ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ворошень Андрей Петрович
Сага о военно-литературном творчестве

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.66*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сатирическая фантасмагория. Моральные убийства, творческие муки, литературные извращения и пр. Беременным и слабонервным не читать даже название.

  Глава 1. ГДЕ-ТО В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ.
  
   Ох, зла ты, долюшка поэта,
   Не спит Валера по ночам...
   Чу, рифма! Нет... Не то, не эта,
   Размер хромает тут и там.
  
   На кухне сливки снова скисли,
   И кофе пальцы - епть! - обжег.
   Смешались в кучу мюсли, мысли,
   Трехстопный ямб куда-то сбег.
  
   Вот - встал! Эх... все ж упал, зараза,
   Весь поэтический запал.
   Пегас, кося лиловым глазом,
   Каналья, мимо проскакал.
  
   Глава 2. ЧЕРНАЯ ДЫРА.
  
   Вдруг люстра, что висела криво
   Сорвалась... Вспышка! Все, пропал...
   Очнулся в яме... Пес глумливо
   Весь нос поэту облизал.
  
   Раз псина - значит, не могила...
   Протер глаза и мокрый нос,
   Вскочил... Едрическая сила!
   В траншею черт его занес!
  
   Прошел немного по грязюке,
   Блиндаж узрел: труба, дымок...
   Взял - постучал, на третьем стуке
   Хтось его внутрь заволок.
  
   Глядит поэт: сидит детина,
   По виду - явный лидер тут,
   Прям перед ним - закуски, вина.
   Бугай молчит... Ох, видно, крут!
  
   По лавкам - несколько нукеров,
   Калибром мельче бугая,
   Недобро смотрят на Валеру
   И с обожаньем - на вождя.
  
   В сторонке печка загудела,
   Там весь приличный с виду тип
   Совал листочки в топку смело
   Из на полу лежащих кип.
  
   -Проходь, служивый! - трубный голос
   Раздался вроде как с небес,
   У гостя вздрогнул каждый волос,
   В кишках начался жуткий стресс.
  
   -Садись, не бойся, - и Валера
   Почти в беспамятстве упал
   На желтый ящик из фанеры
   С огромной биркой: 'АММОНАЛ'.
  
   -Поэт, что ль? - и бугай сурово
   И жестко начал свой допрос.
   -Я? Д-да... До пол-второго,
   Ну а потом я - на клирос...
  
   -Клирос? Ты поп?! Андрюх, ты слышишь?
   -Не поп, пою во благо масс!
   -Ну, а о чем ты, дядя, пишешь?
   -Пишу... (замялся) про спецназ.
  
   -Так ты служил, я вижу, вроде?
   -Служил, а как же, много раз,
   И в Кандибоберском приходе,
   И в Дрынодлинном сей же час.
  
   Глава 3. РЕЧЬ ВОЖДЯ.
  
   (повелительным тоном)
   Слышь, ты, певун, сойди с взрывчатки,
   И предъяви нам всем стихи,
   Враз соберешь свои манатки,
   Коль не понравятся они.
  
   (бодро)
   У нас тут свой крутой спецназ,
   Литературный штурмотряд,
   Военной прозы высший класс,
   Стихов божественных каскад.
  
   (торжественно, звучат фанфары и бубен)
   Ты с нами и бабло, и славу,
   Как нефиг делать, загребешь,
   И по Траншейному Уставу,
   Счастливой жизнью заживешь!
  
   (угрожающе)
   Но если в сторону вильнешь,
   Тогда вон тот мужик горбатый
   Так долбанет тебя лопатой,
   Что ты фальцетом запоешь...
  
   Глава 4. МЕЧТЫ, МЕЧТЫ...
  
   Валера, слушая вождя,
   Совсем неслабо возбудился,
   И славы он хотел всегда,
   И денег зашибить стремился.
  
   -Эх, вот бы книжку мне издать,
   И стать своим в бомонде шумном!
   Под ручку с Беллой погулять,
   С Иртеньевым - быть остроумным.
  
   Жене купить пора бы шубу,
   Ну, а любовнице - жакет,
   С женой смотался б я на Кубу,
   Ну, а с милашкой - на балет.
  
   Он гордо плечи развернул,
   Покашлял, высморкал носяру,
   И стих свой лучший всем толкнул,
   Авось, прокатит здесь 'на шару'.
  
   Глава 5. ЛУЧШИЙ СТИХ ВАЛЕРЫ.
  
   Когда спецназ идет в атаку,
   Он надерет врагам всем сраку!
   Когда спецназ сидит в засаде,
   В кустах не спрячетесь, вы, бляди!
   Оле-оле-оле-оле, спецназ - лучше всех!!!
  
   Глава 6. ТАК РУГАЮТСЯ НАСТОЯЩИЕ ЛИТЕРАТОРЫ.
  
   Первый критик (возмущенно, брызгая слюной во все стороны):
  
   Ну, что, дьячок, иль как там... певчий,
   Не драла в детстве тебя мать,
   Тебя прибить, пожалуй, легче,
   Чем стих твой гадский разобрать.
  
   Ты - мелкий прыщ, созревший споро,
   Тебя я быстро сковырну,
   Сейчас крутая будет ссора,
   Я просто в рог тебя согну.
  
   Ты - словно пена у прибоя,
   Ты - пыль в ногах у басмачей,
   Робяты, я его урою...
   О-о, дайте мне воды скорей!
  
   Второй критик (голосом Кролика из мультфильма 'Винни-Пух и все-все-все'):
  
   Хоть я сейчас прилично тяпнул,
   Но ямб, конечно, разглядел,
   В концовках строк он явно ляпнул,
   Однако ж метр уцелел.
  
   Я вижу драйва там немало,
   И в напряжении дрожу...
   Подайте мне, пожалста, сало,
   Я вот еще чего скажу:
  
   Стих сыроват, но лаконичен,
   Он груб, так это все ж в бою,
   Мне сей поэт не безразличен,
   Его, возможно, я возьму.
  
   Третий критик (жизнерадостно, хорошо поставленным баритоном):
  
   Вы, хлопцы, верно, охх... ренели,
   Хоть этот тип и не служил,
   Но боевые параллели
   Он очень верно отразил.
  
   Спецназ силен наш - это ясно,
   В лесу, в пустыне, да везде!
   И стих, по-моему, прекрасный,
   Дай, я перепишу себе.
  
   Как смело рифму ты нашел,
   И как подзакрутил финал!
   Иди, поэт, садись за стол,
   Ты взял бы - песню написал!!
  
   Глава 7. ЕЩЕ ОДНА РЕЧЬ ВОЖДЯ.
   (мощно бьет кулаком по столу, остальные литераторы привычными движениями ловят на лету посуду)
  
   Хорош галдеть, как те торговки!
   Картина ясная теперь,
   Пацан созрел для перековки
   И мы откроем ему дверь
  
   (пафосно)
   В тот мир, где правит бал культура,
   Где мастерства высок полет,
   Где, блин, растет ЛИ-ТЕ-РА-ТУ-РА!
   И где сорняк в момент сгниет!
  
   (назидательно)
   Учись, поэт, хоть с перепою,
   По трезвяку учись вдвойне,
   И полноводною рекою
   Бабло в карман попрет к тебе.
  
   (рассудительно)
   Мы тож не сразу в эти сани
   Попали, в кедах да в рванье...
   Теперь я - в тельнике Армани
   И нос, как видишь, в табаке!
  
   (с теплой, практически отеческой интонацией)
   Поешь, поэт, солдатской каши,
   Лопату мы тебе дадим,
   Берем тебя в учебку нашу
   Курсантом... Дальше поглядим!
  
   Глава 8. ВОЕННО-ЛИТЕРАТУРНАЯ УЧЕБКА.
  
   Поет соловушка соловке,
   Петух на курочек ворчит...
   'Траншейный' препод возле бровки
   На новобранцев всласть кричит:
  
   -Куда суешь, балбес, гранату?!
   Или не слышал мой свисток?
   Эй, ты! Схватил быстрей лопату,
   Копай отсюда на восток.
  
   Кто отслужил - берите ручки,
   Даю задание я всем:
   Эссе напишем о 'колючке',
   Кто, где натягивал и чем.
  
   Раскройте образ, размотайте,
   Найдите острые углы,
   Да поживее начинайте,
   А ну, достали все часы!
  
   На моем ''Ролексе' - двенадцать,
   Обед начнется через час,
   Кто в тексте будет ошибаться,
   Помоет котелки за нас.
  
   Глава 9-я, ОБЕДЕННАЯ, в которой проголодавшийся автор отнюдь не нарочно, а токмо из-за природного инстинкта регулярного насыщения, перескакивает со степенно-размеренного 4-хстопного ямба на галопирующий кавалерийский хорей (аллюр 4 креста).
  
   Наш Валера прямо с ходу
   В лапы к повару попал,
   Там полдня таскал он воду
   И крупиночки считал.
  
   Между делом тож учился,
   Повар хоть и материл,
   Так известным стать стремился,
   Что считалочку сложил:
  
   Под снаряд попал верлибр,
   Это главный был калибр.
   Амфибрахий просто шел
   И фугас большой нашел.
   Хокку в речке утонул,
   Дактиль на посту заснул,
   Со скалы слетел сонет,
   Пулей ранен триолет,
   Танка раздавил хорей,
   Рубаи сбежал скорей,
   Ямб на минах подорвался,
   Анапест один остался.
  
   На обед спешит народ,
   Жрать охота, ешкин кот!
   Взвод поэтов с котелками
   Вмиг расселся за столами.
  
   -Наливай, - кричат, - Зер гут!
   -Вон прозаики идут!
   К ним Валера подбегает,
   Борщ 'Траншейный' наливает.
  
   Это блюдо все солдаты
   Ели в армии когда-то:
   Семь листов гнилой капусты,
   Чтоб не слишком было густо,
  
   Шесть картошек на два взвода,
   Это лично от начпрода,
   Пять крупинок сечки строго,
   И воды горячей много...
  
   Глава 10. РОТНЫЕ ЛИТЕРАТУРНО-ТАКТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ С БОЕВОЙ СТРЕЛЬБОЙ.
  
   Сидят поэты в обороне
   И нервно курят в рукава,
   Бледны их лица в темном фоне,
   Траншея им - как мать родна.
  
   От взрывов прямо им на каски
   Обильно сыпется земля,
   От хлорпикрина щиплет глазки,
   Напалмом выжжена трава.
  
   Курсант бывалый ухом водит:
   -О, ДэШэКа из рощи бьет!
   Давно, зараза, колобродит,
   Сейчас весь бруствер разнесет.
  
   Прям по траншее, на карачках
   Ползет прозаиков штук пять,
   Им стало страшно до усрачки,
   Но не успели брюки снять.
  
   Потом был авианалет,
   Обкатка - танков сорок пять,
   И вот на речку рота прет,
   Стирать белье и вшей гонять.
  
   На ужине родной начпрод
   Перловкой баловал народ,
   А там - на лекцию, вперед!
   Труба горниста всех зовет.
  
   Глава 11. ЛЕКЦИЯ ОЧЕНЬ КРУПНОГО АВТОРИТЕТА ПО ЛИТЕРАТУРНОМУ МАРКЕТИНГУ.
  
   В траншее слышен только звук
   От пищи грубой несваренья,
   Да из соседней рощи стук:
   Березки рубят на поленья.
  
   Перед курсантами стоит
   Профессор и лауреат.
   Он и прозаик, и пиит,
   И он весьма, весьма богат.
  
   Откроет он секрет сейчас:
   Без 'смазки' как в любую щель
   Воткнуть поэму иль рассказ,
   И враз набить тугой кошель.
  
   Профессор: -Что ж, начнем, пожалуй,
   Чего вокруг да вдоль ходить?
   Я расскажу, как кровью малой
   Бабла побольше накосить.
  
   Рецепт мой прост, как поза, что
   'Миссионерскою' зовется:
   Пишите только вы про то,
   Что очень быстро продается.
  
   Любовь - невзрачна и уныла,
   На ней деньжонок не собрать,
   Чтоб страсть к покупке не остыла,
   Тащи читателя в кровать!
  
   Пусть люди в темноте боятся:
   Мозги наружу, черепа,
   И до утра пусть пытки длятся,
   Ужастик - тема еще та!
  
   К войне читатель не готов,
   Но вы покруче заострите,
   Вы из Донецка прям на Львов
   Со страшной силой нападите.
  
   И - фантазируйте, друзья!
   И сети посложней плетите!
   Меняйте позы, времена,
   И мистики еще воткните.
  
   'Пипл' должен схавать ваше 'мыло'!
   Я это, братцы, точно знаю,
   И чтоб понятнее всем было,
   Я вам загадки загадаю:
  
   Лектор (бодренько):
  
   Кто знаток души солдатской,
   Хоть и сам сугубо штатский?
   Кто вора возвел в 'герои',
   На героев лил помои?
   Кто раскрыл нам всем глаза,
   Где в боях 'голубизна'?
   Главный 'спец' войны в Чечне:
   Жопа в мыле, мозг в огне!
   Он c 'Асаном' - как Сусанин,
   Это Вова наш...
  
   Курсанты (радостно): - Мака-анин!!!
  
   Лектор:
  
   Кто в сибирской деревушке
   Бойко строчит 'про войнушку'?
   Кто спецназ послал в атаку
   В царство Тьмы и вурдалаков?
   Чьи 'кровавые' творенья
   Враз сметают с восхищеньем?
   Кто в издательство, порой,
   Открывает дверь ногой?
   День и ночь писать готов
   Александр наш...
  
   Курсанты (восторженно): - Бушко-ов!!!
  
   Глава 12-я, КРАЙНЯЯ. Траншейная фабрика военно-литературных звезд имени А.Бушкова приступила к массовому выпуску успешных писателей.
  
  Теперь - вперед! За книгой - книга!
  Творят без устали для нас
  Андрей Воронин - про 'Комбрига',
  Валера - про 'Крутой спецназ'.
  
  И в каждом книжном магазине,
  За рядом ряд, стоит ОНО,
  Поближе к людям, на витрине,
  Псевдовоенное... чтивО.
  
  В него нырнешь прям с головою
  И вот силен ты, и богат.
  Врагов ты косишь, как косою,
  Красотки все тебя хотят.
  
  Бездушьем пластиковой розы
  Увенчан лоб - взошла 'ЗВЕЗДА'!
  И на обломках русской прозы
  Напишут ваши имена...
  
  
  

Оценка: 9.66*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015