ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ворошень Андрей Петрович
Удача рядом

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.67*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гарнизонная быль: правда, только правда и ничего, кроме правды.

  Лейтенант Федор Репин брел как-то вечером из части по родимому гарнизону Ох в направлении местного продовольственного магазина. Настроение было ни к черту, пессимизм стремительной атакой захватил левое, логически-аналитическое полушарие мозга и активно подбирался к правому, особенно любимому Федором за нестандартно-творческие решения многих сложных ситуаций, из которых он выпутывался пока удачно. Еще немного, и начнется классический гарнизонный депрессняк, хорошо знакомый военным из гарнизонов, удаленных от цивилизации и находящихся в самом низу иерархии советской системы централизованного снабжения. Нужно было срочно что-то делать, а что? Вариантов немного: хорошая еда-выпивка и хороший секс (в отличии от остальной территории СССР, в гарнизоне Ох секс был). Все остальное его уже мало интересовало. Карьера была загублена еще в момент формирования генотипа крохотного Репина, когда ген, отвечающий за почтительное отношение к начальству, был критически поврежден в столкновении с геном нетерпимости к хамскому поведению этого самого начальства. Секс отпадал сразу, потому что боевая подруга в очередной раз уехала сдавать сессию. Другие представительницы прекраснейшего пола в городке были, конечно, но гарнизон был небольшой, с отлично налаженной агентурной сетью; гарнизонные женщины друг друга прекрасно знали, поэтому любые "секретные" отношения становились известны практически всем иногда даже еще не начавшись. Федор все-таки был профессиональным армейским разведчиком (закончил профильное КВОКУ), и твердо знал, что сохранение в тайне любых своих операций - как служебных, так и личных - является залогом долгой, здоровой и счастливой жизни.
  
  Оставался второй вариант: еда-выпивка. Ну, хотя бы еда, а то местная водка уж больно отвратительна на вкус. Даже военные - народ в этом плане весьма неприхотливый - обычно старались как-то нейтрализовать мерзкое амбре дерьмового спирта. В частности, широко практиковалось наливание водки в графин и закидывание туда ломтиков каких-нибудь фруктов. Такой графин можно было даже без особого риска открыто поставить в ротной канцелярии под видом компота. Хотя нет, в ротной нельзя было... Вот в батальонной - можно. Хотя... Короче, у комполка - по совместительству, начальника гарнизона - точно можно. И вот данный напиток уже можно было пить без обычной страдальческой гримасы на лице.
  
  Увидев вдалеке продовольственный магазин, Репин даже шаг замедлил. Уж такую тоску наводил на него этот очаг местной потребкооперации - словами не передать. Фирменного названия у него не было, это был просто магазин номер 1. А может, и 2 - все равно на этот номер никто не обращал внимания, не это интересовало посетителей. Гораздо больше их волновало внутреннее содержание, товарное наполнение, так сказать. Оно было на таком уровне, что беспокойство местных жителей по этому поводу - и мирных, и военных - очень часто перерастало в глубокое уныние, граничащее с депрессией. Судите сами: почти все место на стеллажах было занято 3-литровыми банками с тусклыми этикетками, изображавшими нечто вроде горсти слипшихся ягод странного цвета. Венчала сей натюрморт, недостойный кисти даже низкоразрядного маляра, краткая и гордая надпись: "Виноградный сок". На дату выпуска этого напитка лучше было не смотреть, тем более, что за давностью лет эти цифры выцвели и практически не читались. Все банки были покрыты толстым слоем пыли, на определенном расстоянии слегка напоминавшем благородную антикварную патину. Остальное место было занято солью, специями и конфетами. Ассортимент конфет по сравнению с остальными видами товаров и их отсутствием внушал даже уважение. В наличии были пара видов карамели и почти шоколадные конфеты под подозрительным наименованием "Радий". Впрочем, происходило все это еще до трагических событий в Чернобыле, поэтому народ не особенно напрягался по данному поводу. Да и чего уж там, честно говоря, нос воротить! Есть конфеты, и ладно. Вон, в военторговском магазинчике просто ничего, кроме кильки в томате, и не было никогда на витринах. Зайдешь туда - пусто, и пустота эта сверкает поистине образцовой чистотой. И килькой немного отсвечивает. Пустота и чистота - фирменный знак нашего гарнизонного военторга. За прилавком там всегда стояла одна и та же девушка кустодиевских форм, с огромными, вечно удивленными глазами. Когда в магазин заходил посетитель ( в военной форме, как правило) она всегда таращилась на него своими глазищами, как пингвин на исследователя Антарктиды, мол, ну и че приперся, все равно для тебя здесь нет ни фига интересного? Кильки не видел, что ли?
  Однако тишина торгового зала военторга была обманчива, потому что в рабочих помещениях жизнь била ключом. Там сновали какие-то люди, что-то тасовали и фасовали, выскакивали периодически через служебный вход с тяжелыми сумками, и, делая как бы непричастное лицо, уходили садами в сторону квартир высокопоставленных гарнизонных начальников.
  
  А еще в магазине-1 была местная экзотика - хлопковое масло, вполне полезный, калорийный и экологически чистый продукт. Ну как - экзотика... Для местных аборигенов это была типичная часть их рациона, однако люди, приехавшие в гарнизон Ох из далеких регионов, исключавших произрастание хлопчатника, считали запах этого масла, извините, излишне вонючим. Пытались этот запах отбить, придумывали разные способы, например: пожарить в масле большое количество репчатого лука. Репин как-то попробовал так сделать, как раз с луком тогда повезло, но особой разницы не заметил. Кстати, о луке: данный чрезвычайно витаминный овощ достался Федору по случаю, когда его с подразделением отправили на работы в местный пищеторг. Мешок случайно упал по траектории, отрицающей все традиционные законы физики, т.е. с земли - прямо в кузов грузовика, на котором приехали военные. Туда же неожиданно свалились два мешка с грецкими орехами. Что упало - то пропало, это один из свято чтимых законов выживания людей в военной форме в этом суровом мире, поэтому Репин поступил по справедливости: орехи отдал солдатам, а лук забрал себе.
  
  Эх, к этому лучку бы еще мешочка 2 картошечки! Картошку в любом виде Федор любил с детства, а в армии эта его любовь приняла характер неистовой, всепоглощающей, слегка даже болезненной страсти. Многое бы отдал он за тарелку с горкой жареной картошки, многого бы не пожалел. К великому Фединому сожалению и непониманию, эту его любовь категорически не разделяло армейское тыловое начальство, ответственное за военный общепит. Начальство это считало, что для поддержания надлежащего боевого духа и плоти воинов Советской Армии вполне достаточно водного отвара капусты (язык не повернется назвать ЭТО борщом или щами) и не менее водного отвара дробленой пшеничной крупы (язык не повернется назвать ЭТО настоящей кашей). Кстати, окончательное решение жениться Федя (будучи еще курсантом) принял только тогда, когда испробовал свое любимое блюдо - картофель жареный, много - в исполнении кандидатки в супруги. Сильно возбужденный по сразу двум факторам - половому и пищевому - Федор даже написал тогда стихи (впервые в жизни). Это были стихи о любви. Начал он бодро:
  
  Хочу тебя на стаже,
  В училище хочу,
  В дырявой лодке даже,
  Стремящейся ко дну,
  
  Федор призадумался, а потом решил, что находится на верном пути, и нужно развивать эту тему дальше, и он продолжил:
  
  В сугробе, в жаркой бане,
  И в башне БМП,
  О стройном твоем стане
  Я думаю в тоске.
  
  Но тут с кухни потянуло любимым ароматом начавшего подрумяниваться картофана, и Федор, потеряв контроль над чувствами, практически бессознательно написал финальную строфу:
  
  Лучка добавлю трошечки,
  Люблю, черт подери,
  Я бульбочку-картошечку
  С названием кратким: "фри".
  
  Подруге он финал зачитывать не стал, но и первые две строфы произвели эффект поистине потрясающий: такой возбужденной и страстной он свою ненаглядную еще не видел. А картошка тогда сильно подгорела...
  
  
  Подходя к магазину, Федор вспомнил еще, как они с женой тащили из очередного отпуска к месту службы 90 кг продуктов. Ну это громко сказано - "с женой"; тащил, конечно, Репин. Точный вес узнали в аэропорту при взвешивании багажа. Были там банки с домашней тушенкой, магазинная сгущенка, еще какие-то консервированные "закрутки", и самое драгоценное - две 10-литровых канистры с подсолнечным маслом. Всего два чемоданчика и три рюкзачка.
  
  Надежда умирает последней - эта избитая, но справедливая для всех трудноразрешимых ситуаций, фраза была характерна и для чувств Репина, перешагнувшего порог магазина. С тоской оглядев привычные стройные ряды банок с виноградным соком, Федор начал бродить по магазину, как бы рассчитывая на чью-то невероятную ошибку. А вдруг в свободной продаже окажется армянский коньяк "Арарат" или молдавский "Белый Аист"? Ах, какой это божественный нектар - ароматный, тягучий... Его хочется смаковать, задерживая во рту, перекатывая туда-сюда по вкусовым рецепторам на языке, и пусть ни один рецептор не останется без удовольствия!
  А грузинские вина! На прежнем месте службы Репин закупал их ящиками. Какие это замечательные напитки, и по цене всего 1 руб. 02 коп. за 0,7 литровую бутылку "Ркацители", а "Эрети" по 1,23, а "Гелати" еще копеек на 10 дороже.
  
   Тяжело вздохнув и вернувшись мыслями к суровой действительности, Федя брезгливо взял одну запыленную банку виноградного сока за крышку и понес к кассе. Никогда раньше он не брал этот сок и не понимал, зачем его купил. Дома протер банку, проделал "финкой" два отверстия в крышке и налил полкружки прозрачной золотистой жидкости. Глотнул... Не понял... Еще хлебнул и задержал во рту... По языку - вне всякого сомнения - перекатывалось натуральное, терпко-сладкое, качественное виноградное вино хорошей выдержки. Ничего не понимая, Репин выпил целую кружку и с наслаждением почувствовал внутри теплую, будоражащую кровь волну. А вот и в голову пришло... Еще кружечку... Федя выскочил из квартиры, забыв захлопнуть дверь, и быстрым шагом пошел в магазин, где купил еще 2 банки. Распробовав и их, и обнаружив внутри то же самое, он, захватив обе банки, двинулся к соседу - командиру 8-й мср... Вскоре у соседа зашумела дружная компания: мотострелки, разведчики, артиллеристы-пушкари и артиллеристы-минометчики, один связист и две связистки ...
  
   Назавтра Федора отправили в служебную командировку. Возвращался он через неделю; не заходя домой, двинулся в магазин. Зашел с радостной, предвкушающей улыбкой на лице и... остолбенел: магазин был пуст. Ни одной банки с виноградным соком. Только соль, специи и конфеты "Радий.

Оценка: 9.67*9  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017