ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Цеханович Борис Геннадьевич
Гражданка

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.85*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава Третья "Полур"

  Глава третья.
  
  ООО "ПОЛУР"
  
   Люблю первого января выйти на улицу утром. Вот и сегодня встал, умылся, побрился. Жена беззаботно спит, спит наша улица, военный городок и весь город. За окном уже светло, а вдоль улицы небольшой морозный ветерок гоняет лёгкий и многообразный мусор новогодней ночи. Везде валяются и торчат из истоптанного снега закопчённые и почерневшие остатки больших и малых фейерверков. Пустые бутылки разных размеров, раздавленные бумажные и пластмассовые стаканчики.... И много чего другого, свидетельствовавшего о прошедшей бурной и весёлой ночи. И никого... Лишь у "железных братьев Токаря" встретил слегка выпившего или почти трезвого - это кому как - товарища.
   - Здорово, Серёга, - обрадовался сослуживцу, а тот мне.
   - Здорово...
   - Ну что - По пивку что ли сначала? - И через минуту, купив у полусонной и уставшей продавщицы по бутылочке, стояли на улице и не спеша употребляли хмельной напиток, так кстати и добротно ложившийся на "старые дрожжи".
   Я ещё с самого начала общения увидел в нём некую печаль и надеялся на благотворное действие пива, но выпив и по второй, он оставался грустным.
   - Чего, Серёга, ты такой смурной? Случилось чего?
   - Ааааа..., - он с досадой махнул рукой и промолчал. Ну, не хочет говорить - это его право. Мужик он нормальный и в состоянии сам разобраться со своими проблемами. Но уже, на половине третьей, он поделился.
   - Да с женой поцапался вчера вечером... Даже не знаю из-за чего. Прямо на пустом месте. То ли она устала, то ли ещё чего... Правда, последнее время мы с ней частенько ссорились. Но.., так. По мелочам и быстро мирились. А тут вспыхнула.... Да из-за ничего.... Ну и сам понимаешь, как Новый Год прошёл... А как говорят - Как встретишь, так его и проведёшь. - Помотал в воздухе в вялом возмущении бутылкой и надолго припал к горлышку. Потом поглядел с сожалением на пустую и предложил.
   - Давай ещё по одной...
   Меня уже хорошо забрало и я довольно мотнул головой: - Лады..., только погоди я свою допью...
   Всё это время пока мы общались около ларьков, на улице не появилось ни одного человека, лишь однажды медленно проехала милицейская патрульная машина. А вскоре со стороны улицы Московской появилась одинокая женская фигурка. Даже издалека было видно, что это молодая, стройная и красивая женщина. И ещё хорошо датая. Качаясь из стороны в сторону на высоких каблучках, она приближалась к нам, а мы со здоровым мужским любопытством наблюдали за ней.
   Лишь не доходя двадцать метров до нас, она увидела обращённое на себя мужское внимание. Собралась и танцующей, но всё равно пьяной походкой подошла. Да..., это была красоточка и всё было при ней. И она явно желала мужское общество.
   - Мальчики, - с пьяной беззаботностью прощебетала она, - вы оба мне нравитесь. Но двое сразу это явный перебор. Киньте жребий и кто выиграет, уйдёт со мной.
   Она уверенно крутанулась на каблуках, демонстрируя стройную фигурку и в конце незамысловатого танцевального Па, чуть не упала. Но я успел её подхватить, прижав гибкое и сильное тело к себе, с сожалением ощутив прилив мощного желания, которое пришлось задавить.
   Наверное она, в этом движении на пару секунд отключилась, потому что когда я немного ослабил невольное объятие, она открыла глаза и утвердительно спросила: - Значит, выиграл ты...?
   Всё ещё держа её в своих руках, я кивнул на товарища: - К сожалению, выиграл он.... Сергей.
   Серёга сделал непонимающие глаза, а ему мигнул и лёгким кивком показал на неё, мол - Бери... Дерзай...
   - Вот и хорошо. Серёженька, ну-ка бери меня под ручку, а то я что-то...., чего-то..., - И они ушли.
   Встретил товарища дня через три на службе - довольного и счастливого.
   - Боря, спасибо. Баба - Вооо..., - и восторженно выставил большой палец вперёд. С женой он потом развёлся. Вскоре уволился с армии, погнавшись за "сытой и счастливой жизнью за забором". Несколько раз мы мимолётно пересекались. А потом он пропал.
   Всё это мгновенно вспомнил, глядя на сидевшего напротив меня Серёгу. Мы уже обменялись в ходе неожиданной встречи первыми бестолковыми вопросами, зашли в кафешку и уже начали спокойно общаться и Сергей, на вопрос - Где он пропадал? Рассказывал
   - Да я, когда ушёл из армии, потыркался...., потыркался. Да всё без особого успеха. Вроде бы старался, рвал..., а не получалось. Вроде бы и получал неплохо. Но всё это было не то. Поменял кучу мест за эти года, а удовлетворения никакого. А у Ленки, ну моей жены... Той... Второй... У неё всё нормально. И с деньгами, и с карьерой и ещё удовольствие от этого получает....
   Короче, оказался в жизненном тупике. А тут, месяцев девять тому назад случайно познакомился с мужиком, а тот оказывается занимается вербовкой рабочих на нефтяные промыслы в Канаде. Вахтовым способом на полгода. Красиво всё расписал - сколько буду получать бабок в долларах, как буду жить, в каких условиях.... Ну, прямо сказка...! Конечно, не поверил. Но вопреки всему, может быть назло себе или Ленке - взял и подписал контракт. А Вдруг..!?
   И ведь не соврал. Действительно, всё как рассказал - так и было. И счёт открыли, и доллары туда заработанные потекли. И условия хорошие, даже можно сказать отличные. Жили, правда, от канадской цивилизации далековато. Километров двести. Но..., каждый месяц, вернее..., раз в месяц нас вывозили в ближайший город на три дня. Там мы уж и отрывались... Через полгода... Вот два месяца тому назад, вахта закончилась и пришёл за расчётом, думая, что получу кучу денег американских.... А мне весь расклад - С вас удержали за то-то..., за форму, за это.... А здесь столько-то за питание. А помните, вы три месяца назад попали в полицию при очередном увольнении и нам пришлось вас оттуда...? И ведь всё верно. Не придерёшься. Было.... И вместо кучи - кучка денег. Нет, конечно.... По нашим меркам даже отлично. Но не то, на что рассчитывал. Приехал в Россию, а на Ленкиной квартире, уже другой мужик. И она говорит - Извини, Серёжа...
   Хорошо, что я из местных. Вот...., живу у родителей. И думаю. Да чего думаю. С вербовщиком уже договорился и через месяц опять туда умотаю. Только уже буду умнее. Лучше полгода потерплю там без увольнений, по съэкономлью, но зато в следующий приезд с машиной буду...
   - Чёрт..., может быть мне с тобой? - Задумчиво выразил я желание.
   - Не, Боря... Не советую. У тебя всё нормально, семья, дети, квартира, машина, хоть и Газель... А что у тебя с работой проблемы?
   - Да вроде этого. Тут последние полгода работал в одной строительной компании. Вроде бы ничего. Но не пошло. Разные там моменты были и уволился. И уже месяц как ищу нормальную работу. Но всем нужны с опытом работы, молодой и перспективный, да чтоб у него была своя богатая клиентская база.... А что с военного взять...? После строительной компании дал себе смертельную клятву - Со строительством не связываться. Особенно с полами. Вот и решил поработать не головой, а руками. Пришёл в компанию, которая занимается мебелью. А там мне сразу предлагают идти мастером, а в рабочих тупые таджики. Посмотрел - ну их на хрен... Куда только не пытался. Смеяться будешь, но увидел объявление - Требуется начальник финансового отдела в крупную компанию. Пошёл, отдал туда резюме, посчитав, что главное опыт руководства людьми. Слава богу, что меня на собеседование не пригласили - вот бы посмеялись надо мной. Финансист - Блин. А тут встретился с Сашкой Гандау. Ну, ты его помнишь..., - увидев кивок товарища и отхлебнув добрый глоток пива, продолжил, - так вот он работает кладовщиком в торговой компании "Кардинал". Выслушал и решил тоже найти такую же работу. Неделю назад пошёл на собеседование на кладовщика на улицу Артинская. И со мной выходит вся расстроенная женщина. Тоже претендентка на эту должность. Идём вместе и она мне говорит: - Меня не примут, а вас примут. Вы моложе меня.
   Спрашиваю: - А сколько вам лет?
   - Сорок три..., - а выглядит лет на пятьдесят.
   - А мне сорок восемь. Я старше вас...
   - Да ну...! Не может быть, я думала, что вам тридцать восемь. Но вас всё равно примут - вы мужчина.
   На следующий день звоню, а мне говорят: - Вы нам не подходите...
   Вчера ходил на мясокомбинат. Ну, там у нас... знаешь... Им требуется зам генерального директора по персоналу. Посмеялись надо мной - Вы нам не подходите....
   Я им говорю - Да у меня в армии было столько же подчинённых, как и у вас на заводе. И справлялся...
   Смеются, сволочи - У нас другая специфика. Вот так. Завтра тоже иду на собеседование.... Надыбал в районе завода РТИ фирму с названием "Мир Детства". Там тоже нужен кладовщик. Может там повезёт...?
   Монтёрская 5а, двухэтажное здание из белого силикатного кирпича, сразу как кончается высокий, белый забор 10ой колонии, считавшейся "красной" и из окон второго этажа наверняка просматривается часть внутреннего пространства Зоны. На охране спросил - Куда идти? А ещё через минуту объяснял молоденькой секретарше зачем пришёл. Та, отвечая на телефонный звонок, безразлично кивнула на полуоткрытую дверь с надписью "Директор" и я смело шагнул в кабинет. Небольшой такой, приятный и располагающий. И за столом сидел вполне нормально-располагающего вида мужчина, исполнительный директор компании "Мир Детства".
   Я объяснил зачем пришёл, он задал несколько - самых разных, потом замолчал, внимательно разглядывая меня и я уже собрался услышать очередное - Вы нам не подходите. Но услышал совершенно неожиданное.
   - А вы знаете - Вы нам подходите. Я неплохо разбираюсь в людях и даже больше скажу. Сейчас вы поработаете простым кладовщиком, а через три месяца вы у меня будете начальником базы, - а дальше он начал рассказывать вообще невероятные вещи. Буду работать кладовщиком с зарплатой в семь с половиной тысяч рублей. Через три месяца у них начинает работать большая база в городе Берёзовский, куда всех работников будут возить от офиса на автобусе и где я буду уже начальником, с зарплатой от пятнадцати до семнадцати тысяч рублей. А пока, за эти три месяца я должен изучить номенклатуру и весь спектр предлагаемого ими товара. Закончил рассказывать просьбой, - вы, Борис Геннадьевич, пока погуляйте минут десять-пятнадцать в коридоре, а я сейчас вызову человека, у которого вы будете стажироваться: недельку на детском питании, а следующую неделю на детской одежде и других вещах. Потом выберете на чём будете специализироваться. Давайте, ждите....
   Я вышел в коридор донельзя удивлённый лёгкостью устройства на работу и в таком приподнятом настроении начал прогуливаться по не длинному коридору, читая таблички на дверях. Пройдя до конца коридора, развернулся и двинулся в другой конец, где в полутёмном тупичке виднелись четыре двери и на одной из них табличка "Директор ООО "Полур".
   Хм.... Конкуренты "НПО Строй" по полам. Практически о них, кроме того, что они конкуренты, ничего не знал. Илья Матвеевич со своим сыном Игорем отзывались о них с пренебрежением и не считали серьёзными противниками. А я лично столкнулся с одним из них, когда осматривал выставочный зал компании торгующей техникой. Им нужно было сделать новые полы. И когда туда приехал, там уже бродил какой-то невидный мужичонка. Как потом мне сказал представитель компании - Он был из "Полура"....
   - Ха-ха... Интересно. А дай-ка зайду... Интересно - А как тут у них? - Вежливо постучался и, услышав резкое "Да", толкнул дверь.
   В совсем маленькой комнате, во главе стола сидел вот именно тот мужичок и явно он был тут директором. И на лице у него было написано - "Он не в настроении", что подчёркивал его всклокоченный и злой вид. По обоим сторонам стола сидели молодые парни. Один - крупный, в очках с нагловатым выражением лица, лет двадцать четыре-двадцать пять, разгорячённый спором. Второй нормальный парнишка, может чуть помоложе и по спокойней, но тоже явно только что участвовал в горячем обсуждении, которое я прервал.
   - Слушаю..., - агрессивно заявил директор.
   Отступать было поздно, да и как-то неловко отделаться невнятным бормотанием, что ошибся дверями, поэтому начал бойко: - Да вот зашёл к вам. Может быть, вам нужен менеджер по полам, а я полгода отработал в "НПО "Строй" и умею...., - дальше, в течение двух минут, рассказал чему там научился и на каких объектах работал. Что-то удивило их в моём рассказе, потому что оба парня озадаченно уставились на директора, а у того в глазах рассосалась злость от неожиданного вторжения чужака и тоже появилось удивление.
   - Как зовут?
   - Борис Геннадьевич...
   - В Бога веришь?
   Я в задумчивости скривил губы, что можно было одновременно принять за "Да" и "Нет", но от меня и не ждали ответа.
   - Вот представь, - начал директор, - мы сидим здесь и горячо спорим - Где нам взять ещё одного менеджера? Да чтоб он хоть немного имел понятие в полах, чтобы сразу в работу включился. А тут стук в дверь и заходишь ты. И говоришь - я хочу быть менеджером и разбираюсь в полах, в том числе и в полимерных, и таких новых, как Цембекс.... Вот я и спрашиваю тебя про Бога.
   - Так..., - задумчиво протянул директор, потом кивнул на стул, - садись, Борис Геннадьевич, и расскажи, как ты там работал, сколько получал? С какими минусами столкнулся и что тебе там понравилось? Ну, и интересно чего оттуда уволился?
   И я рассказал. Про рабочий стол из дверного полотна, про расшатанную табуретку, которую нужно было сбить и уже потом сидеть смело, про один телефон на всю фирму, про тупящий компьютер, про жадность директоров, про их плюсы и минусы, про организацию работы и про многое другое.
   - Мда..., - только и сумел сказать директор, а парни вылупились на меня, как на инопланетянина.
   - И ты за эти бабки работал?
   - Да. А что в этом удивительного?
   Директор покрутил головой, выражая непонятное мне удивление, а потом ткнул пальцем в парней.
   - Обещать и говорить ничего не буду, но выйдите в коридор и просто спроси - Сколько они заработали за этот месяц, выполняя ту же работу что и ты? - Он кивнул и вместе с парнями я вышел в коридор.
   Василий, Антон - представились они мне, за дверью кабинета. Я помолчал, формулируя вопрос, хотя его за меня выразил директор и спросил: - Сколько?
   Парни переглянулись и первым смущённо ответил крупноватый и в очках Василий: - Да..., я не очень много... Сорок восемь тысяч всего... Вон, Антон, он больше заработал...
   - Сколько...?
   - Шестьдесят четыре тысячи....
   - Что? Это за месяц...???? За такую же работу, что и я делал в "НПО...."? - Моё удивление было безмерно. При средней заработке по области в пять тысяч рублей...!?
   Как-то сразу вспомнился химик нашего полка Александр Васильевич. Он уволился из армии перед самой первой Чечнёй и когда мы вернулись оттуда он работал весовщиком на асфальтовом заводе, получая за данную работу одиннадцать тысяч рублей, что по меркам 95 года были сумасшедшие деньги. Как-то раз я его встретил, поговорили и шутливо озвучил: - Александр Васильевич, ты устрой меня хоть на маленькие весы. Я согласен и на восемь тысяч в месяц. - Посмеялись и разошлись. Надо сказать, тогда Александр Васильевич очень хорошо поднялся. Купил новенькую машину, четырнадцатой модели. Вальяжный стал... Он и сейчас работает весовщиком и получает всё те же одиннадцать тысяч. А тут парни, спокойно выгребают такие деньги...
   - Что...? Вот так?
   - Да...
   - Как директора зовут?
   - Вячеслав Леонидович...
   Я зашёл без стука обратно в кабинет: - Я согласен работать в вашей фирме, если вы меня принимаете...
   - С этого момента можешь? Отлично. Принимаю. Через десять минут выезжаем на объект. Мне нужен твой совет.
   Во блин... Но, впрочем был не особо удивлён. В армии и не с таким сталкивался.
   - Согласен. Через десять минут я буду готов.
   - Что? Как? Я ж тебя уже практически принял..., - негодующе вскрикнул исполнительный директор "Мира Детства".
   - Извините, но в Полуре более интересные условия и работа....
   Мы приехали в Большой Исток, где они буквально неделю назад сделали пол с топпингом на площади в 1800м2. Сделали хорошо, но сейчас пол был покрыт непонятным белым инеем. Вернее, не инеем, как казалось на первый взгляд, а каким-то белым порошком, сплошняком покрывшим весь пол
   - Что это такое?
   Я присел на корточки и провёл пальцем по непонятному, тонко помолотому белому порошку и растёр его между пальцами.
   - Даже не знаю, что это такое, - разочаровал директора.
   - Вот и я не знаю, что это такое. Заказчик недоволен и пришлось заказать экспертизу. Через неделю будет готова.
   В последствие, узнал довольно интересные обстоятельства заливки пола на этом объекте. Заказчик поставил условие устроить пол в три дня. Хоть и толщина пола была небольшая, объём бетона был существенный, а армирование и само здание не предполагало заезда миксера во внутрь. (Бетононасосы в те годы уже были, но ещё являлись большой и редкой диковиной) Поэтому было принято решение нанять большое количество таджиков и вручную занести положенное количество бетона в необходимое время. Тем более, что Заказчик шёл на финансирование такого трудового процесса. Прорабом был Игорь, высокий и толстый, знающий своё дело, но частенько пускающий работу на самотёк. Бригадиром работал Лёха, парень с Асбеста, толковый, крепкий и самолюбивый. Вот они взялись на пару организовать и возглавить такой сложный, с ручным уклоном процесс. Заготовили кучу носилок, вёдер, наняли большой оранжевый автобус-скотовоз и направились на ближайшую точку, где ежедневно с утра толпился таджикский народ в ожидании "покупателей" и работы.
   - Парни, есть работа на три дня. Тяжёлая, но платим хорошо и в конце каждого рабочего дня, кормим и ночуете в приличном общежитии рядом с объектом. Кто желает? - Дальше Алексей, практически как Ленин с броневика озвучил размер платы за эту работу.
   Рассказывают, что автобус чуть не лопнул от желающих попасть во внутрь "скотовоза" и получить заветную работу, где за три дня можно было получить полумесячную зарплату.
   Приехали на объект, похватали носилки и вёдра и понеслось - весело и азартно. Правда, этого азарта хватило на пару часов, а потом веселье пошло на убыль. К обеду они еле шевелили ногами и руками. Но сытный обед за счёт фирмы и часовой перерыв, заставили встрепенуться. Хотя уже через час их нужно было подгонять криками и матом. К ужину план первого дня был выполнен, честно заплатили за день работы и разместили на ночь в общаге. А в шесть утра они поднялись и резво разбежались. Осталось человек двадцать, которые заявили - Умрём, но отработаем и получим деньги.
   Срочно наняли автобус и помчались на точку, где таджики уже знали - "Полюр" за работу платит щедро и не кидает. Только автобус остановился, Лёха даже не успел речугу оптимистическую толкануть, а объёмная машина была битком набита. И смех и грех.
   Те, которые остались со вчерашнего дня, сдохли к десяти часам, остальные к обеду. А после обеда прораб с бригадиром подгоняли таджиков не только матами и руганью, но и палками.
   Поздним вечером, общага, где ночевала новая смена таджиков, была оцеплена бригадой бетонщиков, вооружённых дрынами. И как только в окно высовывался таджик, собиравшийся сбежать под покровом ночи, так сразу же получал по башке. И так всю ночь. Но..., к утру большая часть всё-таки сумела разбежаться. Остались опять те же что и с первого раза, хотя они уже на завтраке выглядели доходягами.
   Снова автобус и снова точка таджиков. Но увидев оранжевую машину, таджики с криком - "Полюр...", "Полюр..." - в панике разбегались в разные стороны и их приходилось ловить всей бригадой и забивать автобус под завязку. И к вечеру третьего дня задача была выполнена. Рассчитались с ними - честь по чести и тем первым, проплатили ещё одну ночь в общаге.
   ....Вернулись в офис и я был офигенно удивлён. Главный бухгалтер фирмы, Лена, показала мне моё рабочее место в большой комнате, действительно с выходящими в Зону окнами. Нормальный письменный стол, на нём компьютер с выходом в интернет, отдельный телефон, полный набор письменных принадлежностей, кресло. Блин..., да тут, в таких условиях можно работать. В этой же комнате стояли столы Василия и Антона. И ещё с нами сидел совсем старый мастер по оборудованию Виталий Витальевич.
   Первые несколько дней прошли в изучении обязанностей, материалов для полов, которыми работали в нашей фирме, технологий и других моментов, необходимых в нашей работе. Общался с Василием и Антоном, перенимая накопленный опыт. Они пришли в Полур месяца за два до меня. Василий был риелтором, а Антон играл на бирже. Поэтому опыт у них был тоже небольшой, но вот сумели зарабатывать Ха-ро-шие деньги. Никто в фирме в армии не служил, активно косили и прятались от службы. Лишь Вячеслав Леонидович, который был старше меня на один год, служил танкистом в Бишкиле на Чебаркульском полигоне. И я. Да..., ещё у нас работал прорабом на полимерах Сергей Петрович. Оказалось, он был полковником и летал на стратегическом бомбардировщике. Но в офисе он появлялся очень редко и сразу же заходил в кабинет к директору и что-то нудно ему бубнил за стенкой, после чего Вячеслав Леонидович вылетал из оттуда как ошпаренный и весь заведённый. И наш мастер Виталий Витальевич. Никак не могу понять - Служил он или не служил? Таинственно щурил бесцветные глаза и туманно рассказывал про шахты Нордхаузена и секретные работы, якобы в которых он участвовал с 50го по 53 год. Говорил, что это БОЛЬШОЙ секрет.... Да..., какой секрет? Кто этот секрет сейчас не знает...? Да я ещё, когда начинал служить в ГСВГ, знал, что там у фашистов были ракетные шахты под ФАУ, да и заводы по их производству. У молодёжи, не служившей в армии, было самое хреновое мнение об армии и целый набор нелепых суждений. Так прораб Игорь, непонятно откуда считал дедовщину в армии похлеще, чем на Зоне, за нашим окном. А тут через неделю и выяснилась природа совсем безобидного мелкого белого порошка на полу в Большом Истоке и Заказчик упёрся - Вымойте мне пол и всё! Тогда у вас и приму работу. Вечером собрались и стали прикидывать какими силами будем решать этот вопрос. Таджиков уже на этот объект и калачом не заманишь. Наши рабочие заняты. И теперь все вопросительно уставились на меня. Отчего пришлось пообещать, скрепя сердцем, сразу оговорив, что я на это иду в первый и последний раз. Сходил вечером в полк, выставил пиво, рыбу и утром встретил на КПП 105 полка десять солдат с сержантом. Тут же стоял около микроавтобуса и отчаянно переживал прораб Игорь. Он банально боялся солдат, наслушавшись ужасов дедовщины. По-моему он даже смирился с тем, что по приезду на объект будет немедленно изнасилован в самых изощрённых формах, а потом ещё и жёстко отлуплен. Сержант доложился и я мотнул головой на автобус, а когда они исчезли в глубине салона, снова стал успокаивать и инструктировать сильно трусившего прораба: - Игорь..., да не ссы ты. Всё нормально будет. Приедешь, сержанту покажешь объём, снабдишь инвентарём и он сам там распорядится. Да..., перед этим купишь бойцам сигарет по пачке. Молока или лимонада, хлеба и колбасы. Дашь им поесть. И пообещаешь - как они всё сделают - два блока хороших цивильных сигарет, естественно колбасы и остальной жратвы от пуза. Денег для этого тебе дали достаточно. Всё... Только не делай такого трагического лица. Езжай....
   Мрачно проводил глазами микроавтобус, удивляясь тому, как здоровенный парень может так бояться.
   Но через три часа из телефонной трубки вырвался восторженный вопль: - Борис Геннадьевич, вот это солдаты...! Вот это сержант! Всё как ты сказал. Показал, обеспечил, а дальше как они зашуршали... Я думал, как бы нам к обеду управиться, а они уже на два раза всё вымыли и Заказчик сказал - Отлично!
   - Ну вот - Видишь!? А ты боялся. Теперь давай накорми их хорошо, снабди сигаретами. Как обещали...
   - Понял...
   Через час новый звонок: - Борис Геннадьевич, всё сделал, но ещё денег осталось до фига. Что с ними делать? Может каждому раздать?
   - Нет. Отвозишь их обратно на КПП, откуда забирали утром и там отдаёшь остальные деньги сержанту. Он сам лучше знает - Кому и сколько? А я вечером проверю его на вшивость. Как он деньги поделил....
   Приняли меня в фирме нормально, но настороженно. Даже несколько скептически, виной чему был Сергей Петрович. Полковник - но прораб. Военный лётчик - но нуднейший человек. Так и ко мне отнеслись - Да чё они там могут?
   Поэтому было довольно занятно смотреть в изумлённые глаза коллег, когда уже через неделю я зашёл и небрежно сказал, что нашёл "поляну" в пять тысяч квадратных метров, но мне нужен совет - Можно ли на жирный, старый бетонный пол положить новую бетонную стяжку с топпингом? Ещё шире у них раскрылись глаза, когда они услышали, что эта огромная площадь находится на заводе "Ураэластотехника", в двухстах метрах от нашего офисного здания. Для них это было огромным сюрпризом. Они искали площади по всему городу и по всем окраинам, а тут прямо под носом есть такая площадь, да ещё к тому же новичок утверждает, что на заводе уже ждут - что мы скажем по работе?
   Взяли болгарку по моей просьбе и всем гуртом пошли, на заводском КПП нас ждали и сразу же провели в цеха, где в качестве пола лежала старая мозаика. Пол был весь в трещинах, выбоинах, жирно блестел от сажи и ингридиентов входящих в резиновые изделия. А выпускали здесь резиновые шланги разного диаметра и уплотнители для автомобилей. В нескольких местах болгаркой сделали надрезы в мозаике и с облегчением констатировали, что жир был лишь поверхностный.
   Но.., у "Эластотехники" планы на пол - это планы будущего. Они с нами пообщались, записали мой номер телефона и мы расстались. И я снова окунулся в поиски новых объектов. Как искать, я знал и это не составляло проблемы. А вот, как дальше вести переговоры, как грамотно общаться с Заказчиком, как отстаивать свою позицию перед ним, тут я был слаб. Да что там слаб... Просто никакой. Что и проявилось во взятии первого моего объекта на двадцать первый день работы в фирме.
   Я сидел за столом и задумчиво глядел на большую карту Екатеринбурга, прикидывая, куда бы ещё проехать в поисках "поляны". В офисе был один и ничто не мешало размышлять, даже на такой щекотливый финт: - А не послать ли мне всё это на фуй!!!!!! Я же давал себе страшную клятву - В строительство ни ногой.... И, блядь, опять вступил в это же сам говно. Сейчас бы спокойно шурудил себе на складе, получал семь с половиной тысяч рублей. А так опять оклад в пять тысяч и снова мучительные поиски и куча сомнений. Правда, процент от договора тоже получался в случаи успеха очень хороший. Но ведь этот объект ещё надо найти и договориться. И еще подписать договор. И где его искать? И как договариваться? Хрен его знает.
   Даже не знаю, до чего бы додумался, но звякнул телефонный звонок, второй, третий и я поднял трубку.
   - ООО "Полур" слушает вас.
   - Значит я правильно попал, - пророкотал солидный голос в трубке, - меня зовут Салават Сабирович и я бы хотел поговорить с кем-нибудь по бетонным полам.
   - Давайте со мной. Меня зовут Борис Геннадьевич. Я вас слушаю.
   - Наше предприятие находится по адресу - улица Горнистов 1. Это Кольцово. Вы можете подъехать после обеда, чтобы посмотреть объект и уже там, на месте, обсудить - Что можно сделать?
   - Да, буду. Вас шестнадцать ноль-ноль устроит?
   - Устроит. Как раз я пообщаюсь с вашими конкурентами, которые тоже хотят предложить свой вариант...
   Я положил трубку и недовольно скорчил лицо. Конкуренты - это серьёзно. Конкуренты - это проигрыш. Может Василию или Антону слить объект? Пусть едут - у них больше шансов выиграть у других. А с другой стороны - Да, сгоняю я... Отдать никогда не поздно. Решено.
   На карте улица Горнистов была простой, но в действительности прошарахался с час, прежде чем нашёл на окраинных пустырях посёлка адрес - Горнистов 1. Даже удивительно, что эта груда зданий, обнесённая бетонным забором, может иметь такой адрес, находясь от означенной улицы в пятистах метрах, да ещё в стороне.
   Но это было уже не важно. Во дворе, перед зданием промышленного вида стоял дородный дядька, респектабельного вида, а около него топтался менеджер Костя с "Промышленных полов". Это была компания занимающая продажей полимерных материалов "Праспан" и её возглавлял сын нашего Вячеслав Леонидовича.
   Я поздоровался с Костей, представился мужчине, который и оказался Салаватом Сабировичем. И Костя продолжил. Говорил он гладко, грамотно, убедительно расписывая преимущество бесшовных, полимерных покрытий. И не мудрено, он был опытным менеджером по продажам, работая в этой сфере несколько лет. А я стоял, с завистью глядя на заинтересованность Салават Сабировича и на их оживлённый диалог. Я так не смогу и сейчас буду невразумительно мычать, заикаться, обходить неясные мне вопросы по сути и технологии материалов, и опять нести какую-нибудь лживо-оптимистическую чепуху. Смирившись с проигрышем, я терпеливо ждал своей очереди, чтобы честно опозориться и уйти, мучимый досадой на своей бестолковостью.
   А Костя чирикал, злорадно поблёскивая глазами на меня, понимая, что он уже уделал этого новичка с "Полура". И я признавал это, уважая в нём грамотного и опытного менеджера. Хотя лично он мне не нравился и вполне возможно это исходило из зависти к более успешному. Из-за чего наверно и негативно оценивал его внешность - узкое лицо, чем-то смахивающее на мордочку хорька, придающее лицу хитроватое выражение, неуловимая мимика лицевых мышц, как будто он что-то утаивал от собеседника и искал способ того обмануть.
   Через десять минут Костя попрощался, и теперь настала моя очередь пройти все круги позора, что я и проделал с изяществом болвана, неуча, который тупо втюхивал плохо изученный товар, знающему человеку. А Салават Сабирович был вполне компетентным человеком. Он задавал толковые вопросы, на которые хоть я и отвечал без запинки, но шпарил книжным текстом, не отходя ни на йоту от инструкции и технологии. А ему хотелось знать более подробно, глубже и всё задавал и задавал вопросы, а я шпарил и шпарил одно и тоже. Уехал от него в пресквернейшем настроении.
   Через два Салават Сабирович сам позвонил мне: - Борис Геннадьевич, я тут прикинул немного и решил работать с вами. Приезжайте, чтобы обсудить, что мне нужно.
   - Салават Сабирович, хочу вам задать вопрос и получить откровенный ответ, - плюхнулся на стул и сразу влупил Заказчику вопрос, на что он важно кивнул головой, - вы же видели разницу между мной и Константином. Он опытный, грамотный и правильно вёл переговоры. Я неопытный, не убедительный, плаваю и вы после этого выбираете меня. Почему?
   Заказчик поощрительно улыбнулся, чуть наклонившись в мою сторону: - Не заморачивайся, Борис Геннадьевич. Он мне просто не понравился - неприятный и скользкий какой-то. А ты открытый и нормальный мужик и это в тебе ощущается. Такие не кидают. А то, что неопытный - вот и будем учиться на моём объекте. Вместе. А теперь пошли, я более подробно расскажу, что надо делать.
   Компания "Зима-А" решила развернуть в этих зданиях производство по глубокой заморозке сельскохозяйственной продукции и им нужны современные полы. Внутри здания разбитые старые бетонные полы ещё советского производства. Вот по ним и нужно было устроить полы, с разуклонкой в каждой комнате на общей площади в 800м2.
   - Ты мне, Борис Геннадьевич, сделай съёмку старого основания и привези ресурсную смету и будем толковать по цене вопроса.
   Вот с этого момента и закрутилась работа. Пока ехал до офиса в башке оказалась целая свалка из десятков вопросов и уже за столом попытался там что-то рассортировать, но ничего не получилось и пришлось обращаться за помощью к Василию, потом к Лене. Кинулся к Вячеславу Леонидовичу, но тот был как всегда не в настроении. У всех своих задач было полно, а тут я ко всем лез, с их точки зрения, с "дурацкими вопросами". Короче, два дня прошли в суматохе и нервотрёпке, но смета была готова и я было перевёл дух. Но это было только небольшая часть работы.
   В "НПО "Строй" там был следующий алгоритм. Нашёл объект, докладывал начальству и оно оценивало - Какую цену я должен пробивать. То есть они формировали окончательную цену, да и они если объект был нормальный или шоколадный вели тоже переговоры. А потом ехидно заявляли мне - Ведь это мы взяли объект... Не ты и тебе ничего от него не светит.
   В Полуре был совершенно другой подход. Ты находишь поляну, ты формируешь и пробиваешь цену вопроса, ты ведёшь переговоры и ты заключаешь договор. Потом ведёшь объект и закрываешь его. Поэтому и расчёт получаешь за него ТЫ. Какой положен. И размер этого расчёта зависел от размера маржинального дохода. И зарплата в пять тысяч рублей, как говорил Вячеслав Леонидович - это исключительно на бензин, телефон и поддержание штанов. А вот живёшь с того, что заработал с объекта и с процента.
   Но смета была у меня в руках и, даже не подозревая с какими вопросами придётся столкнуться, двинул на Горнистов 1. И тут понял, какой я ещё щенок в деле устройства полов, да и какой менеджер. Я сидел перед Салават Сабировичем, перед ним лежала смета и он меня прямо засыпал вопросами, а я только моргал глазами и ничего вразумительного ответить не мог. Я даже не понимал - Что он говорит.
   Поняв моё состояние, Заказчик предложил компромисс - привезти для переговоров более компетентного менеджера.
   В офисе ни Василия, ни Антона не было и пришлось идти к Вячеславу Леонидовичу. Тот, снова был не в духе и воспринял моё предложение проехать к Заказчику с величайшем раздражением. Но всё равно, сели в его двенашку и погнали, а я сразу вообще пожалел, что обратился к нему за помощью. У него и так была агрессивная манера езды, да плюс раздражение, не прошедшая злость за предыдущее и мы летели по дороге, подрезая, бибикая, моргая фарами, нарушая многочисленные пункты правила дорожного вождения, а сам Вячеслав Леонидович периодически и экспрессивно колотил кулаком по солнцезащитному козырьку, то опуская его, то ударом возвращая на место.
   В кабинете у Салават Сабировича все переговоры уложились в десять минут и Заказчик дал "Добро" на договор.
   Настроение у директора после удачных переговоров улучшилось и, возвращаясь в офис, он с сожалением сказал: - Чёрт, учить вас всех надо.... И учить капитально...
   Договор, счёт на приличный аванс, получение аванса.... Я прямо впитывал всю цепочку действий, чтобы при следующем объёме не быть таким беспомощным. Закупили материал и вместе с оборудованием доставили на объект. Прораб Игорь с бригадиром Алексеем сразу приступили к работам.
   Салават Сабирович по характеру был очень дотошным, энергичным и вникал во все детали рабочего процесса и это было не въедливый контроль, а просто он хотел как можно глубже, на будущее, понять все моменты новой технологии. У него сразу же не сложились отношения с прорабом и бригадиром. И тому были причины. Игорь приезжал на объект, отдавал какие положено указания, ставил задачи, а потом садился на табуретку, доставал сотовый телефон и начинал играть в нём в тетрис. И мог играть часами, полностью устраняясь от рабочего процесса. А когда Заказчик делал ему замечания, вяло реагировал и снова утыкался в телефон.
   Самолюбивый Алексей наоборот - отвечал резко, с апломбом и сам пытался наезжать на Заказчика. Также себя вели и рабочие. После чего все свои претензии Салават Сабирович выкладывал мне, а я пытался в свою очередь с ними разговаривать, объясняя - Кто есть Кто и как себя вести. Но те, считая себя офигенными перцами, молча и свысока смотрели на меня. И на следующий день всё повторялось заново. Но дело шло. Особенно мне понравился расчёт. За заключение этого договора мне было положено 25рублей за м2. А там 800м2 и простая арифметика Пупкина говорила - расчёт 20 000 рублей. Причём, правила были следующие - расчёт производился за аванс и за окончательный расчёт. Аванс 80% и мне выдали 16 тысяч рублей, да ещё зарплата подгадалась и в кармане оказалась аж 21 тыща. Приятно. Месяц проработать и заработать неплохие деньги.... Конечно, домой я не все деньги принёс. Нужно было обмыть первый объём и влиться в коллектив. Эти мероприятия были проведены по-военному качественно. Может быть, даже чересчур качественно, отчего моя жена даже по истечении 13 лет, частенько и с негодованием вспоминает кафе "Лидия", где очень феерически закончилось обмывание и вливание.
   Я пропадал на объекте целыми днями, ходил, смотрел, слушал ворчание Салавата Сабировича и его вопросы и сразу же пытался найти ответы, что позволяло углублять свои знания по устройству полов и самих материалов. Постепенно мы сделали полы во всех помещениях, соединили систему отвода воды и грязи с очень объёмной песколовкой и Салават Сабирович предложил заодно сделать полы в холодильнике площадью 200м2. И подписание Доп Соглашения, составление сметы у меня прошло более легче, где уже присутствовало некое понимание самого процесса. Закончили полы у Салавата Сабировича, а их получилось в общей сложности около 1200м2, и как-то незаметно для себя, да и легко я взял небольшой, но очень жирный по марже объёмчик на Первоуральском "Русском Хроме". Там рулили югославы и они хотели организовать здесь выпуск очень вредного и агрессивного вещества "Шестивалентного Хрома" в сухом виде, очень необходимый в металлургии. Даже дали образцы его в небольшой бутылочке, строго предупредив, чтобы не дай бог не мочить его, а то химический ожог будет похлеще, чем от самой сильной серной кислоты.
   Там надо было сделать щебёночное основание, потом армированную бетонную стяжку, а по ней химстойкое полимерное покрытие. Тоже тот ещё познавательный процесс был, даже в плане самого посещения завода "Русский Хром", где вся территория была зелёного цвета от вредных выбросов - зелёный снег, зелёная вода в лужах и зеленый налёт на всём кругом.
   И здесь всё получилось удачно и уже через месяц, можно было любоваться полами. Но это так - в рабочее время. А как на часах стрелочки сходились на цифре шесть вечера, с тяжёлых вздохом я, Василий, Антон и ещё один новый менеджер шли в кабинет директора, где занимались учёбой до девяти вечера.
   Учил он добротно, интересно. Разбирали до тонкостей все материалы, которые применялись в полах. Даже один раз закупили кучу сеялок и просеяли топпинги, разложив их на составляющие. Тем самым сумев хоть на визуальном уровне понять - чем отличаются топпинги российского производства от топпингов иностранцев. И были удивлёны: наш российский портландцемент был более крупного помола, чем иностранный. И наполнители топпингов, которых было около восемнадцати разновидностей, тоже были более крупными, чем у иностранцев из-за чего поверхность пола из иностранных материалов был гладким как стекло, а из наших более грубый и зернистый. Преимущество отечественных материалов перед иностранными было только в одном - низкая цена.
   Пока в нашем регионе лидировал топпинг Панбекс из иноземных и московский топпинг Астер-У. Вот и учил нас Вячеслав Леонидович разным приёмом, чтобы убедить потенциального Заказчика выбрать более дорогой и качественный топпинг. Там же очень горячо спорили, обсуждая разные моменты деятельности менеджера.
   - А какова главная задача менеджера? - Тут же задавал следующий вопрос Вячеслав Леонидович и хитро щурился через сигаретный дым. Мы кидались в словесную атаку, а он смеялся над нашей наивностью и горячностью.
   - Парни, запомните - пока в нашей стране не будет махровой безработицы, рабочий будет просто быдлом, которому хочется меньше работать, да ещё с херовым качеством, но больше СОРВАТЬ денег. Вот послушайте меня. Ездил я этим летом в Чехию по приглашению фирмы ПАНБЕКС и посмотрел там, как работают. Провезли меня по всем объектам, где везде спокойная обстановка, рабочие работают без штурмовщины чётко и толково и выдают отличный конечный продукт - то есть отличный пол. Спрашиваю - А как вы этого достигаете? Чтоб без криков, ругани и воплей...?
   А они смеются - У нас в стране безработица и если они будут плохо работать, то их просто уволят. А работу у нас найти ну... очень трудно. Поэтому они стараются работать, как у вас русских говорят - И за страх и за совесть.
   А если плохо всё-таки сработают - тогда что? Гнул свою линию. Смеются - Вот в этом и заключается главная задача менеджера - Грамотно отъехать от брака.
   Занятия были очень познавательные - как зайти в кабинет Заказчика, как начать разговор без словесной шелухи, сколько нужно времени, чтобы заинтересовать его и много чего другого, что нам потом поможет. Устраивал ролевые игры, где он был Заказчиком, а мы убеждали его именно нас принять на работу по устройству полов. Злился, если мы проявляли тупость или неповоротливость ума и тогда в его руках импульсивно ломались карандаши, линейки, а иной раз мы видели и летающие пепельницы. Мы, когда заказывали канцелярские принадлежности специально закупали большое количество карандашей и линеек именно в его кабинет. Но мы не обижались, потому что сами себя ощущали сырыми и нам нужны наработанные приёмы, чтобы объяснять перед Заказчиками наши преимущества перед другими непорядочными конкурентами. Уже в Полуре я понял, что "НПО "Строй" совершенно не был конкурентом на половом рынке ни для кого. Во-первых: организация работы в компании была на примитивном уровне. Директорат жил своей жизнью, менеджеры своей и они пересекались только когда появлялись деньги или в воздухе начинал витать запах денег. Во-вторых: они всё пускали на самотёк и совершенно не занимались ни менеджерами, ни бригадами. В-третьих: с пренебрежением относились к потенциальным соперникам, совершенно не видя, что те учатся на своих ошибках, учатся для того чтобы более эффективно работать и двигаются вперёд.
   Так что учёба нам была нужна. Как раз перед моим приходом от Полура отделилась часть руководящего состава и образовала новую половую компанию "Аспол", которая очень непорядочно стала конкурировать с нами. Например, пришёл наш менеджер к потенциальному Заказчику, провёл всю какую положено работу, предложил и обсудил с Заказчиком цену вопроса, а после нашего менеджера нарисовывается менеджер "Аспола" и спрашивает: - Полур у вас был? Был... Хорошо. Так вот мы даём цену на сто рублей меньше на квадратный метр, а качество такое же, как у Полура.
   Вот так, без обсуждения, без ничего этот трюк частенько срабатывал и они забирали объект под себя, зная о том, что Полур выкатывал достойную цену и, уронив цену на 100рублей на м2, они ничего не теряли. А вот качество у них было гораздо хуже, в последствие чего за ними тянулся хороший негативный шлейф.
   Такая учёба длилась ежедневно почти два месяца и расширила наш кругозор. Но всё равно, всё это было сумбурно и пока плохо укладывалась в голове, да и на практике применялась неуклюже. Нам не хватало практического опыта, для того чтобы полученные знания можно было эффективно применять.
   Приняли ещё одного менеджера, парня двадцати пяти лет от роду, несколько странноватого и мы нередко посмеивались над ним. Особенно, когда он в зимнее время готовил машину к выезду домой после рабочего дня. Выходил, заводил машину и минут двадцать готовил её к поездке. Про такие дела как протирание лобового стекла, проверка колёс, пепельницы, заглядывание под машину, я уже не говорю. Но он эти двадцать минут даже не садился в салон, а стоически мёрз в двадцатиградусный мороз на улице, рядом с машиной, пока она прогревалась. Через двадцать минут садился и уезжал. То же самое происходило, если надо срочно стартануть на выезд - двадцать минут подготовки выполнялись неизменно. Часто опаздывал на работу или не появлялся совсем, а потом рассказывал разные небылицы из-за чего он не приезжал вовремя. А в последнее время часто ссылался на милицию, которая предъявляла к нему особенные требования. Вплоть до задержания на несколько часов, из-за чего и опоздал. Но ларчик открывался просто - он оказался наркоманом, да ещё с хорошим стажем и был немедленно уволен.
   В это же время, в начале марта, в выставочном центре на Громова проходила строительная выставка, в которой мы приняли участие, чтобы "громко" заявить свои полы и свою фирму на строительном рынке. Фирма заплатила неплохие деньги за участие, Вячеслав Леонидович убил кучу времени и нервов, чтобы подготовиться и не ударить "лицом в грязь". Всё было продумано до мелочей, вплоть до места на улице у центрального входа на выставку, так что все входящие и выходящие с выставки проходили мимо нас. А там стендики, несколько столов, на которых разложен печатный, красочный материал по всему спектру всех наших работ и материалов. Тут же из досок сороковки сколочен короб размером 6 на 6 метров, а рядом стояли чистенькие бетонозатирочные машины, виброрейка, лазерный нивелир, колёсная тачка для равномерного рассыпания топпинга и другие рабочие причиндалы. Как правило, первый день выставки предназначался для заинтересованных лиц - строителей. И тут Вячеслав Леонидович придумал фишку. Через полчаса, как только закончилось мероприятие по торжественному открытию выставки, рабочие в деревянном коробе стали вязать арматуру с ячейкой 150 на 150, чем сразу привлекли многочисленных посетителей, но когда они закончили тут же подъехал миксер и стал выливать в короб бетон, а рабочие с помощью лазерного нивелира споро начали выставлять бетонные, жидкие маячки со скоростью 4 маячка за одну минуту и формировать ровную поверхность, чем ещё больше заинтересовали потенциальных Заказчиков, потому что многие работали с бетоном по-старинке. Практически никто не знал, что с помощью лазера, таким способом, можно было так быстро выставлять маячки. Обычно, это довольно нудное и долгое дело, где в качестве маячка использовались бесформенные блямбы из бетона или же из гвоздей. А тут без всяких усилий и быстро. Но площадь бетона была небольшой и выставление маячков быстро закончилось и любопытствующие стали рассасываться, разобрав материал по полам и технологиям.
   С каждым часом народ прибывал и мы с энтузиазмом работали около своего места. Активно привлекали внимание, подробно рассказывали о топпингах, которые многие из строителей ещё не знали или представляли довольно слабо, показывали, раздавали красочные буклеты и визитки. Погода была солнечная, тёплая и уже через четыре часа мы засыпали ровным слоем на мокрую бетонную стяжку сухую смесь топпинга и ещё через час начали затирать его бетонозатирочными машинами. На громкий треск двигателей вновь собрался народ и с любопытством стали наблюдать, как сначала мы обработали поверхность дисками, а потом начали затирать лопастями, формируя гладкую, блестящую поверхность, вызывая удивление присутствующих. Вот в этот момент и нарисовался Илья Матвеевич с Игорем и сразу уткнулись в меня.
   Надо сказать, сталкиваясь в городке или ещё где на улицах, я всегда здоровался, а Илья Матвеевич отворачивал лицо и цедил сквозь зубы ответное приветствие. И сейчас, как приличный человек, я первый приветливо поздоровался с остановившимися посетителями.
   - Аааааа...., - внезапно взвился высоко в воздух торжествующий вопль, - аааааа.... Предатель.... Иуда...
   У Ильи Матвеевича сорвало крышу и он совершенно забыл, где он находится и зачем сюда пришёл. Игорь от неожиданно громкой выходки отца, даже отшатнулся, а тот, брызгая слюнями и бешено тыча в мою сторону рукой, продолжал орать: - Ты... Ты... Ты... Предатель. Ты украл у нас новейшие технологии и продал их конкурентам... Подло украл... Втеревшись в наше доверие. Сколько ты денег за это получил...? Сволочь! Перминов, ты кого пригрел? Да он тебя тоже предаст и сбежит к другим, но только опять не с пустыми руками....
   Он неистово орал, размахивая руками, и на его истошные вопли стал собираться народ. Я к этому времени мелкими шажками отошёл в сторону, чтобы сходившийся к месту скандала люди тире потенциальные Заказчики не связали меня с компанией Полур и у них не сложилось ошибочного негативного мнения или воспоминания о нашей фирме. Пусть они думают, что это разборки посетителей, а не конкурирующих фирм. Игорь пытался успокоить отца, шипел на него и сильно дёргал за рукав: - Папа..., папа... Прекрати. Народ ведь сбегается. Неудобно...
   Я тоже пытался успокоить Илью Матвеевича, но это только распаляло того и вопли стали уходить в визгливый диапазон. Окруживший нас народ с интересом ожидал продолжения, но уже в виде потасовки. Но был слегка разочарован затуханием процесса, так как Илья Матвеевич стал постепенно выдыхаться и я уже думал, что на этом всё и закончится.
   Но тут вмешался Вячеслав Леонидович, спокойно наблюдавший за этой вакханалией. И когда тот замолк, взял и сказал, думая, что этим разъяснит обстановку: - Чего вы так расстраиваетесь. Ничего он не продавал мне. Потому что я этим занимаюсь давно и ещё до того, как вы стали...
   - Ааааа..., - вновь обрёл силы Илья Матвеевич и, выпучив в ярости глаза, уже накинулся с обвинениями на Вячеслав Леонидовича. Теперь он украл у него технологии, подослав меня к ним в фирму....
   Слава богу, Игорь, прочухал, что отец в запальчивости может кинуться с кулаками на конкурента, что было бы крайне некрасиво и с силой уволок разбушевавшегося родителя во внутрь выставочного здания.
   Через десять минут всё успокоилось и первый день выставки закончился нанесением силера на топпинг.
   На следующий день народ в удивлении останавливался около нашей площадки и с недоумением рассматривал стеклянную поверхность топпинга, что придавал акриловый раствор, называемый силером. Многие приседали, удивлённо щупали гладкую поверхность и задавали кучи вопросов, а мы с удовольствием раскрывали все наши "секреты", которые так просто не повторить, даже вполне подготовленной "НПО Строй", потому что для того чтобы получилась такая поверхность нужна обученная бригада и лазерное оборудование. Чего "НПО Строй" не имело и не будет иметь, как минимум целый год, необходимый чтобы найти такую бригаду, обучить её и приобрести качественное оборудование, совсем не Белорусского производства. Причём, если они очень сильно захотят утереть нам нос. Тем более, что мы заявляли - мы занимаемся устройством полов по ЛАЗЕРНОЙ технологии, что более всего удивляло строителей.
   - Это как? - Задавали они вопрос, а мы со значение оборачивались, одновременно показывая рукой на лазерный нивелир, и строители с большим стажем только вопросительно пучили глаза. И не мудрено. Потому что они привыкли хлопать на пол бетонную блямбу, ровняли мастерком поверхность и ставили на неё рейку, второй перец за нивелиром смотрел в окуляр и кричал - "Выше или Ниже". Первый орудовал мастерком и несколькими движениями или занижал блямбу или завышал. Второй опять смотрел и - или крякал от удовольствия, увидев попадание в уровень, или матерился, увидев превышение или занижение. Очень утомительный и длительный процесс. А по нашей технологии: выставлялся лазерный нивелир кругового вращения на определённый уровень и он начинал крутиться, описывая круги лазерным лучом, который попадал на приёмник, установленный на короткой рейке и рабочий слышал прерывистый сигнал - пи-пи-пи-пи. Подымал или опускал приёмник, слушая изменение сигнала, и когда тот становился постоянным - пииииииииии..... - это и есть уровень бетонной стяжки. Рабочему оставалось либо подгрести под пятку рейки бетон, либо убрать лишний. И на это уходило максимум пятнадцать секунд.
   Выставка прошла весело, продуктивно и на УРА. Мы довольно громко заявились на половом строительном рынке. Одновременно с выставкой закончилась у нас и учёба.
   - На этом пока и закончим, - объявил в один из вечеров директор, - ваша теперь задача подготовиться к летнему сезону и заключить как можно больше договоров. А я переключаюсь на организацию работ, на рабочих и создание ещё одной бригады.
   И тут было над чем работать. Прораб Игорь и мастер Алексей работали в одной связке и больше одного объекта не могли обработать. Была полностью укомплектованная бригада в 12 человек, которая постоянно тасовалась. Слабые уходили, проработав месяц, другой. Сильные и толковые двигались внутри бригады вверх, формируя постоянное ядро, от которого зависело конечное качество полов. А ещё в бригаде на чёрных работах работали три таджика - отец, лет сорока пяти и два сына лет по двадцать одному. Они работали на тяжёлых и грязных работах, получали в принципе хорошо и своей совместной работой приближали мечту отца заработать побольше денег и открыть свою чайхану на трассе между Курган-Тюбе и Душанбе. Экономили во всём и каждый рубль отправляли в Таджикистан. И буквально через полгода, как я начал работать в Полуре, их отец торжественно объявил: - Всё, я поехал домой. Пора. А сыновья, Вячеслав Леонидович, пусть ещё поработают у вас до конца года. - И уехал. А сыновья, раньше жёстко удерживаемые отцовской рукой, ударились во все тяжкие. Они должны были отправлять и дальше заработанные деньги домой отцу, но два месяца гульбы ни оставила ни копейки и только суровый отцовский окрик с Таджикистана сумел снова вбить сыновей в рабочую колею. А к нам, в Полюр, на протяжении полугода с Таджикистана ехали и летели таджики, вдохновлённые рассказами земляка. Но мы их не принимали, потому что "таджикский вариант" постепенно стал сходить на нет.
   Игорь и Алексей были безлошадными, что здорово затрудняло их деятельность и доставляло массу хлопот для директора и менеджерам. Игорь на горел желанием заиметь машину и ему проще было заказать такси или же грузовую Газель, чтобы доехать до объекта, что здорово злило Вячеслав Леонидовича. Алексей, может быть и хотел бы иметь машину, но банально боялся водить и ездить по улицам Екатеринбурга, переполненного машинами. Да вообще, бригаде не хватало мобильности. А тут как-то пришёл на собеседование невысокого росточка молодой парнишка. Директора не было и собеседование проводила наша бухгалтер Лена Казанцева. Молодая женщина, умница, решительная и она была неофициальным замом у Перминова. Мы думали, что она быстро даст парню "от ворот-поворот", так как нам нужны были крепкие мужики для работы с бетоном. Но тут выяснилось, что у него есть своя легковая машина и Лена, быстро смекнув, приняла его на работу. И Слава Волобуев, так звали парня, первое время только и делал, как возил прораба и мастера по их рабочим моментам.
   Как-то раз, на КПП городка я случайно встретил сослуживца по службе в 324 полку, воевали вместе в первую войну. Я был там командиром противотанковой батареи, а он командиром инженерно-сапёрного взвода. Нормальный парень, после войны хорошо пошёл вверх и перед второй войной он уже был майором и начальником инженерно-сапёрной службы 276 полка, куда я пришёл начальником артиллерии, Но служили мы там вместе всего пару недель, до получения приказа о выдвижении полка на вторую Чечню. Он отказался и был уволен из армии. Было много чего разного и трудного у него на гражданке. Была даже уголовка, из-за чего он не мог поступить на нормальную работу. Перебивался временными заработками и вот в этот, трудный для него момент, мы встретились. Разговорились, он узнал, где я работаю и спросил - Нет ли у нас для него работы.
   - А что!? Саша! - Я изучающе посмотрел на него, - а давай. Завтра в девять часов приходи. Я тебя представлю хозяину фирмы.
   Сашка - Молодец! На собеседовании он прямо излучал желание работать..., пахать, вкалывать, "рыл копытом землю" в готовности сорваться со стула мчаться работать, из глаз пламя, из ноздрей валил паровозный дым. Короче, он понравился Вячеслав Леонидовичу и был принят на работу простым рабочим, но в короткое время сумел показать себя и уже весной был одним из претендентов на повышение, другим, как это не удивительно - был как раз молодой парнишка Слава Волобуев.
   Так постепенно, Вячеслав Леонидович Перминов, оказавшимся настоящим ПРОФИ, по крупицам формировал то, что через несколько месяцев в городе назовут ПОЛУРОВСКОЙ ШКОЛОЙ.
   Параллельно он занимался и поиском ещё одного менеджера, чтобы охватить как можно больший объём рынка полов в городе и в области, но никак не получалось. Он проводил бесконечные собеседования с соискателями, но всё это был пустой тратой времени. Молодые люди приходили на собеседование и вроде бы соответствовали всем критериям - имели хорошее образование, машину, но уже в ходе беседы, видя тусклые, как у рыбы, не заинтересованные глаза, выявлялось - они хотели иметь рабочий стол, комп с выходом в интернет, хорошую зарплату, но совершенно не хотели работать. Ездить, искать объекты, договариваться и нести ответственность. Наконец-то он отобрал нормального парня и принял на работу. Но и тут получился самый натуральный Пшик, превратившийся в анекдот, который мы вспоминали со смехом. Парня звали Константином и Вячеслав Леонидович закрепил его за Василием, как наиболее опытным менеджером.
   - Поехали, - кивнул Василий головой на дверь, после того как парню показали его рабочее место и познакомили с персоналом в офисе. Они уехали на переговоры на новый объект и вернулись через полтора часа. Константин выразил умеренный оптимизм, когда мы спросили о его первых впечатлениях, а потом помявшись, спросил - Где у нас тут туалет? И ушёл на первый этаж.
   Забеспокоились мы минут через двадцать, предложив Василию проверить туалет: - Иди, Василий, вдруг его смыло в унитаз?
   Он вернулся минут через пять и в недоумении скорчил лицо. Потом набрал его номер телефона.
   - Ты где? - И лицо его стало вытягиваться в изумлении.
   - Что, он действительно с канализации отвечает? - Придушенно засмеялся я. А Василий ткнул пальцем в кнопку, включив громкую связь, яростно заорал в трубку.
   - Какого хера ты тогда дал согласие на работу?
   - Да я думал.... А потом понял, что не потяну..., - прозвучал унылый ответ.
   - Кого будем брать? Где искать менеджеров, блядь? Все как рыбы.... Все хотят бабки получать, а сами как овцы... и ни огонька в них..., - бушевал в своём кабинете Вячеслав Леонидович и беспрерывно ломал карандаши. Хватал новые и снова ломал. Потом переключился на линейки. Выпустив таким образом пар, он снова спросил, - так какие у вас предложения по менеджерам? Как быть? Нам ведь надо разворачиваться, двигаться вперёд.
   Я посмотрел на Василия, давая ему первым высказать своё мнение, как более опытному. Но тот молчал, уткнувшись взглядом в стол. Поэтому я предложил.
   - Так если мы не можем найти на стороне, как это сейчас показало, то надо растить из своих.
   - Да я, Борис Геннадьевич, бы рад, но из кого?
   - Ну..., Игорь не потянет, а вот Алексей... Почему бы не его? Чисто практически он может любому Заказчику, что угодно про полы и стяжки рассказать. Язык у него подвешен. Думаю, что потянет...
   - Оп..па..на... Слушай, а ведь я над этим вариантом и не думал. Точно, а вместо него будет...
   Так и произошло. Алексей легко согласился и стал менеджером. А вместо него мастером поставили шустрого молодого рабочего Славу.
   Апрель и май прошёл у меня почти впустую. Нашёл всего два небольших объекта - 120м2 бокс под отходы на заводе "Русский хром" и 64м2 на старом военном вокзале. Его Управление Свердловской железной дороги решили превратить в Музей железнодорожного транспорта. И им понадобился хороший пол в подвале. И у нового мастера Славы это был его первый, самостоятельный пол, устройством которого он руководил. Невысокого роста, толковый парень он такой пол там сделал, что Заказчик, увидев ровную, стеклянную поверхность, невольно воскликнул: - Что вы тут наделали? Да мне не нужен такой отличный пол. Я вам обычный бетонный пол заказывал. А вы что сделали? Неее..., я не буду за него платить? Тут у нас только подсобные помещения будут.
   Я окинул взглядом мощные, арочные своды, подпирающие здание вокзала и только одним видом, переносящие нас на сто лет назад, когда здесь в царское время располагался дорогой буфет для пассажиров 1го класса.
   - Ну..., сегодня подсобные помещения, а завтра может быть дополнительную экспозицию развернёте, - пришлось его долго убеждать, что это тот пол, который он заказал и ему не надо переплачивать за него.
   - Хм..., - озадаченно хмыкнул он, почесал лоб и сказал, - всё равно, если бы знал, я б такой пол не заказывал... А что-нибудь по проще.
   В конце мая меня вызвал к себе директор, где сидел и его сын Андрей.
   - Садись, Борис Геннадьевич. У нас к тебе есть предложение, - сразу взял "быка за рога" Вячеслав Леонидович, - мы в Дегтярске хотим открыть небольшой заводик по производству полимера Праспан и топпинга и это дело надо возглавить. Как ты смотришь, если мы тебя поставим директором этого производства.
   Разговоры об этом среди нас уже ходили, но я как-то не примеривал эту роль на себя. Да и честно сказать не горел особым желанием. И не последним здесь было, что небольшой городок Дегтярск находился в сорока км от Екатеринбурга и ездить туда и обратно каждый день совершенно не климатило.
   Для приличия спросил - Каковы условия? Условия оказались довольно приличные, но они меня не увлекли. Я считал, что менеджером у меня будет гораздо больше возможностей заработать. Что я и озвучил. Видать они были уверены, что я не откажусь, поэтому не сумели скрыть разочарования. А я быстро прокрутил некоторые мысли в голове и предложил: - Вячеслав Леонидович, а если я вам подгоню молодого, толкового и энергичного парня на эту должность?
   - Если только толковый....
   - Толковый, толковый..., Вячеслав Леонидович. Рекомендую.
   Разговор по телефону с Тюниным был короткий.
   - Алексей, директором завода хочешь быть?
   - Хо..., хо... Свечного?
   - Свечного, свечного..., - в телефонной трубке повисла тишина.
   - Борис Геннадьевич, ты что серьёзно?
   - Серьёзно. Сейчас можешь подъехать ко мне?
   Таким образом я забрал с "НПО Строй" последнего человека, который мог организовать работы по устройству полов.
   Незаметно подошло время летней строительной выставки, куда мы тоже заявились на участие и тут меня ожидала "засада". Вячеслав Леонидович запырхался в подготовке к выставке и, собрав менеджеров в кабинете, в конце решения разных задач объявил.
   - Парни, я тут совсем замотался с этой выставкой, поэтому моё такое решение - эту выставку я провожу в последний раз. Теперь каждый будет следующую выставку готовить по очереди. Борис Геннадьевич, тебе больше всех повезло, потому что ты на этой выставке берёшь на себя чисто организационные вопросы. Привезти, увезти, расставить и так далее. Поэтому. Завтра весь расчёт, что нам надо - ко мне на стол.
   Последующая неделя была сложной и заполнена до предела суетливой подготовкой к выставке. Вечно чего-то не хватало отчего, не выполненные задачи наслаивались на предстоящие, а те на следующие. Я даже не упоминаю о вечной нехватки времени...
   Но..., Слава богу, к открытию всё было готово. Выставка в этот раз проходила на территории ДИВСа (Дворец Игровых Видов Спорта) как в самом здании, так и на его территории. Удачно расположиться, как на прошлой выставке у входа, не получилось. Но зато, мы расположились с комфортом. Опять сколотили квадрат 6 на 6 метров. Залили бетоном. Перед выставкой мы купили, дорогущий двухроторный вертолёт. Ни у кого в городе, таких машин не было, а у нас была, что было нашей выставочной фишкой. И как только мы заводили этот агрегат, так на грохот машины сбегались все посетители выставки, чтобы поглядеть на удивительную бетонозатирочную машину, которая без колёс сама ездит и затирает бетон. Конечно, не сама по себе, а на ней восседал менеджер Алексей и, двигая рычагами, катался по поверхности бетона. И посетители, разинув рот в удивлении, наблюдали за вальсирующими пируэтами машины, с фарами как у настоящей машины, с Хондовским двигателем, с сиденьем между двумя лопастями, на котором восседал Алексей.
   Выставка прошла на УРА. Правда, я устал как собака, потому что приходилось приходить первым и принимать наше место с оборудованием у охраны. Решать все вопросы, возникающие в течение дня и уходить последним, сдав наше место под охрану. Я находился на нашем месте целый день, а остальные по мере возможностей. Но справлялся, даже когда был один, хотя это было редко.
   Фирма не экономила и у нас всегда был горячий кофе, чай, конфеты и шоколад, а также на каждый день пару бутылочек коньяка, который мы усугубляли за стендами. Так что выставка проходила не только результативно, но и весело. И думал, что она закончится также без особых осложнений. Но вот тут-то и произошёл сбой. И я только что на асфальт не сел в растерянности. Лена Казанцева, наша бухгалтер ещё вчера заказала в соседнем городе Полевском редкую в наше время грузовую машину с манипулятором. Всё честь по чести - на сегодня на 17 часов. Уже после обеда все участвующие в выставке стали сворачивать свои места и развозить имущество по фирмам. И мы тоже. В 14 часов прибыли таджики, быстро разбили наш бетонный квадрат и закинули обломки в подъехавший КАМАЗ. Я с ними рассчитался и остался в одиночестве ждать машину с манипулятором, которая выехала ещё до обеда с Полевского в Екатеринбурга и везла попутный груз. Время было полшестого и я начал слегка беспокоиться. Подождал ещё немного и набрал номер водителя.
   - Да..., - жизнерадостно ответил водитель.
   - Ты где? А то я заколебался ждать....
   - Так..., тут такое дело. Мой хозяин позвонил и отменил нашу договорённость. Приказал загрузить бетонные блоки ему на загородный дом. Вот я загрузился и сейчас рвану на Полевской.
   - Какой Полевской? - Бешено заорал я, - давай сюда крути баранку....
   - Так мне некуда грузить. Весь кузов завален блоками... Шестидесятками....
   - Давай сюда. Тут разбираться будем.... Куда грузить.
   - Так хозяин..., - нерешительно бормотнул в телефоне голос.
   - Какой хозяин...? - Это я уже в более спокойном тоне выдал и стал увещевать, - ты давай приезжай сюда и тут будем разбираться. Загрузишь меня и отвезёшь на склада, а деньгу положишь себе в карман и хозяин не узнает....
   В телефоне повисла томительная пауза и если он сейчас мне откажет - даже не знаю, что делать. Вернее знаю, придётся здесь блядь ночевать около кучи дорогостоящей техники, но ответ обнадёжил, сомневающимся голосом: - Хорошо, сейчас подъеду.
   Через двадцать минут мы оба чесали репу. Водитель думал, что я сейчас увижу бесформенную кучу старых блоков в кузове и сам откажусь от погрузки. Но я уже прочухал опытным взглядом строевого командира, что мужик сам по себе слабохарактерный, привык подчиняться более сильным, поэтому сначала его обматерил, а потом стал напористо распоряжаться.
   - Ёб тво... м...ть...!!! Кто ж так грузит? Ты чего не мог что ли аккуратно всё сложить....? Ладно, хорош стоять. Разворачивай свой манипулятор, сейчас грузиться будем.
   - Так куда тут? - Нерешительно пискнул мужик.
   - Вон туда..., - и самонадеянно ткнул на вершину груды бетонных глыб.
   Мелочёвку рассовали быстро, однороторник пристроили сбоку, а вот двухроторник, эту громадину, минут пятнадцать крутили, вертели вокруг кузова и единственно куда сумели пристроить - на самый верх бетонных блоков. Причём, мы оба прекрасно понимали, что на первых же пятистах метрах она у нас свалиться и тут было только одна надежда, что она упадёт на асфальт, а не на рядом идущую легковую, дорогущую, иномарочную машину, которая по закону подлости будет самый дорогим джипом в городе. Я уж знаю эту судьбу злодейку, которая всегда в нужный момент поворачивается ко мне жопой.
   Несмотря на то, что мы тронулись с места очень осторожно и плавно, нас вогнал в ледяной пот неприятный металлический скрежет в кузове, на самом верху кучи из бетонных блоков. Я даже сжался в комок на псевдо кожаном сиденье, справедливо и логически предполагая услышать грохот падающего тяжеленного и дорогого двухроторника... Но..., обошлось и мы поехали. Маршрут у нас пролегал по улице Карла Либкнехта, у Центральной гостинице свернули на Малышева, через километр налево выехали на Восточную... Ну.., ездил я по этим улицам и всегда их считал нормальными и ровными. Но сейчас, когда так опасно был загружен, я понял какие они херовые и сколько на них ям, ямочек, выбоин, колдобоин, как часто они изрезаны разбитыми трамвайными путями... И всё это я обострённо чувствовал своей чуткой в этот момент задницей и оголёнными нервами. Трамвайные рельсы вообще, как будто специально выпирали из асфальта, да ещё кто-то по ночам выковыривал около рельсов куски дорожного покрытия и машина на трамвайных препятствиях скакала, качалась из стороны в сторону и сильно клевала носом... Да и вообще такое впечатление было как будто мы ехали по расхераченной деревенской улице. А машин...!? Блядь!!! Откуда они все повылазили? И чё вот им нужно делать на дороге? И именно на моём маршруте? Чёрт побери, я никогда не видел одновременно столько дорогущих джипов вокруг нашей машины, причём каждая из которых считала честью притереться к боку грузового автомобиля и так, чтобы наш трёхсоткилограммовый двухроторник, стоимостью в один миллион, упал с высоты трёх с половиной метров именно на неё. Они как тараканы теснились вокруг нас, подрезали, возмущённо бибикали подгоняя, резко тормозили перед самым капотом грузовика с одной единственной целью сверзить двухроторник на кого-нибудь из них. Когда мы выехали на улицу Восточную мы оба были уже измотаны, нервно истощены и почти с радостью сдались ГАИшникам, стоявшим у Шарташского рынка. Слава богу, сейчас нас арестуют за такую опасную езду, отвезут на штраф площадку, да под охрану..... И я спокойно пойду домой спать. Наверно бы так и произошло, для общей нашей выгоды. Но когда ГАИшники подошли и начали возмущённо выговаривать за вот такую езду и такую опасность, громко и нагло лопнула толстая проволока, которая изо всех своих металлических сил держала боковой борт. Раздался неимоверный скрежет отгибающего под тяжестью борта, одновременно пошла движуха всей этой пирамиды, гордой вершиной которой являлся мой двухроторник... И даже не удивился тому, что отламывается борт именно в сторону полосы движения, где мёртво стояла пробка и два хороших, дорогих джипа. Один из них был квадратный Мерседес.
   - Нет чтоб с другой стороны борт отвалился и всё бы ёбну...сь на газон..., - успел я подумать и закрыл глаза, чтоб не видеть, как двухроторник падает на крышу Мерседеса и раздавливает в смятку сидевшего за рулём Мэна....
   Долгий..., долгий скрежет, выматывающий всю душу наконец-то прекратился, но зато послышался злобный мат. Матерились испугавшиеся ГАИшники. Хотя, чего они испугались? Ну подумаешь разбит джип, водитель раздавлен в хлам... Они-то причём? Виноват я да водитель... Тем более - Чего бояться? Джип целёхенький, водитель испуганный насмерть и его лицо мертвенным белым пятном пялилось через боковое стекло, а двухроторник непонятно чем зацепившись, висел где-то сбоку...
   ГАИшникам бы сейчас направить нашу машину на газон, чтоб если и упадёт двухроторник - то упадёт на травяную поверхность. Но их видать тоже заклинило.
   - Ёб тв...ю м..ть, суки... вы что тут стоите? Идите отсюда на хер и чем быстрей, тем лучше..., - матюки летели нам в спину, когда садились в машину, потом уже в задний борт и мы уехали. Правда, за поворотом остановились и поглядели. Двухроторник был заклинен насмерть и хоть и гляделось это опасно, но уже не выпадет. Хотя машину перекосило в бок так что, если у водителя на повороте просто дрогнет нога на педали газа - мы банально завалимся на бок.
   А дальше было всё нормально, потому что нам было уже всё пофиг - ямы, колдоёбины, рельсы... На складе разгрузились и я отдал водителю все деньги, которые дал мне Вячеслав Леонидович, а водитель тоскливо и долго матерился, глядя на судорожно зажатые купюры в кулаке и вытирал обильный пот, который наконец-то пробил его.
   В понедельник Вячеслав Леонидович поинтересовался - Как я закрыл выставку? Я долгим взглядом посмотрел на директора. Посмотрел и решил - А зачем ему знать эти мелочи? Всё нормально, целенький двухроторник на складе. Вот если бы упал.....!!!! Да на джип...!!! Он бы об этом узнал сразу.
   - Нормально, Вячеслав Леонидович.....
  
   После выставки у меня в работе случился провал. Ни как не мог найти новый объём, хотя старался. У Василия дела обстояли лучше. Алексей тоже что-то нашёл, а вот у меня не шло и всё. Или всё-таки находил, но грамотно взять его не мог и поляна уходила к конкурентам. В такой невезухе прошли два оставшихся летних месяца и постепенно в душе стало крепнуть решение - Всё! Пора уходить и менять сферу приложения своих усилий. Даже предательская мысль мелькнула - А не уйти ли опять в оперативные дежурные? Но пока крепился, хотя с интересом поглядывал на сторону. А как там?
   А тут случайно узнал, что сослуживец по 324 полку Альберт неплохо устроился управляющим одного из крупных торговых центров. Узнал его телефон и позвонил.
   После взаимных радостных воплей, обмена первичной информацией, я озвучил причину телефонного звонка.
   - Приезжай, обсудим...
   Торговый центр встретил меня деловой суетой, также был занят и Альберт, но он позаботился обо мне.
   - Боря, на..., - он протянул мне клочок бумаги, одновременно слушая, что ему говорят по телефону, - там адрес, телефон.... Езжай, там тебя уже ждут и я дал тебе отличную рекомендацию.
   - Всё..., лечу, - крикнул он в трубку невидимому собеседнику, - Боря, езжай... по адресу. Хотел с тобой пообщаться, но сам видишь - запарка.
   Меня действительно ждали и как такового собеседования не было. Мужик делового вида коротко объяснил: - Охарактеризовали вас в отличном виде, а Альберту я доверяю. Работать будете начальником производства с зарплатой в восемнадцать тысяч рублей. Ну..., это поначалу. Думаю, что мы вам её подымем...., - дальше он стал рассказывать чем я буду заниматься и радостное возбуждение от удачи, быстро стало утухать. Мне предлагалось быть начальником над несколькими бригадами электромонтажников.
   - В основном вы будете работать в ближайших районах к Екатеринбургу....
   - Так я в энергетике вообще не соображаю...., - разочарованно доложился, когда собеседник умолк.
   - Ничего... И не обязательно для начала работы. Нам главное, чтобы вы организовывали процесс, держали всё на контроле и проявляли к работникам требовательность. Разумную требовательность. А всё остальное наживное... И потом сами разберётесь... Конечно, первое время вам помогут, а потом.... Ну.., что я вам объясняю... Вы ж офицер, а там дураков не держат, тем более что на первых порах вам будут помогать разбираться в чисто технических вопросах. Но договоримся сразу. На работу выходишь через две недели. Тут свои тонкости есть, а пока увольняйся со своей фирмой, чтобы как позвоним - выходил на работу.....
   Ехал обратно в офис и тяжело размышлял: - Чёрт побери...!!!! Ну.., что за невезуха...!? - И засмеялся....
   После 91 года, в период разнузданной демократии, нас советских офицеров называли крепостными, рабами... Хотя я лично и другие этого не ощущали. Мы служили, делали своё, нужное для государства дело и даже не задумывались - Как тяжело, порой почти просто невозможно было уволиться из Советской Армии? 99,99% советских военнослужащих, даже не понимало такого момента - Что захотел, как на гражданке - и уволился!? Наоборот - ценили свою службу. Гордились ей. И было почему.
   А после августа 91 года всё поменялось. На армию было вылито куча ушатов грязи, потенциальный противник превратился в офигенно старших и опытных коллег, которые авторитетно советывали, как правильно и грамотно развалить огромную, самую большую страну мира. Люди сошли с ума и офицеры не были исключением. Тем более, советчики из-за океана присоветывали совсем безобидный приём. А разрешить увольняться из армии. Просто увольняться. Да ещё бесплатное обучение менеджементу, чтоб они на гражданке "хорошо устроились". Может быть, это было и правильно в тех условиях, но как-то это криво вышло и довольно гнило. Офицеры, забыв про присягу, забыв для чего они предназначены - ринулись "за забор" с истеричными воплями.
   - Да я.... Да за эти семь-десять лет... До сорока пяти.... Да заработаю столько денег, что на всю оставшуюся жизнь заработаю, да на детей тоже..., - и ломанулись.
   Кто пошёл торговать бензином и открыл бензозаправку около городка. Правда, "не долго музыка играла....., не долго фраер танцевал" и пришлось резко сворачиваться и бежать на Украину, чтоб не убили за жадность и кидалово. Кто-то пытался торговлей промышлять.... Другие ударились в извоз, пооткрывали кучу мелких фирмочек. Много чем занимались... Особенно запомнилась жизнерадостный зампотех танкового батальона.
   - Боря..., - орал он мне при встрече, - всё служишь? Ну..., служи..., служи.. За копейки... За государством не заржавеет.
   Потом снисходил ко мне и, понизив голос, шептал: - Боря, ты знаешь? Ничего на работе не делаю, а бабло платят..., - и закатывал в экстазе глаза.
   - Если бы я знал раньше, что на гражданке так хорошо - давно бы уволился...
   Уже потом узнал, что товарищ врал как сивый мерин. За полгода он сменил четыре работы. Не просто сменил, а его везде выгоняли за лень и бестолковость. Примерно также было у 80% уволенных.
   А остальные 20% банально пахали: и днём и ночью. И имели деньги не за красивые глаза, а через эту пахоту.... Так и здесь. Чтобы нормальные деньги получать - нужно пахать, учиться новому и опять работать с людьми. Доказывать делом, что тебя сюда поставили не зря.
   В офисе я сел за свой стол и крепко задумался. Честно сказать, мне нравилось работать в Полуре и коллектив нормальный.... Влился я в него тоже и не просто влился, а стал полноправным членом команды... Вот и жалко уходить. С другой стороны, чего-то не пошло у меня, а приносить домой зарплату в пять тысяч рублей - стыдно было. Тем более, что жена зарабатывала около пятнадцати.
   Ладно, уволиться всегда успеем. Время пока есть и надо тоже найти причину, чтобы без обид и без осадка в душе уйти с фирмы.
   Прошло три дня, а я никак не мог набраться духу и озвучить решение о своём уходе. И в самый пик, когда уже собрался.... В коридоре меня выловил исполнительный директор "Мир Детства". Он не обиделся на тот мой ход с уходом в Полур. Ежедневно сталкивались в коридоре, здоровались, обменивались впечатлениями. И ведь не врал тогда, при приёме на работу. Они открыли новую базу в Берёзовском и директором туда назначил тоже военного с нашей дивизии. Вот он мне и предложил.
   - Борис Геннадьевич, ты у нас на базе ведь не был?
   - Нет...
   - Слушай, проедь туда сегодня и прикинь, что там можно сделать с полами. Совсем хреновые полы и мы решили сделать новые. Там около 800 квадратных метров. Сможешь завтра коммерческое предложение представить?
   - Да конечно..., - и уже через полчаса мчался на их базу с нивелиром, чтобы сделать съёмку существующего пола. Да..., с полом у них было совсем плохо. Бетонный, ещё с советских времён, весь в выбоинах, извилисто-длинных и широких трещинах, в большими перепадами по высоте... И для того чтобы перевезти на тележке товар нужно было толкать её двум, а то и трём грузчикам.
   К обеду следующего дня, мы уже обо всём договорились. Что вселило в меня определённые надежды. Только мы подписали договорчик по полам на складе, как следующий день - новый звонок. Но уже только с компании сына Вячеслав Леонидовича. Ситуация там была следующая: молодой менеджер Денис вышел на хороший и перспективный объём. Но возникло сомнение, что он сможет взять его. Так уж получилось, но Василий отсутствовал, другой менеджер Алексей завяз со своими проблемами на полах в одном из очень крутых банков и под рукой был только я. И выбор, естественно, пал на меня. Я уже немного пообтёрся и хоть и с некоторым сомнением, но довольно уверенно помчался с Денисом на завод УЗПС - Уральский завод прецизионных сплавов. Цех крепёжных изделий. Пока шли от проходной до цеха, сопровождающий немного рассказал о заводе, а также пояснив такое незнакомое название - Прецизионных сплавов. Оказывается слово - Прецизионный обозначает слово - Точный. То есть - Уральский завод точных сплавов.
   - .... В советское время мы выпускали до семидесяти тысяч точнейших сплавов, - с гордостью рассказывал сопровождающий, тут же перейдя на минорный тон, - но то было в советское время. Жили хорошо, имели хорошие заказы от государства. Сейчас оглядываешься назад - как будто в сказке жили. И работа была и деньги хорошие получали, а сейчас и не веришь, что это было. А не веришь, потому что всё это умерло - оборонка, точные сплавы, необходимые для современного оружия и космосу. И стали мы выпускать дешёвые, банальные шурупы, саморезы.... Да на таком оборудовании... Сейчас увидите и обоссытесь от смеха.... Только нам вот не смешно....
   Не смешно было и нам. Огромный цех, площадью в 3600м2. Половина цеха уже была очищена от станков и являла собой разбитое, насмерть просмасленное, бетонное пространство. Что тут было можно и не гадать - вторая половина цеха подтверждала рассказ сопровождающего. Там стояли станки ещё привезённые с разгромленной фашистской Германии по контрибуции и стругали вот эти дешёвые, чёрные саморезы. Станки были явно на последней стадии издыхания и работали только потому что между ними бегали работяги с огромными двухлитровыми маслёнками и щедро поливали все трущиеся места изделий германского милитаризма. Чертовски хорошо тогда делали - раз до сих пор строгали чёрный крепёж. Но и бетонные полы были залиты слоем масла и рабочие работали там в высоких резиновых сапогах. Мы даже и не заходили на ту половину, только поглядели издалека, в изумлении покачивая головами.
   - Вот... Нужен пол, - словоохотливого сопровождающего прямо распирало от информации и, понизив голос, стал ею делиться пока шли к заводоуправлению. По его словам немецкие промышленники вышли на руководство завода и предложили перенести со своей Германии современное производство и полный цикл изготовления целой линейки саморезов по дереву и металлу, и остальных метизов. Если раньше завод, вот в таких примитивных условиях, выпускал чёрные саморезы, то теперь будут оцинкованные. Тонна чёрных саморезов стоила 8 тысяч рублей, а вот уже оцинкованных - 70 тысяч.
   - Разницу ощущаете? Причём, всё это - от изготовления необходимой проволоки и до конечного продукта, который щедрыми потоками будет развозиться по стране, будет производиться здесь. - Он замолчал, но хватило его ровно на двадцать метров. Потом он снова стал вещать.
   - Да там у них в Европе, совершенно не выгодно производством заниматься. Экологию берегут, да и немецким рабочим надо гораздо больше платить. Профсоюзы сильные... А так они всё сюда перетащат и нас на работу определят. Платить нам, как своим рабочим, конечно не будут, но всё равно наверно больше будем получать....
   Мы ещё, когда шли по коридорам заводоуправления, Денис тихо шепнул, чтоб я весь ход переговоров брал в свои руки.
   Нас уже ждал в комнате для переговоров весьма представительный состав - зам директора завода, начальник ОКСа, представитель от проектной организации УралНииАС и другие более мелкие сошки. Тон и ход переговоров сразу задал заместитель директора, представительный дядька Марат Хузиевич. Он кратко ввёл нас в курс дела, что они хотят делать с заводом, где повторил, всё что нам рассказал сопровождающей, только более технически грамотно, без всяких народных экивоков.
   - Вот... Хотелось бы услышать, ваше видение насчёт современного пола. - Закончил он изложение ситуации.
   Конечно, Денис, когда выходил на этот объект, он предлагал полимерные полы. Но, выслушав зам директора и представителя проектной организации УралНИИАС, было понятно, что полимерный пол здесь не потянет и тут необходимо иметь более прочное половое покрытие. И я рискнул, понимая, что навлеку гнев и неудовольствие сына Вячеслава Леонидовича, так как вместо полимерного материала компании "Промышленные полы", я предложу топпинг и делать будет наша компания. А уж отец с сыном договорятся. К этому времени в Дегтярске был уже запущено заводик, детище директора и его сына, и пошёл процесс выпуска целой линейки хорошего полимера "Праспан" и готовились к налаживанию производства своего топпинга. Я то когда пришёл в Полур, особо не разобрался в специфике отношений в половом сегменте строительства и стал продвигать понравившийся мне полиуретановый полимер "Кроф Трейда", который был нашим конкурентом. Вячеславу Леонидовичу было в принципе по фиг, каким полимером делать полы - сына или конкурента. Мы всё равно имели хорошую прибыль с обоих сторон, а вот Андрей Перминов очень был недоволен этим, считая что мы должны пропихивать только его Праспан. Поэтому тут был довольно пикантный момент, вплоть до требования от отца, чтобы он уволили меня.
   Я кратко описал оба вида полов. Их плюсы, но не забыл и о минусах. Особенно полимерного покрытия.
   - ... полимерный пол "Праспан" сам по себе хорош, но при производстве саморезов, которые как я успел заметить валяются везде на полу... Они быстро приведут полимерное покрытие в плачевный вид, поэтому я и предлагаю топпинг "Панбекс Ф2" - прочное, беспыльное покрытие и с точки зрения эстетики оно не подкачает....
   Или я очень доходчиво всё объяснил, или был очень убедителен, что было одно и тоже, но моё виденье будущих полов почти и не обсуждали.
   - Готовьте расчёты и будем выходить на договор. Да..., только по середине цеха сделайте дорожку красного цвета, - решил Марат Хузиевич.
   Вся преддоговорная работа уложилась в неделю. Сделали съёмку, карту бухтящих мест старого основания и предложили конструкцию пола. За это время, кому положено с УралНИИАСа проверили нашу компанию и уже через десять дней мы подписали договор.
   Работа прошла на Ура и через десять дней я принимал восторженные Ахи и Охи заводчан, которые устроили целое паломничество к новым полам. И не удивительно - таких прекрасных полов на заводе не было. Особенно в контрасте с дальней половиной цеха, где продолжали работать на издыхание старые немецкие станки и работяги ходили по лужам масла в сапогах.
   Получалось так, что все три заливки бетонной стяжки толщиной 150мм проходили ночью и помимо своих определённых трудностей в работе с бетоном, приходилось следить и за заводскими рабочими ночной смены. Не хочется ничего плохого говорить в их адрес, но в первую ночь дело доходило до банального мордобоя. Только выровняли стяжку и осталось дождаться чтобы она немного подвстанет, чтобы рассыпать топпинг, как в этот момент проявлялся с какой-нибудь стороны сонно-бредущий рабочий, который ничего уже не видел вокруг себя и, как правило, пёр прямо на нашу ровненькую стяжку. И наши вопли, крики и яростный мат помогала мало. Рабочий как сонамбула пёр дальше и приходил в себя от громких воплей, когда заходил метров на десять в стяжку, где и останавливался.
   - О...., - удивлённо вскидывался он, тупо глядя на свои сапоги, утонувшие в бетоне, - Оооооо..., ни фуя себе - А как я тут оказался?
   Удивление проходило быстро, когда приторно-ласково зовущие его бетонщики от края бетонной поляны, тут же били сначала в пятак, потом пинали под гузно, отчего работяга мгновенно просыпался и мигом убегал на свою половину цеха. На вторую заливку свежеуложенную стяжку обнесли полосатой лентой, но это всё равно помогало мало - работяги тупо пёрли в бетон. И теперь бетонщики как увидят, спящего на ходу работягу, даже идущего совершенно в другую сторону, сразу его будили хорошими ударами палок по спине.
   Но сейчас любо дорого смотреть на матово блестевшую бетонную поверхность, разделённую широкой полосой насыщенного красного цвета топпинга Панбекс.
   - Ту половину цеха в следующем году будем делать, - довольно гудел мне в ухо Марат Хузиевич, - а вот за стеной весной будем делать бетонную стяжку. Тебя пригласим обязательно...
   Но вот с подписанием окончательных документов и расчётом произошёл сбой. Мы подписывали договор не с заводом УЗПС, а с УралНИИАСом. И смотрящий был от них Михаил Павлович, вальяжный такой мужчина. И он после нас сделал исполнительную съёмку, которая на 1800 квадратных местах полированного пространства показала всего два неровных места. Одно высотой 7 миллиметров, второе 5 миллиметров, всё остальное в пределах СНиПа - до 4х мм.
   - Борис Геннадьевич, не могу подписать. Ты ж пойми, немцы привезут своё оборудование, а оно станет криво. Нет..., не могу.
   И как бы не уговаривал, ни приводил различные доводы - тот упёрся рогом и ни в какую. И такая бодяга тянулась недели две. А деньги по окончательному расчёту зависли очень хорошие. Поняв, что с Михаил Павловичем ничего не получится, я решил идти прямо к генеральному директору УралНИИАСа.
   Опыта таких разборок у меня не было, поэтому предложил на разговор с директором ехать Лене Казанцевой, нашему бухгалтеру, которая по существу была замом Вячеслав Леонидовича. Да и умная, решительная женщина.
   Но даже и у неё ничего не получилось. Директор УралНИИАСа, как только услышал, чего мы пришли, сразу же открыл рот и даже слушать нас не пожелал.
   - Мошенники..., бездари... вообще ни хера ничего делать не умеете..., я вас разорю..., вы меня перед немцами подставили..., а они самое современнейшее оборудование пригонят и как мне его устанавливать? Я вас спрашиваю? Да я вас опозорю перед всем городом и никто с вами никогда работать не будет...., - и такой возмущённый рёв длился минут десять.
   Пришлось отступиться и взять паузу, а на следующий день новый сюрприз. Меня в коридоре выловил исполнительный директор "Мир Детства" и пожаловался на мои новые полы, сделанные на их базе, так что я даже глаза в удивлении вылупил. Ведь он был в таком восторге от ровного и беспыльного пола, что позволило ему сократить половину грузчиков.
   - Представляешь, Борис Геннадьевич, да я из-за твоего пола такие убытки несу... Гораздо большие, чем когда плохой пол был...., - я молчал и только моргал глазами, пытаясь понять, как современный, ровный пол может принести большие убытки, а тот продолжал жаловаться.
   - Когда пол был кривой и весь в выбоинах, то тележку с товаром толкало два грузчика и перемещались по складу медленно. А сейчас закупили отличные тележки на лёгком, резиновом ходу и теперь эти сволочи грузчики разгоняются на них, на скорости заскакивают на них и летят через весь склад. А рулить то не могут и врезаются в стеллажи - всё рушится, бьётся... Вот и вчера обрушили весь стеллаж с банками детского питанья. А они стеклянные и всё вдребезги....
   Что ж, у каждого свои проблемы. У него такие, у нас другие. Тут менеджер Алексей заключил первый свой большой договор на устройство бетонной стяжки под полы в одном довольно крутом банке на приличной площади. Прорабом там был Игорь, который всё дело пустил на самотёк, опять увлёкшись своим телефоном и играми в нём. Сначала у нас возникли проблемы с бетонными миксерами. Игорь не уточнил у Заказчика маршрут движения миксеров по двору банка и те напрочь раздавили канализационный люк, который нам с великим скандалом пришлось восстанавливать. А когда залили стяжку, то оказалось, что Игорь ошибся в отметке чистого пола отчего толщина стяжки стала на 20миллиметров толще. Вот это уже была большая проблема, где мы попадали на хорошие деньги. Алексей провёл целый ряд нервных и горячих переговоров с руководством банка, в результате которых мы два месяца путём шлифовки готовой стяжки убирали эти проклятые 20мм. И эти два месяца на Вячеслав Леонидовича и Алексея было излито водопады злобы не только сотрудников банка, но и охраны. Постоянный шум, вездесущая пыль - днём и ночью, упрёки и ругань Заказчика, оставили хорошую зарубу на деятельности фирмы. Игорь был уволен, а вместо него прорабом поставили Сашу Гаврусь.
   А у меня наоборот всё пошло хорошо. Как говорится - "застреляло" объектами. Как-то внезапно и со стороны выскочили полы на улице Автомагистральная компании торгующей табаком. Им надо было сделать около 1500м2 и сюда пошёл работал Саша Гаврусь, который сделал там неплохие полы и табачная компания без всяких лишних вопросов рассчиталась с нами.
   За всеми этими рабочими буднями прошло пару месяцев и в один "прекрасный" день позвонил куратор с УралНИИАСа Михаил Павлович.
   - Борис Геннадьевич, сегодня прилетают немцы, а завтра в одиннадцать часов будут смотреть цех. Ты тоже должен быть и ответствовать за свои кривые полы. Я не собираюсь там за вашу работу краснеть...., - он ещё минуты три недовольно бухтел в трубку, даже не давая мне возможности оправдаться или привести свои аргументы.
   Блин.... Разговор оставил неприятный осадок, который я ощутил в полной мере на следующий день, когда встретился с Михаил Павловичем в цеху. Руководства завода и немцев ещё не было, что давало возможность куратору вылить на меня и на фирму не один ушат грязи и обвинений в мошенничестве, в обмане и в подрыве репутации УралНИИАСа, как генподрядчика. Но чисто вымытый, светло-серый пол, с ярко-сочной красной пешеходной дорожкой посередине цеха, с матово отливающей поверхностью, сбивал Михаил Павловича с негатива и развитие эта тема не получила. Он только подвёл меня к местам, где случились неровности и обвиняющее ткнул туда пальцем: - Как будем выходить из этого положения? Что будем говорить немцам....?
   - Да ничего не будем говорить. Чего вы, Михаил Павлович, переживаете? Молчите, да и всё...
   - Как это молчать? - Взвился куратор, - А потом, когда станины оборудования не смогут ровно встать - Что говорить?
   Может быть, мы бы и переругались там, но в это время появилось руководство завода с двумя немцами.
   - Оооооо...., - удивлённо воскликнули почти одновременно немцы и уже восхищённо что-то залопотали на своём языке переводчику.
   - Они говорят, что у них на заводе таких красивых полов нет. Обычные бетонные полы, покрытые обеспылевающей пропиткой. А тут такие красивые, они только своим видом будут заставлять русских рабочих работать ещё лучше. - Перевёл переводчик.
   Заводчане были в курсе наших проблем с окончательным расчётом с УралНИИАСом и теперь злорадно смотрели на Михаил Павловича, а тот уязъвлённый такой реакцией немцев, взял и подвёл их к двум местам превышения высот в 7мм и 5мм: - Вот тут два неровных места и мы не знаем, как здесь станет ваше оборудование....
   Но немцы беспечно махнули и переводчик тут же перевёл: - Так у нас всё оборудование на регулируемых опорах...., - чем доставили мне и заводчанам великое удовольствие лицезреть кислое выражение лица представителя генподрядчика.
   Поохав и поахав ещё немного над отличным качеством полов, они приступили к обсуждению практических работ и я ушёл. Через три дня на наш счёт упал окончательный расчёт за выполненные полы на заводе УЗПС и я получил, свои честно заработанные проценты.
   Вообще в фирме дела шли хорошо. Мы - менеджеры, тащили объекты, а они в свою очередь несли хорошую прибыль, компания крепла и развивалась в очень благоприятных условиях. Не маловажно было то, что у нас в России мало кто знал что такое топинговые полы. Все привыкли к советским бетонным стяжкам, где ровность пола задавалась обыкновенной доской и этой же доской уплотняли бетон. Знали, что такое железнение, но не знали, как избежать цементной пыли, помимо того что постоянно увлажняли поверхность бетона. Считали - чем толще стяжка и толще арматура, тем крепче пол, отчего все советские бетонные полы были толщиной от 250 до 300 миллиметров. Не знали новых технологий, которые сокращали время устройство полов и кардинально увеличивали прочностные характеристики пола, что делало пол беспыльным, да и более экономным в устройстве. Когда мы рассказывали потенциальному Заказчику что мы делаем сверхпрочные полы по лазерной технологии. Даём за смену в среднем 700м2 готового пола, Заказчик недоверчиво качал головой, даже не представляя, как с помощью лазерного луча можно было быстро сделать ровный бетонный пол. Мы опять рассказывали, показывали, но они не верили и очень часто отказывали нам, предпочитая других, работающих по понятным старым, советским технологиям. Отчего Заказчики очень часто попадали в смешные истории, когда всё-таки выбирали нас.
   Первая такая история приключилась с менеджером Алексеем. Он взял небольшой объект в городе Ревда. Если в Екатеринбурге Заказчики имели хотя бы смутное представление - Как с помощью какого-то лазерного луча можно увеличить скорость устройства сверх прочных бетонных полов, да ещё со "стеклянной" поверхностью? Когда все строители в качестве направляющих использовали в лучшем случаи металлический уголок, по которым катили трубу, создавая ровность поверхности. То в Ревде Алексею ехидно выказали законное сомнение, когда тот заявил, что сделает пол в цеху в течение одной рабочей смены.
   Так получилось, что заехали на объект в субботу утром, к обеду подготовили площадку и стали заливать. На следующий день в обед всё было готово, осталось только нарезать усадочные швы и заполнить их герметиком. Подъехала машина, загрузили оборудование и съехали с поляны. А рано утром в понедельник Алексей выехал на объект сдавать полы и вот, что он нам рассказал.
   - Приехал за полчаса до начала рабочего дня и остановился на своей машине недалеко от ангара Љ5, где лили полы. Закурил и стал ждать главного инженера, который нарисовался минут через двадцать. Он был самым главным сомневающимся, поэтому решил немного понаблюдать за ним, не выдавая своего присутствия. Степенный, важный, по-хозяйски шефствует по территории, попыхивая сигареткой. Идёт к ангару Љ5, посмотреть, что там нагородили в выходные дни половики. А надо сказать, что уезжая с объекта, мы не совсем убрались за собой и около входа остались остатки бетона, который будут убирать резчики швов. Остановился, осуждающе покачал головой, попинал куски застывшего бетона и, широко открыв дверь, сунулся в дверной проём. Да так и застыл, наполовину в ангаре, наполовину на улице. И на спине у него было написано величайшее удивление. В таком неудобном положении он застыл секунд на пятнадцать, после чего выпрямился озадаченно, закрыл дверь и неверяще глянул на табличку. Хм..., точно - Ангар номер 5....! Опять открыл дверь и долго смотрел вовнутрь, не заходя. Снова закрыл и с вытянутым от удивления лицом, почесал затылок, после чего скорым шагом направился к соседнему ангару и заглянул в него и почти бегом к ангару Љ5. Распахнул дверь и вновь уставился вовнутрь помещения.
   Тут уж я не выдержал, вылез из машины и, еле сдерживая смех, направился к главному инженеру: - Григорий Петрович, ну принимать полы будете?
   - Алексей...! Как? Как вы так быстро сделали? И так ровно....? Там ведь почти стекло лежит... Как???
   Примерно также было и у меня. Только на заводе "Уралэластотехника". Там, такими работами рулил тамошний мастер Ежов Сергей Александрович. Нужно было залить 700 квадратных метров пола с топпингом. Так Ежов смеялся на мои слова: - Ха... Один день! Да мне рядом, точно такой же цех месяц таджики заливали. Сделай хотя бы за две недели....
   Залили и затёрли за сутки. Вот уж тогда вволю поехидничал над удивлённым Ежовым. Пол получился классный.
   Но самый яркий случай произошёл, когда заливали пол в паркинге на Метеогорке. Там строилось офисное здание и Заказчик с генподрядчиком заключил жёсткий договор. Особенно в соблюдении сроков сдачи объекта по частям. Так и по паркингу. Они должны были сдать Заказчику полы в паркинге 28 апреля. Если они опаздывали по срокам сдачи их ожидали большие штрафы. Зам директора генподрячика Шолохов Сергей Леонидович отвечал за эту стройку и он принимал решение взять нас на устройство полов. Мы часть стяжек сделали на втором этаже, а вот с паркингом в 850м2 затянули. Слава Волобуев мне всё обещал и обещал выйти и никак не мог выехать с другого объекта. Я в свою очередь обещал Шолохову, а тот злился: - Борис Геннадьевич, меня же просто уволят, если мы в срок не уложимся, а ведь наши люди премию не получат, зарплату из-за штрафа задержат. Вот за что я переживаю...., - а время шло и я никак не мог вытащить бетонщиков на объект и сам стал волноваться. Но Слава твёрдо пообещал - Что вот в субботу точно выйдет.... И в понедельник, 28 апреля, они могут сдавать Заказчику полы.
   Уныло выслушав моё очередное обещание - Что вот..., вот завтра мы точно выйдем.... - Шолохов уныло махнул рукой и отошёл от меня.
   Рано утром 28 апреля я заскочил на Метеогорку, поглядел на готовый, блестящий от силера пол, и поехал в офис генподрядчика. Кабинет Шолохова располагался в конце длинного коридора, двери всех кабинетов были распахнуты и на пороге стояли работники фирмы, распрощавшиеся с премией и смирившись с задержкой зарплаты. И я шёл под молчаливо-осуждающими взглядами, а в воздухе прямо была разлита злоба - Уууу..., Сука... Полур идёт....
   В дверях своего кабинета стоял угрюмый Шолохов и также мрачно смотрел на меня.
   - Сергей Леонидович, а чего вы так не весело смотрите? - Оживлённо и дурашливо закричал я на весь офис и воздух аж зазвенел от возмущения офисных сотрудников.
   - Эта сволочь ещё шутит...., - и двери кабинетов злобно захлопали. Возмущённый народ не мог меня видеть. А Шолохов только буркнул сквозь зубы.
   - А чего радоваться, если меня, из-за тебя увольняют....
   - А за что...? - Выразил я видимое удивление, но потом решительно махнул рукой и предложил, - только Сергей Леонидович, пока вас не уволили нужно принять полы.
   - Какие полы? - Тупо спросил Шолохов.
   - Как какие? - Я даже в деланном удивлении развёл руки, - полы на метеогорке. Мы ж сделали, как обещали. Идите..., принимайте и сдавайте Заказчику.
   - Борис Геннадьевич, ты не шутишь? - Неверяще шёпотом спросил Шолохов, хотя в голосе была нехилая надежда, что я действительно не шучу, - вы точно полы сделали?
   - Да вы что? Езжайте, принимайте. Можете и Заказчику звонить. Пусть едет тоже туда...
   - Нееее... У нас с Заказчиком договорённость в десять часов созвон. Мы сами сначала поглядим. Так мы поехали... Борис Геннадьевич, - всё ещё не веря и заглядывая мне в глаза, спросил зам директора, а увидев мой кивок - поверил и радостно заорал на весь офис, - Серёга..., Серёга..., поехали полы принимать. - И вновь заскрипели двери и из кабинетов появились удивлённые головы.
   Но помимо таких юморных ситуаций в жизни нашей фирмы были и рискованные моменты. На Сортировке Василий взял неплохой объект. Где-то полторы тысячи квадратных метров, которая после устройства полов с топпингом будет швейным производством. Всё вроде бы нормально, но этот объект контролировали "синие", что слегка напрягало. Честь по чести, заключили договор, получили аванс, выполнили работу. И полы получились на заглядение - матово отсвечиваемые, стеклянные, но при сдаче выяснилось, что поверхность полов не ровная, а в виде плавных бетонных волн высотой 6-7мм. И расстояние между "гребнями волн" около 4х метров. Но на расстановку оборудования, на будущий производственный процесс эти "дунайские волны" совершенно не влияли. Но криминальщики обрадовались этой зацепке и возможности отжать у строителей вложенные бабки.
   - Не..., такой пол не принимаем, поверхность кривая..., работа выполнена плохо.... Вы нас обманули и теперь чтобы разойтись миром, без претензий с нашей стороны - вы должны вернуть аванс в полном объёме.
   А это были приличные деньги, составляющие почти 70 процентов всей суммы договора. И тут было два выхода. Первый: отдать эти деньги и разойтись. Второй: не отдавать деньги и требовать окончательного расчёта, что автоматически приводило нас к состоянию "войны" с синими. В лихие девяностые годы наверно мы бы не вступили в это опасное противостояние. Но сейчас были уже несколько другие времена, хотя ещё существовали такие мощные группировки ОПГ как "Уралмашевские", "Центровые" и другие. Но продвинутые криминальные авторитеты правильно поняли происшедшие изменения в стране, в обществе и теперь старались не особо светиться, действовать, хоть и в размытых, но определённых рамках...
   Вот мы и решили - Да пошли они на хрен, что и озвучил смело Василий на очередной встрече. Будем бодаться. Такая категоричность несколько насторожила противника и они предложили встретиться через три дня. За это время они пробили нас и поняли, что за нами по большому счёту никто не стоит и мы обычная строительная контора. Поэтому очередная встреча проходила в круто-категоричном варианте. Морду Васе не били, но жёстко очертили срок и свои денежные требования. Три дня. То есть, через три дня они приезжают в офис и получают деньги.... Либо если не получают деньги....
   - Ну, ты понимаешь, Вася, что тогда последует. Ну...., не надо дёргаться. Ни вам, ни нам эти разборки не нужны. - С фальшивым сочувствием на лице, предупредили синие и похлопали по его широкой груди. Гулко похлопали...
   Но у Василия на этот счёт было другое предложение, выработанное совместно в офисе и не менее категоричное.
   - Мы согласны вернуть деньги, но тогда мы сначала демонтируем своими силами пол, возвращаем ваши деньги, а вы нанимаете другую строительную компанию и они вам делают новый пол.
   - Э..., нет, парень. Бабки через три дня на стол. А если будет другое решение - что ж, об этом вы пожалеете.
   Директор знал о тёрках на объекте. Из-за чего они идут, но не вникал в суть, считая, что Василий справиться самостоятельно. Но менеджер исчерпал свои возможности и, посовещавшись с нами в офисе, получил нашу поддержку и пошёл к Вячеслав Леонидовичу.
   - Да вы охренели. Кто мы и кто они....? Ты только не подумай, что я зассал. Просто это не то из-за чего стоит идти на конфронтацию. Лучше отдать деньги и извлечь опыт из этой херни...
   - Но, Вячеслав Леонидович....., ведь такие бабки...
   - Никаких "Но". Это мои бабки и мне решать... Ну.., хорошо, я подумаю... Так, когда они приедут за ними?
   Все эти три дня была обычная рабочая суета, за которой мы исподволь готовились к драчке. К назначенную времени в офис приехал Алесей Масленников. Я уже был тут с Василием. За соседним столом, в возбуждённом состоянии сидела наша бухгалтер Лена Казанцева и, блеща глазами, сжимая и разжимая пальцы с острыми коготочками, излагала с женской точки зрения видение будущей схватки: - Как прыгну на него.... И когтями..., когтями..., когтями по роже...., - и азартно показывала, как она будет полосовать противника. А мы с уважением смеялись над женской наивностью - ведь она не испугалась и осталась ждать развязки с нами, а не сбежала. Василий с завистью поглядывал в сторону моего стола, где у меня за столом пряталась увесистая дубинка.
   - Забыл я, Борис Геннадьевич, забыл, чёрт побери..., - и скрылся в небольшой кладовке. Чем-то там загремел, а через минуты вылез, держа в руках кусок увесистой ржавой 16ой арматуры, - ну вот и я теперь с оружием.
   Масленников стоял у своего стола, задумчиво одевал боксёрские перчатки, то снимал их. Они появились над его столом в самом начале его менеджерской деятельности. Мы тогда развернули новую бетонную бригаду и делали полы на его объекте. Как-то раз он приехал туда, а они забастовали и стали выдвигать несуразные требования и наезжать на Алексея, считая, что их много и он спасует.
   Но Алексей сначала налупил рожу бригадиру, а потом остальным, тем самым эффективно и быстро решив все неясные рабочие моменты. После этого, одно только его появление на площадке сразу же дисциплинировало работяг и они более старательно выполняли свои обязанности.
   - Приехали...., - мы прильнули к окнам и выглянули на стоянку перед офисным зданием.
   - Так..., - начал вводить нас в курс дела Василий, - вон тот, который поменьше ростом, сам - Заказчик. Вроде бы рубаха-парень, а сука ещё та... А двое амбалов, его приближённые....
   Противник огляделся и смело вошёл в здание. По договорённости с Вячеслав Леонидовичем, мы должны были ждать у себя сигнала, а получив его, бежать на помощь.
   Но всё произошло очень быстро и не по нашему сценарию. Криминальщики зашли в кабинет к директору и мы замерли, ожидая развития ситуации. Хоть какой - крика, шума схватки или иного.... Но оттуда послышалось неясное бубнение, потом хлопнула дверь кабинета и послышался удаляющийся топот ног. Мы кинулись в кабинет директора.
   - Вячеслав Леонидович - Что происходит?
   - Да ничего... Я отдал им деньги и они ушли....
   - Вячеслав Леонидович, мы ж договаривались и ждали.
   - Ну и хорошо, что ждали. Вопрос решён и закрыт. Мне, да и вам, не война нужна, а возможность спокойно работать и зарабатывать. А деньги - Тьфу. Вот если они этим не удовлетворяться и попытаются вновь нас постричь - вот тогда Война.
   Но они больше не пришли, а через пару месяцев мы заслали туда новенького менеджера. Как мы и думали: пол они не снесли, а установили на нём швейное оборудование. Деньги же поделили между собой.
   Слава богу, таких ситуаций было мало. Мы развивались и с каждой "поляной" повышали свой уровень и качество. И теперь многие строители, кто знал нашу фирму, уважительно тянули, услышав, кто будет делать полы: - Оооооо...., Полур... Это школа!
   Но это было только внешнее впечатление и никто даже не подозревал, какая борьба шла в компании за качество и с какими проблемами приходилось сталкиваться.
   И проблемы были и у менеджеров, и у бетонщиков. Правда, проблемы разные. Если мы, менеджеры, ещё более менее находили и брали объёмы. И больше стремились накрутить "маржу". Где мы прямо соревновались друг с другом - Кто больше накрутит маржинальный доход, втюхает Заказчику более дорогой пол и получит от этого больший процент. Но мы были ещё "дикие", не обученные, только, только оперившиеся и в городе ещё не было большого количества половых компаний, из которых Заказчикам можно было выбирать. Половой рынок был и очень большой. Где-то около миллиона квадратных метров. А компаний было раз-два и обчёлся. И самые известные и лучшие - это МЫ! Вот мы и резвились, выбирая самые жирные и богатые куски. А наш директор смотрел вперёд и уже просчитывал появления на половом рынке сильных конкурентов, которые могли отбить изрядный кусок рынка и переиграть доморощенных Полуровских менеджеров. И мы ещё не умели, в условиях предстоящей сильной конкуренции, правильно выходить на потенциального Заказчика, определять круг лиц принимающих решение или влияющих на принятие решения Заказчиком. Не знали, как грамотно вести переговорный процесс в других условиях. Например: если Заказчик в возрасте, из ещё советского прошлого и считающий себя крепким хозяйственником. Они, как правило, были дотошные и более менее грамотные в наших вопросах, поэтому полы заказывали основательные и с запасом. И с финансами у них было неплохо. Или Заказчик молодой, из новых русских или пытающийся выйти в эту категорию. Они наоборот - очень слабо ориентировались в полах и в наших технологиях. С деньгами у них было туговато и часто выставляли рискованные требования, нарушающие все строительные правила и нормы. И тут нужно было убедить такого пойти на удорожание.
   И много других "хитрых" вопросов, в которых мы были полными профанами.
   - Чёрт...., учиться вам, парни, надо...., - часто сокрушался Вячеслав Леонидович.
   У производственников, выполняющих уже конкретно работы по устройству полов, совершенно другие проблемы. Это конечно качество выполненных новых бетонных полов. И тут основными недостатками являлись - неровный пол, плохая затирка пола и рабочих швов, в местах примыкания пола к стенам, столбам, фундаментам и другим элементам. Боролись с трещинообразованием, пытались по науке резать швы.... Очень здесь было много нюансов и тонкостей.
   И тут основным двигателем был тоже Вячеслав Леонидович. Что он только в этом плане не выдумывал. Применял разные приёмы и методы воздействия на всю вертикаль производства. Внутри фирмы практически каждый день шла жёсткая и жаркая дискуссия - Кто виноват в низком качестве выполненных работ? Рабочий или Прораб с мастером? Кого наказывать? Как влиять на качество?
   Я, например, считал что надо конечно наказывать прораба, мастера и бригадира за то что не сумели с достаточной твёрдостью и жёсткостью проконтролировать сам процесс работы. Но больше всего наказывать самих рабочих и аппелировал к тому, что мы им платили очень высокую зарплату.
   - Ээээ...., нет..., - смеялся над моей горячностью Вячеслав Леонидович, наказывать надо их начальство. Прораба с мастером и бригадира хорошо дёрнуть. Рабочий ведь простой исполнитель: ему сказали - он делает. А задача его начальников проследить, чтобы он сделал как надо...
   - Ну как же так? - Продолжал я спорить, - А как же чувство ответственности? Ведь мы платим ему большую зарплату....!? Больше чем в других компаниях!? Он значит должен и работать лучше. С большей отдачей.
   - Нет, Борис Геннадьевич, тут ты не прав. Забудь советскую власть, когда платили одинаково как за хорошую работу, так и за плохую. И сейчас нет того сознательного рабочего класса, которого когда-то в кино показывали. Есть работяга, который живёт только одним днём. И он совершенно не думает о будущем. А кто из них думает о завтрашнем дне - тот становиться лидером и вокруг него начинает формироваться бригада или же ядро бригады, от которого зависит конечный результат работы. Это я сейчас только про наши полы говорю и бетонные бригады. Но везде именно такая тенденция происходит. Сейчас работягу интересует только деньга. Любая деньга - хорошая, средняя..., лишь бы работать за неё поменьше. Больше ничего. Поэтому и работу он не выполняет, а отбывает номер. От сих до сих. У нас это - пока бетон идёт. У рабочего на заводе у станка - до конца рабочего дня. И качество его интересует только опосредованно - чтобы и работу выполнить средненько и денег заплатили. Вот и всё. И размер зарплаты тут абсолютно ни причём. Ты же сам видишь, что происходит....
   Да..., действительно я воочию наблюдаю на примере наших рабочих в фирме, как замыкается этот порочный круг.
   Набираем бригаду. Причём, необязательно что это будут бетонщики. Как Вячеслав Леонидович говорит - "Лучше принять совершенно неподготовленного человека, обучить его и он в последствие будет действовать именно так, как его обучили. И на нём не будет груз тех знаний, которые он получил до меня". Поначалу всё идёт нормально. Рабочие с живыми и любопытными глазами, внимающие обучение. Работа, высокая зарплата, чтобы обученный рабочий дорожил своим местом и не имел даже мысли перебежать к пока ещё слабым и немногочисленным конкурентам. Работа идёт весело, деньги платятся вовремя, даже несмотря на брак в работе, потому что у компании есть понимание, что это есть ещё не совсем опытная и обкатанная бригада. Но постепенно опыт набирается, брака становится меньше, но не настолько меньше, чтобы успокаиваться. И через некое небольшое время у рабочих начинает высоко задирать планку от ложного осознания, что они познали все премудрости профессии половиков, а вот деньжат чего-то маловато кажется платят таким опытным, бетонным "перцам".
   Начинается неясное брожение внутри бригад, клубление вокруг туповатых и ложных лидеров, возомнивших себя "вождями", хотя они не тянут даже на "вождецов". И вот в ходе работы на важном объекте...., а они для нас все важные, начинается тихий саботаж, в конце которого через менеджера до директора фирмы доводится требование.
   - Денег платят мало. Ни на что не хватает... Даже на автобусный билет, чтобы доехать до работы... И пора прибавить за такую тяжёлую работу денег. А то работать не интересно. Много требуют с них, а денег мало. А вон в той копании, платят за квадратный метр гораздо больше.... И не такие строгие требования....
   И что делать директору, который стоит перед развилкой решения: либо поднять зарплату и закончить вовремя объект? Либо вступить в противостояние с рабочими и затянуть со сдачей объекта? Что закономерно ляжет определённым негативным пятном на репутацию компании. И Вячеслав Леонидовичу, кубик по кубику выстраивающий фирму, защищая её уже заработанную высокую репутацию, звание "ШКОЛЫ", совершенно не нужно, чтобы бывший Заказчик ляпал направо и налево языком, наслушавшись стенаний рабочих Полура: - Аааа..., да там у них в Полуре бардак. С рабочими разобраться не могут - то ли кидают их на бабки, то ли ещё как работяг обманывают... А, те соответственно работать не хотят.... И так далее и тому подобное....
   Вот и приходится идти на уступки этому "рабочему классу". И вроде конфликт исчерпан. Рабочие получили весомую прибавку, Заказчик получил пол, который был ему необходим, фирма выполнила полностью свои обязательства. Но...., но..., качество выполняемых работ остаётся на прежнем уровне и через два-три месяца ситуация шантажа повторяется. Опять начинается нытьё - Что денег за такую работу мало..., снова нет денег на автобус....
   И ведь не остановишь производственный процесс и начнёшь разбираться или проводить митинги или собрания. Надо ведь работать. Поэтому приходится заниматься некой фильтрацией. То есть: формировать активное ядро внутри бригады, которое стоит на важных этапах работ и от которого зависит конечные результат работы - ровный, прочный, беспыльный пол с матовым блеском, что свидетельствует о технологичности выполненных работ. Это, как правило, четыре -пять человека. Остальные на подхвате. Ядро получает высокую зарплату и там люди работают на постоянке, а те кто на подхвате они больше двух месяцев не задерживаются. А то и меньше. Но если попадаются толковые парни, то их стараются двигать, создавая резерв для создания очередной бригады, что являлось процессом длительным, нудным и нервным. Но он шёл, медленно, но шёл со скрипом, руганью и разными нервными телодвижениями. Результатом чего у Вячеслав Леонидовича рождались новые идеи. Например, оценка качества выполненных работ, на основании которой исчислялась и сумма заработка всей бригады, а не отдельного её члена. То есть наказание через коллектив. Как в армии. Сначала она дала свой эффект, на определённом этапе, но потом тоже иссякла.
   Головной болью и большим вредом для нас являлись "дикие" бригадки, которые ухватили саму суть процесса устройства сверхпрочных и беспыльных полов, что-то увидели и освоили в недолгой работе у нас или у конкурентов, учуяли запах денег и решили поработать на самих себя. Даже не представляя, как много надо иметь, уметь, а главное знать, чтобы сделать качественный пол. И они смело приходили к потенциальным Заказчикам и предлагали свои услуги, естественно давая более низкую цену, но обещая высококачественный конечный результат. Но на выходе получалась либо откровенная халтура и разгневанный Заказчик им не платил денег, либо откровенная катастрофа и им самим приходилось резко испаряться, чтобы там их банально не прибили. После таких диких бригад довольно сложно общаться с будущим Заказчиком, который открыто смеялся над нашими словами о современных прочных и беспыльных полах.
   - Да знаем мы какие вы можете дать полы... Наслышаны. Вон..., - и называл адрес или компанию, - у них такие же приходили делать. Тоже красиво обещали, а на выходе получилось откровенное говно. Как тебя зовут? Борис Геннадьевич!? Так что иди отсюда, Борис Геннадьевич, со своей брехнёй...
   Следующей проблемой был "таджикский" вариант. Таджики "умели" ВСЁ и брались за ВСЁ. И запрашивали за свою работу гораздо меньше, чем русские бригады. Хоть Заказчик умом и понимал, что русские могут сделать данную работу пусть и дороже - но лучше. Могут.... Но также Заказчик прекрасно знал, что русская бригада может запросто запить среди работы, могли запросто среди рабочего дня уйти решать свои личные проблемы или вообще неделями не выходить на объект. Да... и очень не обязательные были. А таджики на этом фоне очень выгодно смотрелись - не пили, работали целый день и если надо и больше, обязательны.... И главное тут над ними поставить грамотного прораба и тогда дело будет сделано - дёшево и быстро.
   Хотя очень часто, особенно в полах, происходило совсем не так, как задумывалось. Ещё когда работал в "НПО-Строй" пригласили однажды нас на один складской объект. Там нужно было сделать ровные, беспыльные полы на площади около двух с половиной тысяч квадратных метров. Встретил нас сам хозяин этой площади. Гонористый, невысокого роста мужчина и с ехидцей в голосе предложил.
   - Ну-ка, посчитайте за какие бабки вы мне пол беспыльный сделаете? Тут у меня будет склад с продуктами, - и озвучил конструкцию пола. Мы внимательно осмотрели поляну, ушли в угол и быстренько прикинули цену вопроса.
   - Мы согласны сделать пол вот за такую сумму..., - озвучил Игорь вполне приемлемую цену устройства пола.
   - Сколько? Сколько? Да вы офигели..., - возмутился хозяин, - да у меня таджики, за такую работу в два раза меньше запросили. Пойдёмте покажу, что они сделали.
   В самом дальнем углу склада был выполнен свежий участок пола, метров так пятьдесят квадратных: - Вот, смотрите.... Меня вот это качество полностью устраивает, а вы заламываете такую цену.... Не..., дорогие товарищи либо вы снижаете цену вопроса, либо до свидания.
   И какие-либо мы не приводили разумные доводы против таджикского варианта, он только посмеивался. Так мы и ушли не договорившись.
   А месяца через четыре, когда я уже работал в Полуре, он позвонил мне: - Приезжай, посоветываться надо...
   И при встрече он уже не был таким ехидным и гонористым, а выглядел очень озабоченным и встревоженным: - Борис, выручай. Мой склад санэпиднадзор хочет закрыть, если я не устраню недостатки. Пошли, посмотришь, что можно сделать....
   Да..., это было поучительное зрелище из разряда - Так делать нельзя. И сюда надо водить как на экскурсию менеджеров-половиков, чтобы они могли авторитетно обосновывать свою, более высокую цену. Чтобы могли убедительно растолковать Заказчику преимущество между нормальной компанией и дикими бригадами или таджиками. Образно рассказать последствия нарушений технологий, разницу между бетонной смесью, которую приготовляют в бетономешалке и на бетонно-растворном пункте. Что такое пористость бетона и что такое плотный бетон заглаженный бетонозатирочными машинами.
   А так... Пол выглядел ужасно - в многочисленных выбоинах, колеях от роклей с их пластмассовыми колёсами, весело змеился разнообразными трещинами. Но самое главное пол обильно пылил и пыль была везде. Я чиркнул ключом по бетонной стяжке и удовлетворённо хмыкнул, разглядывая глубокую царапину.
   - Понятно. Вы ведь хотели бетон на пол марки 200, а здесь максимум и в лучшем случаи марка 100. Я бы даже сказал ещё ниже. Отсюда и выбоины и колеи от колёс. Пол не вибрировался.... Прокатили, наверно, по направляющим трубу, чтобы более-менее ровно было и этим дело и закончилось. Усадочных швов вообще нету - вот вам и трещины, а ещё через пару месяцев они вообще стремительно начнут разрушаться....
   - Так я же им говорил, что в бетономешалку нужно кинуть на одну лопату цемента, столько-то лопат песка и столько-то воды туда залить....
   Я, не без злорадства, перебил Заказчика: - Да им по фиг сколько лопат и чего в бетономешалку закинуть. Им главное быстрее сделать работу и быстро получить денег. Получили?
   - Да... Как договаривались - так им и дал. Ещё премию их старшему дал за быстроту..., - горестно вздохнул мужик.
   - И телефона они не оставили, и найти вы их теперь не можете, - констатировал я и хозяин утвердительно мотнул головой, - а мы ведь вам тогда обо всём этом пытались втолковать, а вы хихикали и что теперь? Где найти этих халтурщиков?
   - Да не нужны они мне. Ты лучше скажи, что надо делать, чтобы избавиться от пыли и сколько это будет стоить? Я ведь сейчас нанял дополнительную ораву людей, чтобы пол постоянно был влажный и перед погрузкой на приехавшую машину за товаром, коробки и мешки протирали от пыли. Такие бабки им плачу.
   Мужик аж замотал головой в раздрае.
   Оглядев всё пространство склада, прикинул в уме и назвал цену обеспылевания отчего Заказчик аж охнул возмущённо: - Так это ж цена нового бетонного пола.... Вы ж её тогда называли... Не..., так не пойдёт. Ты что хочешь воспользоваться моим отчаянным положением и сорвать лишние бабки? Неееее...., обоснуй!
   - Вот есть специальные обеспылевающие и укрепляющие пропитки. Они проникают в глубь бетона вступают в химическую реакцию с кальцием и связывают пыль, и укрепляют бетон. Если бы стяжку делали мы, как положено, то расход этой пропитки был бы 300грамм на метр квадратный. А раз здесь стяжку не вибрировали, не затирали бетонозатирочными машинами, то расход дай бог в литр уложиться. Но зато пол пылить не будет и замедлится разрушение.
   - Не, Борис, иди отсюда. За такие деньги я не согласен. Я сам найду, как обеспылить.
   Мне только и оставалось сожалеюще пожать плечами и напомнить ему поговорку, что "Скупой платит дважды".
   В последствие я убедился в справедливости этой народной мудрости. Мужик получил от меня правильное направление решения вопроса. Прозондировал все пропитки, которые были на рынке и остановился на самой дешёвой и новой пропитке "Ашфорд Формула", которую активно раскручивали и рекламировали в нашем регионе.
   Купил 4 двухсот литровых бочек пропитки и по принципу "Я сам с усам", самостоятельно, но предварительно не разобравшись с тонкостями как нанесения, так и сообразности применения этой пропитке, нанёс её на свои полы. И не получил никакого результата. Потому что одной из главных причин неудачи было - данная пропитка наносится на бетон с маркой не ниже 300. Были и другие моменты. Убедившись в очередной неудаче, он постеснялся позвонить мне, нанял другую, только что начинающую половую компанию и та ему более-менее сумела пропитать полы, что позволило получения разрешения на дальнейшее функционирование склада. Правда, через два года полы всё равно пришлось менять. И получается, что за один пол он выложил как за четыре.
  
  Продолжение следует
  

Оценка: 8.85*23  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015