ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Баранов Юрий Иванович
Рэкс

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:


Ю.И. Баранов

  
  

РЕКС

  
  
   Преподаватель метеорологии подполковник Гриценко любил говорить : " Я бомбера от истребителя и в бане отличу. Если шустрит, как сперматозоид папин : то под горячий душ, то под холодный; встал, сел; побежал, вернулся. Это истребитель. Они ведь - взлетел, сел. И весь полет. А у бомбера все солидно. Не шайка, а шаище, не кусочек мыла, а кусище. Если сядет, то не встанет, пока дело не сделает. Так и в полете. Если взлетел, то часов эдак на восемь - девять. А чего мелочиться" - А еще, задумчиво добавлял он - все, что между ног - не транспорт, намекая на то обстоятельство, что у истребителей между ног торчит ручка управления, которую только по недоразумению называют штурвалом.
   Витя Румянцев по прозвищу Рекс, не то чтобы очень хотел соответствовать этому определению бомбера, но так уж получалось, что, глядя на его массивную фигуру, крепко всаженную в плечи голову и щекастую физиономию, возникало ощущение надежности.
   При среднем росте он умудрялся выглядеть солидней причальной тумбы. Эдакий кнехт, который любой трос выдержит. Любое дело Витя делал так неторопливо, что казался полным флегматом, хотя реакция у него была отменная. Я сам видел, как в летной столовой он поймал на лету стакан, который смахнул кто-то из соседей. А ведь еще за мгновение до происшествия он задумчиво жевал свою котлету, и его голубые глаза смотрели на мир спокойно и мудро, хоть икону с него пиши. Правда, святости в нем было не более, чем в тормозной колодке, которую кладут под колесо, чтоб самолет самостоятельно не укатился.
   Почему к нему приклеилась кликуха Рекс, я понял только когда произошла у нас стычка с местной шпаной. Есть в Тамбове недалеко от вокзала район, который зовут - Белый бак.
   ......Приходи ко мне Маруся
   Я живу на Белом баке
   Опа, опа - жареные раки.
   В этот район курсанты "летки", как называли в Тамбове курсантов летного училища, в одиночку старались не ходить.
   С чего началась драка, никто не помнит. Но Витю в этой драке помнили все. Как в сказке. Правой рукой махнет - повалится улица. Левой махнет - переулочек.
  -- Делай р-р-раз!- приговаривал он, прикладывая кулачище к чьей-то физиономии.
  -- Делай два! - и противник валился на грязный асфальт.
  -- А глаза его пи этом светились детской наивной добротой и верой - в счастливое будущее человечества.
   - Потом мы пили мировую с супротивниками. - Ну и Рекс!
   - уважительно говорили они, поглядывая на Витю, и каждый тянулся к нему со своим стаканом. А потом мы катили Витю в училище. Катили самым настоящим образом. Положили на траву и покатили. Как тогда все обошлось? Я не знаю. Просто повезло. Как, впрочем, везло Вите постоянно. Да нет! По мелочам его даже наказывали, но в серьезных делах, фортуна ему улыбалась.
   Однажды взлетел наш Рекс в сухую и ясную погоду для отработки виражей с креном сорок пять градусов. Видимость миллион на миллион. Полный штиль. После взлета приспичило Вите посмотреть карту. А карта в планшете. А планшет в правом кармане кабины. Бросает Витя штурвал и тянет планшет из брезентового кармана. А планшет уголком зацепился за что-то и не вытаскивается. В это время тяжелый Ил-28 клюнул носом и медленно со скольжением на левое крыло пошел вниз. Штурманом у Вити был майор предпенсионного возраста по фамилии Лопата. Так вот, Лопата, чувствуя, что самолет почему-то снижается, спрашивает: что случилось?
   А Витя молча пыхтит - планшет достает.
   А самолет снижается. Сколько он снижался? Да секунд сорок.
   Но эти секунды штурману показались вечностью. Он успел в окошках внизу герань рассмотреть и узоры на занавесочках. И орал непрерывно:
   "Почему снижаемся?
   Что случилось?
   Ты что, чушка чугунная, не слышишь?
   Почему высоту теряем, болван ушастый?"
  -- Почему, почему?
  -- Потому, - сказал Витя, когда планшет достал.
  -- Взял штурвал и вывел самолет в горизонтальный полет.
   Отпилотировал он свои виражи, пришел домой. А штурман молчит. Ни слова, кроме положенных по радиообмену. Сел Витя, зарулил. А Лопата быстро - быстро, быстрее, чем положено майору предпенсионного возраста, по своей стремянке не землю соскочил. И ждет, когда Рекс соизволит спуститься. А Витя медленно- медленно по стремянке спускается, жмет технику руку, говори спасибо и только тогда поднимает свои чистые очи на штурмана. А Лопата, приплясывая и сгорая от желания врезать Рексу и справа и слева за пережитый страх, открывает рот, чтобы громко закричать :
   - "Ах! Ты сволочь пуленепробиваемая!
   Броневик недоделанный!
   Колодка тормозная!
   Щиток тормозной своей мамы!
   Прямоточный ЖРД!
   Булыжник безмозговый!
   Ты же чуть меня не убил".
   И вдруг старый майор видит Витины наивные и честные глаза, в которых плещется просто океан доброты, и все ругательства мгновенно прокисают, и остаются в нем, как перебродившее вино в бутылке.
  -- А-а-эх! - говорит штурман и со скоростью ветра мчится в курилку, где еще пятнадцать минут успокаивается, прежде чем закурить.
  -- А чего стоит случай с авианосцем.
  -- В Атлантике, на боевом патрулировании Витя нашел, наконец, авианосец. Естественно, американцы подняли палубные истребители. И один из них, лихой ковбой, подошел так близко, что КОУ закричал: Командир, мягче элеронами работай, а то элероны стучат и по фюзеляжу Янкеса.
  -- Ну и придурок.- Пробурчал Рекс.
  -- Как тут будешь мягче работать, если этот ковбой к плоскости снизу прилип, как дерьмо к подошве.
   Тут американец, видимо, понят, что перестарался и попытался отвалить от нашего ТУ-16. Но не рассчитал ширину крыла и рановато взял ручку на себя. В результате он снес себе полностью стабилизатор о переднюю кромку крыла нашего самолета. Естественно, поврежденным оказалось и крыло ТУ-16.
   Первое, что сказал Рекс, удерживая самолет: " Как же он сядет, этот бедный Йорик - жертва пьяного зачатья". И весь экипаж, несмотря на драматизм ситуации заржал. У Ту-16 топливные баки расположены в крыльях. Просто счастье, что при столкновении они не были повреждены. Повезло. Потом ребята говорили :" Если бы не Рекс. Рекс - везунчик".
   А потом? Потом оказалось, что мы состарились, ушли в запас. И очень долго я о Вите ничего не слышал.
   Однажды утром включил радио и услышал, как Майя Кристалинская поет:
   ...Опустела без тебя земля...
   В это время позвонил старый приятель и сказал: "Недавно умер Рекс - Витя Румянцев.
   Вдруг стало так душно, словно мне только что сообщили, что вымерли мамонты и они все поголовно были моими родственниками. А тут еще Кристалинская с этой песней.
   .... опустела без тебя земля.
  

июль 2005

   Кнехт - причальная тумба.
   ЖРД- жидкосно -реактивный двигатель
  
  
   4
  
  
   3
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012