ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Буковский Сергей Викторович
Набоков

[Регистрация] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Найти] [Построения]
 Ваша оценка:

  
  
Траектория судьбы                                                                  С. Буковский
  
  

 

  

 

  

Набоков

  

Огромное влияние на формирование Виталия Крайнова, как личности, оказал Набоков Анатолий Алексеевич - преподаватель топографии, специальной тактики и курса выживания в экстремальных условиях. Анатолий Алексеевич, человек широкой души, делился с каждым учеником самыми сокровенными тонкостями науки. При этом никогда не выказывал своего превосходства в знаниях, а по-отечески подводил учеников к принятию правильных решений в обстановке любой сложности.

  

Вот один из ярких примеров "набоковской" науки по морально-психологической подготовке слушателей. 1975 год, середина апреля, СКЗ (специальное комплексное занятие), суточный выход слушателей на выполнение учебного задания.

  

Группа, преодолев за ночь 17 километров, вышла к охраняемому участку шоссе, где при попытке скрытного перехода шоссе была обнаружена и обстреляна "противником".

  

В этом случае, по плану занятия, группа должна была уходить на запасной пункт сбора (ЗПС), что удлиняло маршрут еще на 12-14 километров. Командир группы доложил об этом по рации посреднику и увел группу на ЗПС.

  

На ЗПС группа пришла с большим опозданием и предельно уставшая. Сказывались и моральная усталость от того, что группа была обнаружена, и проделанные лишние километры. У многих разведчиков ноги были истерты в кровь. Единственным желанием у всех было сесть в машину и добраться до базы, где их ждали баня, горячая пища и постель.

  

Вместо команды "в машину" преподаватель Анатолий Набоков подал команду "в одну шеренгу становись", что в конец расстроило слушателей, и они с ворчанием построились.

  

- Товарищи, в ходе СКЗ с одной из наших групп случилась беда...

  

- Случайно захватили "Бычий глаз" и женскую баню?..

  

- Отставить шутки!.. У них двое ребят получили серьезные ранения. Учишь вас, учишь... а вы все равно куда-нибудь да вляпаетесь... Необходимо помочь группе срочно доставить раненых к ближайшей шоссейке. Туда прибудет "скорая помощь". Группа от вас в девяти километрах... Как поступим, товарищи?

  

Слушатели, нахмурившись, удрученно молчали. После непродолжительной паузы заговорили разом, выказывая свое недовольство и возмущение:

  

- Товарищ майор, они что, не могут сами справиться?..

  

- Пока мы до них дотопаем...

  

- У самих сапоги кровью хлюпают...

  

- Надо у Центра помощь просить... 

  

Набоков дал возможность слушателям высказаться и подал команду "становись": "Кто желает помочь своим товарищам - два шага вперед. Остальные в машину - едете в Балашиху..."

  

Пауза была долгой и мучительной. Каждый делал свой выбор и принимал решение за себя. В гробовой тишине вся группа сделала два шага вперед...

  

Набоков поблагодарил слушателей за проявленную заботу о своих товарищах и... к большой радости обучаемых, дал команду "в машину, возвращаемся домой, ребятки".

  

Этот маленький эпизод возвысил каждого слушателя в собственных глазах и в глазах своих товарищей, еще более сплотил учебную группу. И таких эпизодов...было, было, было.

  

 

  

Однажды, во время занятий по выживанию, Анатолий Алексеевич сделал следующее. По ходу лекции он, продолжая излагать материал, взял стакан, налил в него из графина воды. Обычное дело - человек захотел пить. Набоков ставит стакан на стол, достает из портфеля металлическую банку, открывает ее и ставит рядом со стаканом. По классной комнате поплыл запах гуталина. Затем достает из портфеля обычную чайную ложечку и, на глазах изумленных слушателей, кладет в стакан несколько ложек гуталина.

  

- Добровольцы на коктейль есть? - обратился Набоков к аудитории, помешивая ложечкой черную жижу в стакане. Добровольцев не оказалось.

  

- Правильно, - заключил Анатолий Алексеевич, - я тоже пока воздержусь - не время.

  

Затем он извлек из портфеля коробочку с какими-то коричневыми таблетками. Достал одну и бросил ее в стакан. Послышалось легкое шипение. Раствор стал потихонечку светлеть сверху вниз. Через несколько минут весь гуталин собрался на изрядно раздувшейся таблетке, осевшей на дне стакана. Набоков поднял стакан, демонстрируя эффект действия таблетки.

  

- Обратите внимание, две трети стакана занимает чистая питьевая вода. А гуталин поглощен таблеткой. Теперь эту воду можно пить. Вам более не предлагаю. Вкушу сей плод моего труда сам.

  

С этими словами Набоков сделал несколько глотков.

  

Анатолий Набоков был одним из разработчиков средств по обеззараживания воды и улучшению ее качества. Стояла задача: обеспечить группы спецназа средствами, позволяющими делать из непригодной для питья воды питьевую. И эта задача была успешно выполнена.

  

В июле 1980 года в Афганистане, будучи командиром отряда специального назначения "Урал", Анатолий Алексеевич дал мастер-класс. Ввиду того, что в Афганистане, особенно в летний период, свирепствуют всевозможные инфекционные заболевания, стал архиважным вопрос чистой питьевой воды. Отряд был снабжен индивидуальными устройствами обеззараживания питьевой воды: пластиковая трубка диаметром до двух сантиметров и длиной двадцать пять сантиметров, начиненная фильтрующими и обеззараживающими материалами.

  

Но устройство - устройством, а своя задница ближе к теме. Мало ли, что на заборе написано! Итак, внимание, мастер-класс. Мэтр дает команду нескольким чекистам разуться и пройтись по пылищи и грязищи босиком. Понятное дело, там где-то кто-то плюнул, там когда-то "присела" птичка, там - ослик. Служивые, опять же, "приседали". После променада Набоков рекомендует этой босоногой гвардии вымыть ноги в тазике с водой дегтярным мылом. Один "стахановец" даже носки свои в тазу простирнул. Для полного, так сказать, ублажения командира. Ставят это корыто, наполненное продуктом священного омовения стоп, перед Набоковым. Мол, командир, любой каприз! И тут мэтр извлекает "волшебную палочку", опускает ее одним концом в тазик, другой конец пригубил, и, с явными признаками удовольствия на лице, стал лакать жижу из корыта. Сёрб-сёрб - уровень жижи опустился ниже. Сёрб-сёрб - еще ниже... Отчетливые разводы на стенках тазика давали свои грязные свидетельские показания. Лица чекистов вытягиваются, морщатся, перекашиваются, доходят до точки кипения и... как говорится, делай, как я! Или - дурной пример заразителен. Эта трубка уберегла многих спецназовцев от желтухи, амебиаза, дизентерии, тифа. А в первую очередь от обезвоживания организма.

  

 

  

***

  

Была у Набокова одна, но пламенная страсть - музыка. Впрочем, почему была? Есть как есть - жива-живёхонька. С ней, как водится, и помирать будет - дай ему Бог здоровья и долгия лета... Причины возникновения этой страсти у Набокова современной науке не известны. По версии одной старенькой австрийской гармошки с венским строем, хорошо знававшей семейство Набоковых, в детстве Толика осенила Муза. Эта Муза, позычив у соседей по селу, вложила ему в руки лиру в виде рассохшейся семиструнной гитары с проржавевшими струнами. Соседи же и показали, как берутся аккорда - целых три, и все минорные! Цепкие пальчики десятилетнего пионера-первопроходца принялись усердно извлекать из инструмента звуки, складывать звуки в мелодии и... натирать о ржавые струны кровяные мозоли.

  

Пионер-первопроходец - масло масляное? Ан нет! Пионером Толик был в школьной организации, а первопроходцем - в семье и, бери выше, в родном украинском селе Мурованные Куриловцы. Это следует из показаний гармошки-австриячки: "... Других музыкантов в округе в то время, не наблюдалось..."

  

 Молодое дарование было в восторге! Соседи тоже, ибо получили возможность слушать песни на заказ, а их гитара преобразилась: струны сияли начищенной медью, колки держали строй, корпус из разбитого корыта преобразился в божественную фигуру Музы, которая вложила в руки ребенка позыченную лиру в виде рассохшейся гитары. Квинтовый круг траектории судьбы замкнулся.

  

Австрийская гармошка была благодарна Музе за осенение мальца, но гитару недолюбливала. Ибо, как всякая женщина, оспаривающая пальму первенства, ревновала его к соперницам. Быть второй - удел не первых.

  

Гармошку купили в базарный день: подержанную, австрийскую, с венским строем. Купили дёшево - за две синеньких. Синенькая - купюра достоинством в пять советских рублей... по-ученому. Пришли с матерью на базар за спичками... И тут Толя услышал знакомую мелодию песни:

  

 

  
Снова замерло все до рассвета,
  
Дверь не скрипнет, не вспыхнет огонь.
  
Только слышно, на улице где-то
  
Одинокая бродит гармонь...
  

 

  

 Потянул маму за рукав в направлении гармониста. Им оказался парнишка чуть постарше Толи, и при нем отец-фронтовик...

  

Придя домой Толя первым делом принялся наигрывать услышанную песню. Сначала на гитаре. Гитара послушно вторила руке музыканта. Затем - на гармошке. И тут гармошка, как пить дать, приревновав музыканта к гитаре, стала выкидывать коленца: растягиваешь меха - выдает один звук, сжимаешь - другой.

  

- Зараза австрийская! Ничего, победа будет за нами! - выплеснул эмоцию маэстро. К вечеру зараза сдалась на милость победителя, раскусившего ее чуждое советскому музыканту венское нутро.

  

 

  
Веет с поля ночная прохлада,
  
С яблонь цвет облетает густой...
  
Ты признайся, кого тебе надо,
  
Ты скажи, гармонист молодой?..
  

 

  

 Дальше - больше: отец купил Толе роскошный, по тем временам, баян "Кремине" Закарпатской фабрики музыкальных инструментов.

  

- Вот это машина! - восхищался Анатолий, пробегая пальцами правой руки по пуговицам клавиш хроматического звукоряда инструмента. Пальцы левой руки осваивали басовые кнопки, извлекая в нужный момент гармоничные аккорды. Под воздействием воздушной струи, посылаемой мехами, притаившиеся в чреве баяна металлические пластинки оживали, щебеча язычками, каждая на свой лад.

  

Баян, по его гофрированному убеждению, названный так в честь древнерусского певца-сказителя вещего Бояна, был, по-своему, философ. Первое, что он сделал, - опроверг расхожее умозаключение "Язык мой - враг мой". Ибо заливался многоязычием голосов на все лады, а врагов не наживал. Наоборот, обретал все больше и больше поклонников. Одни вечера танцев, теперь регулярно устраиваемые в сельском клубе, чего стоили! Без него - никак!

  

Второе, разбил в пух и прах лозунг: "Болтун - находка для шпиона!" Ибо болтал напропалую, а шпионов среди слушателей его болтовни не обнаруживал. Но об этом баян молчал в чехольчик. Кому охота менять судьбу первого парня на деревне на судьбу лагерного запевалы?

  

Особой гордостью баяна было его новаторство в области этимологии и фразеологии. Например, слово "заколебал" благодаря живому участию баяна приобрело революционно-новое, неповторимо-устойчивое значение. Действия человека, то и дело достающего вас своей глупостью, можно сравнить с монотонными колебательными движениями мехов баяна. Такому говорят: "Ты меня заколебал!". Другой пример, еще более яркий и заразительный, связан, опять-таки, с движением мехов: выражение "Туда-сюда, обратно - тебе и мне приятно". В смысле нет движения мехов - нет приятной музыки. Ну, выражение "движенье - жизнь" и так понятно - тоже баяновское. В настоящее время баян-лингвист работает над устойчивым словосочетанием "на фига козе баян, а попу гармошка". Процесс идет нормально...

  

И все же лингвистика это так - баловство. Главное - покорение все новых и новых музыкальных вершин. Баян с маэстро жили душа в душу и покорили множество вершин, как, впрочем, и женских сердец, на брудершафт. Шли годы, Анатолий, будучи студентом Одесского фармацевтического института, освоил игру на домре и контрабасе. Участвовал и побеждал в составе секстета - музыкальной группы на областных конкурсах среди художественных коллективов.

  

Муза, в свое время осенившая дитя и взявшая над ним шефство, привела Набокова в Комитет государственной безопасности. Привела не как маленького несмышленыша - взяв за ручку, а как зрелого парня - взяв прямо за кадык: голосовые связки по-ученому. Пел тенором в областном хоре, был замечен, взят на карандаш, проверен, привлечен...

  

Вскоре баяну пришлось освоить французский язык. А куда денешься, когда твой хозяин стал слушателем курсов Высшей Краснознаменной школы имени Дзержинского, где, помимо прочего, он усиленно изучал французский?! Баян был счастлив. Еще бы! Не многим инструментам в те годы выпадала возможность аккомпанировать французские песни. И не заезженную "Марсельезу", а шансон! Его любимой песней была песня Сальваторе Адамо "Tombe la neige" - "Падает снег" по-нашему.

  

 

  
Tombe la neige.
  
Tu ne viendras pas ce soir.
  
Tombe la neige,
  
Et mon coeur s"habille de noir.
  
 
  
Ce soyeux cortège,
  
            Tout en larmes blanches.
  
            L"oiseau sur la branche
  
            Pleure le sortilège...
  
 
  
"Tu ne viendras pas ce soir", -
  
Me crie mon désespoir.
  
Mais tombe la neige
  
Impassible manège...
  
 
  
Падает снег.
  
Ты не придешь этим вечером.
  
Падает снег,
  
И мое сердце одевается в черное.
  
Это шелковое шествие
  
Все в белых слезах.
  
Птица на ветке
  
Оплакивает эти чары...
  
 
  
"Ты не придешь этим вечером", -
  
Мне кричит мое отчаяние.
  
Но падает снег
  
Безучастной каруселью...
  

 

  

По мнению баяна, Анатолий и невесту себе подобрал прежде всего по той причине, что невеста была с богатым приданым - гитарой-семистрункой. Единственное, чего так и не смог понять баян своими раскинутыми мехами, как маэстро удалось достигнуть таких вершин музыкального олимпа, руководствуясь исключительно слухом и смекалкой, при полном отсутствии знаний нотной грамоты. А ведь баян был отнюдь не глуп. Он даже понимал смысл слов "нотариальная контора", "нота протеста"... Понять "игру вслепую" в прямом смысле было выше баяновских сил.

  

В походах баян подменяла гитара. Ну кто из КУОСовцев не помнит горную подготовку в Кировакане и песни под набоковскую гитару у костра! А Ташкент восьмидесятого, когда спецкоманда "Урал", следуя в Демократическую Республику Афганистан, собравшись под крылом Ила, слушала песню "Белые крылья" в исполнении своего командира полковника Анатолия Набокова!

  

 

  
Снежные хлопья
  
Садятся неслышно,
  
Может быть, снова
  
Цветёт наша вишня.
  
Ветви, как крылья,
  
Слегка встрепенулись,
  
Может быть, лебеди
  
В зиму вернулись.
  
Белые крылья,
  
Белые крылья,
  
Белые крылья -
  
Полёт неземной.
  
Мы ведь любили,
  
Мы ведь любили,
  
Мы ведь любили
  
Друг друга весной...
  

 

  

Набоков пел, и как пел - Ободзинский, не меньше! А уж какой отдушиной была гитара вдали от Родины, в Афганистане!.. В московском доме терпеливо ожидал своего хозяина баян "Кремине"...

  

По сообщению надежного источника - владельца баяна Анатолия Набокова, баян-пенсионер в отличной форме и совсем не прочь намять бока: погонять меха - по-ученому.

  

 

  

 http://ser-buk.com/


 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012