ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Аблазов Валерий Иванович
Легендарные командующие 40 - й Общевойсковой армии Турк Во Генерал - армии Ермаков Виктор Федорович

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Легендарные командующие 40 - й Общевойсковой армии Турк ВО Генерал - армии Ермаков Виктор Федорович

  Легендарные командующие 40 - й Общевойсковой армии Турк ВО
  Генерал - армии Ермаков Виктор Федорович
  
  
   Ермаков Виктор Федорович, генерал армии.
  Родился 9 сентября 1935 г. в городе Днепропетровске. Мать и отец работали на 65 вагоноремонтном заводе, учился в средней Љ 52, занимался гимнастикой, хоккеем, борьбой самбо.
   В 1953 году поступил и в 1956 году с отличием закончил Киевское училище самоходной артиллерии. Командовал учебным танковым взводом и танковой ротой. С 1966 года - заместитель командира учебного танкового батальона.
   В 1970 году окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе. В 1970 году получил назначение на должность заместителя командира мотострелкового полка, затем в том же году - на начальника штаба танкового полка. В 1973 году командовал танковым полком, затем с того же 1973 года - заместитель командира мотострелковой дивизии.
   В 1976 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1976 года - командир15 гвардейской танковой дивизии. С 1978 года - командир корпуса. С 1980 года - командующий 14-й гвардейской общевойсковой армией в Одесском военном округе.
   В январе 1982 года с должности Командующего 14 Армий был направлен на трехмесячные высшие Академические курсы (ВАК) при Военной академии Генерального штаба, где его проинформировали о необходимости продолжить службу в Афганистане. После окончания ВАК из Кишинева в мае 1982 года был вызван в Москву, принят министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Д. Ф. Устиновым, 9 мая вылетел в Ташкент, а 11 мая прибыл в Кабул.
   В мае 1982 - ноябре 1983 года командовал 40-й общевойсковой армией в Афганистане. На долю Ермакова выпали трудные первые годы афганской войны, когда выявилась слабая готовность советских войск к боевым действиям в условиях горно-пустынной местности, многочисленные недостатки систем вооружения и обеспечения войск.
   С 1983 года - первый заместитель командующего войсками Туркестанского военного округа.
   С 1984 года - командующий войсками Центральной группы войск на территории Чехословакии.
   С 1987 года - командующий войсками Ленинградского военного округа.
   С 1990 года - заместитель Министра обороны СССР по кадрам - начальник Главного управления кадров Министерства обороны СССР.
   Воинское звание генерал армии присвоено указом Президента СССР 6 февраля 1991 года.
   С сентября 1991 года - в отставке по обвинению в активном выполнении распоряжений ГКЧП.
   Депутат Верховного Совета Украинской ССР в 1984 -1988 гг. Народный депутат РФ в 1990 - 1993 гг.
   Прошел все ступени офицерской службы - от командира взвода до командующего Центральной группой войск, войсками Ленинградского военного округа. заместителя министра обороны СССР - начальника Главного управления кадров. За службу сменил 23 военных гарнизона.
   Награды: ордена Красного Знамени, Красной Звезды, За службу Родине в Вооружённых Силах СССР 3-й степени, медали Советского Союза, награды иностранных государств.
   Живёт в Москве. Активно участвовал в работе ветеранских организациях. В 2006 году избран первым заместителем Председателя Российского комитета ветеранов войны и военной службы.
   Женат. Два сына - офицеры Российской Армии.
  
  Материалы СМИ и публикации.
  
  Материалы беседы Ермакова В.Ф. с ветеранами афганской войны в г. Днепропетровске. Горжусь, что был вашим командармом!
  Подготовлены Ю.Виноградовым и редакцией газеты Украинского союза ветеранов Афганисана "Третий Тост". Опубликовано в газете "ТТ" Љ 4 (196), февраль 2001 года.
   Меня восхищало мужество и героизм наших солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров.
  Все задачи, которые ставились моим подчиненным, всегда выполнялись. Мне министром обороны СССР была поставлена задача - все делать для того, чтобы сохранить жизни людей. Я с гордостью могу сказать, что за время моего командования были самые низкие потери среди наших войск и самые большие с той стороны. Мы строго спрашивали с командиров, начали проводить раследование потерь, почему они произошли. По результатам пришлось снимать командиров полков, одного даже отдать под суд. Ведь жизнь человека, если же даже одна потеря, не вернуть. Как оправдаться перед матерью, отцом? Но тем не менее это война, и тот, кто лучше подготовлен, тот и побеждает. Поражений у нас не было, но, к большому сожалению, потери были. Обидней всего, что у наших командиров было все: и артиллерия, и авиация, и люди подготовлены, и вооружение современное. Однако не все продумывалось и терялась боевая настороженность. Ведь солдат должен быть готов в любую минуту к отпору, к нападению или к уничтожению противника. Но война ведь как наркотик, к ней тоже привыкаешь. Выстрел сегодня тебя заставляет вздрогнуть, а завтра ты успокоился, а послезавтра ты не обращаешь на него внимания. И все это порой приводило к сбоям, люди теряли чувство боевой настороженности, и были просто неоправданные потери. Были, конечно, трагические случаи, наиболее тяжелый из них - на перевале Саланг, когда произошел затор в тоннеле и погибло много людей. Был случай в Панджшерской операции, когда большое количество наших ребят погибло только из-за того, что излишне доверились, думали, что разведка вроде бы ведется и связь есть, а на самом деле они были просто обмануты, зашли в броневой мешок, где их поджидали душманы. Но никто из них не дрогнул.
  Были случаи, когда приходилось судить людей за трусость, в том числе и офицеров. Говорят так, что, смелыми не рождаются, смелость воспитывается, и когда рядом с тобой боевые друзья, верные и надежные, то это главное. Был принцип: молодого солдата в бою прикрывает "старичок", и он за него отвечал головой, сам умирай, но новичка спасай. Героизм проявляли все, от солдата до генерала. Я очень хорошо знал генерала Шкидченко П. И. , это мой земляк, смелый, решительный человек, легендарная личность, погиб из-за предательства: вертолет, в котором он летел, при посадке был расстрелян из ДШК душманами. Ему недавно присвоено звание Героя России. Да, много было таких. Вот, например, Виктор Кот, генерал-полковник авиации, первый заместитель Главкома ВВС РФ, Герой Советского Союза. В Афганистане В. Кот командовал полком. Последний Командующий 40 Армии Герой Советского Союза Б. В. Громов, который смог с минимальными потерями вывести 40 Армию из Афганистана. Мой начальник штаба Марат Григорьевич Тер-Григорянц - боевой, смелый, в последующем очень хорошо себя показал в Карабахских событиях. Я до сих пор поддерживаю теплые отношения со всеми сослуживцами.
   К развалу СССР отношусь отрицательно.
  Я не могу ни душой, ни сердцем этого воспринять. Вот сейчас я нахожусь в Днепропетровске, здесь у меня похоронена мать, моя сестра, здесь живут мои родственники, которых я навещаю. Действительно, может быть, и не нужен такой слишком милитаризованный зажатый Союз, нужно было давать больше самостоятельности. Но вот чтобы так обвально развалиться... Вы знаете, даже наши враги испугались. Я думаю, разум возьмет верх, но такого Союза уже не будет. Нам необходим союз славян, союз обновленный в новом качестве. Вот такой необходимо Союз. Европа, весь мир объединяются, а мы по национальным квартирам разбегаемся. Разве это правильно? Экономика взаимосвязана, родственники и там, и здесь, причем, не единицы, а сотни тысяч, могилы предков и там, и здесь. Последние события, хорошие отношения позволяют надеяться на лучшее.
  К войне в Чечне я отношусь отрицательно.
  Но позиция правительства РФ все же правильная. Ведь это же не просто межнациональный конфликт. Это антитеррористические действия. Там бандиты, которые не признают никого и никакую власть, им лишь бы грабить и убивать. Но формы действия федеральной власти не совсем правильные. Были допущены колоссальные ошибки, были просто забыты те кровавые страницы опыта Афганистана, которые накопила наша армия. Нельзя построить здание без фундамента, нельзя руководить войсками не пройдя хорошую школу до этого. А просто так выдергивать людей, части и ставить - нельзя. Война бы уже давно могла закончиться, но там были затронуты слишком крупные интересы и в первую очередь финансовые. Я очень уважаю чеченцев, среди них у меня много друзей, это смелый и свободолюбивый народ. Они и сами не терпят этих террористов. Поправится ли положение в Чечне? Я думаю, сейчас мы перешли к новым более правильным формам боевых действий. Сейчас в лоб уже не возьмешь, да и не нужно, да и некого брать в лоб. Проведение специальных операций, вылавливание, уничтожение вожаков - верный путь. Обезглавленные отряды не смогут сопротивляться.
   "Афганцы" в России живут по-разному.
  Сейчас "афганцы" преследуют цель сплотить всех в один кулак. К сожалению, к "афганскому" движению примазалось столько нечистых и криминальных структур, которые, используя определенные льготы, начали творить темные делишки. Они использовали авторитет "афганцев" для личного обогащения. Сейчас эта струя пропала, сплотились "афганцы". Главной опорой, направляющей и организующей силой является Российский Союз ветеранов Афганистана, возглавляемый Францем Клинцевичем. Этот Союз включает в себя и инвалидов войны, и семьи погибших, и ветеранов чеченской войны. Есть еще у нас организация "Боевое братство", которая включает всех военнослужащих, участвовавших в локальных войнах. Но мы и их готовы взять под свое крыло. Во многих городах России проводится большая организационно-воспитательная работа, особенно работа по воспитанию патриотизма, чувства ответственности перед Родиной. Открываются новые памятники, музеи воинов-интернационалистов. Есть и в Москве памятник погибшим ребятам в Афганистане, правда, небольшой, построенный действительно инициативно "афганским" Союзом. Он изображает трех скорбящих матерей, которые потеряли своих сыновей. Но сейчас есть решение Правления РСВА, и его поддержало Правительство РФ и мэр Москвы, о строительстве на Поклонной горе Памятника погибшим воинам- "афганцам". Это будет замечательный памятник в историческом месте столицы.
  Между Украинским союзом ветеранов Афганистана и Российским союзом ветеранов Афганистана самые что ни на есть дружеские теплые отношения.
  Это наше ветеранское братство, и никакие границы его не сломят. То, что я увидел в своем родном городе Днепропетровске, впечатляет. Сам город стал чище, прибранный, умытый. У людей появилось больше улыбок, они стали понимать, что надо прилагать больше своих усилий, не надеясь на кого-то. Мне понравилась чистота в городе, а это показатель и культуры и отношения людей к родному городу и к делу. Мне понравился памятник генералу армии, Герою Советского Союза Маргелову В. Ф. Это легенда Вооруженных Сил, человек бесшабашной смелости, человек исключительной преданности делу и долгу. Он с сыновьями жертвовал во имя совершенствования Воздушно-десантных войск. Этого человека все знают, любят, и слава о нем никогда не умрет. Вы молодцы, потому что рядом с памятником "афганцам" поставили памятник такому человеку, который собой также напоминает Взрыв Памяти. Он смотрится мужественно и просто. Наш человек. Я горжусь, что родом из Днепропетровска и что здесь такая сильная "афганская" организация. Я горжусь, что я был вашим командующим.
  Я работаю на многих общественных должностях.
  Я советник при Начальнике ГУКа, заместитель председателя общественной Палаты Союза Белоруссии и России при Парламентском собрании Союза Белоруссии и России, заместитель председателя Российского Союза ветеранов Афганистана, член Союза космонавтов им. Циолковского. В личной жизни мне повезло с женой. У нас два сына, и оба военные. Старший уже полковник. Я всегда учил сыновей, что только честная служба любому режиму нравится, но только честная. И что они предназначены для защиты государства, а не для защиты отдельных интересов каких-то клановых организаций, и их задача - быть настоящими военными профессионалами, чтобы на них можно было положиться. И я, по-моему, в них не ошибся.
   "Афганцам" Днепропетровщины и всей Украины желаю: ребята, так и держать!
  
   Интервью В.Ф. Ермакова корреспонденту М.Ходаренок, газета "Независимая газета". Независимое военное обозрение. Из первых рук. 19.10.2001г.
  http://www.ng.ru/tag/ermakov/
   Военное решение есть всегда. Надо правильно сформулировать политические цели кампании!
   Виктор Федорович, как бы вы охарактеризовали Афганистан как театр военных действий?
   Четыре пятых афганской территории занимают горные системы. Железные дороги отсутствуют, все передвижения по стране осуществляются по немногочисленным шоссе, горным тропам и воздушным транспортом. На севере, на границе с государствами Средней Азии, расположен хребет Гиндукуш. На востоке вдоль границы с Пакистаном тянутся Сулеймановы горы. Здесь преобладает безводная, каменистая горно-пустынная и горно-степная местность. Между Гиндукушем и Сулеймановыми горами расположено Газни-Кандагарское плоскогорье, которое занимает около 20% территории страны. На юге лежат практически мертвые районы - без воды и растительности. Каждый регион имеет свою специфику, и в каждом из них 40-й армией в 80-е годы боевые действия, естественно, велись с учетом этих особенностей. Нельзя же применять одни и те же приемы, скажем, в горах Гиндукуша или же песках афганских пустынь.
  Как вы расцениваете возможность проведения операций в условиях Афганистана, особенно специальных подразделений, о чем так много говорится сегодня?
   Начну с того, что бомбовые удары по террористическим центрам, лагерям подготовки и жизненно важным объектам исламского движения "Талибан" можно расценивать как вполне здравые меры и шаги в верном направлении. Если оценить на сегодняшний день возможный замысел действий военных руководителей США против вооруженных формирований талибов и Усамы бен Ладена, особенно наземной части кампании, то тут я должен уже исходить из собственного опыта. Во-первых, выбрасывать десанты просто так, без всестороннего обеспечения, - это нереально. Потом спецподразделения - это боевые единицы, если можно так сказать быстрого, не очень длительного действия. Сколько груза мог взять с собой наш солдат, который выбрасывался в воздушном десанте для борьбы с определенной группой моджахедов? Максимум - недельный запас. Но мы-то находились в стране, и всегда была возможность подбросить боеприпасы, продовольствие, выдвинуть в район операции подмогу в случае необходимости.
   Думаю, что американцы и англичане будут проводить кратковременные операции по поиску, обнаружению, уничтожению и незамедлительному выходу из района выброски. Но должен в этой связи сделать небольшое отступление. Хотя и считается, что афганцы воюют последние двадцать лет, на самом деле война - их привычное ремесло в течение столетий. В Афганистане уже с 12 лет мальчик ходит с оружием. Это очень выносливые, смелые, решительные и, я бы даже добавил, злые вояки. У них идеология одна - убить "неверного", без спроса оказавшегося в их доме. Следовательно, они ничего не пожалеют, положат десятки и сотни своих воинов, только для того, чтобы не выпустить эти спецподразделения.
   Еще один момент. Наши десантники, когда из забрасывали в тыл моджахедов, в первую очередь брали с собой боеприпасов под завязку, а продукты, воду по минимуму. Наши ребята в Афганистане брали больше оружия, чем продовольствия. Были уверены, что съестное им будет подброшено при необходимости.
  Я достаточно высоко оцениваю боевые качества армии США. Но у американцев - совершенно другой менталитет, иные привычки и запросы. Кроме того, в Америке крайне болезненно относятся к гибели своих солдат. А в горах, когда отовсюду стреляют, надо еще и приспособиться. Какие бы выносливые, подготовленные, обученные не были солдаты, но фактор внезапного открытия огня по ним всегда будет играть решающую роль, и тот, кто будет добиваться этой огневой внезапности, победит.
   А что говорит ваш собственный опыт организации и высадки тактических воздушных десантов в условиях Афганистана?
   Мы их очень тщательно готовили: вели разведку, старались высаживать в те районы, где мы уже хоть один раз бывали. Чаще всего с помощью десантов мы стремились перехватить на путях отхода подразделения моджахедов, чтобы не выпустить их из задуманных нами ловушек. Кроме того, мы много выбрасывали войсковых десантов, которые захватывали господствующие высоты, перекрывали караванные пути, изолировали районы боевых действий. Но я не помню таких десантов, которые были бы у нас не продуманы. Первое, что делали, - осуществляли надежную авиационную обработку района высадки. Чем и американцы сейчас занимаются - готовят почву. А непосредственно перед выброской десанта необходимо дополнительно детально изучить предстоящий район действий, в том числе путем детальной авиационной и радиоразведки. Моджахеды были очень прилично обеспечены средствами связи. Я бы американцам тоже пожелал, чтобы они организовали все это в полном объеме. Но это были все-таки длительные операции. Они длились от 7 до 15 суток в зависимости от той задачи, которая ставилась десантируемым подразделениям и тем, которые шли им навстречу. По своей сути десант выбрасывался для того, чтобы потом соединиться с главными силами. Американцы подобных действий, по всей видимости, предпринимать не будут, а ограничатся рейдами десантно-диверсионных сил: нашли, уничтожили - на вертолет и домой.
  Вертолет - достаточно уязвимая цель. Для него даже крупнокалиберные пулеметы представляют серьезную опасность. Как вы выходили из ситуации?
   Да, это действительно так. Для того чтобы достичь успеха при высадке воздушного десанта, нужно хорошо подготовить людей. Но на парашютах в условиях Афганистана десантников не выбросишь. Тут можно применять только посадочный способ. А раз так, то неизвестно, какие будут условия местности. Талибы ведь тоже не дураки, они учитывают, куда могут направить спецподразделения и готовят эту местность к обороне. И будут ждать. Поэтому легкой прогулки для американцев не будет.
   Что касается наших десантов, то у нас в таких случаях надежно действовало авиационное прикрытие. Штурмовики, вертолеты огневой поддержки можно было бы вызвать достаточно быстро. Однако не думаю, что авиационная поддержка по вызову может быть быстрой и результативной, если для нее будет привлекаться палубная авиация с авианосцев в Аравийском море. Подлетное время для решения внезапно возникшей огневой задачи должно быть не более 15 минут. Ударная авиация должна располагаться где-то поблизости. За те же четверть часа противник способен столько натворить бед, что и за сутки потом не отмоешься.
   Так что у американцев будут неизбежные неприятности?
   Не хотелось бы им этого желать, но будут. Как бы они ни были подготовлены, в горах Афганистана они встретятся с неожиданностями. Многие ситуации просто нельзя предусмотреть. Противник у них изобретательный, он хозяин этой местности. Если идущий думает, куда ступить, то стерегущий знает, где он может пройти. Талибы родились в этих горах. Они насядут на американцев и с фронта, и с тыла, и сверху, и снизу.
   Любой воздушный десант достаточно ограничен в своих возможностях, а талибы, обнаружив высадившиеся группы американцев, начнут стремительно сосредоточиваться к месту их десантирования и не пожалеют ничего, что разбить и уничтожить этот десант. Если они захватят хотя бы несколько американских рейнджеров, то публичная казнь при телекамерах им гарантирована.
  А американцы, при всем моем уважении к боевым качествам их армии, с Вьетнама не участвовали в ближних огневых контактах и забыли, что такое потери, кровь и смерть. Одно дело бомбить с высоты нескольких тысяч метров и совершенно другое столкнуться в "зеленке" лицом к лицу с моджахедом. Я не хочу сказать, что американский солдат слабый и необученный, ни в коем случае. Но... Вот, скажем во время операции по изъятию оружия в Косово было не вовремя подвезено мороженое. Пришлось вызывать психолога, подразделение было на грани срыва. А в горах Афганистана, где днем плюс 50 градусов, а ночью минус 20, ни мороженого, ни психологов не получишь.
   Вопросы огневой поддержки десанта всегда продумывались тщательно?
   Да, этому мы уделяли много внимания. В каждой отдельно действующей группе были обязательно хорошо подготовленные авиационные наводчики и артиллерийские корректировщики.
  А у вас лично бывали какие-нибудь нештатные случаи с высадкой десантов?
   И неоднократно. Например, высаживаем группу спецназовцев в пустыне Регистан. За несколько секунд выбросили людей, оружие, продовольствие, воду. Вертолет поднялся на несколько метров, замел лопастями следы. Бойцы остались лежать в песках без движения. Даже естественные надобности в таких случаях справляются на боку, чтобы ничем себя не обнаружить. Продуктов и воды у них на несколько суток. А тут поднимается песчаная буря и ниже высоты 2500 метров становится ничего не видно. И конца этому пустынному шторму не видать. Как быть? Вот вам одна из вводных, которые приходилось решать в тех условиях. Но сразу скажу: своих людей в безвыходных ситуациях мы никогда не оставляли.
   Иногда 40-ю армию обвиняют в том, что она оставила в Афганистане много оружия, которым до сих пор воюют моджахеды. Как вы к этому относитесь?
   Это чушь, которая не имеет под собой никакой реальной основы. Начну с того, что советский ограниченный контингент был оснащен современным по тогдашним меркам оружием. Правительственные войска Афганистана также имели советское оружие, но, как правило, на ступень ниже. Если, допустим, у нас были танки Т-62, то у афганцев Т-55. Когда 40-я армия уходила из Афганистана, она вышла в полном составе, со своим штатным вооружением и имуществом. И то ВВТ, которое есть у борцов за веру сейчас, перешло к ним от афганских правительственных войск. Это легко заметить даже по телерепортажам. Таким образом, 40-я ничего душманам "не подарила" и обвинять нас в этом совершенно неправомерно. Мы оставили только подготовленные и оборудованные жилые городки и административно-хозяйственные здания, которые по большей части были разграблены в первые же дни после подписания актов о их передаче. Мы забрали и свои склады, которые были в основном в Пули-Хумри и Термезе.
  Но навыки эксплуатации вооружения, которым оснащены и талибы, и Северный альянс, очень высокие. Техника, хотя и сильно изношена, работает почти ежедневно, несмотря на более чем почтенный возраст многих образцов, и вполне пригодна к боевому применению. Тут афганцы большие мастера, это надо объективно признать.
   Часто повторяют, что в Афганистане не может быть "военного решения проблемы". Вы с этим согласны?
   Считаю, что само по себе это выражение не совсем верно. Военное решение проблемы есть всегда. Но только в том случае, если правильно поставлены политические цели. Если допущена ошибка в формировании политического блока задач, то да - военными усилиями решить проблему почти невозможно. История подтверждает, что Афганистан еще ни разу не был никем покорен. Однако, если по большому счету мы его и не собирались покорять, когда вводили 40-ю армию в 1979 году. Никто поначалу не предполагал, что наши войска втянутся в масштабные боевые действия. При разработке планов предполагалось, что мы будем во второй линии обеспечивать и поддерживать правительственные войска, но почему-то после первых выстрелов мы оказывались всегда впереди. А те, кого мы прикрывали и обеспечивали, - на флангах или в тылу. Поэтому военное решение в Афганистане возможно только после определения ясных политических целей, которые достигаются военными средствами.
   А вы как командующий армией были достаточно ориентированы в политической стороне проблемы?
  Пожалуй, да. Имел ежедневные встречи с руководством Афганистана, там был очень сильный советнический аппарат, который помогал осмысливать не только военную, но и политическую ситуацию в центре и на местах. Мне кажется, я могу уверенно сказать, как и любой командующий 40-й армией (я был третьим по счету), что при проведении операций и боевых действий учитывались все аспекты. Здесь же уместно добавить: до нас в Афганистане шла война, после нашего ухода она разгорелась еще сильнее, поэтому не будет большим преувеличением сказать, что советские войска там играли роль стабилизирующего фактора.
   У вас в Афганистане были военные неудачи? Скажем, планировали одно, а вышло совершенно другое?
   Редкий бой идет по ранее задуманному плану. В него вносит коррективы противодействие неприятеля. Я не помню неудачных операций как таковых, но хорошо помню отдельные срывы. В Афганистане важно было все максимально продумать и предусмотреть. Если ты только допустил просчет, им обязательно воспользуется противник. Он ведь тоже все просчитывает. С нами сражались умные люди, умеющие воевать. Тот командир, который считал, что душман дурак, на этом, как правило, и горел. Афганцы хорошо делали очень многое: мастерски организовывали засады, строили многоярусную систему огня в горах, тактически они очень изобретательны. Моджахеды оборудовали такие огневые точки, что порой не выкуришь их оттуда ничем. И даже бомбы объемного взрыва иногда не помогали.
   Ну, а сбои бывали. Когда мы брали Панджшерское ущелье, причем уже по третьему разу, в одном отроге было приказано одним из старших начальников срочно броситься вдогонку за отрядами Ахмад Шаха Масуда. Но господствующие высоты предварительно не заняли и наткнулись на шквальный огонь. Остановились, понесли неоправданные потери. Пришлось отойти, затем обработать артиллерией и авиацией позиции моджахедов. Потом их взяли, как запланировали ранее. Однако вновь подтвердилось, что поспешность нужна при ловле блох. А главная цель любого командующего не быстрее, а надежнее уничтожить врага, сохранив жизни своих солдат и офицеров. Если шли жестокие бои, то ежесуточные потери могли составлять два-три человека убитыми. Если больше, то я как командующий армией назначал расследование.
   Триста убитых за одну новогоднюю ночь, как в Чечне, представить себе не можете?
   Да вы что? Это исключалось. Я помню, одна из частей начала выдвигаться в район боевых действий и попала в засаду. В один день погибли двадцать два человека. Из-за этого командир полка был снят, а непосредственно виновные отданы под суд. У командира, между прочим, имелось все - артиллерия, авиация, в огневых средствах, в боеприпасах не было недостатка. Имело место элементарная халатность и шапкозакидательство. То есть потери в 22 человека для нас был колоссальный удар. В Афганистане действовало непреложное правило: лучше на сутки дольше стрелять, но сохранить жизни людей, нежели начать раньше, но с потерями.
   У вас не складывается впечатления, что афганский опыт забыт или утрачен?
   Я об этом давно говорю. Десяти лет не прошло, а чеченские кампании начались практически с нуля. Причем были допущены такие ошибки и принесены такие жертвы, которые мы себе и представить не могли. Опыт Афганистана предали забвению. В частности, в свое время в специальных горных учебных центрах в районе Кушки и Термеза в сходных условиях мы по полгода готовили рядовых солдат перед отправкой их в Афганистан. Но и по прибытии их сразу не посылали в бой, старались обкатать на боевых выходах без большой стрельбы. Потому что когда только ты стреляешь боевыми, а по тебе холостыми на учениях - это одно. И совершенно другое, когда по тебе ведет огонь противник. Боевой опыт неоценим, в мирное время научиться вести себя хладнокровно под пулями нельзя.
   Война для военного "именины сердца"?
   Нет. Война - это далеко не радость. Хотя на войне сразу видно человека. Уже на второй день можно с уверенностью говорить, "кто есть что": кто смелый и решительный парень, а кто - откровенный трус. Причем это касается всех категорий - от солдата до генерала. Однако что мне больше всего запомнилось на войне - это массовая самоотверженность наших бойцов и командиров. Не было нытья никакого и никогда. Ни разу не слышал что-нибудь типа "я не хочу, я не могу, я не способен". Не помню случая, что кто-то где-то смалодушничал, спасовал. Там не было такого: офицер сам по себе, солдат сам по себе. Было настоящее боевое братство. А уж случаев, что кто-то не поддержал в бою или не выручил, вообще не помню. Годы, проведенные в Афганистане, я считаю лучшими в своей жизни. Горжусь, что командовал 40-й армией. Мне пришлось руководить настоящими героями.
  
   Интервью В.Ф.Ермакова корреспонденту С.Войекову. http://glory.rin.ru/ Февраль 2002 г.
   Операция была спланирована идеально
   К началу вывода советских войск из Афганистана на каком этапе служебной карьеры Вы находились?
   Тогда я уже командовал войсками Ленинградского военного округа.
   Насколько ваш афганский опыт оказался востребован при планировании операции?
   Как командующий округом, я присутствовал на всех коллегиях Минобороны, регулярно общался с начальником Генерального штаба. И, естественно, был в курсе деталей операции вывода войск. Когда во время обсуждения порядка вывода меня просили проконсультировать по отдельным вопросам, я высказывал свое мнение. И оно обязательно учитывалось. Но особо с инициативой не выступал, так как за операцию непосредственно отвечали генералы Варенников и Громов - люди более чем опытные.
   Насколько хорошо, на ваш взгляд, операция была продумана?
   Вывод войск - очень сложное и ответственное мероприятие. Именно поэтому планированием операции занимались лучшие военные умы. К выработке плана вывода войск были подключены как непосредственно штаб 40-й армии во главе с командующим Б. В. Громовым, так и аппарат Главного военного советника в Афганистане, Оперативной группы генерала армии В. И. Варенникова, штаб округа и Генеральный штаб Вооруженных Сил страны. Все моменты и тонкости операции скрупулезно согласовывались и рассчитывались. Были расписаны буквально все детали: кто, где, как, когда, во сколько и какими маршрутами будет осуществлять движение. Продумали и предусмотрели все: и разведку маршрутов, и авиационное прикрытие, и обслуживание техники, и подготовку личного состава. Причем подготовку как физическую, так и психологическую - ведь войскам предстояли марши на большие расстояния и в горах. Окончательный план операции был утвержден в Генеральном штабе. Созданная там же специальная оперативная группа круглосуточно следила за всеми действиями наших войск и своевременно реагировала на любые вводные. Так что я считаю, что вывод советских войск из Афганистана был спланирован очень тщательно и достаточно хорошо.
   Первым "оставленным" нами населенным пунктом был Кабул?
   Думаю, что слово "оставленным" здесь не совсем уместно. Мы никого не завоевывали и потому никуда и не отступали. В городе оставалась законная власть, законные вооруженные формирования - армия ДРА. Вывод наших войск начался с частей, дислоцировавшихся южнее Кабула. Это было предусмотрено Планом для того, чтобы обеспечить максимальную безопасность нашим солдатам. Уходя из какого-то района, мы словно `закрывали за собой дверь`, южнее которой советских частей уже не было. Войска шли двумя параллельными маршрутами на Кушку и Термез. И подразделения, находившиеся севернее, т.е. впереди, обеспечивали находящимся на марше боевое прикрытие и обеспечение. Таким образом, в соответствии с определенной Генштабом очередностью вывода войск, последними в Союз вернулись части, с самого начала стоявшие ближе всего к советско-афганской государственной границе.
   А может быть, политическое решение руководства страны о выводе войск было ошибкой? Возможно, сейчас не было бы Талибана и Аль-Кайеды. Не случилось бы 11 сентября, да и в Чечне ситуация развивалась бы по-иному?
   История не терпит сослагательного наклонения. Неблагодарное это дело - рисовать картинку "как бы да кабы было, если бы". Что касается 11 сентября, то американцы получили удар в спину от своего же детища. Вспомните историю: кто создал Аль-Кайеду? Кто были "родители" Талибана? Наши "заклятые друзья"! Именно американцы два десятилетия назад создавали, финансировали и технически обеспечивали через посредников эти организации, призванные нанести советским войскам в Афганистане как можно больше вреда. Теперь бумеранг вернулся.
   И все же давайте пофантазируем: мы в Кабуле в 1992-м или 1995-м ...
   ...И ничего хорошего в этом нет. С боями и большими потерями 40-я армия прорывается на север. Нет, это, конечно, не партизанские отряды - запас прочности у Вооруженных Сил есть и сил и средств пока достаточно,- но уже и не армия в ее изначальном понимании. Впечатляет? Я считаю, что задержись мы там на три-пять лет, выходили бы с боями, выходили бы так, что мало никому не показалось. Скажу больше: "поздний Горбачев" и пришедшие ему на смену вообще могли попросту угробить 40-ю армию!
   Откуда такой пессимизм, Виктор Федорович?
   А вы вспомните ту антивоенную истерию, что была развернута в СМИ в конце 80-х! Вспомните поведение руководства страны, попросту не понимавшего происходящего в Афганистане! Непонимание Москвой ситуации в ДРА серьезно сказывалось на обеспеченности армии, на ее моральном духе. У любого офицера, у любого солдата, утратившего чувство "крепкого тыла", не ощущающего заботы о себе со стороны родного государства, потерявшего уверенность в своей необходимости стране, в той ситуации неизбежно возникал резонный вопрос: "а вы мне тогда зачем нужны, за что я рискую жизнью?". Из-за потери этого человеческого контакта между государством и армией, выражавшегося в достойном отношении и уважении к человеку в погонах, военные буквально становились изгоями. Власти вполне могли просто бросить 40-ю на произвол судьбы. Ведь закаленные Афганистаном и продолжающие на Родине подвергаться со стороны чиновничества оскорблениям и унижениям военнослужащие составили бы тогда реальную конкуренцию власть предержащим. И даже не то что конкуренцию - угрозу! Угрозу безбедному существованию на перераспределяемые народные богатства. С каждым дополнительным годом пребывания войск в Афганистане антагонизм между властями и военными продолжал бы, на мой взгляд, нарастать. Словом, останься мы там - было бы плохо. Плохо для всех.
   Да и с точки зрения экономики пребывание контингента войск за границей - дорогое удовольствие.
   Более чем дорогое! Афганский ограниченный контингент войск съедал немалую часть оборонного бюджета. И на пороге экономического кризиса (а вернее, уже во время его начальной фазы) стране надо было срочно прекращать тратить деньги на войну. Так что вывод наших войск из Афганистана был необходим со всех позиций. Повторюсь: политическое руководство страны к 1989 году создало такие условия и сформировало такое общественное мнение, что иного варианта, кроме как вывести войска, быть просто не могло.
   У вас не было чувства, что мы предали наших бывших друзей? Того же Наджибуллу.
   Наджибулла был, конечно, недоволен нашим уходом. Но, тем не менее, он был вынужден с этим смириться, так как принципиальное решение о выводе войск руководством страны было уже принято и обсуждать его не имело смысла. Конечно, мы оставляли его теперь один на один с оппозицией. Однако оставляли не "вдруг" и не с пустыми руками. Во-первых, вывод войск начался не сразу вслед за принятием политрешения и у правительства Наджибуллы было время, чтобы совместно с нами решить все проблемы, связанные с укреплением его власти на местах. Во-вторых, армия ДРА усилиями наших военных советников уже представляла собой не сборище вооруженных моджахедов-партизан, а боеспособное формирование, способное побеждать. И, в-третьих, мы передавали афганской армии часть нашей техники. Естественно, не новой, но вполне боеспособной и способной противостоять формированиям моджахедов.
   Генерал армии Варенников, давая интервью нашей газете, заявил, что при планировании вывода войск три раза обращался к Ахмад Шаху Масуду с предложением встретиться, но все три раза их встреча срывалась из-за вмешательства Наджибуллы.
   Я знал, что попытки подобных переговоров предпринимаются, но очень близко к этим контактам допущен не был. Насколько мне известно, по предварительной договоренности Ахмад Шах Масуд должен был взять под свою охрану ряд отдельных участков на маршрутах движения наших войск Кабул-Термез и Кабул-Хайратон. Увы, окончательно договориться об этом не удалось и выставлять надежный заслон на подступах к маршрутам нам пришлось самим. Действовавшие в тех районах банды в своем большинстве не смогли прорваться к нашим выходящим войскам и нанести им урон. Однако, если бы мы смогли использовать влияние Масуда, сложностей и материальных затрат было значительно меньше.
   Как и потерь?
   Да, и потери бы тоже минимизировались. Несмотря на то, что Масуд и его окружение не были нашими друзьями (мягко говоря), договоренности они выполняли нормально. Неоднократно предпринимавшаяся встреча Главного военного советника и командующего 40-й армией с Ахмад Шах Масудом действительно срывалась из-за непримиримой позиции действовавшего в то время правительства Афганистана. Наджибулла "тянул одеяло на себя", и его, как политика, можно понять: в случае наших договоренностей с самым главным и авторитетным оппозиционером Ахмад Шах Масудом об обеспечении вывода войск, последний приобретал определенный политический вес. Наджибулле это было очень невыгодно, и, естественно, такому варианту он противился, как мог.
   Кстати, ваше мнение о "панджшерском льве"?
   Уже тогда было видно - это умный и дальновидный лидер. Помимо общего высокого интеллектуального уровня сказывалось, видимо, и обучение в Кабульском политехническом институте, когда ведущим преподавателем у него был профессор из СССР. Русским он владел достаточно сносно: Увы, "короля делает свита", и потому в то время он не мог быть нашим политическим союзником: его поведение определяло окружение. Кроме того, как и все восточные люди, он был немного тщеславен и тоже хотел власти. Звания "панджшерского вождя" ему было мало. Ахмад Шах хотел стать `вождем всеафганским`. А для этого надо было "подвинуть" Наджибуллу. Естественно, что в такой ситуации два лидера относились друг к другу не просто ревниво. Они открыто враждовали как личности.
   Мы уже затрагивали тему потерь...
   Командиры соединений и частей сделали все возможное и невозможное, чтобы их не допустить. Но войны без жертв, увы, не бывает. Однако, повторюсь, потери были минимальными, так как командиры очень четко понимали, какая перед ними стоит задача, а планировавшие операцию офицеры и генералы постарались предусмотреть все мелочи и детали. Хоть со дня вывода войск прошло уже 13 лет и за этот срок многое тайное стало явным, я все равно оцениваю эту операцию как высокопрофессиональную военную акцию.
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018