ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Легендарные командующие 40 - й Общевойсковой армии Турк Во Генерал - лейтенант Ткач Борис Иванович

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Легендарные командующие 40 - й Общевойсковой армии Турк ВО Генерал - лейтенант Ткач Борис Иванович2.1980 г. - 9.1980 г. Первый заместитель командующего и член Военного Совета 40 общевойсковой армии ТуркВО.9.1980 г. - 5.1982 г. Командующий и член Военного Совета 40 общевойсковой армии ТуркВО.

  Легендарные командующие 40 - й Общевойсковой армии Турк ВО
  
  Генерал - лейтенант Ткач Борис Иванович
  
  2.1980 г. - 9.1980 г. Первый заместитель командующего и член Военного Совета 40 общевойсковой армии ТуркВО.
  9.1980 г. - 5.1982 г. Командующий и член Военного Совета 40 общевойсковой армии ТуркВО.
  
  Документы:
  
  Послужной список
  
   Ткач Борис Иванович - генерал-лейтенант.
   Родился 25 октября 1935 года в селе Гусятин, Чемировского района, Хмельницкой области в крестьянской семье. Отец - Ткач Иван Михайлович, мать - Ткач Ефросинья Константиновна.
   Трудовая деятельность и военная служба в Советской Армии:
  8.1953 г. - 7.1954 г. Зав.сельским клубом - с. Гусятин, Хмельницкой области
  9.1954 г. - 9.1957 г. Курсант Гвардейского Харьковского танкового училища КВО.
  12.1957 г. - 1.1959 г. Командир танкового взвода 2 танковый батальон 66 танкового полка 27 мотострелковой дивизии 38 армии Южной Группы Войск.
  1.1959 г. -3.1961 г. Командир взвода средних танков 60 отдельной разведывательной роты, 27 мотострелковой дивизии Южной группы войск.
  3.1961 г. - 9.1964 г. Командир танковой роты 66 танкового полка 27 мотострелковой дивизии Южной группы войск.
  9.1964 г. - 6.1967 г. Слушатель командного факультета Военной академии бронетанковых войск
  6.1967 г. - 4.1970 г. Командир танкового батальона 71 отдельного танкового полка Краснознаменного Дальневосточного Военного Округа (КДВВО).
  4.1970 г. - 11.1970 г. Начальник штаба - заместитель командира полка, 71 отдельный танковый полк 45 армейского корпуса КДВВО.
  11.1970 г. - 8.1972 г. Командир полка, 296 танковый полк 81 гвардейской мотострелковой дивизии КДВО.
  8.1972 г. - 9.1972 г. В распоряжении Главнокомандующего Сухопутными войсками.
  9.1972 г. - 8.1973 г. Начальник штаба - заместитель командира дивизии, 81 гвардейская мотострелковая дивизия КДВВО.
  8.1973 г. - 8.1975 г. Командир дивизии, 79 гв. танковая дивизия ГСВГ.
  8.1975 г. - 7.1977 г. Слушатель основного факультета ВА ГШ ВС СССР.
  7.1977 г. - 2.1980 г. Первый заместитель командующего и член Военного совета 13 Армии ПрикВО.
  2.1980 г. - 9.1980 г. Первый заместитель командующего и член Военного Совета 40 общевойсковой армии.
  9.1980 г. - 5.1982 г. Командующий и член Военного Совета 40 общевойсковой армией.
  5.1982 г. - 9.1984 г. Командующий и Член Военного Совета 14 гвардейской армии.
  9.1984 г. - 9.1985 г. Первый заместитель командующего войсками и член Военного Совета Сибирского военного округа
  10.1985 г. - 8.1990 г. Представитель Главнокомандующего Объединенных Вооруженных Сил при командующем войсками Западного военного округа Чехословацкой Армии
  8.1990 г. - 2.1991 г. В распоряжении Главнокомандующего Сухопутными войсками
  03.1991 г. Уволен в запас по болезни с правом ношения военной формы одежды. Приказ МО СССР Љ 0115 от 07.02.1991 г., исключен из списков личного состава 20.03.1991 г.
  Принимал активное участие в работе ветеранских организаций, в патриотическом воспитании молодежи.
  Воинские звания: лейтенант -1957 г., старший лейтенант - 1960 г., капитан - 1963 г., майор - 1968 г., подполковник - 1970 г., полковник - 1973 г., генерал- майор танковых войск - 1975 г., генерал-лейтенант - 1981 г.
  Награды: орден Трудового Красного Знамени (1979 г.), орден Красного Знамени (1980 г.), орден Кутузова І ст. (1982 г.), орден За службу Родине в ВС СССР ІІІ ст.(1990 г.), орден За заслуги III ст.(1999 г.), медали СССР, иностранных государств, ведомственные награды и награды общественных организаций.
   Умер 24 октября 2010 г. Похоронен на Берковецком кладбище в г. Киеве.
  
  Автобиография
  
   Я, Ткач Борис Иванович, родился 25 октября 1935 года в селе Гусятин, Чемировского района, Хмельницкой области, украинец по национальности.
   В 1952 г. окончил 10 классов Гусятинской средней школы и работал секретарем комсомольской организации колхоза, и заведующим клубом в с.Гусятин до 1954 г.
   В 1954 году поступил в Гвардейское Харьковское танковое училище и в 1957 году окончил его с отличием. С 1957 г. по 1961 г. служил в должности командира танкового взвода в Южной Группе войск. С 1961 по 1964 г. проходил службу в должности командира танковой роты там же. В 1964 г. поступил и в 1967 г. окончил командный факультет Военной академии Бронетанковых войск.
   С 1967 по 1970 гг. командовал танковым батальоном в Дальневосточном военном округе. Весной 1970 г. был назначен начальником штаба танкового полка, а в ноябре 1970 г. был назначен командиром танкового полка.
   В 1972 г. был назначен начальником штаба мотострелковой дивизии Дальневосточного военного округа, а в августе 1973 г. был назначен командиром танковой дивизии и направлен в ГСВГ.
   Отец мой Ткач Иван Михайлович, 1907 г. рождения, украинец, с 1929 г. по 1935 г. работал председателем колхоза, а с 1935 г. по 1941 г. председателем сельского совета в с.Гусятин, Хмельницкой области. В 1942 г. убит украинско-немецкими националистами, похоронен в с.Гусятин.
   Мать - Ткач Ефросинья Константиновна, 1908 г. рождения, украинка, с 1929 г. по 1969 г. работала в колхозе, в настоящее время находится на пенсии, проживает в селе Гусятин, Хмельницкой области.
   Брат - Ткач Александр Иванович, 1932 г. рождения, украинец, проживает в г.Иркутске, работает в межколхозстрое прорабом.
   Брат - Ткач Анатолий Иванович, 1938 г. рождения, украинец, работает на заводе железобетонных изделий сменным мастером.
   Сестра - Ткач (Щербюк) Ольга Ивановна, 1942 г. рождения, украинка, проживает в г.Попасная, Ворошиловградской области, работает старшим бухгалтером.
   Жена - Ткач (Чуприна) Людмила Аврамовна, 1937 г. рождения украинка, уроженка с.Брицкое, Липовецкого района, Винницкой области, в настоящее время домохозяйка.
   Дочь - Олеся, 1967 г. рождения, учится в первом классе.
   Отец и мать жены в настоящее время пенсионеры, проживают в г.Гусятин, Тернопольской области.
   Я и мои родственники интернированы не были, к судебном ответственности не привлекались. За границей никто не проживал и не проживает.
   Я был в Венгерской Народной Республике с 1957 по 1964 гг. в составе Южной Группы войск и с 1973 нахожусь в Германской Демократической Республике в составе Группы Советских войск в Германии.
  
   Гвардии полковник Б.И.Ткач
   21 января 1975 г.
  
  
  А Т Т Е С Т А Ц И Я
  
   Составлена 6 января 1975 года
   На полковника Ткач Бориса Ивановича, командира 79 гвардейской танковой дивизии 8 Гвардейской Общевойсковой Армии, ГСВГ, Д-224299.
  Год рождения: 1935 года. Партийность и стаж: член КПСС с февраля 1959 года.
  Национальность: украинец. Стаж службы в СА и ВМФ: с 30 сентября 1954 г.
  Стаж в должности: с августа 1973 г. Дата присвоения звания: 10.08.1973 г.
  Общее образование: окончил 10 классов в 1952 году
  Военное образование: Командный факультет Военной академии БТВ в 1967 г.
  Основание для составления аттестации: Перемещение по службе.
  
  Текст аттестации
  Полковник Ткач Б.И. - хорошо подготовленный в политическом и оперативно-тактическом отношении офицеров. Дисциплинированный, исполнительный, весьма трудолюбивый, требовательный к себе и подчиненным, зрелый командир. Имея достаточный служебный опыт на основных командно-штабных должностях, дивизией командует уверенно более года. Обладает хорошими организаторскими способностями.
  Природу современного общевойскового боя и операции понимает правильно, способен организовать бой танковой дивизии. Хорошо знает штатную технику и вооружение дивизии, а также противостоящего вероятного противника. Правильно организует боевую и политическую подготовку в подчиненных частях.
  За итоговый период два полка (211 тп и 1075 зенап) имеют отличные оценки, остальные полки, батальоны и дивизионы - хорошие.
  Уделяет должное внимание полевой выучке войск. Состояние воинской дисциплины - удовлетворительное, но полностью требования по коренному улучшению воинской дисциплины еще не выполнены.
  Лично много и целеустремленно работает с молодыми командирами - выдвиженцами, помогая в их командирском становлении, но этот важный вопрос в дивизии еще полностью не решен. Проводит много инструкторско-методических, контрольных и показных занятий. В своей повседневной деятельности умело опирается на партийные организации, партийный и комсомольский актив и правильно направляет их работу на качественное решение задач боевой и политической подготовки, воспитание личного состава и укрепление воинской дисциплины. Большое внимание уделяет созданию и совершенствованию учебно-материальной базы, но в этом вопросе предстоит еще многое сделать в текущем учебном году.
  Над повышением своих политических, оперативно-тактических, военно-технических знаний работает систематически.
  По характеру общителен, самокритичен, в обращении вежлив и тактичен, иногда проявляет излишнюю мягкотелость, но, зная этот недостаток, постепенно его изживает.
   В быту скромен. Идеологически выдержан. Морально устойчив. Делу КПСС и социалистической Родине предан.
   ВЫВОД: Занимаемой должности соответствует. Перспективный офицер. Достоин направления на основной факультет Военной академии Генерального штаба. По окончании учебы на 1-2 года оставить в занимаемой должности.
  
   Командующий 8 Гвардейской Общевойсковой Армией
   гвардии генерал - лейтенант А. Матвеенко
  
  ІІ. Заключение старших начальников
   Должности командира дивизии соответствует.
   Достоин направления на учебу в Военную академию Генерального штаба.
  
   Главнокомандующий Группой Советских Войск в Германии
   генерал армии В.Ивановский
   27 января 1975 года
  
  Ш. Решение утверждающего аттестацию
   Достоин посылки на учебу в академию Генштаба им.Ворошилова.
  
   Главнокомандующий Сухопутными Войсками
   генерал армии И. Павловский
   18 февраля 1975 г.
  
  А Т Т Е С Т А Ц И Я
  
   Составлена 28 июня 1977 года
   На генерал-майора танковых войск Ткача Бориса Ивановича, слушателя основного факультета Военной академии Генштаба ВС СССР имени К.Е.Ворошилова, Д-224299
  Год рождения: 1935 года. Партийность и стаж: член КПСС с февраля 1959 года.
  Национальность: украинец. Стаж службы в СА и ВМФ: с 30 сентября 1954 г.
  Стаж в должности: с августа 1973 г. Дата присвоения звания: 25.4.1975 г.
  Общее образование: окончил 10 классов в 1952 году
  Военное образование: Военная академия бронетанковых войск в 1967 г.
  Основание для составления аттестации: перемещение по службе.
  
  Текст аттестации
  Генерал-майор Ткач Борис Иванович на учебу в академию Генерального штаба прибыл с должности командира танковой дивизии.
  За период учебы в академии показал себя только с положительной стороны. Дисциплинированный, трудолюбивый, старательный, требовательный к себе генерал. К учебе относится исключительно добросовестно и по всем предметам обучения показал твердые и глубокие знания.
  Программу по курсу марксистско-ленинской философии, актуальным проблемам политики КПСС и партийно-политической работе усвоил с оценкой хорошо.
  При изучении курса стратегии и оперативного искусства проявил большую добросовестность, самостоятельность и активность.
  Научился глубоко анализировать сложную оперативную обстановку, принимать и четко аргументировано формулировать решения и ставить задачи войскам.
  Твердо изучил организацию и вооружение своих войск, а так же войск вероятного противника и его оперативно-тактические взгляды на ведение боевых действий, может обосновывать теоретические положения оперативными расчетами, примерами из опыта Великой Отечественной войны и локальных войн.
  Приобрел опыт в разработке командно-штабного учения. Штабную службу знает хорошо.
  Культурный, вежливый генерал. Обладает хорошими организаторскими способностями.
  В строевом отношении подтянут.
  Физически развит хорошо.
  Активное участие принимал в военно-научной и партийно-политической работе курса.
  Пользуется заслуженным авторитетом среди товарищей и преподавателей.
  Государственные экзамены сдал с оценками:
  - по марксистско-ленинской философии - 4
  - по военному искусству - 5
  Дипломную работу защитил - 4
  Идеологически выдержан. Морально устойчив. Делу КПСС и Социалистической Родине предан.
  ВЫВОД: Достоин назначения на должность начальника штаба
  общевойсковой (танковой) армии или командиром армейского корпуса.
  
  Начальник основного факультета
  Генерал - лейтенант танковых войск Ганеев
  28 июня 1977 г.
  
  Ш. Решение утверждающего аттестацию
  Достоин назначения на должность начальника штаба или заместителя командующего армией.
  
  Начальник Академии
  Генерал армии И. Шавров
  6 июля 1977 г.
  
  
  Д И П Л О М
  
  В-І Љ 034576
  
   Настоящий диплом выдан Ткач Борису Ивановичу в том, что он в 1975 году поступил в Военную ордена Ленина и Суворова академию Генерального штаба ВС СССР имени К.Е.Ворошилова и в 1977 году окончил полный курс названной академии по специальности командно-штабной оперативно-стратегической.
   Решением Государственной экзаменационной комиссии от 25 июня 1977 г. Ткач Б.И. присвоена квалификация офицера с высшим военным оперативно-стратегическим образованием.
  
  Председатель Государственной экзаменационной комиссии
  генерал-полковник В. Говоров.
  Начальник академии
  генерал армии И. Шавров.
  Секретарь
  генерал-майор В. Селих.
  Город Москва,
  25 июня 1977 г. Регистрационный Љ 5290.
  
  
  СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  
   На генерал-майора Ткач Бориса Ивановича, первого заместителя командира войсковой части 41660, 1935 года рождения, член КПСС с февраля 1959 года, украинец, образование: гражданское - высшее, военное - командный факультет военной академии БТВ в 1957 году; основной факультет Военной академии Генерального штаба в 1977 году.
  В Советской Армии с 1954 года.
  
  Генерал-майор Ткач Борис Иванович в занимаемой должности с июля 1977 года. Должностные обязанности освоил в полном объеме и выполняет их уверенно со знанием дела.
  Глубоко понимает природу современного общевойскового боя и операции, боевые возможности и способы использования родов войск и специальных войск, что позволяет ему на командно-штабных и войсковых учениях глубоко анализировать сложную оперативную обстановку, принимать обоснованные решения, четко формулировать и ставить войскам задачи.
  Обладает достаточным опытом работы на командных и штабных должностях, умеет работать с людьми и это обеспечивает создание деловой, рабочей обстановки в полевом управлении и в подчиненных соединениях и частях.
  Постоянно оказывает конкретную практическую помощь командирам соединений и армейских частей в качественном решении задач по боевой и политической подготовке.
  Умелый методист и грамотный воспитатель. Свой опыт и знания передает подчиненным, оказывает им практическую помощь в их становлении.
  Постоянно и настойчиво совершенствует свои политические, оперативно-тактические, военно-технические знания.
  Принимает активное участие в политической и общественной работе.
  По характеру спокоен, выдержан, общителен. Внимателен и заботлив к подчиненным.
  Высокая личная подготовка, душевность и простота, культура, партийная принципиальность, тактичность и внимание к людям создали высокий авторитет и уважение среди подчиненных и старших.
  Состояние здоровья хорошее. В строевом отношении подтянут. Морально устойчив.
  Делу Коммунистической Партии Советского Союза и Советскому Правительству предан.
  Должности соответствует. Достоин продвижения по службе.
  
  Командир войсковой части 41660
  генерал - лейтенант П. Гусев
  4 февраля 1980 года.
  
  Может быть по политическим и деловым качествам назначен на должность Командующего Армией.
  
  Командующий войсками Прикарпатского Военного Округа
  генерал - полковник Беликов
  25 февраля 1980 г.
  
  
  А Т Т Е С Т А Ц И Я
  
   За период с июня 1977 г. по октябрь 1978 г.
   На генерал-майора танковых войск Ткача Бориса Ивановича, первого заместителя командующего 13 общевойсковой армией Прикарпатского военного округа, Д-224299.
  Год рождения: 1935 года. Партийность и стаж: член КПСС с февраля 1959 года.
  Национальность украинец Стаж службы в СА и ВМФ с 30 сентября 1954 г.
  Стаж в должности: с июля 1977 г. Дата присвоения звания: 25 апреля 1975 г.
  Общее образование: окончил 10 классов в 1952 году
  Военное образование: Командный факультет Военной академии бронетанковых войск в 1967 г., основной факультет ВА ГШ в 1977 году.
  Вывод по последней аттестации за 1977 г.: "Достоин назначения на должность начальника штаба общевойсковой (танковой) армии или командира армейского корпуса".
  
  Текст аттестации
  Генерал-майор танковых войск Ткач Борис Иванович обязанности по занимаемой должности освоил в полном объеме и выполняет их уверенно со знанием дела.
  Имеет высокую идейно-теоретическую и оперативную подготовку. Глубоко понимает природу современного общевойскового боя и операции, боевые возможности и способы использования родов войск и специальных войск, что позволяет ему на командно-штабных и войсковых учениях глубоко анализировать сложную оперативную обстановку, принимать обоснованные решения, четко формулировать и ставить войскам задачи.
  Обладает достаточным опытом работы на командных и штабных должностях, умеет работать с людьми и это обеспечивает создание деловой, рабочей обстановки в полевом управлении и в подчиненных соединениях и частях. Умелый методист и воспитатель, свои знания и опыт передает подчиненным, оказывает им практическую помощь в их методическом совершенствовании. Уделяет должное внимание руководству спортивным комитетом армии. На 32 и 33 спартакиадах ПрикВо армия занимает первое место. Лично сам систематически совершенствует свои знания, стиль и методы работы. В работе энергичен и инициативен, проявляет должную самостоятельность. В текущем году возглавил оперативную группу Љ 1 ПрикВО по оказанию помощи в перевозке сельхозпродуктов урожая 1978 г. в Николаевской обл., Казахстане и белгородской обл. Создал в подчиненных частях хороший деловой настрой, обеспечил поддержание высокой технической готовности автотранспорта, хороший внутренний порядок, организованность и твердую воинскую дисциплину и это обеспечило достижение высоких показателей в выполнении плановых заданий.
  Принимает деятельное участие в политической и общественной работе в полевом управлении армии, соединениях и частях.
  С местными партийными и советскими органами и их руководителями поддерживает хорошие деловые отношения.
  По характеру спокоен, выдержан, общителен. Внимателен и заботлив к подчиненным.
  Высокая личная подготовка, душевность и простота, культура, партийная принципиальность, тактичность и внимание к людям создали генерал-майору т/в Ткачу Б.И. высокий авторитет и уважение среди подчиненных и старших.
  Обладает высокой работоспособностью, состояние здоровья хорошее.
  ВЫВОД: Занимаемой должности вполне соответствует.
   Достоин выдвижения на должность командующего армией.
  
  Командующий войсками Прикарпатского Военного Округа
  генерал армии Варенников.
  29 ноября 1978 года
  
  Ш. Решение утверждающего аттестацию
  Занимаемой должности соответствует.
  Главнокомандующий Сухопутными Войсками
  генерал армии И. Павловский.
  7 декабря 1978 г.
  
  
  С П Р А В К А Љ 6147
  
   Генерал-майор танковых войск - 25.04.1975 г. Ткач Борис Иванович
   Личный номер: Љ Д-224299.
   Число, месяц, год и место рождения: 25 октября 1935 г. Хмельницкая область, Чемировецкий район, с.Гусятино. Национальность украинец
   Партийность: член КПСС с 1959 г.
   Имеет ли партийные взыскания, за что, когда и кем наложены: не имеет
   Образование: а) общее, политическое и специальное гражданское: 10 классов в 1952 г.
  
  
  
   б) военное, в том числе и военно-политическое: Гв. Харьковское танковое училище в 1957 г., командный факультет Военной академии бронетанковых войск с дипломом в 1967 г., ВА ГШ ВС СССР в 1977 г., ВАК при ВА ГШ в 1983 г.
   Какими орденами и медалями Союза ССР награжден: Орден Трудового Красного Знамени, 5 медалей,
   Участие в войнах и других боевых действиях по защите СССР: не участвовал
   Ранения и контузии: не имеет
   Находился ли в заграничных командировках (не в составе войск), где, когда и с какой целью: не находился
   Семейное положение Женат. Жена - Ткач (Чуприна) Людмила Аврамовна.
  
  СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  
  На генерал-майора Ткач Бориса Ивановича, первого заместителя командира войсковой части 78845, Члена Военного Совета, 1935 года рождения, член КПСС с февраля 1959 года, украинец, образование: гражданское - высшее, военное -командный факультет военной академии БТВ в 1957 г.; основной факультет Военной академии Генерального штаба в 1977 году. В Советской Армии с 1954 года.
  
  Генерал-майор Ткач Борис Иванович за время службы в занимаемой должности зарекомендовал себя исключительно трудолюбивым и исполнительным генералом.
  Обязанности по занимаемой должности освоил в полном объеме и выполняет их уверенно со знанием дела.
  Находясь на территории ДРА в составе войск объединения с февраля 1980 года генерал-майор Ткач Б.И. принимает самое непосредственное участие в разработке и проведении операций по уничтожению мятежных формирований и оказанию интернациональной помощи ДРА.
  Под непосредственным руководством генерал-майора Ткач Б.И. проведен рейд подразделениями и частями объединения во многих районах ДРА, где было уничтожено до 700 мятежников, захвачено значительное количество оружия, боеприпасов, ГСМ и продовольствия, а также склады с оружием и боеприпасами.
   Генерал-майор Ткач Б.И. глубоко понимает природу современного общевойскового боя и операций, боевые возможности и способы использования родов войск и специальных войск в сложных условиях горно-пустинной местности, что позволяет ему глубоко анализировать обстановку в сложных условиях борьбы с мятежными формированиями и принимать обоснованные решения, четко ставить задачи подчиненным подразделениям и успешно выполнять планируемые операции по взаимодействии с авиацией.
  Умелый методист и грамотный воспитатель. Свой опыт и знания умело передает подчиненным, оказывает им практическую помощь в их становлении.
  Постоянно и настойчиво совершенствует свою политическое, оперативно-тактическое и военно-техническое мастерство.
  Принимает активное участие в общественной и политико-воспитательной работе.
  По характеру спокоен, выдержан, общителен. Внимателен и заботлив к подчиненным.
  Состояние здоровья хорошее. В строевом отношении подтянут. Морально устойчив.
  Делу КПСС и социалистической Родине предан.
  ВЫВОД: Занимаемой должности соответствует, по политическим и
   деловым качествам достоин назначения на должность
   Командующего Армией.
  
  Командир Войсковой Части Полевая Почта 78845
  генерал - лейтенант Ю.Тухаринов.
  20 июля 1980 года.
  
  По своим деловым и морально-политическим качествам достоин назначения на должность Командующего Армией.
  
  Командующий войсками Краснознаменного Туркестанского Военного Округа
  Генерал - полковник Ю.Максимов.
  28 июля 1980 года.
  
  
  А Т Т Е С Т А Ц И Я
  
   За период с октября 1978 г. по 1982 г.
   На генерал-лейтенанта Ткача Бориса Ивановича, Командующего и члена Военного Совета 40 Общевойсковой Армией, Д-224299
  Год рождения: 1935 года. Партийность и стаж: член КПСС с февраля 1959 года.
  Национальность украинец Стаж службы в СА и ВМФ с 30 сентября 1954 г.
  Стаж в должности: с 09.1980 г. Дата присвоения звания: 10.02.1981 г.
  Общее образование: окончил 10 классов в 1952 году.
  Военное образование: Военная академия бронетанковых войск в 1967 г., Военная академия Генерального штаба в 1977 году.
  Вывод по последней аттестации за 1978 г.: Занимаемой должности соответствует.
  
  Текст аттестации
  Генерал-лейтенант Ткач Б.И. в занимаемой должности с сентября 1980 года показал себя грамотным, трудолюбивым и дисциплинированным генералом, с развитым чувством ответственности за порученное дело.
  К исполнению обязанностей относится добросовестно. Глубоко вникает в вопросы боевой подготовки, жизни и быта войск. Имеет большой опыт практической работы на командных и штабных должностях от командира взвода до Командующего Армией.
  В оперативно-тактических вопросах подготовлен хорошо. Правильно понимает природу современного общевойскового боя и операции, боевые возможности и способы использования родов войск и специальных войск в сложных условиях горно-пустынной местности. В сложной обстановке ориентируется быстро. Получил определенный опыт в планировании и руководстве боевыми операциями на территории ДРА, проявив при этом личное мужество, за что награжден орденом "Красного Знамени".
  Технику и вооружение в объеме занимаемой должности знает и смело использует в бою.
  При решении служебных вопросов проявляет вдумчивость и настойчивость, внимание и заботу о людях.
  В армии проведена большая работа по обустройству войск, обеспечению их жизнедеятельности и развитию учебно-материальной базы.
  Организаторские способности, командирские и волевые качества развиты.
  Недостаточно требовательный к своим заместителям, начальникам родов войск и командирам подчиненных войск, что отрицательно сказывается на их исполнительности.
  Воинские уставы и наставления знает и умело применяет их в практической работе.
  Правдив, самокритичен. Однако, не всегда с должной остротой оценивает положение дел и состояние воинской дисциплины в армии.
  Политически зрелый. Принимает активное участие в партийно-политической работе. В решении задач умело опирается на партийную и комсомольскую организации. Много работает по вопросам оказания интернациональной помощи и укреплению дружбы между Советским и Афганским народами, за что награжден афганским орденом "Красного Знамени".
  Работоспособен. Состояние здоровья хорошее. Взаимоотношения со старшими и подчиненными строит правильно. Пользуется деловым авторитетом. Морально устойчив. Делу КПСС и Социалистической Родине предан.
  Вывод: Занимаемой должности соответствует.
  
  Командующий войсками Краснознаменного Туркестанского Военного Округа
  генерал - полковник Ю.Максимов.
  10 марта 1982 г.
  
  ІІ. Заключения старших начальников, аттестационной комиссии
  Занимаемой должности соответствует.
  
  Главнокомандующий Сухопутными Войсками
  генерал армии В. Петров.
  27 марта 1982 года
  
  Заключение Высшей аттестационной комиссии Министерства Обороны
  (Протокол Љ 1 от 12.10.1982 г.).
  Занимаемой должности соответствует.
  Назначен командующим 14 гвардейской армией.
  
  Председатель комиссии - Первый заместитель Министра обороны СССР,
  Маршал Советского Союза Соколов С.Л.
  Секретарь комиссии - начальник 1 управления Главного управления кадров МО
  генерал-лейтенант Брюхов В.П.
  
  Ш. Решение утверждающего аттестацию
  Занимаемой должности соответствует.
  Назначен командующим 14 гвардейской армией.
  
  Министр обороны СССР
  Маршал Советского Союза Д. Устинов
  30 ноября 1982 г.
  
  
  СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  
  На генерал-лейтенанта Ткача Бориса Ивановича, командующего и члена военного совета 14 гвардейской общевойсковой армии,1935 года рождения, член КПСС с 1959 года, украинец, образование: общее - 10 классов в 1952 г., военное - Военная академия БТВ в 1967 году; Военная академия Генерального штаба в 1977 году. В Советской Армии с 1954 года.
  
  Генерал-лейтенант Ткач Б.И. в занимаемой должности с мая 1982 года. До этого в течение одного года 8 месяцев командовал 40 общевойсковой армией ТуркВО.
  Подготовленный, дисциплинированный, исполнительный и трудолюбивый генерал. К исполнению служебных обязанностей относится добросовестно.
  Имеет хорошую марксистско-ленинскую подготовку. Принимает активное участие в партийно-политической и общественной жизни. Регулярно выступает с лекциями, докладами и беседами перед личным составом на политические темы.
  Пользуется деловым авторитетом среди личного состава, местных партийных и советских органов власти.
  В служебной деятельности умело опирается на партийные и комсомольские организации, нацеливая их работу на качественное выполнение стоящих задач.
  Уставы и наставления Советской Армии знает и умело применяет их в своей практической работе. Имеет необходимые организаторские способности и методические навыки. Правильно организует контроль и проверку исполнения за отданными приказами и распоряжениями.
  Систематически работает над повышением своих знаний. В оперативно-тактическом отношении подготовлен хорошо. Природу современного общевойскового боя и операции понимает правильно. Приобрел боевой опыт в планировании и руководстве операциями при выполнении заданий по оказанию интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан. За успешное выполнение боевых заданий награжден орденами Красного Знамени и Кутузова 1 степени.
  Хорошо знает и правильно осуществляет на практике наращивание боевой и мобилизационной готовности войск. Принимает личное участие в планировании, разработке штабных тренировок, командно-штабных учений и учений с войсками. На проводимых учениях правильно оценивает оперативно-тактическую обстановку и принимает обоснованные решение. Имея боевой и большой войсковой опыт работы на основных командно-штабных должностях, целенаправленно оказывает помощь командирам и штабам в планировании и руководстве учебным процессом, организации службы войск, жизни и быте личного состава, укреплении воинской дисциплины и поддержании твердого уставного порядка.
  Может грамотно и поучительно проводить занятия с генералами и офицерами армии.
  Войска армии за 1983 учебный год по боевой и политической подготовке оцениваются положительно.
  Генерал-лейтенант Ткач Б.И. работоспособен. По характеру общителен. Вежлив и тактичен. Взаимоотношения со старшими и подчиненными строит правильно. В быту скромен. Морально устойчив. Идеологически выдержан. Здоров. Делу КПСС и социалистической Родине предан.
  ВЫВОД: Занимаемой должности соответствует. Достоин назначения на должность первого заместителя командующего группой войск.
  
  Командующий войсками Краснознаменного Одесского Военного Округа
  генерал - полковник А. Елагин
  14 февраля 1984 г.
  
  СЛУЖЕБНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  На представителя Главнокомандующего ОВС при командующем войсками Западного военного округа Чехословацкой Армии генерал-лейтенанта Ткача Бориса Ивановича, 1935 г.р., украинца, члена КПСС с 1959 г., в Вооруженных силах СССР с 1954 г., образование - высшее, окончил ВА БТВ в 1967 г. и ВА ГШ ВС СССР в 1977 г., в Представительстве - с октября 1985 г.
  
   Генерал-лейтенант Ткач Б.И. грамотный, отлично подготовлен в оперативном отношении, исполнительный, с высоким чувством ответственности генерал. Образцово выполнял свой служебный, партийный и интернациональный долг.
  
   Оказывал командованию округа большую помощь в решении вопросов совершенствования боевой и мобилизационной готовности, повышения практических навыков генералов и офицеров по организации оборонительной операции, управлению подчиненными войсками в ходе боевых действий, их всестороннему обеспечению, в повышении полевой выучки войск, улучшении стиля и методов работы командиров и штабов, в планировании и организации оперативной, боевой и мобилизационной подготовки.
   Лично разработал ряд ценных предложений и рекомендаций, реализация которых способствовала повышению боевой и мобилизационной готовности соединения и частей округа.
   Проявлял высокую активность и настойчивость в реализации планов развития и совершенствования войск округа, требований директив и рекомендаций Главнокомандующего и Штаба Объединенных Вооруженных Сил.
   Пользовался заслуженным авторитетом у командования ЧСА и среди личного состава Представительства.
   ВЫВОД: Генерал-лейтенант Ткач Б.И. с задачами в заграничной командировке справился успешно.
  
  Старший представитель Главнокомандующего Объединенными Вооруженными Силами Государств -Участников Варшавского Договора при МНО ЧСФР
  Генерал-полковник Е. Кондаков.
  20 июня 1990 г.
  
  
  ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА МИНИСТРА ОБОРОНЫ СССР
  (по личному составу)
  Љ 0115
  7 февраля 1991 г. г. Москва
  ј 3
   В соответствии с Положением о прохождении воинской службы офицерским составом Вооруженных сил СССР нижепоименованных генералов и офицеров уволить с действительной военной службы:
   В запас по статье 59, пункт "б" (по болезни) с правом ношения военной формы одежды :
   ............................................
   18. Генерал-лейтенанта ТКАЧА Бориса Ивановича, состоящего в распоряжении Главнокомандующего Сухопутными войсками, бывшего представителя Главнокомандующего Объединенными Вооруженными Силами государств-участников Варшавского Договора при командующем войсками Западного военного округа Чехословацкой Народной армии.
  
   За безупречную службу в Вооруженных Силах СССР генерал-лейтенанту Ткачу Б.И. объявляю Благодарность с вручением Благодарственной Грамоты.
  
   Род. 25 октября 1935 г. Выслуга лет в ВС СССР:
   календарная - 36 л.3 м., в льготном исчислении - 40 л. 8 м.
   Подлежит направлению на учет в Печерский РВК г.Киева
   Д-227299
  
   Министр Обороны СССР
   Маршал Советского Союза Д. Язов
  
  ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА
   НАЧАЛЬНИКА ШТАБА - ПЕРВОГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ
  КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ КРАСНОЗНАМЕННОГО КИЕВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА
  Љ 048
  20 марта 1991 г. г. Киев
  ј 6
  По строевой части
  
   Генерал-лейтенанта Ткача Бориса Ивановича, состоящего в распоряжении Главнокомандующего Сухопутными войсками, бывшего представителя Главнокомандующего Объединенными Вооруженными Силами Государств участников Варшавского Договора при Командующем войсками Западного военного округа Чехословацкой Народной армии, уволенного приказом Министра обороны СССР Љ 0115 от 7.02.1991 г. в запас по болезни с правом ношения военной формы одежды, с 20 марта 1991 г. исключить из списков личного состава, всех видов обеспечения и направить для принятия на воинский учет в Печерский ГВК г.Киева.
   Основание: Выписка из приказа от 20.03.1991 г., вх. Љ 167.
  
   Начальник штаба - первый заместитель командующего войсками округа
   Генерал-лейтенант В. Борискин
  
  Материалы СМИ и публикации.
  
   Из книги: Варенников В. И. Неповторимое. В 7 томах. - М.: Советский писатель, 2001. Сайт "Военная литература": militera.lib.ru Том 5. Часть VII. Афганистан. И доблесть и печаль. Чернобыль. - М.: Советский писатель, 2001. - 448 с.
   Вторым командармом стал Б.И. Ткач. Это был уже опытный генерал, в деле руководства армией не новичок, но такой армией и в таких условиях вообще еще никто не командовал. Ткач - тоже. И хотя боевые действия частей армии начались еще при предшественнике, но основной вал пришелся на Б.И. Ткача и заменившего его В.Ф. Ермакова. Генерал Ткач фактически был "первопроходцем" всех крупномасштабных операций, а также обустройства наших войск в Афганистане. Дело было очень сложное, но он справился со своими задачами.
  
   Из книги: Меримский В.А. Загадки афганской войны. - М.: Вече, 2006. - 384 с.
   На первых порах управление боем поручалось начальнику на ступень выше командира подразделения, привлекаемого к выполнению боевой задачи. Если к боевым действиям привлекался батальон, то готовил его и осуществлял управление им в бою - командир полка со своим штабом, если полк - то командир и штаб дивизии, а если несколько полков - то первый заместитель командующего 40-й армией генерал-майор Борис Иванович Ткач. С Борисом Ивановичем Ткачем мне не раз приходилось встречаться при подготовке и в ходе боевых действий. Невысокого роста, несколько полноватый, весь точно свитый из стальных пружин, с круглым и добрым лицом и неизменной готовностью улыбнуться навстречу человеку, привлекали к нему людей. Терпеливо выслушивал своих подчиненных и уважительно разговаривал с ними, проявляя при этом большую выдержку. По характеру он был спокоен и выдержан, что вселяло в подчиненных уверенность привыполнении поставленной задачи. Он производил впечатление человека сильного духом и телом.
   Именно благодаря таким личным качествам он и был назначен командующим 40-й армии. У меня с ним в течение всего времени общения были доброжелательные отношения, да и иначе к нему относиться было нельзя.
  
   Интервью Б.И.Ткача корреспонденту И.Десятниковой, газета "ФАКТЫ" 24.12.1999 г.
   В феврале нынешнего года, когда отмечалось 10-летие вывода советских войск из Афганистана, в связи с чем часто упоминалась фамилия генерала Громова, руководившего выводом 40-й армии, один украинский нардеп заявил с парламентской трибуны: "Что мы все Громов да Громов... Вон в Киевской области живет первый командующий 40-й армией генерал Ткач..."
   Борис Иванович Ткач живет не в Киевской области. Окна его просторной квартиры в "цэковском" доме на Печерске выходят на парк им. Ватутина, где он иногда гуляет, обсуждая с ветеранами киевского "Динамо" минувшие дни и битвы любимой футбольной команды. А вот свои битвы генерал вспоминать не любит. И вообще, кто он, в огромном сером доме не знает почти никто. Как-то пришлось надеть китель с наградами, чтобы возложить цветы к памятнику погибшим афганцам, - казалось, все смотрят и перешептываются. Снял и больше не надевал. Поначалу, когда Ткачи только переехали жить в Киев, жена Людмила показывала знакомым фотографию, на которой Бабрак Кармаль вручает ее мужу афганский орден Боевого Красного Знамени. Борис Иванович попросил ее не делать этого - мол, нечем особо гордиться, служил, как все, выполнял приказы. Недавно он похоронил жену, замечательную женщину, с которой прожили 40 лет. Сейчас вся его жизнь - это 12-летний внук, дочь, друг, с которым и футбол посмотреть, и пивка попить, и на рыбалку сходить. Раньше еще увлекался охотой. Но сейчас здоровье уже не то.
   Накануне 20-летней годовщины со дня начала одной из самых длительных и бессмысленных войн века первый командарм 40-й армии рассказывает читателям "ФАКТОВ" о своей войне.
   "В начале войны ставка делалась на советских таджиков, узбеков и туркмен"
   Борис Ткач в 39 лет был уже генерал-майором, а в 44 -- командармом. Блестящая военная карьера. До Афгана имел опыт боевых действий, включающий подавление венгерского восстания и бои на Даманском полуострове. В Афганистан был переведен из Ровно с поста первого заместителя командарма 17 февраля 1980 года. Ограниченным контингентом советских войск тогда командовал генерал-лейтенант Юрий Тухаринов, Ткач же был назначен его первым замом. Войны как таковой еще не было, хоть уже был убит Амин и разрушен его дворец. НДПА контролировала территорию с помощью советских советников и созданного на территории Туркестана того самого ограниченного контингента, поначалу состоящего из родственных афганцам по языку и обычаям туркмен, таджиков и узбеков. Надеялись, что им будет легче договориться с братьями-мусульманами. Увы, недоучли, что советские народы и обосновавшиеся в Афганистане "недобитые басмачи" общего языка найти не могут. К лету 80-го уже были сформированы настоящие части без приписного состава (запасников), со всеми обязательными элементами: тылом, обозом, складами с оружием и т.д. Но настоящие боевые действия начались после мятежа в Кабуле 23 февраля 1980 года. Всеми боевыми действия в Афганистане тогда руководил маршал Сергей Соколов, полномочный представитель Политбюро ЦК и первый замминистра обороны, а вместе с ним в военном городке в Кабуле жили еще 22 генерала (начальники и их первые заместители от каждого рода войск, вида вооруженных сил и их главных управлений). Ни одно решение не принималось без согласования с ними.
   Поначалу задачей ограниченного контингента было разоружение не подчинившихся народной власти войск и бандформирований. Некоторые сдавали оружие добровольно, в других приходилось стрелять. Уже к осени 80-го моджахеды от традиционных боев перешли к партизанской войне, разделившись на мобильные банды по 20--100 человек. Наш "контингент" был поставлен перед необходимостью создания таких же мобильных отрядов, по организационной структуре не более батальона. Где-то к сентябрю 1980 года назрела необходимость и были созданы все условия для формирования 40-й армии, командармом которой был назначен Борис Ткач.
   "Позже, узнав о предательстве афганцев, мы не открывали им все карты"
   За два года командования армией танкисту Борису Ткачу по количеству налетов впору было присваивать звание летчика первой категории. У него был "свой" Ан-26 и вертолет, из которых он вылезал ненадолго -- чтобы разобраться в ситуации, дать распоряжения и лететь дальше. "Безвыездно находился Борис Ткач в частях и боевых порядках, на операциях, за что и получил прозвище "окопный генерал", - вспоминает тогдашний комендант Кабула.
   Семья генерала перебралась в Ташкент - надеялись, что можно будет видеться, когда он будет летать туда на заседание военного совета округа. На деле же так получилось лишь однажды - вырываться из своей "горячей точки" Борису Ивановичу не удавалось. Правда, его хороший друг, посол Советского Союза в ДРА Фикрят Табеев, пригласил на недельку в Кабул в качестве своих гостей жену и дочь генерала, да еще была одна встреча с женой в аэропорту. "Мимолетная, как у Штирлица, - вспоминает Борис Иванович. - Мы только и успели посмотреть друг на друга.
   О том, что мы в Афганистане завязли, мы почти не говорили. Разве что в бане. Пойдешь туда с кем-нибудь из прибывших в штаб командиров дивизии, он спрашивает: "А дальше что?" А там без погонов мы оба - просто люди. Что тут ответишь - только пожмешь плечами. Ежегодно гибло около 1,5 тысячи наших солдат, и процентов десять этих потерь были не боевыми -- по неосторожности, от усталости, неопытности. Каждый день в Афганистане приобретался новый военный опыт, весь прежний в той войне был ни к чему. Перед началом каждой операции операторы, топографы, офицеры и начальник штаба выстраивали так называемый ящик с песком - огромный макет местности величиной с большую комнату. Из песка лепились горы, ущелья, пещеры, обозначались дороги, мосты, туннели, все это раскрашивалось в разные цвета - красота! И вот на этом макете мы планировали операцию: подходы, отходы, атаки. После этого начинали ее, и почти всегда все получалось с точностью до наоборот. Партизанская тактика есть партизанская тактика. Но мы все же разработали свою, которая приносила успех, - так называемое выдавливание. Его сейчас так же успешно используют в Чечне. Заключалась оно в том, что по краям ущелья цепью располагались наши солдаты, а по его дну плотными рядами двигалась группа, вытесняющая моджахедов, которые не могли скрыться в горах, окруженные этой живой цепью. Уйти удавалось единицам. Конечно, это была не единственная тактика, используемая советско-афганскими войсками. Наша или афганская разведка и контрразведка могли доложить, что в той-то и той-то пещере, например, находится склад оружия моджахедов, а в другой (или в кишлаке рядом) - они сами. Мы разрабатывали операцию, поднимали бомбардировщики, бомбили нужные точки. Все четко, в соответствии с разведданными. А часто потом проверяли - и оказывалось, что разбомбленная пещера пуста или (бывало и так) мы нанесли удар по кишлаку. О чем это говорило? Конечно, о предательстве афганцев, посвященных в наши планы. Позже, зная об этом, мы не открывали им все карты либо сообщали о начале операции за час до нее. Бывало, сообщим, а сами посылаем самолеты, оснащенные аппаратурой для наблюдения, посмотреть, не отходят ли "партизаны". И отходили, конечно. Но не успевали - ведь наши бомбардировщики были наготове.
   Поначалу во время боев моджахеды стреляли только в наших, выбирая их в прицел. Тогда мы стали посылать первыми афганцев, а наших ставили внутри атакующей колонны. А что делать? Это была все-таки их война. Кстати, от них толку было немного. Если кого-то из афганцев убивали, другие афганцы собирались вокруг убитого и молились. Бой вокруг, а они молятся. Лучше мишени не придумаешь. Так, бывало, и гибли по несколько человек сразу. Кстати, моджахеды, даром что тоже мусульмане, этого не делали - они оттаскивали своих раненых и убитых и молились над ними вне зоны досягаемости".
   "Мы просили военного прокурора ввести для 40-й армии законы военного времени, но он отказал"
   Когда в Афганистане начались боевые действия, советско-афганская граница пересекалась, как правило, не с пустыми руками. На любой войне делаются деньги, на той тоже. Сначала робко, потом все наглее. Из Афганистана в Союз везли наркотики, оружие, обратно - водку. Бывало, вспоминает Борис Иванович, идет наливная колонна - сотни цистерн с горючим, и в них умудряются провозить пластмассовые ящики с водкой, привязав их к люкам. Это выяснилось, когда одну такую колонну остановили во время проверки на дороге, и пограничник, заглянувший в люк, совершенно случайно заметил плававшие в солярке водочные этикетки.
   "Мы понимали, что этот процесс непросто остановить, - рассказывает генерал Ткач. - Поэтому, когда на заседании нашего военсовета выступил приехавший из Москвы главный прокурор Вооруженных Сил Союза генерал-полковник Руденко, мы попросили его ввести для 40-й армии законы военного времени. Руденко отказался, посоветовав нам "выжимать все, что требуется, из законов мирного времени - как сок из лимонов". И мы выжимали. Арестовывали преступников: и контрабандистов, и мародеров, и тех, кто уничтожал мирных жителей. Были, конечно, и такие - если на твоих глазах убивают всех товарищей, издеваются над ними, можно сойти с ума. Да и кто их, афганцев, поймет - партизаны они или мирные крестьяне. Бывало, преследует такого "крестьянина" наш солдат. Догоняет, проверяет - нет оружия. Отпускает его. А возвращаясь обратно, видит в арыке брошенную тем винтовку. Всякое случалось. Но никого из арестованных не судили в Афганистане. Выездных судов не было, всех отправляли в СССР. Весь Афганистан был поделен на восемь зон ответственности, каждой из которых руководили уполномоченный реввоенсовета по зоне (обычно кандидат в члены ЦК НДПА), наш партсоветник, по представителю от афганской (ХАД) и нашей (КГБ) спецслужбы, представителю от их и нашего МВД (афганское называлось Царандой) и наш военный советник. Сотрудничество это проходило по-разному, были среди афганцев очень преданные нам люди, а были и такие, о которых их же сограждане говорили: "Ему верить нельзя". Население в первый год встречало нас очень тепло. Старики варили плов, угощали нас. Сами-то мы питались, в основном, консервами, борщом, поступавшим в закатанных литровых банках, который надо было разводить водой, - можете представить, насколько это было вкусно".
  Брежнев звонил по ВЧ-связи и спрашивал: "Когда наступит братание?"
   "Я не знаю, кто принял решение о вводе наших войск в Афганистан, - продолжает Борис Иванович. - У нас это называлось "ореховая комната". "Ореховая комната" решила то-то или то-то, говорили мы. Это означало, что решение принято Брежневым, Громыко, Устиновым и Андроповым. С Громыко и Андроповым я не общался, хотя говорили, что как раз в мое время Андропов инкогнито бывал в Афганистане. Не знаю. А Брежнев звонил мне несколько раз в штаб, располагавшийся в огромном кабинете Амина. Он звонил по ВЧ-связи - космической, трубку нужно было держать на расстоянии, и его голос был слышен всем. Разговор, как правило, был недолгим. После моего краткого доклада об обстановке в трубке обычно звучал его вопрос: "Какие взаимоотношения с афганской армией, не наступает ли еще братание?" На что приходилось отвечать, что мы помогаем афганцам, обмениваемся различной разведывательной информацией и т.д. "Ну хорошо", - удовлетворенно изрекал Брежнев и клал трубку. Зачем звонил?!
   Своеобразные отношения складывались у нас и с Бабраком. Не раз мы просили Москву принять какое-то решение в отношении этого человека - он спивался у нас на глазах. Не бывало праздника или собрания, которые не заканчивались бы застольями. У Бабрака до первой рюмки так дрожали руки, что он ее с трудом подносил ко рту. И такой человек управлял страной в столь сложное время!
   Под моим командованием служили замечательные люди. Командиром 5-й Гвардейской мотострелковой дивизии был Борис Громов, в феврале 1989 года выводивший советские войска из Афганистана, а позже командовавший Киевским военным округом. Я представлял к званию Героя Советского Союза нынешнего президента Ингушетии Руслана Аушева, тогда командира мотострелкового батальона, - за бой под Кабулом".
   Сам Борис Иванович за 40 лет службы и более чем два с половиной года военных действий награжден за планирование военной операции орденом Кутузова I степени, двумя орденами Боевого Красного Знамени (советским и афганским), орденом "За службу в ВС" и другими. Как считает генерал, все награды получены за конкретные сражения (кроме ордена "За службу в ВС"). И все - заслужены.
   "Что, у нас уже нет генералов--неукраинцев?" -- спрашивал Михаил Горбачев
   12 мая 1982 года генерал-лейтенанта Ткача на посту командарма заменил генерал-лейтенант Виктор Ермаков, а Бориса Ивановича направили командовать не менее знаменитой 14-й армией (тогда еще в Молдавию), а через два года перевели в Сибирский военный округ - первым заместителем командующего. В 1985 году, когда окончательно отошел от дел наш советник в Чехословацкой Народной Армии генерал-полковник Семиренко, его заменили Борисом Ткачем. Намыкавшемуся по отдаленным гарнизонам и навоевавшемуся генералу (а особенно - его семье) служба в Чехословакии -- достаточно важной для СССР точке, граничащей с НАТО, казалась раем. В этом европейском раю он и дослужил до распада в 1990 году Варшавского договора и вывода советских войск из Чехословакии. Конечно, можно было служить и дальше. Но Борис Иванович узнал, что его кандидатура, числившаяся в списке претендентов на командование одним из важных округов, не прошла. Михаил Горбачев вычеркнул ее со словами: "Что, у нас уже нет генералов--неукраинцев?". Действительно, в то время треть генералитета составляли украинцы.
   И тогда Борис Ткач попросил о последнем назначении - в Киев. Но в отставку. Ему было 55 лет, и просьбу его удовлетворили. В Киев он приехал за две недели до того, как Бориса Громова перевели оттуда в Москву. Боевой товарищ успел помочь бывшему командиру получить несколько лет пустовавшую и разгромленную квартиру. Все накопленные за десятилетия службы деньги ушли на ремонт и мебель, а через месяц после этого стало известно, что все сбережения советских граждан "сгорели". Борис Иванович был несказанно рад, что свои деньги успел "вложить".
   Около года назад к Борису Ткачу приходили люди из Комитета по делам ветеранов, вручили ему юбилейную медаль. Посидели, поговорили. "Хорошие ребята, - говорит генерал, - но чего я буду к ним ходить? Реально я ничем помочь не могу. Мне же помощь пока не нужна. Да и привык я как-то. Сам".
  
   Из книги: Корж Г.П. Афганское досье. История войны СССР в Афганистане - Харьков. : Фолио, 2003. - 559с.
   КОМАНДАРМ-40
   Борис Иванович Ткач был первым командующим 40-й армией. Он рано вышел на пенсию, по болезни. Правќда, жизнь сложилась так, что его афќганский опыт окаќзался невостребованным. Если внимательно поќсмотреть на биографию генерал-лейтенанта Ткача, то можно легко поверить, будто сама судьќба вела его к этому пику военной карьеры. Хотя никогда он не был карьеристом, всего достиг собќственным трудом.
   Борис Иванович, можно задать вам непростой вопрос? Почему вы так неожиданно, еще относительно молодым, прекратили свою военную карьеру?
   В 1984 году я перевел штаб 14-й армии из Кишинева в Тирасполь и был направлен первым заместителем коќмандующего Сибирским военным округом. А уже оттуда попал военным советником в армию Чехословакии. Туда меня забрал маршал Виктор Георгиевич Куликов. Это проќизошло после того, как Горбачев отклонил мою кандидаќтуру на должность командующего Одесским военным окќругом. Об этом рассказывал маршал Сергей Федорович Ахромеев в Карловых Варах министру обороны Чехослоќвакии генералу армии Ярославу Вацеку. Того удивило, почему достаточно молодого генерала с таким опытом не задействуют в полную силу. "К сожалению, товарищ Ткач родился не в той республике", - ответил маршал. Я поќтом узнал, что Горбачев, увидев мою кандидатуру, задал вопрос: "А что, у нас нет генерала - не украинца?" Тогда среди военных действительно было много украинцев.
   А если среди военных и было много украинцев, так разве они плохо служили?
   Нет, служили хорошо. Правда, когда СССР стал разќваливаться, от многих таких, как я, стали избавляться. Правда, я самостоятельно принял решение об увольнеќнии, по болезни - генералов без болезней не бывает. Никогда ко мне не было никаких претензий. Я и генераќлом, командующим армией, первым заместителем команќдующего округом стал без всякой протекции. Всего доќбился своим горбом. Я ведь из очень бедной семьи, мать у меня вообще была неграмотной. Один Господь знает, как пережили послевоенный голод. Чудом тогда выкарабкаќлись - уже начали опухать.
   Я родился у Збруча, в 1935 году, в селе Гусятин. С той стороны - тоже Гусятин, райцентр Тернопольской облаќсти. До 1939 года по Збручу проходила граница между СССР и Польшей. Во время войны отца убили полицаи. Нас, детей, в семье было четверо, и у меня не было другого пути, кроме армии. Там ведь и учили, и кормили бесплатќно. Закончил Харьковское гвардейское танковое училище. А поступал туда потому, что там, после суворовского, училќся мой двоюродный брат.
   Несмотря на то, что у меня была тяжелая служба, мне везло - на командиров, политработников, технарей, тыќловиков. А может, все дело в том, что у меня такой харакќтер покладистый. Да и мать научила честно работать, всеќго добиваться своим трудом.
   Но ведь, насколько я знаю, была у вас в жизни какая-то невероятная история, когда вы в 39 лет стали генералом...
   Чтобы было понятнее, я вам расскажу с самого наќчала. После училища я служил в Венгрии, оттуда постуќпил в академию бронетанковых войск. Закончив командќный факультет, поехал на Дальний Восток, участвовал в событиях у Даманского.
   На самом острове?
   Нет. Я был майором, командиром батальона, котоќрый южнее прикрывал четыре заставы - Дальрес, Черќную речку, Красную речку, Павлово-Федоровку. Стояли вдоль притока Уссури Сунгача, машины выдвинули пряќмо на берег, в камыши. Ждали... Хотя, мне кажется, удар через Сунгач был невозможен - глубина реки составляет восемь метров. А по мартовскому льду, да еще в зоне поќражения наших орудий танки противника не прошли бы.
   Служил там, куда направляли, и в основном это были места, забытые богом. За шесть лет службы на Дальнем Востоке стал начальником штаба дивизии. И вдруг летом 1973 года неожиданно из Москвы раздается звонок: готоќвить документы подполковника Ткача к назначению на должность командира танковой дивизии. Вы, видимо, про этот случай спрашиваете? Все, вплоть до командующего округом Василия Ивановича Петрова, удивлялись, откуда у меня такие связи в Москве. А я и сам не понимал, в чем дело. В Москве мое недоумение возросло еще больше. Мне предстояло командовать 79-й гвардейской танковой дивиќзией в Группе советских войск в Германии. С Дальнего Востока туда стремились люди с действительно колоссальќными связями. К тому же мне досрочно присвоили звание полковника.
   Значительно позже я узнал о том, что же произошло на самом деле. Эту историю мне рассказал инспектировавќший мою дивизию маршал Сергей Леонидович Соколов. Когда все это начиналось, министром обороны был Андќрей Антонович Гречко. Нужно было омолаживать руковоќдящие кадры, и он решил провести следующий экспериќмент: из каждого округа отобрали самого молодого замесќтителя командира дивизии и выдвинули на должность комдива.
   Служба шла нормально. Помню, сдавали итоговую проверку, и дивизия в очередной раз получила твердую хорошую оценку. Приехал командующий Группой Евгеќний Филиппович Ивановский и говорит: "Мы решили все-таки не представлять тебя, Борис Иванович, к ордену За службу Родине в Вооруженных Силах СССР - ты его еще успеешь получить. А решили представить тебя на звание". Вот так я стал генералом. А орден этот я, кстати, получил аж через двадцать лет.
   А как вы оказались в Афганистане?
   Видите ли, насколько я понимаю, вся моя карьера была подготовкой к Афганистану, причем на ту должность, которую занимал. Всюду получал необходимые знания, приобретал бесценный опыт. Из шести новичков, приќбывших в Германию на должность командира дивизии, я один не имел за плечами академии Генерального штаба. А дела в дивизии по-прежнему шли хорошо. То ли везло, то ли такой коллектив подобрался (я думаю, и то и другое вместе), но в итоге военный совет Группы решил напраќвить меня в академию ГШ. Здесь тоже попал под экспериќмент. Если раньше генералов распределяли по всем групќпам, то в этот раз всех нас собрали вместе. И это был бесценный опыт. А еще - московские театры, музеи: для меня это тоже оказалось важным, качественно иным опыќтом.
   После академии я впервые попал служить в Украину, первым заместителем командующего 13-й армией в Ровќно. Побывал на целине, начальником оперативной групќпы Прикарпатского военного округа но уборке урожая, за что получил орден Трудового Красного Знамени. В том, что мы оказались лучшими, считаю, "повинен" командоќвавший тогда округом Валентин Иванович Варенников. Он очень требовательно отбирал и технику, и людей.
   Однажды с членом Военного совета 13-й армии генеќрал-майором Николаем Забуцким возвращались из 51-й дивизии. Слушали новости. Вдруг сообщают о решении предоставить Афганистану "политическую, экономическую и военную помощь". Собственно, я подумал о том, как бы туда не попасть. Но получилось иначе.
   В феврале 1980 года 8-я танковая армия сдавала проќверку на нашем полигоне, и я обеспечивал эту работу. И вдруг прямо на полигонную вышку - звонок из Москќвы по ВЧ. Мне приказали через сутки в 12 часов дня приќбыть в Москву, быть готовым к отправке в Афганистан. Я не сдержался, спросил: "А что я там забыл?" - "Вот приедете в Москву, вам расскажут". Сердце, конечно, екќнуло, но что мне было, отказываться, что ли, если даже моего командующего округом не спросили?
   Как, по какому принципу отбирали, не знаю. Но тольќко в Ограниченный контингент советских войск в Афгаќнистане назначали на должность, равноценную той, котоќрую занимал на "большой земле". Так я стал первым заместителем командующего ОКСВ, Панкратов - наќчальником штаба, Пивоваров - начальником тыла, Жуќравель - заместителем по вооружению, Цыганок - начќмедом, Дунец - начальником разведки. Так создали армейский аппарат управления. А командовал ОКСВ первый заместитель командующего Туркестанским военќным округом Юрий Владимирович Тухаринов. Округ тогќда возглавлял Юрий Павлович Максимов. А ОКСВ соќздавался на территории ТуркВО.
   В Кабуле находилась большая группа высокопоставќленных военных советников, генералов, которые представќляли все виды Вооруженнных Сил, основные управления Минобороны. И даже Тухаринов был вынужден согласоќвывать с ними свои решения.
  17 февраля я прибыл в Кабул. К тому времени почти все войска были расставлены по временным гарнизонам. Жили пока в палатках, землянки и модули появились позќже. Пища была вся консервированная. Суп в банках, борщ в банках - какая это еда. Повар просто забрасывал все это из жестянок в кипящую воду. Что ж, возраст позволял все это переваривать...
   Обустраивались и одновременно разоружали части афќганской армии, которые не подчинились новому правиќтельству. Таких оказалось примерно половина. Среди них были целые полки, даже дивизии. Этим процессом в течеќние полугода пришлось заниматься мне. Так что мотался по всему Афганистану, у меня было два вертолета, иногда пользовался "05" бортом - это был принадлежавший коќмандующему самолет Ан-26.
   А как разоружали?
   Афганские войска окружали мятежную часть, втоќрым кольцом стояли наши. Выдвигали ультиматум: не слоќжите оружие, откроем огонь. И действительно стреляли - для устрашения. Недолго, но пару артиллерийских залпов производили. Использовали и ствольную артиллерию, и "Град", и вертолеты. Конечно, метили не по казармам. Это производило впечатление, и начинались переговоры. Затем - сдача оружия, профилактические беседы с личным составом, командованием.
   Не все, конечно, было так безоблачно, как я здесь опиќсал. Бывало и сопротивление, и западни устраивали. Одќнажды командир мятежного полка из Асмара доложил командованию дивизии, что готов сдаться. Туда полетели комдив и начальник политотдела. К сожалению, не помќню фамилию комдива. Его звали Мирза, и он учился вмеќсте со мной в академии Генштаба. Толковый был парень... Вертолет сел прямо на плацу, перед выстроенным полќком. Мирза и его спутник вышли из вертолета и были тут же расстреляны. Так что этот полк разоружали по отдельќному плану.
   Было много диверсий. Но это и не удивительно, потоќму что уже подняли голову исламисты. В феврале они тольќко попробовали, в марте принялись разворачиваться, а в конце апреля - начале мая уже действовали очень активќно. При этом они сменили тактику: уже не выступали огќромными толпами, а разделились на небольшие группы. Казалось, теперь они были повсюду.
   К лету 1980-го уже и мы начали учиться заново. Больќшинство из того, что мы знали, оказалось здесь ненужќным, нужно было переходить к партизанской тактике. Но и наш партизанский опыт не подходил к условиям горноќпустынной, безлесной местности. Главное, что здесь было совсем другое население: глубоко религиозное (причем религия, не похожая на нашу), безграмотное, очень бедное.
   Оказалось, что мы серьезно просчитались. Ведь понаќчалу полагали, что пробудем там месяц-другой и вернемќся. Но оказалось, что теми силами, которые у нас имеќлись, невозможно действовать эффективно. Пришлось менять приписников на полноценных солдат. Ведь понаќчалу их призвали на сборы, месяц готовили, и в итоге в Афганистан вошли кадрированные части. Определенный расчет строили на общность языков. Но только пуштуны, например, со своими узбеками, как видим, не всегда наќходят общий язык, а тут еще и наши. К тому же это все взрослые люди, их семьи остались в Союзе. Какие из них солдаты, какая тут дисциплина? Особенно не удовлетворяли те, кто каждый день с колоннами ходил в Союз. Объемы перевозимых грузов были гигантскими - тут и продукты, и вода, и топливо. А эти ребята не выдержали искушения, наладились заниматься контрабандой.
   Из Афганистана в Союз везли наркотики, оружие, драќгоценности, назад - водку. Ее провозили в пластмассоќвых ящиках, опустив в цистерну с горючим. А попались так. Во время досмотра колонны пограничник увидел плаќвающими в цистерне множество водочных этикеток. Мы просили главного военного прокурора ввести законы воќенного времени, но он потребовал, чтобы мы "выжимали все" из обычных законов.
   О том, что происходит, знали уже и в Москве. Уже были достаточно большие потери. После 23 февраля 1980 гоќда, когда состоялась попытка антиправительственного мятежа и в Кабуле, и в других афганских городах, начаќлись настоящие боевые действия. Личный состав в основќном не был в состоянии осуществить марш в колонне в заданный район. Я уже не говорю о том, чтобы воевать. То есть был целый комплекс причин, которые подталкивали к замене приписников регулярными частями. И тогда кажќдому округу поставили задачу: кому сформировать полк, кому бригаду - по штатам военного времени. Снабдить всем необходимым - до иголки, до патрона, до сумки, до ремня. К чести тех, кто формировал эти части, надо скаќзать, что отдавали лучших. Попадались, конечно, и недисќциплинированные. Что ж... Когда дело доходит до войны, люди меняются, и не всегда в лучшую сторону.
   Велики ли были потери?
   Слава Богу, что у противника не было авиации, инаќче бы нам пришлось несладко. Однако, когда я слышу, сколько сейчас людей гибнет в Украине - в транспортќных происшествиях, на производстве, во время купания, кончают жизнь самоубийством, - то понимаю, что наши потери были минимальными. Мы очень серьезно заботиќлись о том, чтобы не потерять людей. На какую бы операќцию ни шли, всегда первым пунктом приказа было: соќхранить людей. И лишь потом - технику. В то же время и у нас многие гибли по халатности, из-за разгильдяйства, хулиганства. Это были небоевые потери, однако и их отќносили к боевым. Ежегодно гибло около полутора тысяч солдат, и процентов десять потерь были небоевыми.
   Тем не менее, если посмотреть на проблему с точки зрения бесцельности самой войны, тогда любые потери не оправданы. Хотя, мне думается, мы еще не в состоянии оценить целесообразность афганских событий. Возможќно, правду скажут историки лет через пятьдесят - сто: когда будут ясны тенденции развития. А сейчас как - каждый приукрашает свои подвиги или же скрывает неблаговидќные дела. Многое просто забыто.
   Хочу вам напомнить одну интересную версию. Когда война шла, решение о вводе войск объясняли тем, что нужно было опередить американцев, которые якобы намеревались разместить в афганских горах стартовые площадки для своќих ракет, направленных на СССР. Прошло два десятилетия, и вдруг появилась (и тут же исчезла, словно ее распростраќнение кто-то заблокировал) информация о том, что США намерены использовать горы Афганистана для установки элеќментов системы ПРО. Похоже, что речь шла о станциях предупреждения о ракетном нападении. С этих горок хорошо "видно" не только постсоветскую территорию, но и Китай, Индию, Пакистан... Оперативно и стратегически это возможно - для любого существующего класса ракет. А территория для этих дел действительно очень удобная.
   К концу лета 1980 года в Афганистане в большинќстве уже находились регулярные части, с толковыми коќмандирами во главе. Они быстро осваивались. Уже тогда было ясно, что мы там надолго. Думаю, что если бы регуќлярные войска вошли сразу, было бы больше порядка и меньше потерь. А языковой барьер можно было бы преќодолеть, придав переводчиков чуть ли не каждому взводу. Просто никто не ожидал, что так получится. А получиќлось, что не додумали. Решение принимали чересчур быќстро. Не до конца проработали. Недопроверили, недоэкипировали. Поэтому поначалу получили по носу. А когда пришли в себя, дела пошли нормально. Но ведь и противќник очухался. Пришел в себя, подучил своих наемников. Ведь не сравнить тридцатилетнего профессионала с наќшим восемнадцатилетним солдатом-срочником.
   Деньги, открытая граница - это были мощнейшие факторы. Если бы вы знали, как мы намучились с этой границей. Маршал инженерных войск Сергей Христофорович Аганов десятки раз вылетал в приграничные райоќны. Казалось бы, все тропы нанесены на карту, засыпаны минами, никому не пройти. А они через сутки снова идут. Все очень просто: прогнали впереди стадо баранов и разќминировали тропу.
   В Боснии я наблюдал, как разминировали поле с противопехотными минами: сапер надел на ноги обычные стальные шлемы и пошел вперед. В результате взрыќва ногу просто подбрасывает. Дешевле, чем стадо баранов.
   Так они ведь не своих баранов гнали, а отобранных у населения. Но я вам тоже приведу пример солдатской смекалки. Из учебки приехал механик-водитель БМП. А каќкой был металл в этих машинах? Наедет она на фугас, водителю отрывает ноги. Остальные сидят на броне, их взрывом посбрасывает на землю. А для водителя каждый боевой выход - как в последний раз. Вот этот паренек и рассказывал мне, что, как объявили им наутро работать, он уже не мог спать. Взял свой матрас и отнес его в БМП. Вырезал в матрасе ножом отверстия под каждый рычаг, пропустил его под сиденье, себе за спину. И так до утра ждал свой экипаж.
   Их направили в боевой дозор. Командирская машина, где этот паренек был водителем, шла впереди и попала на фугас. Уйма осколков, днище разворочено, а водителя тольќко оглушило. Ни одной царапины! Толщины солдатского матраса оказалось достаточно, чтобы защитить от осколќков. За смекалку этого солдата наградили. А маршал Соќколов вызвал конструкторов, и те мгновенно ввели усоќвершенствование - поставили еще один лист. Осколки, пробив первый лист, уже не могли преодолеть второй.
   Жизнь человека там часто зависела от случайности. За два с половиной года в Афганистане дважды пули пробиќвали корпус вертолета, а один раз самолета, на которых я летел. Причем пробоины обнаруживали уже на земле. Просто повезло, что ничего важного не задело. Особенно меня поразил последний случай. Устав, я спал у иллюмиќнатора. Пуля прошила обшивку сантиметрах в пятнадцаќти - а я все спал. Случайность...
   Когда ОКСВ стал 40-й армией?
   В сентябре 1980 года. Привезли знамя, чистый форќмуляр. Я потому и считаюсь первым командующим 40-й армией, что в формуляре в первой строчке стоит мое имя. Той 40-й армии, которая действовала в годы Великой Отеќчественной войны, не существует. Ее собственный форќмуляр, другие документы, знамя хранятся в музее. Просто тот же номер присвоили вновь созданному соединению.
   В формуляре написано: генерал-лейтенант Ткач. Я в то время был генерал-майором. C назначением на должность командующего повысили в звании. Привезли фуражку с красным околышем, погоны. Мне они были непривычны. Я ведь всю жизнь носил черные петлицы, был генералом танковых войск... Так я командовал до мая 1982-го.
  В армии насчитывалось 115 тысяч человек. Это две арќмии времен Великой Отечественной. Организационно арќмия состояла из трех мотострелковых и одной воздушно-десантной дивизии, отдельных мотострелковых бригад, отдельных мотострелковых полков, армейской авиации, отдельных вертолетных эскадрилий. Были и приданные части. Нужно было прикрывать две сложнейшие дороги, в 202 точках стояли наши гарнизоны.
   А первая панджшерская операция была при Вас?
   Я уезжал, когда она еще не закончилась. Главный военный советник генерал армии Александр Михайлович Майоров руководил ею.
   Говорят, что ни одна из панджшерских операций до конца не выполнила поставленных задач, в том числе и эта.
   Неправда. Не было ни одной операции - малой или крупной, - чтобы она не дала результат. Другое дело, что затягивались сроки, иной раз значительно. А задачу решаќли в любом случае. Если стояла задача вытеснить душмаќнов вплоть до границы, мы ее выполняли. Другое дело, что мы уходили, и они заполняли пространство. Через какое-то время мы опять вытесняли "духов", но затем снова уходили. Поэтому и было много не только панджшерских, но и гардезских, гильмендских, кундузских, файзабадских, джелалабадских, газнийских операций. Это повторялось и после меня. Мы применяли тактику выдавливания, котоќрая приносила успех. Она заключалась в том, что хребты вдоль ущелья занимали специальные войска, а по его дну двигались мотострелки. Так и выдавливали противника, которому уже не удавалось укрыться. Использовали и друќгую тактику.
   Мы построили большой ящик с песком, который явќлялся макетом местности. На нем и отрабатывались опеќрации. Но всего не учтешь, особенно когда против примеќняется партизанская тактика, а противник весьма изощрен.
  Народ этот - страшно запуганный, коварный. Оружие носят с пеленок и в любой момент готовы пустить его в ход.
   Однажды командир афганского корпуса пригласил меня взглянуть на пленных. Их содержали в глубокой яме, по одному вытаскивали на допрос. Первый пленный так ниќчего и не сказал, его увели за дувал, раздалась очередь. Второй, третий... Когда вытащили третьего, он сразу заяќвил, что расскажет все, но только пусть ему сначала покаќжут тела погибших. Забитый человек не догадался бы, что расстрел только имитировали.
   Можно ли сказать, что они нас обманывали, использоќвали для достижения собственных целей? Было и такое. Но мы не могли не помогать бедным, голодным, униженќным. И, думаю, многие нас помнят именно за то, что мы кормили их голодных детей. В ходе одной из операций по доставке продовольствия афганцам я чуть было не погиб.
   Это было на юг от Кандагара. Больше сотни грузовиќков, почти вся кандагарская бригада, много других частей участвовали в этой операции. Шли больше недели, постеќпенно поднимаясь в горы. Однажды возле ручья, на забоќлоченном участке, застрял танк. Другой начал его вытасќкивать, подошел еще один. Образовалось скопление людей и техники. Танкисты повыбирались наружу. Цепляют троќсы, командуют, дают советы, машут руками. Подошел и я, оставив свой БТР за поворотом горной дороги.
   Танк вытащили, экипажи разобрались по местам, и мгновенно на дороге я остался один. Адъютант меня из-за поворота не видит. И вдруг - чвяк! - у ботинка в почву ударила пуля. Я понял, что где-то на горе сидит неплохой стрелок, и мгновенно, как кошка, броском лег в этот арык. Лежу в мутной воде и думаю: хорошо, что не снайпер, тот бы наверняка попал. Адъютант все же заметил, что я исќчез, дал команду двигаться. Я показываю наводчику, где цель. Тот сообразил, почему я лежу в канаве, навели и в прицел увидели чалму. Нанесли удар, прочесали местность. Стрелка не нашли, зато подобрали брошенную им М-16. Я поначалу хотел ее себе оставить, но потом передал в музей ТуркВО.
   Мы очищали территорию, раздавали продукты, одежќду, обувь, топливо, создавали и вооружали ядро активисќтов. Уходим, а они - следом за нами, в пределах прямой видимости.
   А как складывались ваши отношения с афганским руќководством?
   Нормально. Бабрак Кармаль, например, вручал мне орден Красного Знамени. Хорошие отношения были со всеми членами правительства. Да и как могло быть иначе, если они знали, что без нас им не удержаться? Были очень предупредительны, гостеприимны. Хоть и мусульмане,однако пили водку, как и мы. Бабрак, конечно, злоупотќреблял. Говорят, что уже к тому времени он был болен. Руки тряслись, пока не выпьет рюмку. Не раз мы просили Москву принять в отношении его какие-то меры.
   Помогало ли вам высшее советское руководство?
   Помогало, конечно, но это скорее было результатом деятельности всей огромной машины государства. Между собой мы называли "верхушку", которая состояла из Брежќнева, Громыко, Устинова и Андропова, "ореховой комнаќтой". С Громыко и Андроповым я не общался. Несколько раз по ВЧ мне звонил Брежнев. Мембрана у этих аппараќтов отличная, так что его голос слышали все, кто находилќся в комнате. Я докладывал об обстановке, а он меня, как правило, спрашивал об отношениях с афганской армией, почему-то говорил о братании наших мусульман с афганќцами. Я отвечал, что мы афганцам помогаем, обмениваќемся разведывательной информацией. Разговор обычно был недолгим, но из него было ясно, насколько далек Брежнев от понимания того, что на самом деле происходит в Афгаќнистане.
   В то же время у нас в Афганистане был замечательный посол - Фикрет Ахмеджанович Табеев. Сколько он сдеќлал для нас добра, не пересказать. До сих пор очень тепло вспоминаю и его, и его прекрасную супругу. Именно Таќбеев сумел на неделю пригласить в Кабул моих жену и дочь. Семья ведь даже перебралась в Ташкент, чтобы со мной чаще видеться. Думали, что я смогу туда вырыватьќся. Не получилось. Была еще одна встреча с женой в аэроќпорту. Мимолетная, как у Штирлица. Только и успели друг на друга посмотреть.
   Как вы оцениваете афганскую армию, могла ли она воевать?
   Могла, но очень плохо. Самым главным бичом было дезертирство, причем с оружием. Неделю полк сколачиваќли, обучали, вооружали, одевали, а перед боевым выхоќдом - полполка нет. Или продали все, что получили, или перешли на ту сторону. В то же время я встречал исклюќчительно боеспособные афганские части. Было много толќковых командиров, особенно тех, кто учился в Советском Союзе, заканчивал наши училища, академии. Командиры корпусов, дивизий почти все имели наше образование. Среди этих ребят не было предателей. Зато им сильно мешали их родственники с той стороны. А в Афганистане, разделенном на кланы, трудно сказать, сколько у человека имеется родственников по линии жен, сыновей, отца, матери. Они, по-моему, и сами в этом не до конца разбиќраются.
   Если кого-то из афганских сарбозов (солдат) убивало в бою, вокруг него собиралась группа, начинали молиться. Отличная мишень. Из-за этого очень часто гибќли несколько человек. А вот душманы, не менее веруюќщие люди, в бою были очень активны, вытаскивали не только раненых, но и убитых.
   А можете ли вы, Борис Иванович, подтвердить, что исламистов поддерживали пакистанцы?
   У меня в этом нет никаких сомнений. Да и сами пакистанские руководители открыто об этом говорят, осоќбенно теперь, когда столько лет прошло. Такое участие подтверждено документально, были и пленные. Другое дело, что я лично не видел ни одного живого пакистанќского инструктора или боевика. Афганцев, которые жили на территории Пакистана, встречал. Вы же знаете, что около трех миллионов человек составляют племена, кочуќющие из Афганистана в Пакистан и обратно. Кем их счиќтать, афганцами или пакистанцами? Тем более что они не признают границу, проведенную, кстати, искусственно.
   Вспоминаете ли вы Афганистан? Закроете глаза - что стоит перед ними?
   Пустыня и горы. Юг - это пустыня, а все остальќное - горы с покрытыми снегом и льдом верхушками. С трудом перелетали мы на вертолетах эти хребты Гиндукуша, едва не касались колесами снега. Потом, когда поќлучили Ми-8МТ, смогли подниматься на километр выше.
   А в пустыне у Кандагара без обуви ходить нельзя. И знаете, какая обувь была самая популярная? Обыкноќвенные галоши. Недаром основную часть нашей гуманиќтарки составляли именно такие галоши - черные, резиќновые, со стелькой из красной байки. Резина так быстро не нагревается, а в байке не потеет нога.
   Жара такая, что в раскаленном песке варили яйцо, правќда, всмятку. Есть там не хочется. Я там ходил худой, как спичка. За два с половиной года похудел на два десятка килограммов. А когда вернулся домой, за год набрал в полтора раза больше. И пил непрерывно, все подряд: люќбую воду, молоко, кефир, квас, спиртное. Мне все время хотелось пить, хотя диабета не было. Это был нарушенќный солевой обмен. А знаете, как в пустыне охладить воду?
   Нужна фляжка, обшитая сукном.
   Правильно. Сукно следовало намочить, и вода, исќпаряясь, охлаждала содержимое фляги. Но лучше всего было эту фляжку окунуть в бензин. Он испарялся мгноќвенно, и вода тут же становилась холодной. И пить ее нужно было тут же, пока не нагрелась. Правда, потом она буквально на глазах испарялась через поры кожи. Потом нам стали привозить египетский виноградный сок в неќбольших баночках. Вот он хорошо утолял жажду. А "борќжоми" - нет, хотя его возили миллионами бутылок. Поќсле "боржоми" хотелось пить еще больше. Лучше же всего жажду утолял отвар чала, верблюжьей колючки. Каждое утро заставляли всех солдат и офицеров наполнять им фляги. Главное, что чал спасал от дизентерии.
   Условия в Афганистане аховые. Даже в столице не было водопровода. Туалеты - открытые. Да как! Ведь там потоќлок одной мазанки, прилепившейся к горе, одновременно является полом другой, и так далее. Когда поднимается ветер-"афганец", в метре ничего не видно. В воздух подќнимается не только песок, но и все эти фекалии.
   Борис Иванович, а ведь под вашим началом служили многие знаменитые люди. Например Громов, Аушев...
   Верно. Подавляющее большинство тех, с кем я слуќжил в Афганистане, - это хорошо подготовленные, преќданные своему делу военнослужащие. Хотя были и исклюќчения. С такими людьми мы расставались очень быстро, даже если это были крупные чины. Встречались и трусоќватые, боявшиеся получить ранение, остаться калекой, погибнуть. Но смелость - это качество, которое дано даќлеко не каждому.
   Комбата Аушева я представлял на звание Героя Советќского Союза - одновременно с Евгением Васильевичем Высоцким. До Громова дивизией командовал Юрий Шаќталин. Сам Громов входил в Афганистан в должности заќместителя начальника штаба дивизии. Вскоре после оконќчания академии Генштаба Громов оказался в Афганистане еще раз - в качестве представителя маршала Ахромеева в афганской армии. Затем, после недолгой службы в Белоќруссии, он снова прибыл в Афганистан - на должность командующего 40-й армией. Как известно, он ее и вывел оттуда. Нужен был человек, который участвовал во вводе войск, который представлял себе этот процесс, мог бы организовать такую масштабную, очень непростую операќцию. Выбор Варенникова и Ахромеева пал на Громова. Слава богу, это оказался не я - очень уж тяжело.
   Не жалеете, что побывали в Афганистане?
   Я ведь уже говорил вам, что не мог выбирать, поќпросту честно служил тому государству, которое меня выќучило. А на военной службе тем более не принято отказыќваться от назначений. К тому же я уцелел, вот только зубы там высыпались. Другим повезло куда меньше.
   Чему научил вас Афганистан?
   У меня была возможность ежедневно общаться с высшим генералитетом СССР, и это была огромная шкоќла. Конечно, эти знания могли бы потом очень пригоќдиться. Но жизнь сложилась иначе.
   Как, по-вашему, Борис Иванович, что ждет американќцев в Афганистане?
   Они там будут очень долго. Либо уйдут так, как ухоќдили англичане, мы - лет через пять, десять. А сделать не сумеют ничего. Сто процентов! Для того, чтобы что-то сделать, весь афганский народ - от младенца до седого старика - нужно оттуда переселить. Но разве такое возќможно? А Афганистан в его нынешнем виде не покорить. Не задобрить - он никогда не будет доволен.
  
   Интервью Б.И.Ткача корреспонденту А.Гороховскому, газета "ФАКТЫ" 23.12.2004 г.
   Первый командующий 40-й армией, воевавшей в афганистане, генерал-лейтенант Борис Ткач: "Брежнев никогда не ругался, но после каждого его звонка в штаб армии офицеры с трясущимися руками уходили на перекур, чтобы успокоиться"
   25 лет назад части Ограниченного контингента советских войск вошли на афганскую землю, где им пришлось сражаться долгих десять лет
   Очевидцы и участники войны в Афганистане говорят, что многие подробности тех событий уже стерлись в памяти. Ведь столько всего было! Но все же, рассказывая о том или ином случае, даже генералы не могут сдержать слез. Особенно когда вспоминают о погибших или когда речь заходит о долгожданном миге возвращения домой.
   Как Вы покидали Афганистан?
   Командовал я 40-й армией почти два с половиной года, - вспоминает генерал-лейтенант в отставке Борис Ткач. - И, конечно, знал о готовящейся мне замене. Но всякий раз происходила какая-то мистическая история. Когда мне сообщили, кто именно должен сменить меня на должности командующего, то оказалось, что я знаком с этим человеком. Из самых лучших побуждений позвонил ему, чтобы поговорить, рассказать об обстановке, сложившейся там, и как-то настроить. Ведь ситуация в Афганистане была сложной и вникать в дела нужно было мгновенно. Прошло какое-то время после звонка, и я узнал, что приказ о назначении этого человека отменяется. Спустя время назначили другого. Я тоже решил ему позвонить... История повторилась. А вот следующему генералу я принципиально не звонил - и смена прошла благополучно.
   Помню прощальный ужин с боевыми товарищами. Самый трогательный момент произошел уже на борту самолета, на котором я возвращался домой. Когда пролетали над рекой Амударьей, по которой проходила граница, пилоты посоветовали мне сбросить вниз бутылку коньяка. Традиция, объяснили мне, чтобы никогда туда не возвращаться. Бросил бутылку - словно камень с души свалился...
   Как вы оказались первым командующим 40-й армией, ведь войска были и до вас?
   Никто не думал, что мы останемся там надолго. Ведь изначально войска должны были вернуться через несколько месяцев. Потом срок продлили еще на какое-то время, потом еще... И все это время наши войска назывались не армией, а ограниченным контингентом войск. Командовал ими первый заместитель командующего войсками Туркестанского военного округа генерал-лейтенант Юрий Тухаринов. Кстати, более чем полгода я был у него в Афганистане заместителем. Но когда стало ясно, что мы остаемся на афганской земле надолго, контингент переименовали в 40-ю армию, ставшую действительно легендарной. Осенью 1980-го в Кабул в штаб привезли боевое знамя армии, боевой формуляр, куда вписали мою фамилию - как первого командующего.
   Вспоминаю курьезный момент, связанный с моим назначением в Афганистан в феврале 1980 года. Об этом узнал во время учений в Ровно, где проходил службу. Вызвали в Москву, проинструктировали. На сборы дали сутки, предупредили, что с собой ничего брать не нужно. Но как опытный военный, который переезжает на новое место службы, я решил взять все формы - летнюю, зимнюю, парадную, повседневную, полевую. Два чемодана напаковал. Когда же прилетел, все это оказалось ненужным барахлом. Ведь ходили мы в Афганистане в обычной солдатской полевой форме. Даже погоны были тряпичные, с темными звездочками. Все эти меры предосторожности спасли не одну жизнь. Хотя, пока мы к этому пришли, потеряли много офицеров.
   Рассказывали, что душманские снайперы целились в звездочку на фуражке?
   Так было до тех пор, пока офицеры не стали носить такие же панамы, как солдаты. Но душманы ориентировались в обстановке быстро. Они знали, что в бою возле командира всегда находится три-четыре человека - радист, связной, помощники. Поэтому снайперы били по таким небольшим группам, и эти группы мы запретили. Младшим командирам в бою разрешалось отдавать команды только голосом, ведь моджахеды отлично усвоили: кто машет руками, тот командир.
   Простые солдаты, кстати, тоже проявляли чудеса изобретательности. Известно, что впереди колонны с грузами всегда шли наши боевые машины пехоты (БМП). В первой машине находились, по сути, смертники. Ее либо уничтожали из гранатомета, либо взрывали фугасом, заложенным на дороге. При таком взрыве механик-водитель практически был обречен на гибель. Остальной экипаж, находившийся на броне, мог отделаться синяками, в худшем случае - контузией. И вот один парнишка, которому утром нужно было идти в голове колонны, придумал, как спастись. В своем БМП под сиденьем и под ногами он уложил обычный ватный матрас, предварительно прорезав отверстия для рычагов. Когда машина наехала на фугас, ее хорошо тряхнуло, но матрас компенсировал ударную волну и задержал осколки. К вечеру о случившемся знали практически во всех военных гарнизонах Афганистана, а тыловики стали выдавать танкистам второй комплект матрасов. Маршал Соколов, возглавлявший в Афганистане группу советских военных, которые осуществляли общее руководство боевыми действиями, наградил водителя орденом Красной Звезды. Он же вызвал из Волгограда и Харькова конструкторов и показал им пресловутый матрас. Вскоре на БМП стали делать двойное дно, которое выдерживало взрыв фугаса.
   Еще наши десантники придумали оригинальное использование пустых стеклянных бутылок. Местную воду пить запрещалось, и первое время в Афганистан завозили "Боржоми" в стеклянных бутылках. Но утолить жажду ею было невозможно - из-за солей и минералов губы трескались, а пить хотелось уже через десять минут. Позже стали завозить египетский виноградный сок в маленьких, граммов по 150, металлических баночках. Сок был очень вкусный, и, что самое удивительное, одной такой баночки хватало, чтобы утолить жажду, на полдня. Но пока "Боржоми" продолжали поставлять, бутылок скопилось огромное количество. И была у нас на вооружении ручная граната Ф-1. Если ее бросать с вертолета (что часто практиковалось для прикрытия) метров с 30-40, то она взрывалась, не долетев до земли. Что же придумали десантники? Взяли бутылки из-под минералки. В том месте, где бутылка начинала сужаться, наматывали шнур, пропитанный бензином, и поджигали его. Когда он сгорал, узкая верхняя часть бутылки легко отделялась. А в нижнюю ее часть впритирку входила граната. Чека выдергивалась, но рычажок взрывателя был прижат стеклом, и взрыва не происходило. В таких "упаковках" гранаты применялись в бою: при ударе о землю стекло разбивалось, и граната взрывалась там, где нужно. Иногда сбрасывали даже целые ящики с нашпигованными взрывчаткой бутылками.
   Раз уж мы коснулись темы продовольственного обеспечения, хочу сказать вот о чем. Бытует мнение, что офицеры в Афганистане как-то особо питались. На самом деле все мы ели из одного котла. Ведь все время питание завозилось из Союза. Причем в концентратах - и борщи, и картошка, и мясо, и хлеб. Нам запрещалось покупать у местных даже лавровый лист. И не столько из-за боязни отравиться, сколько из-за того, чтобы не подорвать хиленький внутренний рынок...
   Судя по эпизоду с гранатами в бутылках, противника не жалели?
   В бою не до жалости. Хотя иногда все же приходилось сдерживать ребят. Особенно после того, как они видели зверские расправы душманов над нашими парнями, попавшими в плен. Об этом много рассказывали очевидцы. Тяжело вспоминать такие моменты... Боевики издевались даже над трупами бойцов. А у нас был суровый приказ: отбивать у врага тела погибших солдат. И когда мы видели трупы с переломанными конечностями, вырезанными на груди звездами, отрезанными гениталиями, пальцами, ушами, губами, невозможно было сдержать гнев. Поэтому наши солдаты практически никогда в плен душманов не брали.
   В этой связи вспоминаю звонки генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. В штабе армии в Кабуле часто собиралось военное руководство на всевозможные совещания. Кстати, маршал Ахромеев, тогда заместитель начальника Генерального штаба, каждый день, без отпусков и выходных, был на этих планерках уже в пять утра. Часто в штаб звонили из Москвы - и министр обороны Устинов, и министр иностранных дел Громыко, и сам Брежнев. Несмотря на то что в штабе находились офицеры выше меня по званию, на разговор с Брежневым, как правило, звали командующего. Генсек никогда не ругался, а задавал стандартный набор вопросов, о том, как идут дела, как обеспечение. В конце всегда интересовался, когда начнется братание советских войск с афганским народом. На фоне той жестокой войны, которую мы вели, это звучало несколько странно, но я всегда отвечал по форме, дескать, мы оказываем помощь боеприпасами, топливом, продовольствием. И хотя ничего особенного Брежнев никогда не говорил, после его звонка все офицеры шли на перекур, чтобы успокоиться. У некоторых от волнения даже дрожали руки.
   Такие вопросы генсека говорят о том, что ему, вероятно, не докладывали об истинном положении дел?
   О положении дел в Афганистане ему докладывали десятки министерств. Только каждый видел ситуацию со своей колокольни. Поэтому к Брежневу попадала уже "рафинированная" информация. А отдувались за это, как всегда, военные. Мы плечом к плечу воевали с афганцами, которые поддерживали правительство Бабрака Кармаля, но до братания было очень далеко. Ведь иногда возникали проблемы даже с формированием боевых афганских частей. Бывало, набираем новобранцев. Три недели они проходят курс молодого бойца, инструкторы муштруют их на всю катушку. В конце курса кажется, что отряд подготовлен, солдатам выдают новое белье, новую форму, амуницию, оружие. Людей готовят к присяге. И вот утром на построении оказывается только половина бойцов, да и те полураздетые. За ночь часть из них ушла прямо с оружием - их перекупили моджахеды. А те, что остались, распродали новенькое имущество. И такое происходило массово. Кстати, очень много наших людей гибло из-за своей доверчивости - повернулся наш солдат спиной к крестьянину, а тот из-за дувала достает ружье и стреляет в спину. Со мной тоже был подобный случай.
   Колонна, в которой я находился, переезжала небольшой заболоченный участок. Часть машин прошла нормально, застрял лишь один танк. Танкисты подогнали второй танк, потом третий. Время шло. Я решил подойти и разобраться. Пока подходил, танкисты уже справились и рванули вперед. Я оказался один. Стал возвращаться к своему БТРу, и тут у моей левой ноги в землю ударила пуля. Залег, не могу шевельнуться. Ну, думаю, все, конец. Но бойцы сообразили, что меня долго нет, и двинулись ко мне навстречу. Они быстро поняли, в чем дело, и дали залп в сторону гор, откуда предположительно прозвучал выстрел. Потом два отделения солдат поднялись к укрытию снайпера. Самого душмана не нашли, но обнаружили оружие - американскую винтовку М-16. На ее стволе было сделано три насечки в виде римских цифр десять "Х" и еще одна диагональная черточка. Эту винтовку передали в военный музей Ташкента.
   Афганская земля стала клондайком для наших исторических музеев. Первое время мы находили горы оружия, причем самого разнообразного - клинки, сабли и кинжалы времен Первой мировой войны, винтовки времен гражданской, автоматы, применявшиеся в годы Великой Отечественной. Все это добро отправляли в музеи, во все уголки СССР. Да и многие офицеры привозили домой небольшие коллекции холодного оружия. Привез и я парочку сабель и кинжалов, но все раздарил друзьям. Осталась только память о нелегких испытаниях, выпавших на мою долю и долю моих боевых товарищей.
  
   Интервью Б.И.Ткача корреспонденту Н. Филипчук, газета "Голос Украины" 26.12. 2006 г.
   Мы поняли, что эта война надолго
   В те декабрьские дни кто-то праздновал Рождество, кто-то готовился до Нового года, кто-то к штурму. 25-26 декабря 1979 года гул транспортных самолетов над Кабулом не стихал. Где-то рядом с Ираном стояли американцы. Тогда говорили, что советские войска опередили ввод американских на считанные часы. Так ли это было в действительности, теперь сказать сложно. Мои собеседники оказались в Афганистане в первые месяцы войны. Сегодня они рассказывают о том, что было и чего не было.
   Борис Іванович ТКАЧ - первый командарм 40-й армии. Когда его направили в Афганистан, этой армии еще не было. Тогда это называлось "ограниченный контингент советских войск в ДРА", командовал которым генерал-лейтенант Юрий Тухаринов, первый заместитель командующего ТуркВО. Борис Иванович в первые месяцы войны был его первым заместителем.
   Борис Иванович, где вас застала новость о начале войны в Афганистане?
   В машине. Мы с сослуживцем возвращались из Володимир-Волинской дивизии и слушали новости по радио. Сразу подумалось: не дай, Боже, туда попасть. Честно говоря, хотя я и военный, уже и генералом был, но особенного желания воевать не было. И не только у меня... А узнал, что лечу в Афганистан, числа 11-12 февраля в Ровенском учебном центре. Из Москвы из главного управления кадров позвонил по телефону генерал-лейтенант Василий Брюхов: "Вам нужно завтра быть в Москве. Поедете в Афганистан первым заместителем командующего ограниченного контингента советский войск". Пока он это говорил, у меня мелькнула мысль: а что я там забыл? Я так и спросил... А он мне очень метко ответил: "Приедете в Москву. Вам объяснят, что вы там забыли и что найдете"... В Кабул я прибыл 17 февраля. Буквально на следующий день полетел на выполнение задания.
   Тогда допускали, что едете надолго?
   Нет. Ведь ограниченый контингент войск формировался из военнослужащих запаса, приписанных к Туркестанского и Среднеазиатского военных округов, то есть людей, которые когда-то отслужили в армии и находились на учете в военкоматах. Их призвали из фабрик, заводов, колхозов, переодели, вручили оружие и несколько недель сбивали как военный организм. На это пошел почти месяц. А призывали на два. По-видимому, руководство рассчитывало: придем, быстренько наведем порядок, будем свертываться и уходить. А все другое - дело афганских армии и народу. Вышло не так. И вот уже февраль, март... А мобилизованные хотят домой. Их дома семьи ожидают, работа, проблемы свои. И не то, что не хотят, они уже начали коммерцией заниматься. Ведь многие знали местные языки, договориться могли. В Афганистан - водку, в Союз - дубленки, наркотики. Где угодно прятали, даже в шинах автомобилей. Доходило до анекдотов. Однажды прапорщик спрятал в цистерне заправщика несколько десятков ящиков водки и залил горючим под саму завязку. На границе проверка. Он спокойно идет открывать люк... А все этикетки всплыли.
   За контрабанду судили или закрывали глаза?
   Нельзя было закрывать. Ведь в Союз наркотики пошли. А затем, если дивизион пьян, что из его возьмешь. Боролись... Но все равно это была не полностью боеспособная часть, потому что укомплектованная личным составом, призванным из запаса.
   "Срочников" в первые месяцы вообще не было?
   Было, но очень мало, где-то 10 процентов от военных потребностей. Тогда пошли другим путем. Каждому военному округу поручили сформировать какую-то часть полностью за штатом военного времени. Комплектация - к игле. И весной 80-го началась замена. И тогда мы поняли, что останемся там надолго. Правда, не знали, на сколько. Нам говорили: вот-вот настроится обстановка, вот-вот разобьем эту банду, потом - следующую... Короче говоря, мы с каждым днем все больше убеждались, что войне не видно конца. Тогда ввели периодичность замены войск.
   Я слышала версию, что вывод ракетных войск было первой попыткой вывести войска из Афганистана.
   Это не так. Когда я в 82-ом уходил, то передавал новому командующему 202 гарнизона наших войск на территории ДРА, разных по численности. И каждый нужно охранять. Круглосуточно. А это дополнительный отрыв людей. Выходит, пришли для того, чтобы сами себя охранять. Кого-то посылать в бой. Взять хотя бы ракетные дивизионы дивизии и зенитно-ракетную бригаду армии. Нужны огромные территории, где располагаются войска со своими самыми могучими ракетами. Расставили охрану, и выходит - только повар свободен. Это была главная причина, почему их выводили. Они были лишними. Танковые полки также выводили. В горах танки могут действовать ограниченно. А охранять их нужно. Это нельзя сравнить с тем самым мотострелковым отделением, где автомат или пулемет на плечах и все восемь штыков в атаке.
   Первые месяцы войны в Афганистане часто называют бытовой войной...
   По-видимому, это так. Пока ко всему привыкли... Войско почти в 100 тысяч нужно было ежедневно обеспечивать. Борщ - в консервних банках. Картофель, морковь, свекла, лук - сушеные. О воде отдельный разговор. Нам сначала поставляли "Боржоми". Она, по-видимому, добра, если ее употреблять с лечебной целью. Но в условиях Афганистана, где жара 40 с избытком, выпил стакан - две вышли. Смотришь на руку и видишь, как вода испаряющаяся. И через десять минут уже губы пересыхают, пить хочется. Потом начали привозить в маленьких консервних баночках египетский виноградный сок. Вот такая баночка утоляла жажду на полдня. А еще кипятили воду с верблюжьей колючкой. Вода становилась недобра, желтоватого цвета, но была замечательным антисептиком. Ведь мы еще спасались от дизентерии, гепатита, других болезней... И все снабжение получали из Советского Союза, в том числе боеприпасы, топливо, бензин. Железной дороги в Афганистане не было ни одного метра. Круглосуточно в течение 10 годов ходили челноками машины. И они становились главными объектами обстрілів.
   Если сравнить количество погибших в открытых боях и в результате нападений на конвои, которое выйдет соотношение?
   Такие цифры есть, но я их не имею. Приблизительно, наверно, поровну. Но утверждать не могу.
   Когда же началась настоящая война с полномасштабными боевыми действиями?
   Приблизились к этому весной в 1980 году. А вообще первое серьезное выступление оппозиции, правда, не вооруженный, состоялся 23 февраля. На улице Кабула вышли несколько десятков тысяч людей, среди которых, кстати, были много иностранцев, представителей дипмісій. Ведь все посольства, в том числе и Соединенных Штатов, в Кабуле работали всю войну... Возгласы "Аллах акбар!", "совсем правительство", подстрекатели из "матюгальниками", все заполнено дымом... Эти самые подстрекатели,
  когда шли из гостиниц, подожгли свои номера. Вышло, что Кабул якобы горит... Бабрак Кармаль и его руководство, конечно, испугались выступлению и были готовы его разогнать. Но маршал Сергей Соколов, который координировал все действия советских и афганских войск, решил, что нельзя поддаваться на провокацию, и военные из местечек не вышли. Применили только афганскую авиацию. Реактивные самолеты пролетели несколько раз над улицами Кабула на высоте приблизительно 50 метров. Летели с форсажем. А это такой звук, как выстрел. И народ разбежался. Но с тех пор начались выступления практически по всей стране. Подошли душмани. И уже с весны 80-го мне пришлось как первому заместителю командующего принимать участие в боевых действиях, в частности, и в разоружении частей, которые не перешли на сторону правительства.
   Борис Иванович, тогда воинов-интернационалистов называли героями и освободителями, позже оккупантами. А вы кем чувствовали себя?
   На сто процентов были уверены, что действуем в интересах Советского Союза, стоим на защите южных рубежей от мирового империализма. Афганистан - горная страна. В центре - горы Гиндукуш высотой свыше 5 километров. На вершине горы появился радиолокационную станцию и можно чуть ли не в Урал осматривать территорию Советского Союза. А если там поставить пусковую установку, она достанет и к Ледовитому океану... Мы так были настроены, так воспитаны, так убеждены.
  
   Интервью Б.И.Ткача старшему научному сотруднику Мемориального комплекса "Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." Стоноженко Н.М. 25.12.2009 г.,
  Борис Иванович, расскажите, пожалуйста, где Вы родились, учились?
  Родился я 25 октября 1935 года в Гусятине Хмельницкой области на реке Збруч. Местность достаточно колоритна и привлекательна. Закончил 10 классов местной школы. В 1954 г. поступил в Харьковское гвардейское танковое училище, и в 1957 г. закончил это учебное заведение. Прошел службу от командира взвода до Представителя Командующего вооруженных сил Варшавского договора в Чехословацкой народной армии - вплоть до ликвидации Варшавского договора.
  Служил на территории Венгрии командиром танкового взвода, роты, там сдавал экзамены в академию бронетанковых войск. Первый год не прошел по конкурсу, получил 4,0, а нужно было 4,01 балла. Командир полка полковник Логинов, опытный, грамотный офицер, посоветовал еще на год остаться в полку. В следующем году, сдав успешно экзамены, я поступил в академию.
  Какими были последующие шаги Вашей профессиональной карьеры?
  По окончании академии бронетанковых войск попал служить на Дальний Восток командиром танкового батальона 71 отдельного танкового полка окружного подчинения. Условия пребывания были нелегкими, самим приходилось строить военный городок. На строительных площадках трудились солдаты, офицеры, прапорщики, и строители помогали.
  В марте в 1968 г., когда начались события на о. Доманском, батальон прикрывал пограничные заставы: Дальрес, река Черная, Красная река, Павел-Федоровку, вдоль реки Сунгуч.
  Потом я был назначен командиром танкового полка в поселке Розенгартовка, между Хабаровском и Владивостоком. Розенгартовка, Лозовая - это военные городки. Здесь прослужил два года после чего командир дивизии забрал меня к себе начальником штаба дивизии в г. Бикин (Приморский край). Там я попал под отбор, когда назначали командирами дивизий молодых перспективных офицеров из числа заместителей командиров дивизий. Из Дальневосточного военного округа я попал в эту когорту один и был назначен в Группу советских войск в Германии. В 37 лет стал я командиром дивизии. Это стало неожиданностью не только для меня, но и для командующего округом. Никто не знал, почему министр обороны маршал Советского Союза Гречко так решил - предоставил преимущество именно мне.
  По окончании Академии Генерального штаба впервые попал служить на Украину.
  Случайным ли стало назначение Вас на должность командующего ограниченным контингентом?
   Во время службы судьба свела меня с генералом армии Соколовым, который инспектировал дивизию, которой я командовал. Эта встреча, наверное, и сыграла решающую роль в назначении меня командующим в Афганистан. Кроме того, во время службы на Дальнем Востоке я непосредственно подчинялся генералу армии Ахромееву, который был начальником штаба округа. Впоследствии они оба попали в Афганистан в составе оперативной группы Министерства обороны СССР, а я - первым заместителем командующего ограниченного контингента советских войск в Демократической Республике Афганистан.
  Говорят, что при вводе советских войск масштабных боевых действий не было. Это соответствует действительности?
  Действительно, до 23 февраля 1980 года широкомасштабных боевых действий советских войск на территории Афганистана не было. Ввод войск произошел в тот момент, когда весь западный мир праздновал католическое рождество, то есть когда все правительства были в отпусках ( я имею в виду западных стран). У них там так должностных лиц не собирают, как когда-то мы говорили, - по боевой тревоге. Когда разобрались, что к чему, когда поняли, что произошло, было уже трудно нас укусить.
  Что такое Афганистан? От него через узкую полосу Пакистана - Персидский залив, а это выход к Индийскому океану. Практически 40-я армия, любые войска, которые пришли бы на усиление 40-й армии (если бы такая была поставлена задача) практически меньше чем через сутки были бы на берегу Персидского залива. Начался ажиотаж, срочное выделение денег, создание всевозможных коалиций, оппозиций. А недовольных, которых изгнала апрельская революция из Афганистана, в Пакистане, Иране, Ираке оказалось более чем достаточно, их начали вооружать, обучать и переправлять в Афганистан, тем более граница была совершенно открыта. И началась охота за партийным, государственным руководством Афганистана, и, конечно, за пришедшими неверными советскими людьми.
  А что происходило 23 февраля 1980 года?
  Вот 23 февраля эти силы и пытались в Кабуле поднять контрреволюционный мятеж. В то время в Кабуле еще работали представительства посольств всех стран, с которыми Афганистан имел дипломатические отношения, в том числе, с американцами, французами, немцами. Большинство обитателей гостиниц и посольских резиденций вышли на улицы, митинговали, кричали "Аллах Акбар", и подожгли свои номера в гостиницах. Кабул заволокло дымом. Создавалось такое впечетление, что восставшие сметут правительство Бабрака Кармаля.
  Маршал Соколов координировал действия не только 40-й армии, но и афганской армии, милиции (царандоя), дипломатов, наших военных, политических и экономических советников, в том числе в промышленности и в сельском хозяйстве, т.е. все подчинялись единому центру во главе с маршалом. Он жестко поставил вопрос: советским войскам не отвечать на провокации, не вмешиваться, войска держать в готовности, но из мест дислокации не выпускать.
   Дело шло к обеду, а народ не расходился.
   Тогда было принято решение: афганской авиации, на советских реактивных истребителях на малой высоте (50-70 м над землей), на форсаже, пролететь над центральными улицами Кабула. Выхлоп от двигателей был хуже, чем свист бомбы, снаряда. Народ разогнали без стрельбы. Но к вечеру уже были раненные и несколько человек убитых. Вот поэтому 23 февраля считается началом боевых действий на территории Афганистана. А дальше было все сложнее и сложнее.
  Афганская армия поддержала новое руководство страны? Как Вы начали свою боевую деятельность в Афганистане?
  Несколько воинских частей афганской армии не поддержали новое правительство Бабрака Кармаля, стали на сторону оппозиции. Их нужно было либо разоружить, либо уничтожить. Вот такая миссия была возложена на афганские вооруженные силы и части 40-й армии во главе с только что прибывшим первым заместителем командующего генералом Ткачем. Мне поручили возглавить советскую часть армии, которая оказывала помощь афганской армии в разоружении неподчинившихся воинских частей. Делалось это просто: подходили к городку, где находилась мятежная часть, оцепляли со всех сторон двойным кольцом - афганцы внутри, наружное кольцо - советские войска. В городок направляли парламентера и предъявляли ультиматум - сложить оружие, вывести всех на строевой плац для митинга, сдать всю технику, боеприпасы, склады. Личный состав будет расформирован, и после фильтрации либо отпущен, либо останется служить в правительственной армии. Если соглашаются - белый флаг. Если не соглашаются, залп огня. Один два залпа - этого было достаточно. Всех выводили и фильтровали. Но в результате общая картина складывалась не в нашу пользу. Допустим, из 300 человек, которые были в городке, 100 несогласных отпускали, а из 200, которые перешли на сторону армии, 100 через сутки тоже уходили. Это была неподготовленная, неорганизованная масса людей, которая, к сожалению, имела оружие.
  Наших потерь в то время практически не было. Правда были случайные, непродуманные. А вот дальше противник стал меняться - уже подходили обученные формирования душманов из Пакистана, из Ирана.
  В чем важность и сложность перекрытия афганской границы?
  Я почему говорю, что граница была не охраняема? Дело в том, что на протяжении нескольких тысяч километров там, практически, не было, в нашем понимании, ни одной пограничной заставы, ни одного столбика, все условно. Разве можна такую протяженную границу перекрыть? Нужно было еще три таких армии ввести, как сороковая. Поэтому была большая сложность. Мы перехватывали караваны с оружием. Как мы не пытались перекрыть доступ противника и оружия на территорию Афганистана, сделать это было очень сложно. Дело в том, что из всей 40 армии численностью 115 тыс. человек (такой она была, когда я передавал дела Ермакову), 35-40 тыс - это люди, которых нельзя задействовать в бою. Ведь это или повар, или санитар в лазарете, или солдат, который в карауле стоит, или во внутреннем наряде - дневальный или дежурный. А такие войска, как зенитчики, ПВО, (это ж не пехота), там каждый на своем месте - там один оператор, шофер, механик, им от себя еще нужно выставлять караул. Он же должен меняться, нужно иметь, как минимум, два комплекта. Поэтому не могли перекрыть по настоящему границу, при всем желании.
  Много всего придумали, испытали. Придумали мины пластиковые, которые с вертолета беспорядочно сбрасывали. Как только они падали на землю, от удара становились на боевой взвод. Потом стоило только прикоснутся к ней, она могла пятку оторвать вместе с ботинком, а могла и ногу. Вначале эффект был. Караваны гибли наполовину, другие караваны возвращались. Потом приспособились - сопровождающие впереди гнали баранов, которые подрывались на минах, таким образом - дорога была расчищена.
  Как решались вопросы установления и укрепления местной власти?
  Каждый день приносил неожиданности, которые необходимо было решать, потом оперативно доводить опыт до всех, чтобы беда не повторилась в другом месте. Это было очень сложно.
  В 1980-1981годах года было принято решение о том, что при освобождении войсками какой-то области, необходимо вводить туда, организационные партийно-хозяйственные ядра (15-20 человек), отряды афганской милиции (царандоя), государственной безопасности. После выполнения боевой операции войска должны продвигаться дальше, а ядра должны были оставаться для наведения порядка. Но поскольку "ядра" боялись, что их перебьют, на местах не оставались, а шли следом за войсками. И опять территория и население оказывались вне влияния и управления со стороны правительственных сил.
  Как Вы считаете, была ли необходимость введа советских войск?
   Было ли это решение ошибочным? Как командующий да и вообще как военнослужащий в то время я не обсуждал принятого решения, все свои усилия направлял на то, чтобы это решение наиболее эффективно реализовать. Да и сейчас однозначно утверждать не собираюсь. Я не владею полной информацией относительно того, какой была международная обстановка в Европе и Америке, на Ближнем Востоке, в Китае и Японии. Противники могли спровоцировать третью мировую войну. Могло быть все что угодно. Не думаю, что абсолютно правы те, кто утверждает, что это была авантюра.
  Почему для ввода войск выбрали именно этот период?
  Важен был фактор внезапности. Иначе могли помешать. А ситуация назрела для принятия решения.
  Как местное население относилось к нашим воинам?
  Когда войска входили, народ встречал их цветами. Вражда появлялась постепенно, когда появлялись агитаторы - бывшие прислужники баев. В последующем бедное население было готово всемерно поддерживать советские войска, потому, что они видели заботу о себе, они видели разницу между тем, что говорили, и тем, что происходило в действительности. Но они ведь зависели от всего и вся, они совершенно неграмотные, у них свои законы. Им дают землю, а они не берут - Вот вы уйдете, а придут баи меня и всю мою семью вырежут.
  Готов ли был Афганистан для таких радикальных перемен, которые предлагали новые власти?
  Мое мнение - нельзя из феодального общества построить сразу социалистическое или коммунистическое. Нужен опыт и смена поколений, а перепрыгнуть через несколько общественных формаций не удается. Никому не удавалось.
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018