ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Лапшин Ю.М.
2 пдб 345 гв. опдп на заставах в Панджшере

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.60*31  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга уже давно готова, но никто не заинтересовался в её издании. Пусть люди читают хотя бы так.


   Ю.М. Лапшин
   "2 пдб 345 гв. опдп на заставах в Панджшере"
  
   Моя служба в Афгане в должности заместителя командира 345 гв. опдп без сомнения, как и для всех офицеров и солдат ВДВ, побывавших "за речкой", осталась в памяти как самое яркое, напряженное, запоминающееся событие жизни и службы. Хотя трудно назвать "событием" почти два года пребывания на войне. Прибыв в Баграм 14 мая 1987 года из г. Пскова с должности заместителя командира 234 гв. пдп, я сразу познакомился с первой особенностью службы, т.к. стал заместителем командира полка по ВДП, а по настоящему - вторым боевым замом. Во-вторых, командир полка В.А. Востротин обозначил мою должность и мои заботы еще и как "заместитель по режимным зонам". Это тоже было ново и необычно. А дело заключалось в том, что после Панджшерской операции, успешно проведенной в мае-июне 1982 г. для контроля важного во всех отношениях ущелья, была создана группировка советских войск со "столицами" н.п. Анава и н.п. Руха. Кишлак Анава стал на шесть долгих лет пунктом дислокации усиленного 2 парашютно-десантного батальона нашего полка. В Рухе с июня 1984 г. по февраль 1985 г. расположили 177 батальон спецназ (хотя правильное название - отряд, а еще специфичное для Афгана из-за маскировки название - омсб). Отряд вывели сначала в Гульбахор, а затем местом постоянного боевого применения его стали Газни. В 1984 г. танковый полк 108 мсд был переформирован в 682 мсп, который и встал в Рухе до мая 1988 г., когда советские войска покинули Панджшер.
   Стояли в Анаве и подразделения афганской армии, батальон 444 полка "коммандос" и в киш. Маликан батальон царандой. Отношения были дружественные. Наверно и сейчас в Анаве неподвижно стоит красный от ржавчины танк Т-34, который технари нашего батальона в свое время помогли отремонтировать. При мне он стоял в центре кишлака уже как памятник, но не дружбе. По воспоминаниям оперуполномоченного особого отдела Зубова Ю.В. в самый канун Панджшерской операции 1984 года удалось упредить мятеж афганских батальонов. По сигналу Ахмад Шаха они были готовы огнем 152 мм. гаубиц разгромить группировку. Были проведены аресты. 13 человек расстреляны. Афганцев из Анавы вывели.
   В повседневной жизни 2 батальон окрестили "Оперативной группировкой", а затем со временем это название прижилось и утвердилось и в официальных документах: приказах, рапортах и донесениях. Местные умельцы даже вырезали печать с таким названием и до сих пор, кое-кто из ветеранов батальона хранит бумаги, заверенные таким раритетом. И хотя термин "ОГ" скорее оперативно-стратегический никого это не смущало. Разве что новых людей.
   В состав 2 батальона помимо управления батальона, штатных 4, 5, 6 пдр и отдельных взводов (разведывательного, связи, минометного, зенитно-гранатометного, материального обеспечения) были приданы 7 парашютно-десантная рота, 3-я гаубичная батарея (гбатр) артдивизиона полка, огневой взвод самоходной батареи 2С9 "Нона" (сабатр) в составе 3-х установок и большая часть зенитно-ракетной батареи (зрабатр). Всего общая численность группировки достигала почти 500 человек, но это на бумаге звучит солидно, На самом деле за вычетом больных, раненых, людей из подразделений боевого и тылового обеспечения, механиков и водителей при технике, резерва для постов оставалось не так и много "штыков" Обычная численность солдат на постах составляла 12-15 человек. А постов на горных вершинах Панджшера на время моего прибытия в Анаву было 18 (с 3-го по 17, при этом в цифровой ряд попадали и посты с приставкой "А" - 7А, 8А, 12А). Четные порядковые номера были присвоены постам по северным вершинам ущелья, нечетные номера постам по южным склонам. Этими постами (или заставами, равно упоминаемые названия) батальон контролировал ущелье от кишлака Дехи-Нау, расположенного у входа в ущелье со стороны Чарикарской долины и на протяжении 12 километров в глубину. Частью застав батальон мог контролировать ущ. Шутуль, наиболее удобный и короткий путь для выхода бандформирований к Салангу для проведения засад и минирования на главной дороге Афганистана.
   Начиная с 18 заставы, охрану и контроль ущелья Панджшер на более чем 20 километров осуществляли "рухинцы".
   Надо сказать, что недостаток личного состава для ведения активных, интенсивных, маневренных боевых действий был постоянной головной болью командира полка. Не трудно посчитать, что с учетом отсутствия 2-го батальона, 7-ой роты, 3-ей гбатр находящихся в Панджшере, 3-ей роты и 1 гбатр, находящийся на охране и прикрытии аэродрома Баграм, полк регулярно выходил на боевые в составе двух батальонов двухротного состава, разведроты, одной батареи Д-30 и взвода 2С9. При этом скидок никто не делал, и задачи ставились как полнокровному полку. На ответственных операциях полк мог надеяться на усиление хотя бы артиллерией от Армии (системы Акация, Тюльпан, Град). Аналогичные проблемы возникали и в полках 103-ей гв. вдд.
   Так или иначе, но возложенные на него в Панджшере задачи 2 батальон выполнял успешно. Вот как они были сформулированы в текстовом решении комбата 2 пдб В.Г. Серебрякова для 15 сторожевой заставы: "... во взаимодействии с 13, 16, 17 ст. заставами:
   а) круглосуточно вести разведку наблюдением в районе ..., своевременно обнаруживать появление мятежников, предупреждать о них колонны и докладывать своим прямым начальникам;
   б) воспретить передвижение мятежников в ущелье Абдара;
   в) не допустить выхода мятежников для нападения и обстрела 13 и 17 ст. застав, группировки и киш. Анава;
   г) принимать решительные меры по уничтожению противника, особенно при нападении на ст. заставу, соседей и проходящие колонны;
   д) не допускать выхода мятежников для минирования дорог, организации засад с направлений: киш. Кар (9837)- киш. Тавах (0930) и киш. Кар - киш. Калача (9934)..."
   Для выполнения таких задач, как уже было сказано выше, заставы занимали господствующие вершины с отметками от 1700 до 2800 метров над уровнем моря. Количество ст. застав определялось общей обстановкой. По воспоминаниям комбата 2 пдб в 1983-1984 гг. А.Т. Михайловского после операции 1982 года от входа в ущелье было выставлено несколько застав, но затем людей сняли с вершин. На северном склоне оставили заставу на выс. 2547 г. Шуро (в последствии она получили номер 12). На южной стороне выставили заставу при входе в долину Фирадж. После Панджшерской операции 1984 года решением командования для контроля долины заставы были выставлены на всем протяжении. Огромнейший труд был вложен для оборудования их для боевой деятельности и более или менее сносных бытовых условий.
   Сами заставы занимали пяточек размером 100 на 100 метров где-то на вершине горы. В ход для оборудования шло все что можно. Прежде всего, камни, которые во множестве собирали вокруг и выкладывали ими открытые огневые точки, строения, защитные стенки от пуль. Окопы в скальном грунте буквально выдалбливались взрывным способом. Со временем окопы перекрывали бревнами, усиливали камнями и кое-где устанавливали стандартные бронеколпаки из инженерного комплекта. Бункера для жилья, приготовления и приема пищи, для бани, для боеприпасов выносили и обустраивали на склонах в сторону ущелья, т.е. в наиболее безопасные при нападении или обстреле места,
   Слово "блиндаж" применительно к постам в отличие от группировки в Анаве почему то не применялось. Наверно потому, что блиндаж это что-то вырытое в земле, а не втиснутое в скалу. Но даже в таких условиях думали о привычном для десантника. На многих постах вслед за столовой и баней сразу оборудовали спортгородки. Здесь в ход шло все, что попало под руку. Обязательно делалась перекладина, а штангу чаще делали, прикрепив траки гусениц танков к металлической трубе. Иногда комсомольцы какой-нибудь области или республики присылали шефские подарки. Помнится как комсомольцы Молдавии вместе с книгами, кроссовками, радиоприемниками, конвертами и грецкими орехами прислали гири и гантели. Часть подарков попало и в Анаву. Было забавно наблюдать, как в вертолет вместе с боеприпасами, водой и дровами грузят и двухпудовые гири, чтобы отправить на вершину, на заставу.
   Отдельно хотелось бы сказать про воду. Больше половины постов определялись нами как "безводные". Стояли настолько высоко и далеко, что сами гарнизоны этих постов носить воду из ручья или реки не могли. Вся надежда была на вертолетчиков, которые с разной степенью регулярности летали в группировку и уже с площадки Анавы доставляли грузы на вершины. Иногда из-за непогоды, низких облаков, сильного ветра вертушки долго не могли работать и тогда отрезанные от мира посты начинали экономить на всем. Берегли комплекты АКБ для радиостанций, экономили и воду. Да и так воду расходовали скудно. А для постов, которые имели возможность посылать группы за водой вниз, это превращалось в тяжелую, а порой и опасную работу.
   Вооружение застав приведу на примере, выставленной от 7 роты 11 ст. заставы: автоматы АК-74, АК-74н, АКС-74, АКС-74у -12 ед., ДШК-1 ед., АГС-17 -1 ед., ПТУРС-1 пусковая установка, РПГ-16-1 ед., ГП-25-1 шт., 82-мм миномет-1 ед.
   Другие заставы дополнительно имели КПВ или Утес вместо трофейных ДШК, 1-2 пулемета ПКМ, 1-2 пулемета РПКС-74, 1 снайперскую винтовку СВД. На заставы NN 7, 8, 9, 12, 12а, 13, 14, 15 и 16 вертолетами перебросили установки ЗУ-23, которые прекрасно себя зарекомендовали в Афганистане на постах и при охране колонн.
   Все необходимое для обустройства можно было забросить на вершину только вертолетами. Большое спасибо вертолетчикам 262 овэ, что они терпеливо сносили, когда им в кабину набивали бревна, рубероид, перебитые взрывчаткой рамы подорвавшихся машин, предназначенные для перекрытия окопов и оборудования крыш бункеров. И спасибо нашим предшественникам, тем, кто были первыми. И кто проделал такую тяжелейшую работу. Ничего не делается напрасно. Правильно говорили в Великую Отечественную: "Десять литров пота заменяют литр крови". Когда рвутся мины или свистят пули, ни один окоп не кажется очень глубоким. Из рапорта командира 2 батальона В.Г. Серебрякова об итогах боевых действий в период с 01 июня по 28 октября 1987 г. "...наши потери от огня противника, подрывов, нарушения мер безопасности составили 2 убитых и 21 раненых. Достигнуто уменьшение потерь. Для сравнения в зимнем периоде убито 3, ранено 26, контужено 7 человек. За летний период 1986 г. убито 7, ранено 28, контужено 18 человек".
   Боевая служба на заставах организовывалась решением командира батальона.: "... боевую службу на КП батальона, сторожевых заставах организовать в соответствие с требованиями приказа N 0135 Командующего 40 А и боевого устава Сухопутных войск (часть вторая). Боевую службу нести активно, упреждая намерения мятежников. Ежедневно на всех позициях ст. застав, во все подразделениях проводить по три часа занятий с л/с свободным от несения службы и один час практических занятий по подготовке нового суточного наряда боевого охранения, 1,5-2 часа выделять для ухода за вооружением, не менее 2 раз в течение суток проводить на позиции внезапные учебные тревоги и уточнять боевой расчет. ... Для несения службы на заставе назначать суточный наряд в составе: дежурный по заставе, 3-4 дневальных-наблюдателя и парный патруль. В ночное время и условиях ограниченной видимости при дежурных огневых средствах должно нести службу не менее 2-3 чел. личного состава ..."
   И каждый солдат знал, где его позиция, при необходимости вид оружия в порядке взаимозаменяемости, направление и сектор стрельбы. Бывало, что случалось и не предвиденное и не оговоренное. Так получилось на 9 заставе в декабре 1987 года. Спланированное нападение душманов на группу из 3-х человек, спустившуюся за водой к ручью. Шквальный огонь по заставе с одной стороны. Наблюдатель, выставленный для прикрытия группы, бежит на свою огневую точку, а в это время с другой стороны солдат у воды расстреливают в упор подобравшиеся и спрятавшиеся ночью в камнях, в засаде духи. И ушел враг без возмездия, и оружие убитых унесли. Прискорбно.
   Обычная тактика духов при нападении за заставы (применяю здесь привычное для нас слово "дух", а не "моджахед" как начали называть сейчас). Тщательное наблюдение за заставой в течение нескольких дней, изучение режима жизни, боевой деятельности, намечаются скрытые подступы и огневые позиции. Пытаются установить возможные проходы и не минированные участки, тропы перед позициями. Отмечают слабые места в обороне и поведении л/с заставы. Несколько ночей подносятся и складируются минометные мины, выстрелы для безоткатного орудия. Планируются отвлекающие и сковывающие действия. Учитывают и приход вертолетов. Если основной целью являются "вертушки" при работе по постам, то нападение утром. Если цель урон или захват заставы, то нападение за час до сумерек, чтобы в темноте отойти, вынести оружие, убитых и раненых. Обычно такие нападения планировались высшим руководством душманов, иногда с привлечением нескольких групп или даже отрядов.
   Более частыми и в любое время суток были нападения группы с 1 ДШК, 1 минометом или только со стрелковым оружием. Ночь духи воевали неохотно, объяснение наверно в том, что огневые точки по вспышкам быстро засекались и подавлялись. Целью таких нападений ставилось поддержание напряжения в районе ущелья, проверка в реальном бою молодого пополнения, а иногда и месть за что-нибудь. Вмешивалась и политика, когда одна из сторон объявляла, например, о перемирии или наступление периода посевной или уборки урожая. В такие периоды иногда неделями не звучали выстрелы. Усиливались нападения при проведении нашими войсками крупных операции, таких как операция "Магистраль" и прорыв блокады округа Хост. Противник пользовался ситуацией, отсутствием большей части войск и активизировался. Усиливались обстрелы авиабазы Баграм. Для 2 батальона напряженными были январь-март 1987 г. и декабрь того же года. Только 26 декабря 1987 г. противник выложил по группировке в Анаве до сотни минометных мин.
   Сказывалась для отдельных застав и близость мест базирования духов. И далеко ходить врагу не надо, и боеприпасы легче подать. У командиров наших застав даже существовал своеобразный рейтинг того, какие посты спокойные, а какие не очень. Доставалось всем, но в моей памяти отложилось, что наиболее часто подвергались нападениям и обстрелам 8, 9, 12, 14, 15, 16 заставы. Особо проблемной была 15 ст. застава. И расположена она была не очень удачно. Нижняя 17 застава прикрыть ее со стороны ущелья Абдара и киш. Кар не могла. А верхняя 13 застава могла прикрывать только с выносных позиций, куда духи не допускали огнем с соседних склонов хребта.
   Обстоятельства боя 11 июня 1987 г. до сих пор помню во всех подробностях. Классическая схема нападения. В 17-30 весь личный состав собирается в бункере-столовой. Начинается обстрел из безоткатного орудия, минометов, стрелкового оружия, РПГ. Одновременно огнем сковывается 13 застава. Личный состав 15 заставы разбегается по позициям. Командир заставы командир взвода 6 пдр лейтенант Валерий Козин и его помощник сержант Михаил Матвеев забегают на КП и почти тут же, точно в амбразуру, попадает снаряд безоткатного орудия. Люди погибают сразу, бункер обрушается. Но мы этого пока не знаем. Радиостанция командира разбита. Откуда бьют пост, не знаем и пытаемся вслепую бить артиллерией по заранее пристреленным участкам сосредоточенного огня вокруг заставы. БМП-2 огнем из пушек крошат камни над 13 заставой, чтобы подавить снайперов. Бой идет уже час, но нет ни связи с постом, ни подавить огонь противник не можем. Разведвзвод батальона и новый личный состав для возможной замены раненых на БТРах выдвигается к подножью хребта, на котором стоит 15 застава и начинает подъем. С наступлением темноты противник прекращает огонь и отходит. Когда разведвзвод вышел на вершину к заставе и начал разбор обвалившегося бункера, еще теплилась надежда, что найдем раненого. К сожалению, командир и его помощник погибли сразу. Шестерых раненых вывели и вынесли вниз к БТР и далее в медпункт батальона.. Тела погибших утром с поста забрала вертушка. 15 застава в который раз оправдала свою дурную славу. В августе 1986 года при попытке противником захватить ее героически погиб командир заставы командир взвода 6 роты лейтенант Юрий Тюбекин. Еще ранее, в декабре 1985 г. при схожих обстоятельствах на заставе погиб командир заставы заместитель командира 6 роты по политчасти ст. лейтенант Игорь Мокросноп.
   Служба на заставах была трудна не только своей опасностью. Лично уверен, что любой солдат, просидевший на посту даже полгода уже достоин награды, как минимум медали за "Боевые заслуги". А ведь большинство десантников 2 батальона ушли на вершины Панджшера и вернулись на "большую землю" только при увольнении в запас. Находясь на постах на высотах под 3000 метров, они в полной мере испытали и дикую жару летом и лютые холода зимой, и ветер с песком или снежной крупой, и проливные дожди, когда молнии вонзаются в соседние вершины.
   Самое трудное это обыденность. Заместитель командира 6 пдр С.А. Подгорнов уже по прошествии стольких лет рассказывал свое состояние на 16 заставе. Как поднялся туда, так и спустился через год. "Иной раз хотелось в луну стрелять. Иногда днем уходил с заставы, хотя это категорически запрещалось, и бродил по соседним склонам. Не пугали ни мины, ни духи, ни наказание комбата. Наверно был бы рад, если бы меня отозвали в группировку чтобы отругать и наказать. Изо дня в день одни и те же лица, одни и те же события. И однообразные консервы. Знакомые до каждого камешка горы вокруг в мареве жары. Почти все время тратили на строительство окопов и дотов. Даже новую площадку для посадки Ми-8 на склоне построили, лето потратили, но сажали на эту площадку вертушки всего два раза. Вертолетчики боялись лопастями задеть склон. Обстреливали нас часто. Застава прикрывала направление со стороны тавахской петли, на которой духи часто нападали на рухинские колонны. Тогда, поддерживая бой пехота, открывали огонь и мы. Зная это, противник всегда выставлял против нас сковывающую, отвлекающую группу Застава была боевой и боеготовой. До сих пор горжусь за похвалу командира полка В.А. Востротина и комбата В.Г. Серебрякова. Когда последний для показа боевой готовности дал трем заставам цели для поражения ПТУРСом, только я и сделал в течение минуты пуск, т.к. установка у меня всегда стояла в готовности. Пусть эту маленькую победу только я и помню, но вспомнить приятно ...".
   Наверно поэтому служба на заставах, да и все что связано с Афганом так отложилась в головах и сердцах всех солдат и офицеров, прошедших через ту войну. То, что дается без трудностей и переживаний в памяти не остается.
   2 парашютно-десантный батальон был выведен их долины реки и ущелья Панджшер 19 мая 1988 года.

Оценка: 6.60*31  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015