ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Цеханович Борис Геннадьевич
"Экстернат"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.98*39  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая глава из повести "Экстернат"

  "Экстернат"
  
  
  Первая глава.
  
  Медицинская комиссия.
  
   Уныло и безрадостно я сидел на скамейке в небольшом скверике гарнизонного госпиталя. Сидел уже минут сорок и никуда не хотелось идти: ни домой, ни в полк, ни просто пойти в ближайший гаштетт и там банально надраться до потери риз. Хотя чего идти в гаштетт? Рядом со мной, на скамейке, лежал дипломат и если его открыть, то можно взять на выбор одну из трёх бутылок французского коньяка и по-русски, от безнадёги, прямо из горла, здесь..., под окнами врача и нарезаться, а потом пойти и надавать по роже врачу-подполковнику. Это он виноват... И плевать потом на все последующие последствия. Примерно такие мысли, как чёрные тараканы ползали в моей черепушки, но ползали они вяло, без экспрессии, лишь только очёрчивая тот небольшой круг мыслей, в которых горестно варился.
   Но вот эта мысль - Нарезаться прямо сейчас и тут, мстительно взбудоражила и оживила меня. Я даже открыл дипломат, посмотрел на пёстрые и яркие этикетки, вычурные фигуры бутылок, обещающие быстрое и приятное забвение, несколько плиток шоколада... и закрыл дипломат: - Кому я и чего этим докажу...? Этот врач, как был дебилом, так дебилом и останется.... Даром что подполковник.... Взял бы коньячок, шоколадки, шлёпнул бы в мед. книжке благоприятное заключение, а вечером с товарищами распил бы коньяк. Сука, да и только....
   Я опять погрузился в свои невесёлые мысли. Год назад, когда прапорщиком отслужил на офицерской должности как положено три года, мне разрешалось подать рапорт на поступление в артиллерийское училище. Что я и сделал. Его мигом подписали. А чего не подписать? Мой взвод два года подряд на всех проверках сдавал только на "отлично". Сам котировался как у командования, так и среди офицеров-артиллеристов. Осталось только пройти мед. комиссию и вперёд - в Коломенское высшее артиллерийское командное училище. Вот тут я и споткнулся. Всех врачей прошёл без сучка и задоринки, а окулистом попался врач-подполковник с лётными эмблемами. Я и забыл про свой недостаток зрения....
   -... У, товарищ прапорщик, да у вас левый глаз не тово.... Нееее..., вы по зрению не годитесь в артиллерийское училище.
   - Как так? - Заулыбался я, считая что сейчас мигом решу эту проблему, - я уже артиллерист. Три года командую вторым огневым взводом гаубичной батареей и надо сказать неплохо это у меня получается.
   - Ну и командуй дальше, а офицером-артиллеристом быть не можешь. Согласно приказа министра обороны - не можешь.
   Весело рассмеялся, всё ещё считая, что уболтаю окулиста: - Товарищ подполковник, ну смешно слышать. Вот какая разница - что у меня сейчас две звёздочки вдоль погона или поперёк.
   - Не положено, товарищ прапорщик... Вы, что меня не слышите - НЕ ПОЛОЖЕНО. На, вот прочитай приказ министра обороны. - Врач, сердясь, протянул мне небольшую книжицу, но я тоже упёрся и отодвинул руку с приказом в сторону.
   - Товарищ подполковник, да у нас во второй батарее в прошлом году из Коломенского арт. училища лейтенант Дударев приехал, весь в очках и у него там такие линзы стоят, что если с него их сейчас снять он ни хрена ничего не увидит, а служит.
   - А мне "до лампочки" твой лейтенант, я не собираюсь отвечать за тех врачей - я за свою работу и свою подпись отвечаю. Всё свободен, прапорщик.
   - Погодите, погодите, товарищ подполковник... Что, ничего нельзя сделать? - Испугался я окончания разговора и стал цепляться за последнюю надежду, хоть как-нибудь решить вопрос.
   - Ну есть, тут один момент, - закрутил головой окулист, - если действительно так хочешь стать офицером, то согласно того же приказа, я могу сделать запись что ты годен для поступления в политическое училище. Хотя бы в Новосибирское... Был артиллеристом, будешь замполитом. В ту же артиллерию свою и попадёшь. Что согласен?
   - Не, товарищ подполковник - я артиллерист, я командир. Замполитом быть не хочу.
   - Тогда иди, товарищ прапорщик, идите. Надумаете - подходите, не мешайте мне приём вести.
   На этом у меня всё и закончилось. Обидно былооооо.... Плюнул я тогда и решил, дослужу до конца контракта, увольняюсь и в ментовку. Что ж буду офицером в милиции....
   .... До конца контракта оставалось несколько месяцев и всё чаще стал задумываться - А куда после армии? Честно сказать, но в милицию мне идти ...., ну не хотелось. Я полюбил армию. И моё начальство стало меня долбать всё чаще и чаще - Чего думаешь, Цеханович, будешь подписывать следующий контракт или как...? Вот тут и вставал вопрос, причём во весь рост. По жизни я был активным, всегда перед собой ставил цели и шёл к ним. Шёл с азартом, с напором и от этого жизнь была ещё интересней. А тут раз и основную цель жизни, стать офицером, и убрали. Убрали просто так - походя. Увольняться с армии - не хотелось, но и служить всю жизнь прапорщиком, тоже не хотелось. Это значит остановиться в своём развитии..., топтаться всю жизнь на одном месте.
   А тут раз и на одном из полковых совещаниях зачитывают приказ министра обороны о разрешении сдавать прапорщикам экстерном за военные училища и получать офицерское звание. Что сразу же возродило надежды и снова появился смысл жизни.
   Уже имея некоторый жизненный, военный опыт, рассудил здраво: купил три бутылки самого дорого коньяка, шоколад и рванул на медицинскую комиссию. Была надежда, что и старого окулиста-летуна тоже давно нету. И тут наааа....
   - Оооо, прапорщик, ну и долго же ты думал насчёт замполита, - подполковник-летун оказался на месте, да ещё и с хорошей памятью, что не предвещало хорошего начала. Но терять было нечего, поэтому решительно начал наступление.
   - Да я, товарищ подполковник, но замполитом быть не хочу, а хочу экстерном сдать экзамены за артиллерийское училище. И зрение у меня такое же и осталось. Товарищ подполковник, давайте откровенно.
   Мы оба служим в армии. А не так, как будто к вам пришёл с гражданки мужик и просится в офицеры. Оба носим погоны: вы две большие звезды, я две маленькие....
   - Товарищ прапорщик, - подполковник назидательно поднял вверх палец, - вы про два просвета на моих погонах забыли, но всё равно интересно излагаете.... Продолжайте....
   - Так вот, товарищ подполковник, примите от меня и напишите - "ГОДЕН". Ну что вам стоит? - Я положил дипломат на стол и открыл его, выставив на обозрение содержимое. - Товарищ подполковник, самый дорогой коньяк в городе. Наверно, классный? Товарищ подполковник, поставьте - "ГОДЕН".
   У подполковника в радостном изумлении блеснули глаза и он чуть ли не благоговейно взял в руки первую бутылку и, восхищённо прищёлкивая языком, рассмотрел её со всех сторон и также осторожно положил обратно. Закрыл крышку дипломата и с сожалением отодвинул его ко мне.
   - Не могу, товарищ прапорщик. Вот поверь..., не могу. Есть приказ министра обороны и он всё регламентирует - что и как. Я его отменить не могу....
   Последующие двадцать минут прошли в бесплодных попытках переубедить подпола, но тот упёрся как скала и я вынужден был уйти от него " не солоно не хлебавши".
   Вот сейчас и сидел в чахлом, госпитальном скверике, думая думу - Что делать и как жить дальше?
   В сквере, помимо меня и кучи воробьёв, азартно дерущихся из-за корки хлеба, недалеко прохаживался невысокий, щупловатого вида полковник. Ходил он здесь уже минут десять, то ускоряя шаг, то наоборот замедляя и что то фальшиво насвистывая себе под нос. Был он явно в хорошем настроении и всё чаще и чаще поглядывал в мою сторону. Потом подошёл ко мне, вынуждая меня подняться со скамейки и отдать воинское приветствие.
   - Что, прапорщик, такой грустный сидишь? - Жизнерадостно задал вопрос и, живо оглядев меня весёлыми и умными глазами.
   - Горе у меня, товарищ полковник, - тяжело вздохнул, поглядев на его медицинские эмблемы в петлицах.
   - Чего, трипак, что ли словил? Дак, мы это дело быстро подправим, - засмеялся медик.
   - Хуже, товарищ полковник...
   - Сифончик, что ли? - Радостно изумился полковник, - Ну ты прапор и даёшь? Ничего и это тоже лечится....
   - Хуже, товарищ полковник, - я снова тяжело вздохнул.
   - Что ж ещё может быть хуже? - Озадаченно протянул полковник, - ну-ка, прапорщик, садись. Рассказывай как на духу, что там у тебя приключилось. Всё таки я тут не последний человек...
   Тут ему всё и рассказал: подробно, в деталях и о смысле жизни, и своих целях, приоритетах и о многом другом. Как отцу рассказал. Полковник внимательно, не перебивая, выслушал сбивчивым мой рассказ и решительно поднялся.
   - Пошли к этому мудаку, он у меня быстро какую надо справку напишет. Пошли, я ему покажу как...., - дальше я не расслышал и слегка смущённый пошёл за полковником, который вдруг оказался начальником госпиталя.
   Полковник по хозяйски открыл дверь кабинета окулиста и жестом пригласил меня зайти первым, а потом зашёл сам.
   - Товарищ подполковник, вы чего это парню судьбу ломаете? - Сходу налетел на поднявшегося из-за стола окулиста. Потом повернулся ко мне, - дай-ка сюда свою медицинскую книжку.
   И тут же хлопнул её на стол: - Пиши, Иван Фёдорович, заключение: что мол так и так "Годен для сдачи экзаменов экстерном". А я печать на твоё заключение поставлю.
   - Не буду ничего писать - это нарушение приказа министра обороны....
   - Ээээ, товарищ подполковник, да мы ежедневно эти приказы кучами нарушаем. Что ты? Подумаешь, вместо "Не годен" напишешь "Годен". От этого армия не рухнет.
   - Я всё равно ничего писать не буду, товарищ подполковник. Я сейчас напишу, а там на медицинской комиссии он засыпится и оттуда на меня придёт бумага, типа: недобросовестно отношусь к своим служебным обязанностям.
   - Да ладно тебе, Иван Фёдорович, она же ко мне придёт и там же и ляжет под сукно. Чего ты боишься? Ладно, дай сюда приказ. Где тут читать? Так..., так.... Ну и что? Фигня какая... Я бы не задумываясь написал "Годен".
   - Вот вы и пишите, товарищ полковник, а я писать не буду.
   - Да ладно тебе, ты у нас специалист по глазам, а не я. Вот ты и будешь писать.
   Перепалка прекратилась и полковник погрузился в раздумье, шлёпая приказом по ладони. Потом встрепенулся и повернулся ко мне: - Что так сильно офицером хочешь стать?
   - Так точно, товарищ полковник, только не просто офицером, а офицером-артиллеристом.
   - Ну и молодец, - полковник повернулся к окулисту и пододвинул к нему медицинскую книжку, - Пиши, Иван Фёдорович....
   - Ничего не буду писать, Сергей Николаевич, - окулист даже руки за спиной спрятал, а начальник госпиталя болезненно поморщился.
   - Ты давай пиши, своим подчерком, что я тебе буду диктовать. Пиши - прапорщик Цеханович Борис Геннадьевич, согласно приказа министра обороны СССР номер такой то, от такого го числа, раздел восьмой, параграф такой то "ГОДЕН" для сдачи экзаменов экстерном.....
   Врач, до этого старательно писавший под диктовку, бросил ручку и заявил: - Я это писать не буду....
   - Ну ты и дуб, Иван Фёдорович, - возмутился начальник госпиталя. На меня они уже не обращали внимания и перебранивались не стесняясь, - ты чего не врубаешься? Если найдётся там такой же педант и полезет в этот приказ, то там увидит - "Не годен". Мы с тобой чисты. А так увидят "Годен" и копать не будут. И мы с тобой ничего не нарушили и парень офицером станет. Давай, пиши, не ссыыы....
   Через минуту всё закончилось, начальник госпиталя сказал чтобы я за окончательной справкой пришёл завтра в госпиталь и выпроводил меня из кабинета. А я довольный уселся в отдалении на стул и стал ждать полковника.
   - Ты чего здесь сидишь? Я ж тебе сказал - завтра справка будет. Иди домой
   - Товарищ полковник, тут такое дело... Я бы хотел вас отблагодарить, - я приподнял дипломат и маняще побулькал им, на что начальник госпиталя азартно хлопнул в ладоши и сделал обеими руками приглашающий жест.
   - Тогда молодой человек прошу вас ко мне в кабинет.
   Мы зашли в просторный и светлый кабинет на третьем этаже и полковник сразу же закрыл за мной дверь и пояснил: - Чтоб нам не мешали....
   Он сел на своё место за солидный рабочий стол с обязательным верхним зелёным сукном, но без неизменных чернильных пятен. Помимо стола тут стояло ещё несколько стеклянных шкафов и под яркими лучами солнца, вливающиеся в широкие окна, мягко и матово отсвечивал хорошо навощённый паркет.
   - Ну и чем ты меня хочешь отблагодарить? - Полковник, сцепив руки в замок, опёрся грудью на край стола.
   - Да вот, товарищ полковник, хотел окулисту отдать, чтобы он справку дал нормальную, а он сами видели ни в какую. И коньяк отказался брать....
   - Ну что ж, молодец, Иван Фёдорович, хоть его иной раз и переклинивает, но честный и порядочный. А ты это мне предлагаешь взять?
   - Так точно, товарищ полковник, возьмите. Вы сегодня всю мою судьбу по другому повернули и не только мою, но и моей семьи. Возьмите, от всей души....
   - Ну..., ну..., ты давай открывай. А то не понятно, что мне брать.
   Я открыл дипломат и, развернув его, пододвинул к полковнику.
   - Ооооо, вот это да..., - восхитился начальник госпиталя, доставая первую бутылку, - ни фига себе... классно... Сам то пробовал? Как на вкус?
   - Неее, товарищ полковник, не пробовал... это вам, вы и пробуйте...
   - Нет, да ты чего? Давай вместе и попробуем, - через минуту небольшой суматохи, в течении которой я открыл бутылку, а полковник достал рюмки и разломал шоколад. Я то выпил залпом, но всё равно ощутив качественную разницу между нашим коньяком и французским. А полковник выпил мелкими глотками и, зажмурив глаза, восхитился, покачивая головой.
   - Ооооо, каков букет...., - через несколько секунд открыл глаза и допил содержимое рюмки.
   - А теперь давай, вот эту открой, - азартно хлопнули по второй и полковник блаженно закатил глаза, - бесподобно.... Ну, а теперь третью....
   Выпив третью рюмку, начальник госпиталя похвалил: - Молодец, понимаешь в коньяках. Хороший выбрал.
   Польщённый, я промолчал, вспоминая как выбирал ориентируясь исключительно на высокую цену и яркость этикетки. Полковник закупорил бутылки, собрал остаток шоколада в обёртки и всё это, сложив в дипломат, пододвинул ко мне.
   - Товарищ полковник, так это вам...
   - Нет, товарищ прапорщик, можешь считать, что ты меня отблагодарил. Я теперь знаю какой коньяк покупать. Ты лучше сегодня вечером, за своё будущее, с женой коньячок выпей за вашу Удачу.
   Уходил я из госпиталя счастливый: счастливый от того, что судьба моя снова оказалась на верном пути и от того, что в трудную минуты мне всегда попадались хорошие люди. Удачи вам, товарищ полковник....

Оценка: 8.98*39  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018