ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Баранов Юрий Иванович
Ночной монолог

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:


Ю.И. Баранов

   НОЧНОЙ МОНОЛОГ
  
   А, черт! Опять сердце ноет. Не надо было на левый бок ложиться. А на какой прикажете лечь? На правом мне чертовщина всякая снится. Только на правый бок лягу, снится опять, как я в тумане сажусь. Посадочных огней даже после приземления не видел. Тормозили и лапами и хвостом. Остановились. А куда идти - не видно. Где вышка, сам черт не разберет. А со мной ещё пять " гавриков". У них жены, дети. Благо все тогда поняли, что сели чудом. Правак мне прикурить дает, а у самого руки дрожат. Тут нам бы всем на колени упасть и благодарить Господа Бога за то, что чудо явил. Так нет. Атеисты хреновы. Еще и шутили по этому поводу. Дескать, правак наш, видно, перерыв в опахивании женской половины гарнизона сделал. Он ведь у нас пахарь великий. Куда со своим оралом понесся? Ещё потеряешься в тумане. Лей здесь, на колесо. Это на счастье. В авиации всегда так делают.
   А потом, ко дню авиации наш командир полка, наконец, полковника получил. Подзывает он меня к себе на банкете и говорит: "Давай выпьем. Я ведь тебе этой звездочкой обязан. Когда туманчик сел, мне бы тебя на запасный аэродром отправить. Только тогда, нужно объявлять предпосылку к летному происшествию. Погоду ведь синоптики не угадали. А в этом случае, сам знаешь, полковничьих погон мне опять не видеть, как своих ушей. Вот я и дал тебе добро на посадку. Знал, справишься, не подведешь. Мне бы ему на голову эту водку вылить, а я возгордился, что похвалили меня.
   Сколько времени? Сколько-сколько? Ну, ни фига себе. А я все не сплю. Плюнуть бы на все. Уйти из армии, купить дачку и помидоры выращивать. Только ведь мы все и на гражданке белыми воронами смотримся. Там ведь все в у.е. измеряется. А мы все больше служить привыкли.
   Уснуть надо. Может это не сердце, а что-то другое ноет. Кто его знает. В молодости, чтоб уснуть, я овечек на лугу считал. Представляю себе белых овец на зеленом фоне и считаю. А потом взгляд во сне плавно поднимается над горизонтом, и начинаю я считать белые облака на синем-синем небе, пока окончательно не усну.
   А теперь не помогает. Как начну считать облака, так снова о своих проблемах...
   Что-то мне слишком часто особые случаи в полете снятся. Только засыпать начну, то один отказ, то другой. Естественно, вскакиваю и по ковру взбегаю на потолок, а оттуда сам на себя глаза таращу. Как там я пилотирую. Вот такое раздвоение личности. И капли пота по всему телу катятся. Я их чувствую.
   Помнится, пока дозаправку в воздухе проведешь, весь мокрый. Не только комбез, но и кожанка мокрая.
   А ты её, корову многотонную, штурвалом сантиметр туда, сантиметр сюда. Перчатки от пота мокрые. Потом отвалишь от танкера и счастливый сидишь, как лягушка в болоте. Разве, что не квакаешь от счастья. А до посадки ещё пилить несколько часов. Сидишь на жестком парашюте и, со временем, каждый прыщик на заднице открытой раной кажется. После такого полета на свой аэродром притопаешь, а домой сил нет идти. Однажды после ночных полетов уже подходим к ДОСу, молчим, а кто-то из ребят вдруг горестно так: - Эх! А ведь ещё жену опахивать, а то обидится.
   Да! Не каждая жена способна понять нашу службу. Я со своей, сколько промаялся. Шалава была натуральная. Когда бы не, прилетел, а её нет. И дочка не помеха. Оставляет малышку соседкам и на очередную гулянку. Видите ли, скучно ей. И разводиться не моги. Политотдел на страже.
  -- Вы, товарищ подполковник, разрушаете первичную ячейку социалистического общества.
  -- Я, что же терпеть должен?
  -- А вы измените свое отношение к жене. Больше уделяйте ей внимания. В художественную самодеятельность её определите.
  -- Да пошли вы все. Знаю я эту самодеятельность.
   Благо зам. нач. ПО хороший мужик был. Начальник политотдела ушел в отпуск, так он в его отсутствие, партийную характеристику для поступления в академию утвердил и глаза закрыл на развод.
   Разные жены бывают. У меня штурман был Слава Богданов. Так ему жена каждую субботу сама бутылку покупала. Да ещё и приговаривала: "Как же, у Славика такая работа нервная. Ему стресс снять нужно".
   Вот и снимал Славик стресс вначале по субботам, а потом чаще. Как она с ним не спилась...! Водочка многих наших ребят сгубила. И не только летающих. Был у меня инженер эскадрильи Коля Аникин. Хороший парень. Знающий. Академию закончил. И все нормально у него шло. Но однажды при заходе на посадку взорвалась турбина на его самолете. Экипаж сработал грамотно. Самолет посадили. Дырища величиной с письменный стол. Как они не загорелись, никто не знает. Коля, когда дырку узрел, чуть в обморок не упал. Он, бедный, каждый самолет так провожал, словно брат его родной летит. Но нельзя же в таком напряжении все время пребывать. Вот он и стал лечиться спиртом. В начале, понемногу, а потом до зеленых чертей. Работает, работает, а потом р-р-раз и сломался. Закрывается в эскадрильском домике сам - один с канистрочкой спирта и пьет бес передыху несколько дней. Ну, прикрывал я его, сколько мог. Жалко парня. А потом? А потом пришлось с ним расстаться.
   Сам бы рад расслабиться. Да не могу. Служба не дает. Гарнизон он ведь вроде поселка. Кроме полетов, боеготовности, ещё нужно жизнеобеспечением заниматься. Зимой котельные задолбали. Хоть сам кочегаром становись в каждую.
   Кочегарами у нас солдатики, а им все фиолетово. Пару лопат угля бросил и спать. В кочегарке тепло, а если кто-то мерзнет, то на это плевать. Вот мы все зимой и становимся то ли няньками, то ли сторожами при этих кочегарах.
   Однажды уголь привезли, который не горел. Поставками занимаются разные КЭУ, КЭЧ, а расхлебываемся мы. Пришлось мне из летного состава сформировать две бригады и отправить в тайгу на лесозаготовки. Дровами топили. Ну, а техсостав, естественно, на самолетах работал. Тут ещё штурманец Светин раскричался. Где это видано, чтобы летчики и штурманы лесорубами работали. Я, дескать, все это безобразие сфотографировал и отправлю фотографии в ООН. Пусть там посмотрят, как наши летчики боевой подготовкой занимаются. Все засуетились. Кинулись объяснять, как он не прав. А я вызвал Светина и говорю: "У вас, товарищ старший лейтенант, вероятно крыша съехала от философских раздумий о смысле жизни. Вы можете обращаться, хоть в лигу сексуальных реформ, от этого нашим семьям теплее не станет".
  -- Понял?
  -- Понял.
  -- Вот так-то.
   Может опять облака посчитать? Не помогает. Это у меня от предчувствий дурных. В последнее время летаем мало. Все учения на картах. Это называются КШУ. Командно-штабные учения. Какие к черту, дьяволу учения. Взлетели, сели. Помниться когда-то мы и в Атлантику и в Тихий океан ходили. Знали наперечет где, какой авианосец янкенсов находится. А теперь они - друзья наши заклятые, по нашим внутренним морям, как у себя дома гуляют.
   Недавно "Кити - Хок" перехватили. И чем? Су-24 фронтовой бомбардировщик. А сколько счастливых повизгиваний в прессе по этому поводу. Только дуракам не ясно, что обнаруживать авианосные группировки следует на дальних подступах. И делать это должны силы ВМФ и Дальняя Авиация.
   Господи! Да что же это я совсем расклеился. Не к добру это. Не к добру. Что там под лопаткой ноет? Завтра пишу рапорт на увольнение. Ну не завтра, так послезавтра. Ага! Звонок.
  -- Слушаю
  -- Понял. Машина вышла?
  -- Добро.
   Так я и думал - КШУ. Всех подняли по тревоге, я на ЗКП. Посидим под землей несколько суток, дыша собственными испражнениями. Поднимем несколько кораблей и повоюем, тыча указкой в карту.
   Ничего. Это привычней, чем дома.

Июль 2005

   КЭУ - квартирно-эксплуатационное управление
   КЭЧ- квартирно-эксплуатационная часть
   ЗКП- защищенный командный пункт
  

 Ваша оценка:

Печатный альманах "Искусство Войны" принимает подписку на 2010-й год.
По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@rambler.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2010