ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Гончар Анатолий
Глухари

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


  
  
   Глухари.
  
   Позвонил мне друг: -" Намедни
   Глухариный ток
   Обнаружил я.
   Не медли,
   Приезжай, браток.
   Приезжай, не пожалеешь,
   Уйма мошника.
   Ну, так что же? Завтра?! Едешь?!
   Ну, давай, пока!"
  
   Сборы, собственно, недолги:
   Вещевой мешок,
   Да ружьё в салоне "Волги",
   Да на посошок...
   Нет, пожалуй, пить не буду-
   По утру за руль.
   Так, еще патронов груду
   С дробью номер нуль.
  
   Вот приехал. Солнце светит,
   Красота вокруг.
   У крыльца меня встречает
   Колька - старый друг:
   -"Сколько лет тебя не видел.
   Обниму дай, брат!
   Завтра рано утром выйдем...
   ...ты опять солдат?!
   Не сидится тебе дома?
   Что тебе война?
   Ах, бедовый, ты бедовый...
   Ну, а как жена?"
   "-Что жена? - я улыбнулся, -
   По чуть-чуть ворчит,
   Ждет живой что бы вернулся
   И во сне кричит...
   Только если, брат мой милый,
   Мне не воевать-
   Будет чаще над могилой
   Плакать чья-то мать.
   Но не будем о печали.
   Где же глухари?"
   Друг с улыбкой отвечает:
   "-Подожди зари".
  
   В разговорах день - мгновенье,
   Ночь накрыла скит.
   Будто наше нетерпенье
   Котелок скворчит.
   В котелке исходит паром
   Жирная уха.
   Мол, живем в лесу не даром.
   (Что таить греха).
  
   Подремать б неплохо малость
   Ну, да как проспим?
   И о том, о чём мечталось
   Тихо говорим.
  
   Вышли в ночь, ледок на лужах
   Тонким хрусталем.
   Чья-то тень безмолвно кружит
   Над высоким пнем.
   Небо чёрное в дробинах
   Высыпавших звезд.
   В бесконечности глубинах
   Тонет млечный мост.
   Волопас, Возничий, Лира,
   Рысь, Овен, Дракон,
   Рак, Пегас - картина мира,
   Вечный Рубикон.
  
   Снег - наждачка в грязных пятнах.
   Жухлая куга.
   Стонет тихо, непонятно
   Черная тайга.
   Вот пришли и, как в разведке,
   Замерли шаги.
   Глухари сидят на ветках
   В глубине тайги.
   На болотах молкнут звуки
   И внезапно: Тток!
   Будто шар катнули руки
   В костяной лоток.
   Понеслась чудная песня
   Над болотной мглой..
   Где же спрятался кудесник?
   За сухой сосной?
   Или там, за черной кочкой?
   Или среди мха?
  
   На поляну вышла "квочка"
   Слушать жениха.
   И ещё две опустились
   За высокий куст.
   -Тток, - опять шары скатились
   Мимо старых луз.
   Не дышу, стою не смея
   Сделать новый вдох.
   Руки медленно немеют...
   Бормотанье?! Ох!
   Раз прыжок, другой и замер.
   Слышен каждый хруст.
   Время Ч... включился таймер...
   -Ттак.
   Заветный куст
   С мошником под той сосною,
   Что у родника.
   Друг сказал: "-Спешить не стоит.
   Бить наверняка".
   -Тток, - скатился шар по лузе...
   ... проверяя счет.
   Непонятно что бормочет
   Старый счетовод.
   Бормотанье..., и не слышит
   Как крадется смерть.
   (Горизонт багровым вышит).
   Продолжая петь,
   Брови грозные насупил,
   Бородой трясет,
   Но к обеду будет в супе
   Смачным мясом, вот.
   Снова шаг, еще пол шага,
   Лужа подле ног.
   Из воды торчит коряга
   Будто чей-то рог.
   Но к концу подходят муки,
   Куст рукой подать.
   Тток и ттак несутся звуки.,
   Только не видать
   Мне певца в сплетенье веток.
   Где ты, черный хвост?
   И махнув: -" А, не в разведке!"
   Поднимаюсь в рост..
   Только треск, фонтан движенья.
   Оплошал, всё зря.
   Как в холодном отраженье
   Вижу глухаря.
   О ружье забыл и птицу
   Провожаю в даль.
   Будет друг теперь браниться,
   Вот и вся печаль.
   Не стрелял, но видел.
   Видел!!!
   Есть страна чудес!
   Нет, я друга не обидел.
   Этот чудный лес,
   Это утро, эту птицу
   Буду помнить я!
   И не будет друг сердиться,
   Он поймёт меня.
  
  
   Чувства.
  
   За горизонтом линии седые,
   Поля размыты космами воды,
   Крякухи разбежались молодые
   По зарослям колючей череды.
  
   Медовой краской заливало нивы,
   Ночная свежесть падала росой,
   Трясли кудрями, просыпаясь, ивы.
   Мужик к делянке поспешал с косой.
  
   И облака багровые лениво
   Глядели с неба на земную твердь.
   Кричали сойки жалостно-пугливо.
   Восток лиловый продолжал гореть.
  
   Ты отвернулась, тягостно молчанье.
   Нет, ничего, прошу, не говори.
   Забытое растаяло венчанье
   В холодных струях утренней зари.
   *
   В холодных струях утренней зари
   Уже тонули сизые низины.
   Звонили, пробуждаясь, звонари
   И наполнялись путников корзины,
   Кладовые открылись, магазины.
   Асфальт визжал под ножиком резины
   И за околицей дудели дудари.
  
   Закрыл глаза, задумался немного.
   Исчезло все, растаяло за миг.
   Исчезло всё - пространство и тревога,
   Лишь светлый путь -открытая дорога
   Как уходящий к горизонту бриг.
  
   Глаза открылись.
   Чудом из чудес
   Сверкало небо. Пятна золотые
   Покрыли долы, заводи и лес,
   И вишни, красным соком налитые.
   *
   И вишни, красным соком налитые
   Переливались красно-золотым.
   Я понимал: мы тоже не святые.
   И не считал давно себя святым.
  
   Здесь всё вокруг пустое наважденье:
   И облака, и всполохи зарниц,
   И этот гомон - чье-то пробужденье,
   И пение проснувшихся синиц,
   И шёпот ветра, и волны движенье.
   Всё призрачно и смутно как туман.
   Лишь прошлого пустое отраженье,
   Лишь прошлого растаявший обман.
  
   Ведь ты ушла, растаяла. Ни звука.
   Эй, отзовись, со мной поговори.
   В моей душе - обида, злость и мука
   Как розовые светят фонари.
   *
   Как розовые светят фонари
   Мне душу опуская в тьму и пламя
   И ревности чумные упыри
   Своей победы поднимают знамя.
  
   Туман ложится у подножья трав
   Белесым дымом путая луга.
   И я подумал: может, я не прав,
   Не тех рядах разыскивал врага?
  
   Мой враг не там. Мой враг- моё стремленье
   К душе твоей пробиться сквозь заслон.
   Но не пробился, шло сопротивленье.
   Нет, не поддался под атакой он.
  
   И меркло небо, падало Ярило,
   Разлив панно на озере цветное.
   И как проклятье княжило, царило
   В моём саду молчанье неземное.
   *
   В моем саду молчанье неземное.
   На ветках клена замерла душа.
   Тебя вдруг нет и стало все иное.
   Застыли мысли, чувства не дыша
   Катились в бездну мрака безвозвратно.
   И лишь собака выла за двором.
   Ушастый филин бормотал невнятно,
   Журавль колодца шевелил ведром.
   А вдалеке ползла по небосклону
   Большая туча, черная как ночь.
   И из груди моей хотелось стону
   На волю выйти и умчатся прочь.
  
   С раскатом грома возлетели мысли,
   Вдруг поманила душу вышина.
   И вновь все стихло.
   Чувства вновь зависли.
   Ни шороха, ни скрипа, тишина.
   *
   Ни шороха, ни скрипа, тишина.
   Нет ничего: ни звука, ни движенья.
   Мир отделила черная стена -
   Души моей усталой отраженье.
   С самим собой бесплотное сраженье.
   Паденье в бездну, что черным черна.
   Я никому довериться не смею .
   Любовной раной разрывает грудь.
   Отчаянью - полуночному змею
   К душе моей прокладывая путь.
  
   Я никому довериться не смею .
   Я сам себе судья и адвокат.
   Перед самим собой глаголю и немею,
   Сам самому коварный враг и брат.
  
   Из-за реки прохладой ледяною
   Дохнуло в спину.
   Одиноко мне.
   Трава пролила слезы по луне.
   И лишь цветы беседуют со мною.
   *
   И лишь цветы беседуют со мною,
   Подняв свой взор раскрыли лепестки.
   Я, как собака, от бессилья вою,
   Шальное сердце заковав в тиски.
   Подставил грудь под ветра дуновенье.
   Сам на себя и на тебя сержусь.
   Хочу вернуть ушедшее мгновенье,
   За прошлое без памяти держусь.
  
   Но прошлое ушло- не возвратится.
   Нам прошлого мгновенья не вернуть.
   Летит в зените голубая птица,
   Сердечной болью разрывая грудь.
  
   Над омутом раскрыла крылья чайка.
   На луг тумана пала седина.
   А за рекой бренчала балалайка
   О чем -то грустном.
   Не твоя вина...
   *
   О чем- то грустном.
   Не твоя вина
   Что этим утром все казалось серым:
   Убогий сад, убогая заря.
   Я обводил всё взором отупелым.
   Неужто, правда, было всё зазря?
   Неужто, правда, не было рассветов,
   Любовью полных? Не было ночей
   И не было восторженных ответов?
   И не было восторженных очей?
   Куда ушло всё? Было ли всё это
   Или приснилось? Сон или не сон?
   Игра теней, полутеней и света,
   Волненье сердца и восторга стон.
  
   Я лью на землю, не считая, слезы.
   Мне горестно, мне трудно, не дышу.
   Я ничего, прощаясь, не прошу.
   Я наступаю на шипы и розы.
   *
   Я наступаю на шипы и розы.
   Крови не замечаю на ногах.
   Гремят вдали рассерженные грозы
   И облака запутались в стогах.
  
   Мне тяжело.
   Желание укрыться
   Навек от света поднялось как тень.
   Не суждено моим мечтаньям сбыться,
   Мрак пустоты затягивает день.
  
   Мрак пустоты заполнил мои чувства,
   Глаза закрыты, неподвижна грудь.
   На сердце обесточено и пусто.
   Эй, кто-нибудь окликни, кто-нибудь.
  
   Холодным ветром с поля потянуло,
   Мне холодно как сердцу на снегу.
   Моя любовь рыдала и тонула...
   Я обвинить тебя не смею, не могу.
   *
   Я обвинить тебя не смею, не могу,
   Но от обиды завываю волком.
   И, ничего не понимая толком,
   Шлю в небеса проклятия врагу.
  
   Кого ругаю - сам не понимаю.
   Кому молюсь -не ведаю, увы.
   И, как Есенин, тупо обнимаю
   Холодный ясень.
   Очи синевы
   Меня пронзают, обдают потоком
   Стыдящих совесть, но горячих волн.
   Любовь сама уходит.
   Своим сроком
   На дно садится обветшавший чёлн.
  
   Я вытираю молчаливо слезы,
   Я сам на край вселенной убегу.
   Как паруса на дальнем берегу
   Шумят ветвями старые берёзы.
   *
   Шумят ветвями старые берёзы,
   Меня маня за грани бытия.
   Плывут по небу призрачные грезы,
   Где мы с тобою вместе, ты и я.
  
   Я простираю руки в неизвестность .
   Я простираю руки... только сон.
   Мне не нужна такая злая честность,
   Когда за словом раздаётся стон.
  
   Любовь сама уходит, значит время,
   Пора и нам куда-то уходить.
   И нечего препоны городить.
   Знать, не взошло посаженное семя.
  
   Стоят березы белые в снегу,
   Окутанные холодом прощанья.
   Забытое замерзло обещанье
   И плачут ивы там на берегу.
   *
   И плачут ивы там на берегу
   Мою, увы, оплакивая долю.
   Твою судьбу и чувства не неволю.
   Свою судьбу и чувства берегу.
  
   Пора расстаться. До чего же больно
   Саднят занозы стонущей души.
   Но плакать поздно и кричать довольно.
   Рубль золотой разменян на гроши.
  
   Я в тишине тону не трепыхаясь.
   В занозах сострадавшая душа.
   И грудь моя молчит, не поднимаясь,
   И легкие застыли, не дыша.
  
   Что здесь не так? Увы, не понимаю.
   Где был не прав? Не знаю, не пойму.
   Откуда я? Зачем и почему?
   Я был не прав? Наверное... не знаю...
   *
   Я был не прав? Наверное..., не знаю...
   Где я ошибся, подскажи, прости?!
   На волю, сердце сжавши, отпусти.
   Не доводи безумного до края.
  
   Куда ушло всё, утекло за грани,
   Растаяло, расплылось как мираж?
   И нас уже берут на абордаж
   И простирают мерзостные длани
   Потоки черной и нетленной лжи.
   Ты на прощанье что-нибудь скажи.
   Прощаю я и ты зла не держи.
   Меня и так прощанье больно ранит.
  
   В душе моей бушующей волною
   Течет любовь. Как к берегу грести?
   Моя душа покрылась сединою.
   Я был не прав, прости меня, прости.
   *
   Я был не прав, прости меня, прости.
   Но ты не слышишь.
   Я тебя прощаю.
   Любить тебя навеки обещаю.
   Любовь клянусь сквозь годы пронести.
   Но ты не слышишь. Догонять не смею.
   То, что ушло -нельзя остановить.
   И расставанью - тягостному змею
   Я позволяю соки мои пить.
  
   Ушла надежда бедрами качая,
   Растаяла как дымка в пустоте.
   И расставанье с тишиной венчая
   Роса слезой разлилась на листе.
  
   Шаги твои все дальше.
   Замирая
   Стучало сердце у меня в груди.
   Нет, я прошу, нет, нет, не уходи.
   Уходишь ты и мне не надо рая.
   *
   Уходишь ты и мне не надо рая.
   Зачем мне рай, когда он без тебя?
   Прими меня скорей, земля сырая.
   Я умираю трепетно любя.
  
   Я умираю, ухожу (возможно).
   Так где же ты? Приди, вернись, приди.
   Встань в изголовье тихо, осторожно
   И никуда уже не уходи.
  
   Но нет тебя, мольбы мои напрасны.
   Отринуть тлен, подняться и бежать.
   Великой мукой лавров не стяжать.
   Кому я нужен, тихий и несчастный?
  
   Любви вселенской тяжкое распятье
   Мне тяжело под звездами нести.
   Не посылай несчастному проклятья,
   Но оглянись, всплакни, перекрести....
   *
   Но оглянись, всплакни, перекрести....
   Моя судьба расколота на части.
   Любви, увы, я не смогу спасти,
   Не повернуть с дороги в одночасье...
  
   Я не приемлю бытие такое,
   Но не могу, не смею помешать.
   И поздно победить и оплошать,
   Уже другие пляшут за рекою.
  
   Там для других восторженные слоги
   Поют Орфеи, феи, соловьи.
   Там для других проложены дороги
   И там с другим следы идут твои.
  
   Увы, увы, вы тоже не святые.
   Мы все на сушу вышли из воды.
   И расползлись как зарево беды
   За горизонтом линии седые.
   *
   За горизонтом линии седые,
   В холодных струях утренней зари.
   И вишни, красным соком налитые,
   Как розовые светят фонари.
  
   В саду моем молчанье неземное:
   Ни шороха, ни скрипа, тишина.
   И лишь цветы беседуют со мною
   О чем то грустном.
   Не твоя вина...
  
   Я наступаю на шипы и розы
   И обвинить тебя не смею, не могу.
   Шумят ветвями старые берёзы
   И плачут ивы там, на берегу.
  
   Я был не прав? Наверное..., не знаю...
   Я был не прав, прости меня, прости.
   Уходишь ты и мне не надо рая.
   Но оглянись, всплакни, перекрести....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012