ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Абрамов Вячеслав Игоревич
А хорошо ли там, где нас нет?

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.51*6  Ваша оценка:

   Хорошо, что каждый год
   К нам приходит Новый год,
   Зажигает нашу елку и заводит хоровод.
   Припев:
   Если танца будет мало, есть у танца поворот:
   Мы станцуем все сначала, а потом - наоборот.
   01.01.80 г.
   Вот и остался в прошлом 1979 год. Пошёл считать часы следующий. Старый год безусловно был знаковым: женитьба, окончание училища, получение офицерских погон и начало службы.
   В канун нового года я всех обрадовал, напросившись дежурить по кораблю с тридцать первого на первое. Руководил на корабле на пару с замполитом, были еще прибывшие из дома полуживыми старпом, минер и два группмана, которые не в счет. Проводили смотр-конкурс оформления кубриков. Мой кубрик занял почётное третье место, зато газета трюмно-котельной группы - первое. В газете моряки изобразили всех офицеров и каждому написали шутливые пожелания. Меня изобразили гоняющимся за разбегающимися огнетушителями с пожеланием в новом году их наконец-то сосчитать (на корабле этих огнетушителей 112 штук и когда я делаю обход по проверке их количества, ответственные за боевой пост тащат огнетушители из уже посещённых мной помещений и ставят их на места отсутствующих, меняя бирки).
   В 23 часа накрыли столы в кубриках и сели провожать год уходящий. На камбузе приготовили шашлыки и винегрет, напекли булочек, на столах также был полный набор того, что добыли: колбаса, сыр, мандарины, яблоки, пирожные и конфеты. Из напитков - лимонад, компот и соки в трёхлитровых банках.
   Как только начали бить куранты, все встали, подняли кружки с лимонадом и долго стояли в ожидании, когда же закончится пение гимна. Уже рука устала держать кружку, а он все звучит. Когда закончился, все с облегчением вздохнули, выпили лимонад за наступивший год, закусили, потом убрали столы, освобождая место для культурной программы. Матросы исполнили концертик и разыграли новогоднюю беспроигрышную лотерею. Я выиграл две книги, два стержня для шариковой ручки, расчёску, вилку, календарик и значок. Самый ценный приз, будильник, достался старшему водолазу (из моей группы). Народ развеселился, в нашем кубрике устроили танцы, а плохие танцоры в соседнем кубрике электриков смотрели по телевизору "Голубой огонёк".
   Я до двух часов смотрел в кают-компании телевизор и пошёл укладывать спать матросов. Как только уложил и по головам пересчитал, доложил старпому и ещё посидел в кают-компании до начала трансляции хоккея, а когда пошёл спать, "сообразили на троих" с очнувшимися группманами, дерябнул с ними по стаканчику "Токая" за удачу в новом году.
   02.01.80 г.
   Подходит к концу второй день нового года. Вчера, в завершение праздника, "полетел" компрессор холодильной машины. Возились с ним до четырёх ночи, всё-таки наладили. Установка теперь заработала даже лучше, чем до поломки. Прогуляться и посмотреть телевизор из-за этого не удалось, зато после "дрючбы" с любимой техникой уснул безо всяких мыслей и раздумий.
   Заводские работяги после праздника только ищут, где бы опохмелиться, работать не рвутся. Воспользовавшись их бедственным положением, за пол-литра "шила" выманил с них столько запчастей, на сколько в другой день ушло бы литра два.
   И все было бы хорошо, если бы старпома не угораздило начать с нового года новую жизнь, смысл которой для него сошёлся клином на служебном рвении. Потянуло его в самое тёплое место - в котельное отделение. Шмон там провёл по полной схеме. Мои матросики и мне, и себе на горе приволокли матрас и оборудовали лежаночку для спанья, на постах попрятали всякие ДМБовские заготовки и неуставные шмотки, за два дня не удосужились откатать воду из трюма. За всё это мне и досталось. Теперь моя очередь по логике военной службы на них отыграться, то есть начинать репрессии. Но нет худа без добра, в чём и смак, и прелесть службы: если сам себе занятия не найдёшь, то начальство тебе с пребольшим удовольствием поможет; если загрустил - развеселят, веселишься - успокоят.
   05.01.80 г.
   Получил первую в этом году свою корреспонденцию по подписке, две газеты и журнал "Крокодил", новогодний выпуск. Улучшал себе настроение сатирой и юмором.
   Усилился мороз, не погуляешь. Над заливом клубится пар. И вторую ночь мерцает северное сияние, огромное, в полнеба, но не цветное и тускловатое.
   По телевизору посмотрел программу "Эхо" про памятники истории. Показывали Питер, памятники, мосты и свидетельства о наводнениях. Вместе с этой передачей ударился в воспоминания, поскулил по тем счастливым дням, которые были в этом городе и некрасиво себя ругал по поводу того, какой же был козёл, большинство из этих дней пробалбесничал, проспал и прожрал, не использовал всех возможностей.
   07.01.80 г.
   На субботу и воскресенье я оставался на корабле обеспечивающим от БЧ-5, то есть единственным механиком, даже с трапа нельзя было сойти. Провел эти дни преимущественно в вертикальном положении и часто видел какие-то дурацкие сны, некоторые из них запомнились.
   В одном сне я будто бы ещё учусь в училище и куда-то иду по Питеру, каким-то образом попадаю на квартиру к одному из преподавателей. Там выясняется, что я не сдал зачёт по его предмету, все уже сдали, а я об этом зачёте даже понятия не имел. Начал он меня спрашивать, а я совершенно ничего не знаю.
   В другом сне убегал по сопкам от какого-то незнакомого адмирала, причём поначалу он сам за мной бежал, а не догнав, послал в погоню патруль. От патруля я долго удирал вдоль каких-то заборов, по подъездам домов, но всё-таки "оторвался".
   И ещё запомнившийся третий сон: как будто я снова в училище, курсанты выходят строиться на обед и ребята из нашего класса тоже. Я почему-то уже в офицерской форме, а они кто в чём, кто в курсантской, кто тоже в офицерской. Построились и говорят мне, чтобы вёл их строем в столовую, мол, у тебя форма уставная и стрижка тоже. Обозвав их хитрожопыми, повёл. Тут откуда ни возьмись,- начальник училища. Плохо, говорит мне, ведёте, разворачивайте строй - и ещё один круг по двору строевым шагом. А когда мы прошли, ему понравилось, он назначил меня командиром роты и дал указание после обеда вести всех на построение.
   Да, сегодня ведь Рождество. Работяги попадаются почти все косые. Один с одной и той же трубой курсирует из цеха на корабль и обратно, с каждым разом всё неувереннее преодолевая трап. Потом он с трапа уронил шапку и боцкоманда пыталась её крюками зацепить, но не успели, унесло отливом в залив. Дали ему водолазную феску, чтобы лысину не подморозил, потопал восвояси радостный и довольный (до встречи с женой, разумеется).
   08.01.80 г.
   На корабле ЧП: в службе снабжения происходит коллективное "нюхание портянки", то есть употребление портвейна. Способ заноса спиртного на борт "раскручивает" старпом, главный корабельный Пинкертон: во время выхода на почту покупается трёхлитровая банка яблочного сока и четыре "огнетушителя" портвейна, крышка банки очень аккуратно открывается, сок выпивается группой прикрытия, а в банку заливается винище и крышечка обжимается, чтобы не соскочила. Сразу несколько человек проходят через КПП, один открыто несет банку в руке, другой - пакет с булочками, вохрушки умиляются: морячки кушать захотели, видать, невкусно кормят.
   Причем никто из моряков пьяным не попадался, матросы уверены, что кто-то "стукнул" старпому и теперь будут ждать, кто из них невзначай соберется в отпуск. В СС (всего 8 человек с начальником и мичманами) объявлен оргпериод, ежедневно - строевые занятия. Писарчук, он же почтальон, посажен в карцер.
   10.01.80 г.
   Работы всё так же много. Людей не хватает, приходится самому на пузе лазить по трюмам и страховать моряков, чистящих цистерны. Облазил уже все трюма и цистерны на корабле, так что теперь стал не на словах, а на деле настоящим трюмным. А настоящий трюмный на корабле - всё равно, что домовой в доме. Это шутка, но в ней есть доля правды.
   17.01.80 г.
   Пятнадцатого числа командир вернулся с какого-то совещания, собрал всех наличных офицеров, матерился сквозь зубы больше обычного. Сообщил, что ремонт приостанавливается, ремонтные ведомости всё ещё не утверждены. А сегодня объявил, что решил разогнать всех по отпускам, оставив минимум офицеров. Мне дал двое суток на то, чтобы передать дела-обязанности старшине команды и с двадцатого "уе...ать впереди собственного визга".
   Отпуск!!! А еще из писем узнал, что женушке врачи поставили срок родов на 18 января! Неужели вот-вот может появиться у нас человечек?! Мандражирую так, что спать не смогу!
   13.03.80 г.
   После моей последней записи прошло два месяца. Прошедшей ночью я вернулся из отпуска. А тогда, в январе, события разворачивались так.
   Получив 17 января от командира приказание передать дела-обязанности старшине команды и с двадцатого "уе...ать впереди собственного визга" в отпуск, пока он не передумал, я быстренько всё оформил, передал старшине по акту водолазное бельё, самое высчитываемое из зарплаты в моём заведовании. Отпускной билет мне выписали с 20 января, но я развопился, что самолёты из Ленинграда в Челябинск летают только по нечётным дням недели и мне придётся двое суток торчать в Питере. Как ни странно, кэп только махнул рукой, поэтому уже в семнадцать ноль-ноль 19 января меня сдуло с корабля, летел к автобусной остановке не чувствуя ног и, как кажется, не касаясь земли. Через три часа был уже в Мурмашах, в аэропорту, взял билет на рейс, вылетающий в 00-15. Но самолёт не прилетел из Ленинграда, не выпустили по погодным условиям. Полетел только через пять часов, всё это время спать и даже просто сидеть не мог, нарезал круги по аэровокзалу и по прилегающей площадке. Немного подремал только в самолёте.
   В Пулково приземлились в семь утра. Сразу же, ещё багаж не получил, взял билет на самолёт до Челябинска, вылетающий поздно вечером этого же дня. Потом забросил сумку в камеру хранения, дал телеграмму в Челябинск и поехал на проспект Стачек к подругам жены, проживающих вдвоем в одной комнате. Поднял их сонных с постели. Обрадовались, забегали, стали кормить и расспрашивать.
   Посидев у девчонок, направился к родственникам. И забыл номер квартиры, расположение её помню, а этаж нет! Заехал на лифте на этаж выше, звонил, звонил в дверь - нет никого, а потом "лоб в лоб" наткнулся на лестнице на самого хозяина. Приняли меня, как всегда, очень радушно, накрыли стол, накормили и так напоили, что чуть было не опоздал на самолёт. Пришлось хватать такси, когда залетел в здание аэропорта, посадка уже заканчивалась, благо, что моя сумка сошла за ручной багаж.
   Самолёт, ТУ-154, был полупустой, на моём ряду больше никого не было, а по другому борту летели спортсмены с санками для бобслея. После взлета и набора высоты я все три сиденья разложил и улёгся спать.
   В Челябинск прилетели к полуночи по местному времени. У меня уже пошло похмелье и при высадке, спросонья, да на морозе градусов под тридцать, меня начало "колотить". Клацая зубами, выхожу в ворота аэропорта, а навстречу - тесть и его сын, сводный брат моей супруги. Тесть меня начал сразу же поздравлять, а я не соображу, с чем, с отпуском или прилётом? Он тогда и говорит: "Дочка у тебя сегодня родилась!" Тут я совсем отключился, не знаю, что сказать, в голове пустота и мелькание обрывочных мыслей. Оказывается, Татьяна родила за четыре часа до моего прилёта!
   По приезду домой мы сразу же принялись отмечать это событие под пельмени. Только тогда я расслабился, согрелся и "расплылся".
   На другой день поехали в роддом и там я наконец увидел в окошке на третьем этаже женушку с малышкой. Толком не разглядел, но сердце ёкнуло. Если бы рядом с окошком была водосточная труба, я бы полез.
   Из роддома их должны были отпустить через три дня, но не выписали из-за повышенного давления мамочки. Все эти три дня из-за кошмарных морозов (до 37 градусов ночью и не выше 30 днём!) сидел дома, только наведываясь в родильное, да 23 января получил справку о рождении и ездил с тестем в ЗАГС регистрировать факт рождения. Потом приобрели коляску розового цвета, чтобы быть в полной готовности. Всё остальное время "обмывали" дочку. Тёща кормила так, что из-за стола с пыхтением на полусогнутых добирался до дивана, а она всё сокрушалась, что я плохо ем.
   А в роддоме порядки прямо-таки тюремные. Встречаться нельзя, по телефону не дают толком поговорить. Уж если боятся инфекции, могли бы сделать комнату для посещений со стеклянной перегородкой. А то ведь издеваются над людьми, все прыгают перед окнами, изъясняются жестами, палаты-то на третьем этаже! Впрочем, на то, чтобы муж с женой два месяца перед родами не виделись, никто конечно не рассчитывает.
   Я направился в читальный зал, взял несколько медицинских книжек, выбрал статьи академика Мясникова по гипертонии, внимательно прочитал и на следующий день пошёл к главврачу беседовать. Основным моим козырем было утверждение академика о том, что важным фактором выздоровления являются положительные эмоции. Но мне удалось убедить врачиху только в том, что я серьёзный и ответственный муж. А может быть, это сыграло свою роль и через два дня после моего визита моих выписали.
   Солнечным морозным днём я в первый раз получил на руки наглухо завёрнутую в одеяло дочь и доставил её до машины исключительно бережно, как, наверное, сапёр несёт мину. После этого пошли хлопотные дни и, временами, бессонные ночи. Два раза в день - прогулки с вытаскиванием и затаскиванием коляски. Отпуск пролетел незаметно и с момента, когда взял билеты на обратную дорогу, на душе заскребли кошки, появлялась какая-то смесь жалости к себе и своим девчонкам со смутным протестом против нового одиночества. Добровольно надо сделать то, чего яростно не хочешь.
   Улетал в кошмарном состоянии: голова разваливается, внутри гадко и муторно, тоска и злость на себя, хочется выть, потому что все вышло по-идиотски, толком не попрощались, нажрался в последний вечер как последняя свинья. Если бы не люди вокруг, побил бы свою мерзкую рожу. Никогда себе этого не прощу и спиртного больше в рот не возьму, разве что только по праздникам.
   Во Внуково прилетел в восемь утра, пошёл на автобус, чтобы доехать до Шереметьево, а на остановке толпа народа. Тут же ко мне подскакивает толстячок, предлагает мигом домчать в любое место. Спросил его о цене до Шереметьево, тот зарядил тридцать рублей. Разговаривать с ним не стал, пошёл на такси. По счетчику поездка обошлась даже меньше десятки.
   В Шереметьево аэропорт союзных авиалиний оказался небольшим сараем. А рядом, из стекла и бетона, новый аэровокзал международных авиалиний. Полно иностранцев, лимузины подъезжают и отъезжают. Поглазел там со стороны на валютный бар. Потом разведал, где надо будет оформляться на вылет и поехал "пошариться" по Москве. В Мурманск самолёт вылетел во время, в полёте мне так и не удалось заснуть, без толку только выжрал полпузырька валерьянки. По прилёту, получив багаж, с большими потугами прорвался в автобус "экспресс", а на вокзале сразу же пересел на североморский автобус.
   Уже к полуночи я был на корабле. Зашёл в каюту - грязь, холод. Только сейчас захотелось спать, а ведь всю дорогу так и не мог заснуть, мучился, нёс наказание за пьянство и идиотизм.
   Поутру проснулся - муть в организме прошла, но защемило на сердце. Во имя чего пришлось бросить моих любимых и родных и торчать теперь здесь, в этой вонючей дыре, на ржавом железе? В мозгу свербит только одна мысль: скорее бы вырваться отсюда!
   На "Гаджиеве" всё по-старому, в смысле царящей разрухи: ремонт не делается, ясно, как божий день, что мы в срок отсюда не выйдем, в отношении будущего - полная неизвестность. Часть экипажа переводят на "Дмитрий Галкин", уходящий на боевую службу. Хорошо, хоть меня не загребли. Забирают много моряков, но, как водится, командиры пытаются "скинуть" туда всех обалдуев.
   Я сейчас единственный офицер в боевой части, в одном лице командир трюмно-котельной группы, электротехнической, моторной и ремонтной групп, ну и сам собой командую как ВРИО командира БЧ-5. Командир ЭТГ завтра отчаливает на "Галкин" и сейчас находится в крайней печали, жену с сыном он отправил к родителям, а боевая служба будет сроком от восьми до одиннадцати месяцев. По "Гаджиевским" делам он всех посылает очень далеко. Моторист и "бычок" ещё гуляют отпуск. "Флотоводцев" ни одного на борту нет, старший - замполит.
   Так что сегодня на меня налетели все разом, как комары на болоте. Сразу одурев с непривычки от кучи проблем, я срочно спрятался. Но во время обеда опрометчиво столкнулся в коридоре с замполитом и получил ответственное партийно-политическое задание ехать с моряками в Североморск, получить телевизор из ремонта.
   Во флотскую столицу съездили, но телевизор не забрали, его ещё не отремонтировали. Прошёлся с моряками по магазинам, но так как с деньгами "труба", получилась экскурсия. Появились в продаже кассетные магнитофоны "Романтика 306", я такой в первый раз увидел: с наплечным ремнём и красиво оформлен. Деньги получаем завтра, а в понедельник надо будет снова ехать за телевизором, тогда возьму себе "маг". За время отпуска у меня стащили из каюты игрушечный проигрыватель с пластинками. Но о сей утрате я даже не скорблю, уже не хочется слушать песни, навевающие тоску и воспоминания. Пошло бы чего-нибудь иностранное, "битлы", "смоки" или "би-джиз", чтоб в ушах звучало, а на ум не шло.
   Да и теперь на корабле есть, чем тоску разгонять: в кают-компании установили настоящий бильярд. Я и ранее был большой любитель шары погонять, в училище подучился. Уже сыграл одну партию "двое на двое", однако давно кий в руки не брал, а мужики успели натренироваться и меня высадили.
   14.03.80 г.
   Оглядевшись, я уяснил, что на пароходе всё пущено на самотёк, никто ничем не занимается, на построениях изображают активность, а в рабочее время народ стремится "зашхериться", в обеденный перерыв и после ужина офицеры и мичманы рубятся в бильярд, не вклиниться, на партию очередь надо забивать. Виртуозы-козлятники и кошисты¹ теперь таким авторитетом не пользуются, как раньше. Из корабельной жизни я выбился. Спать - не спится, камбузные кулинарные шедевры в рот не лезут, перебиваюсь пока привезёнными с собой тёщиными пирожками да чаем.
   Получил сегодня зарплату. Ещё надо будет съездить в Полярный в финчасть, чтобы с меня сняли вычеты за бездетность. Наш финансист сдаёт дела и сам ничего не будет делать.
   А сейчас пора готовиться к разводу, заступаю дежурным по кораблю. С пятницы на субботу стоять хорошо, время это спокойное и дежуришь на час меньше, так как в субботу смена в 18-00, а в остальные дни - в 19-00. Завтра после службы надо успеть на почту, отослать денежки и посылку с детскими вещами, приобретёнными в Москве.
   16.03.80 г.
   Нынче, в связи со стечением обстоятельств, а именно: воскресного дня, отсутствия дел и тех, кто эти дела инспирирует, а также появления в кармане рублей, прокатился в Мурманск. Но пробыл там недолго, часа два, потому как понял, что делать там нечего. Развлекаться не тянет. В магазинах магнитофонов вообще никаких не наблюдается, в Североморске с такими вещичками дело обстоит получше.
   Приехав, сыграл в бильярд, потом смотрел показательные выступления фигуристов. Плохо катались Карпоносов со своей мадам, как-то они заметно "сдали", несколько раз ошиблись. После чая крутили фильм "Ненависть" про гражданскую войну и классовую ненависть, выражающуюся в беспрерывной стрельбе.
   На сон грядущий хотел помыться в своём душе рядом с каютой, который я отремонтировал пред отпуском, а сосед, командир ЭТГ. в моё отсутствие организовал изготовление деревянного настила и покраску. Теперь это фирменный душ механического офицерства. Но было уже поздно, постеснялся тревожить дежурного трюмного и кочегаров.
   17.03.80 г.
   День на удивление спокойный и благодушный, хоть и понедельник. На политзанятиях, которые я проводил со всей боевой частью, планировался семинар. Раздал матросам учебники и дал задание переписать кое-что по теме в тетради. Всё равно ничего не знают, пусть лучше в тетрадях будут записи. Замполит только эти тетради и проверяет. А пока подчинённые пыхтели, вспоминая орфографию, сам читал "Неву".
   После обеда поехал с моряками в Североморск за телевизором, который не забрали в прошедший четверг. Перед тем, как идти в телеателье, заскочил в "Военторг", но там были уже другие кассетные магнитофоны, "Весна", намного дороже, чем "Романтика". Не стал брать, в Росляково видел "Спутник", он миниатюрнее и дешевле. Такой магнитофон имеется у нашего комсомольца², нормально пашет уже около года.
   Телевизор на этот раз мы получили, а потом долго ловили такси, никто не хотел везти троих лбов с огромным телеящиком. Но всё-таки одного уломали, посулив рубль "сверху".
   18.03.80 г.
   Вчера ночью опять не спалось, в кают-компании с дежурным по кораблю смотрел фильм "для тех, кому не с кем спать". Показывали "Последний день Помпеи", очень глупую кинокомедию. Но глупость очень хорошо успокаивает, потом быстро заснул.
   Утром надо было проводить с аварийными партиями занятие по изучению изолирующего противогаза, но явка была для такой темы явно неуважительной. Взгрел дежурную службу и перенёс занятия на послеобеденное время.
   Появилась благая мысль заняться повторением наук, которые могут пригодиться для того, чтобы слинять побыстрее с корабельной службы. Вытащил из рундука учебник по непотопляемости корабля. Листая его, как-то, без участия рассудка, ощутил, что идти в науку - не мой путь. Рассудок потом довнёс мысль о том, что без "лапы" попасть в академию не получится. Тогда куда податься бедному крестьянину? Учебник снова отправился под койку. Стали выплывать дурные мысли насчёт того, чтобы комиссоваться по здоровью или учудить чего-нибудь, чтобы уволили. Но здоровье у меня хорошее, его надо будет испортить, а что потом? Водку пить я уже зарёкся, да и не тянет. Ну сотворишь чего-нибудь, так ведь не уволят, вышибут из партии, а потом будут гноить несколько лет группманом.
   От дум этих тяжких мироощущение уже под ватерлинией. Чтобы отвлечься, написал письма, в том числе другану в Оленью Губу. Потом всё-таки достал справочник "Джейн", одолженный у штурмана, и стал зачем-то выписывать данные по иностранным кораблям. Наверное затем, чтобы успокоиться.
   19.03.80 г.
   После вчерашнего тумана сегодня резко подморозило, сейчас сияет солнце и весь корабль в инее, мачты ярко-белые, бархатистые. Удивительно красиво.
   Объявился кэп, взбодрившийся на домашней побывке. Ближайшие два-три дня будет всех гонять сутками, потом активная фаза уменьшится до половины дня, а к концу недели уже лицезреть его будем только за обедом и ужином, а вечерком из командирского иллюминатора начнут вылетать и плюхаться за борт пустые бутылки.
   У меня появилась работа. Один котёл всё-таки отремонтировали за три с половиной месяца, теперь нужно его ввести и испытать, чтобы приступить к ремонту второго. Вот сегодня этим и занимаюсь.
   20.03.80 г.
   Вчера, запустив и погоняв отремонтированный котёл, вывели из действия второй. А как только вывели, так первый начал "выдавать пенки" и пришлось его остановить. С рабочими над этим котлом возились "до упора", они ушли только ближе к полуночи, а я с кочегарами ещё зависал над ним больше часа. Чуть корабль не разморозили, все уже в шинелях бегали и через каждые 10-15 минут кто-либо звонил и спрашивал, когда же мы отопление дадим. А когда пар наконец застучал по трубам, все дружно заснули.
   Весь сегодняшний день бегал весь в мыле. Остановленный котёл надо щелочить и чистить, только потом можно будет снимать арматуру в ремонт. А у нас, как всегда, щелочного раствора не оказалось. Обежал все корабли и котельные, - нигде нет. Доложил командиру, тот надо мной поизголялся, но помог, позвонил начальнику МТО завода и тот пообещал выделить тринатрийфосфат в обмен на моряков для работы на складе. Я уже хотел расслабиться, но кэп тут же меня обязал проверить до субботы всё аварийно-спасательное имущество (АСИ). Собрал всех своих, свободных от работ моряков, раздал им описи АСИ и послал проверять, на себя взял самое ответственное: имущество аварийных партий и торпедного трюма.
   После ужина было партсобрание, около трёх часов всех долбали со страшной силой. И мне досталось за компанию, но немного, потому что был в отпуске и к последним "делам" отношения не имел.
   Потом попили чай и крутили фильм "Отряд особого назначения". Когда этот фильм смотришь, в клочья разрывает чувство гордости за советских спортсменов, из которых сформировали по принципу "семёрки отважных" отряд диверсантов для того, чтобы уничтожить утопленную "Катюшу", которую немецкие фашисты хотели поднять и узнать её секрет. Этот отряд прорывается к поставленной цели через сплошные заслоны врагов, расстреливая их в огромном количестве. По грубой прикидке, положили они не меньше полка немцев.
   21.03.80 г.
   Вчера, уже укладываясь ко сну, получил радостное известие: "накрылся" сервомотор на котле, и это на том, который отремонтирован! Больше часа с этот мотор "уговаривали", но безрезультатно. Тогда кочегары приспособились вручную перекрывать мазут к форсункам, то есть делать то, что должен автоматически выполнять этот насос. Только я ушёл в кают-компанию, где по телевизору смотрели фильм "Арктическая повесть", как за мной опять прибегают: барахлит питательный насос и не держит пар питательный клапан. Прыгал у котла ещё час, пока не отрегулировали насос, а клапан переставили с остановленного котла. На корабле опять все замёрзли, умоляют быстрее парок на отопление дать, в холоде народу не спится.
   Я сам в каюту пришёл - "дубак" ужасный, в койку не полез, так как она ледяная. Поставил конвертор с отражателем на прогрев своей лёжки. Пока греется, поднялся в кают-компанию, там по телевизору уже заканчивалась последняя передача, - международное спортлото из ГДР. Как закончилась, нырнул в каюту, в прогретой постельке расслабился и уснул.
   Утром, вдохновлённый тотальной вздрючкой на вчерашнем партсобрании и известием о скором выходе на службу после отпуска любимого всеми старпома, пошёл проверять кубрики БЧ-5. И обнаружил, что морячки до того распустились, что отдельные индивидуумы спят в рабочее время, а в умывальнике курят. Отловленных нарушителей загнал чистить трюм, а остальным в назидание показательно провернул кубрик и свои боевые посты. Повыгребал всё барахло из мест, где его хранить не положено. В котельном отделении нашёл около десятка "торпед" для растягивания, то бишь клешения, суконных матросских брюк.
   Затем ломал голову над описями и актами по имуществу и ЗИПу, пытаясь разобраться сначала для себя, что есть, а чего уже нет, и что должно быть, то есть числится по бумагам. Потом нужно будет определить, что нужно списывать, а что нужно выписывать. Все эти дела с 1977 года находились в тревожном и трепетном ожидании того момента, когда ими кто-то займётся, и вот мне выпала честь разгрести этот завал. Оставить его для будущих поколений как-то совестно. Не хотелось бы, чтоб меня материли так, как я сейчас своего предшественника.
   После обеда три раза бегал в заводоуправление за обещанным фосфатом для чистки котла. Но, как всегда, обещанного неделю ждут. А между этими забегами лазил по кораблю и считал АСИ: брусья, клинья, пробки, пластыри и раздвижные упоры для заделки пробоин, всякие прочие приспособления, одних только наименований 88. Замечаний накопал много, будем портить другим спокойную жизнь. Буковки "ВК" в армии означает "воинский коллектив". В военно-морском флоте - совсем-совсем другое.
   Приезжал за оставшимися в каюте вещами наш уже бывший командир ЭТГ, его "Галкин" сейчас в Полярном готовится к боевой службе. Недоволен ужасно. Техника на "Галкине", говорит, еще раздолбаннее, моряки - придурки, а дисциплина - вообще никакая. Всяческими проверками их насмерть замучили, понаедут флагманские спецы, накопают замечаний и уедут, а устранять - как хочешь, но чтобы к поставленному сроку, иначе - НСС!³
   Вот так, и там, где нас нет, - тоже плохо. Вывод: на флоте пословицы и поговорки не работают.
  
  ¹ то есть виртуозы игры в козла и в кошу (или нарды)
  ² секретаря комсомольской организации корабля, это была штатная офицерская должность
  ³ неполное служебное соответствие

Оценка: 8.51*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015