ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Агалаков Александр Викторович
Форпост на станции Терек

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:


   Форпост на станции Терек. (Путевые записки офицера транспортной милиции)
   К концу осени 1999 года российские войска смели чеченские бандформирования в сторону Грозного. И война, как волна, пришла и ушла, оставив на освобожденной территории остовы подбитой техники и дымящиеся головешки чеченских поселений. А безвластие, как было, так и осталось. В тылу войск только-только начинают восстанавливаться государственные структуры, формироваться территориальные органы милиции, отстраиваться и открываться школы. В этом плане преуспел "образцово-показательный" Шелковской район Чечни, где с помпой и под завоз иностранных и российских журналистов открываются учреждения. Но еще бродит по округе бородатое зверье, гортанно кричащее про "аллахи-акбары". А на разгромленных чеченским четырехлетним беспределом железнодорожных станциях уже образованы островки российской государственности - форпосты отрядов транспортной милиции, куда местные жители спешат за медицинской помощью, где пробуют найти работу и спрашивают о пенсиях.
   Недолгие сборы.
   "О, люди на глазах растут!" - отметил омоновец, увидев милицейского корреспондента в камуфляжной форме в коридоре управления. (А сколько таких "приколов", бравирования умением снять часового, знанием новых систем вооружения и прочих военных "высот" дадут почувствовать омоновцы в пути!) Ехать - вот-вот, а в бухгалтерии необходимо документы оформить. Суточные - 100 рублей в день, на 16 дней командировки - 1600, неплохо! Тыловики выдали группе сопровождения груза гуманитарной помощи камуфляж типа "дубок". И высокие берцы - чеченскую грязь в ботиночках не помесишь. "Камуфляж "амеба" - лучше "дубка", - толковали офицеры. "А какие маскировочные расцветки еще есть?" - "Еще есть "морская волна". Это всё летняя форма. Но с гуманитарной помощью на станцию Терек, где дислоцировался ОМОН при Западно-Сибирском УВДТ, новосибирцы привезли через 4 дня настоящую зиму. Так что наверняка пригодились бы и белые масхалаты.
   В гуманитарном грузе бойцы нуждались не только как в подспорье для обеспечения боеспособности отряда. В чужом краю любая весточка с Родины и согревает, и силы придает. Это понимают руководители Западно-Сибирской железно дороги, которые специально для доставки груза выделили купейный вагон. Причем помимо новосибирцев, "гуманитарку" в нем повезли красноярцы - для бойцов ОМОНа Сибирского УВДТ. (Отряды дислоцируются на одной станции). А в пути, на станции Минеральные Воды, выяснилось, что груз аналогичного назначения на пассажирском поезде, к которому в Новосибирске прицепили спецвагон, везут из Челябинска на соседнюю станцию Наурская сотрудники Южно-Уральского УВДТ. Ох, и намучились челябинцы, перенося из вокзала в наш вагон гуманитарные тонны - те же сигареты, муку, посылки, бензогенератор, боеприпасы и т.п. А чего стоило там, на верху, решить гуманитарную проблему централизованно? Едет, допустим, из Иркутска спецвагон, собирая по пути "гуманитарку" и посылки из Красноярска, Новосибирска, Омска, Челябинска и т.д. Ведь в Чечне на линии Моздок - Кизляр расположились отряды транспортной милиции, которые ждут помощи. Здесь не может быть счетов - "свои"-"чужие". Бойцы-то все наши - сибиряки, и в Чечне ищут не приключений, а выполняют конкретные боевые задачи.
   Спецвагон N 11064.
   Второго ноября 1999 года выехали в командировку по сопровождению гуманитарного груза. Заместитель командира ОМОНа Борис Р., помимо боезапаса, довооружения, посылок, воды и майонеза, повез рабочие образцы ночных прицелов различной конструкции. Эта продукция новосибирского оборонного завода отдана отряду по своеобразному "бартеруизу": завод бойцам прицелы, бойцы заводу отзыв о работе приборов в боевых условиях. Сразу по прицепке к поезду Новокузнецк-Кисловодск вагон N 11064 перекрыли. Он не предназначен для сквозного прохождения, о чем сожалели работники ресторана - выручку им "срезали". Хотя какая от ресторана может быть прибыль при таких драконовских ценах? Вдвоем пообедать - 700 рублей выложить. Поэтому в пути группа сопровождения сразу перешла на домашние припасы, которые за 4 дня пути подъели подчистую. А вот на станциях к толпе торговцев, снующих возле вагонов, следует относиться настороженно. Эти продавцы неделями мотаются по перрону с давно испортившимися пирожками, скисшей картошкой, гнилой рыбой. Лучше не пробовать, или однозначно пострадает желудок. При появлении постовых нарядов толпа торговцев рассасывается, но в удобном случае они вновь выскакивают из-под вагонов, как черти из табакерки.
   ...Стучали колеса, скрипели вагоны. В пути тревога нарастала. Там, в Чечне, идут бои, обстрелы, зачистки, разминирования, похищения людей. Тягостным напоминанием мелькнула под Уфой белая арка - памятный знак железнодорожной катастрофы десятилетней давности, когда от объемного взрыва газа, своего рода техногенной вакуумной бомбы, пострадали два пассажирских поезда Новосибирск-Адлер и Адлер-Новосибирск. А на фоне ночного Волгограда более получаса высилась на Мамаевом кургане темная громада Матери-Родины с мечом в руке и горящей лампочкой наверху. На подъезде к Кавказу в смежный вагон прошли следователь, два опера, два милиционера. Ничего чрезвычайного - сотрудники Северо-Кавказского УВДТ несут службу и выполняют следственно-оперативные мероприятия.
   В Чечне собаки сытые, люди голодные.
   Гражданские виды станций Кавказская, Минеральные Воды, Прохладная, лежащие на нашем пути, после Моздока сменились непритязательными видами военной кинохроники. За окнами вагона поплыл чеченский пейзаж. Утренний туман поглощал воронки, окопы и другие разрушения на отдалении от железнодорожной ветки. А вблизи мелькали обрушенные железобетонные опоры, (на устоявших - обрывки проводов, погнутые фермы), пристанционные строения - если не с изъяном в стене от прямого попадания снаряда, то автоматной очередью пулевые точки оставлены на стене обязательно. Перевернутые и сожженные машины.
   Спецвагон прицеплен к "подкидышу". "Подкидыш" - меткое словечко. Подобно тому, как нежданно и негаданно несостоятельные родители подкидывают младенца в чужие руки, так и электровоз с четырьмя вагонами для пассажиров и вагоном-магазином в придачу, неторопливо, раз в сутки ходит между станциями Прохладная и Червленая-Узловая вне расписания, почти беспризорно и неорганизованно. Люди на станциях часами ждут единственную ниточку, связывающую их с "большой землей". А кто не успел приобрести продукты за недолгое время стоянки "подкидыша", у того семьи останутся без хлеба.
   На станции Ищерская бегают кругленькие собачки. С голоду опухли, что ли? Сама станция сожжена. Высятся остовы домов. Контактные провода опасно провисли и касаются земли - но тока в них нет. Платформы прогнулись от жары, отливают серым цветом, как свежевыкрашенные. На станции дислоцируется Таганрогский ОМОН. Бойцы говорят: "При боевиках здесь осталось 6 человек. А сейчас большинство жителей вернулось - 10 тысяч население". На выезде со станции загадка кругленьких собачек прояснилась. Недалеко в поле лежат убитые коровы, и четвероногие друзья человека пируют. А после бегут ластиться к людям.
   Ненависть диаметром 70 метров.
   С 20 октября 1999 года бойцы ОМОНа Западно-Сибирского УВДТ несут боевую вахту на освобожденной российскими войсками территории Чеченской республики. Бойцы приняли гуманитарный груз с энтузиазмом. Продукты в Чечне в дефиците. На муку можно выменять у населения мясо. Таким образом, рацион наших бойцов получается разнообразным. Однако за эйфорией встречи боевая обстановка сказалась в первых беседах.
   Командир отряда майор милиции Виталий Левашов рассказал о наведении порядка на станции. Ответил на вопросы: какова польза от пребывания здесь ОМОНа? Как восстанавливается конституционный порядок? С какими трудностями столкнулись бойцы в санитарной, очищенной от бандформирований территории?
   - Виталий Юрьевич, расскажите о возложенных на отряд задачах.
   - Наш отряд входит в Сводный отряд. В него включены все ОМОНы транспортной милиции России, которые, прибыв в Чечню, рассредоточились на станциях и приступили к зачистке близлежащих территорий. Свою территорию вокруг станции Терек мы зачищаем регулярно совместно с расположенными поблизости новосибирским СОБРом и омским ОМОНом. Зачистка включает в себя проверку жилого сектора на выявление наркотиков, оружия, взрывчатых устройств. Кроме этого, обезвреживаем неразорвавшиеся мины. Ведем борьбу с боевиками и снайперами. В общем, самая разнообразная работа по наведению правопорядка.
   - Расскажите о наиболее опасных направлениях этой работы.
   - Это разминирование. Недалеко от вокзала сапер Моня - это прозвище, поскольку в зоне ЧП наши бойцы именуются псевдонимами - обезвредил неразорвавшуюся 82-милиметровую мину. За три дня до вашего прибытия на переезде, около воинской разгрузочной площадки, Соловей, Моня и сапер Сибирского ОМОНа уничтожили мину иностранного производства большой мощности. При ее подрыве сорвало дерн в диаметре 70 метров. Наиболее опасны так называемые "растяжки" - ручные гранаты, типа РГД-5, РГ-42 и Ф-1, специально установленные таким образом, чтобы при движении человек касался нити, чека из гранаты выскакивает, происходит взрыв. На сегодня обезврежено 11 "растяжек".
   - Страдает ли от минирования местное население?
   - Да. Боевики почему-то минируют арыки. Видимо, рассчитывают на то, что бойцы пойдут к воде умываться, брать воду. А подрываются граждане. Недавно жертвой растяжки оказалась племянница местного старейшины Мамеда Магомедова. Девушка шла по тропинке и отбросила мешающую пройти ветку. За спиной у нее раздался взрыв. К счастью, граната оказалась немощной, "эргэдэшкой" - наступательного действия. Осколки из спины девушки удалил наш медик Соловей - он не только саперное дело знает. Един в трех лицах - сапер, медик и "кукушка" - охотник за снайперами.
   - Какая борьба ведется со снайперами?
   - Ночью за позициями отряда постоянно ведется наблюдение. Зеленые огоньки ночных прицелов направлены в нашу сторону со стороны здания элеватора. Оттуда чеченский снайпер часто ведет стрельбу. Но в одну из недавних ночей боевик отохотился. В его направлении открыли ураганный огонь, а утром разведчики доложили, что из дома вынесли три свернутых ковра. Два ковра несли в согнутом виде, а вот третий ковер лежал на плечах выносивших как палка. По всей видимости, хоронить понесли.
   Этой борьбе со снайперами уделяем большое внимание. Недопустимо подставлять бойцов под пули. Поэтому блок-посты укреплены мешками с землей. Укрепления проверены - пули их не пробивают. Кроме того, вокзал и расположение отряда защитили вагонами. Составили пустые вагоны и цистерны на крайнем пути, загородили ими возможные прямые выстрелы со стороны поселка.
   - Что собой представляют снайперы ваххабитов?
   - Все они - молодые люди, одурманенные религиозными фанатиками. Многие из них наркоманы. Обкурятся и играют в войну, не подозревая, что в любой момент им в лоб прилетит ответная пуля. А профессионал значительно бы осложнил наше пребывание здесь.
   - Встречались ли фигуры террористов покрупнее?
   - При зачистке села Новотерское, расположенного со станцией, нами обезврежен настоящий террорист. Это чеченец, ему 21 год. У него дома изъято самодельное взрывное устройство, которое предназначалось для подрыва ж.д. полотна. Сам задержанный, оказывается, прошел обучение в диверсионной школе, о чем свидетельствовал изъятый у него документ. Бумага была с "волком" - это герб ваххабитов - и свидетельствовала о том, что ее владелец является членом Северной оперативной группировки Ичкерии. Документ скрепляла подпись бригадного генерала Хаттаба. Этим подрывником занялись сотрудники ФСБ.
   - Какие еще приказы вышестоящего командования выполняют бойцы?
   - Есть приказ выбивать из-под ног ваххабитов экономическую платформу. Все подпольные бензиновые заводики уничтожаются, а также спешащие из зоны ЧП заправленные под пробку бензовозы с самопальной горючкой. Аналогична судьба коньячных заводиков. Ведь литр коньяка стоит 80 рублей. В общем, война с террористами ведется на всех уровнях.
   Летописец отряда: "Здесь надо быть начеку!"
   Помимо минеров опасность представляют бородатые бандюги и снайперы. Ночные обстрелы велись также по блок-постам со стороны подстанции. Электроподстанция давно разгромлена, оттуда украдена вся медь, но лабиринты построек остались. Из-за бетонной оплетки забора автоматчик, подкарауливая смену поста, трусливо поливает ровной очередью из АКМ и убегает.
   Место дислокации отряда - станция Терек, разрушенная, но действующая. Мимо идут эшелоны с военной техникой на Грозный, цистерны с нефтью - обратно, часто появляется "бронепоезд" - электровоз с бойцами ж.д.войск, толкает впереди платформы с щебенкой - на случай минирования полотна на воздух взлетят эти платформы с балластом.
   На самой станции - разбитый, без окон и дверей вокзал. Внутри него весной ласточки свили гнезда - наносили глины из ближайших арыков, наделали у потолка глиняные корзинки, вывели птенцов, а сейчас покинули разоренное помещение. В округе полно неразорвавшихся снарядов и мин. Местное, в основном чеченское население поначалу встретило бойцов настороженно - предстояла зачистка жилого сектора. На станции Терек восстановление власти началось с вокзала.
   Выписка из боевого журнала:
   20 октября в 9-10 бронепоезд отбыл из Моздока в сторону Чечни. В 11-10 отряд прибыл на станцию Терек. Произведен осмотр местности. Минно-саперная группа проверила территорию. Обезврежено 2 мины - одна от 82-мм миномета у элеватора, вторая - иностранного производства, навороченная, с элементами неизвлекаемости - на переезде. От подрыва второй мины образовалась воронка глубиной полтора метра. В диаметре 70 метров взрывом выстригло всю растительность.
   Особенность боевых действий в Чечне такова, что после разгрома бандформирований в тылу российских войск остались разрозненные группы боевиков, снайперы одиночки. От женщины-снайпера (В Чечне их называют "белыми колготками") подброшена записка, в которой сообщалось, что она обещала бить солдат в колено и в пах. Инженерным обустройством, возведением фортификационных сооружений занялись на следующий день. Бойцы настроены на тяжелую, долгую работу.
   Выписка из боевого журнала:
   21 октября в 8-00 короткий чай и все приступили к оборудованию блок-постов и огневых позиций. Вырыли окопы в полный рост. Натянули маскировочные сети. Вручную подтащили 4 грузовых вагона, установив их напротив вокзала, чтобы загородить прямые выстрелы со стороны поселка. У нас еще человеческие условия. Войска вообще живут в окопах и в технике. Ночью проверены все посты. В ночные прицелы осмотрены зоны обстрела. Видимость хорошая, территория просматривается.
   Позиции новосибирцев посетил начальник ГУВДТ МВД России генерал-лейтенант милиции Николай Гетман, который отметил высокую подготовку отряда к отражению возможного нападения или прорыву банды. А ведь в момент инспектирования на других станциях, кроме милицейских постов, никакой защиты не было. Ссылки на то, что нет электричества, нормальной связи с "большой землей", стройматериалов, нельзя назвать уважительными, так как на войне оправданиям места нет. Откуда что взять, где достать, как вывернуться, чтобы накормить бойцов, обогреть их и обустроить сносную фронтовую жизнь - одному отцу-командиру известно.
   Выписка из боевого журнала:
   25 октября с направления Грозного слышны сильные разрывы снарядов. По радио информация о нанесении по Грозному ударов подтвердилась. Над зданием вокзала установили российский триколор. Продолжены работы по инженерному оборудованию заставы. На блок-постах установили печки для обогрева. В эту боевую командировку выехало много молодых бойцов, которым необходима поддержка. Из деревни приняли на работу двух русских женщин-поварих.
   Станционные жители измучены пятилетней безработицей, развалом инфраструктуры, отсутствием пенсий и детских пособий. Разгул бандитизма сказался на образе жизни местного населения, научившегося мыслить военными категориями. Одна из женщин в беседе с омоновцем высказала такой "комплимент": "Плотность огня у вас очень большая. Вы стреляли по боевикам, которые находились около моего дома. При первых выстрелах я упала на пол, а затем в окно залетело 17 пуль с расстояния 700 метров".
   Выписка из боевого журнала:
   28 октября с проходящего бронепоезда сбросили на весь отряд две газеты. Почитали новости с "большой земли". Ночью постовые обнаружили, что в 2-х местах из поселка за заставой ведется наблюдение из ночных прицелов.
   Ночь в Чечне - особенная. Звезд не видно. Изморось глушит звуки, доносящиеся со стороны уснувшего поселка. Да не уснувшего - притаившегося, притворившегося спящим. Редкий хлопок снайперской винтовки, который не услышишь, если выстрел оказался прицельным.
   Выписка из боевого журнала:
   30 октября прошел в обычной заставной суете. Ночь прошла спокойно, за исключением того, что все 4 поста наблюдали НЛО. На сообщение об этой уфологии командиры посоветовали пересчитать промедольчик.
   ...Одна из фраз боевого журнала подчеркивает мысль о необходимости четкого выполнения служебного долга - "Здесь надо быть начеку!" Свидетельство тому - авария, в результате которой могли быть человеческие жертвы. При восстановлении железнодорожных путей в Наурской рабочие упустили платформу со щебнем. В погоню за блуждающей потерей пустился тепловоз, машинист которого ударом по автосцепке решил зацепить платформу и остановиться вместе с ней. Но вместо этого разогнал ее до бешеной скорости, так что на станцию Терек влетели и платформа, и подающий сигналы тревоги тепловоз. А на путях - "подкидыш" с магазином, толпа с лесом рук1). За недолгое время стоянки люди пытаются приобрести самое необходимое. Омоновцы сумели вытеснить людей из опасной зоны. Ударом по "подкидышу" у вагона-магазина сорвало с кронштейнов колесные пары, обошлось без жертв.
   Выписка из боевого журнала:
   3 ноября около 12 часов ночи в районе 4-ого поста раздались взрывы. Стреляли из подствольного гранатомета. Разобравшись в инциденте, установили, что огонь на упреждение ведут федералы по якобы прорывающимся боевикам. Ответный огонь не открывали.
   В тот день (и ту ночь) напряжение в отряде было велико. По оперативной информации, "чехи" готовили прорыв в сторону Владикавказа численностью до 1000 боевиков. На построении напряженно звучали распоряжения командира ОМОНа. Усилены посты. Проверены сигнальные ракеты. К работе в ночное время готовятся "кукушки".
   Наутро выяснилось, блуждающая банда пыталась прорваться западнее, со стороны станции Наурская. А там дислоцируются соседи - бойцы ОМОНа Южно-Уральсокого УВДТ. Челябинцы застрелили двух бандитов. Банда рассеяна.
   "Товарищ майор! Я не хотел его убивать!"
   На каждую ночь с вечера заступает в караул новая смена. Чутко прислушивается к шороху, постороннему звуку боец - полно звезд на небе и опасностей на земле. Даже петухи далеко до рассвета начинают что-то там провозглашать. Как будто утром и днем из-за разрывов снарядов их не так будет слышно. Вот и пытаются перед рассветом наверстать упущенное.
   Ночью, не зная пароля, на станции делать нечего. Причем стародавняя система пароля-отзыва, типа "Пароль! - Москва! Отзыв! - Арбат!" никто не сейчас не использует. Враг подслушать может. Система опознавания свой-чужой стала арифметической. На вечерней поверке командир объявляет конкретное число, например, 7. Поэтому часовой вправе задать неизвестному вопрос числом, допустим, 3. Если неизвестный свой, то он ответит - 4! Что в итоге и составляет конкретную семерку, что и требовалось доказать. А если ошибется в вычислениях, то, значит, на построении отсутствовал и может оказаться затаившимся врагом. Ночью на посту во всякой праздношатающейся тени справедливо видят врага и на отсутствие отзыва незамедлительно клацает затвор. А дальше - часовой всегда будет прав. Знаем, проверяли. Напряжение велико - каждый шорох и скрип бросают в кровь порции адреналина.
   Вот правдивая история часового Лифанова. Заступив на пост, ночью он услышал шорох. На пароль отзыва не последовало. Повторный вопрос принес вместо ответа новый приглушенный шум. И после очереди вверх ясности не проступило. Поэтому огонь на поражение ненадолго осветил темноту. ...Застрелен бык, накануне привезенный по обмену на муку. Бык не умел говорить. Заговорил часовой: "Товарищ майор! Я не хотел его убивать!" Командир справедливо решил, что часовой проявил бдительность и решимость.
   В чеченском эфире не думают о мире.
   После 20 часов, когда официальные распоряжения и приказы российского командования и главарей "нохчи" прошли в эфире: арторудия накрыли квадраты, вертолеты нанесли удары, отработали дневные снайперы - наступает пауза. Стационарные радиостанции еще не отключены от генераторов и время сна не приспело. Но война продолжается. Дневной азарт, связанный с физическим уничтожением противника, сменяется словесными залпами в эфире. Ведь враг, морально побежденный, это уже половина победы. Поэтому в целях подавления вражеского духа в выражениях никто не стесняется. Каскады лексики, существующей за пределами академических словарей, низвергаются на уши довольно большой аудитории. Радиодиалоги запросто слушают армейские связисты и дежурные наряды, а в ущельях и ямах - собравшиеся погреться у костра бандиты. У них и рации помощней - щвейцарские или другого иностранного производства, и гортанные угрозы более животного происхождения. Матерные конструкции складываются не выше пояса. В Чечне крепкое словцо обычно подливает масло в огонь непринужденных, непритязательных и всегда враждебных бесед. К сожалению, литературные рамки и широкая читательская аудитория не позволяют автору воспроизвести образчики взаимного сквернословия из серии "Спасайте ваши уши". Правда, советуя уходить солдатам правопорядка домой, чеченские боевики несколько снижают матерный накал. Ведь простой посыл на три буквы не имеет никакого побуждения. Эффект достигается обратный. Поэтому в поисках аргументов "чехи" предлагают поискать истину от греческих календ до новейшей истории. Мол, чеченская нация ведет свое летоисчисление от Ноева ковчега, когда из корабельной посудины вместе с парными тварями вышли две чеченские особи и основали народ. И т.п. "аргументы".
   Среди чеченских "радиоджеев" достаточно аргументированными позициями отличается "Террорист". "Террорист" - это позывной боевика. По его словам, он учился в университете, занимался историческими исследованиями, штудировал Бакунина. Поэтому сейчас в окопе. В радиовойне ему противостоит "Демон" (позывной российского связиста-силовика). Судя по работе в эфире, в подготовке "Демона" чувствуется школа КГБ - настолько грамотными, выверенными формулировками отличаются его пассажи. "Вы за что воюете?" - спрашивает чеченец. "Я не воюю, - отвечает "Демон". - А веду борьбу с бандитизмом. И еще. Если хочешь поговорить, уйми своих братьев. Они своими матерками достают, как комары в пасмурный день".
   Часто бывает так, что нормальный мужской разговор чеченец не выдерживает - долго обдумывает ответ, так как противопоставить что-либо логике точного высказывания или восточной мудрости чеченцу нечего. "Террорист" не нашел ответы на такие утверждения.
   "Я такой же верующий, как и ты. Бог создал нас на одно лицо, мы под Богом единым ходим. Лишь направления в вере разные".
   "Слушай, зачем перебивать говорящего. Выслушай мою точку зрения, затем выскажи свою. Потом будем сходиться во мнениях".
   "Опять сквернословишь. Это глупо. Восточная поговорка гласит - если ты на глупость ответил глупостью - ты глупец, а ответил мудростью - мудрец. Если ты человек восточный, то зачем материться и глупым быть".
   В радиодиалогах есть моменты, которые не могут не вызывать уважение к связистам МВД РФ за смекалку, за буквальное пришпиливание вредного насекомого к полевому планшету.
   "Террорист": "Демон, я тебя знаю. Тебя Вася зовут. Я сейчас сижу, ем шашлык из барана. А ты сидишь голодный, и кушать тебе нечего".
   "Демон": "Ну, и много вас там, баранов, осталось"?
   Или из диалоговой связки "Ахмед" - "Братишка": "Братишка, если ты мужчина, то выходи. Один на один повоюем. - Если ты, Ахмед, такой смелый - давай свои координаты и выходи. Прилечу на вертолете, навешаю тебе сверху реактивных снарядов..."
   Есть и оперативная польза от подобного рода разговоров. На едкое высказывание российского связиста по поводу древнего литературного спора, тянущегося со времен "Гаргантюа и Пантагрюэля" Франсуа Рабле - о лучшем средстве подтирки по удовлетворению естественной надобности - мол, зима наступила, вода в чайнике замерзла, стало труднее подмываться воинам-ваххабитам, его чеченский визави разразился очередным длинным проклятием с заключительными словами об аллах-акбаре. И сразу с аналогичным ваххабитским выкриком отозвалось в эфире 6 гортанных голосов. Значит, в округе бродит 6 боевиков (или банд). Значит вшестеро надо усилить бдительность на блок-постах. Чеченская ночь лишь волкам на руку.
   История Люды.
   Боевики смелы только перед гражданским населением. О тяжелой доле русских семей в период ваххабизма рассказала простая женщина по имени Люда. В семье Люды муж, дочь, 22 года, и сын 16 лет. Несмотря на шипение соседей-чеченцев: "Вернутся наши и покажут вам" - Люда готовит пищу бойцам - завтрак, обед и ужин. Невольно любуешься этой женщиной, когда она от души раскладывает в солдатские котелки гречневую кашу или разливает густой наваристый суп. А на вопрос - не боитесь соседей, женщина отвечает, что за 6 лет, хватит, набоялась. Тяжелая доля не обошла эту семью.
   У мужа Людмилы боевики угнали 2 совхозных трактора. Особенно страшно было в первый раз, когда из-за Терека приехали на машине двое вооруженных людей в масках. Положили тракториста на дно машины и приставили пистолет к голове. "Я 23 человека убил, - заявил ваххабит. - Ты 24-ым будешь". Везли долго - за машиной гнали трактор. Остановились. "Если за 20 секунд убежишь - не убьем," - решили бандиты. Немолодой мужчина сумел убежать. Оглянулся - трактора след простыл.
   Националистические настроения размежевали жителей станции. Особенно ненавистен мирным жителям был местный чеченский "полицай" Ибрагим, который держал у себя в доме склад боеприпасов и оснащал ими боевиков. Но при отступлении ваххабитов одна из гранат, выпущенных каким-то отступающим бандитом, на радость соседей, попала ему в дом, и дома не стало. Сейчас Ибрагим обороняет Грозный. Немало помощников боевиков осталось в тылу. Например, на станции Червленая-Узловая все 8 колодцев отравлены. При зачистке в одном из домов обнаружено 400 кг рубленого медного провода, похищенного с железной дороги. И вообще, промысел цветного металла в Ичкерии дошел до абсурда. До недавнего времени по республике ездили вооруженные "археологические" экспедиции, которые экскаваторами курганы раскапывали - золото Чингисхана искали.
   О хороших боевиках.
   Говорят, в Испании всем жертвам гражданской войны середины 30-х годов ХХ века установлен общий монумент. А в европейской части у мемориалов Второй мировой войны традиционными стали встречи ветеранов ВОВ с состарившимися солдатами вермахта. Возможно, в далеком будущем о чеченском конфликте историки будут говорить и писать как о большом недоразумении и не менее большой ошибке политиков. А сейчас красные звезды и полумесяцы венчают солдатские могилы и захоронения боевиков.
   На окраине станции Терек, в 10 минутах езды от вокзала, высятся две стелы - одна с полумесяцем, другая - с мусульманской звездой между концами полумесяца. Ровные плиты с арабской вязью. "Узоры надписей надгробных на непонятном языке". Это братское захоронение договорившихся с аллахом бородачей. "Хорошая акула - мертвая акула", - говорили моряки. И действительно, при купальном сезоне зубастым тварям не место на мелководье. А террористам и бандитам никогда не будет предоставлена возможность спокойно уходить от возмездия. И поэтому они хороши - только мертвые.
   ...Обустроив станцию Терек, ОМОН Западно-Сибирского УВДТ убыл на выполнение нового боевого задания - охрану станции Червленая-Узловая и моста через рядом протекающую речку. Оттуда Грозный четко виден в перекрестье оптического прицела.
   1999 г., станция Терек
   0x01 graphic
   1) "У "подкидыша" с магазином. Толпа с лесом рук".

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018