ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Цеханович Борис Геннадьевич
Визит отца

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.41*26  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Армейская быль

  Несколько лет я пытался приступить к этому рассказу. Иной раз уже садился к компьютеру, подымал руку над клавиатуру и опускал. И так несколько лет. Сам сюжет основан на реальном событии, участником которого я был. Конечно, здесь кое что утрировано, гипертрофировано, но это сделано не для того чтобы кого-то из участников оскорбить или унизить, а только чтобы сделать сюжет более динамичным и интересным. Наверняка найдутся читатели, которые потом в коментах напишут: - Ну, вот он опять о пьянке и не совсем красиво описывает офицеров....
   Ну, было такое. И уважаемые офицеры иной раз попадали в такие дебильно, юморные ситуации. И вот что хочется добавить. Считаю что мне, и не только мне, а всем кто служил в Советской Армии в 70 и 80 ые годы повезло с командирами. Хотя и тогда были всякие. Но они, от командира батареи(роты) до командира полка были яркими личностями. Да, были у них свои вывихи или как сейчас говорят "Тараканы в головах", но при всём этом это были КОМАНДИРЫ и ОФИЦЕРЫ с большой буквы, за которыми шёл личный состав куда угодно и выполнял любую задачу, невзирая на трудности. Которые могли и сами лично принять самостоятельные решения и не боялись этого.
   И вот я решился, считая что без этого рассказа легендарному и многогранному армейскому юмору будет чего то не хватать. Заранее прошу извинения перед уважаемыми офицерами за какое-либо чересчур острое словцо или словесный оборот.
  
  Визит отца.
   Дивизион был полностью в наряде, как в полковом, так и в гарнизонном. Вытащили туда всех подчистую, поэтому в расположении было тихо, спокойно и благосно. Внутренний наряд по нашей батарее и по третьей с того края расположения, давно навёл порядок и теперь тихо дремал по углам, оставив маяться дневальных на тумбочках. Ещё сидел в своём кабинете, прямо напротив дверей нашей канцелярии, командир дивизиона майор Безсмельницын. Был он явно не в духе, судя по тому, как агрессивно хлопнул дверью кабинета. Но это его проблемы. Ещё командир моей батареи, но его в расположении не было. К нему приехал отец и он сегодня хотел его привести и показать расположение батареи и дивизиона. Вчера вечером он попросил меня: - Боря, ты там завтра проконтролируй наведения порядка, а то неудобняк будет если отец что-нибудь увидит. А он у него был генерал-полковником, служит там.... - очень, очень высоко в Москве и из той категории, который запросто может повелительно махнуть рукой и скомандовать: - Эй, ты...., генерал, иди сюда...., - но - Кем он был, комбат Савельев никому не говорил.
   Мой комбат, старший лейтенант Савельев Андрей, был достоин отдельного разговора. Высокий, подтянутый, сильный, спортивного телосложения по праву считался хорошим командиром батареи и грамотным артиллеристом. Интересный в общении, с юмором и мог быть хорошим товарищем. Но..., принадлежность к "звездастой молодёжи" сказывалось. Андрей глядел на рядовых офицеров несколько свысока, с налётом высокомерия и надменности. Хотя офицеры охотно приглашали Савельева на офицерские пирушки, куда он ходил, но надо признать - ходил редко. А наличие такой скалы с генерал-полковничьими погонами, делали его независимым и он не боялся начальства. Правда, его иной раз перехлёстывало. Так, перед прошлыми летними лагерями вздумал комбат пойти в отпуск. То ли сам он решил, то ли отец предложил приехать - это неизвестно. И естественно, что командир полка завернул рапорт об отпуске.
   - Он что? А лагеря...? Батарейные учения? Я что ли буду проводить? - С такими возмущёнными словами полковник Кривулькин написал на рапорте резолюцию - После лагерей и приведение техники в порядок.
   Всё правильно, но у Савельева было своё мнение: - Товарищ полковник....
   Старший лейтенант вломился в кабинет командира полка и как потом он поделился, чуть не кинул головной убор на стол командира: - Товарищ полковник, я не понял???? - Искренне возмутился Савельев.
   Командир налился праведным гневом и медленно поднялся из-за стола: - Товарищ старший лейтенант, выйдите отсюда Вон.... Научитесь сначала входить....
   - Да ладно, я выйду, товарищ полковник, но только хочу сказать - вы сегодня вечером лично сами мне принесёте домой отпускной...
   Неизвестно, звонил ли комбат отцу или нет? Но командир полка не носил отпускной билет, хотя Савельев на следующий день был в отпуске, а учения и лагеря проводил СОБ. Коллектив командиров батарей, по возвращению из лагерей высказался единодушно и негативно: - Андрей, полевой выход артиллерии и батарейные учения - это святое для артиллериста. Ты не прав, скинув всё это на Старшего офицера....
   - Может быть, - беспечно махнул рукой комбат, - только если бы вы были на моём месте - вы поступили точно также.
   Вот такой был мой комбат, но я его уважал. Не за его звёздность, даже не знаю за что, но он мне нравился....
   Я откровенно балдел. Все конспекты на занятия были написаны ещё вчера, за окном канцелярии было -20 градусов, да ещё с противной позёмочкой, а здесь тепло и светло. Да и завтра все занятия у меня в классе учебного корпуса. Так что настроение было прекрасное. Лениво листал страницы "Зарубежного Военного обозрения" и пил крепкий, чёрный, почти чифирь, чай. Ну, нравится такой чай.
   Хлопнула входная дверь и в кабинет командира дивизиона, крадущимся шагом просочился командир реактивного дивизиона, располагавшегося над нами, подполковник Гриднев с полковой кликухой "Гарри вертолётчик". Почему его наградили таким прозвищем, никто уже не помнил, да и он не обижался. Гарри - так Гарри. Вертолётчик - так вертолётчик.
   Я ухмыльнулся про себя, уже заранее зная весь сценарий встречи двух командиров дивизионов. Сейчас Гарри пристанет к моему командиру дивизиона: - Давай выпьем....
   И Безсмельницын сначала заупрямиться: - Ты что, Гарри? Ещё ведь только одиннадцать часов....
   Но Гарри усилит свой натиск и комдив наш быстро сломается, откроет сейф и достанет оттуда бутылку водки. Не от того что они оба были алкашами, а просто - Почему бы слегка и не выпить, когда у обоих командиров, дивизионы работают как швейцарские часы. Не будем ханжами. Но это не конец, а только начало. Весельчак Гарри, любитель подколоть кого-нибудь, после второй порции начнёт нашептовать товарищу: - Бес..., что у тебя за офицеры и прапорщики? Ты один работаешь в дивизионе и всё что здесь сделано, сделано только тобой, а все остальные бездари и тупицы... Только на одном тебе дивизион держится....
   Справедливости ради надо сказать, что командир дивизиона действительно часть самого себя вложил в дивизион и в расположении и очень болезненно реагировал на такие подколки, но с другой стороны без остального офицерского состава и прапорщиков - он бы ничего не сделал. В этом нашёптывании была своеобразная фишка, о которой знал весь полк. Накаченный таким образом, в том числе и водкой у комдива срывало планку и он выскакивал из кабинета на центральный проход и в зависимости от сезона, срывал головной убор и начинал его в пьяной ярости топтать и пинать, обвиняя первого попавшего офицера или прапорщика в безделье и других грехах.
   Через полчаса Гарри выскользнул из кабинета, хмельно подмигнул мне и, хлопнув входной дверью, удалился на свой этаж. А ещё через пару минут снова хлопнула дверь и в канцелярию зашёл комбат с отцом. Честно говоря, я был разочарован. Отталкиваясь от сына, считал его отца таким же высоким и статным офицером. А на пороге стоял мужичёк с деревенской внешностью, некстати одетый в дорогое пальто, которое ему явно не шло.
   Но я браво выпрямился и гаркнул, здороваясь и представляясь: - Здравия желаю, товарищ генерал-полковник. Командир взвода управления 1ой батареи прапорщик Цеханович, - и совсем на автомате, совершенно не думая брякнул, как на строевом смотре, - жалоб и заявлений не имею...
   И мысленно с досадой плюнул, а комбат жизнерадостно смеялся надо мной: - Вольно, вольно, Боря, а то сейчас торжественным маршем пойдёшь.
   Отец комбата тоже весело сверкнул глазами: - Молодец, товарищ прапорщик.
   Блин..., чуть опять не брякнул автоматически: - Служу Советскому Союзу...
   - Ну вот, папа, моя канцелярия, не бог весть что, но всё таки вот так, - дальше комбат повёл отца по расположению, показывая живой уголок, и кровать Героя Советского Союза старшего лейтенанта Борщик, навечно зачисленного в списки нашей батареи. Проведя такую кратенькую экскурсию, они снова зашли в канцелярию.
   - Папа, ты посиди здесь немного, а я сбегаю тем временем в парк. Надо там пару вопросов решить. Вон и с командиром взвода пообщайся.
   Отец сел за стол напротив меня, а комбат умчался. Общения у нас не получилось. Да и какое может быть общение? Слишком большая дистанция между нашими должностями, я уж не говорю о званиях. Так пара дежурных вопросов и таких же стандартных ответов. Савельев-старший посидел ещё несколько минут скучливо разглядывая армейскую обстановку канцелярии, потом встал и вышел в расположение, где уткнулся в наглядную агитацию, стенную газету, Боевые листки, Уголок рационализатора и другую хрень. И всё наверно бы и закончилось благополучно, но тут на сцене внезапно появился командир дивизиона майор Безсмельницын. Мощный удар ноги и дверь кабинета с грохотом и стуком об стену распахнулась стремительно, явив всем хорошо поддатого майор.
   Дальше всё пошло по накатанному сценарию. Безсмельницым сорвал с головы шапку и хлёстко шваркнул её на чистый пол и, глядя на меня, обидчиво завопил: - Что, смотришь на меня? Осуждаешь? Так я имею полное право, потому что вы все бездельники. Один только командир дивизиона пашет за всех вас. Что ты лично сделал прапорщик для дивизиона? Вот что? Доложи... Что сделал твой комбат?
   Я молча встал и только с неудовольствием морщился, при особо крепких матерных заворотов, которые я тут тактично опустил. Но ответов от меня и не ждали, потому что это было сольное выступление и этакий монолог с ноткой пьяной горечи.
   - Молчишь!? - Жизнеутверждающе прокричал комдив и в первый раз топнул ногой по шапке, - Молчишь! Да тебе просто нечего сказать.... И ничем ты не можешь опровергнуть меня, - и ещё пару уже обоими ногами по шапке.
   Вспомнив про генерал-полковника, я стал активной мимикой и жестами показывать на погоне количество офигенно здоровых звёзд и что в казарме посторонние лица и причём высокого ранга. Но отуманенный алкоголем мозг, всё понимал превратно.
   - Цеханович, я не понял....? Ты чего мне рожи корчишь? - Вызверился комдив, - тебе тут твой командир дивизиона раскрывает правду, а ты вместо того чтобы благодарить его и говорить - Спасибо, спасибо, товарищ майор - вы мне открыли глаза и я теперь буду работать не покладая рук.... А ты изображаешь из себя вшивую обезьяну, у которой чешется всё и везде....
   Я опустился на стул, махнув рукой: - Ну что поделаешь? Каждый делает свою судьбу сам...
   Первую минуту ошарашенный генерал-полковник стоял в углу помещения, где его застал этот красочный эпизод армейской жизни, и молчал, не зная как поступить. То ли слиться со стеной и раствориться в глубине темноватого угла, потому что он был не в генеральской форме и в этом плане терял всякую твёрдую почву под ногами. Да и забыл он уже когда сам был майором в каком то далёком прошлом, а последние двадцать лет слышал только подобрастное - Так точно... Разрешите выполнять.... Есть... и много другого, что ласкало его генеральский слух. А тут армейский фулиган, поддатый, да ещё и заворачивает так, что можно и в рожу получить и вернуться в Москву с хорошим синяком в пол лица. Потом доказывай своим подчинённым, что ты ставил на место хама.
   Ну, это конечно, только мои личные допуски о чём думал генерал-полковник. Наверно, он думал по другому, потому что выслушав забытую им армейскую арию, он решительно вышел из угла и подошёл к Безсмельницыну.
   - Товарищ майор, вы что себе позволяете? - Дёрнув за рукав, попытавшись повернуть его к себе.
   Какие там логические цепи замкнули в мозгу комдива и в каком порядке - даже наверно Богу неизвестно. Но они замкнули и, судя по дальнейшей реакции командира, замкнулись неправильно. Ему взбрело в голову, что перед ним стоит приехавший отец солдата. Был у нас боец несколько раз попадался на пьянке и послали письмо родителям, чтобы они своим отеческим внушением наставили того на нормальный путь.
   - Ааааа..., - торжествующе и одновременно плотоядно протянул комдив и обличающее ткнул пальцем генерала в грудь, - Наконец то приехали. Ждём-с, ждём-с. С нетерпением ждём. А вы знаете, что ваш сын совсем спивается. Хотя глядя на вас я не удивляюсь...., - дальше последовали предложения стать рядом с сыном напротив большого зеркала и поглядеть туда и увидеть там алкаша конюха с конюшни с таким же алкашом сыном. Но всё равно надо проводить работу с сыном и надо его вытаскивать "с синей ямы, где он оказался, поскользнувшись на пробке.....".
   Я только тихо ржал, слушая глубокомысленные речи командира дивизиона и глядя на растерявшегося отца комбата. Смеялся и с нетерпением ждал возвращения комбата, который вмиг раскрутит ситуацию и прикроет комдива. А комдив разливался соловьём, пока генерал-полковник не сообразил о произошедшей путанице и не сунул майору под нос удостоверение личности. Безсмельницын мигом заткнулся, пробежал глазами необходимые строчки, встал в строевую стойку и приложил руку к пустой голове. Потом молча развернулся и бегом, через всё расположение дивизиона, убежал на другой конец казармы, где ухватил телефонную трубку на тумбочке дневального и, соединившись с командиром полка, доложил: - Товарищ полковник у нас в первом дивизионе бродит генерал-полковник..., - бросил трубку и выбежал вон из казармы.
   - Товарищ прапорщик, кто это такой? - Возмущённый до глубины души Савельев-старший, подобрав истоптанную шапку с пола, зашёл в канцелярию и бросил её на стол.
   В этой ситуации врать было бессмысленно, поэтому я доложил: - Это командир дивизиона майор Безсмельницын.
   - Это что? Он всегда в таком виде на службе?
   - Ни как нет, товарищ генерал-полковник. Может у него что дома не так, поэтому он такой возбуждённый и нервный, а так хороший командир дивизиона.....
   - Что вы тут его выгораживаете, товарищ прапорщик.... Да он банально пьян. Да я его.... Да он никогда.... Да я сделаю...., - таким образом генерал-полковник бушевал минуты три пока не наступил второй акт армейской трагикомедии.
   Командир полка полковник Кривулькин тоже балдел в своём кабинете и звонок командира дивизиона, что у него в расположении бродил генерал-полковник, застал врасплох. В округе был только один генерал-полковник - Командующий округом. Хватанув с вешалки шинель, шапку, бурей скатился со второго этажа и залетел в дежурку.
   - Капитан, - заорал он на дежурного по полку, - у тебя по территории бродит Командующий, а ты тут слюни в тепле распустил. - И стал лихорадочно приводить себя в порядок, нервно застёгивая шинель.
   Через полминуты, командир полка и дежурный по полку летели через плац, продуваемый мерзким, продирающим до костей ветерком, развевая полы шинели.
   Хлопнула входная дверь и мы услышали торопливый вопрос: - Командующий где, солдат? - И растерянное мычание дневального, типа - товарищ полковник, Командующего здесь нет.
   - Болван, - возмущённо проорал командир и с топотом стада слонов, он и дежурный, пронеслись на ту половину казармы и тут же загремел оттуда возмущённый командирский голос.
   - Долбо....бы, у вас тут по этажу Командующий ходит, а вы.... Где командир дивизиона?
   Услышав шум генерал-полковник встал и решительным шагом вышел из канцелярии. Я за ним следом. Командир полка деятельно распоряжался внутренним нарядом, требуя убрать мифический мусор и снова подмести на и так чистом месте...., соображая, что где то бродивший Командующий сейчас зайдёт в первый дивизион - Витрину округа. В самый разгар кипучей и ненужной деятельности полковник Кривулькин увидел, как по центральному проходу спокойно вышагивал к нему гражданский.
   - Цеханович, убрать его..., убирай... Командующий сейчас придёт, - но я только развёл руками за спиной идущего, показывая - что не могу этого сделать.
   - Прапорщик, - неистово заорал полковник, возмущённый моим бездействием, - я тебя вместе с ним на гауптвахту посажу.
   И ринулся сам - схватить и вывести гражданского. Учитывая опыт общения с нынешними командирами на местах, генерал-полковник на ходу вытащил удостоверение и молча сунул его разъярённому командиру.
   - Да чего ты мне суёшь? - Командир попытался отвести руку с документом, но глаза уже выхватили - генерал-полковник... Савельев....
   Командир мигом встал по стойке "Смирно" и браво, но бестолково представился: - Товарищ генерал-полковник, командир местного артиллерийского полка полковник....., - и о ужас: помимо того что он ляпнул "местного", командир понял - он забыл свою фамилию.
   - Полковник..., - командир густо побагровел, внутренне натужился и тут же сдулся - вспомнить фамилию не смог. Беспомощно таращил глаза, потел и уже покрывался синевой.
   Я чуть приподнялся на цыпочках и почти неслышно прошептал, делая посыл через грозного военноначальника: - Кри-ву-ль-кинннннн.....
   - Полковник Кривулькин, - радостно закончил представление командир полка.
   - ААААаааааа......., - и тут генерал-полковник наконец то выдал "на Гора", начальственный гнев, забыв что он в гражданской форме. Примечательно, что он не сказал ни одного матерного слова и от этого выволочка была ещё страшнее.
   В самый разгар увлекательных разборок в расположении появился старший лейтенант Савельев и мигом разобравшись в обстановке, стал энергично распоряжаться.
   - Папа, папа..., па-па...., всё хорош... Пошли домой, - сын подхватил отца под руку, но тот выскользнул и вновь стал отрываться на бедном полковнике и тогда старший лейтенант переключился на командира полка, правильно просчитав, что надо немедленно убрать причину отцовского гнева.
   - Товарищ полковник, а вы что тут стоите? Идите к себе..., в кабинет. Я вечером приду и разберёмся с вами. Всё идите, - комбат махнул разрешающе рукой и обалдевший командир полка взял под козырёк, чётко повернулся и чуть ли не строевым шагом пошёл на выход, а комбат вновь подхватил отца под руку и наконец то повёл его в канцелярию батареи.
   Отец продолжал бушевать и в канцелярии, но комбат всё таки сумел его утихомирить и увёл домой. И тут в канцелярию ворвался командир полка, мигом став энергичным и решительным.
   - Цеханович, что тут было? - Кривулькин деловито прошёл вперёд и по-хозяйски опустился в кресло комбата.
   - Да я не знаю, товарищ полковник, - для большей достоверности даже в недоумении пожал плечами. - Сидел здесь с отцом командира батареи..., общались. А тут шум, ну мы и вышли и вы наехали на генерала.
   - Цеханович, не звизди, - сурово пригвоздил меня командир, - докладывай, что тут было до меня? Где командир дивизиона?
   - Так я говорю - ничего тут не было. А командир дивизиона наверно заболел....
   - Ну, Цеханович, - командир вдруг набычился и у него непроизвольно нижняя челюсть выкатилась вперёд, из-за чего в полку у него была кликуха "Челюсть", - знаем мы эти болезни. Нажрался, наверно!!!! Ну я ему..., ну я вам всем....
   Остаток дня прошёл в поисках Безсмельницына, но тот благоразумно смотался в санчасть и взял там справку по болезни на три дня. Не знаю, приходил ли вечером к командиру комбат, но на следующий день он со смехом рассказывал.
   - Отец уже почти успокоился, но проходя мимо штаба дивизии, спросил - А кто у вас командир дивизии? А..., ну понятно. Пошли. И последующие два часа он драл командира дивизии, начальника политотдела и многих других. Отдельно поставил по стойке "Смирно" начальника артиллерии дивизии. Но, слава богу, пар выпустил.
   Через три дня отодрали майора Безсмельницына, но как то вяло и без злости. Так...., по инерции. И на этом всё закончилось. Посмеялись, похихикали некоторое время и благополучно забыли.
  
  
  
  * * *
  
  
   Прошло три месяца. Кабинет командира дивизиона "гудел". Шла отвальная майора Безсмельницына и он сам сидел во главе стола и пьяно кричал в сигаретный дым: - Парни, как приеду в Мозамбик так сразу же куплю колониальный шлем и сфоткаюсь у пальмы. Первая фотка в дивизион... На память....
   Через неделю он уехал в такую далёкую и заманчиваю Африку служить советником. А через месяц ушёл и мой комбат, удивив тем, что у меня, у прапора, спросил совета.
   - Боря, ты в Германии всё-таки восемь с половиной лет прослужил. Посоветуй мне, что выбрать - либо ехать сначала начальником штаба в Белоруссию, а потом в Венгрию командиром дивизиона. Или начальником штаба в Венгрию и потом командиром дивизиона в Белоруссию? Отец мне тут пробил такой выбор.
   ....А письма от Безсмельницына всё не было и не было. И только через полгода пришло письмо, которое читали всем офицерским коллективом дивизиона и хохотали во весь голос. Правда, фотки в колониальном шлеме там не было. И пальмы тоже.
  
  Парни.
  
   ..... Приехал я в Москву и сразу же направился в Управление кадров. Думал, что там меня будут "мариновать" в коридоре весь день, а тут только предписание в руки взяли: - Аааа...., майор Безсмельницын, вам надо сначала по другому адресу сходить, - и дают адрес. Ну, мне то что? Поехал туда. Прихожу, даю предписание дежурному полковнику, тот аж вскочил, когда прочитал мою фамилию: - Майор Безсмельницын! Ждём, ждём. Наслышаны. Приказано - как только прибудете сразу же сопроводить к начальству. Сейчас вас отведут на третий этаж в кабинет номер....
   Я иду в сопровождении подполковника по ковровым дорожкам, который со мной общается очень почтительно, а я в недоумении - Откуда тут, в Москве, знают майора Безсмельницына? Ну, откуда? Я ведь простой, совсем простой и маленький винтик в огромном механизме... А про меня знают. Заводят в какой то кабинет, я даже не успел табличку прочитать, а там в приёмной полно генералов и полковников в ожидании сидят. Подполковник заводит и как дворецкий, на всю приёмную объявляет - Майор Безсмельницын. Секретарь, полковник, аж взвился над своим столом. Выбегает ко мне и юлой вокруг меня вьётся, как половой в трактире. Только полотенцем меня не обмахивает и так любовно воркует: - Ждём, знаем, что приехали в Москву. Приказано вас без очереди. Товарищ майор садитесь сюда. Тут удобнее.
   Я сел как дурак под изумлёнными взглядами присутствующих офицеров, а секретарь скрылся за дверью. Слышу, как генералы шепчутся между собой: - Кто такой? Чей сын?
   Тут выходит секретарь и так почтительно, придерживая рукой массивную дверь и так ручкой: - Проходите пожалуйста, товарищ майор.
   Захожу в агроменный кабинетище и строевым шагом к такому же огромному столу, где сидит начальство. И тут я обомлел: за столом сидит генерал-полковник Савельев, которого я когда то покрыл матом.
   - Товарищ генерал....., - а тот меня прерывает и таким елейно-ехидным голосом.
   - Ждём, товарищ майор, ждём вас.... Что..., в Мозамбик собрались? А вот хрен вам... В Афганистан....
   И вот я служу в Афгане. Правда советником и уже успел тут в одной операции отличиться. Вчера обмывали мой первый орден.....
  
  
   Через полтора года подполковник Безсмельницын вернулся из Афганистана с тремя орденами на груди и с 25 тысячами чеков в кармане. Купил "Волгу" и ушёл преподавателем на военную кафедру одного из институтов Свердловска.
  
  
  
  
  Екатеринбург
  сентябрь 2013 года
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.41*26  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015