ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Афганская арена. За полвека до 1979 года.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 8.38*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новое - это хорошо забытое старое. "Ограниченный контингент", "мусульманский батальон", интернациональная помощь - все это было за полвека до 1979 года и также долго хранилось в тайне.


   Афганская арена. За полвека до 1979 года.
  
   Первые шаги военного сотрудничества: продолжение соперничества с Англией. 8 мая 1920 года Афганистан обратился к РСФСР с просьбой об оказании всесторонней, в том числе военной, помощи, а также с предложением заключить военный союз и торговый договор. 14 августа 1920 года в Кабул был доставлен дар Советского правительства - радиостанция, вместе с которой прибыл специальный технический отряд. Вскоре 8 афганцев было направлено в Ташкент для обучения на специальных курсах по электросвязи, а затем прохождения практики в Самарканде и Ашхабаде. Это была первая группа афганских военнослужащих, обучавшихся в Советской России.
   В результате успешных переговоров 13 сентября 1920 года в Кабуле советский представитель Я.З.Суриц и афганский министр иностранных дел Махмуд Тарзи парафировали текст советско-афганского договора о дружбе. Была также достигнута договоренность о том, что Советская Россия безвозмездно предоставит Афганистану
   1 млн. рублей золотом, передаст 12 самолетов, окажет помощь в подготовке афганских летчиков, для чего создаст в Афганистане авиационную школу, поможет Афганистану в вооружении его национальной армии, поставит 5 тыс. винтовок с необходимым запасом патронов, построит завод по изготовлению бездымного пороха, поставит оборудование для телеграфной линии Кушка-Герат-Кандагар-Кабул, направит для работы в Афганистан технических и других специалистов.
   Главный соперник России в регионе - Англия в начале января 1921 года направила в Кабул миссию чрезвычайного уполномоченного Великобритании Генри Доббса. Он предложил, при условии, если Афганистан аннулирует уже парафированный советско-афганский договор, вышлет из Кабула советского посла и других лиц, неугодных Англии, а последующие переговоры с другими странами будет вести через посредство британского правительства, Англия передаст Афганистану в качестве дара 20 тыс. винтовок, 20 полевых батарей, вооружение для 20 пулеметных рот, обязуется выплачивать ежегодную субсидию в 4 млн. рупий и в течение 25 лет выплатить еще 40 млн.рупий обещанных в свое время эмиру Хабибулле за соблюдение нейтралитета в Первой мировой войне.
   Эти попытки английских представителей склонить афганцев на свою сторону успеха не имели и требования Г.Доббса были отклонены. 28 февраля 1921 года состоялось подписание договора между РСФСР и Афганистаном. ВЦИК РСФСР ратифицировал договор 20 апреля 1921 года, а эмир Аманулла-хан, преодолев сопротивление внутренней оппозиции, ратифицировал его 14 августа 1921 года. Этот договор - бессрочный.
  
   Авиация превыше всего. Аманулла уделял особое внимание военно-воздушным силам. Кроме России он вел переговоры с теми государствами, где уже имелись военно-воздушные силы. В 1921 году три офицера сухопутных войск - Мухаммад Хасан, Мухаммад Хашем и Гулям Дастагир были направлены в Италию на учебу в летную школу. Вслед за этим в Афганистане создается собственная школа летчиков. Первым инструктором в летной школе стал российский летчик Чучин Иван Григорьевич, который прибыл с группой советских летчиков и техников в Кабул из Термеза. Выполняя свои обязательства, Россия передала Афганистану безвозмездно 12 самолетов. Первое звено из 3-х самолетов "Сопвич", "Ньюпор-24" и "Фарман" к сентябрю 1921 года уже было переброшено в пограничный город Термез, однако при ведении разведки "Фарман" был сбит басмачами и 21 сентября 1921 года звено в составе двух самолетов и 25 специалистов вступило на афганскую землю.
   Дальнейшая реализация этого договора и развитие взаимоотношений с Афганистаном встречали жесткое сопротивление Англии. В декабре 1923 года Англия в неофициальной форме предъявила Афганистану ультиматум: порвать дипломатические отношения с Советской Россией, грозя в случае отказа начать новую войну. Афганистан категорически отклонил необоснованные требования Англии.
   В 1924 году в Афганистане вспыхнул антиправительственный мятеж. Англичане снабжали мятежников оружием и деньгами, и ВТО же время, не пропустили через территорию Индии оружие и снаряжение для афганской армии, закупленное Афганистаном в Италии и Германии. Для поддержки афганского руководства Советский Союз разрешил транзит вооружения из Европы в Афганистан через свою территорию. В критический момент осенью 1924 года, когда мятежники реально угрожали Кабулу и находились от него в 80-ти километрах, Советское правительство передало Афганистану самолеты и вооружение. Советские летчики на боевых аэропланах "Хэвиленд" совершили перелет через Гиндукуш и разгромили мятежников. Первые боевые вылеты были совершены 6 октября 1924 года в район Зурмаха, а затем через 8 дней в район Хоста и Чадрана. Такая пауза в боевых вылетах была связана с доставкой горючего и боеприпасов. Всего в Афганистан было направлено 11 летчиков и авиатехников. Все самолеты и летчики были оставлены на службе у эмира. Англия заявила протест по поводу принятия Амануллой на службу наших летчиков, но он был оставлен эмиром без внимания. Летчики оставались в Афганистане в течение длительного периода. Так, управление ВВС Туркестанского фронта в марте 1925 года отдало приказ, запрещавший летчикам фронта переписываться со своими коллегами в Кабуле о возможной замене, а военный атташе В.М. Примаков в своей книге "Афганистан в огне" писал об участии наших летчиков в боевых действиях в 1928 году.
   В это же время Советский Союз помог Афганистану в создании национальных военно-воздушных сил. В 1924 году ВВС Афганистана были выведены из состава Сухопутных войск и стали самостоятельным видом Вооруженных сил страны. По планам предполагалось создание двух разведывательных и одного истребительного авиаотрядов с общей численностью 36 летательных аппаратов и авиашколы со штатной численностью 16 аппаратов. В соответствии с соглашением от 15 июня 1925 года афганской стороне было передано несколько самолетов, в 1925-1926 годах группа афганцев обучалась в советских военно-учебных заведениях, а советские военные авиационные специалисты помогали в Афганистане в организации боевой учебы афганских летно-технических кадров и в эксплуатации авиационной техники. В 1926 году в составе ВВС Афганистана насчитывалось 400 офицеров и солдат.
   В 1924 -1925 годах при технической помощи Советского Союза была построена существующая и ныне телеграфная линия на железных опорах, соединившая Кушку, Герат, Кандагар, Кабул. В первые месяцы 1927 года было продолжено строительство телеграфной линии от Кабула до Мазари - Шарифа и подготовка технических кадров связистов с участием советских специалистов. 28 ноября 1927 года между СССР и Афганистаном было подписано соглашение об установлении регулярного воздушного почтово-пассажирского сообщения между Ташкентом и Кабулом.
   В конце 1927 года Аманулла предпринял длительную заграничную поездку. Будучи в европейских странах, в дополнение к оружию, полученному из России, он закупил и заказал современное вооружение и боевую технику, в частности, в Италии - 100 грузовых и легковых автомашин, полевую артиллерию и броневики, во Франции - пулеметы и винтовки, в Германии - 200 автомобилей фирмы "Оппель" и "Бенц" и два 3-моторных самолета "Юнкерс" (еще один "Юнкерс" был подарен Аманулле германским правительством), в Великобритании - 2 самолета и т.д. В общей сложности было приобретено 53 тыс. винтовок (к каждой - 1 тыс. патронов), 106 пушек (к каждой пушке -1 тыс. снарядов), 6 пулеметов, 18 самолетов, 5 броневиков, 6 танков, 10 тыс. военных шлемов, 1 тыс. фляг для воды, 300 биноклей и 800 радиоаппаратов.
   Возвратившись в Афганистан в августе 1928 года Аманулла с еще большей настойчивостью продолжал осуществление своего замысла - иметь хорошо обученную, вооруженную современным оружием регулярную армию из восьми дивизий. Под нажимом младоафганцев был принят закон о всеобщей воинской повинности. В соответствии с ним, военную службу должны были проходить все мужчины, достигнувшие 17 лет, срок службы увеличивался до трех лет, запрещался откуп от службы. Однако, попытки реорганизовать и перевооружить армию остались нереализованными из-за восстания Бачаи-Сакао ( Хабибуллы). Аманулле так и не удалось создать надежной военной опоры своему режиму. Более того, он фактически лишил себя вооруженных сил в результате их опрометчивого сокращения с 98 тыс. в 1920 году до штатной численности в 23 тыс., а фактически, примерно, до 10 тыс. в 1928 году.
  
   Интернациональная помощь: "ограниченный контингент-1", "мусульманский батальон-1". Свержение Амануллы привело к обострению положения в пограничных районах с Советским Союзом. Разведывательный отдел Среднеазиатского военного округа (САВО) 10 марта 1929 года докладывал: "Вслед за захватом власти в Афганистане Хабибуллой отмечается резкое повышение активности басмаческих шаек ... . Развернувшиеся в Афганистане события создают угрозу спокойствия на нашей границе." В Москве и Ташкенте внимательно следили за развитием ситуации в Афганистане .
   В феврале-марте 1929 года Аманулла в районе Кандагара со своими соратниками занялся организацией сил для похода на Кабул. В это время к советскому руководству обратился генеральный консул Афганистана в Ташкенте Гулям Наби-хан. Он просил разрешить формирование на советской территории отряда из покинувших Афганистан сторонников Амануллы. По этому вопросу было принято положительное решение. Для усиления боеспособности отряда его пополнили красноармейцами национальных частей САВО, а руководство формированием отряда поручили заместителю командующего округом Маркиану Германовичу. Пулеметные и орудийные расчеты были полностью укомплектованы красноармейцами. Небольшой по численности отряд был вооружен 12-ю станковыми, 12-ю ручными пулеметами, 4-мя горными орудиями и подвижной радиостанцией.
   14 апреля 1929 года разведчики отряда безшумно сняли афганскую заставу на южном берегу Аму-Дарьи и двинулись на юг по территории Афганистана. Подготовка и действия отряда были тайной до момента перехода границы. 17 апреля 1929 года губернатор провинции из Мазари-Шариф заявил протест по поводу организации на советской территории отряда Гулям Наби-хана и занятия им ряда приграничных населенных пунктов. Несмотря на факты, подтверждавшие заявление, советский генеральный консул решительно опроверг сообщение о советском вмешательстве в дела Афганистана. Возможно, представители внешнеполитического ведомства в Узбекистане не были достаточно информированы, поскольку в своем официальном обзоре о положении в Афганистане за апрель 1929 года, направленном в Москву, докладывали, что 22 апреля Мазари-Шариф был занят отрядами, верными Аманулле. На самом деле 22 апреля 1929 года отряд под руководством Виталия Примакова подошел к Мазари-Шарифу. Жестокий бой продолжался весь день. Решающую роль в нем сыграла хорошая оснащенность отряда пулеметами, косившими густые контратакующие цепи противника. Вскоре из Мазари-Шарифа в Ташкент, а затем из штаба САВО в Москву была передана телеграмма о взятии города отрядом Виталия Примакова.
   Несмотря на успешное начало операции, Примаков беспокоился за ее исход. Гулям Наби-хан при подготовке похода уверял, что на афганской территории к отряду присоединятся тысячи людей. Действительность опровергла ожидания. Виталий Примаков сообщал: "Операция задумывалась как действие небольшого конного отряда, который в процессе боевой работы обрастет формированиями, но с первых дней пришлось столкнуться с враждебностью населения".
   Через день гарнизон крепости Дейдади, расположенной неподалеку от Мазари-Шарифа, при поддержке племенных ополчений предпринял первую попытку выбить отряд из главного города северного Афганистана. Численный перевес был на стороне местных афганцев, но вновь исход боя решили высокая техническая оснащенность, тактическая подготовка отряда, умелый маневр огнем. Примаков запросил помощь из Союза. Кавалерийский эскадрон с пулеметами, направленный для поддержки отряда Примакова, был встречен превосходящими силами противника, не смог прорваться и вынужден был возвратиться на советскую территорию. 26 апреля 1929 года самолетами доставили в Мазари-Шариф 10 пулеметов и 200 снарядов. После нескольких неудачных попыток штурма города афганские военноначальники блокировали его и перекрыли арыки, по которым в город поступала вода. В афганской части отряда Примакова начался ропот. Поставленный перед угрозой разгрома, Примаков вновь запросил помощи из Ташкента: "Окончательное решение задачи лежит в овладении Дейдади и Балхом. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решен, если бы я получил 200 газовых гранат к орудиям. Кроме того, необходимо сделать отряд более маневроспособным, дать мне эскадрон головорезов... Мне отказано в эскадроне, авиации, газовых гранатах. Отказ нарушает основное условие: возьмите Мазар, потом легально поможем. Если можно ожидать, что ситуация изменится и мы получим помощь, я буду оборонять город. Если на помощь нельзя рассчитывать, то я буду играть ва-банк и пойду брать Дейдади. Возьму - значит мы хозяева положения, нет - значит обратимся в банду и ищем пути домой". На этот раз отряду была оказана более действенная помощь. 5 мая через границу переправился отряд "Зелим-хана" из 400 красноармейцев с 6-ю орудиями и 8-ю пулеметами, а 6 мая 1929 года авиация САВО несколько раз наносила удары по боевым порядкам противника. После двухдневнего форсированного марша отряд "Зелим-хана" вышел к Мазари-Шарифу и вместе с осажденными они сняли блокаду и отбросили афганцев в крепость. 8 мая после бомбардировки с воздуха и артиллерийского обстрела гарнизон Дейдади покинул крепость, оставив победителям немалые трофеи. После двухдневного отдыха объединенный отряд занял еще два города: Балх и Ташкурган.
   Для разгрома вторгшихся чужеземцев афганское руководство направило против них дивизию под командованием Сеид Хуссейна. В это время Примакова внезапно отозвали в СССР. 18 мая он на специальном самолете вылетел в Ташкент. Командование отрядом принял "Али Авзаль-хан" (псевдоним Александра Черепанова). Он принял решение продолжать продвижение к Кабулу, но 23 мая дивизия Сеид Хуссейна внезапно овладела Ташкурганом, перерезала пути снабжения и поставила под угрозу существование отряда. "Али Авзаль-хан" вынужден был вернуться к Ташкургану. Утром 25 мая после артиллерийской подготовки и авиационной бомбардировки красноармейцы ворвались в город. Упорнейший бой продолжался два дня. Город трижды переходил из рук в руки, но в итоге афганская дивизия покинула его и отступила. Но и отряд "Али Авзаль-хана" понес серьезные потери: убито 10 и ранено 30 командиров и красноармейцев, а также убито 74 и ранено 117 афганцев. В ходе боя были израсходованы почти все снаряды. Вышли из строя, не выдержав интенсивной стрельбы, два орудия, несколько знаменитых пулеметов "Максим". Но главное препятствие для дальнейших действий было в другом: маленький отряд не мог успешно действовать в условиях враждебности большинства населения. Пока отряд отдыхал, пришло известие, что двигавшиеся с юга из Кандагара на Кабул сторонники Амануллы, потерпели поражение. В этой ситуации штаб САВО 28 мая 1929 года отдал приказ отряду о возвращении на родину. В течение нескольких дней этот приказ был выполнен. В этой операции участвовали подразделения 81-го кавалерийского, 1-го горнострелкового полков и 7-го конного горного артиллерийского дивизиона. Более 300 ее участников были награждены орденом Красного Знамени, а остальные - ценными подарками. В документах воинских частей она значится как "Ликвидация бандитизма в южном Туркестане", а ее описание в исторических формулярах было запрещено.
   После завершения операции в штабе САВО продолжалась разработка новых планов по борьбе с режимом Бачаи - Сакао (эмира Хабибуллы). Один из вариантов предусматривал возвращение к власти Амануллы при сохранении независимости Афганистана, другой - создание на севере страны отдельной республики с дальнейшим присоединением ее к Советскому Союзу. Но эти планы не были реализованы, потому что в октябре 1929 года эмир Хабибулла был свергнут самими афганцами без всякой помощи извне.
   В конце июня 1930 года советские войска вновь вошли на территорию Афганистана. Это были части сводной кавалерийской бригады под командованием Якова Мелькумова, перед которыми были поставлены задачи уничтожить гнезда басмачей на афганской территории, лишить их экономической базы, истребить кадры. Видные курбаши Ибрагим-бек и Утан-бек, предупрежденные о приходе Красной Армии своими агентами на границе, узнав о ее силах, отказались от сражений и ушли в горы. Поэтому, в отчете об операции сообщалось: "Нашим частям не пришлось встретить организованного сопротивления и они ликвидировали отдельные шайки до 30-40 джигитов, отдельных басмачей, эмигрантов и их активных пособников. Всего было уничтожено 839 человек, среди них глава религиозной секты, идейный вдохновитель басмачества Пир Ишан, курбаши Ишан Палван, Домулло Донахан. Взорвано до 17 тысяч патронов, взято до 40 винтовок, сожжен весь эмигрантский хлеб, частично угнан и уничтожен скот. Сожжены и разрушены кишлаки Актепе, Алиабад, а также другие кишлаки и кибитки в долине реки Кундуз-Дарья на протяжении 35 км. При этом населенным пунктам, занятым местными афганцами, урон не наносился. Командиры частей строго следили, чтобы в ходе операции не затрагивалось хозяйство и имущество коренных жителей, их национальные и религиозные чувства. Местное афганское население отнеслось к Красной Армии хорошо, выделяло проводников, предоставляло за оплату продовольствие и фураж. Наши потери: утонул при переправе 1 красноармеец, ранены 1 красноармеец и 1 комвзвода".
   Цели операции были достигнуты, активность басмачей в приграничных районах снизилась, уменьшилась угроза нарушения спокойной, мирной жизни народам среднеазиатских республик Советского Союза.
  
  

Оценка: 8.38*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012