ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Афганская арена. Военачальники Ссср 1972 - 1992 гг. Главные советские военные советники, специалисты и консультанты в Афганистане и их заместители 1972 - 1992 гг. Генерал-майор авиации Орлов Олег Гаврилович

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Афганская арена. Военачальники СССР 1972 - 1992 гг. Главные советские военные советники, специалисты и консультантыв Афганистане и их заместители 1972 - 1992 гг.Генерал-майор авиации Орлов Олег Гаврилович

  Афганская арена. Военачальники СССР 1972 - 1992 гг.
  Главные советские военные советники, специалисты и консультанты
  в Афганистане и их заместители 1972 - 1992 гг.
  
  Генерал-майор авиации Орлов Олег Гаврилович
  
   Орлов Олег Гаврилович - генерал-майор авиации.
   Родился 6 сентября 1929 года в пгт Звениговский затон Марийской АССР в семье служащих. Отец Орлов Гавриил Филиппович, 1898 г.р., был тяжело ранен в годы Великой Отечественной войны в 1943 году под Сталинградом. Старший брат Орлов Глеб Гаврилович, 1924 г.р., офицер, погиб в апреле 1945 года. Младший брат Орлов Рюрик Гаврилович, 1939 г.р., работал в Чувашии.
  Орлов О.Г. с раннего детства связал свою жизнь с авиацией. В 1948 году закончил 10 классов спецшколы ВВС в г.Казани. Далее воинская служба проходила следующим образом:
  1948 - 1951 гг. - курсант, Фрунзенское военное авиационное училище летчиков 73-й Воздушной Армии ТуркВО, г. Фрунзе.
  1951 - 1954 гг. - летчик 146 гв. иап 120 иад ПВО 16 иак ПВО Киевского района ПВО, г. Васильков Киевской обл.
  03.1954 - 07.1954 гг. - старший летчик 146 гв. иап 120 иад ПВО 16 иак ПВО Киевского района ПВО, г. Васильков Киевской обл.
   В июле месяце 1954 г. во время пилотажа на самолете Миг-15 из-за производственно-конструктивных недостатков заглох двигатель. Орлов О.Г. запустил двигатель, но при посадке превысил скорость, выкатился за пределы полосы и разбил самолет. За данную аварию в качестве взыскания он был понижен в должности. В последующем взыскание было снято, Орлов О.Г. не утратил своих высоких летных качеств и восстановлен в должности.
  1954 -1955 гг. - летчик 146 гв. иап 120 иад ПВО 16 иак ПВО Киевского района ПВО, г. Васильков Киевской обл.
  1955 - 1956 гг. - старший летчик 146 гв. иап 120 иад ПВО 16 иак ПВО Киевского района ПВО, г. Васильков Киевской обл.
  03.1956 - 12.1956 гг. - командир звена 146 гв. иап 120 иад ПВО 16 иак ПВО Киевского района ПВО, г. Васильков Киевской обл.
  1956 - 1957 гг. - командир звена - инструктор летчик 894 иап 120 иад ПВО, пос. Озерное Житомирской обл.
  1957 -1961 гг. - слушатель командного факультета Краснознаменной Военно-воздушной академии ВС СССР.
  07.1961 - 11.1961 гг. - командир эскадрильи 641 гв. иап 26 иад 10 Отдельной армии ПВО Ленинградского военного округа (ЛенВО).
  1961 - 1962 гг. - командир авиазвена 641 гв. иап 26 иад 10 Отдельной армии ПВО ЛенВО.
  1962 - 1964 гг. - заместитель командира эскадрильи - штурман 641 гв. иап 26 иад 10 Отдельной армии ПВО ЛенВО.
  1964 - 1966 гг. - командир авиаэскадрильи 641 гв. иап 5 дивизии ПВО 10 Отдельной армии ПВО ЛенВО, г. Петрозаводск, Карельская АССР.
  1966 - 1967 гг. - заместитель командира полка по летной подготовке 524 иап 23 дивизии ПВО 10 Отдельной армии ПВО ЛенВО, п. Обозерская, Архангельская обл.
  1967 - 1969 гг. - старший инспектор - летчик по тактике воздушного боя и воздушной стрельбе отдела боевой подготовки и боевого применения управления авиации 10 Отдельной армии ПВО.
  1969 - 1972 гг. - начальник отдела боевой подготовки и боевого применения управления авиации 10 Отдельной армии ПВО.
  1972 - 1978 гг. - заместитель начальника авиации 10 Отдельной армии ПВО.
  31.01.1978 - 13.02.1980 гг. - советник начальника штаба ВВС и ПВО ДРА.
  1980 - 1985 гг. - заместитель начальника штаба по боевому управлению - оперативный дежурный по 1085 командному пункту 8 Отдельной армии ПВО, г. Киев.
  Военный летчик 1 класса - 1963 г.
  Военный летчик-снайпер - 1973 г.
  Заслуженный военный летчик СССР - 1977 г.
  Уволен с действительной военной службы по болезни с правом ношения военной формы одежды, Приказ МО Љ 0238 от 18.04.1985 г. Исключен из списков личного состава 8 Отдельной армии ПВО 17.06.1985 г.
  Воинские звания: лейтенант (1951 г.), старший лейтенант (1954 г.), капитан (1956 г.), майор (1961 г.), подполковник (1966 г.), полковник (1970 г.), генерал-майор (1979 г.).
  Награды: орден Красной Звезды (1978 г.), медали СССР и зарубежных государств.
  
  Принимал активное участие в работе Украинского союза ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов), пользовался большим уважением ветеранов войны и военной службы.
  Жена Орлова Галина Николаевна, дочь Орлова Елена Олеговна.
  Умер 08.10 1997 г. в г. Киеве.
  
  Документы
  
  СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  на советника начальника штаба ВВС и ПВО НВС
  Демократической Республики Афганистан
  генерал-майора авиации Орлова Олега Гавриловича
  
   За период пребывания в служебной командировке в ДРА зарекомендовал себя дисциплинированным, исполнительным, трудолюбивым советником. Умело обучал подсоветного. Вместе с ним занимался решением вопросов поддержания боевой готовности частей ВВС и ПВО, организации и проведения в них боевой и политической подготовки. Настойчиво добивался выполнения выданных рекомендаций.
   Являясь старшим коллектива, правильно руководил работой подчиненных ему советников и специалистов. Хорошо знал положение дел на местах. Пользовался заслуженным авторитетом в коллективе. С высокой эффективностью проводил информационно-пропагандистскую работу. Принимал активное участие в работе партийной организации. Являлся членом парткома группы СВС. В течение двух лет входил в группу докладчиков при парткоме, часто выступал с лекциями и докладами перед личным составом частей ВВС и ПВО.
   За успехи в производственной и общественной деятельности поощрялся Главным военным советником.
   Физически здоров. Местные климатические условия переносил хорошо. Морально устойчив, идеологически выдержан. Военную и государственную тайну хранить умеет.
   Делу КПСС и социалистической Родине редан. Нормы поведения советских граждан за рубежом он и его жена не нарушали.
  
  Вывод: С задачами командировки справился.
  
  Главный Военный Советник в Демократической Республике Афганистан
  генерал - полковник С.Магометов
  06.02.1980 года.
  
  Материалы СМИ и публикации
  
  Из книги: Аблазов В.И. Афганистан. Четвертая война. - Киев: Марко ПАК, 2002. - 206 с.
  
  Саурская революция. Свидетельства участников и очевидцев.
  Очередная годовщина афганской революции отмечалась в наших, советских, традициях. Вышли газеты с портретами вождей. Лица Ленина и Брежнева, Тараки и Амина заполнили собой первые страницы всех центральных изданий.
  Вечером прошли торжественные собрания личного состава, а потом руководители армии и советники собрались на приќеме. Рассказы с подробностями о недавних ярких, полных опасными событиями дней были различными по глубине обобщения и степени детализации обстановки, но все они были несомненно интересными. В предпраздничный день этим офиќцерам трудно было объективно оценить ту роль, которую каждый из них играл в событиях, ставших историческими, ставших прологом трагедии.
   Орлов Олег Гаврилович, генерал-майор авиации, в 1978-1980 годах работал советником начальника Главного штаба ВВС и ПВО Афганистана, был старшим начальником коллектива военных советников ВВС и ПВО. По одной из версий решение о присвоении ему генеральского звания было согласовано в личной беседе Тараки и Брежнева. Так была оценена роль авиации в победе революции. Вместе с Орловым генеральские звания в августе 1979 года получили еще два авиатора: Егоров и Аревшетян. Рассказывали, что подсказал эту идею афганскому лидеру его адъютант, С.Д.Тарун, активист революционного движения. Все документы для официального представления готовил начальник гарнизона авиа базы Баграм полковник Гулям Сахи, занявший после революции пост Главкома ВВС и ПВО Демократической Республики Афганистан. Олег Гаврилович часто шутливо говорил: "Мы - генералы Тараки!"
  О.Г.Орлов сыпал цифрами, как из рога изобилия. Ему уже не один раз пришлось их докладывать всем эшелонам власти и он с нескрываемой обидой говорил, что сухопутчики почему-то не заметили роли авиации в революќционных событиях. А оказалось, что авиаторы поработали достойно, кроме того, все штабы революции размещались на авиационных базах, и руководство началом действий было возложено на авиационных офицеров.
  Накануне Саурской революции политическая обстановка в Афганистане была достаточно сложной. Очень популярен был в то время анекдот: Дауд следует на автомобиле за лидерами двух других держав. На развилке дороги, где каждый должен ехать своим путем, один лидер повернул направо, другой - наќлево, а Дауд включил левый поворот и поехал... направо.
  Мы, советские специалисты имели прямые указания Главноќго военного консультанта генерала Л.Н.Горелова, не вмешиќваться во внутриполитические процессы и воздерживаться от политической оценки происходящих в Афганистане событий. Одќнако, в условиях непосредственного общения с афганскими офицерами происходило взаимное влияние друг на друга. Довериќтельные разговоры и обмен мнениями были крайне редкими. Все: и мы, и они были очень осторожны. Но по реакции на наши предложеќния и отношению к их реализации можно было делать определенќные предположения. Наши взаимные симпатии и антипатии опредеќлялись, главным образом, чисто человеческими качествами - поќрядочностью, нравственностью, моралью, офицерской честью и профессиональной компетентностью, и совсем не затрагивали политической ориентации и партийной принадлежности.
  Относились к нам по-разному. Принимали везде вежливо. Но выезд наших специалистов в войска ограничивался. Наша воќенная техника работала в условиях Афганистана надежно, посќтавлялась на очень льготных условиях. Весь самолетный и вер-толетный парк был укомплектован советской техникой. Практиќчески все авиаторы были подготовлены в советских ВУЗах: летчиќки - в Киргизии и на Кубани, инженеры и высший командный состав авиации - в Украине. Они хороќшо владели русским языком, понимали нашу культуру и взаимоќотношения, переняли многие наши традиции.
  Однако, часть руководства ВВС и ПВО во главе с заместителем Главкома генерал-лейтенантом Саттар-ханом противодействовала развитию нашего военного сотрудничества, вела к его сворачиванию и переориентации на Запад.
  За два дня до революции, 25 апреля 1978 года, мы с Коќмандующим ВВС полковником Дин-Маматом вылетели в командировќку в Кандагар. Дин-Мамат был родственником Министра обороны в правительстве Дауда. С должности командира аэродромной технической части (АТЧ) его направили в СССР в Академию ПВО (г. Ка-линин), а после ее, традиционного для иностранцев, ускоренќного и успешного окончания назначили Командующим ВВС. Специалисты пониќмают всю противоестественность такого назначения. Он не стаќрался обременять себя служебными обязанностями. Главной сфеќрой его деятельности была торговля. В его кабинете гораздо чаще, чем подчиненных офицеров с боевыми документами и рабоќчими картами, можно было встретить за чаем представителей торговых компаний и фирм с контрактами и подарками (бакшишами). Поэтому Дин-Мамат разрешал от его имени отдавать расќпоряжения войскам. Мы активно пользовались этим обстоятельќством и приказы отдавались как по афганской системе управлеќния, так и по линии советских специалистов. Это приводило к тому, что мы постепенно привыкали непосредственно управлять афганскими войсками и подменять афганских командиров и спеќциалистов. Оказывалось проще сделать самому, чем научить, чем добиваться исполнения, и мы этим пользовались. Доверие афќганцев к нам, а потом и их иждивенчество не всегда было на пользу общему делу - формированию боеспособной и боеготовной армии Афганистана. В этот раз о боевой готовности авиационного полка, вооруженного самолетами Миг-17, мы узнали только из доклада консульќтанта полковника Долготелесова. Командир полка подполковник Абдул Кахар со всем был согласен. Остальное время ушло на нанесение обязательных визитов к руководству провинции и коќмандиру кандагарского армейского корпуса, реальному ее хозяќину.
  26 апреля 1978 года мы связались с начальником штаба ВВС и ПВО полковником Абдул Кадыром. Он учился и "встал на крыло" в Советском Союзе, на курсах повышения квалификации летного состава в Краснодаре успешно сдал на классность - стал летчиком 1-го класса. Он так же, как и многие другие, полностью переложил свои служебные обязанности на консультанќтов. Но причина этому была совсем иная. О ней мы узнали позже, уже после революции. Абдул Кадыр усиленно занимался орга-низаторской, политической работой в армии, был в числе акќтивистов и руководителей революции, а поэтому ему просто не хватало ни времени, ни возможности для самостоятельного упќравления процессами боевой подготовки ВВС и ПВО. Абдул Кадыр посоветовал нам вернуться в Кабул. Мы выполнили это приказаќние и 27-го апреля утром были на Кабульском аэродроме. У здаќния Штаба ВВС и ПВО в это же время по команде сверху проводилќся митинг военнослужащих в поддержку Правительства и Президенќта Дауда. Звучали пламенные речи, играла национальная музыка, офицеры и сержанты исполняли какой-то коллективный торжественќный танец. Ни с кем из руководителей ВВС и ПВО нам детально побеседовать не удалось. Кто-то был занят на митинге, кого-то не было на месте. Как обычно, сразу после полудня консультанќты Штаба ВВС и ПВО на автобусе поехали по своим домам готоќвить себе обед и без жалоб на поваров съедать все, что самими и приготовлено, затем по распорядку дня предполагалось возвращение на рабочие места. Но в этот день автобус после обеда не прислали и все остались дома, пытаясь выяснить друг у друќга, что же происходит. Совершенно случайно в этот день на Каќбульском аэродроме остались только два советских консультанќта - капитан Дмитренко и инженер Булкин. Они подробно расскаќзали о событиях, которые происходили в субъективном восприяќтии на их глазах в Хаджероваше, в районе расположения аэро-дрома, Штаба и Училища ВВС и ПВО.
  Реально боевые действия ВВС начались 27 апреля в 13 чаќсов 30 минут и непрерывно продолжались до 10 часов утра 28 апреля. Боевая работа в поддержку революции проводилась во всех авиационных гарнизонах. Сначала только в Кабуле работали самолеты и вертолеты транспортного полка, обеспечивая необхоќдимую связь и перевозки. С аэродрома Шинданд и несколько позже - с аэродрома Кандагар были перебазированы группы самолетов на аэродром Баграм. В авиагарнизоне Баграм, которым командоќвал полковник Гулям Сахи, были задействованы оба полка: истре-бителей и истребителей-бомбардировщиков. На них и легла осќновная нагрузка боевых действий, в которых участвовало 65-70 процентов летного состава. В полку на самолетах МиГ-21, котоќрыми командовал подполковник Латиф, летали 11 летчиков. Они сделали 50 боевых вылетов. Нагрузка на одного летчика была неравномерной - от 1 до 14 вылетов. Больше всех летал инспекќтор Отдела боевой подготовки ВВС майор Мир Гаусуддин. Это он 14 раз вылетал на боевое задание. В полку на самолетах Су-7Б, которым командовал подполковник Акрам-хан, летали 12 летчиков. Они сделали 45 боевых вылетов. На каждого летчика приходилось от 2 до 6 боевых вылетов.
  Несмотря на длительный перерыв в тренировках 7 летчиков провели 21 боевой вылет ночью (4 летчика на самолетах МиГ-21, 3 летчика на самолетах Су-7Б). В целом налет (время самоќлетов в воздухе) составил около 53 часов, из них 11 часов - ночью.
  Из самолетного парка аэродрома Баграм в боевых действиќях участвовало 70 процентов исправных самолетов МиГ-21 и все 100 процентов - СУ-7Б.
  В течение суток потери составили два самолета: самолет МиГ-21УТ был поврежден огнем зенитной артиллерии, летчик катапультировался, и самолет СУ-7Б, пилот которого на взлете плохо себя почувствовал, стал теќрять сознание из-за переутомления и вынужден был катапультиќроваться, оставив самолет. Кроме того, от стрельбы различными видами оружия повреждены в воздухе три МиГ-21, четыре Су-7Б, вертолет Ми-8, два транспортных самолета Ан-26 и Ил-14. Тольќко в Ан-26 техники после посадки насчитали 16 пробоин.
  Авиация израсходовала при нанесении ударов 48 бомб (ОФАБ-250), белее 3000 неуправляемых реактивных снарядов (НУРС С-5), и более 3000 снарядов было выпущено из авиационќных пушек.
  Основные цели авиации располагались в 2-х районах. В перќвом районе в центре города, где расположен Президентский двоќрец, Посольства, жилые дома, действовать приходилось осторожќно и с высокой точностью. Летчики здесь пользовались только пушками и НУРСами. Во втором районе, за городом, где размещалќся штаб Центрального армейского корпуса (ЦАК), эти ограничеќния отсутствовали и стало возможным массированное использоваќние авиации и применение бомб.
  Части ПВО Афганистана также участвовали в те дни в боеќвых действиях. Личный состав 99-й зенитно-ракетной бригады (ЗРБР) отразил нападение частей 8-й пехотной дивизии. А огонь 100-мм зенитных орудий одной из зенитно-артиллерийских батарей не дал частям 7-й пехотной дивизии выйти на подќдержку войск, верных Президенту.
  Управление боевыми действиями осуществлялось с Главного командного пункта (ГКП) ВВС и ПВО. Поддерживалась связь со всеми гарниќзонами, штабами 4-й и 15-й танковых бригад, с самолетами в воздухе, а также с группой, которая находилась в районе Дома радио и передавала информацию непосредственно с поля боя.
  Обстановка в эти дни в других гарнизонах была относительќно спокойная. Так в Шинданде, по сообщению консультанта ГКП подполковника Шестакова, не было ни стрельбы, ни жертв. Личќный состав гарнизона поддержал Военно-революционный совет, заявил о переходе на сторону восставших, арестовал начальника гарнизона. Советским специалистам рекомендовали находиться в своих домах.
  Утром 28 апреля самолетом Ан-26 были доставлены в Кабул, арестованные военачальники, не принявшие революцию. Это были командир 17-й пехотной дивизии из Герата, командир и начальник штаба армейского корпуса и командир одной из дивизий из Кандагара. Сопровождали их вооруженные авиаторы, а встреќчал в Кабуле - полковник Абдул Кадыр, который и переправил их в Министерство обороны.
  6 мая 1978 г. новое руководство Афганистана организовало первую встречу с иностранными журналистами. Нур Мухаммед Тараки, глава Демократической республики Афганистан (ДРА) подќчеркнул, "...что события эти были не переворотом, совершенным группой офицеров и руководящих кадров, а революцией, начатой партией".
  Всех, конечно, интересовали ответы на вопросы о жертвах революции:
  - Сколько человек погибло во время переворота?
  - С нашей стороны и со стороны тирана было убито не более 72-73 человек.
  - Сколько человек арестовано?
  - Их количество не превышает 20-25 человек.
  - Сколько человек казнено?
  - Большая часть бывших министров освобождена. Генералам скаќзали - идите домой, сидите дома, не занимайтесь злонамеренќной пропагандой против нас и мы не будем вмешиваться в Вашу жизнь.
  30 мая 1978 года новый Министр обороны полковник Абдул Кадыр представил меня руководителю ДРА Нур Мухаммеду Тараки.
  Условия нашей работы и характер взаимоотношений с афќганцами резко изменился. Существенно возрос объем работы и степень нашего участия в боевых действиях. Нам изменили катеќгорию: мы стали военными советниками, а не специалистами и консультантами, как раньше.
   Начала активно разворачивать свои силы контрреволюция, обострялась фракционная борьба в руководстве страны. Постепенќно разгорался огонь гражданской войны...
  
   Рабочие записи военного советника
   21.06.1979. Нас представляли советнику Главкома ВВС и ПВО Орлову О.Г. и местному руководству. Меня представили как старшего группы. На это Орлов среагировал своеобразно: "Мне нужны работники, а не начальники". Кадровик аппарата советников Малиновский, заметив неловкость, подмигнул мне и ответил: "Он и специалист хороший". Афганцы ждали нас и искренне рады нашему приезду. Все торжественно, но никаќкой парадности. Дух времени чувствуется и в слоќвах, и в обстановке кабинетов. В каждом из них, кроме рабочих столов, солдатская койка, а в углу или прямо на столе - автоматы с примкнутыми рожками. На каждом рабоќчем столе - портрет руководителя и флаг респубќлики.
   Большинство афганских товарищей говорит по-русски. Многие из них - наши ученики. Лейтмотивом всех выступлеќний является фраза: "Спасибо, что приехали по-могать нам в такое тяжелое время".
   07.08.1979. Советник Главкома ВВС и ПВО ДРА Орлов О.Г. обрисовал общую обстановку и поставил задачи советникам:
   Амин собирал верховное главнокомандование вооруженных сил. Советских советников никого не пригласили. В целях безопасности необходимо учесть, что приобретает значение индивидуальный террор. Особенно опасен период окончания рузы. В прошлом году в этот период только в армии было арестовано 600 человек.
   Главная задача на 08.08. - доставка боеприпасов и 24 солдат - командос в Ургун.
   08.08.1979. Советник Главкома ВВС и ПВО ДРА Орлов О.Г. довел до коллектива материалы совещания у Главного военного советника:
   Авиация попыталась высадить десант и грузы в Ургуне. Не все удалось сделать. Один вертолет подбит, экипаж получил ранения, другой рулил без остановки и с него сбрасывали грузы, третий - так и не сел. Там стоит проблема вывоза советских советников. Время уже упущено.
   Авиагарнизон Баграма и транспортный полк работают "на износ". Необходимо ехать к Амину и доложить, что авиация находится на пределе своих возможностей. Не известно, все ли нити заговора и мятежа выкорчеваны, надо быть бдительными.
   Плохая дисциплина среди переводчиков: двое напились, взяли "Тойоту", афганского офицера и погнали на Джелалабад, проскочили пост, устроили перестрелку.
   Для укрепления дисциплины первые мероприятия - это осмотр внешнего вида. Затем будут строевые смотры советников. Каждый день к 22.00 докладывать о наличии людей в коллективах советников. Каждый советник должен знать телефоны Главного военного советника и его заместителей.
   20.08.1979. Орлов О.Г. cообщил: На аэродром Баграм прибывает для постоянного базирования 12 вертолетов Ми-8. Техническое имущество доставляется 24-мя рейсами самолетов Ан-12 и 4-мя рейсами самолетов Ил-76.Считаю нецелесообразным брать их под свою команду, поскольку часть из них обязательно погибнет и будет отправлена обратно в цинковых гробах. Афганцы будут посылать их в горячие точки. Советники ВВС и ПВО о присылке этой команды не знали и своих требований по этому вопросу не выдвигали.
   О работе московской комиссии: ее возглавляет генерал-майор Новицкий Павел Данилович, начальник отдела боевой подготовки армейской авиации ГШ ВВС, имеет большие полномочия. Эта группа не имеет конечного срока командировки. Новицкий будет проводить беседы со всеми советниками. Сегодня запланированы беседы: Кузнецов Е.Н.(Связь и РТО ВВС), Разуваев (РТВ), Нестеренко (Отдел боевой подготовки), Анохин (тыл). Завтра: Аблазов (Училище) и по остатку времени Козин Николай Прокофьевич (Политотдел), Маматов Василий Макарович (отряд Ан-12).
   На 30.08 запланирован отлет группы афганцев на переучивание в СССР на Ми-25.
   Долготелесову передайте большую "дыню" за то, что разрешил приехать в Кабул своей жене и жене Якименко. Кто их будет сопровождать, охранять? Кто их будет размещать? Где брать переводчиков?
   Землетрясение. Природа не выдержала нагоняев.
   21.08.1979. Орлов О.Г.: Вчера с Главкомом решали вопросы размещения эскадрильи из 12 вертолетов Ми-8 (личный состав, площадки и т.д.). Потребовалось выделение от афганской стороны 74-х стрелков охраны, сопровождающих вертолеты. Это должны быть члены партии, с автоматами и пулеметами. Решили ускорить строительство жилых домов. Ну, а пока - большие трудности с размещением летчиков, техников, солдат. Были в хозяйстве Ломакина в Баграме. У них палатки стоят в капонирах, рвутся. Сейчас они сами стали делать кирпичи и будут строить казармы.
   Продолжается активная работа оперативной группы изМосквы. Зам. Павловского И.Г. вылетел на рекогносцировку на Ан-2 в район Газни. В четверг Новицкий и другие летят в Мазари-Шариф.
   Саврасенко Олег Сергеевич (советник главного инженера ВВС) - перед отпуском должен сдать годовой отчет и подать заявку на технику и имущество на 1981 год. Они должны быть поданы в аппарат ГВС до 09.09.79 г.
   В СССР 01.09.79 г. отправляются 4 экипажа Ми-25. Афганцы все время крутят, до последнего дня не даны кандидатуры и поименные списки тех, кто полетит. Для тех, кого они хотят отправить, срочно увеличивают их налет, опыт.
   Раньше у нас была дружба, а теперь - братство, основанное на безвозмездном потреблении афганской стороной, а также полном обеспечении советников за счет нашей стороны, участие наших людей в их боевых действиях. Т.е. все - с нас, а нам - ничего. Это оценка ситуации. Даже "Волгу" нашему генералу - советнику Главкома - дали самую разбитую.
   05.09.1979. Совещание в ГШ ВВС и ПВО ДРА. Орлов О.Г.: вертолеты Ми-8 ушли на Чамкани, Джаджи, Барикот, их сопровождают боевые вертолеты. Из Мазари-Шариф советник командира учебного полка Пехотин В.А. сообщил, что на грузовых площадках порядка нет. Полеты туда прекращены. В целом в подразделениях тыла МО нет порядка: стоят 40 тонн боеприпасов для Министерства внутренних дел. Ватанджар по-прежнему чувствует себя Министром обороны и продолжает вооружать своих бандитов.
   Вчера между 9.00 и 10.00 зафиксирован пилотаж над Кабулом. Разбираемся. В целом обстановка сложная: дивизионы ПВО 2-й день отстреливаются от нападений групп бандитов.
   14.09.1979. Вечером по радио Кабула на русском языке передали, что по предложению тов.Амина (перечислены все его должности) мудрый вождь афганского народа тов. Тараки назначил новых министров и перечислены новые назначения на должности.
   Приказ генерала Новицкого П.Д.: Обстановка предельно обострилась, никаких команд, кроме Павловского И.Г., Горелова Л.Н., Новицкого П.Д. не выполнять.
   Орлов О.Г.: Обстановка с каждым часом становится все более напряженной. Во-первых, необходимо уточнить, кто входит в группировку Амина, а кто поддерживает Тараки. Группировка Тараки: Латиф, Дуст Мамад, Хаджи Мамад, Абдурахман, Расуль, Заирхан. Остальные - сторонники Амина? Главком сообщил Амину: запасной вариант в случае отключения телефона Главкома - пользоваться телефоном начальника тыла. До 19.00 Главком даже не интересовался, где Командующий ВВС. Узнал о его отсутствии от Орлова.
   19.35 Звонок Костенко: Командующий ВВС Назар Мамад у начальника Генштаба Якуба.
   Звонок Якубу. Соединили. Якуб отказался дать трубку Назар-Мамаду для разговора с Орловым.
  Главкому Звонил Тараки. Сказал, что у него все нормально.
  22.40 Прибыла машина из АКСА (службы безопасности ДРА) за Али Голем. Он пытался с автоматом войти в кабинет Главкома и убить его. Главком считает, что это не его личная инициатива.
  Начальник штаба ВВС Латиф сказал: "У меня нет сведений, а начальнику политотдела звонят и сообщают, что Тараки окружен. У Амина убит адъютант."
  Латиф пришел с Али Голем с требованием поднять вертолеты. Они были бы сбиты.
  22.50 Указание Якуба: полеты не проводить. Вылеты запретить.
   Совещание советников, обсуждение событий:
  Орлов: В Доме Народов во время перестрелки погибло некоторое количество людей. Главком приказал забрать у офицеров все автоматы и оставить только пистолеты. Стрельбы друг в друга не будет. Происходящие события - это сведение личных счетов наверху. Полеты всех видов авиации, кроме международных, прекращены. Зенитно-ракетная бригада была приведена в готовность и ей было дано указание сбивать любой самолет, появившийся над Кабулом. В Доме Народов в это время были Посол и ГВС. Из Баграма и других мест вызваны командиры полков к Главкому на беседу. Солдатам сказано, что раскрыты заговорщики. Никого не арестовывали, просто во избежание беспорядков всем было предложено находиться на своих местах, а чтобы предупредить нарушения, были выставлены часовые. Сейчас разбираются, откуда все началось. Разыскиваются те, кто хотел столкнуть лбами стороны конфликта.
   15.09.1979. Утром в комнате советских советников много народа. Все встревожены. На вопросы толком никто не отвечает. Потом постепенно начали приходить в себя, понимая, что все опасности позади, и понемногу рассказывать о том, что произошло.
   Ватанжар и ещё четверо (Министр связи, По делам границ, Госбезопасности и нач. Царандоя) прибыли вечером 13.09. к Тараки и стали требовать, чтобы с Амином всё было решено. Тараки не проявил активности. Тогда они поехали в Советское Посольство и просили оказать влияние на Тараки. Посол запросил ЦК. Состоялось экстренное заседание. Рекомендовали примирить стороны. Тараки пригласил вечером 14.09. Амина приехать без охраны. Но тот все равно прибыл с охраной на двух машинах. Во Дворец Народов он шел с личной охраной. Его встречали Н.М.Тараки, Советский Посол и Главный Военный Советник. В это время раздались выстрелы. Были убиты несколько человек из охраны Амина и телохранитель Тараки. Другой представитель Амина был ранен. Амин подхватил его, затащил в машину и они умчались. В окровавленной одежде Амин влетел в Генеральный штаб и отдал войскам приказ занять положение по готовности Љ1 обороны Кабула. Ватанжар после приезда из Посольства обзвонил всех своих знакомых командиров частей и предупредил, чтобы они ждали его распоряжений (разговор записан на телефонной станции).
   В штабе ВВС и ПВО вечером советники не успели уехать с работы и их прямо в рабочей комнате советников взяли под стражу, солдат-часовой был поставлен новый, который никого из нас не знает и никого никуда не выпускал. Сначала пошли обрывки фраз: "Какой-то чудак стрелял в Амина и промахнулся". Были звонки от советника командира танковой бригады, он сказал, что есть сообщение, что второй окружил первого и первый просил помощи. Эта информация была передана Заплатину В.П. и Главному военному советнику Горелову Л.Н. по телефону. Говорят, что информация об окружении первого вторым пришла к Главному военному советнику еще до того, как началась стрельба в Доме Народов. Потом опять: "1-й окружен 2-м и просит прислать из Баграма отряд советских десантников". Затем последовал приказ поднять 2 вертолета. Генерал Егоров А.А. помчался его отменять. Но один уже поднялся и его сажали. Затем все телефоны были отключены и советники отрезаны от внешнего мира. Разрешали с выводным выходить только в туалет. Свободно перемещались только Орлов О.Г. и переводчик Румянцев В.С. Орлов Олег Гаврилович был приглашен на прием и был в соответствующей парадной форме. Он постоянно был в кабинете Главкома ВВС и ПВО или Командующего ВВС. Говорил, что авиация была готова в любой момент выполнить приказ Главного Военного Советника.
  Орлов О.Г.: Приказываю советнику командира вертолетного полка Абрамову все вылеты полка согласовывать только со мной. Егоров и Новицкий пусть ставят задачи, а приказ на боевые действия получать только от меня. Егоров не взял на себя ответственность отдавать распоряжения.
   08.10.1979. Партактив советских военных советников: Об улучшении советнической деятельности в свете новых требований МО СССР.
   Из выступления Орлова О.Г.: В ВВС и ПВО - около 200 советников. Все выполняют свой интернациональный долг на своих местах. Проделана большая работа. Практически все рекомендации внедрены в жизнь. Введено боевое дежурство. Перевезено большое количество грузов. Из общего числа полетов много было сделано боевыми самолетами. Баграм - бастион революции (советник начальника гарнизона Аревшатян). Эффективно работают части Мазари-Шариф (советник Пехотин) и Кандагар. К сожалению, имеет место высокая аварийность. Советник командующего ВВС генерал Егоров А.А. недостаточно полно знает обстановку в авиационных частях, а лучше знает наземную обстановку в районе Газни и Гардеза.
   27.12.1979. День предвыходной. Несмотря на видимые существенные изменения в обстановке, рабочий день прошел по сокращенной программе. В домах отключили электричество и отопление, было холодно и неуютно, сидели не раздеваясь. Неожиданно прибыл переводчик штаба ВВС и ПВО Назим Салманов. Нашу группу из пяти человек (Стадниченко В.Д., Аблазов В.И., Герасименко В.Д. Добролюбов А.Н., Владимиров В.В.) вызывают на работу. В штабе ВВС и ПВО обстановка боевая: не мельтешит афганская охрана, их сменили десантники, перед штабом и внутри него развернуты новые радиостанции. В кабинетах знакомые советники перемешались с советскими офицерами в полевой форме и какими-то солидными людьми в пальто и шляпах.
  Генерал Орлов О.Г. прервал свой разговор с генерал-полковником Гайдаенко И.Ф., и обратился к нам: "Вы - боевая группа. Сейчас объявлена повышенная боевая готовность. Ваша задача: в случае объявления полной готовности Љ 1 блокировать руководство и управление Училища ВВС и ПВО, не допустить вооружения, направления курсантов и офицеров для усиления охраны в штаб ВВС и ПВО, а также их вооруженного выступления по другим задачам. Объясните твердо и настоятельно начальнику Училища Джурабеку, что положение в аэродромной зоне и в городе в целом контролируется нашими десантниками и во избежание эксцессов и не согласованных действий все курсанты должны находиться в классах без оружия, а офицеры на своих рабочих местах. Все вопросы взаимодействия, в том числе и решение поступивших им от афганского командования приказов, должны решаться только через нас. Численность группы я сокращаю - Герасименко В.Д. остается здесь для организации закрытой связи. По всем возникающим вопросам обращаться непосредственно ко мне".
  
  Из книги: Аблазов В.И. Над всем Афганистаном безоблачное небо. - Киев, 2005. - 368 с.
  
   Рабочие записи военного советника.
   05.01.1980. Генерал Орлов О.Г. сообщил, что действия наших боевых групп советников при обеспечении ввода Советской армии в Афганистан получили высокую оценку, приказал подготовить наградные документы, представление на каждого члена группы дифференцировано. Выдержка из наградного листа: "В период событий 27-29.12.1979 года в течение трех суток бессменно в составе советской боевой офицерской группы из четырех человек силой оружия и убеждением блокировал руководство и дежурную группу афганских офицеров Училища ВВС и ПВО, обеспечил полную нейтрализацию афганского личного состава Училища, не допустил выдачи оружия и вооруженного противодействия, проявил при этом самообладание, личное мужество, пример самоотверженного выполнения воинского долга".
   14.01.1980. Генерал Орлов О.Г. рассказал о судьбе наградных документов по результатам работы боевых групп в событиях 27-29.12.1979 г. при обеспечении ввода в Афганистан Советской армии. Наверху решили, что советники нигде не были и ни в каких событиях не участвовали, представление и наградные листы предложили... оставить себе на память.
   01.02.1980. Новым советником Главкома ВВС и ПВО назначен генерал-лейтенант Шапошников Артур Матвеевич. Его предшественник генерал Орлов рассчитался по 31.01.80 и теперь за каждый день пребывания рассчитывается отдельно. К новому начальнику, а его все знают, так как он залетал сюда раньше в составе комиссий, восприятие настороженное.
   07.02.1980. Улетают советники Орлов О.Г., Кузнецов Г.Н. - домой насовсем. Говорят, что Орлову придется докладывать на Военном Совете ПВО, почему он так защищал своего подсоветного Главкома ВВС и ПВО ДРА полковника Гулям Сахи, которого новые местные власти после событий 27 декабря 1979 года засадили в тюрьму. Гулям Сахи не относился ни к фракции "тальк", ни к фракции "парчам", а руководил третьим течением в государстве "Афганистан для афганцев".

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018