ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Феськов Виталий Иванович
449-й отдельный батальон тропосферной связи на земле Афганистана

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 6.26*24  Ваша оценка:


Декабрь 1979 года: как это начиналось

(449-й отдельный батальон тропосферной связи на земле Афганистана)

30-летию начала афганской войны посвящается

   1. Краткая история батальона
   449-й отдельный батальон тропосферной связи (в/ч 42066) создан в начале 1968 года в Уральске (был известен в этом городе как "зачаганский") и подчинен 5-й отдельной бригаде связи ВГК (в/ч 41483, штаб - Алма-Ата, Малая Станица). На его вооружении поступили тяжелые тропосферные станции Р-408. Уже в августе того же года батальон участвовал в операции "Дунай" (ввод советских войск на территорию Чехословакии) - при этом понес потери: погиб рядовой Данилов Юрий Владимирович. Интересен тот факт, что спустя 11 лет в совершенно другом регионе и в другом государстве батальон опять сошелся с той воинской частью, с которой встречался ещё на чехословацкой земле - 149-м гвардейским мотострелковым полком.
   В дальнейшем - как до афганских событий, так и после них - батальон участвовал в многочисленных учениях, проводимых как на территории Среднеазиатского и Туркестанского округов, так и в других регионах - Белоруссии, Забайкалье, Монголии, Северном Кавказе. Такой широкий диапазон применения батальона видимо объясняется неравнодушным отношением к нему тогдашнего начальника Войск связи маршала войск связи А.И. Белова и близостью к 29-му Научно-исследовательскому полигону связи, расположенному также в Уральске. Именно к апробированию многих новых разработок этого полигона батальон имел самое непосредственное отношение (в частности, к внедрению в войска тяжелой тропосферной станции Р-410 и её новой модификации Р-410М "Диагноз" - он первый в Вооруженных Силах получил их на вооружение).
   2. Батальон в декабре 1979 года
   По состоянию на 1 декабря батальон имел следующий состав:
   1. Управление батальона:
   - командир - майор А.М. Гончаров;
   - начальник штаба - майор Н.В. Соловьев;
   - заместитель по технической части - капитан Ю.М. Ромахин;
   - заместитель по политической части - майор Михайленко;
   - заместитель по тылу - майор В.И. Ильин;
   - старший инженер - капитан П.Н. Боровой;
   - парторг - капитан В. Лачимов;
   - помощник начальника штаба - ст. лейтенант Ю. Зыков;
   - начальник вещевой и продовольственной службы - лейтенант А. Сарайкин;
   - начальник автомобильной службы - ст. лейтенант С. Кулаков;
   - начальник финансовой службы - ст. лейтенант А. Усов;
   - секретарь организации ВЛКСМ - лейтенант Г. Дубовик.
   2. 1-я рота тропосферных станций:
   - командир роты - капитан Б. Поборченко
   - 1-й взвод (экипаж) - лейтенант М. Кривомазов
   - 2-й взвод (экипаж) - ст. лейтенант В. Герасимов
   - 3-й взвод (экипаж) - ст. лейтенант В. Розов
   - 4-й взвод (экипаж) - ст. лейтенант В. Плющиков
   - 5-й взвод (экипаж) - ст. прапорщик В. Трушин
   3. 2-я рота тропосферных станций:
   - командир роты - капитан Е. Баженов
   - 1-й взвод (экипаж) - лейтенант А. Яшинский
   - 2-й взвод (экипаж) - ст. лейтенант В. Михайлов
   - 3-й взвод (экипаж) - лейтенант С. Дьяков
   - 4-й взвод (экипаж) - ст. лейтенант В. Булатов
   - 5-й взвод (экипаж) - прапорщик В. Скутельник
   3. 3-я рота тропосферных станций:
   - командир роты - ст. лейтенант П. Круковский
   - 1-й взвод (экипаж) - ст. лейтенант А. Новопольцев
   - 2-й взвод (экипаж) - вакантная
   - 3-й взвод (экипаж) - лейтенант В. Бельчиков
   - 4-й взвод (экипаж) - лейтенант С. Кондратьев;
   - 5-й взвод (экипаж) - ст. прапорщик В. Киянский.
   4. Взвод дальней связи:
   - командир взвода - лейтенант В. Феськов
   - 3-й экипаж - прапорщик П. Кувшинов;
   - 5-й экипаж - прапорщик С. Спирин;
   - 6-й экипаж - прапорщик А. Алёхин;
   - 1, 2, 4-й экипажи - начальников не имели (должности исполняли ефрейтор Дмитриев, рядовые Лапонькин и Шашелевич);
   - радиостанция Р-140 (на ЗиЛ-157) - прапорщик В. Завальницкий;
   - ПУРЛ - пункт управления радиорелейной линией (на Урал-375).
   5. Ремонтный взвод - ст. прапорщик В. Герасимчук.
   6. Хозяйственный взвод - ст. прапорщик Р. Фаезов.
   7. Медпункт - капитан А. Чеховский и фельдшер прапорщик В. Калягин.
   8. Столовая - прапорщик Н. Загорулько.
   Батальон только начал плановые занятия зимнего учебного периода, получив молодое пополнение и почти завершив демобилизацию выслуживших свой срок - при этом сменилось более 50% солдат и сержантов. Надо отметить, что ушедшие в запас были очень хорошо подготовлены, особенно механики станций и водители, причем значительную часть из них составляли военнослужащие немецкой национальности. На смену им прибыли довольно неплохо подготовленные, но не имеющие опыта, механики из Муромской учебки связи, а также водители, которые в подавляющем своем большинстве были призваны из Средней Азии и Закавказья. Среди которых только единицы были более-менее подготовлены, а остальные не имели фактически никакого опыта вождения тяжелых автомобилей с прицепами (что в дальнейшем аукнулось при совершении батальоном маршей по горам в Узбекистане и Афганистане). Личным составом батальон был укомплектован примерно на 80% от штата, а техникой - фактически на 100%. В составе экипажей тропосферных станций (взводов) по штату должно было быть 11 человек:
   - начальник станции - командир взвода (для 1, 2, 3, 4-го экипажей роты - ст. лейтенант, для 5-го экипажа - ст. прапорщик);
   - техник станции - 1 (прапорщик)
   - ст. механик - 1 (ефрейтор)
   - механик - 2 (рядовой)
   - техник - начальник ЭСУ (электросиловых устройств) - 1 (прапорщик)
   - командир отделения - водитель-электрик - 1 (сержант)
   - водители-электрики - 3 (рядовые).
   Однако же реально экипажи имели по 7-9 человек: почти отсутствовали прапорщики, а также некоторые механики. Еще хуже было во взводе дальней связи - по штату в каждой аппаратной П-257-12К (на ЗиЛ-131) должно было быть 4 человека (начальник, ст. механик, механик и водитель-электрик), а имелось в лучшем случае 3, причем в трех аппаратных имелось только по одному механику - к работе на них приходилось привлекать более-менее толковых водителей (в дальнейшем один из них - рядовой Войнов - по результатам афганских событий был награжден медалью).
   В состав каждой из 15 тропосферных станций Р-410, состоявших на вооружении батальона, входили:
   - аппаратная (на базе Урал-375);
   - 2 антенные машины (на базе ЗиЛ-131) с прицепами 2ПН-4 (антенные зеркала);
   - машина обслуживания (кунг - "бытовка" на базе ЗиЛ-131);
   - 2 дизельные электростанции 20 квт на прицепах 2-ПН-4.
   Эти станции были 2-х типов: Р-410-5,5 (способные изменять высоту подъема антенных зеркал на 3 секции) и Р-410-7,5 с одной секцией (5,5 и 7,5 - это диаметр зеркала антенны). Последние имелись в 1-й (1 станция) и 3-й роте (3 станции).
   Для обслуживания деятельности имелось порядка 10 грузовых автомобилей ГАЗ-66, ЗиЛ-130, Урал-375 (в т.ч. для перевозки кабеля) - некоторые с прицепами 2 ПН-4, а также 3 бензовоза (1 Урал-375 и 2 ЗиЛ-131), ПАРМ (на 3 автомобилях Зил-131), ПУРЛ (на Урал-375), водовозка (на ЗиЛ-130), 2 кухни на прицепах 2-ПН-2 и пр.
   3. Начало
   К моменту поступления сигнала на приведение батальона в боевую готовность (примерно 02.00 12 декабря 1979 года) проходили круглосуточные тактико-строевые занятия в 1-й и 3-й роте (почти все их станции были развернуты на укороченных дистанциях) и во взводе дальней связи, поэтому первыми на погрузку в ж.д. эшелон отправились все станции 2-й роты, 2 станции 3-й роты, 3-й и 6-й экипажи П-257, радиостанция Р-140: примерно в 09.10 первый эшелон уже тронулся в путь. А спустя 3 часа в пути были уже и оставшиеся подразделения батальона. Батальоном в это время руководил майор Соловьев (комбат Алексей Михайлович Гончаров находился в отпуске - он встретил батальон уже в Самарканде). Батальон убыл фактически со всей штатной техникой и Боевым знаменем. В ППД для охраны городка, складов и техники "НЗ" осталось очень незначительная часть личного состава: примерно человек 40, включая офицеров и прапорщиков (начальник финансовой службы, помощник начальника штаба, секретарь комитета ВЛКСМ и другие) под общим командованием заместителя командира батальона по тылу майора Ильина.
   Оба эшелона шли в сторону южной границы шли со скоростью курьерских - уже 15 декабря они разгрузились в Самарканде. В пути основной версией таких событий было предположительная заварушка с Ираном - и лишь после разгрузки в Самарканде на совещании офицеров комбат указал Афганистан. Через пару дней батальон приступил к маршу своим ходом по маршруту Самарканд - Гузар - Термез (это примерно 400 км, включая около 200 по горам). Вот где аукнулась почти нулевая выучка многих молодых водителей - хотя и старались рядом с каждым посадить офицера или прапорщика, на все почти 80 машин их просто не было, а молодые механики станций в роли старших машин были слабой надеждой. Этот марш вылился по времени в двое суток и более 10 серьезно выведенных из строя автомобилей (закипевшие с прогоревшими прокладками и с пробитыми "кулаком" блоками), не считая более мелких повреждений автомобилей (потекшие радиаторы, разбитые фары и габариты и пр.), помятых антенных и других прицепов. Уже в Термезе героическими усилиями ремонтного взвода и старослужащих водителей из рот и взводов удалось восстановить почти всю технику (за исключением 3-4 машин с разбитыми или лопнувшими размороженными блоками - морозы тоже имели место быть). Батальон расположился на полигоне 108-й мотострелковой дивизии (недалеко от будущей переправы через Аму-Дарью), где личному составу были выданы каски, а также на каждый экипаж по 1 пулемету РПД и гранатомету РПГ-2 (почему без выстрелов к нему). Вечером 25 декабря часть батальона (5 экипажей 1-й роты и 3 экипажа 2-й роты, 2 экипажа П-257, радиостанция Р-140 и часть подразделений обслуживания) под командованием комбата выдвинулась к понтонной переправе и в составе колонн 108-й дивизии направились по маршруту Хульм - Айбак - Пули-Хумри - Кабул. Чуть позже по тому же маршруту, но с ответвлением на Кундуз, отправились еще 2 экипажа Р-410 3-й роты и 2 аппаратные П-257. В итоге батальон был распределен по 4 точкам:
   - в Кабуле под руководством комроты-1 капитана Поборченко стали 3 станции Р-410 (ст. лейтенанта Михайлова, лейтенанта Кривомазова и ст. прапорщика Трушина) с двумя аппаратными П-257 (под общим руководством прапорщика Кувшинова), радиостанция Р-140 - здесь также находился заместитель командира по технической части капитан Ромахин;
   - в Пули-Хумри группу из 5 экипажей Р-410 (ст. лейтенантов Розова, Герасимова и Плющикова, лейтенанта Яшинского и прапорщика Скутельника) и двух аппаратных П-257 (прапорщиков Спирина и Алехина) возглавил комроты-2 капитан Баженов - и здесь же находился комбат майор Гончаров (который периодически бывал и в Кабуле);
   - в Кундузе встали 2 станции Р-410 (ст. лейтенанта Новопольцева - он же старший группы, лейтенанта Бельчикова) и 1-й экипаж П-257 (лейтенант Феськов) - здесь старшим точки был замполит майор Михайленко;
   - в Термезе под руководством комроты-3 ст. лейтенанта Круковского расположились остальные 5 станций (экипажи старшего лейтенанта Булатова, лейтенантов Дьякова и Кондратьева, старшего прапорщика Киянского и один экипаж 3-й роты без начальника) и 2 аппаратные П-257 (2-й и 4-й экипажи под общим руководством заместителя комвзвода ефрейтора Дмитриева) - здесь же был штаб батальона под началом майора Соловьева (чуть позже стали в Термезе и некоторые аппаратные из состава 1049-го узлового батальона связи 5-й бригады, дислоцированного в Алма-Ате - в/ч 46104).
   4. Боевая работа
   Боевая задача батальону ставили комбриг-5 полковник Мешанский и начальник штаба бригады подполковник Рагузин (в дальнейшем генерал-майор войск связи). Она заключалась в следующем:
   - обеспечить устойчивую связь по тропосферной линии Термез - Пули-Хумри - Кабул по двум стволам с уплотнением их 12-канальной аппаратурой дальней связи П-302 (итого 24 канала связи);
   - обеспечить устойчивую связь по тропосферной линии Термез - Кундуз с уплотнением 12-канальной аппаратурой дальней связи П-302 (12 каналов связи);
   - обеспечить устойчивую связь по тропосферной линии Пули-Хумри - Кундуз с уплотнением 12-канальной аппаратурой дальней связи П-302 (12 каналов связи).
   Последняя задача оказалась невыполнимой вследствие полностью не подходящего для организации тропосферной связи рельефа местности и отсутствие острой необходимости в этой связи. Впрочем, и на направлении Термез - Пули-Хумри - Кабул изначально тоже было далеко не все гладко из-за того же рельефа: приходилось менять точки развертывания станций, пока не были найдены оптимальные места их расположений. Особенно досталось станциям в Пули-Хумри: высокая гора с крутым склоном и крошечными площадками, скалистый грунт, который не брали механизмы для вворачивания анкерных колов для антенных растяжек, сильные ветра, грозившие уронить выдвинутые фактически на все 3 секции антенные мачты с зеркалами и отражателями. Даже для того, чтобы поднять на эти горы машины и прицепы с зеркалами и электростанциями, приходилось отдельно загонять автомобили (причем зачастую задним ходом) и потом лебедками затаскивать прицепы. Поменяли места станции и в Кабуле, и в Термезе (последнее их место - рядом с ипподромом), и в Кундузе (первоначально они стояли рядом со штабом 56-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады на окраине аэродрома, а затем после неоднократных обстрелов с гор перебрались на поле вблизи здания аэропорта). Для охраны точек батальона на территории Афганистана были выделены подразделения от мотострелковых частей 108-й и 201-й дивизий на БМП-1. Всего на обеспечении связи было задействовано 10 станций Р-410 и 4 аппаратные П-257 (остальные использовались в качестве резерва, что оказалось в дальнейшем весьма кстати).
   Заслуга личного состава 449-го батальона в том, что он обеспечил качественную связь там, где по всем существующим тогда теоретическим канонам её быть не могло (в первую очередь это касается интервала Термез - Пули-Хумри): научные работники из военных НИИ в дальнейшем исследовали сей феномен и пришли к заключению, что это новое открытие в сфере распространения радиоволн через тропосферу в горной местности. Но это было потом - а тогда в тяжелых условиях первой ласточкой успеха стал выход 28 декабря 1979 года на связь с Термезом экипажа Р-410 лейтенанта Александра Яшинского. Сначала неустойчивая, с большим уровнем шумов - но уже связь. В дальнейшем с помощью юстировок антенн, регулировки высоты их мачт, смены их места развертывания и т.д. удалось добиться неплохого качества каналов связи, уже подходивших под их закрытие засекречивающей аппаратурой. Первоначально по каналам этих линий действовала и правительственная связь (в дальнейшем рядом с бывшими станциями батальона, переданными в 40-ю армию, были развернуты станции Р-410 батальона правительственной станции КГБ СССР). Кроме того, линии станций Р-410, построенные батальоном, были единственным видом устойчивой связи (помимо радиосвязи) на земле Афганистана - ни их собратья тропосферные станции Р-412, ни радиорелейные, ни проводные средства по разным причинам (зачастую от них не зависящих) обеспечить связь на таких расстояниях не могли. Так, собрат 449-го батальона по 5-й бригаде - 577-й отдельный радиорелейный батальон (в/ч 77047), имевший на вооружении радиорелейные станции Р-404 и входивший в Афганистан на несколько дней позже по другому направлению через Кушку, организовать связь не смог и был почти сразу же выведен в место своей дислокации туркменский город Геок-Тепе.
   Молодые механики батальона в боевых условиях быстро приобрели опыт, и начальники станций, после тяжелейших первых 7-10 дней круглосуточной изнурительной работы в период установления и регулировки связи, уже могли многим из них доверить несение боевого дежурства. Не меньшая нагрузка выпала и водителям экипажей - на их долю пришлось несение дежурства на электростанциях, охрана станций и оборудование позиций, ремонт автомобилей, вышедших из строя в ходе маршей, и другие вопросы обеспечения.
   В сложных условиях действовал и тыл батальона - больших усилий стоило офицерам и прапорщикам обеспечить повседневную деятельность экипажей: добрым словом можно вспомнить лейтенанта Сарайкина, прапорщиков Дендерю, Фаезова, Баранова, Загорулько, Мустафина и оказывающего им посильную помощь парторга батальона капитана Лачимова.
   5. Завершение и итоги
   1 марта 1980 года поступило распоряжение о выводе батальона в Союз и передачи построенных линий частям связи 40-й армии. В результате 230-му отдельному радиорелейно-кабельному батальону 40-й армии (его при этом переименовали в тропосферный) были переданы все 10 введенных в ДРА станций Р-410 и 4 аппаратных П-257. Вместе с ними из батальона были переведены в состав 230-го около 30 человек, включая 5 офицеров (старшие лейтенанты Михайлов, Герасимов, Новопольцев, Плющиков и лейтенант Кривомазов) и 4 прапорщиков (В. Гололобов, Ш. Куандыков, С. Алехин, С. Ткачев), остальные были сержанты и рядовые - механики станций и аппаратных. В Термез 11 марта вернулись все водители и некоторые офицеры с этих станций, а также вся техника и личный состав тыловых подразделений и управления батальона. Но этим афганская эпопея батальона не закончилась: в Термезе на связи оставались стоять 3 станции Р-410 и 2 аппаратные П-257 (одна резервная), сведенные в 3-ю роту теперь уже капитана Круковского. В Уральск к месту постоянной дислокации урезанный батальон отправился уже одним небольшим эшелоном и с темпами гораздо меньшими, чем ехал на юг. Лишь месяца через 4 началось его укомплектование новыми станциями Р-410М "Диагноз" и аппаратными дальней связи П-258 (уже 24-канальными).
   3-я рота батальона еще год выполняла свою задачу в Термезе: точка находилась рядом с ипподромом прямо возле рядов колючей проволоки, обозначавшей границу. За это время сменился целый ряд начальников станций (ст. лейтенанты А. Яшинский и А. Донченко, лейтенанты С. Дьяков, А. Талицын и В. Феськов). И лишь 2 апреля 1981 года все находившиеся на связи в Термезе станции Р-410 были переданы личному составу 630-го отдельного батальона тропосферной связи (в/ч 83394) - собрату по 5-й бригаде. Личный состав 3-х экипажей под руководством лейтенанта Феськова с 3 автомобилями обслуживания и 2 аппаратными П-257 эшелоном убыл в Уральск.
   Анализируя все тогдашние события с высоты прожитых лет можно сделать некоторые выводы по тому, как в той ситуации выглядели люди и техника батальона.
   По итогам боевой деятельности батальон не понес потерь, если не считать некоторых простреленных аппаратных машин, колес автомобилей и зеркал антенн. Правительственных наград сразу же были удостоены 14 офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат батальона: капитан Баженов и лейтенант Яшинский были награждены медалями "За боевые заслуги", а остальные - "За отличие в воинской службе" 1 и 2 степени. Правда, официально участие батальона в афганских событиях получило подтверждение спустя несколько лет, но лишь некоторые были награждены советскими и афганскими орденами и медалями, поскольку многих к этому времени жизнь разбросала по разным местам.
   Командир батальона хоть и ввязался в драку с опозданием, с честью вышел из нее. Загодя заложенная им основа обучения и созданный коллектив позволили выполнить поставленные задачи. С полной нагрузкой действовали такие опытные офицеры и прапорщики, как капитаны Баженов, Боровой и Поборченко, старшие лейтенанты Круковский, Розов и Михайлов, лейтенанты Яшинский и Бельчиков, прапорщики Киянский, Трушин и Кувшинов. Память сохранила и некоторые из фамилий солдат и сержантов, достойных упоминания - русские Дмитриев, Монов и Войнов, белорусы Лапонькин и Шашелевич, немец Груберт, узбек Омонов.
  
  
   23.12.2009 Феськов Виталий Иванович
   подполковник запаса, участник интернациональной помощи народу Афганистана
  
  

Оценка: 6.26*24  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017