ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Цеханович Борис Геннадьевич
Магазин "Берёзка"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.10*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как это было в 1989 году

  Магазин "Берёзка".
  
  
   Пустынные и тёмные улицы, насквозь продуваемые стылым октябрьским ветром, когда ещё снег не выпал, но ожидался каждую ночь. Большие и жаркие костры, багровые отблески от которых мерцали на стенах и витринах большого мебельного магазина "Клён". Люди - мужчины и женщины, основной массой толпящиеся у костров. Какие-то хитрожопые жучки и отдельные личности с бумагами в руках, передвигающиеся от одной группы людей к другой. И агрессия. Пока ещё затаённая, внутри людей, но готовая прорваться в наружу по любому поводу и выплеснуться на любую причину этой агрессии. Люди даже могли взять штурмом этот мебельный магазин и разгромить его. Да и другие тоже. Было 4 часа утра и на дворе стоял октябрь 1989 года и так было по всей стране - Зло и мрачно.
   - Ну..., убедилась, - я обвёл рукой это разнородное скопище людей и костров, показывая жене и как бы подтверждая свою правоту, - И ты хочешь этого? Вот этого, так сказать, развлечения? Я вот не хочу.
   Жена зябко передёрнула плечами: - Как всё равно в Петрограде в 17ом году перед Смольным. Только матросов вооружённых не хватает.
   Я скептически хмыкнул. Прошло всего четыре месяца, как мы вернулись с Кубы в Союз. И как будто вернулся в другую страну. Уезжал с нормальной, весёлой, доброжелательной и бесшабашной, а вернулся в угрюмую, злую и непредсказуемую. В любой момент, в любом месте ты мог наткнуться на немотивируемую агрессию и в лучшем случаи получить в морду. Про худший даже и думать не хотелось Всё было сложно и сложно жить, и трудно тоже. В стране ничего не было и всего не хватало и всё это приходилось брать силой и с боем. И думаю, что революционные матросы здесь бы не помогли. Ну, расстреляли бы пару человек и их бы самих тут же пустили в распыл и не помогли бы винтовки. Тогда, в революции, люди творили зло, мечтая что этим они приближают светлое будущее, равенство и братство. Но времена поменялись и сейчас, и даже здесь у мебельного магазина, люди не думают о светлом будущем. Вернее может они и думают, но эта мечта стоит на последнем месте и отодвинута в дальний угол в житейской круговерти, когда надо не мечтать, а сиюминутно биться, рвать и добывать силой жизненные блага, пищу и развлечения. И люди объединяются в этом стремлении вокруг зла, выплёскивая это зло на всё без разбору, не вдаваясь в глубинные течения жизни. Вот и сейчас люди около магазина были объединены и сплочены вокруг желания приобрести дефицитную мебель. И попробуй в этом им помешать - объединяться и глотку перегрызут посторонним. А потом уже будут грызть глотки друг другу, только бы в очереди оказаться на несколько номеров ближе к желанной цели.
   И вот жена, не особо заморачиваясь над реалиями нынешней жизни усиленно толкала меня встать в эти ряды. А я не хотел идти этим путём. Как говорит народная пословица - Настоящие герои всегда идут в обход. Но зная характер жены, вздохнул и предложил: - Ну, что ж. Пошли записываться.
   Встретили нас у костров настороженно, справедливо видя в нас конкурентов. Тут же появился встрёпанный мужик делового вида с кучей листов, за спиной которого проглядывались внушительные фигуры, явно его силовая поддержка, и с ходу налетел на меня.
   - Командир, кто такой и чего ты пришёл? Я тебя не знаю...., - но тут же успокоился, услышав, что я пришёл записаться в очередь на стенку "Камертон".
   Успокоились и остальные, сочувственно поглядывая на нас, а мужик стал копаться в бумагах.
   - Так..., Где у меня тут Камертон? Так, так..., ага вот он. Как фамилия, адрес и телефон. - Всё это он записал, а меня несколько покоробило такая подробность. Думал, что только фамилия и нужна, но распорядитель мне всё тут же и пояснил, - так, товарищ Цеханович, вы записаны под номером двести шестнадцать. Если какие будут изменении в очереди мы вас любым способом известим. С вас десятка.
   - Не понял, а десятка с чего это? - В повышенном тоне и агрессивно спросил у мужика, поглядывая за его спину.
   - Ээээ..., - желчно рассмеялся мужик, - бесплатный социализм заканчивается. Либо ты платишь и в очереди, либо не платишь - из очереди вон.... Ну и отсюда тоже вон....
   Стоявший рядом мужик зашептал мне: - Плати старший лейтенант, эту очередь он держит, следит за порядком и имеет всю информацию по поступлении мебели. Без них хрен что тут купишь. Все платят. Они даже за костры отвечают.... И за топливо к ним.
   Ладно, я заплатил и уже на полном праве присоединился к людям, которые довели до нас остальную информацию, которая мне совсем не понравилась. Оказывается раз в три дня я или жена должны являться вечером на перекличку и уточнение списков и находиться тут чуть ли не всю ночь. Если я буду соблюдать эти правила, то свою стенку получу месяца через три. Да, и каждый месяц я должен платить по десятке. А если провести простые арифметические подсчёты то мужик не плохо на этом зарабатывал и отстёгивал кому надо, что вести свой бизнес.
   Судя по мрачному виду жены, ей тоже не улыбалось такая постановка вопроса. Поэтому, честно отстояв у костра до семи часов утра, всё таки решили пойти по моему варианту. И чёрт с ней с этой десяткой.
   Вернулись мы с Кубы, образно говоря, с карманами набитыми деньгами. Здесь были инвалютные рубли, на которые мы могли приобрести ряд дефицитных импортных товаров в магазине "Берёзка", была неплохая заначка в долларах. Ну и в рублях неплохо накапало. Поэтому решили немного обставить квартиру. Спальный гарнитур у нас был ещё с Германии, а вот мебельной стенки не было. Пробежались по всем немногочисленным мебельным магазинам Свердловска и наверно самом большом магазине "Клён", недалеко от нашего городка уткнулись в стенку "Камертон" Нижнетагильского производства. Она упала нам "на сердце" сразу и обоим. Как раз по размерам стены в большой комнате. До потолка. Всё что положено: ниша под телевизор, сервант под посуду, книжный шкаф, бар, шкаф платяной. Всё это в комплексе смотрелось надёжно и хорошо. Единственно хреново - в свободной продаже её не было. Надо записываться на очередь. Блиннннн!!!!!
   Конечно, прямо тут же в магазине к нам подскочили жучки и предложили за определённую мзду всё обстряпать и помочь купить без очереди. Только вот эта МЗДА была довольно высоковатой и пришлось отказаться. Подкатили местные грузчики, которые тоже были в теме и тоже за меньшую МЗДУ предложили свои услуги. Но раз отфуболил одних, то и от других тоже пришлось отказаться. А ведь стенку хочется. Вот жена и предложила встать в очередь, но ведь я как мужик, лучше разбирался в подковёрной жизни и во всех их проявлениях и не хотел этого варианта.
   Прибыв в полк в июне, я быстро принял дела и должность командира противотанковой батареи и убыл в большой отпуск. За два с половиной года службы на Кубе у меня накопилось несколько месяцев отдыха. Когда принимал должность и уходил в отпуск, командир полка сам был в отпуске. Я отгулял и неделю назад вышел на службу и вот тут то у меня и появился свой вариант.
   Командиром полка у нас был майор Попов, сын высокопоставленного военноначальника. Понятно, что из "золотой молодёжи", но не кичился этим, хотя ненавязчиво, не унижая офицеров давал понять - он из других. Был воспитанным, культурным. Лояльно относился к своим подчинённым: без дела не ругал и руководил полком спокойно, без излишней шумихи. Редко выходил из себя, на всё смотрел снисходительно и философски. И за внешней барской внешностью, за что в полку и звали его "Барином", скрывалась железная воля, твёрдый характер и если он шёл к поставленной цели - он добивался её. Командование дивизии, да и многие начальники округа побаивались Попова, остерегаясь его обширных высоких связей. Не лишне добавить, что и его жена тоже была не лыком шита и тоже происходила из семьи Нууууу.... Очень высокого военного и что интересно была по званию выше, чем сам муж - подполковником. И отец у неё даже был чуть повыше, чем отец мужа. Пикантным здесь было то, что их отцы враждовали, даже несмотря на родственные связи и когда приезжали в гости к своим детям, то старались там не сталкиваться, даже случайно. Что он, что она привыкли к достойной жизни и не упускали возможности окружать себя вещами, которые в нашей обычной жизни очень трудно достать. Но при всём этом, командир полка пользовался заслуженным авторитетом у офицерского состава.
   Меня сразу предупредили, раз у тебя есть инвалютные рубли, то тебя скоро вызовет командир полка.
   - Боря, не ерепенься и не жадничай.
   И действительно - меня вызвал командир.
   - Цеханович, ты же у нас приехал с Кубы, - полувопросительно и утвердительно произнёс Попов, когда я доложил о прибытии и сел на предложенный стул.
   - Так точно, товарищ майор.
   - И много чеков там заработал?
   - Не чеки, а инвалютные рубли, - поправил я.
   - Да какая разница. В "Берёзке" они всё равно пересчитываются на чеки.
   - Ну да...
   - Цеханович, я хочу купить у тебя чеки и через тебя в "Берёзке" купить импортный холодильник. Как мы сторгуемся?
   Цена чека в обиходе шла 1 к 2. Можно было сторговаться 1 к 2.5. А если совсем постараться и поборзеть 1 к 3. Но мне в этой ситуации борзеть не хотелось, а нужен был другой ход.
   - Хорошо. Я согласен, моя цена 1 к 2, но у меня есть условие, - командир удивлённо посмотрел на меня с выражением лица, типа - И он мне ещё хочет какие то условия выдвинуть?
   - У вас, товарищ майор, обширные связи и думаю, что это условие для вас ничего не стоит. Вам нужен холодильник, мне нужна стенка "Камертон" с Нижнетагильской мебельной фабрики в кратчайшие сроки. Чеки у меня в "Берёзки" на личном счёте лежат. Так что ждать вам холодильника не придётся. Вы мне подгоняете стенку - я вам холодильник. - Я понимал, что наглел и рисковал, выставляя такие условия непростому командиру полка. Но с другой стороны - Чем я рисковал? Да в принципе ничем.... Я ж ему цену не заломил, на сделку согласился. Ну, выставил условие, человеку который не привык к этому. Он привык наоборот - ставить условия. Понимаю - Борзею.... Тем более, что майор откинулся с ледяным удивлением на лице на спинку кресла и изучающе смотрел на меня.
   - Выгонит, сейчас, - мелькнула мысль, но у командира был свой взгляд на происшедшее между нами. Лёд в его глазах растаял и он уже спокойно облокотился локтями на стол.
   - Хорошо, я согласен. Но...., - командир сделал многозначительную паузу, - я тебя проверю на "вшивость". Имеешь ли ты право так разговаривать с командиром? Я со своей стороны выполню твоё условие, но посмотрим как ты крутанёшься....
   Остальное сладилось быстро. Командир открыл сейф и отсчитал мне деньги за чеки. В принципе получилось хорошо. Этими же деньгами я рассчитаюсь за стенку, даже ещё останется немного. Когда я дома поделился планами насчёт стенки, жена встретила это с неодобрением. Она посчитала, что я провернул невыгодную сделку. Мы даже чуть не поругались, оставшись недовольными друг другом. Ничего, когда стенка будет стоять в комнате она забудет о многих вещах.
   На этом всё как то и затихло. Я даже забыл про это, с увлечением погрузившись в службу, поэтому идя по вызову в кабинет командира полка, даже не предполагая зачем.
   - Цеханович, бери кого-нибудь с собой на разгрузку. Машина со стенкой стоит у твоего подъезда.
   Оп-па-на... Для меня это было неожиданно. Но я щёлкнул каблуками и с невозмутимым видом приложил лапу к голове "Есть!". Хотя, внутри меня.... Но мигом взлетел на четвёртый этаж штаба, где были наши канцелярии. Выцапал скучающего капитана Серёгу Ершова, своего бойца Кобылова и мы помчались к моему дому. Там уже стоял УАЗик командира, он сам и незнакомый гражданский.
   - Принимайте, товарищ старший лейтенант.
   Да, в кузове ЗИЛ-131 была стенка "Камертон", какую я и хотел в фабричной упаковке.
   - Товарищ майор, прошу вас ко мне с товарищем, - я пригласил командира, гражданского Серёгу в квартиру. Достал бутылку коньяка, тут же струганул колбасы и мы выпили за стенку, чтоб она хорошо стояла и не скрипела. Тут же налил по второй.
   Командир посмотрел на меня поверх рюмки: - Ну что, Цеханович, я твоё условие выполнил. И выполнил быстро. Интересно, как ты теперь срулишь?
   - Я тоже выполню своё, - твёрдо ответил я, глядя на командира. Хотя, честно говоря, внутренней уверенности у меня не было.
   - Хорошо, вот по тому, как ты крутанёшься - я и оценю тебя. Посмотрю, так сказать в деле..., на что ты годишься.
   На следующий день, после обеда, ко мне подошёл капитан Валера Судомоев - правая рука "по хитрым" вопросам у командира полка.
   - Боря, я сегодня по поручению командира ездил в "Берёзку". Холодильник, который хочет Попов там есть. Надо ехать и брать, - Валера хитро посмотрел на меня. Ему тоже, конечно, было интересно, как я буду крутиться. Дело было в том, что прежде чем купить какую либо импортную вещь в "Берёзке" - её надо заказывать и ждать, когда прибудет. Ожидание могло быть и месяц, и два, а то и больше... Вот в чём загвоздка. Можно, конечно, "включить дурака", пойти и заказать, а потом дождаться и забрать его из магазина. Но это как то не правильно, именно в моём положении. Не по-офицерски. Получается, я не прошёл проверку "на вшивость" и оказался звиздаболом.
   Я интенсивно забарабанил пальцами по крышке стола и стал смотреть в окно, решая как лучше выполнить задачу и завтра изъять холодильник из магазина. Вот как? Нужен какой-то неординарный ход.
   - Боря..., Боря..., ты хоть понял, что я тебе сказал? - Выдернул меня из раздумья Судомоев.
   Я очнулся от размышлений: - Слышал, слышал. Пошли в строевую часть
   - На хера? - Удивился Валера.
   - Надо, пошли.
   Через двадцать минут на "Семёрке" Валеры мы ехали в сторону улицы Азина, где был магазин. В нагрудном кармане у меня лежало предписание убыть послезавтра в Москву в Главное управление кадров. Ехали молча, Валера тактично молчал, давая мне время обдумать свои действия. И когда мы остановились в квартале от магазина, план то у меня был, но как то он был неоконченным и сырым. Не хватало чего то, какого то мазка.... Мы вылезли из тёплой машины и Валера закурил. Помолчав и потоптавшись на месте, я спросил товарища.
   - Валера, я похож на срочно отъезжающего в длительную командировку?
   - Не ак..., не похож, - капитан рассмеялся, - ты похож на офицера спокойно служащего в кадрированном полку, имеющего двухкомнатную квартиру и только что вернувшегося с Кубы.
   Я тоже засмеялся: - Блин, это херово раз - не похож. Ну, хорошо - сейчас будем делать, чтоб был похож. Стой здесь и жди меня....
   И ломанулся стремительным бегом по улице, сразу оставив изумлённого товарища далеко позади. Я бежал изо всех сил, вложившись в бег, как будто шёл на рекорд и наверно вид бегущего офицера, с развевающими на ветру полами шинели, привёл в настороженное смущение немногочисленных прохожих бредущих по заснеженному тротуару. Но когда они увидели этого же офицера второй раз и также бегущего вокруг квартала, они стали испуганно оглядываться, выглядывая грядущую некую опасность. Те кто увидел бегущего старшего лейтенанта третий раз вокруг квартала, впали в панику и стали быстро-быстро рассасываться по переулкам и дворам от греха подальше.
   - Ну что, теперь я похож? - Раскрасневшийся, весь в поту, я стоял, запалено дыша перед капитаном, а тот аж загибался от смеха.
   - Боря..., Боря..., ну ты даёшь..... Ха..., ха..., ха... подожди, сейчас будешь похож, - смеясь, Валера сдёрнул с меня шапку и на потные волосы высыпал пару пригоршней снега. Потом расстегнул шинель на груди и слегка её выдернул, - во.... во... Теперь похож. Только бегом до магазина, чтобы ты не успокоился.
   Так я и побежал. Влетел в магазин через чёрный ход. По полутёмному короткому коридору, прошёл метров пять и сразу уткнулся в дверь. План был простенький и эта простота была залогом успеха. Сценарий следующий - я врываюсь заполошенно в кабинет директора магазина. Это была женщина, как проинформировал меня Валера. Потный, красный, раздёрганный, падаю на стул перед ней и воплю, например - Марья Ивановна, спасайте.... Послезавтра уезжаю в длительную командировку ..... И БАЦ перед ней предписание об убытие и воплю ей дальше - Марья Ивановна, деньги мои у вас на счету есть. Давайте куплю у вас без очереди холодильник....., - Думаю, что встрёпанный вид офицера смутит её и она согласиться помочь. Ну..., а дальше всё просто....
   .... Я толкнул дверь кабинета директора и, влетев в помещение, оказался на БАНКЕТЕ. Уже вспотев по настоящему. Эта сука, СУДЬБА, вечно подставляет меня в пиковые моменты, а потом смеётся, глядя, как я кручусь. В небольшом кабинете, за шикарно накрытым столом, сидело аж десять женщин в поддатом состоянии. Секундное замешательство и с воплем - Кто тут директор? - Под изумлёнными взглядами присутствующих, я ринулся к дальнему концу стола, во главе которого сидела привлекательная шатенка сорока лет. И именно она, удивлённо откликнулась - Я директор.
   - Марья Ивановна, - меня заклинило и, не спросив как её зовут, обратился к ней по имени и отчеству, которые чаще всего фигурируют в анекдотах про Вовочку, - Марья Ивановна, помогите... Срочно нужен холодильник. Завтра вечером улетаю надолго за границу.....
   - Молодой человек..., товарищ старший лейтенант..., - за столом оживились женщины и засмеялись, - директора зовут Нина Александровна....
   - Нина Александровна, - ни капли не смутившись реванул я во весь голос, - спасите....
   За столом все уже откровенно веселились и смеялись, а я сбивчиво и бестолково что то рассказывал, суя и показывая предписание. Но как раз эта бестолковость и играла на меня. И я понравился директору, да и всем женщинам, которые были в том игривом состоянии, когда им не хватало мужского внимания.
   Нина Александровна царственным жестом остановило моё словоблудие: - Екатерина Сергеевна, чем мы можем товарищу? Как вас зовут?
   - Борис...
   - Борису... Так что там у нас?
   Екатерина Сергеевна, дама лет пятидесяти, несколько оплывшая, с круглым лицом, но с ещё некоторыми привлекательными формами, перевела хмельной и оценивающий взгляд на меня: - Ну..., тут есть у нас один холодильник на завтра..., на Воробьёва записан и он за ним приедет в двенадцать часов. Скажем, что ошиблись и если сейчас старший лейтенант составит нам компанию.... - мы тогда посмотрим.
   На мгновение я вышел из образа и трезвым, уже мужским взглядом оглядел директоршу, Екатерину Сергеевну и остальных нетрезвых дам. Надо сказать цветничок ещё тот и в него можно приземлиться и даже пить много не надо. И этот взгляд директорша не пропустила, но я уже опять вспомнил ради чего я здесь.
   - Солнышки..., Зайчики..., Завтра я приеду вот с таким букетом роз, - я развёл руками, которыми можно было обхватить хороший баобаб и тут же сузил руки, - и вот с такой коробкой конфет. Гружу холодильник в машину и я ваш на целый час и делайте со мной что хотите, а сейчас не могу... Разрываюсь.... Ну так как, Нина Александровна?
   - Хорошо, - как то сразу решилась Нина Александровна, - только я тут не одна и на час не рассчитывайте.
   - Девчонки..., - я понял, что они в том состоянии, когда можно не боясь возмущённых фырканьев и безопасно поскабрезничать, - завтра я ваш на целых два часа. Отдамся полностью....
   Когда плюхнулся на сиденье рядом с Валерой - был выжатым как лимон.
   - Валера, если бы я сейчас не вырвался оттуда, меня бы прямо в кабинете директора изнасиловали. Причём толпой..., но по-моему это произойдёт завтра. Что делать?
   Ох и ржал Судомоев, когда я рассказал в какой ситуации оказался.
   - Боря, главное завтра расслабиться и получить удовольствие...
   - Валера, ты чего - Не понял? Это они ждут от меня удовольствие...
   - Да ладно тебе, завтра на трезвую голову всё будет по-другому. Главное чтоб про холодильник вспомнили.
   - Вспомнят, слишком похотливо директорша смотрела на меня....
   Перед совещанием меня к себе пригласил командир. Ехидно ухмыляясь, спросил: - У тебя, Цеханович, завтра, на сколько мне доложили, сексуальный день.
   - Так точно, товарищ майор. Только я не знаю, что с ним делать.
   - Ну, чего так уныло? Да большая половина полка, готова завтра быть на твоём месте. Только как с моим холодильником будем действовать?
   - Мне завтра нужен грузовой автомобиль. Старшим туда капитана Ершова и десять солдат. В десять часов мы там. Думаю что за тридцать минут... Ну там пока выпишут, пока то..., пока сё... Машина с холодильником уезжает, а я остаюсь, - закончив, не удержался и тяжело вздохнул.
   Командир заулыбался: - Ладно, поможем. Может Ершова тебя в помощь оставить. Красавец мужчина.
   - Не.., товарищ майор, сам справлюсь. Да, мне ещё нужен охеренный букет роз и ну, очень хорошую коробку конфет. Пришлось пообещать - Где это только взять?
   - За это пусть у тебя голова не болит.
   В конце совещания, командир взял слово: - Так. Всё что вы тут напланировали на завтра - всё это ерунда. Завтра полк работает по плану капитана Цеханович.
   Ночью я спал плохо. Засыпал, просыпался, ворочался, обдумывая как завтра всё это прокрутить. Опять засыпал и опять просыпался и в глубине души зрело вполне конкретное ощущение - завтра будет какая-нибудь подляна. Не пройдёт всё гладко... Вот обязательно, что-нибудь вылезет и опять мне придётся колготиться, бегать прыгать и на ходу выдумывать новые ходы. С этой мыслью я и встал. В пресквернейшем настроении пришёл в парк полка, где меня все ждали. И командир тоже. Буркнул приветствие, наорался на начальника КТП, который уныло тёрся около машины. Матерно приказал дежурному по парку выпускать машину и сам расписался в путевом листе за всех, даже за зампотеха полка. Обругал водителя, построил солдат-танкистов, оглядел и они мне тоже не понравились, но промолчал.
   Мрачно посмотрел на Серёгу Ершова.... Короче делал всё, что делает командир, когда он не в духе или чувствует приключение на свою задницу.
   На всё это со стороны со снисходительной улыбкой смотрел Попов с Судомоевым и когда я остановился в нерешительности, выбирая себе очередную жертву, невинно спросил: - Цеханович, мне наконец то доложить тебе, что УАЗик готов?
   Я фыркнул, на мгновение представив себя со стороны, и коротко рассмеялся: - Не надо, товарищ майор, я и так вижу.
   - Ну..., - командир взял всё в свои руки, - Ершов, езжай отдельно и жди нас у магазина.... А мы отдельно поедем.
   - Серёга, ты только там стань в переулке и чтоб тебя не было видно. Но чтоб по первому свистку, подлетел к крыльцу. - Отдал я последнее распоряжение.
   - А зачем? - Удивлённо повернулся ко мне командир, - У тебя какие-то сомнения?
   - Да нет, товарищ майор, это я так на всякий случай.
   Мы поехали отдельно и заехали на центральный рынок, где в неприметном магазине, в стылом ноябре, при нашей всеобщей нищете нас ждал роскошный, штук на сорок, букет кроваво-алых роз. Я только и присвистнул в удивлении. А в другом магазине нам вручили вычурную коробку конфет - в жизни такой не видел. И за границей тоже. Самое интересное - конфеты были нашего, советского производства.
   - Товарищ майор, как вы это организовали? - Не удержался от вопроса.
   Попов повернулся ко мне и посмотрел на меня долгим взглядом: - Будешь со мной дружить - узнаешь, что такое связи и как всё это делается.
   Пока ехали я успокоился и махнул на всё рукой. А чёрт с ней, с СУДЬБОЙ. Ну, подставит мне подножку - да и по фиг. Буду драться... - за своё мужское имя, за офицерское слово и авторитет. Что!? Разве это первое жизненное испытание? Или последнее? Хрен им всем! Всё сделаю, чтобы сдержать слово и не упасть рожей в грязь. Всё вот по фиг....
   Примерно в таком боевом настроении мы и приехали к магазину. ЗИЛ-131 стоял в переулке, за углом. Танкисты дисциплинированно сидели в кузове. А Ершов, увидев нас, вылез из кабины. И я начал распоряжаться.
   - Товарищ майор, Валера и ты Сергей, идёте во внутрь магазина. Товарищ майор, подходите к холодильнику. Он один там стоит и на боку написано - Воробьёв. Осмотрите его. Если он нормальный и вас устраивает - кивнёте мне головой. А ты, Серёга, как только дам отмашку, мигом подгоняешь ЗИЛок с открытым задним бортом к крыльцу и бойцы шустро грузят холодильник....
   Под задумчивым взглядом Попова и насмешливым Валеры, взял роскошный букет, коробку конфет и не торопясь направился к уже знакомому чёрному входу. Спокойно открыл дверь и зашёл в такой же знакомый, полутёмный, короткий коридор, где нос к носу столкнулся с директоршой магазина. То что она была не в себе, даже учитывая вполне возможное вчерашнее обильное возлияние - это не так. Она была в панике и явно пряталась. Ну, насчёт прятанья мне может и показалось, но она явно хотела хоть на какое то время уединиться.
   Не удивившись изменчивости Судьбы, которая крутилась как проститутка по отношении ко мне и, справедливо посчитав это последствием вчерашней женской попойки, которая наверно закончилась далеко за полночь и может быть чересчур бурной постельной сценой, я даже немного обрадовался. Ну..., чуть-чуть. Мне достанется меньше, а может даже совсем не достанется.
   - Нина Александровна, - запел я фальшиво радостным голосом, - а вот и я, как обещал.
   И протянул букет вперёд. Женщина ощетинилась и зло зашипела, как разъярённая кошка: - Дурак, блядь... Убирай свой букет, у меня ревизия внеплановая....
   - Понял, потом заберёте, - и роскошный букет полетел на пыльный верх шкафов, стоявших тут же. Туда же полетела и коробка с конфетами, и я крикнул вслед, - потом заберёте, когда всё закончится.
   - Дурак, через несколько лет они никому не нужны будут, - буркнула через плечо директриса, но я глядя на её привлекательную фигуру со спины, уверенно подумал.
   - Она выкрутится..., есть чем расплатиться.
   Но дело как то надо было решать, пока магазин не опечатали. И надо решать быстро. Свернул вправо и по уже другому коридору вышел в торговый зал, где о внеплановой ревизии пока ничего не говорило. Толклись первые посетители, молоденькие и симпатичные продавщицы сбились в стайку, и тихо хихикая, обсуждали наверно вчерашнюю вечеринку начальства. У входа маялся от скуки здоровенный охранник. Тут же, в сторонке, стояли два милиционера и не понятно было - то ли они относились как то к ревизии или просто зашли погреться. Хотя их позы и нарочиво независимый вид всё таки говорил - они с ревизией и ждут команду на опечатывание. Со скучающим видом ходил около единственного холодильника командир полка, который увидев меня коротко кивнул головой, на что Серёга Ершов сделал охотничью стойку и немо посмотрел на меня - Хватать холодильник или нет? Сейчас или потом, по отдельному зелёному свистку? Валера Судомоев наоборот погрузился в тряпьё и увлечённо перебирал импортное ажурное женское бельё.
   Кивнув головой командиру - ПОНЯЛ, метнулся в кабинет главного бухгалтера. Екатерина Сергеевна выглядела не лучше своей начальницы, может быть даже хуже. Но здесь сказывалась больше её комплекция и возраст, который в волнении выдавал её с головой. А может быть тут было и другое, так сказать с криминальным душком.
   Увидев меня, у неё закатились глаза и я с лёгким испугом подумал, что она сейчас упадёт в обморок. Но она не упала, глаза выкатились обратно и обречённо уставились на меня: - Идите к Леночке, может ещё успеете, - прошептала она и впала прострацию. Или как это там, у женщин бальзаковского возраста, называется.
   Через десять секунд я, как старик Хоттабыч, неслышно возник в соседнем кабинете и уже бодренько уселся на стул напротив молоденькой девушки, безошибочно угадав в ней Леночку.
   - Леночка, меня к вам послала Екатерина Сергеевна насчёт холодильника.
   - А..., да. Вы Воробьёв!?
   Леночка полезла в картотеку и достала карточку лицевого счёта: - Воробьёв Сергей Кузьмич. Сергей Кузьмич, документ покажите пожалуйста.
   - Да, пожалуйста, только холодильник оформите на меня - на Цеханович Борис Геннадьевича.
   Леночка, с озадаченным лицом, приняла позу "кобры": - Я не поняла. Мне Екатерина Сергеевна говорила про Воробьёва...
   - Правильно. Холодильник Воробьёва оформляете на Цехановича. То есть на меня. Всё просто. И вон там моя карточка.
   - Нет, так не правильно. Пусть тогда она сама мне об этом скажет, - с детской и наивной решительностью заявила девушка. И понимая, что из-за этой дурочки куклы я могу потерять часть своего офицерского авторитета, решил действовать жёстко.
   - Лена, ревизия завтра для твоих начальников закончится вполне благополучно и они завтра же зададут тебе вопрос - Почему холодильник Воробьёва достался именно Воробьёву, а не Цехановичу? Когда был тебе ясный приказ.... А у меня с ними определённые договорённости. И на фиг вам неприятности.
   Пока всё это я говорил жестяным голосом, нашёл в ящике свою карточку и положил перед Леночкой: - Вот и моя карточка. И денег на ней хватает на холодильник и вот моё удостоверение. Так что Леночка, солнышко ты моё, давай выписывай, пока ваш магазин не закрыли.
   Не знаю, что сработало больше, то ли угрожающие нотки в голосе, то ли она банально боялась своей начальницы, но она шустро сделала выписку и я выскочил в торговый зал, считая, что решил проблему.
   Но Судьба-Злодейка, с присущим ей злорадство, подсунула новую проблему. Около холодильника крутился, любовно поглаживая бока, настоящий Воробьёв, который, сука, должен был приехать к двенадцати часам. Я махнул рукой Сергею Ершову "зелёный свисток" и Серёга "этот свисток" просемафорил дальше с высокого крыльца магазина и через минуту, с охеренным рёвом к магазину, задним ходом, да на максимальной скорости подлетел ЗИЛ-131 с открытым задним бортом. Следующий свисток был "ФАС" и бойцы горохом высыпали из кузова, при этом практически затоптав изумлённого охранника, и гурьбой ввалились в торговый зал.
   За эти две минуты, пока проходили по команде "зелёные свистки" и появились бойцы в зале, я своим напором, наглостью и апломбом морально убил настоящего Воробьёва....
   Мгновенно поняв кто это такой, я тут же наехал на несчастного мужика: - Что? Так, мужик, отходи в сторону, сейчас я его грузить буду.
   - Как? Как грузить? - Невидный из себя, явно гражданский, аж подпрыгнул на месте, - это ж мой холодильник...
   - Ты что, мужик, читать не умеешь? Вот тут написано - Во-ро-бь-ёв - то есть это мой холодильник. - Я нагло пёр буром, сразу прочухав внутреннюю слабинку гражданского.
   - Так я Воробьёв, - отчаянно заголосил мужик, заставив всех в том числе и ментов обратить на себя внимание. В этот момент в зал заглянула Екатерина Сергеевна и, увидев назревающую конфликтную ситуацию, с возможным биением морды гражданского, с немым криком снова закатила глаза и сразу провалилась в глубине магазина. Командир со скучающим видом, стоял недалеко, а Валера азартно перебирал ногами на месте, представляя, как он сейчас влезет в конфликтную ситуацию.
   - Ты - Воробьёв? - Удивлённо и одновременно угрожающе протянул я и, ткнув пальцем себе в грудь, при этом доставая удостоверение личности, веско произнёс, - Это я - Воробьёв....
   И ткнул раскрытым удостоверением чуть ли не в харю конкурента: - Видишь, что написано? Во-ро-бь-ёв Сер-гей Куз-мич..., - и чуть сам не рассмеялся. Я ему показывал страницу с записью личного оружия. Гражданский в растерянности щурил глаза, пытаясь найти где там написано что я Воробьёв, но я ему не дал опомниться и закрыл удостоверение личности.
   - Вот так, а если ты мой однофамилец... Ну, так извини, я первый его оформил и первым его забираю, - в этот момент и ворвались солдаты.
   Выбитый из колеи, не знающий что ему делать, мужик с нерешительной тоской глядел, как бойцы, облепив холодильник, с муравьиной целеустремлённостью потащили к машине, при этом опять столкнув в сторону охранника, пытавшегося встать на их пути. И тут гражданский опомнился и неистово заорал.
   - Так это я Сергей Кузьмич... Это мой холодильник... Держите его...
   Ко мне неуверенно двинулась молоденькая продавщица, а менты замялись, не зная что делать: то ли крутить старлея, явно грабившего магазин, либо кидаться на десять солдат и непонятно что из этого кидания получится....
   А в довершении всего в зале появились ревизоры, которые громко оповестили: - Магазин закрыт на ревизию. Просьба посторонним покинуть помещение. И что там увозят? Немедленно занесите назад....
   Но было поздно. Всем всё было расписано, как действовать и в этот момент наступило время Серёги Ершова. ЗИЛ-131ый утробно заревел и сразу рванул от магазина с открытым задним бортом и закрытым этим же бортом номером, чуть не вывалив обратно из кузова холодильник и державших его солдат.
   А мне теперь было всё по хер. Главное - холодильник командира уехал и пусть теперь попытаются у капитана Ершова его отбить. Командир с важным видом удалился из магазина со своим замом по "хитрым вопросам" и я остался один на один с этой сворой. Пусть теперь меня вяжут, хватают, допрашивают - ничего они мне не сделают. Всё равно будут вынуждены отпустить.
   Меня окружили, рядом скулил обиженный жизнью и вопиющей несправедливостью мужик, а я с простецким лицом, махая перед собой выпиской, недоумённо гудел: - Я чё то не понял - Что тут происходит? Вот выписка, вот тут всё прописано... Я купил холодильник... В чём дело?
   - Ты увёз мой холодильник, - практически сквозь слёзы чуть ли не прорыдал мужик, - он мой, а ты увёз.
   Я "включил дурака": - Как твой? А где мой тогда? Вот выписка, где написано... Вот..., сегодняшнее число..., Цеханович Борис Геннадьевич..., холодильник одна штука... Ага здесь номер есть... Во, девушка смотрите номер совпадает... Ну, вот видите совпадает. Значит это мой холодильник. Ничего, гражданин, и тебе будет холодильник, но чуть попозже. Ты только так не расстраивайся...., - так я молол чепуху, видя нерешительность ревизоров и ментов. Те крутили выписку, крутила её в руках и продавщица. Всё вроде бы было нормально и в тоже время явный, наглый мухлёж. И хватать старшего лейтенанта вроде бы не за что и отпускать не хотелось. И тут мужика прорвало.
   - Как? Ты же назвался моим именем. Задержите его, - он начал хватать милиционеров и меня за руки, а те смотрели на ревизоров, ожидая команды.
   Я зло ударил гражданского по рукам и сам перешёл в атаку: - Да убери ты руки.... Чего хватаешь? Пошёл на хер... Вот моё удостоверение...
   И сунул удостоверение личности ревизорам: - Вот.. Старший лейтенант Цеханович..., вот счёт-выписка холодильника на Цеханович... Всё... Какие проблемы? Если есть сомнения, пойдёмте в бухгалтерию и посмотрим мою карточку с моим личным счётом. Идёмте? Нет? Ну, тогда я пошёл... Да, кстати, в карточке все мои данные есть - Где живу и где служу. Если будут вопросы, меня сразу найдёте, - Развернулся и уверенно направился к выходу, где у закрытых дверей мялся охранник.
   - Выпускать, что ли? - Крикнул он через пространство зала и, увидев разрешающий мах руки, открыл дверь. Я вышел на крыльцо, небрежным шагом спустился по скользким ступеням и направился в сторону ул. Свердлова, наслаждаясь свободой и покоем. После такой нервной встряски, решил пешком дойти до центра, прийти в себя, успокоиться и уже оттуда на автобусе уехать в городок.
   Но сзади загудел автомобильный гудок и около меня остановился командирский УАЗик. Командир приоткрыл дверцу и молча мотнул головой - Садись!
   До штаба полка ехали молча, даже вечно жизнерадостный Валера молчал. Также молча поднялись в кабинет командира и только тут у командира прорезался голос: - Ну ты, Цеханович, и авантюрист. По-моему я тобой сработаюсь...
   С тех пор я стал у командира "левой рукой по хитрым вопросам", а Валера так и остался "правой".
  
  
  
  Екатеринбург
  Октябрь 2013 года.
  

Оценка: 9.10*21  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2017