ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Афганская арена. Артур Шапошников. Генерал - сын Генерала. Часть 2. Генерал - сын. Шапошников Артур Матвеевич.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В служебной командировке в ДРА генерал-лейтенант авиации Шапошников Артур Матвеевич находится с января 1980 г. в качестве военного советника Главнокомандующего и начальника штаба ВВС и ПВО

  Аблазов В.И.
  
  Афганская арена. Артур Шапошников. Генерал - сын Генерала.
  Часть 2. Генерал - сын. Шапошников Артур Матвеевич.
  
   Шапошников Артур Матвеевич - генерал-лейтенант.
   Родился 14 августа 1928 года в г. Кривой Рог (УССР) в семье шахтера (горнорабочего). Отец Шапошников Матвей Кузмич - в последствии - генерал-лейтенант танковых войск, в годы Великой Отечественной войны стал Героем Советского Союза.
   Начало войны Артур Матвеевич вместе с матерью Юлией Францевной и бабушкой встретили в Таллине по бывшему месту службы отца, переведенному к этому времени на новое место службы. Эвакуировались сначало в г. Данилов Ярославской области, а потом с начала 1942 года в г. Бийск на Алтай. После освобождения страны от гитлеровцев проживали сначала в Москве, а затем переехали в Тбилиси. После войны семья распалась. У отца Артура Матвеевича Матвея Кузмича появилась новая семья. Тем не менее отношения между сыном и отцом не прекратились. Матвей Кузмич даже взял Артура летом 1945 года на некоторое время с собой в Австрию, по месту своей службы.
   Школу (10 и 11 классы) Артур Матвеевич заканчивал уже в Тбилиси. После школы в 1947 году поступил в военное летное училище. Как многие мальчишки в то время он хотел стать летчиком. И конечно одним из главных факторов, подталкивающих его к такому выбору была война с гитлеровской Германией и пример его отца, Героя Советского Союза. Так, в письме своей тете (сестре матери) в 1942 году из Бийска в Туркмению, где она находилась в эвакуации вместе с Херсонским городским театром (она была актрисой), он пишет: 'Туся, я буду кончать только семилетку, потом пойду в школу шоферов. А потом в летное училище. И сразу пойду на второй курс. И уже буду знать мотор и управление'.
   В начале 1944 года он пишет тете: 'Мы получили опять письмо от папы. В котором он пишет, что 'я первый со своими танкистами переплыл на правый берег Днепра и разбил немецкую группировку'. Правительство высоко оценило его заслуги и наградило его орденом Красная Звезда, двумя орденами Красного Знамени и присвоило ему звание 'Героя Советского Союза'. Он командовал танковым корпусом в штатной должности генерал-лейтенанта. Я очень горжусь своим отцом. Учусь я хорошо. Получаю только 4 и 5'.
  
  \Документы
  
  Послужной список
   Воинская служба проходила следующим образом:
  1947 - 1949 гг. - курсант, Борисоглебское Ордена Ленина Краснознаменное военное училище Московского Военного Округа.
  1949 - 1952 гг. - курсант, Сталинградское военное авиационное училище летчиков (СВАУЛ), ЗапСибВО, г. Новосибирск.
  1952 - 1953 гг. - летчик 182 иап 121 иад ПВО Киевского района ПВО, г. Коростень Житомирской обл.
  1953 - 1954 гг. - старший летчик 182 иап 121 иад ПВО Киевского района ПВО, г. Коростень Житомирской обл.
  1954 - 1955 гг. - старший летчик 266 иап 121 иад ПВО Киевского района ПВО.
  1955 - 1957 гг. - командир звена 266 иап 121 иад ПВО Киевского района ПВО.
  1957 -1961 гг. - слушатель командного факультета Краснознаменной Военно-воздушной академии ВС СССР.
  1961 - 1964 гг. - командир авиационной эскадрильи 562. иап 12 корпуса ПВО Бакинского округа ПВО.
  1964 - 1967 гг. - заместитель командира полка по летной подготовке 562. иап 12 корпуса ПВО Бакинского округа ПВО.
  1967 - 1969 гг. - командир полка, 562. иап 12 корпуса ПВО Бакинского округа ПВО.
  1969 - 1970 гг. - начальник отдела боевой подготовки и боевого применения - летчик управления авиации Бакинского округа ПВО.
  1970 - 1973 гг. - командир дивизии, 22 дивизия ПВО, г. Норильск.
  1973 - 1980 гг. - первый заместитель командующего и член Военного Совета 12 отдельной армии ПВО.
  30.01.1980 - 25.11.1980 гг. - советник Главнокомандующего и начальника штаба ВВС и ПВО в ДРА.
  1981 - 1985 гг. - заместитель начальника Главного штаба войск ПВО по боевому управлению - начальник 1132 командного пункта (ПВО стран Варшавского Договора).
  Военный летчик 1 класса - 1956 г.
  Уволен с действительной военной службы по возрасту с правом ношения военной формы одежды, Приказ МО ? 0774 от 20.08.1985 г. Исключен из списков личного состава 08.10.1985 г.
  Воинские звания: лейтенант (1952 г.), старший лейтенант (1954 г.), капитан (1956 г.), майор (1961 г.), подполковник (1964 г.), полковник (1968 г.), генерал-майор (1973 г.), генерал - лейтенант (1980 г.).
  Награды: орден Красной Звезды (1956 г. за овладения полетами в сложных метеоусловиях), орден Красного Знамени (1957 г. за овладения полетами в сложных метеоусловиях), орден Красной Звезды (1967 г. за достигнутые успехи в боевой и политической подготовке, поддержание высокой боевой готовности войск и освоение новой сложной боевой техники), орден За службу Родине в Вооруженных Силах СССР III степени (1975 г.), медали СССР и зарубежных государств.
  Жена Шапошникова Тамара Васильевна, дочь Шапошникова Елена 1960 г.р., сын Шапошников Александр 1964 г.р.
  Умер 31.10 1999 г. в г. Киеве.
  
  СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  на советника Главнокомандующего и начальника штаба ВВС и ПВО
  Демократической Республики Афганистан
  генерал-лейтенанта авиации Шапошникова Артура Матвеевича
  
   В служебной командировке в ДРА генерал-лейтенант авиации Шапошников Артур Матвеевич находится с января 1980 г. Являясь советником Главнокомандующего и начальника штаба ВВС и ПВО, старается правильно осуществлять советническую деятельность. Изучил состояние дел в авиационных гарнизонах и частях ПВО и, в основном, правильно нацеливает командование ВВС, ПВО и РТВ на повышение боеготовности частей и подразделений.
   Принимает участие в планировании, подготовке боевых действий мятежных сил и осуществлении непосредственного руководства боевыми действиями
   Дисциплинированный, исполнительный генерал. Хорошо подготовленный как организатор боевых действий по отражению воздушного нападения противника.
   В то же время, не имея достаточного опыта по боевому применению авиации, а также в связи с возрастающим объемом задач в боевой обстановке, испытывает затруднения в организации совместных действий афганской авиации с советскими ВВС.
  
  Вывод: Учитывая возросшую роль ВВС ДРА в боевых действиях, их взаимодействие с Сухопутными войсками ВС ДРА, а также с ВВС СА, товарищ Шапошников А.М. в настоящее время не в состоянии в полном объеме выполнять возложенные на него обязанности.
   Целесообразно откомандировать его из ДРА в распоряжение Главкома ПВО.
  
  Первый заместитель Главнокомандующего Сухопутными войсками и
  Главный военный советник в Демократической Республике Афганистан
  генерал армии А.Майоров
  01.10.1980 г.
  
  Из личного архива генерал-лейтенанта Шапошникова А.М.
  
  Докладная записка.
  Некоторые особенности военно-политической обстановки в ДРА
  После свержения режима Амина при решении политических, военных и кадровых вопросов была взята односторонняя ориентация на представителей партии "Парчам".
  Другие, особенно исламские партии и группы игнорировались. Не были учтены их сила, возможности и влияние как на армию, так и на население республики, особенно на племена и кочевников.
  Ни один из исламских руководителей не был приглашен в прави?тельство или другие административные органы.
  Большинство руководящих постов оставались за членами партии "Хальк". Поэтому и после формального объединения этих партий в единую НДПА началось сознательнее перемещение на эти посты бывших "парчамистов", "маоистов" и других представителей буржуазных партий - лишь бы не "Хальк"! Деловые, морально-политические качества, участие в ликвидации монархии и укреплении республики не учитывались. Так, членами Революционного Совета и ЦК НДПА были назначены:
  Киштманд - заместитель председателя Революционного Совета.
  Полковник Халиль - командир 1 корпуса.
  Нур - секретарь ЦК НДПА.
  Наджмутдин Кивяний - начальник организационного отдела ЦК НДПА.
  Дехнишен Фидамухаммед - начальник отдела агитации и пропаганды.
  Хабиб Мангал - заместитель начальника организационного отдела.
  Пальвина Джамела - заместитель начальника отдела агитации и пропаганды.
  Маджед Сарбелинд - министр культуры.
  Лайк Сулеймаи - президент академии наук.
  Низамутдин Тахэиб - главный судья.
  Ратебзад - министр среднего образования, председатель афгано-советской дружбы.
  Все они являются представителями феодалов, буржуазии, дворцовой интелигенции.
  Губернаторами, уездными и волостными руководителями были назначены в основном представители бывших буржуазных партий, не имеющие никакого опыта партийной или хозяйственной работы в провинции. Вместо решения задач, определенных пленумами ЦК НДПА, новое руководство борется за власть и должности в Кабуле, при этом старается делать это советским руками.
  О единстве НДПА, укреплении материально-технической базы страны, повышении боеспособности вооруженных сил говорят и делают только на словах. Вопросы единства понимают в занятии руководящей должности персонального автомобиля и большого оклада. Представители власти в уездах и волостях, так называемые "ядра" - набираются из случайных людей в Кабуле и других провинциальных центрах, вместе того, чтобы избирать или назначать из уважаемых людей кишлаков. К тему же они зачастую компроментируют себя, занимаясь мародерством и грабежами. Среди местного населения никаким авторитетом не пользуются.
  Находятся там только при наличии воинских подразделений. При уходе войск убывают вместе с ними и власть политическая, государственная и военная переходит в руки исламских комитетов, которых насчитывается около 300. В настоящее время страна разделена мятежниками на 6 административных зон, в которых организованы и действуют исламские союзы, руководителями которых, являются бывшие министры и члены правительств Захир-Шаха и Дауда. Активность действии исламских партий в стране усиливается. Происходит нелегальный роет членов и в армии.
  В зимний период власть в большинстве уездов и волостях может перейти в руки представителей исламской партии. Правительство ДРА сможет контролировать положение только там, где будут воинские части и подразделения вооруженных сил или 40 ОА.
  В вооруженных силах на должность министра обороны, неизвестно за какие заслуги, был назначен подполковник Мухаммед Рафи - бывший начальник штаба танковой бригады, не имеющий необходимой подготовки и опыта. Руководство вооруженными силами практически не осуществляет. Планированием и обеспечением боевых действий войск не занимается. В операциях, проводимых соединениями сухопутных войск и ВВС личного участия не принимает. Но ему внушили и он отлично усвоил, что он министр и может делать все в интересах представителей бывшей партии "Парчам" и других, особенно в назначения на должности и присвоения воинских званий.
  На должность начальника Главного политуправления был наз?начен подполковник Гуль-Ака, бывший командир 17 пд и губернатор провинции Герат. Скрытый антисоветчик и провокатор. Благодаря его контреволюционной деятельности смогли возникнуть выступления в марте 1979 г в Герате, когда были зверски убиты многие советские советники и специалисты. И в январе 1980 г. часть личного состава 17 пд нерешла на сторону мятежников. В настоящее время наносит большой вред боевой и мобилизационной готовности вооруженных сил, своими действия ми разлагает партийные организации и ослабляет единство рядов НДПА.
  Основной удар нового руководства НДПА и вооруженных сил был направлен против руководящего состава ВВС и ПВО - основной реальной силы в ДРА, которая влияла и может повлиять на ход политических и военных событий.
  На руководящие командные и политические должности были рекомендованы представители партии "Парчам", большинство из которых были в запасе по 5-6 лет, отбывали наказание в тюрьме по разным иричииам и в событиях 27 апреля 1978 г. и 27 декабря 1979 г. не принимавших никакого участия и даже бывшие против.
  Встретив законное сопротивление такому подходу со сторо?ны советских советников ВВС и ПВО министр обороны и начальник Главного политуправления перешли к политике ложных провокационных обвинений, клеветы и шантажа в отношении Главнокомандующего ВВС и ПВО, Командующих ВВС и РТВ, начальников авиагарнизонов Кабул, Баграм, Кандагар, Шиндант, Мазари Шериф, большинства командиров авиаполков, заместителей по политчасти и работников комитета госбезопасности.
  При том все это преподносилось в грубой форме представителям высшей советской партийной и военной администрации в ДРА.
  Вместо того чтобы поправить Министра обороны и начальника Главного политуправления и поставить их на место, некоторые руководители сочувственно отнеслись к обвинениям против руководящего состава ВВС и ПВО - представителям бывшей партии "Хальк".
  И много времени нервов потребовалось затратить, чтобы доказать лживость и необоснованность этих обвинений, что зачастую вызывало отрицательные эмоции со стороны ряда руководителей советских оперативных групп в ДРА.
  На некоторые руководящие должности без особой необходимости и согласия советников ВВС и ПВО были назначены представители партии "Парчам", при том через 2-3 ступени.
  Так, командир эскадрилии 393 уап майор Фаттах был назначен командиром 355 аниб.
  Заместитель командира 335 сап подполковник Рахматулла - начальником авиагарнизона Шиндант.
  Летчик этого же полка майор Насрулла - начальником штаба авиагарнизона Шиндант.
  Инженер службы безопасности полетов майор Азис - Главным ннженером ВВС.
  Штурман самолета ИЛ-28 капитан Алям Разм - заместителем начальника политотдела ВВС и ПВО.
  Бывший начальник авиагарнизона Баграм подполковник Джелал - Эд - Дин, активно участвующий в перевороте Захир Шаха и назначенный Даудом на эту должность, а затем уволенный в запас за принадлежность к маоистской группе и взяточничество - начальникам штаба ВВС. В настоящее время обучается в СССР в Академии Генерального Штаба.
  Да сих пор продолжаются попытки назначения на освобождающиеся руководящие должности офицеров - представителей партии "Парчам" единственно за то, что они были в этой партии или сидели в тюрьме. Так, на должность командующего ВВС длительное время рекомендовался майор Назек-Мир - правый летчик самолета Ил-14, который по своему уровню подготовки не в состоянии стать даже командиром корабля.
  В марте месяце он категорически отказался выполнять обязанности офицера наведения и целеуказания в проводимой операции в район Гардеза, заявив, что он даже не афганский подданный! Однако ему было присвоено воинское знание "подполковник" и в настоящее время он рекомендуется на должность начальника штаба ВВС.
  Несколько раз предпринимались попытки отстранить от должности командира 99 зрбр подполковника Вали Шах и назначить майора Акбара - инженера службы вооружения бригады. И только неоднократные протесты со стороны советников ВВС и ПВО не позволили это сделать.
  Всем офицерам, призванным из запаса или отбывающих наказание в тюрьме и освобожденным были присвоены очередные, а некоторым и внеочередные воинские звания.
  В то же время многим офицерам ВВС и ПВО, активно участвующим в организации и ведении боевых действий, в этом было отказано. Проводится политика перевода офицеров - представителей бывшей партии "Парчам" и других в центральные гарнизоны, участия в боевых действиях они избегают.
  Имеет место фракционная деятельность в авиагарнизонах Кабул, Баграм, Шиндант, которая негласно поддерживается руководством НДПА.
  Большой вред укреплению единства принесла "портретная" компания категорического снятия всех портретов и революционных лозунгов. В феврале-марте были сняты вce портреты Тараки.
  Вместе с ним снимались портреты В.И. Ленина и JI.И. Брежнева, так как других не было. Все это приводило к недоумению членов НДПА, советских советников и специалистов. С большим трудом и не везде портреты В.И. Ленина и Л.И. Брежнева были восстановлены. Все эти негативные явления вызывали законные возмущения со стороны членов НДПА (бывших"хальковцев"), которые в большинство своем за единство, безусловное выполнение решений Пленума ЦК НДПА, дружбу с Советским Союзом и ведут активные боевые действия с противником.
  Вооруженные силы ДРА, кроме ВВС и ПВО в тактическом плане, оперативно-тактическом и специальном отношении подготовлены плохо. Современная боевая и другая техника не осваивается и не может быть полностью использована по причине низкого уровня теоретической подготовки, сплошной неграмотности солдат, отсутствия плановой боевой подготовки войск и нежелания воевать с мятежниками.
  Взятые за основу борьбы с противников так называемые рейдовые операции, себя не оправдали. Они приводят к выталкиванию противника, а не уничтожению, большим потерям войск, попадающих в засады, расходу моторесурса, ГСМ и других материально-технических средств.
  С целью защиты или преднамеренного вызова огня по населенному пункту оставляются небольшие заслоны, вооруженные стрелковым оружием и РПГ, по которым наносится удар всеми средствами поражения, имеющимися у войск.
  При ведении подобных боевых действий гибнут женщины, дети, старики, которые не могут уйти в горы при приближении войск. Это используется мятежниками для наглядной агитации и пропаганды, и мятежниками становится все население уезда или волости.
  Укомплектованность афганских армий продолжает оставаться низкой. Меры, проводимые по призыву молодежи, пока ощутимых результатов не дают. К весенне-летней компании 1981 года ограниченный контингент вооруженных сил СССР может оказаться один против воинских формирований исламских комитете, союзов и племен.
  В настоящее время движение мятежников приобрело антисоветский характер. Против советских войск в отдельных районах сражается же только взрослое население, но и женщины и подростки.
  Жители многих кишлаков, особенно в горных районах, не знают о существовании ДРА и НДПА. Считают, что страной управляет король Бабрак.
  У племен, населяющих провинции ДРА, особенно Пактию, Пактиву Бадахшан, Нуристан имеются свои хорошо обученные и подготовленные к боевым действиям в горах отряды, оборудованные в инженерном отношении позиции, минные поля. Они контролируют перевалы и основные коммуникации на своей территории.
  Исторически они не признавали никакой власти, кроме своих старейшин и мулл. О существовании нового руководства они знают, но на контакты не идут, а подавить эти племена военной силой ДРА и войсками 40 ОА практически невозможно.
  Вывод: Военно-политическая обстановка в ДРА продолжает оставаться крайне сложной. Вопросы, решаемые правительством ДРА по укреплению единства партийных рядов, улучшению материально-технической базы и боеспособности войск, нужных результатов не дают.
  Доклады в ЦК КПСС, Советскому Правительству и Министру Обороны СССР о стабилизации обстановки и решении всех вопросов в ДРА к 26 съезду КПСС надуманы и не реальны.
  Приложение
  1. КИШТМАНД
  Сын торговца, до революции работал в министерстве планирования, имеет землю и несколько домов в Кабуле. После революций был министр планирования. За проамериканскую ориентацию был арестован, освобожден после событий 27 декабря, ярый противник бывших "халькистов".
  2. Полковник ХАЛИЛЬ
  Сын богатого феодала, член ЦК партии Дауда. До 27 апреля был начальникам штаба 88 бригады - оказал сильное сопротивление, сдался после ударов авиации. За антиреволюционную деятельность был арестован, освобожден после 27 декабря и сразу же назначен командиром корпуса и членом ЦК НДПА.
  3. НУР
  Сын богатого феодала, имеет землю в Кандагаре в Логаре. После революции - министр внутренних дел, затем эмигрировал в США. Два его брата приняли подданство США.
  4. НАДЖМУТДИН КИВЯНИЙ
  Представитель интеллигенции, после революции был назначен заместителем министра социальных работ. При попытке уйти в Иран был арестован.
  5. ДЕХНИШЕН ФИДАМУХАММЕД
  Сын богатого феодала, после революции был губернатором провинции Балх, затем освобожден от этой должности.
  6. ХАБИБ МАНГАЛ
  Сын богатого феодала, имевший близкие связи с Захир Шахом и Даудом.
  7. ПАЛЬВИНА ДЖАЛИЛА
  Дочь генерал-лейтенанта Абдул Гаке, бывшего губернатора провинции Кандагар. Замужем за Кивянием.
  8. МАДЖЕД САРБЕЛИНД
  Сын богатого торговца, имеющего сильные позиции в Пакистане. После революции находился в Пешаваре в эмиграции. Близкие родственники имеют тесную связь с мятежниками.
  9. ЛАЙК СУЛЕЙМАН
  Сын богатого феодала, родственник Муджадади - одного из главарей мятежников в Пакистане. После революции был министром радио и телевидения.
  10. НИЗАМУТДИН ТАХЗИБ
  Сын богатого феодала, после революции министр границ и племен, был арестован за антиреволюционную деятельность. Родственник Гульбетдина.
  11. РАТЕБЗАД
  Дочь дворянина, росла и воспитывалась при королевском дворце. Была замужем за личным врачом короля. После революции министр социальных работ, посол в Югославии. Ее дочь - жена Махмуда Барялай - члена ЦК НДПА, начальника отдела международных отношений.
  
  Справка
  о некоторых итогах работы ВВС и ПВО ДРА в 1980 г.
  
  Войска ВВС и ПВО в 1980 г. решали задачи:
  - Повышения качества несения боевого дежурства.
  - Воздушной и радиолокационной разведки противника.
  - Поддержки и прикрытия сухопутных войск в проводимых ими операциях.
  - Выполнение задач по планам боевой и политической подготовки.
  - Партийно - политического воспитания и укрепления воинской дисциплины.
  - Перевозкой личного состава и народно-хозяйственных грузов.
  - Принимали участие во всех операциях, проводимых совместно с советскими войсками или самостоятельно.
  - Наносили удары по бандформированиям, складам оружия и боеприпасов, исламским комитетам.
   За год выполнили 22 594 вылета, из них:
  на боевые действия 9 380,
  на воздушную разведку 4 178.
  Перевезли:
  98 449 человек личного состава войск и призывников;
  23 200 тонн боеприпасов, народно-хозяйственных грузов.
  Израсходованно:
  бомб разного калибра 1896,
  НУРС 40 600 шт.;
  Снарядов 159 400.
  С каждым месяцем повышается активность, качество и эффективность боевых действий личного состава ВВС и ПВО.
  Радиотехнические войска обнаружили и провели 60 000 воздушных целей над территорией ДРА и 400 - над территорией Пакистана.
  В подразделениях и частях Зенитной артиллерии, Зенитно - ракетных войск, Радиотехнических войск продолжалось боевое слаживание расчетов КП, дивизионов и батарей, совершенствовалось управление и взаимодействие, проводились регламентные работы, развертывание и освоение новой техники.
  Наиболее интенсивным периодом ведения боевых действий был с мая по ноябрь.
  Среднее количество боевых вылетов на летчика по авиаполкам было:
  366 иап - 165 вылетов.
  355 апиб - 91 вылет.
  377 вап - 80 вылетов.
  335 сап - 70 вылетов.
  322 иап - 54 вылета.
  393 уап - 39 вылетов.
  Партийно - политическая работа была направлена на укрепление единства рядов НДПА, безусловное выполнение решений Пленумов ЦК НДПА и повышение активности частей ВВС и ПВО при организации и ведении боевых действий.
  Много труда времени и энергии в решении всех вопросов боевой готовности, выполнения задач боевой и политической подготовки, укреплния воинской дисциплины, личного участия в организации и ведении боевых действий уделяли советские советники и специалисты ВВС и ПВО, выполняющие свой интернациональный долг в ДРА.
  
  Отрывок из письма Шапошникова А.М. домой в Ташкент 11.08.80.
  ...
  Обстановка у нас продолжает усложняться и видимо когда-то прорвется!
  Но мы тоже не спим и стараемся все время эту обстановку упрощать!
  Думаем, что все должно быть так как надо.
  У нас некоторые изменения - заменили Магометова и Тутушкина, приехали более высокие товарищи. Сегодня нам их представляли.
  Так что теперь интенсивность нашей нагрузки еще увеличиться. Но когда они войдут в курс всех дел, то их оптимизм несколько ослабеет!
  
  Материалы СМИ и публикаций.
  
   Из книги: Аблазов В.И. Над всем Афганистаном безоблачное небо. - Киев, 2005. - 368 с.
   Рабочие записи военного советника.
   27.05.1980. Генерал Шапошников приказал запланировать проверку положения дел в гарнизонах Кандагар и Шинданд. Мы спланировали работу на несколько дней, но он решил все сделать за один день. Полетели по маршруту Кабул - Кандагар-Шинданд-Кандагар-Кабул. Летали на своем самолете Ан-30. Этот самолет предназначен для аэрофотосъемки и разведки, но ни специального оборудования, ни подготовленных кадров в ВВС Афганистана нет, поэтому самолет стали использовать в качестве обычного транспортного для полетов советников и руководителей ВВС и ПВО ДРА. В салоне сидячих мест мало и размещены они не совсем удобно. Я устроился у одного из иллюминаторов, присев на две стопки свежевыпущенного афганского журнала "ВВС и ПВО". Первая посадка в Кандагаре. Все строения в районе аэродрома арочные: и сам аэропорт, и дома, и сараи, и прочие хижины, которые вплотную лепятся друг к другу. Очень много южных цветов, все деревья в цвету, но жарища ужасная! Объективный градусник показывает 48 градусов. В процессе работы я почувствовал, что нахожусь на грани теплового удара, никому не показывал этого, но видел безвыходность своего положения. Еле-еле справился с этим состоянием. Наши советники живут в особняке, рядом с которым есть бассейн, мы только хотели искупнуться, зашли предупредить генерала Шапошникова, но он сказал, что времени уже нет. Население негативно относится и к чужим военным, и к своим защитникам, одетым в военную форму.
   В Шинданде Шапошников совещание проводил в бешенном темпе: из самолета - в машину, из машины - в кабинет, в кабинете между делом подавали чай, который невозможно было пить из-за ужасно неприятного запаха. "Несолоно хлебавши" опять попрыгали в машину, и на самолет. В Кандагаре сели на минутку, из кабины не выходили. На обратном пути долетели хорошо, прибыли к Кабулу около 7 часов вечера. Самолет пошел на посадку, снизился, но потом опять убрал шасси и с набором высоты пошел на второй круг. Шапошников потребовал выяснить, в чем дело. Оказалось, что садиться помешало солнце. Оно било прямо в глаза пилотам, не давало возможности хорошо увидеть взлетно-посадочную полосу. Это страшно возмутило нашего генерала - низкий уровень подготовки афганских пилотов. Он возмущался, а мы летали на небольшой высоте над Кабулом и ждали, когда сядет солнышко. Всем понравилась шутка: сейчас сядет солнце и сразу наступит темнота, а ночью эти пилоты также летать не умеют. Но все кончилось благополучно.
   28.05.1980. Совещание советников Кабульского гарнизона в расположении 50 осап ВВС СА проводят Маршал Советского Союза Соколов, Маршал Авиации Силантьев. Докладывают: советник Главкома ВВС и ПВО ДРА генерал-лейтенант Шапошников, советник командира 377 отдельного вертолетного полка (овп) майор Абрамов, советник замполита 373 транспортного авиационного полка (тап) майор Симистюк, советник инженера 377 овп подполковник Шумский, советник замполита 377 овп подполковник Муканов. Маршал Соколов предупредил докладчиков: говорить только о вопросе их деятельности. Доклады были иллюстрированы плакатами об итогах боевой деятельности частей ВВС ДРА за период январь-май 1980 года.
   25.07.1980. Пятница. Выходной день. В 6.30 пришел советник начальника войск связи и РТО ВВС ДРА В.Д.Герасименко, рассказал, что он написал рапорт об отпуске и на это время предложил мне остаться за не?го. Генерал Шапошников сказал, что он хочет лично со мной познакомиться перед тем, как принять решение. Встречу назначил на 8.00 сегодня. В штабе ВВС и ПВО ДРА генерал Шапошников был в комнате дежурного и за-дал Валентину, показывая на меня, только один вопрос: "Он вообще-то соображает?" Валентин стал расписывать мои достоинства. Но тот, не дослушав, согласился. После этого мы пошли к самолету-ретранслятору Ан-26 РТ, к рижскому экипажу. Машина была готова. Я пошел в воздух на 4 часа. Летали над районом Газни, обеспечивая радиообмен Оперативной группы Модяева и Шпака. Не?которые переговоры записал. Наблюдал в иллюминатор на работающие внизу по целям в горам вертолеты. Потом подошел радист, сказал, что им пришла смена, которая взяла всю ретрансляцию на себя, а мы идем домой. Пришел в штаб. Там в суете родилось новое задание Шапошникова - на?ладить управление афганской авиации в районе, над которым я только что летал. Кто-то из шурави запретил полеты афганских геликоптеров, чтобы не ме?шали (!). Жалобы были на каналы связи и слабое управление. Наша опера?тивная группа должна разобраться и наладить и связь, и управление. Сам Главком Назар Мамад и Шапошников возглавляли группу. Пошли парой вертолетов от эскадрильи Белова. Прибыли нормально. Сели прямо в расположении ОГ. Для начала наших начальников отстрогал генерал-полковник Модяев. А потом стали выяснять, кто же и почему запретил полеты афганской авиации. Говорили команду дал Шпак. Но здесь он сидел тихо и не приз?навался. Радиостанции афганцев гоняли с места на место. Майор Али уже в седьмой раз разворачивал средства. Теперь мы сами выбрали место, сделали вынос к Пункту Управления советской авиации. Правда, генерал-лейтенант - зам начальника Войск свя?зи Белова снова пытался отогнать нас с радиостанцией Р-809. Но Валентин Герасименко напер на него и он сдался и станция осталась на месте. По КВ радиоканалам вызвали из Кабула две пары вертолетов. И работа пошла. Одна пара пришла, но пилоты не имели топографических карт. Ориентировались по признакам: гора самая высокая, наши позиции справа и т.д. Все начальники, особенно советские, сердились: "Как же так, без карт?". Но афганский пилот пошел на цель и врубил в какой-то склад боеприпасов так, что на наших глазах вершину просто разнесло от взрыва. Посмотрел на тех, чьи голоса слышал в воздухе на ретрансляторе. Больше всех нерв?ничал Модяев. Шумел на представителей авиации, если вдруг оказывалось, что войска хоть на несколько минут оказывались без прикрытия. Над по?зицией батальона обязательно должна висеть пара боевых вертолетов. Ес?ли этого нет, то мятежники сразу активизируются и у наших появляются потери. Оружие применяли так. По верхушке били бомбами, образуя камне?пад. Тогда те, кто прятался за укрытиями, начинали метаться. В это время их били из пулеметов и ЭРЭСами. Другими методами вытурить душманов из-за камней не удавалось. Подошли афганские транспортники Ми-8 с продовольствием. Задача была подбросить продовольствие войскам на площадки в горы. Но летчики ока?зались неподготовленными для решения этой задачи. Поэтому Шапошников принял решение - разгрузить эти машины и на них уйти в Кабул, а те эки-пажи, с которыми мы пришли, оставить до конца дня для авиационной поддержки, а для переброски продовольствия прислать завтра беловские вертолеты. ОГ разместилась по одну сторону дороги, а по другую сторону раз?ворачивались все события, которые можно было видеть по вертолетам, идущим на штурмовку. На всех прилегающих горных вершинах видны были силуэты людей и техники, прикрывающих ОГ с тыла. В это время, шедшая по шоссе пешая колонна афганских солдат, ос?тановилась. Ее посадили на машины и БТРы и тоже повезли в горы. Мы заканчивали свои дела. Шапошников дал команду идти к вертоле?там, а сам с Назар Мамадом пошел попрощаться к Модяеву. Определили задачи на завтра и пошли на базу. Сели в Кабуле и сразу - на КП полка. Там все ждали начальников. Шапошников об?ратил внимание на полеты без карт: "Где хотите, берите, но чтобы завтра все летали с картами. Хоть на газетах рисуйте". Советник командира овп Абрамов сказал, что назавтра они обеспечат вылет 8 пар.
   26-27.07.1980. Задача - обеспечение операции дивизионного масштаба в провинции Баглан на севере от Кабула. Генерал Шапошников возложил на меня обязанности начальника связи и РТО ВВС. После рабочего дня летим на Ми-8 в Баграм, а потом в Баглан. В Баграме, в штабе авиационного полка Шапошников поставил задачи.
   Замысел операции: в 3-х населенных пунктах в окрестностях Баглана - Халазай, Кайсархель, Буланшурдат сосредоточились банды мятежников численностью до 200 че-ловек. 20-я пехотная дивизия выделяет на каждый из объектов до батальона и будет уничтожать эти объекты с 3.00 местного (кабульского) nbsp;
&времени. Авиация начинает действия с рассветом и около 5 часов утра должна уже нанести первые удары по противнику. Бандиты будут стремиться уходить в горы. Рабо?тать по ним придется в направлении от города на горы. Необходимо изучить все ущелья. Авиации от объекта разрешено работать по целям без ограничений: уничтожать отходящих в горы группы людей без дополнительного опознавания. Необходимо обеспечить обозначение своих войск. Целеуказание возможно с вертолетов. Вертолетам выше 1000 м не подниматься. А истребители-бомбардировщики Су-7 БМК будут работать с 1500 м. Желательно набрать не менее 4-х пар. Это будет уже хорошо. Обозначе?ние своих войск ракетами любого цвета (кроме красного) выстрелом вверх, противник обозначается красными ракетами выст?релом в направлении противника. Боевая зарядка - блоки и пушки. Авиационный разведчик придет к цели в 4-30.
   Летчики афганского полка еще уточняли задачу, а мы пошли на Баглан. Идем дальше без генералов - сами становимся начальниками.
   22.08.1980. Проверка системы связи и организация управления в предстоящих боевых действиях в провинции Газни. Летал по поручению Шапошникова А.М., уже самостоятельно. Туда прошли на Ми-8. Вертолеты не были готовы, обслуживающий персонал и экипажи долго возились с какой-то неисправностью и вышли вместо 14.00 в 15.00. На месте разобрался быстро. По КВ и по ЗАС дал уведомления - письменные подтверждения о наличии связи. Советник Багинский один оставаться здесь не хочет, просит помощи. Оставил афганца Ниязи. Но нужен еще кто-нибудь из советских советников.
   Доложил генералу Шапошникову А.М. просьбу Багинского. Он сказал: "А что же ты не остался? Мы же планировали, что ты там будешь". А мне об этом никто не говорил, я и туда-то летел налегке с папкой подмышкой. А она, эта операция, затянулась потом почти на неделю. Обстреливали аэродром из минометов. Но я уже работал в другом месте, в Джелалабаде.
   29.08 1980. Приказ маршала Соколова:
  - Генералу Шапошникову завтра (пораньше) встретиться с министром племен и границ Файз Мухаммедом и по его просьбе оказать помощь в выделении вертолетов.
  - 30.08.1980 в период с 5.30 до 6.00 нанести удар нарядом самолетов и вертолетов афганской авиации, обеспечивающим надежное поражение 3 - х объектов.
   10.09.1980. "Ну вот, а я тебя разыскиваю, - сказал генерал Шапошников, увидев меня у штаба, - Сейчас летим. Бросай свои книжки, бери автомат и на вертолеты. Они стоят вот здесь, на взлетной полосе, за самолетом Ил-76. Вертолеты Белова. Это Файз Мухаммед лететь куда-то собрался и надо обеспечить обмен информацией с ним. Все ясно?". "Ясно" - ответил я, хотя мне ничего не было известно об этой задаче. "На сколько дней летим?" - спросил я. "Сегодня вернемся" - успокоил он. Хотя этот вопрос можно было и не задавать - к нему вчера на несколько дней прилетела жена. В штабе удалось получить кое-какую информацию, а уже в полете уяснить задачу.
  У вертолета нормальная обстановка - летчики ждут команды и говорят об отпуске. Опознавательные знаки на машинах еще те - хальковские. Подъехавший кортеж живописен. Из "Мерседеса" и трех "Волг", кроме Главкома Назар Мамада, начальника политотдела Дуст Мамада и генерала Шапошникова А.М., вышла группа в национальных одеждах, в чалмах, с автоматами. Ни дать, ни взять - душманы. Один из них выделялся интеллигентным лицом, крупной фигурой с повышенной полнотой. Это и был министр племен и границ Файз Мухаммед. Он летел в центр душманского края (!) - в племя Джадран на переговоры.
  Первая посадка в Гардезе. Я разобрался в обстановке и доложил генералу Шапошникову А.М. Он решил сначала слетать на разведку, а потом забрасывать весь обоз. Улетая, Шапошников А.М. приказал позаботиться о заправке вертолетов сразу, как только они вернутся. Я все сделал, но когда они прилетели, Белов от заправки отказался - того, что есть, хватит, а так легче взлетать и садиться. Пока они летали на разведку на аэродром подвезли 2-х овец - одну белую, другую черную. Это для подарка хозяевам переговоров. Кроме того, еще в вертолете министр в свой портфель-сейф складывал пачки денег и рассматривал 5-ти килограммовые банки с халвой и коробки с другими сладостями.
  Пошли к цели четверкой: 2 Ми-8 и 2 Ми-25. В первом Ми-8, который вел Белов, были Файз Мамад, Шапошников, охрана министра, офицер связи и я, во втором - овцы, радиостанция и остатки группы. В одном из ущелий, хранившем следы жестоких боев, Белов мастерски, прямо на участок грунтовой дороги, притер свой вертолет. Впереди, справа и слева лежали опрокинутые и сожженные БТРы. Только на обозримом пространстве я насчитал их шесть штук. Мы сели в центре непокорного края. Не выдержал и заволновался министр, появилось беспокойство в его глазах и он не спешил покидать вертолет. Засуетившись, он даже не простился с нами и последним исчез в дверном проеме, попросив никого из советников не выходить из вертолета и не провожать его. Ему не хотелось, чтобы кто-то из местных жителей увидел его в нашем обществе. Вертолет сразу поднялся. Мы проследили, как группа с министром ушла в село, как сел, разгрузился и поднялся второй вертолет.
  Высадили мы министра в 11.10 у селения Горкехула около Саидхеля. Это на Юго-Востоке от Гардеза. После прилета стали ждать выхода его на связь. Обратное возвращение министра планировалось через день-два. Шапошникову А.М. была предоставлена возможность выбрать для сувениров высокому начальству старинное оружие. Мы были в крепости. Потом мы поехали на армейские склады вооружения. На территории склада стояли пушки с деревянными колесами. Эта древность здесь тоже на материальном учете и бережно хранится. Потом для нас открыли последовательно одну за другой двери складов. Чего там только нет! Оружие всех систем, времен и народов: и самые древние ружья, и самые современные гранатометы. Были и фашистские автоматы, и старое русское тульское ружье. Смогли выбрать для Шапошникова А.М. только один ствол старинного оружия, 1862 года выпуска. Потом за обедом беседовали с афганским комкором. Он выразил неудовольствие тем, что его заявки на авиацию не удовлетворяются: "Если бы у меня были постоянно две пары вертолетов, 2 Ми-8 и 2 Ми-25, я бы завоевал всю Пактию давно. Но никто меня не слушает и я сам перестал волноваться и смотрю на все дела равнодушно". Генерал Шапошников А.М. заверил его, что помощь будет оказана. И действительно, по возвращению дал соответствующие указания.
  Будем ждать, когда министр Фаиз Мамад договорится и позовет нас. За ним должны пойти мы и только парой Белова. Другие или не найдут то место или не смогут сесть.
   12.09.1980. Дежурство по штабу ВВС и ПВО ДРА. Пятница - выходной день, но все на местах, так как завтра проверка системы ПВО ДРА. Проводит проверку Главком, будет присутствовать наш, советский зам. главкома ПВО. Прилетела пара вертолетов Белова, отправил их домой, т.к. генерал Егоров сказал, что они должны сидеть в Баграме. Пришел генерал Шапошников и рассвирепел: "Ты мне всю операцию сорвешь, путаник великий!". Я быстро остановил взлет пары. Они уже винты раскручивали. Все вошло в норму. Оказывается, у генерала Шапошникова была отдельная задача, о которой не был осведомлен генерал Егоров. Обращаясь к дежурной смене, генерал Шапошников, как обычно, спросил: "Ну, кто со мной на задание?". Я не мог уйти с дежурства. Он укомплектовал команду и они ушли.
   Вернулся генерал Шапошников и, минуя нас, прошел к Главкому Назар Мамаду ругать Миги за плохую работу, а тот ему и сообщил, что самолет с бомбами врезался в дом в Кабуле. По счастливой случайности в доме никого не было, к тому же бомбы не взорвались, никто из гражданского населения не пострадал. Пилот погиб.
   13.09.1980. Дежурство по штабу по времени закончилось, формально сдал его и вернулся на тренировку системы ПВО на главный командный пункт (ГКП). Тренировка проходила на высшем уровне. Руководили совместно советские и афганские генералы. Афганскую сторону представляли Назар Мамад и Шапошников. Ряд целей перехватили, некоторые пропустили. Тем не менее и руководители, и наблюдатели согласились с высокой оценкой действия ПВО. Главком подарил гостям две старинные винтовки и все закончилось большим дружеским обедом.
   17.09.1980. Неофициально сообщили, что министр племен и границ Файз Мамад, которого мы отвозили на переговоры неделю назад под Гардез, в установленные сроки на связь не вышел и не вернулся.
   18.09.1980. К сожалению, слухи, которые обогнали официальное сообщение, подтвердились. На вторую ночь в дом, где остановился Файз Мамад, вошел Джелалутдин, руководитель одной из банд, бывший офицер. В комнате были двое - Файз Мамад и офицер связи. Файз Мамад и Джелалутдин обменялись традиционными приветствиями и лобзаниями. После этого Джелалутдин сказал: "Выходите на улицу, сейчас будет митинг". "Какой митинг?" - удивился Файз Мамад. "Увидишь" - ответил бандит и вышел первым. Файз Мамад сказал офицеру связи, чтобы он шел к радиостанции, которую установили на горе, и вызвал на завтра вертолеты. Радист выполнил указание и уже с горы слышал автоматные очереди, не стал возвращаться назад и пустился в обратный путь. Есть свидетели в населенном пункте, которые видели четыре трупа во дворе дома: Файз Мамада, хозяина дома и двух охранников. Но трупы не найдены, они исчезли. В ту же ночь радио Пакистана и "Голос Америки" сообщили о гибели Файз Мамада. Есть согласие Кармаля Бабрака на объявление Файз Мамада национальным героем. Задержка только за поиском тела. Семья Файз Мамада (две жены и много ребятишек) живет в 112 доме нового микрорайона. У меня оказались последние прижизненные фотографии Файз Мамада, его охраны и всех сопровождающих лиц. Они потребовались всем службам, нашему Посольству и семье. По заданию генерала Шапошникова фотографии напечатали в советской разведэскадрильи.
   20.09.1980. В штабе ВВС и ПВО ДРА с утра выслушал претензии от советника Главкома генерала Шапошникова А.М. - не работает закрытая связь с КП ВВС СА (позывной "Хазарка"). В батальоне связи долго ждал, когда кончится утренний развод, на котором говорили много-много и как обычно не по делу. Наконец, нашел исполнителя, восстановили связь и все это сделал один прапорщик. Сначала он крепко ругался, что вторглись в его владения - машину ЗАС. Но потом все сам с готовностью сделал. Теперь надо запомнить и именно к нему обращаться: прапорщик Андращук Владимир (позывной "Аул"). А я по привычке хотел сразу идти к генерал-лейтенанту Кулакову с жалобой на то, что у нас отобрали канал связи. А все решил прапорщик.
   Ближе к вечеру генерал Шапошников А.М. поставил задачу на следующий день и представил нового советника командующего ВВС ДРА генерал-майора Корсуна В.С., который прибыл на замену генерала Егорова А.А. Затем Шапошников А.М. представил меня как исполняющего обязанности советника начальника связи и РТО ВВС, дал хорошую оценку работе. Заслушали доклад и объяснение советника начальника Училища ВВС и ПВО ДРА об утечке курсантов. К концу совещания приехал генерал Модяев и проинформировал о последней катастрофе: афганский летчик катапультировался при остатке топлива 100 литров, парашют не раскрылся.
   21.09.1980. По плану с утра мы обеспечиваем дебют генерала Корсуна В.С. в управлении авиацией в операции в провинции Газни, а после обеда в составе комиссии летим в Мазари-Шариф. Вчера вечером, ближе к ночи, генерал Шапошников А.М. приказал оборудовать для Корсуна В.С. воздушный командный пункт (ВКП) на одном из афганских вертолетов. Я все оценил, примерил, продумал, подготовил, убедился, что все будет хорошо. Но на Газни вместо афганских выделили вертолеты советнической эскадрильи Белова, которые оказались другой модификации (Ми-8МТ). Вся предварительная подготовка пошла насмарку. Но повезло в другом: с генералом Корсуном В.С. летел передавать дела и свой опыт генерал Егоров А.А., а Егоров А.А. противник ВКП, он любит руководить непосредственно с пилотского места. Поэтому он засадил Корсуна В.С. в пилотскую кабину и потребность в ВКП отпала. С задачей корректировки ударов авиации генералы управились сами. В авиационном ударе участвовало 16 экипажей: 4 Ми-8, 4 МиГ-21 и 8 Су-7БМ. Пыли было много, горы стали ниже.
   К нашему возвращению генерал Шапошников А.М. изменил планы и в Мазари-Шариф комиссия улетела на самолете Ан-30 без нас еще в 10.00. Хотел догнать комиссию на транзитном Ан-12 . Но его долго не было, и я уехал домой, заказав машину на завтра на 6.50 утра.
   22.09.1980. По плану полетов утром на Мазари-Шариф прямых рейсов не оказалось, но генерал Егоров А.А. своим решением изменил маршрут одного из Ан-12 и мы пошли на Мазари-Шариф в 9.00. Генерал Шапошников А.М. приказал взять с собой две радиостанции Р-809 для обеспечения групп боевого управления авиацией. В самолете летели вместе с афганскими призывниками и советскими солдатами, которые направлялись далее на Кундуз. А мы остались в Мазари-Шариф. Самолет сел без выключения двигателей, только высадил нас и взлетел. Я должен был войти в состав комиссии Главкома, но Егоров А.А. мне определил другую роль: организовать связь и боевое управление в предстоящей операции. Вечером планировали работу на следующий день. Подготовленные схемы стандартного образца генералу Егорову А.А. не понравились, пришлось срочно делать другие, более удобные для его понимания. Все подготовлено для боевых действий.
   27.09.1980. К 14.00 меня вызвали в штаб на встречу с космонавтом Климуком Петром Ильичем. Генерал Шапошников А.М., Главком ВВС и ПВО Назар Мамад, командующий ВВС Мир Гаусуддин ждали Климука П.И. у входа и, как только он подъехал, мы все улетели в Баграм. В Баграме был организован митинг, на котором главными действующими лицами были космонавт Климук П.И. и командир Центрального армейского корпуса (1АК), член Ревсовета полковник Халиль. Афганцы устроили им восторженную встречу. Мир Гаусуддин поднял вопрос о возможности своего личного участия в космической программе и выразил готовность оставить должность командующего ВВС и готовиться к полету. Он называл себя афганским Гагариным еще со времени визита Юрия Алексеевича в Афганистан. И чувствовалось, что и до сих пор идея полета в космос его не покинула. Вопросов у афганцев было много, с трудом удавалось их сдерживать. Традиционно состоялся обмен подарками. Климуку достались две сабли, одна из которых привезена Шапошниковым А.М. из Гардеза, и символический афганский щит с топориками и ножами из Джелалабада. На торжественном многолюдном обеде командир корпуса Халиль достал из кармана пачку денег (10 тысяч афгани) и подарил гарнизону на праздник, сказав, что это из его личной зарплаты. Гостей ждали и в других гарнизонах, но их время было ограничено ...
   09.10.1980. Генерал Шапошников А.М. поручил подготовить материалы и обеспечить организацию совещания советников всех авиационных гарнизонов Афганистана, а также передачу нескольких специфических сообщений по каналам закрытой связи в Кандагар. Начальник войск связи и РТО ВВС Афганистана полковник Насер жалуется на низкое качество связи, аргументируя это плохими характеристиками наших, советских технических средств. Я порекомендовал ему больше внимания уделить вопросам электромагнитной совместимости, особенно в период боевых действий, и решать этот вопрос на более высоком уровне в Министерстве обороны.
   11.10.1980. В штаб на совещание прибыли представители всех гарнизонов. Но в Кандагаре шифровка, отправленная по сухопутным каналам связи, до полковника Иванцова не была доведена, поэтому поручение генерала Шапошникова А.М. он не выполнил. Я на совещании не присутствовал, отпустили проводить занятия в Училище.
   18.10.1980. Генерал Шапошников А.М. выразил мне свое неудовлетворение по поводу несвоевременных докладов старших коллективов авиационных гарнизонов. Я разобрался в причинах задержки информации по закрытым каналам связи. Дело в том, что система связи с закрытыми каналами принадлежит сухопутчикам и ВВС не дается никакого приоритета. Сообщения откладываются и передаются только после того, как заканчивается передача всей информации старших советников гарнизона. После приема в Кабуле ретрансляция на нашу точку тоже задерживается, т.к. в первую очередь должна быть передана информация в подчиненные сухопутные штабы. При такой системе гарантировать своевременные доклады по линии ВВС никто не может. Для ускорения прохождения сообщений предложил включать данные по авиации в доклады старших сухопутных советников. Тогда они будут приходить одновременно. А уведомления о сдаче сообщений в шифроорганы передавать по открытым телеграфным канал связи ВВС. Для оформления и подготовки предложений и их согласования ездил в Министерство обороны. Министерство хорошо охраняется, но в окрестностях зеленого оазиса каждую ночь стреляют и взрываются выставленные охраной сигнальные мины. Охрана для профилактики ночью простреливала кусты и утром обнаруживала трупы. Вход на узел связи вымощен полудрагоценными камнями.
   25.10.1980. По плану необходимо проводить занятия в Училище. Но с утра генерал Шапошников А.М. на совещании поставил задачу генералам Корсуну В.С. и Малахову Н.В. разобраться в организации и системе работы Центра боевого управления (ЦБУ) 40-й армии, обосновать заказ авиационных командно-штабных машин, доклад и письменное обоснование представить к 12.00. А обращаясь ко мне сказал: "С тебя ответственности я не снимаю. Они оба новые советники, поработаешь вместе с ними". К 12.00 мы только выбрались в штаб 40-й армии, в бывший дворец Амина, а затем в министерстве обороны ДРА согласовали подготовленные документы. Только поздно вечером я привез их домой генералу Шапошникову А.М. Он прочитал и сказал: "Это то, что я хотел".
   25.11.1980. После возвращения из боевого похода 7 пд привел в надлежащий штабной вид свою походную форму одежды. Провел ревизию своих домашних запасов. Все продукты испортились, плита не работает, готовить не из чего и не на чем. Махнул на все рукой и лег спать. Разбудил Валентин Герасименко. Он привез приглашение на ужин к Главнокомандующему ВВС и ПВО генералу Назар Мамаду, который тот устраивал по поводу завершения работы и отъезда своего советника генерала Шапошникова Артура Матвеевича. У нас с ним сложились нормальные деловые отношения, с его стороны на мою работу не было несправедливых нареканий, он поддерживал меня в критические моменты при отстаивании предлагаемых решений. Мне хотелось поблагодарить его за это. Ужин прошел нормально. Об убывающем генерале говорили тепло и хорошо. Главком не стал перегибать в оценках: "Генерал Шапошников проработал у нас 10 месяцев и сделал все, что мог, что было в его силах". Дарили подарки. В их числе было ружье, которому больше 190 лет. Некоторые из остающихся советников завидовали.
   26.11.1980. Погоды нет, никто не летает, толпы осаждают дежурного по штабу ВВС: "Когда полетим?". Сегодняшний план афганской авиации полностью переносится на завтра. Вылеты советской авиации на Союз не отменены. Ждет оказии советник Копачев Пантелей Михайлович, который хочет улететь, но генерал Черемных В.П. не берет его с собой на самолет. На этом же самолете должен лететь домой и генерал Шапошников А.М. Он вынужден ждать, хотя сам командовал всей авиацией и ПВО Афганистана. Перед этим, покидая Афганистан, советник командующего ВВС ДРА генерал Егоров А.А. сумел подобрать для себя персональный рейс и даже увез приобретенную здесь "Волгу". Я еще раз поблагодарил Артура Матвеевича за поддержку в трудную минуту. Он искренне удивился: "За что? Я всегда помогаю порядочным людям". Вылетели они на самолете-ретрансляторе Ан-26рт до Ташкента. Об их вылете в 15.00 по местному времени я сообщил в Ташкент. Никто не провожал Шапошникова А.М., кроме его переводчика. После вылета самолета в комнате дежурного вдруг появились советники Штаба ВВС и ПВО ДРА. Советник начальника политотдела полковник Улезько В.Д. сказал, что получилось как-то плохо, и попросил связаться с Шапошниковым А.М. в воздухе. Удалось это сделать и передать прощальный привет от бывших подчиненных и коллег.
  
  
  Источники:
  Аблазов В.И. Афганистан. Четвертая война. - Киев: Марко Пак, 2002. - 206 с.
  Аблазов В.И. Над всем Афганистаном безоблачное небо. - Киев: Марко Пак, 2005.- 368 с.
  Аблазов В.И., Аблазов И.В., Аблазов К.В. Афганская арена. Дипломаты и полководцы - Киев, 2012. - 768 с.: илл.212
  Шапошников А.А. Семейный архив Шапошниковых. Рукписи и документы.
  http://ru.wikipedia.org/wiki/Шапошников,_Матвей_Кузьмич
  http://www.podvignaroda.ru/
  http://www.yabloko.ru/Publ/Raby/17rab.html
  http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-11113/
  http://www.yabloko.ru/Publ/Raby/17rab.html
  http://www.voskres.ru/army/publicist/kriajenkov.htm
  http://pomnipro.ru/memorypage13767/biography
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017