ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Быстров Борис Владимирович
Монтаж и работа Абз

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:

  МОНТАЖ И ЭКСПЛУАТАЦИЯ АСФАЛЬТОБЕТ0ННОГО ЗАВОДА В КАНДАГАРЕ
  
  За декабрь месяц 1987г. афганские монтажники смонтировали около 20% конструкций завода и в последних числах декабря вернулись в Кабул. Больше в Кандагаре они не появлялись. Из всей строительной бригады остались лишь два афганских рабочих: монтажник Гафар Боши и электрик Навруз. Самостоятельно вести монтаж они не могли, поскольку завод был новой, неизвестной им конструкции, а читать сборочные чертежи они не умели. Оставались на заводе не более трех десятков афганских солдат - срочников, призванных из Кабула, и почти всех имевших высшее инженерное образование. Но никто из них не изъявил желания использовать свои знания при монтаже, все они довольствовались исполнением номинально своих функций как солдат или чернорабочих. Руководил этим объектом полковник Рахмад Шах, который также не проявлял ни какой инициативы по выполнению плана ввода АБЗ в строй. В обязанность ему также было вверено руководить отсыпкой дорожного полотна по трассе от Кандагара до аэропорта. Для этого в его распоряжении имелось более трех десятков всевозможных дорожно-строительных машин, кроме личного состава были водители и механики по этим машинам, но и здесь работы практически не велись.
  9 января 1988г. командование КЭУ направило в оперативную группу по Кандагару в распоряжение полковника Козина А.С. двух офицеров проектно - сметной группы майора Быстрова Б.В. и капитана Коробова С.А. Задача состояла в определении, что необходимо для завершения монтажа и пуска в строй АБЗ. Разобравшись с состоянием дел на объекте, проверив наличие конструкций, узлов и деталей, а также проектной документации к заводу, офицеры представили полковнику Козину подробный доклад о том, что необходимо предпринять для завершения монтажа и пуска завода. Самым необходимым была присылка из Кабула специалистов-монтажников, наладчиков, сварщика и крановщика автокрана. Но именно этот вопрос руководство министерства строительства РА не могло решать - в Кабуле не находилось больше специалистов желающих работать в Кандагаре. В самом Кандагаре таких специалистов, как нам заявили в губернаторстве, не было. Позднее мы узнали, что оппозиционеры предупредили местное население, чтобы никто не смел наниматься на строительство завода и дороги.
  Видя, что решение вопроса о присылке из Кабула афганских специалистов затягивается на неопределённое время, Быстров и Коробов предложили полковнику Козину следующий вариант решения - начать монтаж собственными силами, используя по мере возможности специалистов КЭЧ гарнизона и бригады. Это решение было согласовано Козиным с генералом армии Варенниковым, который постоянно интересовался ходом работ в Кандагаре. 16 января монтаж был возобновлен.
  Все техническое и инженерное обеспечение стройки офицеры КЭУ взяли на себя. Кроме этого, им самим пришлось также выполнять и работу слесарей -монтажников, в добавление майор Быстров сел за пульт автокрана, а капитан Коробов взялся за сварочные работы. В первые дни из афганцев, присутствовавших на объекте, в работах участвовали только монтажник Гафар и электрик Навруз. До самого завершения монтажа завода эти двое афганцев самоотверженно работали рядом с советскими офицерами, не покидая строительной площадки с утра до вечера, пока работали офицеры. С первых дней совместной работы мы убедились в исключительном трудолюбии этих двух простых людей, готовых выполнять самую тяжелую и опасную работу по монтажу. Всякий раз, когда дело доходило до выполнения каких-либо операций на высоте, или приходилось применять большую физическую силу, эти два рабочих всегда были рядом с нами, а зачастую и вежливо отстраняли нас от таких операций и выполняли их сами. Чуть позже они нам объяснили, что очень им надоело сидеть без дела вдали от дома, и они очень обрадовались, когда им на помощь пришли советские специалисты. Навруз и Гафар были самыми заинтересованными афганцами на заводе в завершении его монтажа - по окончании работ они могли вернуться домой в Кабул.
  Через две неделе, когда было уже видно, что дело сдвинулось с мертвой точки, к работе качали проявлять интерес остальные афганские товарищи, живущие на объекте. Начал выполнять свои обязанности и начальник объекта полковник Рахмад Шах. Под нашим нажимом началась отсыпка дорожного полотна.
  В процессе работы советским офицерам пришлось неоднократно посещать губернаторство Кандагара, здесь наиболее тесно мы сотрудничали с заместителем губернатора по строительству - доктором Расули /в дальнейшем он стал заместителем министра строительства РА/.
  В конце января объект стал центром паломничества представителей различных местных военных и гражданских учреждений, стали появляться и ответственные работники департамента строительства из Кабула. Перечислю некоторых из них: губернатор Кандагара Сахраи, секретарь провинциального комитета НДПА Кадыр Ашна, командир полка Царандоя, директор и главный инженер департамента строительства дорог и аэродромов, некоторые представители ЦК НДПА, курировавшие Кандагар.
  Все они живо интересовались ходом строительства, обещали всемерную помощь в обеспечении монтажниками, наладчиками из Кабула, но, к сожалению, в январе так никто и не приехал. Только 10 февраля прибыли сварщик и крановщик. К этому времени монтаж конструкций был практически завершен, оставалось поднять только 20 метровую дымовую трубу.
  В начале февраля наш объект посетила делегация из Алма-Аты, шефствовавшая над Кандагаром. Делегация подарила городу в том числе и несколько комплексов казахских юрт. В марте месяце наши офицеры собрали одну из юрт на территории завода, но в ней никто из афганцев так и не стал жить. Все они предпочитали свои глиняные жилища, к тому же обвалованные со всех сторон на случая нападения или обстрела. За все время строительства и эксплуатации АБЗ не было ни одного случая нападения или обстрела территории завода, хотя в самом Кандагаре и вокруг него в непосредственной близости от АБЗ боевые действия не утихали ни на день. Упомяну лишь один случай диверсии, но и тот произошел в самом губернаторстве. Дело в том, что часть дорожно-строительной техники, поступившей самолетами в Кандагар из СССР хранилась на территории губернаторства : три новых бульдозера и три новых автогрейдера. В конце января они были взорваны ночью, несмотря на то, что губернаторство охранялось. Больше против строителей дороги, персонала и техники нашего завода провокаций и нападений на было, хотя очень часто советским офицерам приходилось бывать в самом Кандагаре по делам завода, ездить на кране, самосвалах в окрестностях города.
  Большую помощь в сооружении завода нам оказывал заместитель губернатора доктор Расули. Через него мы осуществляли связь с министерством строительства в Кабуле, получали в самом Кандагаре с афганских складов многие недостающие детали, осуществляли закупку для завода деревянных опор для ограждения территории. Кстати, колючая проволока была прислана из Кабула по личному распоряжению генерала армии Варенникова на следующий день после его разговора с полковником Козиным- настолько большое значение наше командование придавало быстрейшему завершению монтажа АБЗ. Доктор Расули очень доброжелательно отзывался о работе советских офицеров на заводе, сожалея, что не может обеспечить прибытие афганских наладчиков из Кабула. К концу февраля уже стало окончательно ясно, что и производить наладку смонтированного оборудования, а также, пуск АБЗ придется советским офицерам. Никто из нас не имел ни малейшего представления о наладке и эксплуатации АБЗ. Единственное кто нам помог в наладке электрооборудования и сетей управления - это военный строитель лейтенант Тарадов С.А. (в/часть ПП 06522). Несколько раз к нам на помощь приходили специалисты - электрики из КЭЧ гарнизона.
  В середине февраля очень напряженные отношения у нас сложились с полковником Рахмад Шахом, командовавшим личным составом объекта. Его безынициативность, почти откровенная не заинтересованность в пуске завода, бездеятельность вынудила нас обратиться к нашему командованию и афганскому руководству о замене руководителя АБЗ. Афганская сторона в лице доктора Расули, полковника Шариф Хана очень внимательно отнеслась к решению вопроса о руководителе завода, и в конце февраля полковник Рахмад Шах был отстранен от занимаемой должности. Вместо его департаментом строительства был прислан полковник Махмад Салим - опытный инженер и очень ответственный офицер, с которым с первых же дни у нас установилось тесное товарищеское сотрудничество.
  Несколько раз к нам на объект приезжал директор департамента строительства полковник Шариф Хан /в марте 1988г. он стал генералом/. Его богатый опыт сооружения АБЗ и их эксплуатации нам очень помог на завершающей стадии строительства, когда оказалось, что в комплекте, поставленном из СССР, не предусмотрена система предварительного разогрева битума. При консультации Шериф Хана было разработано техническое решение о сооружении этой системы. Эту задачу успешно решил капитан Коробов. В дальнейшей Шариф Хан активно помогал в доставке из Кабула комплектующих узлов для разогревателя. Очень хорошо Шариф Хан говорил по-русски. Все вопросы, касающиеся АБЗ, мы решали с ним быстро и успешно. К сожалению, товарищ Шариф Хан погиб в мае 1988г., следуя в БТР по дороге в Баграм.
  Когда подошла очередь монтажа 20-ти метров трубы остро встал вопрос - чем ее поднимать, поскольку вылета стрелы имеющегося автокрана- КРАЗ не хватало. Было несколько предложений для решения данного вопроса - афганские рабочие предложили укоротить трубу или не ставить ее вообще. Нами же был предложен весьма простой метод, устраивавший всех, а главное, обеспечивающий соблюдение требований проекта. Идея была в следующем - опустить центр тяжести трубы на столько, чтобы наш автокран смог поставить её в проектное положение. Когда мы предложили эту идею на обсуждение всей бригаде, афганцы очень обрадовались возможности решить эту проблему без поиска специальной техники для монтажа высокой трубы, тем более, что приемы монтажа таких высоких конструкций им были знакомы. Рядом с нашим заводом был советский пост, где мы попросили на время одну гусеницу от танка. Её мы намотали на нижний конец трубы, собранной заранее на земле, выбрали день безветренный и успешно установили трубу на положенное ей место.
  Аналогичное решение было применено при монтаже дымохода на высоте 15 метров. Все эти операция выполняли сами афганские рабочие, нам оставалось лишь присутствовать при этом. Вся наша бригада была очень рада успешному решению этой, казалось неразрешимой задачи.
  К концу второго месяца совместной работы наша советско-афганская бригада представляла собой очень сплоченный коллектив, в котором мы вместе с афганскими рабочими и солдатами вместе решали многие не только производственные проблемы. Сами рабочие просили нас обратиться к афганскому руководству по решению многих бытовых проблем, поскольку их прямые просьбы зачастую оставались без внимания. Само-собой, без официальных приказов и распоряжений советские офицеры стали руководить и стройкой завода, отсыпкой дороги и решать многие вопросы быта рабочих АБЗ. Мы не проводили митингов, совещаний, не агитировали афганцев на работу, а приезжали на завод, брали в руки гаечные ключи, садились на автокран, работали на сварке. Если в первые дни на работу выходили с нами только двое - Гафар и Навруз, то через три недели к нашему приезду уже почти весь личный состав был на объекте, и только ждали нас, чтобы получить задачу на день.
  Завод, который был поставлен из СССР, был самой последней разработкой АБЗ - он мог работать в автоматическом режиме, при условии соответствующей наладки оборудования. Его производительность по паспорту была до 38 тонн асфальтобетона в час. Это было то, что нужно для Кандагара в данный момент - город был очень сильно разрушен, разрушена была вся его улично-дорожная сеть. Днем над городом висело плотное облако пыли от движения транспорта, людей и животных.
  В последних числах февраля Кандагар посетил генерал армии Варенников. В один из дней он присутствовал на пробном пуске завода - была произведена проба всех механизмов вхолостую - работала вся технологическая цепочка, причем включения всех механизмов завода производилось из центрального пульта, наладку которого осуществили наши офицеры.
  К этому моменту уже встал вопрос о присылке из Кабула персонала завода, опытных рабочих и специалистов для варки асфальтобетона. Произошла перемены и в составе советских офицеров - майор Быстров был направлен в Лашкаргах - там начиналось восстановление ЛЭП-110. Взамен его в Кандагар был направлен капитан Шишков Н.В. Вместе с капитаном Коробовым они завершили сборку битумонагревателя, и к 26 апреля дали первый асфальтобетон. Все основные операции: управление с пульта, включение нагревателей, переключение в щитах делали наши офицеры. У Коробова закончился срок пребывания в Афганистане и в первых числах апреля он убыл в СССР. За самоотверженную работу по восстановлению разрушенного войной хозяйства РА капитан Коробов был представлен к награждению орденом "За службу Родине. Ш степени".
  Вместо него в помощь Шишкову Н.В. прибыл новый офицер проектно- сметной группы КЭУ майор Мартынов К.А. Вот так вдвоем они руководили эксплуатацией АБЗ, а точнее, работали и за технолога и за оператора пульта управления, а капитан Шишков еще и за энергетика и слесаря-монтажника всего хозяйства завода. Афганских специалистов на заводе мы так и не увидели до последнего дня нашего пребывания. Капитан Шишков Н.В. обучил нескольких афганских товарищей работе на пульте, на битумонагревателе, технологии производства (как мы узнали позднее - эти товарищи эксплуатировали завод еще почти месяц после нашего отъезда до самых последних дней вывода советских войск из Кандагара).
  Необходимо отдельно рассказать о нашем сотрудничестве с племенем белуджей, которое жило рядом с заводом. Первые два месяца белуджи приходили к нам на стройку только как любопытные гости, собирались с утра на большой куче щебня и сидели там почти весь день, наблюдая нашу работу. Они очень обижались, когда мы просили их покинуть эту кучу (в целях их же безопасности). "Эта куча, - говорили они - наша. Мы сидим на ней, наблюдаем - куда пошли наши дети, где ходят наши бараны и наши жены". Они очень просили нас не прогонять их с насиженного места. Работать на заводе они по - началу отказывались, ссылаясь на низкую зарплату, которую мы предлагали (где-то около 3000 - 4000 афгани). Но, тем не менее, у нас с ними завязалась дружба на почве простых контактов. К тому же, дети у многих их них учились в школах, техникумах и институтах в различных городах СССР. Мы читали им письма из СССР, написанные то ректором института, то директором техникума об успехах или проблемах их детей. В конце марта на заводе появилась новая бригада - это были белуджи, согласившиеся работать, и не было дисциплинированней работников, чем эта бригада. Они выполняли самую черновую работу - грузила битумонагреватель, убирали территорию АБЗ. Их бригадир с большим вниманием относился к любым указаниям советского офицера.
  С 26 апреля АБЗ начал давать асфальтобетон. Нашим командованием была поставлена задача - 26 апреля в день 10-летия Саурской революции начать асфальтирование Кандагара - в этот день первые самосвалы - КРАЗы с асфальтом прибыли на площадь города перед губернаторством. Весь май месяц завод работал бесперебойно - совместный советско-афганский персонал успешно решал нелегкие вопросы эксплуатации АБЗ в условиях непрекращающихся боевых действие вокруг города. Нередко дорога от АБЗ к Кандагару оказывалась перерезанной оппозиционерами, и тогда КРАЗы с асфальтом шли в наш военный городок, который усилиями КЭЧ гарнизона и самой бригады готовился к передаче афганское армии. Советские офицеры - капитан Шишков Н.В. и майор Мартынов Н.А. покинули завод и вернулись в Кабул по распоряжению командования только перед самым выводом советских войск из Кандагара.
  В начале мая завод посетила делегация итальянского телевидения. По согласованию с нашим командованием они снимали фильм о выводе советских войск из Афганистана. В августе месяце наше телевидение продемонстрировало этот четырехсерийный фильм. Он вышел под названием "Прощай Кабул!", а в третьей серии мы увидели кадры Кандагара и работу нашего АБЗ.
  Необходимо добавить, что на протяжении всего этого времени, с января по март 1988г. продолжалась поставки военно-транспортной авиацией нашей армии оборудования и техники из Кабула в Кандагар. Этой работой непосредственно руководил из Кабула офицер проектной группы КЭУ майор Сиротин, при этом он постоянно контактировал по вопросам поставок с представителями министерства энергетики и министерства строительства РА. О его работе приходили очень хорошие отзывы от руководства этих министерств.

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018