО ПОВОДУ ДОВОЕННЫХ РЕПРЕССИЙ В КРАСНОЙ АРМИИ ОТ СОВРЕМЕННИКОВ - ВОЕННЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ И ГРАЖДАНСКИХ ЛИЦ.
  
   Маршал Василевский, дважды Герой Советского Союза, находившийся перед войной на посту заместителя начальника Генерального штаба СССР, в интервью Константину Симонову высказался так: "Что сказать о последствиях для армии тридцать седьмого - тридцать восьмого года? Вы говорите, что без тридцать седьмого года не было бы поражений сорок первого, а я скажу больше. Без тридцать седьмого года, возможно, не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы." (Симонов К. "Глазами человека моего поколения", "Знамя". 1988. номер 5. С. 81.)
  
   Маршал Конев, дважды Герой Советского Союза:
   "Не подлежит сомнению, что если бы тридцать седьмого-тридцать восьмого годов не было, и не только в армии, но и в партии, в стране, то мы к сорок первому году были бы несравненно сильней, чем были".
  
   Александр Горбатов, легендарный командарм, Герой Советского Союза:
   "...Арестовано столько преданных и ответственных работников всех специальностей. Это уже горе всей страны. Считая неизбежной и близкой войну, я думал: как будут вести бои и операции только что выдвинутые на высокие должности новые, не имеющие боевого опыта, командиры? ...Ведь если дивизией будет командовать вчеращний комбат, корпусом - командир полка, а армией и фронтом - командир дивизии или его заместитель... Сколько будет лишних потерь и неудач! Что предстоит пережить стране в связи с этим!"
  
   Иван Старинов, "главный диверсант" РККА, объявленый личным врагом Гитлера:
   "Репрессиями 1937-38 годов стране был нанесен сокрушительный удар, отразившийся на ходе войны... Репрессии привели к тому, что в Красной Армии многими подразделениями, частями и тем более соединениями и объединениями командовали, мягко говоря, неподготовленные люди."
  
   На исходе великой чистки 1937-1938гг. официозный журнал германских военных кругов "Дейче вер" опубликовал статью "Советский Союз на пути к бонапартизму?". В этой статье причины устранения почти всего командного состава Красной Армии усматривались в "чувстве самосохранения" правящей клики. "Кремль не доверяет командному составу и постоянно меняет лиц на командных постах, чтобы они не закрепляли своего положения в симпатиях солдатских масс, - говорилось в статье.
  
   По словам Кейтеля, Гитлер "постоянно исходил из того, что... Сталин уничтожил в 1937 г. весь первый эшелон высших военачальников, а способных умов среди пришедших на их место пока нет".
  
   Будущий фельдмаршал Ф. фон Бок:
   "С русской армией можно не считаться как с военной силой, ибо кровавые репрессии подорвали ее дух, превратили в инертную машину."
  
   К аналогичным выводам пришёл начальник германского генштаба Гальдер, который, заслушав в мае 1941 года доклад военного атташе в СССР Кребса, записал в своём дневнике: "Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит жалкое впечатление. Гораздо хуже, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, чтобы офицерский корпус достиг прежнего уровня".
  
   Литовский военный атташе в СССР полковник К.Скучас:
   "Чистка привела... к определенному падению уверенности в себе у оставшихся после чистки командиров и падению веры красноармейцев в честность и способность их командиров. Каждый командир высшего состава чувствует теперь, что за ним с подозрительностью наблюдают окружающие его. В результате, отдавая приказ, он уже не имеет в виду одни только военные факторы. Он теперь сознает, что прежде чем отдать приказ, ему надлежит тщательно подумать, не может ли этот приказ быть политически истолкован как неблагоприятный для него самого. В результате у командиров заметна тенденция к тому, чтобы избегать отдачи некоторых приказов и, где только это возможно, уклоняться от ответственности путем откладывания отдачи приказов впредь до получения предварительного одобрения своих старших военных начальников. Их старшие военные начальники, в свою очередь, подобным же образом склонны уклоняться от ответственности, либо путем представления проектов приказов, безотлагательной отдачи которых требуют военные интересы, либо путем откладывания их под сукно."
  
   Французский военный атташе в СССР полковник Паллас:
   "1. Красная Армия, вероятно, более не располагает командирами высокого ранга, которые бы участвовали в мировой войне иначе как в качестве солдат или унтер-офицеров.
   2. Разработанная Тухачевским и его окружением военная доктрина, которую наставления и инструкции объявили вредительской и отменили, более не существует.
   3. Уровень военной и общей культуры кадров, который и ранее был весьма низок, особенно упал вследствие того, что высшие командные посты были переданы офицерам, быстро выдвинутым на командование корпусом или армией, разом перепрыгнувшим несколько ступеней и выбранным либо из молодежи, чья подготовка оставляла желать лучшего и чьи интеллектуальные качества исключали критичную или неконформистскую позицию, либо из среды военных, не представлявших ценности, оказавшихся на виду в гражданскую войну и впоследствии отодвинутых, что позволило им избежать всякого контакта с "врагами народа". В нынешних условиях выдвижение в Красной Армии представляет своего рода диплом о некомпетентности...
   4. Чистка, распространяющаяся по лестнице сверху вниз, глубоко дезорганизует воинские части и скверно влияет на их обучение, и даже на условия существования...
   5. Непрекращающиеся перемещения офицеров... вследствие чистки стали как никогда многочисленными...
   6. Учреждение института военных комиссаров... и все более непосредственное наблюдение со стороны органов госбезопасности, ставит кадры Красной Армии в положение невозможности полезной работы и лишает их всякой инициативы и увлеченности делом...
   7. Даже дисциплина подорвана критикой со стороны подчиненных, которых к тому подталкивают и поощряют, своих начальников, постоянно подозреваемых в том, что завтра они окажутся "врагами народа". Эта прискорбная ситуация, которая нанесла советским кадрам (по крайней мере, высшему командованию) более серьезный урон, чем мировая война, делает Красную Армию в настоящее время почти непригодной к использованию...
  
  
  
  
  
   РЕЗЮМЕ.
  
   Таким образом, можно уверенно констатировать: к Великой Отечественной войне Красная Армия подошла в состоянии не просто кадрового голода, а настоящей кадровой катастрофы. Массовое и неоднократное уничтожение высших слоев военных управленцев в сочетании с развертыванием множества новых частей и соединений, привело к значительной потере боеспособности войск из-за неумения подавляющего большинства вновь назначенных командиров умело управлять вверенными войсками, а штабов - заниматься грамотным планированием. Об уровне подготовки высших и средних командиров накануне войны свидетельствуют следующие данные: даже среди командующих армиями были лица, не имевшие высшего военного образования; из 225 человек, вызванных летом 1940 года на сборы командиров полков, лишь 25 окончили военные училища, а 200 - только курсы младших лейтенантов. Только 7% командиров имели высшее военное образование, а 37% не прошли даже полного курса обучения в средних военно-учебных заведениях. Свою низкую боеспособность Красная Армия наглядно продемонстрировала всему миру в полугодовой войне с небольшой финской армией. Немецкая разведка, конечно, получила исчерпывающую информацию о состоянии дел в Красной Армии от своих финских коллег. Выступая 23 ноября 1939 года на секретном совещании руководства вермахта, Гитлер характеризовал СССР как ослабленное в результате многих внутренних процессов государство, которое не представляет серьёзной военной опасности для Германии. "Фактом остаётся то, - заявил он, - что в настоящее время боеспособность русских вооружённых сил незначительна. На ближайшие год или два нынешнее состояние сохранится".
  
   Сталин, используя методы массового политического террора, выстроил в СССР жесткую вертикаль власти, замыкающуюся на нем лично. Инициатива в этой системе была, как говорится, наказуема. Главным условием выживания и карьерного роста стало умение безоговорочно выполнять спущенные сверху указания и безусловная преданность по отношению к своему начальнику. Нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов так описал менеджмент по-сталински:
   "Сталин решал, остальным предоставлялось действовать в соответствии с этим... Люди, приученные не действовать самостоятельно, а лишь ждать распоряжений и указаний свыше, чтобы не задумываясь выполнять их, принесут мало пользы, если наступит суровый час. Боязнь наказаний и безответственность нередко живут рядом друг с другом. Работа военного аппарата в этом случае идет не планомерно, а словно бы спазматически, рывками. Выполнили одно распоряжение и ждут следующего. А если оно не поступит вовремя?"
   Жесткость системы управления и угроза репрессий сковывали инициативу командиров, что чрезвычайно затрудняло извлечение необходимых уроков. Не случайно многие критические ошибки повторялись в первые годы войны с ужасающей регулярностью, стоит только вспомнить многочисленные "котлы", в которые немцы загоняли советские войска огромными массами летом 1941г. Впрочем, виноватых находили быстро: из 74 советских генералов, погибших в 1941г. после 22 июня, 27 было расстреляно своими.
  
   Весной 1941 года, недавно освобожденного из лагеря генерала Горбатова А.В. назначили заместителем командира 25-го стрелкового корпуса. Вот что он пишет:
   "Я ознакомился с дивизиями. Они были укомплектованы полностью, но настоящей слаженности я в них не почувствовал, и общее состояние их оставило у меня впечатление неважное. Не было необходимого порядка, организованности и должной воинской дисциплины. ХУЖЕ ВСЕГО БЫЛО ТО, ЧТО МНОГИЕ КОМАНДИРЫ НЕ ЗАМЕЧАЛИ ЭТИХ НЕДОСТАТКОВ."
  
  
  
  
  
  
   До катастрофы лета 1941 года оставалось 2 месяца.
  
  
  
  
  
  
  
  
   ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ.
  
  
   I. Постановления, приказы и другие первоисточники.
  
   1.
   Приказ ОГПУ "О мероприятиях по ликвидации кулачества как класса" от 2 февраля 1930 номер 44/21 г. Москва ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 1944. Л. 17-25.
   Цитата:
   "...Для приема, учета, бесперебойной отправки выселяемых создать сборные пункты во главе с комендантом. При пунктах организовать агентурно-следственные группы. Комендантам сборных пунктов непосредственно связаться с ячейками органов ТО ОГПУ на местах, ведающими составлением и отправкой эшелонов.
   При ПП ОГПУ, на случай возможных осложнений, обеспечить чекистско-военный резерв. В распоряжении окротделов ОГПУ, особенно в районах наиболее угрожаемых ( в смысле возможных осложнений), - организовать маневренные группы из частей ОГПУ. Части Красной Армии к операции ни в коем случае не привлекать. Использование их допускать только в крайних случаях, при возникновении восстания, по согласованию с краевыми организациями и РВС - ПП ОГПУ организовать там, где недостаточно частей войск ОГПУ, в скрытом виде войсковые группы из надежных, профильтрованных особорганами ОГПУ частей Красной Армии..."
  
  
  
   2.
   Из выступления И.В. Сталина. Стенограмма Апрельского (1929) объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б)
   22.04.1929
   "...Существует ли у нас одна общая генеральная линия, или у нас имеется две линии - это основной вопрос, товарищи. Тов. Рыков говорил здесь в своей речи, что генеральная линия у нас одна, и если у нас имеются некоторые "незначительные разногласия", то это потому, что существуют "оттенки" в понимании генеральной линии. Верно ли это? К сожалению, неверно...
   Если линия одна, а линия партии состоит, по мнению группы Бухарина, в том, чтобы проводить политику военно-феодальной эксплуатации крестьянства, то неужели тт. Бухарин, Рыков и Томский хотят заодно с нами проводить эту гибельную политику, а не бороться с ней? Это ведь чепуха какая-то...
   Таким образом, мы имеем дело с двумя различными планами хозяйственной политики.
   План партии:
   1) мы перевооружаем (реконструкция) промышленность;
   2) мы начинаем серьезно перевооружать сельское хозяйство (реконструкция);
   3) для этого надо расширять строительство колхозов и совхозов, массовое применение контрактации и машинно-тракторных станций как средство установления производственной смычки между индустрией и сельским хозяйством;
   4) что касается хлебозаготовительных затруднений в данный момент, то необходимо признать допустимость временных чрезвычайных мер, подкрепленных общественной поддержкой середняцко-бедняцких масс, как одно из средств сломить сопротивление кулачества и взять у него максимально хлебные излишки, необходимые для того, чтобы обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту для развития индустрии;
   5) индивидуальное бедняцко-середняцкое хозяйство играет и будет еще играть преобладающую роль в деле снабжения страны продовольствием и сырьем, но оно одно лишь уже недостаточно, развитие индивидуального бедняцко-середняцкого хозяйства надо дополнить поэтому развитием колхозов и совхозов, массовой контрактации, усиленным развитием машинно-тракторных станций для того, чтобы облегчить вытеснение капиталистических элементов из сельского хозяйства и постепенный перевод индивидуальных крестьянских хозяйств на рельсы крупных, коллективных хозяйств, на рельсы коллективного труда;
   6) но чтобы добиться всего этого, необходимо, прежде всего, усилить развитие индустрии металла, химии, машиностроения, тракторных заводов, заводов сельхозмашин и т.д. Без этого невозможны разрешение зерновой проблемы и реконструкция сельского хозяйства.
   Вывод: ключом реконструкции сельского хозяйства является быстрый темп развития нашей индустрии.
   План т. Бухарина:
   1) нормализация рынка, допущение свободной игры цен и повышение цен на хлеб, не останавливаясь перед тем, что это может повести к вздорожанию промтоваров, сырья, хлеба;
   2) всемерное развитие индивидуального крестьянского хозяйства при известном сокращении темпа развития колхозов и совхозов (тезисы т. Бухарина в июле, речь Бухарина на июльском пленуме);
   3) заготовки путем самотека, исключающие всегда и при всяких условиях даже частичное применение чрезвычайных мер против кулачества, если даже эти меры поддерживаются середняцко-бедняцкой массой;
   4) в случае недостачи хлеба - ввоз миллионов на 100 руб.;
   5) а если валюты не хватит на то, чтобы покрыть и ввоз хлеба, и ввоз оборудования для промышленности, то надо сократить ввоз оборудования, а значит, и темп развития нашей индустрии, иначе у нас будет "топтание на месте", а то и "прямое падение вниз" сельского хозяйства ("Заметки экономиста").
   Вывод: ключом к реконструкции сельского хозяйства является, стало быть, не усиленный темп развития индустрии, а развитие индивидуального крестьянского хозяйства.
   Вот так оборачивается дело, товарищи.
   План т. Бухарина есть план снижения темпа развития индустрии и подрыва новых форм смычки...
   Вопрос о хлебных заготовках. О наших хлебных затруднениях наговорили здесь кучу небылиц. Но главные моменты наших хлебозаготовительных затруднений упущены из виду. Забыли, прежде всего, о том, что в этом году мы собрали ржи и пшеницы - я говорю о валовом сборе урожая - миллионов на 500-600 пуд. меньше, чем в прошлом году. Могло ли это не отразиться на наших хлебозаготовках? Конечно, не могло не отразиться. Может быть, в этом виновата политика ЦК? Нет, политика ЦК тут ни при чем. Объясняется это серьезным неурожаем в степной полосе Украины (заморозки и засуха) и частичным неурожаем на Северном Кавказе, в ЦЧО, наконец, в Северо-Западной обл. Этим, главным образом, и объясняется, что в прошлом году на 1 апреля заготовили мы хлеба на Украине (ржи и пшеницы) 200 млн пуд., а в этом году - всего лишь 26-27 млн пуд. Этим же надо объяснить падение заготовок пшеницы и ржи по ЦЧО почти в 8 раз и по Северному Кавказу - в 4 раза. Хлебозаготовки на востоке выросли за этот год в некоторых районах почти вдвое. Но они не могли возместить и не возместили, конечно, той недостачи хлеба, которая имелась у нас на Украине, на Северном Кавказе и в ЦЧО. Не следует забывать, что при нормальных урожаях Украина и Северный Кавказ заготовляют более половины, а иногда и две трети всего заготовляемого хлеба по СССР. Странно, что это обстоятельство упустил из виду т. Рыков.
   Наконец, второе обстоятельство, представляющее главный момент наших конъюнктурных хлебозаготовительных затруднений. Я имею в виду сопротивление кулацких и зажиточных элементов деревни политике советской власти по хлебозаготовкам. Тов. Рыков обошел это обстоятельство.
   Но обойти этот момент - значит обойти главное в хлебозаготовительном деле. О чем говорит опыт последних двух лет по хлебозаготовкам? Он говорит о том, что состоятельные слои деревни, имеющие в своих руках значительные хлебные излишки и играющие на хлебном рынке командующую роль, не хотят нам давать добровольно нужное количество хлеба по ценам, определенным советской властью. Нам нужно для обеспечения хлебом городов и промышленных пунктов, Красной армии и районов технических культур около 500 млн пуд. хлеба ежегодно. В порядке самотека нам удается заготовить около 300-350 млн пуд. Остальные 150 млн пуд. приходится брать в порядке организованного давления на кулацкие и зажиточные слои деревни. Вот о чем говорит нам опыт хлебозаготовок за последние два года. Что произошло за эти два года, откуда такие перемены, почему раньше помогал самотек, а теперь оказался он недостаточным? Произошло то, что кулацкие и зажиточные элементы выросли за эти годы, ряд урожайных годов не прошел для них даром, они окрепли хозяйственно, накопили капиталец и теперь могут маневрировать на рынке, удерживая за собой хлебные излишки в ожидании высоких цен и оборачиваясь на других культурах. Хлеб не есть простой товар. Хлеб - не хлопок, который нельзя есть и который нельзя продать всякому. В отличие от хлопка, хлеб в наших нынешних условиях есть такой товар, который берут все и без которого нельзя существовать. Кулак это учитывает, и он придерживает его, заражая этим держателей хлеба вообще. Кулак знает, что хлеб есть валюта валют. Кулак знает, что излишки хлеба есть не только средство своего обогащения, но и средство закабаления бедноты. Хлебные излишки в руках кулака при данных условиях есть средство хозяйственного и политического усиления кулацких элементов. Поэтому, беря эти излишки у кулаков, мы не только облегчаем снабжение хлебом городов и Красной армии, но и подрываем средство хозяйственного и политического усиления кулачества.
   Что нужно сделать для того, чтобы получить эти хлебные излишки? Нужно, прежде всего, ликвидировать психологию самотека как вредную и опасную вещь. Нужно организовать хлебозаготовки. Нужно мобилизовать бедняцко-середняцкие массы против кулачества и организовать их общественную поддержку мероприятиям советской власти по усилению хлебозаготовок. Значение уральско-сибирского метода хлебозаготовок, проводимого по принципу самообложения, в том именно и состоит, что он дает возможность мобилизовать трудящиеся слои деревни против кулачества на предмет усиления хлебозаготовок. Опыт показал, что эти положительные результаты получаются у нас в двух направлениях: во-первых, мы изымаем хлебные излишки состоятельных слоев деревни, облегчая этим снабжение страны; во-вторых, мы мобилизуем на этом деле бедняцко-середняцкие массы против кулачества, просвещаем его политически и организуем из них свою мощную многомиллионную армию в деревне. Некоторые товарищи не учитывают этого последнего обстоятельства. А между тем оно именно и является одним из важных, если не самым важным, результатом уральско-сибирского метода хлебозаготовок. Правда, этот метод сочетался иногда с частичным применением чрезвычайных мер против кулачества, что вызывает комические вопли у тт. Бухарина и Рыкова. А что в этом плохого? Почему нельзя иногда, при известных условиях, применять частично чрезвычайные меры против нашего классового врага, против кулачества? Почему можно сотнями арестовывать спекулянтов в городах и высылать их в Туруханский край, а у кулаков, пытающихся взять за горло советскую власть и закабалить себе бедноту, нельзя брать излишков хлеба в порядке общественного принуждения по ценам, по которым сдают хлеб нашим заготовительным организациям бедняки и середняки? Откуда это следует? Разве наша партия когда-либо высказывалась в принципе, всегда и при всяких условиях, против применения чрезвычайных мер против кулачества? Товарищи Рыков и Бухарин, очевидно, стоят в принципе против всякого применения чрезвычайных мер в отношении кулачества. Но это ведь либеральная политика, а не марксистская политика, дорогие товарищи. Вы не можете не знать, что т. Ленин после введения нэпа высказывался даже за возврат к политике комбедов, конечно, при известных условиях. А ведь что такое частичное применение чрезвычайных мер против кулаков? Это даже не капля в море в сравнении с политикой комбедов.
   Угланов (реплика): - Это накануне войны.
   Сталин (реагируя на реплику Угланова). Нет, т. Угланов, это ни в какой мере не смахивает на политику комбедов. А вот что ваша политика смахивает на либеральную политику - это верно. Они, сторонники группы т. Бухарина, надеются убедить классового врага в том, чтобы он добровольно отрекся от своих интересов и сдал бы добровольно свои хлебные излишки. Они надеются, что кулак, который вырос, у которого есть возможность отыгрываться на других культурах и который прячет свои излишки, они надеются, что этот самый кулак даст нам свои хлебные излишки добровольно по нашим заготовительным ценам. Не с ума ли они сошли? Не ясно ли, что они не понимают механики классовой борьбы, не знают, что такое классы? А известно ли им, как кулаки глумятся над нашими работниками и над советской властью на сельских сходах, устраиваемых для усиления хлебозаготовок? Известны ли им такие факты, когда наш агитатор, например, в Казахстане два часа убеждал держателей хлеба сдать хлеб для снабжения страны, а кулак выступил с трубкой во рту и ответил ему: "А ты попляши, парень, тогда я тебе дам пуда два хлеба..."
   Убедите-ка, т. Угланов, таких людей. Да, товарищи, класс есть класс. От этой истины не уйдешь. Уральско-сибирский метод тем, собственно, и хорош, что он облегчает возможность поднять бедняцко-середняцкие слои против кулаков, облегчает возможность сломить сопротивление кулаков и заставляет их сдать хлебные излишки органам советской власти...
   Наконец, несколько слов об импорте хлеба и валютных резервах. Я уже говорил, что т. Рыков и его ближайшие друзья несколько раз ставили вопрос об импорте хлеба из-за границы. Тов. Рыков говорил сначала о необходимости ввоза миллионов 80-100 пуд. хлеба. Это составит около 200 млн руб. валюты. Потом он поставил вопрос о ввозе 50 млн пуд., т.е. на 100 млн руб. валюты. Мы это дело отвергли, решив, что лучше нажимать на кулака и выжать у него хлебные излишки, которых у него немало, чем тратить валюту, отложенную для того, чтобы ввезти оборудование для нашей промышленности. Теперь т. Рыков меняет фронт. Теперь он уверяет, что капиталисты дают нам хлеб в кредит, а мы будто бы не хотим его брать. Он сказал, что через его руки прошло несколько телеграмм, из которых видно, что нам хотят дать хлеб капиталисты в кредит. При этом он изображает дело так, что будто бы имеются у нас такие люди, которые не хотят принять хлеб в кредит либо из каприза, либо по каким-то другим непонятным причинам. Все это чепуха, товарищи. Смешно было бы думать, что капиталисты Запада вдруг взяли и стали жалеть нас, желая дать нам несколько десятков миллионов пудов хлеба чуть ли не даром или в долгосрочный кредит. Это пустяки, товарищи.
   В чем же тогда дело? Дело в том, что различные капиталистические группы щупают нас, щупают наши финансовые возможности, нашу кредитоспособность, нашу стойкость вот уже полгода. Они обращаются к нашим торговым представителям в Париже, в Чехословакии, в Америке и сулят нам продать хлеб в кредит на самый короткий срок, месяца на три или максимум на шесть. Они хотят добиться не столько того, чтобы продать нам хлеб в кредит, сколько того, чтобы узнать, действительно ли тяжело наше положение, действительно ли у нас исчерпались финансовые возможности, стоим ли мы крепко, с точки зрения финансового положения и клюнем ли мы на удочку, которую они нам подбрасывают. Сейчас в капиталистическом мире идут большие споры насчет наших финансовых возможностей. Одни говорят, что мы уже банкроты и падение советской власти - дело нескольких месяцев, если не недель. Другие говорят, что это неверно, что советская власть сидит крепко, что финансовые возможности у нее имеются и хлеба у нее хватит. И вот задача состоит в том, чтобы проявить нам должную стойкость и выдержку, не поддаваться на лживые обещания насчет отпуска хлеба в кредит и показать капиталистическому миру, что мы обойдемся без ввоза хлеба. Это не только мое мнение. Это мнение большинства Политбюро, если не всех членов Политбюро. На этом основании мы решили отказаться от предложения Нансена о ввозе хлеба в СССР в кредит.
   Реплика А.И. Микояна: - На миллион долларов.
   На этом же основании дали мы отрицательный ответ всем этим разведчикам капиталистического мира в Париже, в Америке, в Чехословакии, предлагавшим нам хлеб в кредит. На этом же основании решили мы проявить максимум экономии в расходовании хлеба, максимум организованности в деле заготовок хлеба. Мы преследовали здесь две цели: с одной стороны - обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту для ввоза оборудования, с другой стороны - показать всем нашим врагам, что мы стоим крепко и не намерены поддаваться провокации.
   Правильной ли была такая политика? Я думаю, что она была единственно правильной политикой. Она была правильной не только потому, что мы открыли здесь, внутри нашей страны, новые возможности получения хлеба. Она была правильной еще потому, что, обойдясь без импорта хлеба и отбросив прочь разведчиков капиталистического мира, мы укрепили свое международное положение, мы подняли свою кредитоспособность и разбили в пух болтовню о "предстоящей гибели" советской власти...
   Я утверждаю, что только с прошлого года, когда заготовительные затруднения и кризис ударили нас по башке, после этого партия в своей массе убедилась, что да, без совхозов и колхозов дела не будет. Нужны были, были необходимы эти затруднения по хлебозаготовкам, нужен был кризис, хлебный кризис в прошлом году для того, чтобы партия в своей массе, миллионная партия поняла, что головка партии права, что надо встать окончательно и бесповоротно на путь массового расширения колхозного и совхозного движения..."
  
   РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 417. Л. 120об, 128, 130об, 131, 131об, 132. Типографский экз.
  
  
  
   3.
   Записка Л.З.Мехлиса И.В.Сталину с приложением проекта передовой cтатьи в "Правде" о суде над группой М.Н. Тухачевского
   "10.06.1937
   Тов. СТАЛИНУ
   Посылаю проект передовой, написанный по Вашим указаниям.
   Л. МЕХЛИС
   КРИЗИС ИНОСТРАННОЙ БУРЖУАЗНОЙ РАЗВЕДКИ
   Сегодня мы публикуем извещение Прокуратуры СССР о предании суду восьми пойманных с поличным шпионов. Наймиты одного иностранного государства, подлейшие изменники родине, они имели задание от своих хозяев: всеми доступными способами подорвать мощь Рабоче-Крестьянской Красной Армии - любимого детища народов СССР, подорвать обороноспособность первого в мире социалистического государства рабочих и крестьян. Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Эйдеман, Фельдман, Примаков, Путна - вот трижды презренные, ненавистные имена участников этого, ныне разгромленного, шпионского ядра фашистских разведчиков. Тысячи и десятки тысяч шпионов и разведчиков засылают капиталистические государства друг к другу. На ярчайших исторических примерах товарищ Сталин в докладе на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года показал и доказал, что засылка шпионов и диверсантов является непременным атрибутом любого буржуазного государства: "Доказано, как дважды два четыре, что буржуазные государства засылают друг к другу в тыл своих шпионов, вредителей, диверсантов, а иногда и убийц, дают им задание внедриться в учреждения и предприятия этих государств, создать там свою сеть и, в случае необходимости, взорвать их тылы, чтобы ослабить их и подорвать их мощь. Так обстоит дело в настоящее время. Так обстояло дело и в прошлом.... Таков закон взаимоотношений между буржуазными государствами. Есть все основания с точки зрения марксизма предположить, -говорил в том же докладе товарищ Сталин, - что в тылы Советского Союза буржуазные государства должны засылать вдвое и втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов и убийц, чем в тылы любого буржуазного государства."
   Восемь шпионов, которые сегодня предстанут перед Специальным Судебным Присутствием Верховного Суда СССР, были весьма важным отрядом одного иностранного государства, которое особенно активно по части засылки шпионов в СССР. Фашистские хозяева возлагали на это ядро большие надежды, и понятен поэтому тот дикий вой, который подняла буржуазная, особенно фашистская, печать по поводу ареста этой шпионской банды. Инспирированная небезызвестным по части антисоветской лжи министерством Геббельса германская печать последние дни непрерывно вопит о "смещениях и арестах крупных военных в СССР", что-де означает чуть ли не "кризис советской власти". Смешные потуги изобразить разоблачение восьмерки шпионов, как нечто свидетельствующее о "слабости советской власти", выдают с головой хозяев фашистской печати. Разоблачение этой банды и суд над ней - признак силы, могущества и несокрушимости советского строя. Фашистские адвокаты ставят себя в смешное положение. Сами они посылают к нам своих разведчиков, а когда органы советской власти разоблачают, ловят их с поличным, тогда эти господа вопят о бесчеловечности, якобы проявляемой к шпионам. Только наивнейшие простаки могут принять эти крики реакционной прессы за чистую монету. В действительности, как великолепно понимают все здравомыслящие люди, эти вопли суть не что иное, как плач по потерянным шпионам, на которых возлагались столь большие надежды. Разгром последнего военно-шпионского ядра одного иностранного государства - большой удар по поджигателям войны и их планам подрыва мощи Красной Армии и порабощения народов СССР. Этот разгром свидетельствует не о "кризисе Советской власти", а о кризисе разведки капиталистических стран. Шпионы пойманы с поличным. Их планы и планы их фашистских хозяев раскрыты диктатурой рабочего класса. Они предстают пигмеями - ядовитыми, полными злобы и ненависти к рабочим и крестьянам, - и все же ничтожными даже в ярости своей перед великой силой победившего социализма. Все ухищрения, вся изощренность маскировки, весь вековой опыт буржуазной разведки оказываются уже теперь и окажутся в последнем счете битыми возросшей бдительностью советской разведки, бдительностью созданных великой партией Ленина - Сталина органов диктатуры рабочего класса. Пойманных восемь шпионов, продавшихся врагу, изменивших родине, будет судить именем всего Советского народа Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда Союза ССР. В составе суда - председатель Военной коллегии тов. Ульрих и наши маршалы и командармы Блюхер, Буденный, Алкснис, Дыбенко, Каширин, Белов, Шапошников, Горячев - цвет нашей славной Рабоче-Крестьянской Красной Армии, цвет взращенных партией Ленина - Сталина кадров обороны нашей великой Родины. Суд вскроет до конца все те подлые пути, методы, приемы, какими военно-шпионская группа хотела учинить разгром нашей великой Красной Армии, хотела пролить реки рабоче-крестьянской крови для поражения СССР и восстановления власти помещиков и капиталистов. Не сбыться никогда этим подлым мечтам! Именем великого Союза Советских Социалистических Республик, именем всех народов нашей страны Специальное Судебное Присутствие Верховного Суда воздаст шпионскому фашистскому отребью по его гнусным делам полной мерой! Велика и священна ненависть всех трудящихся нашей родины к врагам народа - шпионам, диверсантам, вредителям, ко всем тем, кто хочет опоганить цветущую советскую землю вонючим сапогом германо-японского фашизма. Советский народ будет судить шпионскую банду в полном соответствии со статьей 133-й великой Сталинской Конституции, по которой "измена родине: нарушение присяги, переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж - караются по всей строгости закона, как самое тяжкое злодеяние". Лазутчикам капиталистическо мира нет и не будет у нас никакой пощады. Эти лазутчики не уйдут от все более бдительного глаза диктатуры рабочего класса. Гадина фашистского шпионажа многоголова. Но ее головы мы отсечем, все щупальцы и жала змеиные мы обнаружим, обезвредим, отрубим. Ибо эти щупальцы и жала отыскиваются миллионами глаз советских патриотов. Бдительность советской разведки, бдительность органов НКВД, возглавляемых тов. Ежовым, у которого слова не расходятся с делом, оборвала подлую деятельность восьмерки фашистских шпионов. Этот разгром военно-шпионской группы, с которой у фашистов было связано много надежд, - яркий показатель кризиса, заката буржуазной разведки. Этот разгром свидетельствует, что всякая новая попытка засылки шпионов и диверсантов в СССР будет вовремя пресечена. Советская разведка крепнет, растет, усиливается. Пусть трепещут все шпионы, диверсанты и убийцы. Советская разведка покажет, на что она способна!"
   Правда. 11 июня 1937 г.
   АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 308. Л. 78. Подлинник. Рукопись. Л. 79-83. Подлинник. Машинопись.
  
  
  
  
   4.
   Решение Политбюро ЦК ВКП(б) П.51-144 от 5 июля 1937 г.
   144. - Вопрос НКВД.
   "1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5-8 лет всех жен осужденных изменников родины членов право-троцкистской шпионско-диверсионной организации, согласно представленному списку.
   2. Предложить Наркомвнуделу организовать для этого специальные лагеря в Нарымском крае и Тургайском районе Казахстана.
   3. Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5-8 лет.
   4. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение, что же касается детей старше 15-летнего возраста, о них решать вопрос индивидуально.
   5. Предложить Наркомвнуделу разместить детей в существующей сети детских домов и закрытых интернатах наркомпросов республик.
   Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов.
   Приказом НКВД 00486 1937 года на Административно-хозяйственное управление НКВД было возложено особое задание по изъятию детей врагов народа и определению этих детей в детские учреждения или передаче родственникам на опеку. Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов.
   Справка НКВД. С 15 августа 1937 года по настоящее время Административно-хозяйственным управлением проделана следующая работа:
   Всего по Союзу изъято детей 25 342 чел.
   из них:
   а) Направлено в детдома Наркомпроса и местные ясли 22 427 чел.
   из них г. Москвы 1909 чел.
   б) Передано на опеку и возвращено матерям 2915 чел.
   Согласно приказу НКВД 00386 было арестовано 18 тыс. жён осуждённых, и изъято 25 тыс. детей."
  
  
  
   5.
   Документ эпохи: письменное "отречение" жены от арестованного мужа (орфография автора сохранена):
   "Прокурору Красноярского края
   от Г.Н.Л.
   Заявление
   Я, Г.Н.Л., родилась в Чите в 1905 г. Отец малограмотный, работал сторожем и умер, когда мне было 2 года. Воспитывалась у брата, который живет в Чите, рабочий депо. Мать домохозяйка. В 1934 г. приехала в Красноярск, поступила работать в военный госпиталь медсестрой. Здесь познакомилась с Р. и вышла за него замуж. Не предвидела того, что он состоял в контрреволюционной террористической банде. Считаю его поступок недостойным для гражданина СССР. Я, как его бывшая жена, клеймлю позором совместно со всем человечеством и не нахожу слов выразить свое негодование столь преступным и подлым деянием, каковые совершал и учавствовал в совершении их "мой бывший муж" Р. Я, как честная гражданка великого народа СССР, считаю себя до некоторой степени виновной в том, что не проявила достаточной чуткости и не выявила агента истапо, проживая с ним в течении 3х лет. Теперь я поняла что насколько подло гнусно все эти отщепенцы троцкистско-бухаринской банды только маскировали проводимую свою гнусную работу. Ничуть мне не жаль, но жаль себя что этот мерзавец своим поступком заклятого врага народа положил на меня это грязное пятно, как на бывшую жену. Прошу Вас не считать меня такой же подлой по отношению к окружающим меня честным гражданам ибо сама из рабочей семьи и с гордостью приветствую нашу социалистическую родину борющуюся за создание тех же благ для униженных игом фашизма рабочих всех стран. Пусть враги народа, какими угодно замыслами не стараются поколебать мощь нашей родины, они неизбежно придут к тому же концу к какому пришел подлец и мерзавец "бывший муж" Р.
   Г.Н.Л.
   Красноярск 13 августа 1937 г."
  
  
  
   6.
   Архивный документ:
   Справка о состоянии воинских частей особого корпуса в МНР, подготовлена сотрудниками НКВД по состоянию на 1 октября 1938 года (РГВА, Ф.9, Оп39с,Д54, Л6-9):
   военнослужащие 36-й особой мотострелковой дивизии, арестованные как участники антисоветского военного заговора:
   "Инструктор политотдела дивизии - ст. политрук Половец,
   врид командира 107-го стрелкового полка- майор Квашнин,
   комиссар 107-го стрелкового полка - ст. политрук Кучеров,
   пом. командира 107-го стрелкового полка по хозчасти - капитан Сиротин,
   нач. продовольственной службы 107 сп - капитан Минчуков,
   командир 1-го батальона 107-го стрелкового полка - капитан Куклин,
   начальник штаба 107-го стрелкового полка - капитан Форов,
   пом. начальника штаба 107-го стрелкового полка - ст. лейтенант Исаев,
   пом. начальника штаба 107-го стрелкового полка - ст. лейтенант Парфенов,
   политрук роты 107-го стрелкового полка - лейтенант Коган,
   командир взвода 107-го стрелкового полка - мл. лейтенант Ильин,
   начальник финансовой службы 107-го стрелкового полка - лейтенант Левин,
   помпотех 107-го стрелкового полка - воентехник 2 ранга Кабарчук,
   командир роты тяжелого оружия 106-го мотострелкового полка - ст. лейтенант Павлов,
   начальник штаба 108-го стрелкового полка - Ескевич,
   помощник начштаба 108-го стрелкового полка - лейтенант Тихонов,
   командир 36-го артполка - полковник Алферов,
   начальник штаба 36-го артполка - майор Козлов,
   командир артиллерийской батареи 36-го артполка - ст. лейтенант Брехов,
   нач. сан службы 36-го артполка - военврач 3 ранга Щербаков,
   командир взвода 36-го артполка - мл. лейтенант Захаров,
   командир ремонтно-восстановительного парка (РВП) 36-й отдельной мотострелковой дивизии - капитан Кузьменко,
   техник по ремонту - воентехник 2 ранга Киричек,
   техник по ремонту - воентехник 2 ранга Соколов,
   командир полковой школы - капитан Цой-чан-гер,
   помощник командира танкового батальона - капитан Макеев,
   командир взвода разведывательного батальона - лейтенант Кравченко,
   младшего комсостава - 11 человек, рядового состава - 44 человека.
   Откомандированы как изобличавшиеся в принадлежности к антисоветскому военному заговору:
   командир дивизии - комбриг Емлин (арестован в г. Чите),
   начальник штаба дивизии - полковник Эдельман,
   начальник техчасти дивизии - майор Селезнев,
   командир 108-го стрелкового полка - полковник Замировский,
   помощник командира 36-го артполка - майор Мукинин,
   политрук 106-го мотострелкового полка - ст. политрук Тушимский,
   командир батареи 36-го артполка - ст. лейтенант Семенов,
   начальник продслужбы 36-го артполка - Пономарев,
   начальник клуба 107-го стрелкового полка - ст. политрук Петров,
   командир взвода ремонтно-восстановительного парка - лейтенант Беликов,
   комиссар 106-го мотострелкового полка - ст. политрук Петров,
   комиссар дивизии - полковой комиссар Сизов,
   начальник политотдела дивизии - батальонный комиссар Херсонский..." и еще 26 представителей комначсостава, а также 217 человек младшего комсостава и рядовых.
  
  
   7.
   58-я статья УК, именно по ней осуществлялись массовые политические репрессии в СССР при Сталине, в том числе и против членов семей "изменника Родины" - "за недонесение".
   58-1. Определение контрреволюционной деятельности.
   "Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и ... правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.
   58-1а. Измена Родине: расстрел с конфискацией имущества, или 10 лет с конфискацией имущества.
   58-1б. Измена со стороны военного персонала: расстрел с конфискацией имущества.
   58-1в. В случае измены со стороны военного персонала совершеннолетние члены семьи изменника подвергались лишению свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества или ссылке в Сибирь на 5 лет. В зависимости от обстоятельств: в случае, если они помогали, либо просто знали и не донесли о том, что живут с изменником.
   58-1г. Недонесение о военных изменниках: лишение свободы на 10 лет. Недонесение на других граждан (не военнослужащих) преследуется согласно ст.58-12.
   58-2. Вооруженное восстание или вторжение с целью захватить власть: расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнание из пределов Союза ССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества.
   58-3. Контакты с иностранным государством в контрреволюционных целях или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады караются по статье 58-2.
   58-4. Оказание помощи международной буржуазии, которая не признаёт равноправия коммунистической системы, стремясь свергнуть её, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазии общественным группам и организациям в осуществлении враждебной против СССР деятельности: наказание аналогично статье 58-2.
   58-5. Склонение иностранного государства или каких-либо в нем общественных групп, к объявлению войны, вооруженному вмешательству в дела СССР или иным неприязненным действиям, в частности: к блокаде, к захвату государственного имущества, разрыву дипломатических отношений и другим агрессивным действиям против СССР: наказание аналогично статье 58-2.
   58-6. Шпионаж: наказание аналогично статье 58-2.
   58-7. Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий, или противодействие их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций т.е. промышленный саботаж: наказание аналогично статье 58-2.
   58-8. Террористические акты, направленные против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций: наказание аналогично статье 58-2.
   58-9. Причинение ущерба системе транспорта, водоснабжения, связи и иных сооружений или государственного и общественного имущества в контрреволюционных целях: наказание аналогично статье 58-2.
   58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.58-2 - 58-9), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой - лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.
   Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении: наказание аналогично статье 58-2.
   58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, приравнивается к совершению таковых и преследуется уголовным кодексом по соответствующим статьям.
   58-12. Недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении: от 6 месяцев лишения свободы.
   58-13. Активная борьба против революционного движения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при царском строе или контрреволюционных правительств в период гражданской войны: наказание аналогично статье 58-2.
   58-14. (добавлено 6 июня 1937 г.) Контрреволюционный саботаж, то есть сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собой лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до расстрела с конфискацией.
  
   8.
   Телеграмма первого заместителя наркома внутренних дел СССР М.П.Фриновского наркому внутренних дел СССР Н.И.Ежову о предоставлении лимита для репрессирования "контрреволюционного элемента" по ДВК.
   28 июля 1938 г.
   Наркому внудел СССР т. Ежову
   Прошу утвердить для ДВК лимит на 15 тысяч человек по первой категории и 5 тысяч по второй. По данным не совсем ещё полного оперативного учёта краевых и областных аппаратов НКВД подлежит репрессированию около 16 тысяч. Из них: бывших белых и карателей 1689 чел., кулаков и бывших торговцев 5219 чел., участников повстанческо-кулацких и казачьих организаций 1179 чел., участников правотроцкистских организаций 761, шпионов и подозреваемых в шпионаже 2148 чел., сектантов и церковников 777, контрабандистов-профессионалов 574, бывших бандитов и бандпособников 331, бывших чиновников белого правительства, полицейских и жандармов 89, антисоветского элемента 2570 чел., рецидивистов и уголовников 189.
   Репрессирование указанных элементов задерживается по причине отсутствия решения по лимитам, проведение же операции, не имея этого решения, приведёт только к чрезмерной перегрузке тюрем."
   М. Фриновский.
   ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. On. 5. Д. 68. Л. 255. Копия.
  
  
  
   9.
   ЦИРКУЛЯР
   НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР
   106 от 20 мая 1938 г., гор. Москва.
   НАРОДНЫМ КОМИССАРАМ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК,
   НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ
   В дополнение к приказу НКВД СССР 00486 от 15 августа 1937 г. в части размещения детей старше 15 лет, родители которых осуждены Военной коллегией и Военным трибуналом по первой и второй категориям - предлагается руководствоваться следующим:
   1. Дети репрессированных родителей от 15 до 17 лет включительно, не внушающие своим поведением социальной опасности, не проявляющие антисоветских, реваншистских настроений и действий, при наличии родственников (не репрессированных) могут быть переданы последним на полное их иждивение. В этих случаях оформление опеки производится в соответствии с циркуляром НКВД 4 от 7 января 1938 года.
   2. При отсутствии родственников, изъявляющих желание взять детей репрессированных родителей на опеку, детей в возрасте от 15 до 17 лет - учащихся следует помещать в детские дома в пределах области, края, республики (за исключением мест, где были репрессированы их родители), дав им возможность окончить среднее учебное заведение. Направление таких детей в детдома Управления НКВД производят самостоятельно по согласованию с местными органами Наркомпроса. На начальников Управлений НКВД возлагается ответственность за создание необходимых условий для окончания учебного заведения указанной категории детей.
   3. Дети репрессированных родителей старше 15 лет - не учащиеся, подлежат трудоустройству на предприятиях и учреждениях в пределах области (кроме городов, в которых репрессированы их родители) и за исключением предприятий и учреждений оборонного значения.
   5. Социально-опасные дети, проявляющие антисоветские и террористические настроения и действия, должны предаваться суду на общих основаниях и направляться в лагеря по персональным нарядам ГУЛАГа НКВД.
   6. Начальнику ГУЛАГа дивинтенданту тов.Плинер дать соответствующее указание о порядке содержания в лагерях указанного контингента детей репрессированных родителей.
   7. О детях репрессированных родителей старше 15 лет, трудоустроенных или определенных на учебу, УНКВД сообщает списком в АХУ НКВД СССР.
   8. Вывод детей репрессированных родителей из детских домов (как переростков или за окончанием учебы) без специального указания АХУ НКВД СССР - не производить."
   Заместитель Народного комиссара внутренних дел СССР
   комкор М. Фриновский
  
  
  
   10.
   ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ
   НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР
   00486 15 августа 1937 г. г.Москва
   "С получением настоящего приказа приступите к репрессированию жен изменников родины, членов право-троцкистских шпионско-диверсионных организаций, осужденных военной коллегией и военными трибуналами по первой и второй категории, начиная с 1 августа 1936 г.
   При проведении этой операции руководствуйтесь следующим:
   ПОДГОТОВКА ОПЕРАЦИИ:
   1) В отношении каждой, намеченной к репрессированию, семьи проводится тщательная ее проверка, собираются дополнительные установочные данные и компрометирующие материалы.
   На основании собранных материалов составляются:
   а) подробная общая справка на семью с указанием: фамилии, имени, отчества осужденного главы семьи, за какие преступления, когда, кем и какому наказанию подвергнут; именной список состава семьи (включая и всех лиц, состоявших на иждивении осужденного и вместе с ним проживающих), подробных установочных данных на каждого члена семьи; компрометирующих материалов на жену осужденного; характеристики в отношении степени социальной опасности детей старше 15-летнего возраста; данных о наличии в семье престарелых и нуждающихся в уходе родителей, наличии тяжело или заразно больных, наличии детей, по своему физическому состоянию требующих ухода;
   б) отдельная краткая справка на социально опасных и способных к антисоветским действиям детей старше 15-летнего возраста;
   в) именные списки детей до 15 лет отдельно дошкольного и школьного возраста.
   2) Справки рассматриваются соответственно наркомами внутренних дел республик и начальниками управления НКВД краев и областей.
   Последние:
   а) дают санкции на арест и обыск жен изменников родины;
   б) определяют мероприятия относительно детей арестуемой;
   в) указывают мероприятия в отношении родителей и других родственников, состоявших на иждивении осужденного и совместно с ним проживающих.
   ПРОИЗВОДСТВО АРЕСТОВ И ОБЫСКОВ
   3) Намеченные к репрессированию арестовываются. Арест оформляется ордером.
   4) Аресту подлежат жены, состоявшие в юридическом или фактическом браке с осужденным в момент его ареста.
   Аресту подлежат также и жены, хотя и состоявшие с осужденным к моменту его ареста в разводе, но:
   а) причастные к контрреволюционной деятельности осужденного;
   б) укрывавшие осужденного;
   в) знавшие о контрреволюционной деятельности осужденного, но не сообщившие об этом соответствующим органам власти.
   5) Аресту не подлежат:
   а) беременные жены осужденных, имеющие грудных детей, тяжело или заразно больные; имеющие больных детей, нуждающихся в уходе; имеющие преклонный возраст.
   В отношении таких лиц временно ограничиваться отобранием подписки о невыезде с установлением тщательного наблюдения за семьей.
   б) жены осужденных, разоблачившие своих мужей и сообщившие о них органам власти сведения, послужившие основанием к разработке и аресту мужей.
   6) Одновременно с арестом производится тщательный обыск. При обыске изымаются: оружие, патроны, взрывчатые и химические вещества, военное снаряжение множительные приборы (шапирографы, стеклографы, пишущие машинки и т.п.), контрреволюционная литература, переписка, иностранная валюта, драгоценные металлы в слитках, монетах и изделиях, личные документы и денежные документы.
   7) Все имущество, лично принадлежащее арестованным (за исключением необходимых белья, верхнего и нижнего платья, обуви и постельных принадлежностей, которые арестованные берут с собой) - конфискуется. Квартиры арестованных опечатываются.
   В случаях, когда совместно с арестованным проживают их совершеннолетние дети, родители и другие родственники, то им, помимо их личных вещей, оставляется в пользование необходимые: жилая площадь, мебель и домашняя утварь арестуемых.
   8) После производства ареста и обыска арестованные жены осужденных конвоируются в тюрьму. Одновременно, порядком указанным ниже, вывозятся и дети.
   ПОРЯДОК ОФОРМЛЕНИЯ ДЕЛ
   9) На каждую арестованную и на каждого социально опасного ребенка старше 15-летнего возраста заводится следственное дело, в котором, помимо установленных документов, помещаются справки (см. п.п. "а" и "б" ст. 1) и краткое обвинительное заключение.
   10) следственное дело направляется на рассмотрение Особого Совещания НКВД СССР.
   РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ И МЕРЫ НАКАЗАНИЯ
   11) Особое Совещание рассматривает дела на жен осужденных изменников родины и тех их детей старше 15-летнего возраста, которые являются социально опасными и способными к совершению антисоветских действий.
   12) Жены осужденных изменников родины подлежат заключению в лагеря на сроки, в зависимости от степени социальной опасности, не менее как 5-8 лет.
   13) Социально опасные дети осужденных, в зависимости от их возраста, степени опасности и возможностей исправления, подлежат заключению в лагеря или исправительно-трудовые колонии НКВД, или водворению в детские дома особого режима Наркомпросов республики.
   14) Приговоры Особого Совещания сообщаются для приведения их в исполнение Наркомам республиканских НКВД и начальникам Управлений НКВД краев и областей по телеграфу.
   15) Следственные дела сдаются в архив НКВД СССР.
   ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ
   16) Осужденных Особым Совещанием жен изменников родины направлять для отбытия наказания в специальное отделение Темниковского исправительно-трудового лагеря, по персональным нарядам ГУЛАГа НКВД СССР.
   Направление в лагеря производить существующим порядком.
   17) Осужденные жены изменников родины, не подвергнутые аресту, в силу болезни и наличия на руках больных детей, по выздоровлению арестовываются и направляются в лагерь.
   Жены изменников родины, имеющие грудных детей, после вынесения приговора немедленно подвергаются аресту и без завоза в тюрьму направляются непосредственно в лагерь.
   Также поступать и с осужденными женами, имеющими преклонный возраст.
   18) Осужденные социально опасные дети направляются в лагеря, исправительно-трудовые колонии НКВД или в дома особого режима Наркомпросов республик по персональным нарядам ГУЛАГа НКВД для первой и второй группы и АХУ НКВД СССР - для третьей группы.
   РАЗМЕЩЕНИЕ ДЕТЕЙ ОСУЖДЕННЫХ
   19) Всех оставшихся после осуждения детей-сирот размещать:
   а) детей в возрасте от 1-1,5 лет до 3 полных лет - в детских домах и яслях Наркомздравов республик в пунктах жительства осужденных;
   б) детей в возрасте от 3-х полных лет и до 15 лет - в детских домах Наркомпросов других республик, краев, областей (согласно установленной дислокации) и вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Минска, приморских и пограничных городов.
   20) В отношении детей старше 15 лет вопрос решать индивидуально. В зависимости от возраста, возможностей самостоятельного существования собственным трудом, или возможности проживания на иждивении родственников, такие дети могут быть:
   а) направлены в детские дома Наркомпросов республик в соответствии с п. "б" ст. 19;
   б) направлены в другие республики, края, области (в пункты, за исключением перечисленных выше городов) для трудового устройства или определения на учебу.
   21) Грудные дети направляются вместе с их осужденными матерями в лагеря, откуда по достижении 1-1,5 лет передаются в детские дома или ясли Наркомздравов республик.
   22) Дети в возрасте от 3 до 15 лет принимаются на государственное обеспечение.
   23) В том случае, если оставшихся сирот пожелают взять другие родственники (не репрессированные) на свое полное иждивение, - этому не препятствовать.
   ПОДГОТОВКА К ПРИЕМУ И РАСПРЕДЕЛЕНИЮ ДЕТЕЙ
   24) В каждом городе, в котором будет проводиться операция, специально оборудуются:
   а) приемно-распределительные пункты, в которые будут доставляться дети тотчас же после ареста их матерей и откуда дети будут направляться затем по детским домам;
   б) специально организуются и оборудуются помещения, в которых будут содержаться до решения Особого Совещания социально опасные дети.
   Для указанных выше детей используются там, где они имеются, детские приемники отделов трудовых колоний НКВД.
   25) Начальники органов НКВД пунктов, где расположены детские дома Наркомпросов, предназначенные для приема детей осужденных, совместно с заведывающими или представителями ОБЛОНО производят проверку персонала домов и лиц, политически неустойчивых, антисоветски настроенных и разложившихся - увольняют. Взамен уволенных персонал домов доукомплектовывается проверенным, политически надежным составом, могущим вести учебно-воспитательную работу с прибывающими к ним детьми.
   26) Начальники органов НКВД определяют в каких детских домах и яслях Наркомздравов можно разместить детей до 3-х летнего возраста и обеспечивают немедленный и безотказный прием этих детей.
   27) Наркомы внутренних дел республик и начальники управлений НКВД краев и областей, сообщают по телеграфу лично заместителю начальника АХУ НКВД СССР тов. ШНЕЕРСОНУ именные списки детей, матери которых подвергаются аресту. В списках должны быть указаны: фамилия, имя, отчество, год рождения ребенка, в каком классе учится. В списках дети перечисляются по группам, комплектуемым с таким расчетом, чтобы в один и тот же дом не попали дети, связанные между собой родством или знакомством.
   28) Распределение детей по детским домам производит заместитель начальника АХУ НКВД СССР. Он телеграфом сообщает наркомам республиканских НКВД и начальникам управлений НКВД краев и областей, каких детей и в какой дом направить. Копию телеграммы посылает начальнику соответствующего детского дома. Для последнего эта телеграмма должна явиться основанием к приему детей.
   29) При производстве ареста жен осужденных, дети у них изымаются и вместе с их личными документами (свидетельства о рождении, ученические документы), в сопровождении специально наряженных в состав группы, производящей арест, сотрудника или сотрудницы НКВД, отвозятся:
   а) дети до 3-летнего возраста - в детские дома и ясли Наркомздравов;
   б) дети от 3 до 15-летнего возраста - в приемо-распределительные пункты;
   в) социально опасные дети старше 15-летнего возраста в специально предназначенные для них помещения.
   Порядок отправки детей в детские дома:
   30) Детей на приемно-распределительном пункте принимает заведывающий пунктом или начальник детского приемника ОТК НКВД и специально выделенный оперработник (работница) УГБ. Каждый принятый ребенок записывается в специальную книгу, а документы его запечатываются в отдельный конверт.
   Затем дети группируются по местам назначения и в сопровождении специально подобранных работников отправляются группами по детским домам Наркомпросов, где и сдаются вместе с их документами заведывающему домом под личную его расписку.
   31) Дети до 3-х летнего возраста сдаются лично заведывающим детскими домами или яслями Наркомздравов под их личную расписку. Вместе с ребенком сдается и его свидетельство о рождении.
   УЧЕТ ДЕТЕЙ ОСУЖДЕННЫХ
   32) Дети осужденных, размещенные в детских домах и яслях Наркомпросов и Наркомздравов республик, учитываются АХУ НКВД СССР.
   Дети старше 15-ти летнего возраста и осужденные социально-опасные дети учитываются 8 отделом ГУГБ НКВД СССР.
   НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ДЕТЬМИ ОСУЖДЕННЫХ
   33) Наблюдение за политическими настроениями детей осужденных, за их учебой и воспитательной жизнью возлагаю на Наркомов Внутренних Дел республик, начальников Управлений НКВД краев и областей.
   ОТЧЕТНОСТЬ
   34) О ходе операции доносить мне трехдневными сводками по телеграфу. О всех эксцессах и чрезвычайных происшествиях немедленно.
   35) Операцию по репрессированию жен уже осужденных изменников родины закончить к 25.Х. с.г.
   36) Впредь всех жен изобличенных изменников родины, право-троцкистских шпионов арестовывать одновременно с мужьями, руководствуясь порядком, устанавливаемым настоящим приказом."
   НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР
   ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
   ЕЖОВ
  
  
  
  
   11.
   ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов (приводится в сокращенном виде - прим.авт.)
   30 июля 1937 года.
   Гор. Москва.
   "Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства.Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников - скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности... В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ - С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ и ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ и УГОЛОВНИКОВ.
   Контингенты, подлежащие репрессированию:
   1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
   2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
   3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
   4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
   5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований.
   6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.
   7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные
   8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность.
   9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне - в колхозах, совхозах, сельско-хозяйственных предприятиях и в городе - на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и бна строительстве.
   О мерах наказания репрессируемых:
   Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:
   а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках - РАССТРЕЛУ.
   б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.
   Организация и работа троек:
   2. На заседаниях троек может присутствовать (там где он не входит в состав тройки) республиканский краевой или областной прокурор.
   3. Тройка ведет свою работу или, находясь в пункте расположения соответствующих НКВД, УНКВД или областных отделов НКВД или выезжая к местам расположения оперативных секторов.
   4. Тройки рассматривают представленные им материалы на каждого арестованного или группу арестованных, а также на каждую подлежащую выселению семью в отдельности.
   Тройки, в зависимости от характера материалов и степени социальной опасности арестованного, могут относить лиц, намеченных к репрессированию по 2 категории - к первой категории и лиц, намеченных к репрессированию по первой категории - ко второй.
   5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осужденного.
   Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного.
   Порядок приведения приговоров в исполнение:
   1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.
   Основанием для приведения приговора в исполнение являются - заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение.
   2. Приговора по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение.
   Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного.
   3. Направление в лагеря лиц, осужденных по 2 категории производится на основании нарядов, сообщаемых ГУЛАГом НКВД СССР."
   НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
   Н. ЕЖОВ
   ВЕРНО: М. ФРИНОВСКИЙ
   Источник документа: АП РФ, 3-58-212, л. 55-78.
  
  
  
   12.
   Секретарям обкомов, крайкомов,
   ЦК нацкомпартий, наркомам
   внутренних дел, начальникам
   УНКВД
   ШИФРОТЕЛЕГРАММА
   "ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов - крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вине применение физического воздействия к арестованным, как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. При этом было указано, что физическое воздействие, как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков, следовательно, продолжают борьбу с Советской властью даже и в тюрьме. Опыт показал, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. Правда, впоследствии на практике метод почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, чтобы они при проверке работников УНКВД руководствовались настоящим разъяснением."
   СЕКРЕТАРЬ ЦК ВКП(б) И.СТАЛИН
   20.01.1939 г.
  
  
  
   13.
   ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА С. Н. КРУГЛОВА И Р. А. РУДЕНКО Н. С. ХРУЩЕВУ О ПЕРЕСМОТРЕ ДЕЛ ОСУЖДЕННЫХ ОСОБЫМ СОВЕЩАНИЕМ ПРИ НКВД- МГБ СССР
   8 декабря 1953 г.
   "СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС ТОВАРИЩУ ХРУЩЕВУ Н. С.
   Докладываем Вам предложения в отношении лиц, осужденных Особым Совеща?нием при НКВД - МГБ СССР за время его существования.
   Особое Совещание при НКВД СССР было создано постановлением ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. и существовало до 1 сентября 1953 г.
   За это время Особым Совещанием было осуждено 442531 человек, в том числе к высшей мере наказания 10101 человек, к лишению свободы 360921 человек, к ссылке и высылке (в пределах страны) 67539 человек и к другим мерам наказания (зачет времени нахождения под стражей, высылка за границу, принудительное лечение) 3970 человек.
   Особым Совещанием было осуждено:
   в 1934 году 1003 чел.
   в 1935 году 29452 чел.
   в 1936 году 18969 чел.
   в 1937 году 17911 чел.
   в 1938 году 45768 чел.
   в 1939 году 13021 чел.
   в 1940 году 42912 чел.
   в 1941 году 26534 чел.
   в 1942 году 77548 чел.
   в 1943 году 25134 чел.
   в 1944 году 10611 чел.
   в 1945 году 26581 чел.
   в 1946 году 8320 чел.
   в 1947 году 13393 чел.
   в 1948 году 17257 чел.
   в 1949 году 38460 чел.
   в 1950 году 19419 чел.
   в 1951 году 9076 чел.
   в 1952 году 958 чел.
   в 1953 году 204 чел.
   Подавляющее большинство лиц, дела на которых рассмотрены Особым Совещанием, осуждено за контрреволюционные преступления.
   В практике работы Особого Совещания имели место случаи недостаточно обоснованного осуждения граждан СССР. Этому способствовало то обстоятельство, что рассмотрение дел на Особом Совещании проходило в отсутствие обвиняемых и свидетелей, чем создавались широкие возможности покрывать недостатки предварительного следствия, а иногда и грубейшие извращения советских законов.
   Кроме того, грубые нарушения социалистической законности органами МГБ были допущены в связи с директивой МГБ СССР и Прокуратуры СССР от 26 октября 1948 года 66-241сс. Согласно этой директиве органы МГБ были обязаны вновь арестовывать государственных преступников, уже отбывших наказание за совершенные ими преступления и освобожденных из мест заключения после окончания Великой Отечественной войны.
   Этим лицам предъявлялось обвинение в том же самом преступлении, за которое они отбыли наказание, и по их делам вновь проводилось следствие, причем указанной директивой было предусмотрено, что если в процессе следствия по делам этих лиц не будет получено каких-либо данных об их антисоветской деятельности после освобождения из тюрем и лагерей, то такие дела подлежали направлению на рассмотрение Особого Совещания для применения к арестованным ссылки на поселение.
   В целях выявления случаев необоснованного осуждения граждан и последующей их реабилитации считаем необходимым специально пересмотреть все архивные следственные дела, рассмотренные Особым Совещанием за период с июня 1945 года по день его упразднения; пересмотреть также дела на лиц, которые по отбытии ими наказания в местах заключения были направлены в ссылку на поселение на основании директивы МГБ СССР и Прокуратуры СССР от 26 октября 1948 года 66-241сс.
   Специально пересматривать дела, рассмотренные Особым Совещанием до июня 1945 года, полагаем нецелесообразным, поскольку Особое Совещание до Великой Отечественной войны имело ограниченные права по применению мер наказания (заключение в исправительно-трудовые лагери не более чем на 8 лет), сроки отбытия которых у осужденных давно истекли, а в период Великой Отечественной войны решения Особого Совещания в основном были подчинены требованиям военного времени.
   Для пересмотра архивных следственных дел, рассмотренных Особым Совещанием, вносим предложение создать комиссию в составе Генерального Прокурора СССР тов. Руденко, Министра внутренних дел СССР тов. Круглова, Председателя Верховно?го Суда СССР тов. Волина и заведующего Отделом административных и торгово-финансовых органов ЦК КПСС тов. Дедова.
   Указанной комиссии поручить тщательно проверить обоснованность обвинения и правильность квалификации состава преступления каждого лица, осужденного Особым Совещанием, а также обоснованность направления в ссылку на поселение лиц, отбывших наказание в местах заключения.
   Установить, что заключения комиссии по делам на лиц, необоснованно осужденных Особым Совещанием, а также на лиц, необоснованно направленных в ссылку на поселение по отбытии ими наказания в лагерях и тюрьмах, представляются на рассмотрение Верховного Суда СССР для вынесения решений об отмене постановлений Особого Совещания или об отмене ссылки.
   Работу по пересмотру дел на указанных лиц провести в течение 6 месяцев.
   При этом представляем проект постановления ЦК КПСС по указанному вопросу."
   С. Круглов
   Р. Руденко
   АП РФ. Ф. 3. Оп. 57. Д. 109. Л. 1-3. Подлинник. Машинопись.
  
   14.
   Приказ МВД СССР 0068 от 4 апреля 1953 г.
   Совершенно секретно
   Министерством внутренних дел СССР установлено, что в следственной работе органов МГБ имели место грубейшие извращения советских законов, аресты НЕВИНННЫХ советских граждан, разнузданная фальсификация следственных материалов, широкое применение различных способов пыток - жестокие избиения арестованных, круглосуточное применение наручников на вывернутые за спину руки, продолжавшееся в отдельных случаях в течение нескольких месяцев, длительное лишение сна, заключение арестованных в раздетом виде в холодный карцер и др.
   По указанию руководства (бывшего) министерства государственной безопасности СССР избиения арестованных проводились в оборудованных для этой цели помещениях в Лефортовской и внутренней тюрьмах и поручались особой группе специально выделенных лиц, из числа тюремных работников, с применением всевозможных орудий пыток.
   Такие изуверские "методы допроса" приводили к тому, что многие из невинно арестованных доводились следователями до состояния упадка физических сил, моральной депрессии, а отдельные из них до потери человеческого облика.
   Пользуясь таким состоянием арестованных, следователи-фальсификаторы подсовывали им заблаговременно сфабрикованные "признания" об антисоветской и шпионско-террористической работе.
   Подобные порочные методы ведения следствие направляли усилия оперативного состава на ложный путь, а внимание органов государственной безопасности отвлекалось от борьбы с действительными врагами Советского государства.
   Приказываю:
   Категорически запретить в органах МВД применение к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия; в производстве следствия строго соблюдать нормы уголовно-процессуального кодекса.
   Ликвидировать в Лефортовской и внутренней тюрьмах организованные руководством (бывшего) МГБ СССР помещения для применения к арестованным физических мер воздействия, а все орудия, посредством которых осуществлялись пытки - уничтожить.
   С настоящим приказом ознакомить весь оперативный состав органов МВД и предупредить, что впредь за нарушение советской законности будут привлекаться к строжайшей ответственности, вплоть до предания суду не только непосредственные виновники, но и их руководители.
   Министр внутренних дел Союза ССР Л.Берия
  
   ГА РФ, ф. 9401, оп.1, д.1299, л.246-247
  
  
  
   15.
   Выдержки из приказа
   Народного Комиссара Обороны СССР 0283 от 24 октября 1940 г.
   О порядке эксплуатации
   боевой техники
   и боевой подготовке
   на 1940/1941 учебный год
   "...С 1 ноября 1940 г. порядок эксплуатации техники регламентировался Приказом НКО ? 0283 от 24.10.40 г.
   Этим приказом все машины делились на несколько групп: боевые, в составе боевых и учебно-боевых, и вспомогательные, в которые входили строевые и транспортные машины. К боевым машинам относились все машины, имеющие броню или вооружение (огневое или химическое): танки, бронеавтомобили, бронированные тягачи, артиллерийские и пулеметные самоходные установки на гусеничном и колесном ходу, мотоциклы, вооруженные пулеметом, и т.п., а также тракторы артиллерийских частей на механической тяге, предназначенные для перевозки орудий.
   В парк боевых машин выделялись лучшие, вполне боеспособные машины. Боеспособной считалась вполне исправная машина, укомплектованная всем положенным инструментом, возимым индивидуальным комплектом запасных частей, с пристрелянным и исправным вооружением и имеющая запас хода до очередного среднего ремонта для гусеничных машин не менее 75 моторочасов и для колесных машин не менее 15000 км. Машины боевого парка следовало содержать в полной боевой готовности на консервации, с периодической эксплуатацией не более 30 моторочасов в год на машину, с использованием этих моторочасов только для подготовки частей и соединений на тактических учениях, подвижных лагерях и боевых стрельбах подразделениями.
   Тракторы "Корошиловец", "Коминтерн" и С-2 учебно-боевого парка приказывалось эксплуатировать не более 175 часов в год. Зачисление их в группу транспортных машин запрещалось.
   Кроме того, в линейных частях выделялись от каждой машины учебно-боевого парка в счет нормы годовой эксплуатации 5 моторочасов в распоряжение начальника ГАБТУ и 5 моторочасов в распоряжение командующего войсками округа.
  
   Распределение моторесурсов на 1940/1941 учебный год для боевой подготовки танковых частей
   I. Линейные части
   А. Для легких танков
   а) На тактическую подготовку:
   На экипаж - 54 м/ч.
   б) На стрельбы:
   Командиры танков - 2 м/ч.
   Башенные стрелки - 2 м/ч.
   Мехводитель - 1 м/ч.
   в) На вождение:
   Командиры танков - 2 м/ч.
   Башенные стрелки - 2 м/ч.
   Мехводитель - 4,5 м/ч.
   Всего требуется на боевую подготовку:
   На экипаж - 67,5 м/ч.
   На батальон - 3645 м/ч.
   Наличие мотороресурсов в батальоне:
   а) 15 танков учебно-боевого парка по 175 м/ч в год - 2625 м/ч.
   б) 39 танков боевого парка по 30 м/ч в год - 1170 м/ч.
   Всего: 3795 м/ч.
   Б. Для тяжелых и средних танков
   а) Тактическая подготовка:
   На экипаж - 47 м/ч.
   б) На стрельбу:
   Командиры танков - 1 м/ч.
   Командиры башен - 1 м/ч.
   Мехводитель - 0,5 м/ч.
   в) На вождение:
   Командиры танков - 1 м/ч.
   Командиры башен - 1 м/ч.
   Мехводитель - 3 м/ч.
   Всего на экипаж - 5 м/ч.
   Всего требуется на боевую подготовку:
   На экипаж - 54,5 м/ч.
   На батальон - 2834 м/ч.
   Наличие мотороресурсов в батальоне:
   а) 15 танков учебно-боевого парка по 125 м/ч в год - 1875 м/ч.
   б) 37 танков боевого парка по 30 м/ч в год - 1110 м/ч.
   Всего: 2985 м/ч.
   II.Учебные части.
   А. Для легких танков
   Для курсантов учебного батальона:
   а) На тактическую подготовку:
   Командиры танков (90х5) - 450 м/ч.
   Мехводители (140х3) - 420 м/ч.
   Радиотелеграфисты (30х3) - 90 м/ч.
   Итого - 960 м/ч.
   б) На стрельбы:
   Командиры танков (90х2) - 180 м/ч.
   Мехводители (140х1) - 140 м/ч.
   Радиотелеграфисты (30х1) - 30 м/ч.
   Итого - 350 м/ч.
   в) На вождение:
   Командиры танков (90х3) - 270 м/ч.
   Мехводителии (140х6) - 840 м/ч.
   Радиотелеграфисты (30х2) - 60 м/ч.
   Итого - 1170 м/ч.
   Всего требуется на боевую подготовку для курсантов - 2480 м/ч.
   Б. Для кадра учебного батальона
   а) На тактическую подготовку:
   На экипаж - 20 м/ч.
   б) На стрельбу:
   Командиры танков - 2 м/ч.
   Мехводители - 1 м/ч.
   Итого на экипаж - 3 м/ч.
   в) На вождение:
   Командиры танков - 2 м/ч.
   Мехводители - 3 м/ч.
   Итого на экипаж - 5 м/ч.
   Всего для кадров учебного батальона - 1792 м/ч.
   Всего требуется на боевую подготовку курсантов и кадра учебного батальона - 4272 м/ч.
   Наличие моторочасов в учебном батальоне:
   а) 15 танков учебно-боевого парка по 200 м/ч в год - 3000 м/ч
   б) 49 танков боевого парка по 30 м/ч в год - 1470 м/ч
   Всего моторочасов - 4470 м/ч.
   В. Для тяжелых и средних танков
   Для курсантов роты тяжелых танков:
   а) На тактическую подготовку:
   Мехводители (40х2) - 80 м/ч.
   Командиры орудий (20х2) - 40 м/ч.
   Радиотелеграфисты (20х1) - 20 м/ч.
   Итого - 140 м/ч
   б) На стрельбы:
   Мехводители (40х1) - 40 м/ч.
   Командиры орудий (20х2) - 40 м/ч.
   Радиотелеграфисты (20х1) - 20 м/ч.
   Итого - 100 м/ч.
   в) На вождение:
   Мехводители (40х4) - 160 м/ч.
   Командиры орудий (20х1) - 20 м/ч.
   Радиотелеграфисты (20х1) - 20 м/ч.
   Итого - 200 м/ч.
   Всего требуется на боевую подготовку курсантов тяжелых танков - 440 моторочасов.
   Для курсантов роты средних танков:
   а) На тактическую подготовку:
   Командиры танков (30х4) - 120 м/ч.
   Мехводители (45х2) - 90 м/ч.
   Итого - 210 м/ч.
   б) На стрельбы:
   Командиры танков (30х2) - 60 м/ч.
   Мехводители (45х1) - 45 м/ч.
   Итого - 105 м/ч.
   в) На вождение:
   Командиры танков (30х1) - 30 м/ч.
   Мехводители (45х5) - 225 м/ч.
   Итого - 255 м/ч.
   Всего требуется на боевую подготовку курсантов средних танков - 570 м/ч.
  
  
  
   15.
   Списки уничтоженных перед Великой Отечественной войной высших командиров Красной Армии. Составлены по материалам, подготовленным на основе следующих источников: монография О.Ф.Сувенирова "1937г. Трагедия РККА."; Черушев Н. С, Черушев Ю. Н. Расстрелянная элита РККА 1937-1941. Биографический словарь; список Дмитрия Чуракова на сайте www.rkka.ru раздел "Энциклопедия"; сайт "1937 и другие годы" (http://1937god.info/). В конце записи указаны сокращенные наименования должностей, свидетельствующих о наличии у военачальника опыта управления крупными войсковыми соединениями, либо иные сведения.
  
   МАРШАЛЫ
   1. Блюхер Василий Константинович (1890- 9.11.1938), умер в тюрьме (ком.див., корп., армии)
   2. Егоров Александр Ильич (1883-23.02.1939), расстрел (ком.арм, округ, зам.наркома)
   3. Тухачевский Михаил Николаевич (1893-12.06.1937), расстрел (ком.арм., округа, зам.наркома)
  
   КОМАНДАРМЫ
   1. Белов Иван Панфилович (1893-29.07.1938), расстрел (ком.див., корп., округа)
   2. Уборевич Иероним Петрович (1896-12.06.1937), расстрел (ком.див., арм., округа)
   3. Федько Иван Федорович (1897-26.02.1939), расстрел (ком.див., корп., округа)
   4. Фриновский Михаил Петрович (1898-04.02.1940), расстрел (НКВД)
   5. Якир Иона Эммануилович (1896-12.06.1937), расстрел (ком.див., корп., округа)
   6. Алкснис Яков Иванович (1896-29.07.1938), расстрел (военком див., нач.ВВС)
   7. Вацетис Иоаким Иоакимович (1873-28.07.1938), расстрел (ком.див., препод.)
   8. Великанов Михаил Дмитриевич (1893-29.07.1938), расстрел (ком.див., округа)
   9. Дубовой Иван Наумович (1896-29.07.193), расстрел (ком.див., корп., округа)
   10. Дыбенко Павел Ефимович (1889-29.07.1938), расстрел (ком.див., корп., округа)
   11. Каширин Николай Дмитриевич (1888-14.06.1938), расстрел (ком.див., корп., округа)
   12. Корк Август Иванович (1887-12.06.1937), расстрел (нш, ком.арм., округа)
   13. Левандовский Михаил Карлович (1890-29.07.1938), расстрел (ком.див., арм., округа)
   14. Седякин Александр Игнатьевич (1893-29.07.1938), расстрел (ком.див., арм., округа)
   15. Синявский Николай Михайлович (1891-29.07.1938), расстрел (нач.связи, зам.наркома)
  
   КОМКОРЫ
   1. Алафузо Михаил Иванович (1891-13.07.1937), расстрел (нш армии, округа)
   2. Аппога Эрнест Фрицевич (Францевич) (1898-28.11.1937), расстрел (ком.див., нач.кафедры)
   3. Базилевич Георгий Дмитриевич (1889- 3.03.1939), расстрел (ком.арм., округа)
   4. Баторский Михаил Александрович (1890-8.02.1938), расстрел (нач.опер, нш армии)
   5. Бондарь Георгий Иосифович (1893-10.03.1939), расстрел (нач.арт. див., округа)
   6. Брянских Петр Алексеевич (1896-29.08.1938), расстрел (ком.див., корп., округа)
   7. Вайнер Леонид Яковлевич (1897-26.11.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   8. Василенко Матвей Иванович (1888-1.07.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   9. Восканов Гаспар Карпович (1887-20.09.1937), расстрел (ком.див., корп., воен.атташе)
   10. Гай Гая Дмитриевич (Бжишкянц) (1887-11.12.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   11. Гайлит (Гайлитис) Ян Петрович (1894-1.08.1938), расстрел (ком.див., округа)
   12. Гарькавый Илья Иванович (1888-1.07.1937), расстрел (ком.див., корп., округа)
   13. Геккер Анатолий Ильич (1888-1.07.1937), расстрел (ком.арм., разведка)
   14. Германович Маркиян Яковлевич (1895-20.09.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   15. Гиттис Владимир Михайлович (1881-22.08.1938), расстрел (ком.арм., округа)
   16. Горбачев Борис Сергеевич (1892-3.07.1937), расстрел (ком.див., округа)
   17. Горячев Елисей Иванович (1892-12.12.1938), самоубийство (ком.див, корп.)
   18. Грибов Сергей Ефимович (1895-29.07.1938), расстрел (ком.бриг., корп., округа)
   19. Грязнов Иван Кенсоринович (1897-29.07.1938), расстрел (ком.див., корп., округа)
   20. Ефимов Николай Алексеевич (1897-14.08.1937), расстрел (нш див., нач.вооруж., нач.ГАУ)
   21. Зонберг Жан Фрицевич (1891-1.09.1938), расстрел (ком.див, корп.)
   22. Ингаунис Феликс Антонович (1894-28.07.1938), расстрел (ком.авиа.соединений)
   23. Калмыков Михаил Васильевич (1888-16.04.1938), расстрел (ком.див, корп.)
   24. Ковтюх Епифан Иович (1890-9.07.1938), расстрел (ком.див, корп.)
   25. Косогов Иван Дмитриевич (1891-1.08.1938), расстрел (нш див., ком.корп.)
   26. Криворучко Николай Николаевич (1887-19.08.1938), расстрел (ком.див, корп.)
   27. Куйбышев Николай Владимирович (1893-1.08.1938), расстрел (ком.див, корп., округа)
   28. Кутяков Иван Семенович (1897-28.07.1938 ), расстрел (ком.див, корп.)
   29. Лавров Василий Константинович (1898-29.07.1938), расстрел (ком.авиа.соед., нш ВВС)
   30. Левичев Василий Николаевич (1891-1937), расстрел (ком.корп.)
   31. Лепин Эдуард Давидович (1889-22.08.1938), расстрел (ком.див., корп., разведка)
   32. Магер Максим Петрович (1897-20.07.1941), расстрел (ком.див., корп.)
   33. Меженинов Сергей Александрович (1890- 28.09.1937), расстрел (нш, ком.арм.)
   34. Мулин Валентин Михайлович (1897- 21.06.1938), расстрел (ком.див.,корп.)
   35. Нейман Константин Августович (1897-1937), расстрел (ком.див., корп.)
   36. Петин Николай Николаевич (1876-7.10.1937), расстрел (нш арм., округа)
   37. Петренко-Лунев Сергей Васильевич (1890- 9.12.1937), расстрел (див.инж., зам.нач.ЦАГИ)
   38. Покус Яков Захарович (1894-18.09.1945), 10+5 лет, умер в лагере (ком.див., корп.)
   39. Примаков Виталий Маркович (1897-12.06.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   40. Путна Витовт Казимирович (1893-12.06.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   41. Сангурский Михаил Владимирович (1894-28.07.1938), расстрел (ком.див, корп.)
   42. Смолин Иван Иванович (1895-20.09.1937), расстрел (ком.див, корп.)
   43. Соколов Владимир Николаевич (1896-15.04.1939), расстрел (ком.бриг., корп., нш округа)
   44. Стороженко Алексей Алексеевич (1895-1938), расстрел (ком.див, корп.)
   45. Ткачев Иван Федорович (1896-29.07.1938), расстрел (ком.див, корп.)
   46. Туровский Семен Абрамович (1895-1.07.1937), расстрел (ком.див, корп.)
   47. Угрюмов Леонтий Яковлевич (1887-14.08.1937), расстрел (ком.див, зам.нач. упр.)
   48. Урицкий Семен Петрович (1898-1.08.1938.), расстрел (ком.див, корп.)
   49. Фельдман Борис Миронович (1890-12.06.1937), расстрел (нш див., ком.корп.)
   50. Фесенко Дмитрий Семенович (1895-15.10.1937), расстрел (ком.див, корп.)
   51. Хаханьян Григорий Давыдович (1895- 23.02.1939), расстрел (ком.див, корп.)
   52. Хрипин Василий Владимирович (1893- 29.07.1938), расстрел (нш, ком.авиа.соед.)
   53. Чайковский Кассиан Александрович (1893- апрель 1938), умер в тюрьме (ком.див, корп.)
   54. Эйдеман Роберт Петрович (1895-12.06.1937), расстрел (ком.див., округа)
  
  
  
   КОМДИВЫ
   1.Алкснис Ян Янович (1895-дек1943) 15 лет, умер в лагере (нач. ВВС)
   2.Андерс Александр Карлович (21.01.1880- 26.04.1938), расстрел (нш армии)
   3.Андрияшев Леонид Прокофьевич (1891-25.08.1938), расстрел (зам.нач.арт. РККА)
   4.Аплок Юрий Юрьевич (1893-2.04.1938), расстрел (ком. див.)
   5.Артеменко Николай Филиппович (1889-9.12.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   6.Артемьев Константин Петрович (1883-17.01.1938), расстрел (нш армии, округа)
   7.Бажанов Ксенофонт Николаевич (1899-15.09.1938), расстрел (нач. НИИ ВВС)
   8.Базенков Борис Ильич (1896-29.07.1938), расстрел (нш, ком.авиабригады)
   9.Бакши Михаил Маркович (1898-1.07.1938), расстрел (нш, ком.корп.)
   10.Балакирев Алексей Федорович (1898-27.05.1938), расстрел (нш гр.войск ОКДВА)
   11.Бахрушин Алексей Михайлович (1900-9.09.1937), расстрел (ком. ВВС округа)
   12.Белицкий Семен Маркович (1889-8.03.1938), умер в тюрьме (начопер, нш округа)
   13.Белый Семен Осипович (1896-29.07.1938), расстрел (ком.див.)
   14.Бергстрем Вальтер Карлович (1899-28.07.1938), расстрел (ком. ав.бригады)
   15.Блажевич Иосиф Францевич (1891-8.05.1939), расстрел (ком.див., корп.)
   16.Блюмберг Жан Карлович (1889-26.04.1938), расстрел (ком.див., корп.)
   17.Бобров Борис Иосифович (1896-22.11.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   18.Бобров Николай Михайлович (1873-9.09.1937), расстрел (нач.арт. округа)
   19.Бокис Густав Густавович (1896-19.03.1938), расстрел (ком.полка, нач. АБТУ)
   20.Буачидзе Федор Моисеевич (1900-1937), убит на допросе (ком.див.)
   21.Бутырский Василий Петрович (1896-1938), расстрел (начопер, нш округа)
   22.Вакулич Павел Иванович (1890-13.07.1937), расстрел (начопер, нш округа)
   23.Василевич Иван Иванович (1895- 25.08.1938), расстрел (ком.корп.)
   24.Васильев Федор Васильевич (1892- 05.10.1938), расстрел (ком.див.)
   25.Везиров Гамбай Мамед оглы (1899-13.10.1937), расстрел (ком.див.)
   26.Венцов-Кранц Семен Иванович (1897-08.09.1937), расстрел (ком.див, нш округа)
   27.Вольпе Абрам Миронович (1895-14.07.1937), расстрел (ком.див., нш округа)
   28.Гарф Вильгельм Евгеньевич (1884-22.08.1938), расстрел (нш армии, фронта)
   29.Георгадзе Валериан Павлович (1893- 22.08.1938), расстрел (ком.див. )
   30.Гермониус Вадим Эдуардович (1890- 8.09.1937), расстрел (нш, ком.корп.)
   31.Головкин Василий Григорьевич (1897-26.09.1938), расстрел (ком.див.)
   32.Горбунов Михаил Алексеевич (1901- 22.05.1938), расстрел (ком.ав.корп., нач.ав.флота)
   33.Горев Владимир Ефимович (1900- 20.06.1938), расстрел (ком.полка, бриг.)
   34.Григорьев Петр Петрович (1892-20.11.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   35.Грушецкий Владислав Флорианович (1888-25.08.1938), расстрел (ком.корп.)
   36.Давидовский Яков Львович (1897- 02.10.1938), расстрел (ком.див., корп.)
   37.Даненберг Евгений Евгеньевич (1891-04.10.1938), расстрел, (ком.див.)
   38.Демичев Михаил Афанасьевич (1885-19.11.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   39.Деревцов Сергей Иванович (1897-25.03.1938), расстрел (нач. автобр.войск округа)
   40.Добровольский Виктор Петрович (1892-20.09.1938), расстрел (нш див., ком.корп.)
   41.Замилацкий Григорий Саввич (1895-26.08.1938), расстрел (нш округа)
   42.Зиновьев Иван Зиновьевич (1892-17.06.1938), расстрел (нш округа)
   43.Зюзь-Яковенко Яков Иванович (1892-1942), умер в лагере (нш округа, ком.корп.)
   44.Инно (Кульдвер) Александр Александрович (1887-9.02.1938), расстрел (ком.див.)
   45.Казанский Евгений Сергеевич (1896-26.09.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   46.Калнин (Калниньш) Карл Иванович (1884-2.11.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   47.Калнин Фридрих Карлович (1887-25.08.1938), расстрел (ком.див.)
   48.Капуловский Иван Дмитриевич (1894-25.08.1938), расстрел (ком.див.)
   49.Карклин Ян Янович (Иван Иванович) (1895-2.10.1938), расстрел (ком.ав.бриг., нач. ВВС округа)
   50.Кассин Григорий Иустинович (1892-15.04.1939), расстрел (ком.див., корп.)
   51.Квятек Казимир Францевич (Витковский Ян Карлович) (1888-25.08.1938), расстрел (ком.див., корп.)
   52.Кильвейн (Килевейн) Георгий Львович (Яковлевич) (1897-5.08.1937), расстрел (ком.див.)
   53.Княгницкий Павел Ефимович (1884-9.09.1937), расстрел (ком.див.)
   54.Кожевников Александр Трофимович (1894-8.08.1938), расстрел (ком. ВВС округа)
   55.Козицкий Александр Дмитриевич (1891-10.08.1937), расстрел (ком.див.)
   56.Королев Дмитрий Карпович (1896-27.09.1938), расстрел (ком.див.)
   57.Котов Николай Яковлевич (1893-10.01.1938), расстрел (ком.див., ВВС)
   58.Коханский Владислав Станиславович (1897-28.07.1938), расстрел (ком.ав.бриг., корп.)
   59.Крафт Эдуард Эдуардович (1898-25.01.1940), расстрел (НКВД)
   60.Кручинкин Николай Кузьмич (1897-19.08.1938), расстрел (НКВД)
   61.Кутателадзе Георгий Николаевич (1888-2.07.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   62.Кучинский Дмитрий Александрович (1898-29.07.1938), расстрел (ком.див., нач. ак. ГШ)
   63.Лазаревич Владимир Саламанович (1882-20.06.1938), расстрел (нш фронта, ком.арм.)
   64.Лапин Василий Константинович (1894-20.06.1937), расстрел (нет данных)
   65.Лаур Жан Иванович (1893-30.09.1938), расстрел (ком.див.)
   66.Лепин Андрей Генрихович (1896-29.07.1938), расстрел (НКВД)
   67.Лопатин Всеволод Николаевич (1899-29.07.1938), расстрел (ком.ав.бриг.)
   68.Лукирский Сергей Георгиевич (1875-2.04.1938), расстрел (ком.полка, преп.ак.ГШ)
   69.Максимов Иван Федорович (1894-16.04.1939), расстрел (ком.див.)
   70.Малофеев Василий Иванович (1897-14.06.48), 15+5 лет, умер в лагере (ком.корп.)
   71.Малышев Александр Кузьмич (1887-19.03.1939), расстрел (ком.бриг., нш округа)
   72.Маслов Константин Васильевич (1892-04.06.38), расстрел (ком.ав.бриг.)
   73.Медников Михаил Лазаревич (1884-22.08.1938), расстрел (ком.див.)
   74.Мелик-Шахназаров Андрей Павлович (1887-30.10.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   75.Мурзин Дмитрий Константинович (1889-28.08.1938), расстрел (ком.див., разведка)
   76.Никитин Семен Васильевич (1895-16.06.1941) 10+5 лет, умер в лагере (ком.корп.)
   77.Никифоров Леонид Иванович (1896-23.05.1938), расстрел (нач. ВВС арм., округа)
   78.Никонов Александр Матвеевич (1893-26.10.1937), расстрел (нш бриг., разведка)
   79.Ольшанский Михаил Михайлович (1895-20.09.1937), расстрел (нш корп., ком.див.)
   80.Ольшевский Фаддей Иванович (1890-9.12.1937), расстрел (ком.див.)
   81.Онуфриев Иван Андреевич (1893-25.04.1938), расстрел (ком.див.)
   82.Орлов Александр Григорьевич (1898-25.01.1940) расстрел (разведка)
   83.Павлов Александр Васильевич (1880-14.08.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   84.Пашковский Константин Казимирович (1894-02.02.1938), расстрел (ком.див.,корп.)
   85.Перемытов Алексей Макарович (1888-28.07.1938), расстрел (нш арм., округа)
   86.Пога Жан Янович (1889-29.04.1938), расстрел (ком.ав.корп.)
   87.Погребной Василий Семенович (1895-29.07.1938), расстрел (ком.див., корп.)
   88.Ракитин Николай Васильевич (1895-15.12.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   89.Раудмец Иван Иванович (1892-9.09.1937), расстрел (ком.див.)
   90.Ринк Иван Александрович (1886-15.03.1938), расстрел (разведка)
   91.Рогалев Федор Федорович (1891-14.09.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   92.Роговский Николай Михайлович (1897-10.09.1937), расстрел (нач.арт. РККА)
   93.Розе Вольдемар Рудольфович (1897-20.01.1939), расстрел (ком.див., разведка)
   94.Рохи Вильям Юрьевич (1892-9.04.1938), расстрел (ком.див.)
   95.Рубинов Яков Григорьевич (1895-2.10.1938), расстрел (начопер, нш округа)
   96.Саблин Юрий Владимирович (1897-20.06.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   97.Савицкий Сергей Михайлович (1897-01.07.1937), расстрел (нш див., округа)
   98.Свечин Александр Андреевич (1878-29.07.1938), расстрел (ком.див., преп., проф.)
   99.Семенов Николай Григорьевич (1874-26.08.1938), расстрел (ком.див., арм.)
   100.Сергеев Евгений Николаевич (1887-10.09.1937), расстрел (ком.арм., нш округа)
   101.Сердич Данила (Даниил) Федорович (1896-28.07.1938), расстрел (ком.див., корп.)
   102.Сидоренко Владимир Семенович (1898-08.09.1937), расстрел (начопер округа, ком.корп.)
   103.Соколов-Соколовский Петр Лукич (1894- 09.12.1937), расстрел (ком.див., нш округа).
   104.Соллогуб Николай Владимирович (1883-7.8.1937), расстрел, (ком.арм., нш фронта)
   105.Степной-Спижарный Константин Иванович (1898-29.07.1938), расстрел (ком.див.)
   106.Стигга Оскар Янович (1894-29.07.1938), расстрел (ком.див., разведка)
   107.Супрун Кузьма Харитонович (1892-27.02.1940), расстрел (ком.див.)
   108.Тарасенко Владимир Васильевич (1891-22.12.1937), расстрел (ком.див., корп.)
   109.Тарасов Анатолий Иванович (1894-20.05.1940), расстрел (ком.див., нш округа)
   110.Тестов Семен Васильевич (1894- 23.02.1938), умер в тюрьме (ком.ав.бриг., ком.ВВС округа)
   111.Ткалун Петр Пахомович (1894-29.07.1938), расстрел (комендант Кремля)
   112.Точенов Николай Иванович (1897-15.12.1937), расстрел (ком.див.)
   113.Тризна Дмитрий Дмитриевич (1891-04.07.1938), умер в тюрьме (нач.арт.див., округа)
   114.Тухарели Георгий Александрович (1891-12.07.1937), расстрел (ком.див.)
   115.Уваров Николай Михайлович (1896-28.08.1938), расстрел (ком.див., корп.)
   116.Ушаков Константин Петрович (1896-1943), 15+5 лет, умер в лагере (ком.див.)
   117.Федотов Анатолий Васильевич (1892-20.09.1939), расстрел (нач.арт., нш округа)
   118.Фирсов Дмитрий Сергеевич (1895-25.03.1938), расстрел (ком.див.)
   119.Флоровский Иван Сергеевич (1895-25.03.1938), расстрел (ком.ав.бриг., нач.ВВС округа)
   120.Хорошилов Иван Яковлевич (1898-26.08.1938), расстрел (ком.див.)
   121.Чернобровкин Сергей Алексеевич (1897-29.04.1938), расстрел (ком.ав.бриг., нач.упр.ВВС)
   122.Шалимо Михаил Николаевич (1898-2.10.1938), расстрел (ком.ав.бриг., нач.ВВС гр.в.)
   123.Шарсков Иван Федорович (1886-16.06.1941), умер в лагере (ком.див., корп.)
  
  
  
  
  
  
  II. Мемуары.
  
  Адиле Аббас-оглы, "Не могу забыть", М.: АСТ, 2005.
  
  Брюхов В.П. "Бронебойным, огонь!" М.: Эксмо; Яуза, 2009.
  
  Бондаревский С., "Так было"
  http://www.memorial.krsk.ru/memuar/Bondarevsky/0.htm
  
  Горбатов А.В., "Годы и войны, записки командарма", ЗАО "Центрполиграф",Москва,2008г.
  
  Гинзбург Е.С., "Крутой маршрут", М.:Астрель:АСТ, 2010.
  
  Григоренко П.Г. "В подполье можно встретить только крыс" http://militera.lib.ru/memo/russian/grigorenko/14.html
  Кербер Л.Л. "Туполевская шарага"
  http://www.urantia-s.com/library/kerber-tupolevskaya_sharaga
  
  Королева Н. "Арестованный номер 1442."
  http://nasledie-rus.ru/podshivka/5407.php
  
  Мерецков К.А., "На службе народу", ООО "Издательство "Аст", Москва, 2003г.
  
  Мальцева Н.В. "За пологом сталинской печати"
  http://www.sakharov-center.ru/museum/library/unpublishtexts/?t=maltseva
  
  Новобранец В.А. "Я предупреждал о войне Сталина. Записки военного разведчика.", -М.:Яуза:Эксмо, 2009г.
  
  Старинов И.Г. "Записки диверсанта"
  http://lib.ru/MEMUARY/STARINOW/soldat.txt_Piece40.12
  
  Решетников В., "Что было - то было", "Яуза", "Эксмо", Москва, 2010г.
  
  Шаламов В.Т., "Высокие широты", М.:АСТ, 2009.
  
  Шрейдер М.П. "НКВД изнутри. Записки чекиста"
  http://www.urantia-s.com/library/shreider/nkvd
  
  Якир П. 'Детство в тюрьме'
  http://thelib.ru/books/yakir_petr/detstvo_v_tyurme-read.html
  
  
  
  
   III. Документально-справочные материалы.
  
  Апостолов А. "Смертельный извет"
  http://www.bim-bad.ru/biblioteka/rubrika.php?binn_rubrik_pl_articles=185&page_pl_articles185=2
  
  Бортаковский Т.В. "Расстрелянные Герои Советского Союза", М: "Вече", 2012г.
  
  Воспоминания о Я.Гамарнике.
   http://www.bibliotekar.ru/encSuicid/46.htm
  
  
  Губкин О. "Русская Православная Церковь
  под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы", Московский Патриархат,Санкт-Петербургская Православная Духовная Академия, Кафедра церковной истории, Санкт-Петербург, 2006.
  
  Д. Дёгтев, Д.Зубов 'Всевидящее око фюрера. Дальняя разведка люфтваффе на Восточном фронте. 1941 - 1943'
  http://lib.rus.ec/b/420984/read
  
  Дружников Ю.И. "Доносчик 001 или вознесение Павлика Морозова"
  http://lib.ru/PROZA/DRUZHNIKOV/morozow.txt
  
  Документ эпохи: письменное "отречение" жены от арестованного мужа.
  http://www.memorial.krsk.ru/Public/90/mgv.htm
  
  Земсков В.Н. "ГУЛАГ"
  http://www.hronos.km.ru/statii/2001/zemskov.html
  
  Зефиров М.В.,Дегтев Д.М., "Все для фронта?", АСТ-Москва, 2009г.
  
  Информация о гражданах, расстрелянных в поселке Барбыш в октябре 1941г.
  http://kz44.narod.ru/barbush.html
  
  История Бутовского полигона
  http://rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/gulag/istorija_butovskogo_poligona_19341936_chast_2/57-1-0-1938
  
  Кантор Ю. 'Война и мир Михаила Тухачевского'
  http://militera.lib.ru/bio/kantor_yz01/index.html
  
  Комал Ф.Б. "Военные кадры накануне войны"
  http://rkka.ru/analys/kadri/main.htm
  
  Крючков Ю. "Под жерновами сталинских репрессий"
  http://vn.mk.ua/stories.php?id=1751
  
  Лузан Н.Н., "Лубянка: подвиги и трагедии", Москва, "Кучково поле", 2010г.
  
  Материалы Совещания в ЦК ВКП(б) начальствующего состава по сбору опыта боевых действий против Финляндии.
  http://rkka.ru/docs/zimn/title.htm
  
  Межирицкий П.Я. "Военные исследования"
  http://wcry.narod.ru/mezhiritsky/03.html
  
   Мильбах В.С."Политические репрессии комначсостава ЗабВО и 57-го особого корпуса (1937-1938)"
  http://www.rkka.ru/ibibl2.htm
  
  Мозохин О., "ВЧК - ОГПУ. На защите экономической безопасности государства и в борьбе с терроризмом", М., 2004г.
  
  Общие сведения о сталинских репрессиях
  http://ru.wikipedia.org/wiki/Сталинские_репрессии
  
  Пшеняник Г.А., "Советские ВВС в борьбе с немецко-фашистской авиацией в летне-осенний период 1941г.", М.:1961, с.94.
  
  Пыхалов И. "Масштабы сталинских репрессий"
  http://www.thewalls.ru/truth/repress.htm
  
  Роговин В.З. "Партия расстрелянных"
  http://web.mit.edu/people/fjk/Rogovin/volume5/index.html
   http://trst.narod.ru/rogovin/index.htm
  
  
  Сборник газетных статей времен Большого террора
  http://www.pseudology.org/Abel/Spy_izmn/contents.htm
  
  Сведения о репрессиях в органах советской разведки
  http://svr.gov.ru/smi/2006/nashevr20060614.htm
   http://svr.gov.ru/history/stage04.htm
  
  Сведения о М.Тухачевском
  http://www.hrono.ru/biograf/bio_t/tuhachevski.php
  
  Смирнов А., "Боевая работа советской и немецкой авиации в Великой Отечественной войне", "Транзиткнига", Москва, 2006г.
  
  Соболев Д.А. "Репрессии в советской авиапромышленности"
  http://www.ihst.ru/projects/sohist/papers/sob00v.htm#doc2
  
  Сувениров О.Ф. "1937. Трагедия Красной Армии", - М.: Яуза: Эксмо, 2009г.
  
  Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Том 5, 1937 -1939, Книга 1. Москва, РОССПЭН, 2004. Стр. 521-523.
  
  
  Хазанов Д., "Битва за небо - 1941", - М.: Яуза: Эксмо, 2007г.
  
  Хаустов В.Н., Наумов В.П., Плотникова Н.С. (составители), "Россия, ХХ век. Документы. Лубянка. Сталин и Главное Управление Госбезопасности НКВД в 1937-1938." МОСКВА, 2004.
  
  Хронологические этапы Большого террора
  http://www.memo.ru/history/y1937/hronika1936_1939/xronika.html
  http://lib.ru/PROZA/DRUZHNIKOV/morozow.txt
  
  Черушев Н. С, Черушев Ю. Н. Расстрелянная элита РККА 1937-1941. Биографический словарь. - М., Кучково поле, Мегаполис, 2012.

Оценка: 2.83*22  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018