ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Александров Сергей Константинович
Безруков и Астахов

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.60*5  Ваша оценка:


   БЕЗРУКОВ И АСТАХОВ.
  
  БЕЗРУКОВ.
  
   У Вас не выхватывали бойцов для выполнения несвойственных задач? Да ещё в ходе
   боевых действий? Не лишали возможности помочь им словом и делом? Вам повезло!
   Играть роль ангела, но - не хранителя, отправляющего людей на почти верную гибель,
   поверьте - тяжко.
  
   Если двигаться вдоль Панджшера на Юг от Рухи, то где-то за Коравой ущелье сужается до
   нескольких десятков метров. Скалы мрачны, голы, отвесны и высоки; Панджшер угрюмо
   шумит и пенится, а под обрывом мокнут и ржавеют БТР-152 и несколько грузовиков -
   остатки неудачливых колонн. Здесь и открывается маленькое пыльное плато. Даже не
   плато, а так - "лысинка" на месте разбитого кишлачка, на которой ютился не то - усиленный
   взвод, не то - "урезанная" рота десантников. На "доступных" скалах осели их посты, а на
   самой "лысинке" начинался серпантин, шириной в одну БМПшку, ведущий к Шутулю.
   Оставив "колёса" и артиллерию в Анаве, командир полка решил поднимать всю "броню"
   в гору. Поначалу всё шло хорошо, а потом, пройдя метров 500, БМП встали впритык друг
   к другу, дальше хода не было. Получилось как в старинном присловье: "Танк Рено, ни - тпру,
   ни - но". Ребята пошли прямо по крышам бронетехники к месту высадки. Увы, мне не
   удалось подняться в горы. Получил приказ согнать БМП вниз, а это было вoзможно только
   задним ходом; построить колонну и отвести её в Анаву. Приказ есть приказ, но перед этим
   я получил и другой. С нами шли "зелёные". Мне предстояло в течении десятка минут
   выбрать радиста, снабдить его всем необходимым и отдать... афганцам, явившимся без
   связи. Выбор был невелик и пал на рядового Безрукова. Не путайте его с актёром, просто
   молодой воин с Волги, крепкий, спортивный и весёлый. Отдавать его в эту плохо
   управляемую и вечно голодную "банду" не очень-то хотелось, но я предполагал, что он
   всегда будет на связи. Сарбозы тоже прошли по крышам, на ходу выпрашивая что-нибудь
   "пожрать" у остававшихся водителей. Единственное, чем я мог "помочь" Безрукову -
   крепко пожать на прощание руку. Сказать, что в ходе рейда на душе лежал тяжёлый
   камень - значит, ничего не сказать. Когда я увидел его живым и невредимым, оборванным,
   похудевшим, но улыбающимся - хотелось кричать "ура". Скуп я был на награды, о чём
   теперь сожалею, но он стал сержантом, начальником экипажа. Были с ним "разногласия",
   за которые ему попадало, но в глубине сознания всегда стояло это его боевое крещение.
  
   АСТАХОВ.
  
   1985-й, декабрь. Полк готовился к зиме. По вечерам уже курились "буржуйские" дымки
   над дувалами. Редкие "вертушки" - а чаще солдатские спины - таскали на посты, с трудом
   добытые "дровишки". Таскали боеприпасы, воду, почту и новые радиоданные. Планово
   менялись смены на постах и в охранении, и уже пришла колонна, привезшая и зимнее
   обмундирование; всё рутинно шло к заморозкам и вдруг... Афганская разведка вроде
   доложила о сдаче почти сотни "духов" и "зелёные" отправились туда, на проклятый
   Писгоранский крест. Не то душманы и не собирались сдаваться, не то успели раньше, но
   союзников там "зажали" и им приходилось солоно, тем более, что силы противника
   увеличивались с каждым часом. Нам пришлось их выручать, полк подняли по тревоге.
   Подготовка к зиме связана с некоторой неразберихой, но через час-полтора колонна пылила
   к "пляжу" в Бараке - последнему афганскому гарнизону. Оттуда двигались по дну, уже
   по-зимнему обмелевшего Панджшера и по валунам Хазары. Гусеничная техника шла
  более-менее, а на колёсную страшно было смотреть, а ведь зарядная база устанавливалась на
   ГАЗ-66. Слава Богу, прорвались и... нас "зажали" тоже. Дело принимало суровый оборот.
   Вертолёты доставили десантников и сапёров из Чарикара; на нашу голову "свалилась"
   дивизионная опергруппа, всё ощутимей вырисовывались контуры большой операции.
   Зимнее обмундирование и боеприпасы перебрасывали "вертушки", а обратными рейсами
   забирали раненных и убитых. Не стану описывать детали боёв. Надеюсь, что это сделает
   тот, у кого память помоложе и впечатления посвежее, но здесь я впервые загонял
  командно-штабную БМП на гору, превышавшую её возможности; здесь впервые видел, как душманы
   и пакистанские инструкторы ходят в атаку; здесь погиб старший лейтенант Шахворостов,
   став посмертно Героем Советского Союза. Бояться и спать было некогда. Все выполняли
   свою задачу. Приказ поступил, как всегда, неожиданно. Из немногочисленных связистов
   выделить двух бойцов стрелками на СПС. Опираясь на целесообразность, наскребли и
   отправили. И случилось. 14-го декабря погиб Саша Астахов. Пули его не пощадили, а ведь
   ему оставалось служить всего-ничего.
   В конце-концов "духи" отступили и мы, спася "зелёных", с кровавыми злоключениями
   вернулись на зимние квартиры.
   На бетонной стеле у роты связи появилась надпись: "Астахов Александр Александрович"
   и - звёздочка, а Сашино тело улетело на Родину. Не знаю, уцелела ли та стела в Рухе, но так
   оборвалась ещё одна молодая жизнь. Саша Астахов всегда живёт в моей памяти.
  
  _____________________________
   БТР-152 - старый трёхосный бронетранспортёр на базе ЗИЛ-157, без броневой крыши.
   СПС - стрелковое полевое сооружение из подручного материала, в данном случае - из
   камней.

Оценка: 9.60*5  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017