ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Ворошень Андрей Петрович
1941 год. 1-я Московская мотострелковая дивизия в боях между Борисовом и Оршей.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.33*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Лето 1941 года. Немецкие войска рвутся к Смоленску, от Минска до Орши наших войск практически нет. Советское командование бросает в бой против элитных дивизий Гудериана 1-ю Московскую мотострелковую дивизию...

  Цель данной статьи - рассмотреть насколько возможно подробно один из интереснейших с точки зрения военного искусства эпизодов Великой Отечественной войны - действия 1-й Московской мотострелковой дивизии под командованием полковника Я.Г.Крейзера на главном направлении удара вермахта - московском. Дивизии пришлось в одиночку, не имея никаких соседей на флангах и эффективной воздушной поддержки, сдерживать отборные части Гудериана в районе Московского шоссе от Борисова до Орши в период с 30 июня по 11 июля 1941г.
  
  22 июня 1941г. - в день начала Великой Отечественной войны - 1-я Московская мотострелковая дивизия под командованием полковника Якова Григорьевича Крейзера начала пополнение до штата военного времени личным составом и боевой техникой. История этого соединения берет свое начало с 29 декабря 1926 года, когда по приказу наркома обороны СССР началось формирование Московской Пролетарской стрелковой дивизии с дислокацией ее в Москве. По замыслу Советского правительства дивизия должна была стать школой, в которой проходили военную службу трудящиеся Москвы. В мае 1940 года она прошла переформирование, получила новую технику и была переименована в 1-ю Московскую мотострелковую. Дивизия была, можно сказать, элитной частью Красной Армии, она была практически полностью моторизована, укомплектована кадровым комсоставом. Вскоре после начала войны поступил первый боевой приказ: выдвинуться из Подмосковья в район белорусского города Борисов и занять оборону по реке Березина. К тому времени уже было ясно, что на Западном фронте советские войска попали в очень тяжелую ситуацию.
  
   В атаке немецкие танки Т-III - основа танковых сил вермахта в 1941г. В атаке немецкие танки Т-III - основа немецких танковых сил в 1941г. []
  
  26 июня, когда части дивизии находились на марше в районе Смоленска, командующий 20-й армией генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов сообщил командиру дивизии Я.Г. Крейзеру, что Орша занята немцами и приказал выбить их из города. Впоследствии выяснилось, что сведения о захвате Орши оказались ложными и, скорее всего, были вызваны многочисленными сообщениями о действиях диверсионных групп немцев в районе Орши. В целом, отсутствие связи с воюющими частями и ложные сообщения, дезориентировавшие командование Красной Армии были характерны для июня 1941г. Германские силы уделили немало внимания организации диверсионных операций в тылах советских войск с целью нарушения связи и управления, и это обстоятельство дало ощутимое преимущество вермахту.
  
  К 27-28 июня сходящимся ударом танковых групп Гота от Гродно и Гудериана от Бреста был взят Минск. Огромная масса советских войск западнее Минска оказались в "котле", численность окруженных войск была не менее 300 тысяч личного состава. Гейнц Гудериан, командующий 2-й танковой группой группы армий "Центр", верный своей тактике массированного прорыва крупных танковых сил вглубь территории противника, бросил 47-й моторизованный корпус в дальнейшее наступление по Московскому шоссе на восток. Цель - Смоленск. Пехотные дивизии, входившие в состав корпуса, остались позади. Во-первых, они не успевали за быстрым продвижением танковых частей, а во-вторых, им нужно было отразить попытки советских частей прорваться из окружения. Таким образом, в 47-м корпусе остались 17-я и 18-я танковые дивизии (далее - ТД). 17-я ТД сначала участвовала в действиях против окруженных советских войск, а в начале июля стала продвигаться севернее Московского шоссе, двигаясь от Минска на Витебск, имея на левом фланге дивизии Гота, а на правом - 18-ю ТД. 18-я ТД под командованием генерала Вальтера Неринга получила приказ двигаться вдоль шоссе Минск-Москва, именно ей пришлось в ближайшее время принять на себя основную тяжесть боев против советской 1-й Московской мотострелковой дивизии (далее - МСД). Кроме 18-й ТД, в боях против 1-й МСД принимала участие также боевая группа генерала Штрейха, состоящая из подразделений противотанковых САУ и разведчастей. На заключительном этапе боевых действий, когда 1-я МСД уже получила приказ идти в тыл на пополнение и отдых, ей пришлось принять участие в боях против 29-й моторизованной дивизии, форсировавшей Днепр южнее Орши.
  
  Справка о составе сил:
  18-я танковая дивизия вермахта была сформирована в октябре 1940г. на базе пехотной дивизии. Немецкая танковая дивизия летом 1941г. имела следующий стандартный состав: 160 танков Т-II, Т-III и Т-IV (чуть менее половины танков - средние Т-IV), 180 бронетранспортеров, 190 орудий и минометов, 16 тыс. л/с. В дивизии был 1 танковый полк 2-батальонного состава, 2 мотопехотных полка 2-х батального состава, артполк, истребительно-противотанковый дивизион (10 пушек 75-мм, 14 50-мм и 36 противотанковых пушек 37-мм), разведбат и другие специальные подразделения.
  
   Немцкий танк Т-IV, в 1941 году на его вооружении еще короткоствольная 75-мм пушка. Немецкий танк Т-IV, в 1941 на его вооружении еще короткоствольная 75-мм пушка []
  
  
  1-я Московская мотострелковая дивизия имела следующую структуру: два мотострелковых полка (6-й и 175-й), 12-й танковый полк, 13-й артиллерийский полк, 300-й зенитный артиллерийский дивизион, 123-й противотанковый артиллерийский дивизион, 93-й разведывательный батальон, батальон связи, инженерный батальон. Танковый полк был оснащен в основном танками БТ-7м. Всего в дивизии было около 225 танков. Впоследствии, находясь в районе Орши, дивизия дополнительно получила 30 танков Т-34 и 10 танков KB. На вооружении артполка было 54 гаубицы калибра 122 мм, противотанковый дивизион имел 18 пушек калибра 45 мм. Численный состав дивизии - около 12 тыс. человек.
  
   Советский танк БТ-7, состоящий на вооружении 1-й МСД Советский танк БТ-7М, состоящий на вооружении 1-й Московской мотострелковой дивизии []
  
  Таким образом, немецкая ТД значительно превосходила советскую МСД по количеству средних танков; имела в 2,5 раза больше артиллерии; более чем в 3 раза превосходила по п/т артиллерии; в 1,3 раза превосходила по численности л/с; бронетранспортеров советская дивизия не имела вовсе, а в немецкой ТД их было 180. Кроме того, немцев поддерживала мощная авиация 2-го воздушного флота, в то время как воздушная поддержка советской МСД почти отсутствовала. Потери немецких частей во время боев на пути от Бреста до Минска были относительно небольшими.
  
  30 июня передовые части 18-й танковой дивизии вермахта (командир генерал-майор В. Неринг) вышли на окраину г. Борисов.
  
   595. ПРИКАЗ КОМАНДИРА 47-го ТАНКОВОГО КОРПУСА НЕМЕЦКОЙ АРМИИ 21 июня 1941 г.
  Солдаты 47-го танкового корпуса!
  Мы находимся накануне великого военного события. Фюрер снова зовет нас в бой. Теперь надо разбить Красную Армию и тем самым навеки истребить большевизм - смертельного врага национал-социализма. Мы никогда не забывали, что большевизм нанес удар ножом в спину наших войск во время мировой войны и виновен во всех несчастьях, которые испытал наш народ после войны. Вы всегда должны это помнить! Я знаю, что все вы будете рады окончанию долгого времени ожидания и с нетерпением ждете новых боев. От вас потребуются необычайные усилия, безустанная выдержка и готовность к большим лишениям. Теперь вы должны доказать, какие вы парни! Мы горды тем, что корпус будет действовать на решающем участке фронта наступления. Наша цель далека, это вражеская столица Москва. Мы достигнем этой цели, если каждый из вас ее осознает и будет готов с радостью отдать все свои способности. Не оглядываться по сторонам, смотреть только прямо на цель! Наш лозунг гласит: "Вперед на врага! Победа будет за нами!".
  Да здравствует наш фюрер!
  
  Йоахим Лемельзен, генерал танковых войск.
  
  От автора: не могу удержаться от комментирования этого образчика чудовищно нелепого пропагандистского бреда. Ведь именно большевизм в 1918г. полностью открыл фронт немцам, которые захватили огромные территории Советской России и активно их грабили, и именно большевизм после окончания 1-й Мировой войны помогал немцам создавать новую армию, испытывать новые образцы боевой техники на полигонах СССР. По логике, немцы должны быть всячески благодарны большевизму. А послевоенными несчастьями немецкого народа занимался не большевизм, а Англия с Францией - именно они получали огромные контрибуционные выплаты и держали оккупационные контингенты войск на территории Германии.
  
  
  
  30 июня - 2 июля 1941г.
  В первой половине дня 30 июля передовые подразделения 18-й ТД завязывают бой с советскими частями в районе Борисова. Немцы рвутся к бетонному мосту через Березину, им очень важно захватить его целым и невредимым. В небе одна за другой появляются эскадрильи "Юнкерсов", они безнаказанно пикируют на советские позиции в районе моста, сравнивая их с землей массированной бомбежкой. Борисов удерживается курсантами местного танко-технического училища и сводными отрядами, сформированными полковником А.И.Лизюковым из отступающих с запада красноармейцев. В бой вступают подразделения 1-й МСД полковника Я.Г.Крейзера, который успел-таки выполнить боевой приказ и занять оборону по Березине 30 июня. Впрочем , времени на надлежащее инженерное оборудование позиций и сил на прикрытие всех слабых мест на участке протяженностью 50 км, уже не было. 6-й мотострелковый полк с приданным ему батальоном 12-го танкового полка и дивизионом 13-го артиллерийского полка получил задачу обороняться по восточному берегу Березины на участке: совхоз Веселово - Борисов, имея целью не допустить прорыва противника через Зембинскую переправу; 175-му мотострелковому полку, усиленному танковым батальоном и двумя артиллерийскими дивизионами (без одной батареи), было приказано, находясь во втором эшелоне (за Борисовским танковым техническим училищем), двумя мотострелковыми батальонами оседлать шоссе восточнее Борисова, а одним батальоном с артиллерийской батареей оборонять Чернявскую переправу; 3-й танковый батальон полковник Крейзер оставил в своем резерве.
  
  Яков Григорьевич Крейзер вспоминает:
  - Командиры 6-го и 175-го мотострелковых полков в качестве ударных групп выделили приданные им танковые батальоны и расположили их на рубежах, удобных для отражения атак танков противника. Эти подразделения находились в готовности быстрого выхода к переправам и нанесения решительных контратак по противнику. Нами предусматривалось также использование 12-го танкового полка для нанесения контратак в полном составе. На борисовском направлении из двух артиллерийских дивизионов (без одной батареи) была создана артиллерийская группа (пять батарей) под командованием капитана А.М. Ботвинника. Значительные промежутки, не занятые подразделениями, прикрывались разведкой и охранением. Подразделения быстро окапывались и организовывали систему огня, готовясь к первым боям с врагом. Настроение было у всех одно - выстоять!
  
  В этот же день - 30 июня - немцам удается уничтожить советское предмостное укрепление в районе моста на западном берегу Березины и создать собственное предмостное укрепление на восточном берегу. Мост так и остался не взорванным, противнику удалось перебить провода, ведущие к подрывным зарядам и уничтожить группу саперов, отвечавших за подрыв. Завязались бои в самом городе, которые продолжались около 2 суток. Чтобы остановить рвущиеся вдоль Московского шоссе немецкие подразделения, Крейзер отдает приказ от контрударе. 2 июля советские танки 1-й МСД атакуют фланг немецкой 18-й ТД. Этот удар оказался для противника, привыкшего к легким победам, неожиданным и в ходе ожесточенного боя немцы несут ощутимые потери.
  
  Вот что пишет об этом контрударе Гудериан в своих мемуарах:
  - Я встретил в Смолевичах командира корпуса и договорился с ним о действиях 18-й и 17-й
  танковых дивизий. Во время этого совещания радисты моего командирского танка
  получили сообщение об атаках русскими танками и самолетами переправы на
  Березине у Борисова. Об этом сообщили 47-му танковому корпусу. Атаки
  были отбиты с большими потерями для русских; 18-я танковая дивизия получила
  достаточно полное представление о силе русских, ибо они впервые применили
  свои танки Т-34, против которых наши пушки в то время были слишком слабы.
  
   Советский танк Т-34 - неприятный сюрприз для немцев летом 1941г. Советский танк Т-34  []
  
  
  3 июля противник подготовил мощный удар вдоль Московского шоссе. Авиация нанесла бомбовые удары по нашей обороне, немецкие самолеты шли волна за волной, группами по двенадцать машин. Затем при поддержке огня артиллерии вдоль шоссе в атаку двинулись и танки. Артиллерийские батареи под командованием лейтенантов Н.Реутова, М.Цыпкина, С.Гомельского встретили их сосредоточенным огнем. Десяток танков двигались на батарею С.Гомельского и шесть из них были подбиты. Батарея потеряла три орудия. Будучи тяжело раненным, командир батареи не оставил поле боя и продолжал управлять огнем. Для борьбы с танками, прорвавшимися по автостраде на участке 175-го мотострелкового полка, широко применялись бутылки с горючей смесью. Так, весь батальон старшего лейтенанта Щеглова, вооруженный бутылками с горючей смесью, был переброшен с Чернявской переправы к автостраде. Этому батальону, впервые в дивизии применившему бутылки с горючей смесью, удалось поджечь до пятнадцати танков и задержать их продвижение. За проявленный в бою героизм старший лейтенант А.С. Щеглов был впоследствии награжден орденом Ленина. В результате боев 30 июня - 3 июля у противника было уничтожено до 60 танков и 2-3 тысячи живой силы. Были также захвачены пленные и после допросов отправлены в штаб корпуса. Однако на отдельных участках гитлеровцам удалось преодолеть сопротивление советских войск и продвинуться вдоль Московского шоссе в направлении н.п.Лошница, который находился в 20 км восточнее Борисова. В этих условиях было принято решение силами 12-го танкового и 6-го мотострелкового полков контратаковать во фланг прорвавшуюся в направлении Лошница группировку противника. В ходе контратаки разгорелся крупный танковый бой, с обеих сторон в нем участвовало свыше 300 танков. Быстроходные БТ-7, активно маневрируя, выходили во фланг и тыл противника, нанося поражение противнику огнем и гусеницами. Т-34 и КВ крушили врага с фронта: давили орудия, которые не могли пробить их броню, поражали огнем танки. Видимо, это было одно из первых масштабных танковых сражений 2-й Мировой войны, в котором участвовали сотни танков. На стороне немцев были лучшая радиосвязь и управляемость подразделениями в бою, на стороне советских войск - внезапность, самоотверженность, а также новейшие танки Т-34 и КВ. Следует особо подчеркнуть, что командирам МСД удалось скрытно сосредоточить танки и избежать воздушной атаки на них. Удар получился неожиданным, и это обстоятельство предопределило успех сражения, в котором немецкие части понесли настолько чувствительные потери, что о них заговорили на самом верху немецкой военной иерархии. Например, главнокомандующий германскими Сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич на совещании выразил беспокойство большими потерями 18-й танковой дивизии "в лесном бою" (запись в военном дневнике начальника германского Генерального штаба Ф. Гальдера от 5 июля).
  
   В результате контратаки удалось задержать наступление врага на сутки - до исхода 4 июля. За это время части дивизии планомерно отошли к реке Нача и закрепились на ее восточном берегу.
  Яков Григорьевич Крейзер вспоминает:
  - В дальнейшем, применяя тактику подвижной обороны, части 1-й мотострелковой дивизии вели ожесточенные бои, сдерживая натиск врага. Ночью, когда гитлеровцы делали паузу в наступлении, наши части незаметно отрывались от них на 10-12 км и переходили к обороне на следующем выгодном рубеже. С утра противник предпринимал наступление в развернутых боевых порядках, но бил по пустому месту и только к полудню подходил к новому рубежу обороны дивизии. Здесь ему снова приходилось развертываться для наступления, чтобы преодолеть организованное сопротивление. Так день за днем в течение 11 суток непрерывных боев с частями 47-го немецкого танкового корпуса на рубежах рек Нача, Бобр, Адров и населенных пунктов Крупки, Толочин, Коханово изматывались силы врага.
  
  
  5 июля 1-я МСД под натиском немецких сил оставила рубеж по р. Нача, отошла на р. Бобр и к исходу дня оставила н.п.Крупки.
  
  6 июля дивизия занимала оборону на реке Бобр. Полковник Крейзер получил приказ от нового командующего 20-й армией генерал-лейтенанта П.А. Курочкина: упорной обороной до 10 июля задержать наступление противника на оршанском направлении и обеспечить развертывание войск 20-й армии на рубеже Орша, Шклов. Командующий 20-й армией передал, что 1-я мотострелковая дивизия усиливается 115-м танковым полком (из дивизии полковника Мишулина). Крейзер доложил командарму, что дивизия воюет без авиационного прикрытия, это приводит к тяжелым потерям от бомбежек, и просил об авиационной поддержке дивизии. В ответ Курочкин сообщил, что все силы авиации сосредоточены для обеспечения контрудара 5-го и 7-го механизированных корпусов по флангу танковой группы Гота и 17-й ТД танковой группы Гудериана, двигавшейся севернее на Витебск с целью выхода на Смоленску с севера.
  В итоге подход 115-го танкового полка и ввод его в бой на левом фланге дивизии осуществлялся без авиационного прикрытия. Противник обнаружил его еще на марше, нанес по нему мощные бомбовые удары и атаковал крупными силами танков. Полк понес большие потери и уже на четвертый день был выведен из боя из-за больших потерь. Точно с таким же результатом закончилась и попытка контрудара под Витебском. Танковые колонны 5-го и 7-го мехкорпусов были обнаружены на марше и понесли тяжелые потери от действий "Юнкерсов". Эти примеры показывают, какое важное значение имеет боевое обеспечение действий войск и, в частности, прикрытие наземных войск с воздуха.
  
  Тем не менее, даже после неудачи с контрударом 115-го танкового полка, 1-я МСД добилась значительного успеха в боя за город Толочин, расположенный примерно на середине пути от Борисова к Орше. 7 июля гитлеровцы овладели Толочином, в этот же день полковник Крейзер, посовещавшись с командирами полков, принял решение ударом по сходящимся направлениям выбить немцев из города. 8 июля дивизия, занявшая охватывающее положение этого городка своим боевым порядком, ударила. Вдоль шоссе наносил удар 12-й танковый полк, с севера - 175-й мотострелковый, а с юга - 6-й мотострелковый. Удар наших войск оказался абсолютно неожиданным для измотанного тяжелыми боями противника. В результате боя противник был выбит из Толочина, в этом бою было уничтожено несколько сот солдат и офицеров противника, взято в плен 800, захвачены 350 автомашин и, что самое интересное - знамя 47-го танкового корпуса!
  
  Наша дивизия еще в течение суток удерживала город. Противник обрушил на 1-ю МСД новые мощные удары авиации и артиллерии. В течение 8 и 9 июля шла ожесточенная борьба за Толочин, который дважды переходил из рук в руки. К 20 часам 9 июля 1-я мотострелковая дивизия вынуждена была отойти на следующий рубеж обороны - в район Коханово. Следует отметить, что она отошла туда, имея уже значительные потери в личном составе и технике. Тяжелейшие бои с отборными частями вермахта, которые получали подкрепление без особых проблем, в отличие от 1-й МСД; регулярные массированные бомбежки с воздуха также не могли не сказаться на ее боеспособности. И если до этого дивизия могла вести оборонительные бои на достаточно широком фронте, достигавшем 35 км, то теперь ее боевые возможности сводились к тому, чтобы организовать оборону имеющимися силами и средствами только на главном направлении - вдоль шоссе Минск-Москва.
  
   Огонь ведет расчет 45-мм пушки - главного противотанкового средства РККА в 1941г. Огонь ведет 45-мм  пушка - основное противотанковое средство РККА в 1941г. []
  
  11 июля командующий 20-й армией отдал приказ: вывести 1-ю мотострелковую дивизию во второй эшелон армии, на восточный берег Днепра, для доукомплектования и приведения в порядок ее частей после непрерывных 12-суточных напряженных боев. Однако вскоре поступил новый приказ командарма: после переправы на восточный берег Днепра поступить в распоряжение командира 20-го стрелкового корпуса генерал-майора С.И. Еремина. Штаб корпуса в районе Бабиничи (14 км южнее Орши).
  
  Из воспоминаний Я.Г.Крейзера:
  - Отдав распоряжение штабу продолжать отвод дивизии, мы вместе с полковником В.А. Глуздовским выехали вперед, чтобы связаться со штабом корпуса. Не доезжая 2-3 км до указанного района, встретили подразделения 18-й стрелковой дивизии. И здесь от бойцов узнали, что гитлеровцы заняли Бабиничи, а 18-я дивизия ведет бои с противником, переправившимся на восточный берег Днепра. Позже стало известно, что противник 11 июля частями 29-й мотодивизии, форсировав Днепр на участке Бабиничи- Копысь, захватил плацдарм на восточном берегу и переправил сюда до 300 автомашин с пехотой и до 60 танков. С этого плацдарма немецко-фашистское командование стремилось развить наступление на Смоленск.
  В такой обстановке 12 июля было принято решение: сосредоточив 1-ю мотострелковую дивизию северо-восточное Бабиничи, нанести удар наперерез прорвавшимся танкам и мотопехоте противника и отбросить его к Днепру. Чтобы выиграть время и не дать противнику осуществить глубокий прорыв, полки по мере подхода в район северо-восточнее Бабиничи с ходу переходили в контратаку, нанося один за другим фланговые удары по его прорвавшимся танкам и мотопехоте.
  В этом бою, находясь на участке 175-го мотострелкового полка, я был ранен. Уже в медсанбате ко мне пришло сообщение о том, что части нашей дивизии 13 июля продолжали успешно контратаковать прорвавшегося через Днепр противника, захватили пленных, боевую технику и на двое суток задержали наступление противника, рвавшегося на Смоленск...
  
  Дальнейшая судьба героических воинов 1-й МСД сложилась трагично. Имеются лишь скупые сведения о том, что остатки дивизии после тяжелых боев с 29-й мотодивизией вермахта оказались в районе Могилева и приняли участие в его оборонe. Затем, вместе с остатками не менее героической 172-й стрелковой дивизии генерала Романова, удерживавшей город 22 дня против 46-го танкового корпуса Гудериана, пошли на прорыв. Уцелели немногие... Но дивизию не расформировали, ее создали заново, присвоили звание Гвардейской и новый личный состав учился воевать на примере своих однополчан из грозного лета 1941г. Будем помнить и мы: комдива полковника Я.Г.Крейзера, замкомдива полковника В.Л. Глуздовского, командира 6-го МСП подполковника П.Г.Петрова, командира 175-го МСП подполковника П.В. Новикова, командира 13-го танкового полка полковника К. Е. Андреева, начштаба дивизии подполковника Г.У. Модеева, начальник оперативного отделения капитана В.Н. Ратнера, начальника штаба 6-го мотострелкового полка Г.В. Бакланова, комбата капитана П.И. Шурухина и многих, многих других бесстрашных и умелых воинов. Слава им и вечная память потомков!
  
  
  
  Заключение:
  
  Боевые действия 1-й Московской дивизии с 30 июня по 11 июля 1941 убедительно показали, что при умелом командовании и достаточной подготовке командного и рядового состава советская дивизия могла успешно противостоять отборным частям вермахта. 1-я МСД упорно оборонялась, своевременно осуществляла отход, быстро закреплялась на новых рубежах, периодически осуществляла мощные контрудары про противнику. В условиях господства противника в воздухе части дивизии умело маскировались, а передислокацию осуществляли исключительно в темное время суток. Ни разу немцам не удалось окружить дивизию, или хотя бы одну из ее частей. Тактика подвижной обороны стала основой действий дивизии, позволив измотать противника, задержать его и нанести ему настолько серьезные потери, что речь о них шла на высшем уровне командования сухопутных сил Германии. По разным оценкам, 18-я ТД вермахта потеряла на пути от Борисова до Орши не менее половины своих танков. Командующий 18-й ТД генерал-майор В. Неринг в своем приказе по результатам боёв писал:
  - Потери снаряжением, оружием и машинами необычайно велики... Это положение нетерпимо, иначе мы напобеждаемся до собственной погибели...
  
  
  Действия 1-й МСД характеризовались высокой мобильностью, личный состав действовал храбро, решительно и умело. Успешные действия дивизии позволили задержать продвижение ударных частей вермахта на московском направлении, и дали возможность развернуть оборону второго стратегического эшелона РККА в верховьях Днепра и Западной Двины.
  
  Действия дивизии получили высокую оценку верховного командования: 11 июля командиру дивизии полковнику Я. Г. Крейзеру "за успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм" было присвоено звание Героя Советского Союза. За образцовое выполнение боевых заданий с 30 июня по 11 июля 1941г. свыше трехсот бойцов, командиров и политработников 1-й Московской мотострелковой дивизии были награждены орденами и медалями. Дивизия одной из первых стала гвардейской. Например, недюжинный героизм проявил наводчик орудия Николай Дмитриев. Расчету, в котором он был наводчиком, командир поручил оборону моста на танкоопасном направлении, И вот к мосту подошли вражеские танки. Орудийный расчет, за исключением Дмитриева, выбыл из строя. Оставшись один у орудия, он продолжал расстреливать вражеские танки до тех пор, пока они не начали откатываться назад. Истекая кровью, наводчик дрался до последнего снаряда, и важная позиция была удержана. Посла боя врачи извлекли из тела отважного советского воина 17 осколков, но он остался жив.
  
  
  Дополнительная информация:
  
  История 1-й Московской мотострелковой дивизии:
  Формирование Московской Пролетарской стрелковой дивизии начато 26 декабря 1926 года приказами РВС СССР 759/143 и МВО 440/114сс. 1 октября 1927 года преобразована в территориальную дивизию. 1 января 1930 года преобразована в кадровую дивизию. 21 мая 1936 года по всеобщей унификации номеров стрелковых дивизий переименована в 1-ю Московскую Пролетарскую стрелковую дивизию. 22 апреля 1938 года Приказом НКО 97 переименована в 1-ю Московскую стрелковую дивизию. 7 сентября 1939 года на базе дивизии разворачиваются три дивизии - формируются 115-я и 126-я стрелковая дивизия, а на базе 6-го стрелкового полка разворачивается новая 1-я стрелковая дивизия, которая 7 декабря 1939 года согласно Директиве НКО 4/2/54081 переформировывается в 1-ю моторизованную дивизию. Во время Великой Отечественной войны дивизия участвовала в боях на западном направлении в Белоруссии, в Московской битве, Ржевско-Сычёвской, Орловской, Брянской, Городокской, Белорусской, Гумбинненской и Восточно-Прусской наступательных операциях. 18 августа 1941 года переименована в 1-ю танковую дивизию. 21 сентября 1941 года Приказом НКО 311 за боевые заслуги личного состава присвоено почётное звание Гвардейская и преобразована в 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию. В январе 1943 переформирована в 1-ю гвардейскую Московскую стрелковую дивизию. В послевоенный период дислоцировалась в Калининграде, входила в состав 11-й гвардейской армии. В настоящее время дивизия преобразована в Отдельный гвардейский Пролетарский Московско-Минский ордена Ленина дважды Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова мотострелковый полк Балтийского Флота.
  
  
   Яков Григорьевич Крейзер []
  
  Родился 22 октября (4 ноября) 1905 года в городе Воронеж в еврейской семье. Закончил гимназию, затем курсы по строительно-дорожному делу. В Красной Армии с февраля 1921 года. Добровольцем вступил в 22-ю Воронежскую пехотную школу, которую окончил в 1923 году. Курсантом участвовал в подавлении крестьянских восстаний. Занимал должности: командир отделения, командир стрелкового взвода, помощник командира роты, командир роты, стрелкового батальона, учебного батальона, начальник полковой школы, комполка, комдива. В 1931 году окончил Стрелково-тактические курсы усовершенствования командного состава РККА "Выстрел" имени Коминтерна. В 1941 году окончил Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при Военной академии имени М.В.Фрунзе. В марте-августе 1941 года - командир 1-й Московской мотострелковой дивизии. Я.Г.Крейзер стал первым Героем Советского Союза в стрелковых войсках во время Великой Отечественной войны. 25 августа 1941 назначен командующим 3-й армией Брянского, затем Юго-Западного фронтов фронта, которая участвовала в Смоленском сражении и Московской битве. Участвовал в контрнаступлении советских войск под Москвой. В декабре 1941 отозван на учёбу, а в феврале 1942 года окончил ускоренный курс Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова (Военная академия Генерального штаба). С февраля 1942 года - заместитель командующего 57-й армией Южного фронта, в мае 1942 года с армией попал в Харьковский котёл и после гибели командарма сумел вывести из окружения часть бойцов армии. В дальнейшем командовал армиями, был ранен в боях южнее Сталинграда. Воевал на Западном, Брянском, Юго-Западном, Сталинградском, Южном, 4-м Украинском, Ленинградском, 1-м и 2-м Прибалтийских фронтах. 2 июля 1945 присвоено воинское звание генерал-полковник. После войны командовал различными армиями, затем - военными округами: Южно-Уральским, Забайкальским, Дальневосточным. В июле 1962 года Я. Г. Крейзеру присвоено звание генерала армии. С 1969 года в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Скончался 29 ноября 1969 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Награждён пятью орденами Ленина, четырьмя орденами Красного ,орденами Суворова 1-й и 2-й степеней, Кутузова 1-й степени, Богдана Хмельницкого 1-й степени, медалями СССР, иностранными наградами.
  
  
   Краткая биография командира 18-й ТД летом 1941г. Вальтера Неринга
  (нем. Walther Nehring), 15 августа 1892 - 20 апреля 1983. Немецкий генерал Вальтер Неринг []
  
   Участник Первой и Второй мировых войн, генерал танковых войск, кавалер Рыцарского креста с Дубовыми листьями и Мечами. В сентябре 1911 года поступил на военную службу фанен-юнкером (кандидат в офицеры) в пехотный полк. С февраля 1913 года - лейтенант. Воевал на Восточном и Западном фронтах. Дважды ранен. Награждён Железными крестами обеих степеней. После 1-й Мировой войны продолжил службу в рейхсвере. В конце 1918 - начале 1919 - воевал против поляков на восточной границе Германии. Служил на различных штабных и командных должностях. С марта 1937 года - полковник. К началу Второй мировой войны - начальник штаба 19-го армейского корпуса. С начала 2-й Мировой войны участвовал в польской и французской кампаниях. С 1 июня 1940 года - начальник штаба танковой группы "Гудериан". С августа 1940 - генерал-майор. С октября 1940 - командир 18-й танковой дивизии. В июле 1941 года награждён Рыцарским крестом. С февраля 1942 года - генерал-лейтенант. В марте 1942 года отправлен в Африку, командующим Немецким Африканским корпусом. С июля 1942 года в звании генерал танковых войск. 31 августа 1942 года тяжело ранен, эвакуирован в Германию. С ноября 1942 года - командующий немецкими войсками в Тунисе. С февраля 1943 года Неринг переведён на Восточный фронт на должность командующего 24-м танковым корпусом. В феврале 1944 года Неринг награждён Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту. В январе 1945 года награждён Мечами к Рыцарскому кресту с Дубовыми листьями. С марта 1945 года - командующий 1-й танковой армией. После капитуляции Германии 8 мая 1945 года взят в американский плен.
  
  
  Источники:
  1. "Великая Отечественная война. 1941-1945. Энциклопедия" М., Советская Энциклопедия, 1985.
  2. 18 ТД . Командир В.Неринг. Константин Залесский. "Вооруженные силы III рейха. Полная энциклопедия". М., Яуза-Пресс, 2008.
  3. Я.Г.Крейзер "В боях между Березиной и Днепром" http://www.rkka.ru/oper/1msd/main.htm
  4. Г.Гудериан, "Воспоминания солдата" http://lib.ru/MEMUARY/GERM/gudenrian.txt

Оценка: 8.33*7  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017