ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Бронников Андрей Эдуардович
Памяти Героя России Евгения Сергеева

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.26*28  Ваша оценка:


  
   ПАМЯТИ ГЕРОЯ РОССИИ ЕВГЕНИЯ СЕРГЕЕВА
  
  
  
   В страстную пятницу, 25 апреля, умер ветеран и легенда спецназа ГРУ Евгений Георгиевич Сергеев. Яркая личность, принципиальный офицер, именно он добыл первые "Стингеры", что послужило основой международной операции блестяще проведённой ГРУ по пресечению каналов поставки оружия, потому что кроме собственно оружия были взяты и ценнейшие документы. Подробности операции до сих пор засекречены. Евгению должны были дать Звезду Героя. На чашу весов были положены профессионализм и героизм офицера с одной стороны, и сиюминутные дисциплинарные мелочи. Как зачастую бывает перевесило последнее. Но, главное, Судьба хранила его. Судьба хранила его и в чеченскую кампанию, даже тогда, когда весь отряд погиб под руинами взорванного дома, а он, выйдя по нужде на минуту, единственный остался жив и это было поставлено ему в вину (хоть и косвенно). Это казалось чудом..., но вот случилось....после четвёртого выстрела черствости и несправедливости. Инфаркт...
  
  
  
   * * * * * *
  
  
  
   В морозном ноябре 1980 года с новенькими лейтенантскими погонами на плечах и тяжеленным чемоданом в руках я брёл по населенному пункту со странным названием Борзя Читинской области. К этому моменту я уже понял, что хотя в предписании и был указан этот городок, но нужной мне в/ части 55433 там не было. Более того, никто и слыхом не слыхивал о дислокации воздушно - десантной части хотя бы радиусе ста километров. Я был растерян и подавлен. Это было просто чудо, когда возле магазина я обнаружил санитарный ГАЗ -66, а за рулём солдатика с голубыми погонами и парашютиками в петлицах. А уж то, что машина принадлежала в\ч 55433 и вовсе казалось фантастикой. Деловой до полного безразличия к окружающим немолодой старший лейтенант медицинской службы без лишних разговоров запихал меня кунг и тут же забыл обо мне. Целый день я болтался в машине и глубоким вечером полностью обессиленный и деморализованный, в обнимку со своим чемоданом вывалился возле единственного ДОСа. Старший лейтенант полностью меня проигнорировав, рысью убежал в свою уютную (наверное) квартиру. Машина уехала. К тому времени, будучи 22- летним лейтенантом, я ещё и офицером то себя не успел почувствовать. Скорее чувствуя себя курсантом 5 го курса, вырванным из привычной среды, пребывал в полной растерянности. По звездным воротам опознал КПП и, миновав его, стал подниматься вверх по бетонной дорожке. Мимо проходили офицеры, в лучшем случае уделяя мне внимание фразами что - то вроде "о, новенький!", шли дальше. На мой робкий вопрос "где штаб?", какой - то капитан махнул рукой в неопределенном направлении и тоже ушёл, после этого стало совсем уж тоскливо. Откуда - то сзади я услышал радостный и знакомый голос. Я оглянулся. Ко мне бежал с распростёртыми объятиями невысокого роста старший лейтенант Евгений Сергеев, и это меня удивило вдвойне. Обладая занозистым характером, в училище он не баловал нас первокурсников особым вниманием, а скорее наоборот - игнорировал. А тут... С возгласом: - Наконец - то своих дождались! - кинулся обниматься и жать мне руку. Понимая, видимо, моё состояние ободрил: - Не дрейфь, сейчас всё устроим. Перехватив проходящего мимо бойца, всучил ему мой чемодан и распорядился: - Ко мне его и быстро! Взял меня под руку и тут же начал вводить в курс дела, рассказывая о вакансиях, характеризуя ротных и давая полезные советы. Из его пространного монолога я не запомнил ни слова, но... Но! Но я почувствовал себя в своей среде и начал успокаиваться. В холодной и неуютной комнате офицерской общаги сидел ещё и Борька Месяцев, тоже мой однокашник, (к слову сказать, несколько лет назад умер тоже от сердечного приступа). Стали заходить "бывалые" офицеры, как выяснилось в дальнейшем выпускники Киевского ВОКУ, прибывшие месяцем ранее. Но на этом забота Жени обо мне не закончилась. Того же бойца он отправил в расположение своей роты и через несколько минут я стал обладателем койко - места. Я был просто счастлив, потому что теперь знал, где я буду ночевать. На столе появилась сковорода жареной картошки и ещё какая - то снедь, организованная моим опекуном. Мужики сели рядком на койке напротив, выжидательно глядя на меня, а я, спохватившись, достал из чемодана две бутылки водки. Женя, назидательно подняв указательный палец, вверх сказал; - Вот! Я же говорил! Ну не мог выпускник 9 роты РВДКУ приехать с пустыми руками! В комнате у Жени Сергеева я прожил несколько дней, окруженный его заботой и вниманием. Потом была ещё почти годичная совместная служба с командиром группы роты минирования старшим лейтенантом Сергеевым, но это были уже серые будни. А этот небольшой эпизод до сих пор тёплым огоньком тлеет в моем сердце, не позволяя мне забыть Женю, Евгения Георгиевича Сергеева.
   Возвращаясь в свои далёкие курсантские годы, порой я чувствую себя провидцем, теперь уже зная судьбы тех с кем учился, дружил или служил, только вот... только вот предупредить их ни о чём не могу. Вот и сейчас я мысленно стою в строю увольняемых 9 роты на осмотре у дежурного по части. Рядом со мной четверокурсник Сергеев в коротко подрезанной шинели и тщательно отглаженных клешах с юношеским вызывающим взглядом - всё в лучших традициях роты факультета иностранных языков. Я смотрю на него и знаю, какая ему выпадет нелёгкая судьба, но нельзя сказать - незавидная. То, что в двух войнах не удалось сделать ни "духам", ни "чехам" удалось человеческой несправедливости и равнодушию, в которых, наверное, есть и наша доля. Прости нас за это, Евгений Георгиевич.
   .......................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................................
   Практически каждое воскресенье я хожу в церковь и ставлю свечу по ушедшим родственникам, близким, друзьям и сослуживцам. Список стал настолько большим, что в памяти всех стало трудно удержать и пришлось его перенести на бумагу и вот прибавилось ещё одно имя. Третьего июня будет уже сорок дней...хотя что есть сорок дней перед лицом вечности...
  

& ПАМЯТИ ЕВГЕНИЯ СЕРГЕЕВА

Оценка: 9.26*28  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018