ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Быстров Борис Владимирович
Псг Кэу 40 армии

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:

   ПРОЕКТНО - СМЕТНАЯ ГРУППА КЭУ
   ВОЙСКОВАЯ ЧАСТЬ ПОЛЕВАЯ ПОЧТА 2I5I6
  
  Проектно-сметная группа была создана 31 мая 1987 года на базе расформированного 153 проектно-изыскательского отдела. Директивой Заместителя Министра Обороны СССР по СиРВ от 6 мая 1987 года Љ I56/I/0600 её штатная численность была предусмотрена 10 офицеров.
  В состав ПСГ вошли:
  Начальник группы - подполковник Лазаренко В.Н.,
  Заместитель начальника группы - майор Быстров Б.В.,
  Старший инженер - майор Сиротин С.А.,
  Старший инженер - майор Родюков С.В.,
  Старший инженер - майор Алексеенко С.Л.,
  Инженер-капитан Мараков А.И.,
  Инженер - капитан Коробов С.А.,
  Инженер - капитан Круглов А.Б.,
  Инженер - капитан Шишков Н.В.,
  Инженер - капитан Козлов О.B.
   Проектно-сметной группе были переданы: архив с технической документацией, библиотека нормативной и технической литературы, множительная техника и другие материалы и оборудование расформированного ПИО. Предполагалось, что проектно-сметная группа будет заниматься разработкой проектной и технической документации для обеспечения капитального ремонта зданий и сооружений казарменно-жилого фонда. Также намечалось использовать группу для составления сметных расчетов и объемов по капитальному и текущему ремонту.
  Номенклатура работ, выполненных группой за время ее существования весьма пестра - это и реконструкция столовых, хирургических корпусов, солдатских кафе, разработки проекта укрытия на территории посольства СССР, отделочные чертежи бассейна на даче одного высоко - поставленного афганского чиновника, крытые теннисные корты и многое другое, что требовалось оперативно и грамотно запроектировать.
  Группа продолжала работу по корректировке схем генеральных планов военных городков, занималась оформлением карт Афганистана.
  В соответствии с указаниями генерала армии Варенникова В.И. офицеры проектно-сметной группы: майоры Алексеенко С.Ф., Быстров Б.В., Сиротин С.А., капитаны Шишков Н.В. и Коробов С.А. в течение девяти месяцев с сентября 1987 года по июнь 1988 года работали в составе постоянной группы по Кандагару. За этот период с их непосредственным участием был выполнен большой объем народнохозяйственных задач в провинциях Кандагар и Гильменд по вводу в строй асфальтобетонного завода, восстановлению ЛЭП-110 и связанная с ними доставка материально-технических средств самолетами и войсковыми колоннами.
  За образцовое выполнение интернационального долга в Республике Афганистан и проявленные при этом мужество и героизм офицеры группы:
  капитан Шишков Н.В, майор Быстров Б.В, майор Сиротин С.А. - награждены орденом "Краснов Звезды", (Указ ПВС СССР от 13.10.1988г.)
  подполковник Лазаренко В.Н., майор Алексеенко С.Ф., капитан Коробов С.А награждены орденом "За службу Родине Ш степени".
  Майор Быстров Б.В, майор Сиротин С.А. капитан Шишков Н.В., капитан Коробов С.А. награждены, также, боевыми медалями Республики Афганистан (Указом Реввоенсовета Республики Афганистан от 20.05.88г.).
  
  РАБОТА ОФИЦЕРОВ КЭУ 40 OA ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ ПРОВИНЦИИ КАНДАГАР И ГИЛЬМЕНД в 1987 - 1988 ГОДАХ
  
  II. РАБОТА ПО ДОСТАВКЕ В КАНДАГАР ОБОРУДОВАНИЯ И ТЕХНИКИ ДЛЯ МИНИСТЕРСТВ ЭНЕРГЕТИКИ И СТРОИТЕЛЬСТВА РА В 1987 г.
  24 сентября 1987 года офицеры КЭУ из проектно-сметной группы майор Алексеенко С.Ф. и капитан Шишков Н.В. были откомандированы в группу генерал-майора Маслова для организации взаимодействия с афганской стороной по доставке в Кандагар оборудования и техники для министерства энергетики и министерства строительства РА. Перед ними была поставлена задача - совместно со службами тыла 40 OA, а также, со службами министерства обороны РА, министерством энергетики и министерством строительства РА доставить в Кандагар из Хайратона, Турагунди и Мазари - Шариф оборудование, конструкции и технику для сооружения подаренного министерством обороны СССР асфальтобетонного завода и восстановительных работ на ЛЭП-IIO "Каджаки - Лашкаргах - Кандагар". Асфальтобетонный завод предназначался для восстановления разрушенной войной улично-дорожной сети Кандагара и дороги в аэропорт.
  Весь сентябрь и октябрь майор Алексеенко и капитан Шишков организовывали доставку войсковыми колоннами оборудования и техники от северной границы Афганистана в Кабул. При этом им приходилось неоднократно пересекать всю территорию Афганистана на военно - транспортной авиации советской и афганской сторон, сопровождать войсковые колонны с грузом, подвергая свою жизнь опасности.
  В Кабуле наши офицеры работали в тесном контакте с представителем министерства энергетики тов. Сайд Акрамом, директором департамента строительства дорог и аэродромов полковником Шариф Ханом и другими афганскими специалистами и рабочими.
  Совместная работа по загрузке и формированию транспортных колонн протекала не всегда гладко - очень часто принятые совместно с афганским руководством решения с трудом осуществлялись на практике. Дело в том, что исполнительская дисциплина у афганской стороны, особенно это касалось минстроя РА, оказывалась не на должном уровне. В результате прибывали с опозданием под погрузку автомашины или не выезжали вовсе в условленный день; бригады грузчиков работали до обеда, и огромных усилий стоило организовать их на работу после обеда; требовательность афганского руководства к исполнителям тоже оставляла желать лучшего. Зато, как отмечали наш офицеры, было очень приятно работать с представителями Минэнерго РА - высокая дисциплина на всех уровнях, начиная от директоров департаментов Минэнерго и кончая простыми рабочими. Видимо, огромную роль в высокой организации труда специалистов этого министерства, в их сознательном отношении к общему делу играет сам министр энергетики тов. Пактин (с мая 1988г. тов. Пактин - министр энергетики и водных ресурсов РА).
  За период с сентября по ноябрь 19871г. было организовано и проведено совместно с афганской стороной четыре войсковых колонны: Хайратон - Кабул, Турагунди - Кабул, Мазари-Шариф - Кабул и Кабул - Кандагар - Лашкаргах, Наиболее трудной оказалась организация и проводка последней колонны - она была наиболее крупная по количеству техники и проводка ее осуществлялась по самому опасному участку афганских дорог. Гак на участке около Газни колонка неоднократно подвергалась нападениям оппозиционеров, в результате, в колонне были жертвы, как с афганской, так и с советской стороны. Наши офицеры: майор Алексеенко и капитан Шишков шли в это в колонке от Кабула до Лашкаргаха, непосредственно участвовали в отражении вооруженных нападений на всех участках трассы. Уже потом, после проводки, они отмечали боевое взаимодействие советских и афганских солдат и водителей на самых опасных участках трассы. Было очень заметно, что присутствие советских офицеров и солдат воодушевляет афганцев, и они проявляет большую смелость и инициативу.
  В ноябре-декабре Алексеенко и Шишков руководили авиаперевозками техники и оборудования Кабул-Кандагар. Майор Алексеенко организовывал отправку авиабортов из Кабула, а капитан Шишков в Кандагаре принимал грузы и обеспечивал их доставку на объекты.
  В декабре афганские монтажники начали сооружение асфальтобетонного завода самостоятельно (монтаж вели специалисты из Кабула), а наши офицеры в последних числах декабря вернулись в часть.
  Министерство энергетики РА всех советских офицеров и солдат, участвовавших в доставке колоннами грузов в Кандагар, наградило ценными подарками, часами.
  
  За образцовое выполнение интернационального долга в Республике Афганистан и проявленные при этом мужество и героизм майор Алексеенко С.Ф. был награжден орденом "За службу Родине III степени", капитан Шишков Н.В. - орденом "Красная Звезда".
  
  III. МОНТАЖ И ЭКСПЛУАТАЦИЯ АСФАЛЬТОБЕТ0ННОГО ЗАВОДА В КАНДАГАРЕ
  
  За декабрь месяц 1987г. афганские монтажники смонтировали около 20% конструкций завода и в последних числах декабря вернулись в Кабул. Больше в Кандагаре они не появлялись. Из всей строительной бригады остались лишь два афганских рабочих: монтажник Гафар Боши и электрик Навруз. Самостоятельно вести монтаж они не могли, поскольку завод был новой, неизвестной им конструкции, а читать сборочные чертежи они не умели. Оставались на заводе не более трех десятков афганских солдат - срочников, призванных из Кабула, и почти всех имевших высшее инженерное образование. Но никто из них не изъявил желания использовать свои знания при монтаже, все они довольствовались исполнением номинально своих функций как солдат или чернорабочих. Руководил этим объектом полковник Рахмад Шах, который также не проявлял ни какой инициативы по выполнению плана ввода АБЗ в строй. В обязанность ему также было вверено руководить отсыпкой дорожного полотна по трассе от Кандагара до аэропорта. Для этого в его распоряжении имелось более трех десятков всевозможных дорожно-строительных машин, кроме личного состава были водители и механики по этим машинам, но и здесь работы практически не велись.
  9 января 1988г. командование КЭУ направило в оперативную группу по Кандагару в распоряжение полковника Козина А.С. двух офицеров проектно - сметной группы майора Быстрова Б.В. и капитана Коробова С.А. Задача состояла в определении, что необходимо для завершения монтажа и пуска в строй АБЗ. Разобравшись с состоянием дел на объекте, проверив наличие конструкций, узлов и деталей, а также проектной документации к заводу, офицеры представили полковнику Козину подробный доклад о том, что необходимо предпринять для завершения монтажа и пуска завода. Самым необходимым была присылка из Кабула специалистов-монтажников, наладчиков, сварщика и крановщика автокрана. Но именно этот вопрос руководство министерства строительства РА не могло решать - в Кабуле не находилось больше специалистов желающих работать в Кандагаре. В самом Кандагаре таких специалистов, как нам заявили в губернаторстве, не было. Позднее мы узнали, что оппозиционеры предупредили местное население, чтобы никто не смел наниматься на строительство завода и дороги.
  Видя, что решение вопроса о присылке из Кабула афганских специалистов затягивается на неопределённое время, Быстров и Коробов предложили полковнику Козину следующий вариант решения - начать монтаж собственными силами, используя по мере возможности специалистов КЭЧ гарнизона и бригады. Это решение было согласовано Козиным с генералом армии Варенниковым, который постоянно интересовался ходом работ в Кандагаре. 16 января монтаж был возобновлен.
  Все техническое и инженерное обеспечение стройки офицеры КЭУ взяли на себя. Кроме этого, им самим пришлось также выполнять и работу слесарей -монтажников, в добавление майор Быстров сел за пульт автокрана, а капитан Коробов взялся за сварочные работы. В первые дни из афганцев, присутствовавших на объекте, в работах участвовали только монтажник Гафар и электрик Навруз. До самого завершения монтажа завода эти двое афганцев самоотверженно работали рядом с советскими офицерами, не покидая строительной площадки с утра до вечера, пока работали офицеры. С первых дней совместной работы мы убедились в исключительном трудолюбии этих двух простых людей, готовых выполнять самую тяжелую и опасную работу по монтажу. Всякий раз, когда дело доходило до выполнения каких-либо операций на высоте, или приходилось применять большую физическую силу, эти два рабочих всегда были рядом с нами, а зачастую и вежливо отстраняли нас от таких операций и выполняли их сами. Чуть позже они нам объяснили, что очень им надоело сидеть без дела вдали от дома, и они очень обрадовались, когда им на помощь пришли советские специалисты. Навруз и Гафар были самыми заинтересованными афганцами на заводе в завершении его монтажа - по окончании работ они могли вернуться домой в Кабул.
  Через две неделе, когда было уже видно, что дело сдвинулось с мертвой точки, к работе качали проявлять интерес остальные афганские товарищи, живущие на объекте. Начал выполнять свои обязанности и начальник объекта полковник Рахмад Шах. Под нашим нажимом началась отсыпка дорожного полотна.
  В процессе работы советским офицерам пришлось неоднократно посещать губернаторство Кандагара, здесь наиболее тесно мы сотрудничали с заместителем губернатора по строительству - доктором Расули /в дальнейшем он стал заместителем министра строительства РА/.
  В конце января объект стал центром паломничества представителей различных местных военных и гражданских учреждений, стали появляться и ответственные работники департамента строительства из Кабула. Перечислю некоторых из них: губернатор Кандагара Сахраи, секретарь провинциального комитета НДПА Кадыр Ашна, командир полка Царандоя, директор и главный инженер департамента строительства дорог и аэродромов, некоторые представители ЦК НДПА, курировавшие Кандагар.
  Все они живо интересовались ходом строительства, обещали всемерную помощь в обеспечении монтажниками, наладчиками из Кабула, но, к сожалению, в январе так никто и не приехал. Только 10 февраля прибыли сварщик и крановщик. К этому времени монтаж конструкций был практически завершен, оставалось поднять только 20 метровую дымовую трубу.
  В начале февраля наш объект посетила делегация из Алма-Аты, шефствовавшая над Кандагаром. Делегация подарила городу в том числе и несколько комплексов казахских юрт. В марте месяце наши офицеры собрали одну из юрт на территории завода, но в ней никто из афганцев так и не стал жить. Все они предпочитали свои глиняные жилища, к тому же обвалованные со всех сторон на случая нападения или обстрела. За все время строительства и эксплуатации АБЗ не было ни одного случая нападения или обстрела территории завода, хотя в самом Кандагаре и вокруг него в непосредственной близости от АБЗ боевые действия не утихали ни на день. Упомяну лишь один случай диверсии, но и тот произошел в самом губернаторстве. Дело в том, что часть дорожно-строительной техники, поступившей самолетами в Кандагар из СССР хранилась на территории губернаторства : три новых бульдозера и три новых автогрейдера. В конце января они были взорваны ночью, несмотря на то, что губернаторство охранялось. Больше против строителей дороги, персонала и техники нашего завода провокаций и нападений на было, хотя очень часто советским офицерам приходилось бывать в самом Кандагаре по делам завода, ездить на кране, самосвалах в окрестностях города.
  Большую помощь в сооружении завода нам оказывал заместитель губернатора доктор Расули. Через него мы осуществляли связь с министерством строительства в Кабуле, получали в самом Кандагаре с афганских складов многие недостающие детали, осуществляли закупку для завода деревянных опор для ограждения территории. Кстати, колючая проволока была прислана из Кабула по личному распоряжению генерала армии Варенникова на следующий день после его разговора с полковником Козиным- настолько большое значение наше командование придавало быстрейшему завершению монтажа АБЗ. Доктор Расули очень доброжелательно отзывался о работе советских офицеров на заводе, сожалея, что не может обеспечить прибытие афганских наладчиков из Кабула. К концу февраля уже стало окончательно ясно, что и производить наладку смонтированного оборудования, а также, пуск АБЗ придется советским офицерам. Никто из нас не имел ни малейшего представления о наладке и эксплуатации АБЗ. Единственное кто нам помог в наладке электрооборудования и сетей управления - это военный строитель лейтенант Тарадов С.А. (в/часть ПП 06522). Несколько раз к нам на помощь приходили специалисты - электрики из КЭЧ гарнизона.
  В середине февраля очень напряженные отношения у нас сложились с полковником Рахмад Шахом, командовавшим личным составом объекта. Его безынициативность, почти откровенная не заинтересованность в пуске завода, бездеятельность вынудила нас обратиться к нашему командованию и афганскому руководству о замене руководителя АБЗ. Афганская сторона в лице доктора Расули, полковника Шариф Хана очень внимательно отнеслась к решению вопроса о руководителе завода, и в конце февраля полковник Рахмад Шах был отстранен от занимаемой должности. Вместо его департаментом строительства был прислан полковник Махмад Салим - опытный инженер и очень ответственный офицер, с которым с первых же дни у нас установилось тесное товарищеское сотрудничество.
  Несколько раз к нам на объект приезжал директор департамента строительства полковник Шариф Хан /в марте 1988г. он стал генералом/. Его богатый опыт сооружения АБЗ и их эксплуатации нам очень помог на завершающей стадии строительства, когда оказалось, что в комплекте, поставленном из СССР, не предусмотрена система предварительного разогрева битума. При консультации Шериф Хана было разработано техническое решение о сооружении этой системы. Эту задачу успешно решил капитан Коробов. В дальнейшей Шариф Хан активно помогал в доставке из Кабула комплектующих узлов для разогревателя. Очень хорошо Шариф Хан говорил по-русски. Все вопросы, касающиеся АБЗ, мы решали с ним быстро и успешно. К сожалению, товарищ Шариф Хан погиб в мае 1988г., следуя в БТР по дороге в Баграм.
  Когда подошла очередь монтажа 20-ти метров трубы остро встал вопрос - чем ее поднимать, поскольку вылета стрелы имеющегося автокрана- КРАЗ не хватало. Было несколько предложений для решения данного вопроса - афганские рабочие предложили укоротить трубу или не ставить ее вообще. Нами же был предложен весьма простой метод, устраивавший всех, а главное, обеспечивающий соблюдение требований проекта. Идея была в следующем - опустить центр тяжести трубы на столько, чтобы наш автокран смог поставить её в проектное положение. Когда мы предложили эту идею на обсуждение всей бригаде, афганцы очень обрадовались возможности решить эту проблему без поиска специальной техники для монтажа высокой трубы, тем более, что приемы монтажа таких высоких конструкций им были знакомы. Рядом с нашим заводом был советский пост, где мы попросили на время одну гусеницу от танка. Её мы намотали на нижний конец трубы, собранной заранее на земле, выбрали день безветренный и успешно установили трубу на положенное ей место.
  Аналогичное решение было применено при монтаже дымохода на высоте 15 метров. Все эти операция выполняли сами афганские рабочие, нам оставалось лишь присутствовать при этом. Вся наша бригада была очень рада успешному решению этой, казалось неразрешимой задачи.
  К концу второго месяца совместной работы наша советско-афганская бригада представляла собой очень сплоченный коллектив, в котором мы вместе с афганскими рабочими и солдатами вместе решали многие не только производственные проблемы. Сами рабочие просили нас обратиться к афганскому руководству по решению многих бытовых проблем, поскольку их прямые просьбы зачастую оставались без внимания. Само-собой, без официальных приказов и распоряжений советские офицеры стали руководить и стройкой завода, отсыпкой дороги и решать многие вопросы быта рабочих АБЗ. Мы не проводили митингов, совещаний, не агитировали афганцев на работу, а приезжали на завод, брали в руки гаечные ключи, садились на автокран, работали на сварке. Если в первые дни на работу выходили с нами только двое - Гафар и Навруз, то через три недели к нашему приезду уже почти весь личный состав был на объекте, и только ждали нас, чтобы получить задачу на день.
  Завод, который был поставлен из СССР, был самой последней разработкой АБЗ - он мог работать в автоматическом режиме, при условии соответствующей наладки оборудования. Его производительность по паспорту была до 38 тонн асфальтобетона в час. Это было то, что нужно для Кандагара в данный момент - город был очень сильно разрушен, разрушена была вся его улично-дорожная сеть. Днем над городом висело плотное облако пыли от движения транспорта, людей и животных.
  В последних числах февраля Кандагар посетил генерал армии Варенников. В один из дней он присутствовал на пробном пуске завода - была произведена проба всех механизмов вхолостую - работала вся технологическая цепочка, причем включения всех механизмов завода производилось из центрального пульта, наладку которого осуществили наши офицеры.
  К этому моменту уже встал вопрос о присылке из Кабула персонала завода, опытных рабочих и специалистов для варки асфальтобетона. Произошла перемены и в составе советских офицеров - майор Быстров был направлен в Лашкаргах - там начиналось восстановление ЛЭП-110. Взамен его в Кандагар был направлен капитан Шишков Н.В. Вместе с капитаном Коробовым они завершили сборку битумонагревателя, и к 26 апреля дали первый асфальтобетон. Все основные операции: управление с пульта, включение нагревателей, переключение в щитах делали наши офицеры. У Коробова закончился срок пребывания в Афганистане и в первых числах апреля он убыл в СССР. За самоотверженную работу по восстановлению разрушенного войной хозяйства РА капитан Коробов был представлен к награждению орденом "За службу Родине. Ш степени".
  Вместо него в помощь Шишкову Н.В. прибыл новый офицер проектно- сметной группы КЭУ майор Мартынов К.А. Вот так вдвоем они руководили эксплуатацией АБЗ, а точнее, работали и за технолога и за оператора пульта управления, а капитан Шишков еще и за энергетика и слесаря-монтажника всего хозяйства завода. Афганских специалистов на заводе мы так и не увидели до последнего дня нашего пребывания. Капитан Шишков Н.В. обучил нескольких афганских товарищей работе на пульте, на битумонагревателе, технологии производства (как мы узнали позднее - эти товарищи эксплуатировали завод еще почти месяц после нашего отъезда до самых последних дней вывода советских войск из Кандагара).
  Необходимо отдельно рассказать о нашем сотрудничестве с племенем белуджей, которое жило рядом с заводом. Первые два месяца белуджи приходили к нам на стройку только как любопытные гости, собирались с утра на большой куче щебня и сидели там почти весь день, наблюдая нашу работу. Они очень обижались, когда мы просили их покинуть эту кучу (в целях их же безопасности). "Эта куча, - говорили они - наша. Мы сидим на ней, наблюдаем - куда пошли наши дети, где ходят наши бараны и наши жены". Они очень просили нас не прогонять их с насиженного места. Работать на заводе они по - началу отказывались, ссылаясь на низкую зарплату, которую мы предлагали (где-то около 3000 - 4000 афгани). Но, тем не менее, у нас с ними завязалась дружба на почве простых контактов. К тому же, дети у многих их них учились в школах, техникумах и институтах в различных городах СССР. Мы читали им письма из СССР, написанные то ректором института, то директором техникума об успехах или проблемах их детей. В конце марта на заводе появилась новая бригада - это были белуджи, согласившиеся работать, и не было дисциплинированней работников, чем эта бригада. Они выполняли самую черновую работу - грузила битумонагреватель, убирали территорию АБЗ. Их бригадир с большим вниманием относился к любым указаниям советского офицера.
  С 26 апреля АБЗ начал давать асфальтобетон. Нашим командованием была поставлена задача - 26 апреля в день 10-летия Саурской революции начать асфальтирование Кандагара - в этот день первые самосвалы - КРАЗы с асфальтом прибыли на площадь города перед губернаторством. Весь май месяц завод работал бесперебойно - совместный советско-афганский персонал успешно решал нелегкие вопросы эксплуатации АБЗ в условиях непрекращающихся боевых действие вокруг города. Нередко дорога от АБЗ к Кандагару оказывалась перерезанной оппозиционерами, и тогда КРАЗы с асфальтом шли в наш военный городок, который усилиями КЭЧ гарнизона и самой бригады готовился к передаче афганское армии. Советские офицеры - капитан Шишков Н.В. и майор Мартынов Н.А. покинули завод и вернулись в Кабул по распоряжению командования только перед самым выводом советских войск из Кандагара.
  В начале мая завод посетила делегация итальянского телевидения. По согласованию с нашим командованием они снимали фильм о выводе советских войск из Афганистана. В августе месяце наше телевидение продемонстрировало этот четырехсерийный фильм. Он вышел под названием "Прощай Кабул!", а в третьей серии мы увидели кадры Кандагара и работу нашего АБЗ.
  Необходимо добавить, что на протяжении всего этого времени, с января по март 1988г. продолжалась поставки военно-транспортной авиацией нашей армии оборудования и техники из Кабула в Кандагар. Этой работой непосредственно руководил из Кабула офицер проектной группы КЭУ майор Сиротин, при этом он постоянно контактировал по вопросам поставок с представителями министерства энергетики и министерства строительства РА. О его работе приходили очень хорошие отзывы от руководства этих министерств.
  
  IV. УЧАСТИЕ ОФИЦЕРОВ КЭУ В ВОССТАНОВЛЕНИИ ЛЭП-11O В ПРОВИНЦИИ ГИЛЬМЕНД
  
  Сначала немного предыстории об этой ЛЭП. В 1975 году американские фирмы завершили сооружение гидроэлектростанции на реке Гильменд около поселка Каджакн. Фирма "Вестингауз" установила две турбины обшей мощностью 33 МГВт. Одновременно была построена линия электропередач Каджаки - Лашкаргах - Кандагар общей протяженностью 225 км. В I980 году бандформирования совершили ряд диверсионных актов на линии - было подорвано около двух десятков опор, снято несколько километров проводов и вывезено в Пакистан. В 1985 году министерство энергетики ДРА предприняло попытку самостоятельно восстановить эту ЛЭП, но сильное противодействие оппозиционеров помешало этим работам.
  В 1987 году совместно советской и афганской сторонами было принято решение о восстановлении ЛЭП "Каджаки-Лашкаргах-Кандагар". Для обеспечения этой задачи начались переброски войсковыми колоннами и авиацией оборудования и техники в Кандагар и Лашкаргах (о чем писалось выше).
  В первых числах марта 1988г. в Кандагар прибыла инициативная группа от министерства энергетики РА. На одном из совещаний была образована совместная афгано - советская оперативная группа по развертыванию восстановительных работ на ЛЭП. С советской стороны ее возглавил полковник Козин А.С., с афганской - директор департамента министерства энергетики тов. Мангал. От КЭУ 40 OA в нее был включен майор Быстров Б.В. На него была возложена обязанность обеспечивать техническую, проектную и изыскательскую сторону дела.
  12 марта 1988г. из Кандагара в Лашкаргах была отправлена автоколонна с техникой и оборудованием для восстановительных работ, а в ночь на 13 марта туда же вылетела оперативная группа.
  Одновременно, в эти же дни, в Кабуле майор Сиротин С.А. готовил к отправке авиацией министерства обороны РА группы монтажников. 13 марта первая группа прибыла в Лашкаргах.
  Первые дни в Лашкаргахе Быстров Б. занимался разгрузкой колонн с оборудованием. Большую помощь в этом оказала бригада советских войск, дислоцированных в Лашгаргахе. В помощь бригада предоставила автокран и ремонтников, которые оперативно отремонтировали несколько автомашин и другую спецтехнику, поврежденную на марше. Кроме этого, бригада регулярно предоставляла бронегруппы для обеспечения безопасности рекогносцировочных и других работ на линии ЛЭП Лашкаргах - Дураи - Кишкинахуд.
  14 марта для рекогносцировочных работ на трассе Лашкаргах - Дураи в сопровождении бронегруппы выехали майор Быстров и тов. Мангал. По результатам рекогносцировки Быстров выполнил проект организации работ по восстановлению железобетонных опор и линейным работам. Все вопросы оперативно решались совместно с афганскими специалистами. Каждый день совместно с афганскими бригадами советские офицеры, входящие в оперативную группу, выезжали на участки работ, оперативно решали вопросы технического обеспечения, охраны, взаимодействия с советскими войсками. Постоянное присутствие в бригадах, ведущих работы на линии, личные контакты наших офицеров с монтажниками в решении всех вопросов по работе и быту, весьма положительно сказывалось на самом ходе работ. Дело в том, что одним из главных вопросов было обеспечение безопасности восстановительных работ на трассе. За это практически полностью отвечала советская сторона. Гарантией этой безопасности и было постоянное присутствие на трассе советских офицеров из оперативной группы.
  С нами работало два переводчика, но их не хватало. Пришлось составить собственный словарь на языке "дари" для удобства общения с афганскими товарищами по всем вопросам - рабочим и бытовым. Языковое обучение было взаимным - Быстров Б. учился у тов. Мангала, тот - у Быстрова, в результате, к концу марта советский н афганский специалисты вполне обходились без переводчика. Небольшой словарный запас на "дари" значительно облегчал работу и с простыми рабочими на трассе, афганским товарищам импонировало, что советский офицер обращается к ним на их родном языке, и они с удовольствием помогали нам в обучении.
  Охрана и оборона участка трассы ЛЭП Лашкаргах - Дураи были возложены на войска гарнизона Лашкаргах: советскую бригаду и афганские части; кроме того, вдоль трассы были размещены посты племенных формирований, примерно через 5-6 км. Непосредственно с монтажными бригадами подразделений практически не было и это, на первых порах, беспокоило рабочих-монтажников. Было принято решение - создать из руководящего состава министерства энергетики группы непосредственней охраны рабочих бригад. Эти группы были вооружены автоматами АКС и в течении всего рабочего дня несли охрану в радиуса 500-600 метров от зоны работ. Вместе с ними принимал участие в охране и майор Быстров. В промежутки отдыха устраивались соревнования по стрельбе, причем, многие рабочие-монтажники с удовольствием принимали участие в этих стрельбах.
  Питание бригад было организовано прямо в поле - пища доставлялась в термосах, предоставленных нам советской бригадой. Рацион был обычный -отлично сваренный плов из пакистанского риса, мясо, зелень и чай. Начинали работу в 6 часов утра, с 12 до 13.00-обед, заканчивали работу около 16.00.
  Необходимо отдельно сказать о дисциплине среди афганских монтажных бригад. Ни разу не было случаев прогула, самовольного покидания рабочего места, отлынивания от тяжелей работы. Поддержка, взаимовыручка, товарищеская помощь - все эти черты характерны всему персоналу министерства энергетики и, конечно, монтажникам. С самого начала работ на трассе было организовано соревнование между бригадами, по образцу нашего социалистического соревнования. Главенствующим был материальный стимул заинтересованности.
  Назову несколько афганских товарищей, с которыми мне пришлось работать на участке Лашкаргах - Дураи - Кишкинахуд: тов. Нямат, инженер Аман, тов. Умар Шерзай. товарищи Сайд Ясин, Мирза Мамат Зурмати, Наим, а также, тов. Задран - зам.министра энергетики по строительству. Все они были хорошими специалистами в своем деле, многие из них обучались в вузах СССР.
  20 марта вся оперативная группа советских и афганских специалистов была приглашена на обед к губернатору провинции Гильменд господину Шах Назару. Необходимо отметить, что гостеприимство, желание угостить советских людей блюдами афганской кухни: отменным пловом, хорошо приготовленными мясными блюдами, молочными продуктами, было характерно для всех афганцев, с которыми нам приходилось общаться.
  В Лашкаргахе приходилось мне посещать фабрику по переработке хлопка. Здесь, в ремонтной мастерской афганские рабочие заваривали лопнувший блок двигателя нашего "Урала". Здесь мы встретили одного пожилого рабочего, у которого в Узбекистане был родней брат и этот афганец с гордостью рассказал нам, что ждет от брата вызов для выезда в СССР. После того, как работа была закончена, я попытался отблагодарить сварщика - попросил его принять от меня для его детей шоколад, на что он очень обиделся. Пришлось отдать шоколад его товарищам по работе, и они обещали, что сами передадут этот подарок его детям.
  7 апреля бригады закончили восстановление участка ЛЭП Лашкаргах - Дураи протяженностью 45 км. На этом участке было восстановлено 5 железобетонных опор, ранее подорванных взрывчаткой или "перепиленных" из ДШК. Один раз при преодолении соленого болота на помощь афганской бригаде пришли советские солдаты, и с помощью БТР-80 вытащили из болота увязнувшую монтажную технику (Козин А.С.).
  5 апреля все бригады переехали в Кишкинахуд - центр уезда Майванд. Персонал бригад и их руководство разместились в одном из зданий на центральной площади кишлака, советские офицеры поселились на нашей заставе в двух километрах.
  С первых дней пребывания в Майванде у нас установились тесные взаимоотношения с командиром племенного полка Героем Республики Афганистан подполковником Джабаром. Одной из задач его полка была охрана трассы ЛЭП, проходящей по территории Майванда. Для обустройства его постов вдоль трассы ЛЭП мы неоднократно помогали Джабару строительной техникой и материалами. Джабар, в свою очередь, обеспечивал охраной наши рекогносцировочные поездки вдоль трассы.
  8 апреля в Кишкинахуд приехал министр энергетики РА тов. Пактин. В апреле в Афганистане проходила предвыборная кампания в Национальный Совет и тов. Пактин курировал проведение этой компания в провинции Гильменд (уезд Майванд является составной частью этой провинции). Состоялся афгано - советский митинг, на котором жители Майванда очень тепло отзывались о помощи, оказываемой их уезду советским контингентом - уезд получил в подарок несколько тракторов, при участии КЭУ армии в Майванде были пробурены 6 скважин для снабжения питьевой и поливочной водой, что наиболее ценно в этих засушливых районах Афганистана.
  В самом Кишкинахуде наши бригады приступили к сооружению низковольтной сети для энергоснабжения близлежащих кишлаков. С афганской стороны этими работами руководил бригадир Пойнда Мамат, с советской - майор Быстров.
  Параллельно этим работам велось восстановление ЛЭП на участке Кишкинахуд - Дураи, протяженностью 25 км, где было восстановлено 5 ж/б опор.
  12 апреля бригадам предстояло работать на участке трассы, прилегающем к границе зоны ответственности нашей заставы. Здесь ЛЭП пересекала старые минные поля. Карт полей не сохранилось, но ориентировочные границы этих полей знал командир заставы - ст. лейтенант Баязитов. Он лично показал афганским саперам границы полей, проходы в них, предупредил о самых опасных местах, где могли оказаться мины-ловушки. В благодарность за эту помощь руководитель афганских монтажников подарил нашей заставе целую коробку эл.лампочек и прочей арматуры для освещения заставы.
   Во второй половине апреля начался "Рамазан" - священный мусульманский праздник, когда правоверные мусульмане от восхода до заката солнца не имеют право принимать пищу и пить воду. Длится этот праздник до конца мая. Возник вопрос - как же продолжать работу на трассе? Без воды и пищи в наступающей жаре монтажники отказывались продолжать работу до конца "Рамазана". Такую остановку восстановительных работ, когда для охраны трассы ЛЭП были задействованы значительные войсковые силы с обеих сторон, допустить было нельзя. Партийное руководство мин. энергетики РА, советское руководство в лице полковника Козина А.С. на митингах, беседах с афганскими рабочими убедили их не прекращать работы на трассе. Часть рабочих (в основном - молодые монтажники) согласились работать весь день и принимать пищу, часть рабочих, в основном - пожилые люди, согласились работать только до 11 часов, пока не наступила жара. Эти рабочие соблюдали требования поста и питались только после захода солнца. Продолжению восстановительных работ значительно способствовало обращение по радио Президента Афганистана Наджибуллы ко всем участникам - рабочим-монтажникам, инженерам и воинам племенных подразделений.
   В течение марта и апреля в Кабуле готовилась большая войсковая колонна с техникой и оборудованием для восстановительных работ на ЛЭП-110. 11 апреля эта колонна вышла из Кабула. Её сопровождение осуществляли афганские части. Единственным советским военнослужащим в этой колонне был майор Сиротин С.А., который приложил много усилий для формирования колонны. Преодолев сопротивление отрядов моджахедов в районе Газни, колонны прибыла в Кандагар 16 апреля. 18 апреля, благополучно миновав "Пустыню" колонна прибыла вечером в Кишкинахуд. Сиротин рассказал о высокой дисциплине и мужестве афганских водителей, которое они проявили на всем марше.
   К 19 апреля было завершено восстановление участка Кишкинахуд - Дураи. Общим планом работ предусматривалось восстановление участка Дураи - Сангин - Каджаки с двух направлений одновременно. Одна группа - от Дураи на Сангин, вторая - Каджаки - Сангин. На вторую группу возлагалось также и проведение профилактических работ на самой гидроэлектростанции "Каджаки". Протяженность участка ЛЭП Дураи - Каджаки составляла 88 км. Офицеры КЭУ Сиротин и Быстров были включены во вторую группу.
  19 апреля колонна общей численностью более 200 единиц в сопровождении усиленной советской броне группы вышла из Кишкинахуда и с боями 21 апреля пришла в Каджаки. Перед оперативной группой была поставлена задача - оперативно в день прибытия разгрузить всю колонну и сразу же отправить её обратно, пока мятежники не заблокировали проходы в ущельях.
  Сложность выполнения этой задачи заключалась в том, что на два автокрана имелся только один крановщик - афганец, кроме того один из кранов получил небольшое повреждение на трассе. Сиротин и Быстров взялись за организацию разгрузки - Сиротин обеспечивал размещение автотранспорта и регулярную его подачу под разгрузку. Быстров с помощью афганцев отремонтировал автокран КРАЗ и в течение всего дня лично разгрузил более 30 шаланд. Благодаря оперативному руководству всем процессом со стороны полковника Козина А.С. задача, поставленная советским командованием, была выполнена - колонна вышла в обратный путь в назначенное время и без потерь вернулась в Кишкинахуд.
   23апреля совместная группа специалистов выехала на рекогносцировку трассы ЛЭП от гидростанции на юг. На протяжении 18 км опоры были металлические и из 44 опор 22 были разрушены. Предстояло на месте смонтировать и поднять новые опоры из привезенного металла. Для успешной работы было организовано несколько совместных бригад (привлекались советские солдаты из роты сопровождения): транспортная бригада под руководством Быстрова, бригада линейных монтажников для натяжения проводов под руководством Сиротина и бригада для монтажа опор под руководством полковника оперативной группы Веремеенко В.В.
  Рано утром 24 апреля бригады выехали на трассу. Бригада Сиротина приступила к работе на горе над самой ГЭС рядом с афганскими постами, охраняющими гидростанцию. Никто из афганцев не знал минной обстановки вокруг гидростанции, поэтому впереди бригад шли афганские саперы. В 14.00 в бригаде Сиротина подорвался на противопехотной мине советский солдат, Сиротин, умело командуя в сложившейся обстановке, обеспечил быструю эвакуацию раненного бойца, оказание ему первой медицинской помощи и вывод всей бригады из опасной зоны. Оказалось, что эта бригада наткнулась на старое минное поле, установленное еще в 1981 году.
  Бригада Быстрова в течение почти всего рабочего дня успешно развозила по местам монтажа металлические конструкции. По завершению транспортной операции, возвращаясь на базу, примерно в 10 км от ГЭС БТР, на котором ехала бригада, в 15.30 подорвался на противотранспортной мине итальянского производства. Майор Быстров, получив контузию и придя в себя, организовал эвакуацию наиболее пострадавших солдат и рабочих на поспевшей к месту подрыва автомашине афганской дивизии, и до подхода советской броне группы в течение 5 часов находился с оставшимися советскими солдатами на месте подрыва, обеспечив охрану и оборону от возможного нападения.
  В последующие дни работы противоминную безопасность обеспечивали советские саперы.
  26 апреля в день 10-летия Саурской революции была поднята первая восстановленная металлическая опора. Монтажом руководил бригадир афганец, за пультом крана сидел майор Быстров. Еще в течение недели Быстров участвовал в монтаже опор, передавая опыт работы афганскому крановщику, после чего был отправлен в госпиталь Кандагара на лечение.
  11 мая в Кандагаре офицеры КЭУ сформировали очередную войсковую колонну с оборудованием и ж/б колоннами . 12 мая колонна благополучно прибыла в Лашкаргах.
  13 мая Быстров приступил к работе в группе полковника Сытника Н.М., руководившего восстановительными работами в районе Сангина. На этом участке насчитывалась 31 разрушенная ж/б опора. Именно здесь в районе Сангина оппозиция оказывала наиболее яростное сопротивление советским подразделениям, охранявшим работающие бригады - неоднократные огневые налеты днем и ночью, минирование колонных путей, диверсионные акты на восстановленных участках ЛЭП. Здесь 4 мая подорвался на ГАЗ-66 полковник Сытник Н.М., получив тяжелую контузию. Советские ремонтники из дивизии, блокировавшей данный участок, неоднократно восстанавливали подорванную технику - автокраны, грузовые машины, телескопические подъемники. Например, из двух подорванных автокранов МАЗ на 16 мая советские ремонтники собрали один кран и сразу же его передали афганским бригадам.
  Пример советских военнослужащих, самоотверженно работающих в сложнейшей минной обстановке, воодушевлял афганских рабочих и они не покидали работу, даже когда рядом подрывались их товарищи. Раненых эвакуировали, а остальные продолжали свое дело. Раненых и контуженных отправляли советскими вертолетами в наш госпиталь в Кандагаре. Четверо афганских монтажников, подорвавшихся на автокране 16 мая и эвакуированных с контузией в госпиталь, через два дня вернулись в свои бригады и продолжили работу. Вместе с афганскими товарищами наши офицеры выходили на контакты с местным население, и это предотвращало в некоторых случаях вооруженные конфликты и установку мин в зоне работ. Начиная с 24 апреля по 19 мая в зоне работ произошло 20 подрывов.
  15 мая в день начала вывода советских войск из Афганистана вечером у афганцев начался праздник - в течение часа обе афганские дивизии и все племенные подразделения и части в районе работ устраивали фейерверк из осветительных и сигнальных ракет, трассирующих пулеметных и автоматных очередей.
  В связи с усложнившейся военной обстановкой в провинции Гильменд и Кандагар 20 мая работы были приостановлены и монтажные бригады вернулись в Лашкаргах.
  Итогом восстановительных работ стало:
  Восстановление 44 разрушенных ж/б и металлических опор.
  Смонтированы все три фазы проводов на линии протяженностью 142 км.
  Проведены регламентные работы на турбинах и агрегатах ГЭС "Каджаки". ГЭС полностью подготовлена к принятию полной нагрузки.
  Выполнен монтаж низковольтных сетей и дан ток от турбин ГЭС в поселок Каджаки.
  Выполнен монтаж низковольтных сетей и дан ток от дизель - генератора в Кишкинахуде.
  Для обеспечения восстановительных работ техникой, оборудованием, личным составом, продуктами питания было осуществлено 36 самолето-рейсов, в т.ч. - 28 советской авиацией; сформировано 6 войсковых колонн, в т.ч. одна с большегрузной техникой из Кабула.
  За образцовое выполнение интернационального долга в Республике Афганистан и проявленные при этом мужество и героизм офицеры проектно-сметной группы КЭУ 40 армии майоры Быстров Б.В. и Сиротин С.А. представлены к награждению орденами "Красной Звезды". Указом РВС Республики Афганистан все офицеры КЭУ, участвовавшие в восстановлении ЛЭП-110 и сооружении асфальто-бетонного завода в провинциях Гильменд и Кандагар награждены боевыми медалями Афганистана.
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017