ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Абрамов Вячеслав Игоревич
Тише едешь - дело мастера боится

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

   "Если вы не способны найти достойный выход
   из сложившейся ситуации, то воспользуйтесь входом"
  
   16.05.80 г.
   Пришло письмо от женушки, уже ноет и начинает "расклеиваться". А мне ещё надо ей сообщать, что в мае меня в отпуск не отпускают, планируется окончание ремонта и возвращение в Полярный. Бычок бьёт себя в грудь пяткой, что отпустит меня в середине июня, что он сам заинтересован выпнуть меня пораньше, иначе не будет иметь морального права также до семьи прокатиться. Он бы и сейчас меня отпустил нелегально, но получить на это "добро" оставшегося за кэпа старпома - глухой номер. От такой понятливости моего "отца родного" чуть не обронил слезу, но настроение почему-то не улучшилось.
   18.05.80 г.
   Всё надоело. Не говоря даже про службу и неразделённую любовь с матчастью. Просто спать - и то надоело. На бильярд уже не могу смотреть. Телевизор неделю не работал, сегодня вроде как починили, но изображение такое, что можно только догадываться, что на экране происходит. Со жратвой - невыносимо, и на обед и на ужин потчуют кашей с небритой курицей или с жареной треской. Поговорить даже не с кем, на корабле остаются помимо меня два-три бычка из "верхнего эшелона", которые с механическим группманом водиться не желают, лучше будут бухать под подушкой у себя в каюте. Всю минно-артиллерийскую молодежь разогнали по другим "коробкам", кого-то насовсем, кого-то только на переход. Погода также отвратительная, второй день идёт снег, май уже движется к концу, а мы всё зимуем. Подтверждается прибаутка про то, что на севере всего 11 месяцев зима, а потом лето, лето, лето...
   20.05.80 г.
   Сегодня очень неожиданно столкнулся с Сашкой Т., таким же, как я "летёхой", с которым познакомился на общих занятиях со всей офицерской молодёжью в сентябре прошлого года. Оказалось, он служит на дизельной лодке, которая уже второй месяц ремонтируется в заводе, а экипаж поселили на нашей плавбазе. Он только сегодня вернулся из отпуска. Пошли в мою каюту, я заварил чай, а он притащил всякую домашнюю выпечку. Приняли по пять капель шильца, затем в ходе продолжительного чаепития Саня мне поведал, что во время отпуска женился. Сам он из Севастополя, и свадьбу сыграли там, а жену он оставил в Москве. Вот ведь чем замечательна наша служба - контрастами. Из послесвадебного "мёда" - в говно и мазут. Из Севастополя, где солнце и цветы - под Мурманск, где грязь и мокрый снег.
   Я рассказал ему про свой отпуск. Александр видел мою Татьяну пару раз в Полярном, как-то он в растерянности бродил по дому торговли, не зная, что подарить девушке на день рождения, а она ему посоветовала приобрести рижские духи.
   22.05.80 г.
   Получил долгожданное письмо от жены. Интересно так пишет про дочку, а я сейчас уже и не могу представить, какая она стала. Жаль, фотографии не получились, пишет, что попалась плохая пленка. Как уже не могу представить, что бывает жара в +30№ и как можно "изнывать от жары". Выглядываю в иллюминатор - по телу пробегает невольная дрожь. С сегодняшнего дня официально начался полярный день, то есть солнце вообще не заходит за горизонт. Но где оно, это солнце? Не видно и даже не ощущается, что оно где-то есть. Сырость и грязь, зарядами лупит мокрый снег.
   Нынешним днём умотался, отдувался за всю БЧ-5, так как бычок укатил в Полярный. Ещё мне сегодня проводить комсомольское собрание боевой части, надо готовить доклад "О работе комсомольской организации по укреплению флотской дружбы и товарищества - необходимых условий высокой боевой готовности".
   25.05.80 г.
   Позавчера, то есть в пятницу, получаю телеграмму из Оленьей Губы: "Буду Североморске на морвокзале 24.05. 08-30". Послание было от друга Михаила. В субботу пришлось вставать пораньше и отправляться в Североморск. Захожу в морвокзал, а у буфетной стойки уже стоит Майкл и завтракает. После бурного приветствия дал ему время дожевать. Оказалось, что он не один, а с тремя матросами, которых нужно доставить во Флотский экипаж. Сели сначала не на тот автобус, но вовремя сориентировались и пересели на другой. Матросов сдали на удивление быстро (на моё удивление, привыкшего к полярнинской дебилизации всех приёмо-сдаточных операций). Уже в 10 часов пошли назад, делясь всеми своими новостями. Не виделись мы с декабря прошлого года, за это время событий и переживаний было предостаточно.
   Денёк выдался отличный, ощутимо, почти по-летнему припекало солнце, запахло мхами из тундры. Зашли в Дом торговли, Мишке надо было купить перчатки и проявитель для фотобумаги. Дальше путь лежал мимо столовой, а там пиво дают. Посидели, уговорили за разговорами по две бутылочки, потом взяли ещё по две и решили поехать ко мне на корабль, а потом уже прокатиться до Мурманска.
   В автобус еле-еле втиснулись, да ещё потом поджали сзади, ехали натурально как селёдки в бочке. Я всю дорогу висел на поручнях, упираясь ногами в арку заднего колеса. В автобусе духота и пыль, прущая изо всех щелей. В Росляково выдрались из автобуса все помятые и потные, брюки затоптаны до колен. Направились в завод, но Михаила на КПП не пропустили, потому что у него был фотоаппарат. Принять его на временное хранение тоже оказалось "не положено". Я тогда быстро сбегал на корабль, предупредил, что ухожу на весь день и захватил с собой одёжную щётку обчиститься.
   Вернулись на остановку, ждём автобус на Мурманск, автобуса нет, а толпа желающих уехать всё прибывает и прибывает. Через полчаса появился автобус и всё повторилось снова - давка, духота, пылища. В Мурманске выпали из автобуса уже не помятые, а измочаленные. В туалете умылись, почистились, после чего двинулись не спеша по проспекту Ленина, продолжая трепаться обо всём. Потом решили посидеть в каком-нибудь кафе. Поехали в "Юность" - свободных мест нет, в "Ладе" - то же самое. Обнаружили свободный столик в ресторане "Дары моря", до этого никто из нас там не был. Откушали ухи, шашлык из зубатки под "Жигулёвское". Очень было вкусно, но как-то не насытились, заказали ещё бутерброды с пивом. Сидели около трёх часов, и наелись-напились, и по всем животрепещущим вопросам высказались. Захотелось размять ноги, прошлись по Мурманску, пофотографировались. Мишке надо было успеть на катер из Североморска в 19-30, следующий шёл уже в 01-45, когда уже и автобусы не ходят, и попутку фиг поймаешь.
   После того, как проводил другана, приехал на корабль, ещё успел на фильм "Близкая даль". Отправившись ко сну, "улетел" мгновенно, даже не успев избавиться от сюжета фильма. И снится мне, что я живу в деревне, кругом поля и течет небольшая речушка. Татьяна тоже живет в этой деревне, мы с ней ещё не женаты, а за ней увивается какой-то парень. Танька на меня в основном обращает внимание, но я всё равно сильно ревную, а соперник этим пользуется, подстраивает разные каверзы, распускает обо мне слухи, чтобы значит нас поссорить. Это ему всё-таки удаётся, Таня на меня обижается и не разговаривает. Не помню точно как, но мне удаётся доказать, что я хороший, а тот - подлец и трус. И она сама ко мне подходит и ласково так говорит, что всё поняла и только меня одного любит. Мы целуемся и куда-то идём, там надо перейти речку по мосту, а мост аккурат посередине реки разобран. Бог знает как, по мокрым покосившимся доскам, местами уходящими под воду, мы перебираемся на другой берег. Ярко запомнился эпизод, как Танька прыгнула с этого разобранного моста, а я поймал её на руки и понёс.
   26.05.80 г.
   Излагаю для истории краткое резюме полученных сведений о славном боевом пути моего друга Михаила. Надо отметить, что настроение у него бодренькое, в отличие от меня. В чём-то ему проще, беззаботный холостяк с отсутствием "сердечных крючков". В будущее смотрит с оптимизмом. Про службу упоминает исключительно как про полное безделье, дежурств почти не несёт. Живёт на ПКЗ, все развлечения в Оленьей Губе - только кино. Но зато с ним проживают несколько мужиков из нашей "системы", есть с кем скооперироваться.
   Дважды его намеревались отправить на боевую службу на другой лодке, но оба раза необходимость в этом отпадала. Через месяц пойдёт на БС уже на своём корабле, но боевая у них - не более трёх месяцев, а потом два месяца с хвостиком отпуск, послепоходовый и календарный.
   На личном фронте у него горизонт чист. Надавив на эту тему, я узнал, что всё-таки у него было несколько мимолётных знакомств без дальнейшего развития. То есть друг остаётся в своём репертуаре: шустрый и сообразительный, а как дело касается женского пола, вдруг превращается в "тихушника". Причём чем более активности проявляет мадам, тем быстрее он убегает.
   А своей цели - поступить в академию, он добьётся. С его головой - поступит без проблем, рано или поздно - зависит только от того, как отпустят с флота.
   27.05.80 г.
   На Север пришло долгожданное лето, причем наступило оно сразу после зимы. Ещё несколько дней назад шёл снег, а сегодня такая жара, что все как есть обалдели. Неожиданное тепло расслабляет, тянет забраться на ближайшую сопочку и лёжа греть пузо. Интересно, надолго ли такая благодать?
   Заступив вчера дежурить, справлял возложенные обязанности большей частью восседая на юте на кнехте, как на скамеечке. Солнышко светит и ночью, только не так пригревает. То один подойдёт поговорить, то другой. Как надоест сидеть - идёшь гонять личный состав. Только после обеда прибыл старпом и сразу же полез наводить шмон, только тогда пришлось и мне шевелиться.
   Сменившись, сразу же пошел париться в новой парилке, которую мои трюмные сделали в бане. Вместе со старшиной команды нагнали температуру под сто градусов, уши вяли и обжигало ноздри. Потом было не отойти даже под холодным душем. В изнеможении пошёл в кают-компанию смотреть фильм и уснул, проснулся уже в конце ленты, в полудрёме переместился в каюту и упал в коечку. Утром встал как огурчик, всё-таки замечательная вещь - парилка, улучшает даже душевное состояние, выгоняя с потом и весь негатив.
   Командир БЧ принёс из заводоуправления вместе с перегаром новую порцию достоверных сведений о том, что через неделю нас вытолкнут из завода. В который раз нас уже выталкивают, я сбился со счёта, поверю только тогда, когда услышу команду "Отдать швартовы" и ГЭДы ¹ дадут ход.
   29.05.80 г.
   Деморализовала летняя погода. Измученный холодами организм тянет под лучи благодатного солнышка. Чтобы начальство не задавало вопросов, устроил проверку водолазного имущества. Водолазка находится на баке, где мало кто шастает. Разделся до пояса, разложил перед собой формуляры, а вместе с ними журнал "Нева".
   В конце рабочего дня, уже перед самым ужином, полез проверять систему пожаротушения в торпедном трюме и, когда оттуда наверх поднимался, прихватил моряка из БЧ-3, который очень заметно засуетился, пытаясь спрятать бачок. В бачке оказался хороший кусок варёного мяса. Придерживая шныря за шкварник, поволок его на камбуз и стал выяснять, откуда мясо. Ясно, что из котла, мне же надо было узнать, как мясо "ушло". На поднятый мной шум появился старпом, но повёл себя как-то не так, как заядлый любитель разборок. Сокрушая пойманного торпедиста децибелами, тут же объявил, что уже сегодня родителям пойдёт письмо о том, что их сынок ворует у всего экипажа продукты питания. У меня были подозрения, что не обошлось без повара, а с заказчиком ещё проще - ищи годка, обитающего в том трюме. Но то ли повар уже получил у СПК определённый статус, то ли наш цербер затупил клыки, но за всё ответил "экспедитор".
   Потом долго наблюдал полёты гидросамолетов, которые садились на воду в заливе недалеко от нашего корабля, делали круг на своих поплавках, а потом взлетали, поднимая шлейф брызг, играющий радугой на солнце.
   Отужинав, поехал в Мурманск за красной краской, которая сошла бы за "аварийку", которой на корабле сейчас нет вообще. Оказалось, что со вчерашнего дня автобусы идут по объездной дороге, билет стоит на 10 коп. дороже, а ехать на 10 минут дольше. Народ в автобус заходит ещё неосведомленный сим прискорбным фактом, а как от кондуктора услышит, начинает в голос возмущаться. Несчастная кондукторша уже вся растрепалась и искричалась, только сиплым голосом изредка огрызается.
   Краски я так и не нашёл, а купил дочке обновки. Проходя мимо детского отдела в универмаге, увидел там костюмчики. Женщины к ним подходят, смотрят, но никто не берёт. Я положил глаз на розовый костюмчик, а тут рядом тётка говорит своей подруге:
  - Розовый я брать не буду, примета плохая, а жёлтенькие - маленьких размеров, не подойдут.
  Меня одолели сомнения, прошел по магазину дальше поглазеть, что есть. Потом иду назад к выходу, а в детском отделе - толпа, разбирают эти самые костюмчики. Тут я плюнул на приметы, ухватил костюмчик, пошёл к кассе. Смотрю - все ещё тащат платьица с вышитыми на них мишками, его тоже прихватил.
   Потом в троллейбусе встретил своего бывшего моряка, уволившегося в апреле. Он устроился работать в Мончегорске в милицию, получил комнату в общаге, обещали со временем квартиру.
   Пока метался по магазинам, погода резко испортилась, небо заволокло и подул холодный ветер. Лето снова отложено.
   Возвращаясь на корабль, заглянул в Росляковский гастроном, чтобы прихватить кефирчика, и натыкаюсь на очередь до дверей: дают полукопчёную колбасу. Пошёл к другому магазинчику, а туда такую же колбасу привезли, и никто ещё об этом не расчухал. В очередь встал пятым, взял и кефиру, и кило колбасы, больше в одни руки не отпускали. Уже сидя в каюте, долго мучился над вопросом, обойтись употреблением кефира с пользой для здоровья или захавать колбасы. Соблазн был велик, сделал себе бутерброды с колбаской под кофе с молоком. Дал кусочек корабельному псу Мишке, теперь он от меня не отстаёт, куда я, туда и он бежит. Сейчас спит под столом в моей каюте, кося глазом: вдруг опять колбасу буду резать? Первый его хозяин уволился в запас, передав по наследству принявшему его должность, а тот и сам уехал в отпуск. Мишка долго тосковал, не жрал ничего, а вот против запаха моей колбасы не устоял. Что поделаешь, жизнь коротка, а колбаса - дефицит. Одним хозяином меньше, другим больше, а колбаса - она одна с таким запахом. Мишка, который без хозяина и регулярного мытья стал отходить от стандартов флотской чистоты, со мной безропотно пошел в баню и даже совался в парилку.
   После всех процедур я прилёг на койку с книжечкой с намерением немного почитать и потом выдвинуться в кают-компанию на чай и просмотр телевизора, который после очередного ремонта стал кое-что кое-как показывать. Но "зачитался" так, что очнулся уже ночью, досадливо крякнул и полез под одеяло.
   31.05.80 г.
   В 07-10 неожиданно сыграли "большой сбор", а я в это время ещё дрыхнул в коечке. Вылетел, застёгиваясь на ходу, наверх, а оказалось, что это помощник командира просто решил пораньше начать большую приборку. Погода сырая и пасмурная. После обеда на меня напала спячка, проспал до 21 часа. И оказалось, что не даром, потом всю ночь пришлось бодрствовать. Сижу, смотрю фильм "Золотая корона" про перекупщиков золота и алмазов, с "мокрухой" по ходу сюжета и про то, как славный и хитроумный уголовный розыск всю преступную организацию выявил и обезвредил. Фильм уже заканчивался, когда меня вызвал замполит и сообщил, что мой матрос Макаров вместе с корабельным писарчуком Богдановым (оба уже прославившиеся разгильдяи), пришли из увольнения, сдали дежурному по кораблю увольнительные записки, а сами исчезли. Мне, естественно, доверяется организовать поиски негодяев. Сначала предположив, что они могли нажраться и теперь "давят" в какой-нибудь шхере, с поисковой группой облазили весь корабль. Когда на корабле не осталось "мёртвых зон" и "белых пятен", с двумя командирами отделений попёрся в посёлок шариться по установленным адресам двух подруг Макарова по танцам. Подруги сидели дома и ничего не знали. Облазили все злачные места с закоулками в посёлке и в беседке с пьяной компанией обнаружили моряка из нашего экипажа, благополучно пребывающего в самовольной отлучке, о чём замполиту дежурный не доложил, ибо это был его подчиненный. Сей гуляка, уже изрядно приняв на грудь, завывал вместе со всей компашкой блатные песни под гитару. Пришлось прервать их культурную программу, вытащив певца из беседки. Доставили его на корабль прямо в объятия его непосредственного начальника. На отдых отправились около четырёх ночи, заснуть не могу - солнце светит прямо в иллюминатор, пришлось вставлять в него броняшку. В девятом часу утра будят: вызвал замполит, обсуждаем новую информацию. Один моряк слышал, как беглые говорили о том, что их приглашал к себе в гости уволившийся в апреле наш бывший рефрижераторщик Углёв, который пошёл работать на траловый флот. Точно адреса, где он живёт, никто не знает; спытав всю свою группу, только выяснил, что надо ехать на десятом автобусе до остановки "Молочное", от остановки - вроде бы первый дом, третий подъезд.
   Беру с собой двоих старшин, едем в Мурманск, на 10-м автобусе проехали почти весь маршрут, а "Молочной" остановки всё нет. Спрашиваем водилу, а он говорит, что надо было ехать не на 10-м, а на 110-м номере. Вернулись на автовокзал, полчаса ждали автобус, а когда поехали, оказалось, что 110-й идёт по тому же маршруту, что и 10-й, только потом едет дальше за город. Посёлок "Молочное" оказался уже за рекой Колой. Выходим из автобуса, а рядом с остановкой стоит параллельно три дома и во всех домах только по два подъезда.
   Обошли около десяти квартир пока узнали, что Углёв живёт на втором этаже в 6-й квартире. Давлю звонок, дверь открывается, - картина Репина "Не ждали". Наши гаврики сидят за столом, на столе бутылочка с закусью, уже опохмеляются. Прямо на глазах они потускнели и сникли. "Уголь" засуетился, пригласил отметить встречу, но я - наотрез: "военным - с вещами на выход". Только переговорили, как жизнь да работа, винить его не в чем, он теперь человек свободный, наших проходимцев насильно не увозил.
   По дороге повязанные стали меня уговаривать немного покривить душой, ведь если я доложу, что нашёл их в Мурманске, им к самовольной отлучке ещё припаяют подделку документов на въезд-выезд из режимной зоны. Это, ясно дело, работа писаря Богданова, втихаря шлёпнувшего печати на чистые бланки отпускных билетов. Мне предлагалось доложить, что в Мурманске их не нашли, а они были обнаружены нами на обратной дороге уже возвращавшимися от девочек, проживающих в Сафоново, "за углом" от Росляково. В Росляковском клубе якобы не было нормальных "тёлок" и они поехали в Сафоновский матросский клуб, где нарвались на двух "озабоченных" подруг. Подруги их пригласили после танцев провести с ними аж всю ночь, а от такого приглашения они, как молодые самцы, просто не могли увильнуть. Ну и пришлось на такси ехать до завода и, пока профурсетки их ждали в машине, они отметились у дежурного как прибывшие из увольнения, после чего сорвались на грядущие любовные утехи. Всё это звучало так убедительно, что они даже сами кажется поверили, что именно так всё и было. Да и любой слушатель скорее бы поверил в сию романтическую историю, чем в путешествие на окраину Мурманска для банальной пьянки с бывшим сослуживцем, - если бы не мелькавшие за окном автобуса городские пейзажи Мурманска, совсем не похожие на голые сопки между Сафоново и Росляково.
   Я с интересом всё выслушал: хорошо работает "вентиляция" у безобразников! За лжесвидетельство они обещали мне всё, "чего только не пожелаю". Я же им пообещал, что если ещё услышу гнусное предложение, то набью им морды и скажу, что нашёл их такими в дорожной канаве.
   На этом эпопея с самовольщиками не закончилась, впереди будет эпилог. Мне повезло, что старпом взял на себя заботу определить своего выкормыша-писаря на гауптвахту, а моего Макарку с ним за компанию. Посадить моряка на гауптвахту - большая проблема, берут только с чем-то "в нагрузку", с шилом или с тельниками. Моя же задача - разобрать своего подчинённого на комсомольском собрании. У него уже есть строгий выговор с занесением за пьянку и потерю комсомольского билета, так что пахнет исключением из комсомола. Из-за гадёныша трюмно-котельную группу теперь полгода будут склонять на всех собраниях. В этом году начали было тянуть на отличную группу, теперь же по дисциплине не соответствуем.
   04.06.80 г.
   Отдежурил по кораблю "за того парня", не вернувшегося от жены из Полярного. Дежурство было утомительным из-за старпома, решившего обрадовать возвращающегося из отпуска командира идеальной организацией службы. Вчера после сдачи дежурства полез на ближайшую сопку, где срезал два веника, один из можжевельника, другой из берёзы, на низкорослых северных берёзках уже повылазили листочки сантиметра два величиной. Сейчас на сопках можно увидеть ещё оставшийся снег, а рядом уже зелёненькие кустики и берёзки. Вечерком организовал себе парную, усталость как рукой сняло, с трудом удержал себя от намерения "провернуть" заведования, чтобы прогнуться перед кэпом, у которого надо будет проситься в отпуск.
   Сегодня - летняя жара, шевелиться тяжело, но надо. С трюмными стал проверять систему водяной защиты ² на юте. Бычок мне сказал, что она заглушена, ну и решили проверить самым простым способом: сняли распылитель и запустили насос. И из трубы как долбанёт струя метров семь высотой! На юте перекуривали несколько моряков и офицеров, они не успели понять, что произошло, как стали мокрыми до трусов. Струя была почти как у фонтана перед воротами Адмиралтейства, так же клубилась наверху и падала, поднимая водяную пыль, играющую радугой на солнце. Но подмоченный народ красоты зрелища почему-то не оценил и очернил фонтанное искусство непотребной бранью. Ценителем водяной феерии неожиданно оказался старпом. Узнав о фонтане на юте, он развеселился, приказал собрать распылитель и повторно испытать систему, построив на юте отловленных им утром нарушителей распорядка дня. С распылителем получилась чудесная водяная завеса, а уже очконувших раздолбаев только слегка освежило, как мелким дождиком. На жаре это было очень приятно.
   06.06.80 г.
   Со вчерашнего дня пошла полоса неполадок с техникой. Вышли из строя два насоса пресной воды. Потом чуть не гавкнула рефмашина. Одновременно докладывают, что топит коридор линии вала, где-то прохудилась смежная с ним цистерна. Сутки без сна и отдыха сношались всей командой трюмных с любимыми железяками. Даже погода испортилась, не исключено, что от наших переперченных диалогов и монологов. После ударного труда нельзя было отказать мужикам в походе по магазинам, тем более, завтра сразу у двоих день рождения. Набрали 35 бутылок лимонада, 4 кило печенья, 2 кг конфет, пять банок ставриды пряного посола, полсотни плавленых сырков и коробку с пирожками, всё это они волокли втроём.
   Вечером с доком поехали в Мурманск посмотреть какое-нибудь свежее кино и выпить пива. В кинотеатрах шёл остросюжетный итальянский фильм про мафию, но билетов уже не было. Прогулялись, попили пивка с мойвой холодного копчения и вернулись обратно.
   Командир вышел из отпуска, значит теперь нужно будет напрягаться не время от времени, а быть в постоянном тонусе, чтобы в чём-либо не промахнуться. От него зависит мой отпуск. Меня уже взгрел за то, что до сих пор не заряжена углекислотой станция углекислотного пожаротушения, причём утверждённую дополнительную ремонтную ведомость, в которой этот пунктик проходит, только-только привезли из техупра.
   08.06.80 г.
   Подходят к концу выходные дни, в которые я, на удивление, отдыхаю. Вчера, в субботу, съездил в Североморск, купил пару понравившихся книжек, в столовой даванул пива. После обеда ходил с моряками ловить крабов. Сделали специальную сетку, в центре привязали кусок рыбы и кусок мяса. Забрасывали и вытаскивали через 15-20 минут. За три часа поймали лишь двух крабов величиной с ладонь. Панцирь у них оказался весь в пятнах, вероятнее всего от мазута, который поплавав на поверхности, сворачивается в горошины и опускается на дно, некоторые из них крабики и "ловят". Потом пошёл отлив, обнажая остро пахнущие водоросли и позеленевшие скользкие камни. По заливу часто плавают касатки, наверное, треска зашла на нерест. Сегодня одна проплывала вдоль берега прямо перед носом "Гаджиева" и несколько раз выпрыгивала, набирая воздуха. Морда у неё как башмак, ни глаз, ни пасти не видно. Особенно красиво, когда её плавник режет водную гладь под светом низко висящего ночного солнца.
   Во время вечернего чая отмечал с моряками день рождения моего комода, Саши Кондакова. Надрал его 21 раз за уши, тосты произносились под кружки с лимонадом, закусывали картошкой с рыбой. После застолья вышел на палубу, а там вовсю сияет солнце, спать не хочется, выспался ещё днём. Вызвал дежурившего по БЧ-5 старшину команды мотористов с сеткой для ловли крабов и с ним на пару часа два опускали-вытаскивали эту сетку прямо с борта. Глубина здесь приличная, около 30 метров, пока сетку вытащишь - руки деревенеют, на руках теперь мозоли от троса. Поймали двух больших крабов, сварили их вместе с ранее отловленными в солёной воде и полакомились деликатесом под заначенную бутылку пива.
   В воскресенье кэпу пришло в голову устроить шлюпочные гонки, о чём он объявил на подъёме флага. Народ воспринял это с воодушевлением. Меня назначили командиром шлюпки от БЧ-5. Шлюпки начали спускать с самого утра и на это ушло часа полтора, половина матросов этим ещё ни разу не занимались. Боцман весь изошёл на крик, чуть не выворачиваясь наизнанку. Спускались в шлюпки как положено морякам: с выстрела ³ по трапу. Для этого надо пройти по выстрелу, ширина которого 20 сантиметров, на высоте 10 метров над водой, а потом по верёвочному трапу спускаться в шлюпку. Для большинства военморов такое было впервые и чуть не каждый второй проделывал путь по выстрелу на карачках.
   Я же показал "высокий класс" и мысленно поблагодарил преподавателя физо в училище, который с первого по третий курс до тошноты гонял курсантов по полосе препятствий, на которой предусмотрено передвижение по похожей на выстрел перекладине и спуск-подъём по веревочному трапу. Да ещё на время, пока не выполнишь норматив, зачёт не получишь, зачёт не получишь - сидишь во время отпуска в "академии", тренируясь в перерывах между работами и приборками.
   Имея в курсантские годы за плечами опыт шлюпочного перехода "Ленинград -Ульяновск", по правилам рассадил и проинструктировал моряков. Стартовали мы хорошо, вышли на корпус вперёд, но когда на развороте обходили бочку, чуть не столкнулись со шлюпкой БЧ-4, которые на поворот зашли не тем бортом. В результате приотстали, средний "воткнул весло", матросики начали сбиваться с темпа. Пришлось мне самому сесть загребным и половину дистанции тужиться с веслом, набирая темп. Отстали от БЧ-2 на несколько секунд, а в общекорабельном зачёте заняли третье место. Для "механических", которые и за всю службу могут в шлюпке не побывать, это был неплохой результат. Я сам уже два года за вёсла не садился, сейчас руки побаливают и дрожат. Охрип, орать приходилось во всю мочь. Но настроение улучшилось, даже появилось намерение в следующее воскресенье, если будет хорошая погода, уломать старпома на разрешение походить на шлюпке по заливу.
   10.06.80 г.
   Замечаю, что плохое настроение стало повышать дерзновение в несении дежурной службы. Становлюсь злее и начинаю "наводить шорох". Даже личный состав это уже подметил: если трюмный не в духе, лафы не будет.
   Воскресенье до конца не доотдыхал, выдернули дежурить за штурмана, опаздывающего из отпуска, по сему обстоятельству и завёлся, для начала вывернул наизнанку все шхеры "штурманят", по ходу провернул артиллеристов. А после смены больше 4-х часов рубился в бильярд, не вылетая, потом пошёл спать. Будильник поставить забыл и сегодня утром сплю как младенец. В каюте развешены свежесрезанные берёзовые веники, листочки у них молодые, ещё клейкие и запах - как в весеннем лесу. От этого, похоже, так сладко спится.
   Разбудил меня уже в 10 часов командир БЧ и сразу отправил по делам на завод. А в полдень пришло распоряжение о выходе из завода уже сегодня. Заводчане тут же перекрыли нам воду, отрубили электропитание и убрали широкий заводской трап, пришлось свой ставить. Если бы смогли, то наверно перекрыли бы нам и атмосферный воздух. Почему-то решили, что мы с низкого старта рванём к себе в базу. Да не тут-то было, наш пароход сейчас и вести-то некому, офицеров - треть от штата. Ещё с неделю простоим, как минимум.
   Сейчас сижу в каюте, развлекаясь музоном, по радио передают концерт группы "Баккара", и наслаждаюсь вкусом солёной зубатки, эта огромная злобного вида рыбина сейчас висит рядом со столом. Тает во рту, а жир с куска чуть не капает. Только пива не хватает! "Поймал" я её во время дежурства по кораблю, дело было так. Моего старшину команды с матросиками посылали на продовольственный склад выгружать продукты. Вернувшись, он проговорился, что они стащили оттуда несколько больших засоленных рыбин и повесили их сушиться там, "где никто не найдёт". Я к нему цепляюсь:
  - Володя, никто не найдёт, а я найду.
  - Не найдёте, я ещё на срочной там жратву шхерил, никогда не находили.
  - Найду - рыба моя.
  - Добро, найдёте - ваша.
  Ну и полез искать. Не меньше часа методично проворачивал все более-менее пригодные для сушки места, - нет нигде. Стою на палубе, соображаю, куда ещё есть смысл сунуться, и тут мой взгляд останавливается на катере, стоящем между носовой и кормовой надстройками. Лезу в катер - вот они, висят, две рыбины, каждая не меньше метра длиной. Одну забрал себе, другую, сжалившись, отдал добытчикам.
   13.06.80 г.
   Прошедшие три дня разъезжал по всем инстанциям добиваясь, чтобы баллоны системы углекислотного тушения заправили вне очереди. Договорённость была достигнута почти "насухую", утекло всего-то литр шила в нужное место. Сегодня отвёз баллоны на грузовике на специальную баржу, она же является и зарядной станцией. Выгружать их пришлось мне и предусмотрительно захваченным мною трём матросам. Баллонов 21 штука, каждый весом 55 кг, а баржа стояла не у причала, а вторым корпусом, и лебёдка конечно же не работала. Погода была отвратительная, чуть выше нуля, с порывами ветра сыпет то дождь, то снежная крупа. А по радио обещали до + 35, оберегайтесь, мол, тепловых ударов. До сих пор трясутся руки и болят побитые ноги. Через три дня надо снова заказывать машину и тащить уже заправленные баллоны на корабль, как это будет - страшно подумать.
   15.06.80 г.
   Лето снова вернулось, навёрстывая упущенное. Бычок на выходные укатил в Полярный, а я, как водится, сижу. Отправил старшину команды в посёлок за пивом, он всегда его находит по нюху. Устроились с ним потом на кормовой надстройке, грелись на солнышке, охлаждались пивком и баловались оставшейся солёной зубаткой. Командир спал, так как думал, что рулит старпом. А старпом спал уверенный, что командиру надо поруководить после отпуска. Замполит вообще ещё утром куда-то свалил, не отметившись в журнале.
   Когда пиво уже заканчивалось, на запах подтянулся Слава, старшина команды мотористов, вернувшийся после завершения миссии проводов до аэропорта матросов-отпускников. Якобы, он только хотел мне сообщить, что видел на вокзале двоих моих матросиков, которых уже два дня назад отправили в отпуск. Они сутки проторчали в аэропорту, но перехватить билетик им так и не удалось, только вернувшись на ж.д. вокзал, взяли билеты на поезд до Ленинграда. Отведав предложенного ему пива, Слава подобрел и доложил о наличии у него окорока и пузыря "сухого". Мой трюмный старшина попросился в рейд по бабам и был отпущен, а мы с тёзкой прихватили ещё хлеба, картошки и выдвинулись "на природу". Нашли уютное местечко в ложбинке между сопок, разожгли костёр, испекли картошечку. Получился выдающийся пикничок: мы возлежали на одеялах, вкушали окорок с картошкой, запивали "Рислингом" и вели неспешные беседы. Накушались (в прямом смысле) так, что лень было вставать с одеяла. Но пришлось, нужно было проводить вечернюю поверку.
   17.06.80 г.
   В понедельник прямо с утра отчего-то обуяла тоска, чтобы как-то отвлечься, взялся править службу. Начал с порядка в кубрике, дальше понесло по боевым постам, на одном из которых обнаружил большую стопку фотографий, иллюстрирующих различные способы совокупления мужчины и женщины. Они пересняты из югославской книжки, такую, как мне сказал старшина команды, он приобретал во время ремонта в Югославии. Называется она "Сто способов возлежания", все сто - с фотками. Последовавшие за приборкой политзанятия провёл с использованием свежих примеров о безобразиях на корабле, снижающих боеготовность флота в целом и обороноспособность страны в частности. Упомянул, какие "способы возлежания" ожидают военморов, нарушающих дисциплину и Устав. После обеда, весьма утомлённый, завалился спать. Будит меня Слава, крутит у моего носа большущим сушёным лещом и со сжатыми челюстями пытается объяснить, что в заводской столовой дают пиво. Зубы он не разжимал, потому что переживал спазм и слюноотделение, - так после политзанятий на него воздействовало известие о наличии поблизости пива. Просидели с ним в столовке до ужина, утолили жажду, а у леща даже косточки обсосали. А после ужина ещё поиграл с моряками в волейбол на причале, но играть было тяжко, пиво булькало.
   Нынче с утра поехал в сторону Мурманска на "Перевалку", где стоит баржа с углекислотно-зарядовой станцией. Выяснил, что нас "отставили в сторону" на неделю, по приказу из техупра заправляют сейчас для ПБ-52. Смотрю - точно, у соседнего причала стоит ПБ-52 из Западной Лицы, на которой трюмным мой однокашник по "Дзержинке", Сашка Г. Я только двинулся к их трапу, а он уже несётся ко мне с распростёртыми руками. Пошли к нему в каюту, часа три сидели, делились новостями. Его плавбаза два месяца назад пришла из ремонта в Югославии. Когда я ему обмолвился, что мне тоже скоро идти туда в ремонт, а я бы лучше в отпуск съездил к жёнушке и дочке, он вытаращил глаза и возопил:
  - Да ты что, это же заграница, где ты ещё такое, как там, увидишь и где такого барахла, как там, достанешь?
  И рассказал, какие прелести нас там ждут и какие впечатления у него от пребывания там остались. У него самого ещё в декабре прошлого года родился сын, но он его ещё не видел, отпуск обещают только в августе.
   На обратной дороге заскочил на почту, отправил жене деньги. Себе оставил 140 рублей, нужно себе покупать спортивный костюм и часы. Будильник тоже сломался, сам усердно так тикает, а стрелки не двигаются. Но его можно пока показать часовщику.
   Приехал на корабль, а моей души уже ищут, надо передавать дизтопливо на подводную лодку, которую выталкивают с завода и гонят сразу на ходовые испытания.
   Уже скорее бы и нас погнали. Засиделись, право.
  
  ¹ - гребные электродвигатели
  ² - СВЗ предназначена для защиты корабля от радиоактивного загрязнения в случае попадания в радиоактивный след от ядерного взрыва, а также для дезактивации корпуса
  ³ - балка, которая отводится в сторону от борта для высадки личного состава в шлюпку или катер

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015