ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Бабин Владимир Сергеевич
Колёк Хохол

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]

  ...а на войне,как на войне...
  
  
  Все таки великая страна, увы была, - СССР. И дело даже не в мощи оружия. Дело в единении людей разных национальностей. Каждый гордился своей национальностью, спорил и доказывал ее преимущества, но как-то спокойно, без агрессии. И по национальному признаку частенько давали прозвища. Скажите пожалуйста, какое может быть прозвище у сержанта с фамилией Бадреддинов?
  Молоденькому воину в столовой не давали кружки для вечернего чаепития, но после того как просьба была подкреплена суровым "ЭТО НУЖНО ТАТАРИНУ" - искомое сразу выдавалось. Ибо Татарин - человек авторитетный, в боях закаленный, мужик одним словом.
  Или мой сержант Ефременко назывался, думаете как-то иначе чем Хохол? Щаз-з... ХОХОЛ, это его позывной, это его гордость! Потому как не далее чем вчера небольшая группа разведчиков разорвала в клочья, пусть тоже небольшую, но шибко отчаянную и злобную группу "духов", и отзвуки переговоров еще долго носились в воздухе...
  - Здеся 187-ой, Хохол. Давлю их, прикройте слева, - именно так, "здеся".
  Слева прикрыли, но основную работу сделал Хохол.
  Как сейчас прикажете относится, как прикажете делить национальности? Довелось мне разговаривать с ярым "нациком" жевто-блакытного разлива. Нефертити у него украинка, а русских вообще нет, так, лоскутная нация...
  Что-то меня не туда заносит.Что это я взялся нынешних недоумков-националистов сравнивать с моими братухами - Татарами, Хохлами, Молдаванами?..
  
  Командир хозвзвода прапорщик Колёк, то ли Тищенко, то ли Глушко, а попросту Хохол, прибыл в Афганистан второй раз после годичного перерыва - были и такие. И как он не рвался "защищать" апрельскую революцию на поле брани, досталось ему хозяйственное поле деятельности. Приказ, он и в Афганистане приказ.
  Обустроился Колёк Хохол по-хозяйски и отстроил собственными руками себе склад - каптерку из глины, проявив недюжинные знания архитектуры и строительную сметку. А глина просто под ногами лежала. Но главным украшением здания стала ДВЕРЬ. Мощная дверь, украшенная полосками металла, скреплявшими соединения досок. Одним словом, стараниями Хохла это здание, чудо архитектуры и строительного умения, стало достопримечательностью гарнизона. Сам комдив жал ему руку, хотя прапорщиков недолюбливал за пристрастие к "зеленому змию". И все бы шло себе своим чередом, если б не случился очередной обстрел.
  Любили "духи" популять по гарнизону " эРеСы". Это такой длинный снаряд с реактивным двигателем."Духи" его частенько пристраивали на деревянные треноги и так, на глазок, запускали в гарнизон. Безнаказанными, конечно, не оставались, но успевали запустить десяток смертоносных штучек. Тот обстрел, слава их Аллаху, особых бед не принес, но вошел в историю гарнизона по другому поводу, а фраза, сказанная кмдивом, надолго пошла гулять по гарнизону.
  Перед самым обстрелом Колёк, доведенный до отчаяния позывами своей физиологии, познакомился с симпатичной медсестрой из медсанбата. То ли Колёк был очень настойчив, то ли сильно поддал, но не срослось, не переросло их знакомство в большее чувство. Обиженный на весь свет Колёк ушел спать в свой архитектурный "изыск". А тут "духи" начали пулять. Совещание командиров ротного звена, проводившееся комдивом, было прервано. Я рванулся в модуль проконтролировать убытие личного состава в убежище. Бывали, знаете ли, ухари, любившие понаблюдать за этим зрелищем. Два щипящих, разбрызгивающих клочья пламени эРеСа, воткнулись прямиком в каптерку - склад Колька Хохла. Ответный огонь "Саушек" среагировал по боксерски быстро, обстрел прекратился, на обозримом пространстве раненых и убитых не было. Только сердце щемило при виде развалин на месте склада-каптерки, Колёк незадолго перед обстрелом на наших глазах, шатаясь, проследовал в нее. Сейчас на этом месте возвышалась груда развалин, и одиноко чудом уцелевшая дверь.
  Руководил раскопками сам комдив. В первую очередь мы начали растаскивать глыбы глины в комнате, где спал Колёк. Знали где искать, потому как захаживали мы туда, захаживали... остограмиться в тенечке. Увы, на кровати Колька не обнаружили.
  - Он точно был здесь? - ответить комдиву не успели, развалины, ранее бывшие непосредственно складом, зашевелились.
  Покрытый пылью, основательно податый и матерящийся, но невредимый, Хохол подошел к двери и начал ее отпирать. Представили? Груды развалин, одиноко стоящая дверь, вокруг мы, скорбящие от непоправимой беды, и Колёк Хохол, пытающийся открыть ту дверь ключом.
  - Эту группу военнослужащих б....ь даже эРеСы не берут - это фраза долго еще пересказывалась и передавалась далеко за пределами гарнизона.
  
  ЭРесы, "прошив" крышу, взорвались в помещении где должен быть спать Хохол, но он лег где попрохладнее, на пол в соседнем помещении. Мощная перегородка остановила смертоносные осколки.
  Ну, а Колёк добился впоследствии перевода на боевую должность. По рассказам друзей уехал домой с Красной Звездой.
  Дай Бог тебе долгих дней, Колёк Хохол.
  


По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012