ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Владимир Волошенюк. Музыкальная Зажигалка

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Владимир Волошенюк. Участник боевых действий в ДРА:ноябрь 1981 - ноябрь 1983 г.,командир десантно-штурмового взвода3-го ДШБ (Бараки, провинция Логар)56-й ДШБР (Гардез)представляет свой первый рассказ, проверенный временем.

  Владимир Волошенюк.
  Участник боевых действий в ДРА:
  ноябрь 1981 - ноябрь 1983 г.,
  командир десантно-штурмового взвода
  3-го ДШБ (Бараки, провинция Логар)
  56-й ДШБР (Гардез).
  
  МУЗЫКАЛЬНАЯ ЗАЖИГАЛКА
  
  Ужин в комнате офицеров, занимавших класс полуразрушенной афганской школы, подходил к концу. Это был обычный субботний вечер, когда большинство офицеров батальона поочередно собирались вместе в одной из рот. Сегодня принимала девятая.
  Уже был выпит весь самогон и го?рячие головы требовали дегустации не так давно поставленной браги. Вообще же, самогоноварение в батальоне стало торжественной и неотъемлемой частью того специфического быта, который сложился после ввода легендарной десантно - штурмовой бригады в ДРА. Исходными продуктами, кроме сахара, служили и сгущенка из доппайка, и импортная карамель, и томатная паста. В любом случае, это было выгоднее, чем покупать водку у деловых прапорщиков из проходящих колонн по пятьдесят чеков Внешпосылторга за бутылку или спирт у залетающих в бригаду вертолетчиков.
  Но не только самогоном заглушалась тоска. Вечера не проходило без застольного пения. Оно захватило всех: и голосистых, и безголосых. Пели и орали до хрипоты. Сложился свой особый репертуар. Большой любовью пользовались романсы и песни всех времен и народов: "Поручик Голицын", "Розпря?гайте хлопці конів", "Отшумели песни нашего полка" и "Вот кто-то с горочки спустился".
  В финале, по сложившейся традиции, с особым надрывом и силой ис?полняли "Ой мороз-мороз". Под нее в этот душный летний вечер хозяе-ва провожали гостей до расположения соседних рот.
  В классной комнате остался только капитан Петров. Он дремал на табуретке, засунув руки в карманы брюк, прислонившись к спинке двухъярусной кровати. Узнав из письма, что жена подала на развод, он не просыхал уже несколько дней.
  Свет еще не дали, и комната быстро наполнялась пыльными су-мерками. Открыв глаза, как часто бывает, от внезапно наступившей тишины, он поискал мутным взглядом сигареты. На столе лежала открытая пачка полусырых, в желтых пятнах "Охотничьих", которые выдавались бойцам раз в месяц. Спичек нигде не было.
  - Дневальный, - нараспев позвал Петров. Дневальный, явно не обманывающийся напевностью голоса, появился почти мгновенно. Задержка в прибытии в "офицерский кубрик" вечером, после мероприятия грозила непредсказуемыми последствиями.
  - Кирсанова ко мне! Семь секунд!
  Появление звена писарей, истопников, вечных дневальных, не предусмотренного штатно - должностной структурой батальона, стало естественным в условиях военного быта советского контингента.
  С одной стороны, неустро?енная офицерская жизнь требовала хоть какого-то присмотра.
  С другой стороны, это стало спасением для солдат из категории "угроза блоку НАТО", оказавшихся по недоразумению в боевой десантной части, униженных своими же сослуживцами до положения прокаженных из-за физической немощи или неумения приспособиться к жестким местным условиям, неспособных вынести свалившиеся на них нагрузки, говоря солдатским языком, "зачмыренных", порой до скотского состояния в своих взводах. Брать эти, "небоевые единицы" на операции просто не имело смысла, а в расположении части им находилось хоть какое-то применение.
  Кирсанов уже пришел в себя после суровых "бойцовских" будней в солдатском "кубрике" и вполне освоился на должности вечного дневального в офицерском расположении.
  - Вызывали, товарищ капитан? - тихо спросил он, войдя через нес-колько минут.
  - "Ви - зи - ва - ли", - передразнил его Петров.
  Долгое время он безуспешно пытался бороться с этим анекдотичным, непонятно из какого советского кино взятого, "вызывали" вместо положенного по уставу "прибыл по вашему приказанию", но потом махнул рукой.
  - Музыкальную зажигалку, мухой!
  - Товарищ капитан!...
  - Время пошло!
  Кирсанов, пятясь, быстро исчез за дверью.
   Огромный поначалу интерес к "колониальным товарам": музыкальным часам, зажигалкам, китайским ручкам, забавным презервативам постепенно угас. Эту мелочь теперь покупали в афганских дуканах только для отпускных презентов.
  Когда Кирсанов вошел в комнату со мятой коробкой спичек в руке, Петров дремал в той же позе, только в губах у него была зажата сигарета. В нерешительности Кирсанов остановился и негромко позвал:
   - Товарищ капитан.
   Осторожно, стараясь не зацепить рас?ставленные и валявшиеся по всей комнате табуретки, он приблизился к спящему Петрову, наклонился и почти шепотом сказал:
   - Товарищ капитан, я принес музыкальную зажигалку.
  Петров открыл глаза, не понимая, чего от него хотят. С удивлением посмотрел на Кирсанова и закрыл глаза. Кирсанов достал спичку из коробка и попытался зажечь ее. Пальцы его, почерневшие, опухшие, в гноящихся ссадинах, не слушались. Когда спичка зажглась, он осторожно прикрыл ее ладонью и поднес к сигарете. Обжегшись, немного скривившись от боли, Кирсанов тихо пропел:
  - Музыка вновь слышна,
   Встал пианист и танец назвал...
  Петров что-то пробормотал во сне, сигарета отклеилась от губы и упала ему под ноги. Кирсанов украдкой посмотрел на дверь и на спящего Петрова, быстро взял со стола начатую пачку "Охотничьих" и сунул ее за пазуху. Ссутулившись, как будто это делало его движения бесшумнее, он пошел к двери.
   В это время дали свет. Лампочка под абажуром, сделанном из корпуса пластмассовой итальянской мины, два раза мигнула и заго?релась, осветив комнату и спящего в неудобной позе Петрова тусклым светом.
   ... Утром перед выходом роты на сопровождение колонны бензовозов Кирсанов, как обычно, при?нес Петрову его личный шлемофон и автомат АКС. Тот, сидя на башне командирской БМД, зычно, неуставными выражениями руководил посадкой бойцов по машинам.
   Кирсанов вдруг почувствовал какую-то легкость в груди, отбросил привычную робость и неожиданно для себя обратился к грозному капитану:
   - Товарищ капитан, разрешите, я с вами? - слова вылетели сами собой.
  Казалось, Петров не понял сразу смысла сказанного, но, сообразив, ухмыльнулся:
   - Ну, Кирсанов, уморил. Вернусь, к Герою Советского Союза пред?ставлю тебя.
  
  ... Ближе к обеду искореженное тело капитана Петрова, все почерневшее от взрыва и огня, привезли на санитарной "таблетке" и по-ложили на носилки возле штаба батальона, накрыв простыней. Кирсанов стоял поодаль, не решаясь приблизиться. Все, что осталось от механика - водителя и наводчика командирской БМД лежало рядом, завернутое в грязные промасляные с выступившими бурыми пятнами от крови солдатские плащ-палатки.
  До самого прилета вызванных из Кабула вертушек он стоял и смотрел в одну точку, туда, где под плащ-палаткой должна была быть голова Петрова.
  ... Когда носилки и плащ-палатки подняли и понесли, Кирсанов поплелся за всеми к вертушкам, так и не приблизившись к этому, теперь уже грузу 200.
  ...Вертолеты, как бы с трудом, оторвались от площадки, подняв огромные клубы пыли. Солдаты и офицеры, участвовавшие в погрузке убитых и раненых, разбегались в разные стороны, закрыв глаза и удерживая на ходу срывающиеся панамы. Когда все стали разбегаться от взлетаю?щих вертушек, Кирсанов остался стоять на месте, согнувшись, закрыв лицо ладонями. Сбиваемый с ног сильными пылевыми потоками, он медленно опустился на колени...
  Бараки 1982 г., Минск 2012 г., Киев 2015 г.

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015