ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Владимир Волошенюк. Комарь

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Владимир Волошенюк. Участник боевых действий в ДРА: ноябрь 1981 - ноябрь 1983 г., командир десантно-штурмового взвода 3-го ДШБ (Бараки, провинция Логар) 56-й ДШБР (Гардез) воспроизвел еще один эпизод из жизни сослужмвцев.

   Владимир Волошенюк.
   Участник боевых действий в ДРА:
   ноябрь 1981 - ноябрь 1983 г.,
   командир десантно-штурмового взвода
   3-го ДШБ (Бараки, провинция Логар)
   56-й ДШБР (Гардез).
  
   Комарь
  
   - Комаря убили!!! Истошный крик, заглушая отдельные короткие автоматные очереди, покрыл предгорье у края дороги Гардез-Бараки. На шоссе, ковыляя с пробитыми скатами, разворачивался в сторону, откуда духи открыли огонь, головной БТР "семерки".
  Из пустой, с открытыми дверями кабины съехавшего на обочину машина ГАЗ - 69-го слышалась громкая музыка. На установленном в ней трофейном "панасонике" играла любимая кассета с "АББА" командира минометной батареи 3-го ДШБ Сереги Комарова.
  Личный состав несколько минут назад горохом высыпался из кузова и метался, как зайцы, в поиске укрытий. Кто-то оказался в кювете, кто - за колесами ГАЗ-69, кто побежал поближе к БТРу, десант которого на ходу спрыгивал с брони и тут же хаотично стрелял в сторону духов.
  Комаров с водителем, десантировавшись из кабины, под прикрытием стоявшего автомобиля, побежали в долину и залегли за бугром с небольшим каменным нагромождением. Вообще-то, местность с буграми и камнями на них напоминала афганское кладбище. На двоих лежавших был только один АКС.
  А все, потому что в Гардез сводная группа воинов-десантников 3-го ДШБ во главе с замначштаба (ЗНШ) капитаном Сергеем Васильевичем Петраковым выехала с целью участия в торжественном награждении орденами и медалями, при этом большинство бойцов были без оружия.
  Гвардейцы надели "дембельскую" форму - кителя, береты и тельняшки. Офицеры были в повседневной форме при портупее, что в тех условиях воспринималось в качестве парадной формы. В общем, поехали, как на свадьбу, с ветерком и праздничным настроением.
  На выезд взяли ЗИЛ хозвзвода и командирский ГАЗ - 69-й по предложению Комарова, который ехал в числе награжденных, получать "Звездочку". Сопровождали колонну два БТРа "семерки".
  В просторной кабине ЗИЛа "комфортно" разместился широкогабаритный капитан Сергей Васильевич Петраков, тоже направлявшийся за своей "Звездочкой". Он не любил пешие переходы на операциях, активно худел от них в летние сезоны. Старался создавать "уют" даже в полевых условиях, расстилая платочек, словно скатерть, под "сухпай" даже на коротких остановках во время приема пищи.
  Заветной его мечтой, которой он делился со всеми, было попасть после замены в военкомат, пить кефир по распорядку и сидеть на стуле с мягкой подушечкой. И еще - он громко заливисто смеялся от удачных шуток и подколок сослуживцев, а Комарь в этом смысле был одним из главных персонажей в батальоне
  Из Гардеза выехали сразу после обеда, отказавшись от предложения заночевать в бригаде и отметить награждение. Всем хотелось домой, там ждали и готовились к обмыванию боевых наград. Качество свежее выгнанного самогона Комаров проверил накануне лично.
  Когда под огнем душманов залегли, Комарь забрал у водилы АКС, и стал стрелять, короткими очередями, высовываясь из-за камней. После нескольких таких вылазок, он сполз вниз с опрокинутой головой и кровью на лбу. Вот тут-то и заорал его водила.
   Капитан Сергей Васильевич Петраков, до этого выпрыгнувший на ходу из ЗИЛа, с прихваченным в кабине АКСом, был невдалеке в кювете. Услышав крик, он короткими перебежками рванул к месту, где был Комарь.
  Когда Сергей Васильевич больно бухнулся на каменистую землю за бугром, слабо прикрывавшим его крупные габариты. Комарь поднял качающуюся голову и посмотрел на него, прищуриваясь, мутными глазами. На его благородной залысине кровоточила небольшая рана, усеянная вокруг мелкими камешками. Пуля попала в камень, а отколовшийся осколок угодил Комарю в лоб, от чего он лишился сознания на несколько мгновений.
  Удивлены были оба...
  - Комарь, не спи, замерзнешь, - зло бросил Сергей Васильевич, лично убедившийся, что командира минометной батареи пули не берут, а бугор с камнями защитит его при небольшом-то росте, надежнее, чем самого Петракова.
  Комаров надевал большие очки в уродливой черной пластмассовой оправе только в боевых условиях. Для надежности дужки очков сзади связывались резинкой от трусов. Однажды на сопровождении, когда Комаров руководил огнем вверенной ему батареи всматривался вдаль через "советский раритет", пуля зацепила дужку и очки на лице Комаря приняли вертикальное положение. Надо было видеть его удивление и непонимание, что произошло с очками. Потом этот рассказ многократно передавался во время застолий, обрастая новыми подробностями.
  - Сергей Васильевич, я нормально..., я прикрою, Вы лучше в кювет...
  - Век не забуду твоей доброты, Серега. Фуражку надень, а то лысину простудишь...
  - Щас, разберемся...
  Но повторять маневры с перебежками больше не пришлось. Автоматная стрельба "духов" быстро стихла. Только БТРы продолжали работать из КПВТ по окружающей местности, не жалея б/к. Нападение выглядело, как поздравление небольшой группы "товарищей душманов". Все-таки, почти рядом находилась бригада и можно было нарваться на серьезный ответ "Градами" и "вертушками" за такую наглость. Так что, удачно напугав "неместных шурави", они быстро ушли.
  Слава Богу, никого, из ехавших с заветными медалями и орденами десантников, даже не зацепило. Перепачкались только все основательно. Но мужественнее всех с повязкой на голове, как Щорс из старого советского кинофильма, теперь выглядел Комарь.
  - И на хрена нас надо было тащить в бригаду?
  - Шо, нельзя было передать эти "цацки" в батальон? - праведно начал возмущаться Комаров, стирая пыль с красной орденской коробочки, подойдя к ЗИЛу, в кабине которого устраивался Сергей Васильевич.
  - Что ж ты, такой умный, раньше молчал? - парировал, кривясь, Петраков, потирая ушибленное колено, - Надо было тебе сказать комбригу Чижикову: - Товарищ полковник, приезжайте для награждения к нам в Бараки, я Вас самогоном угощу.
  - Все, кончай базар, по местам и поехали, - Сергей Васильевич захлопнул дверь, а Комарь держа руку на забинтованной голове и продолжая бурчать себе под нос, не спеша, пошел к своему ГАЗ - 69-му. В кабине продолжала громко играть и петь "АББА".
  В батальоне с нетерпением ждали награжденных, все уже были в курсе об обстреле. Замполит по приезду организовал фотографирование офицеров в полевой форме с наградами перед зданием штаба. Позже он сделал большую фотографию, как в выпускном школьном альбоме. Фото каждого в виньетке было размещено на фоне Баракинских пейзажей и грустного памятника подорванному БМД, что стоял на постаменте на территории батальона. В верхнем углу размещались фотографии погибших ребят.
  А в тот вечер весело и громко отмечали награждение в штабе, в ротах, батареях, перемещаясь по очереди друг к другу в гости, кто с баяном, кто с гитарой, кто с магнитофоном, кто с бутылкой.
  Комарь сначала воодушевленно, потом устало рассказывал и отвечал на расспросы о ранении камнем в голову. Подколкам и шуткам не было конца.
  - Комарь, а куриный бульон тебе доктор приписал при твоем ранении?
  Вопрос звучал не просто так. Все хорошо знали, что командир минометной батареи обычно после развертывания минометов на позициях, во время сопровождений, организовывал проведение поисков в близлежащую местность, занятую нелояльным афганским населением. Иногда он лично в них участвовал с целью "захвата в плен или уничтожения" подающих сигналы душманам кур и петухов.
  Увлеченный нехарактерной для минометчиков боевой работой, он однажды "с бодуна" все перепутал и скомандовал открыть огонь в аккурат, как только группы прочесывания вошли в зеленку, вместо того, чтобы сделать это раньше и обстрелять ее перед входом туда своих боевых товарищей.
  Получилось все, как в песне, недолет перелет - по своим артиллерия бьет. По счастливой случайности зацепило только одного бойца в ногу.
  В тот день, сначала по средствам связи, а потом и в личном общении Серега услышал в свой адрес очень много "по-партийному принципиальных" замечаний, с широким использованием идиоматических выражений. Мгновенно осознав всю глубину своей вины, он вечером "накрыл поляну" для участников выхода в зеленку. Свежий куриный суп смягчил сердца товарищей офицеров, и вопрос о "некультурном" поведении командира минометной батареи решили не выносить на повестку дня грядущего партийного собрания батальона.
  После замены Серега из Афганистана попал в Николаев, в десантно-штурмовую бригаду. Там он и был успешно "сожран" родными партийно-политическими органами во время антиалкогольной кампании.
  Уволившись из Вооруженных сил, он уехал к родителям в Подмосковье...

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015