ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Цеханович Борис Геннадьевич
Рубеж Безопасного Удаления

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.36*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Длительный и ожесточённый артиллерийский спор между двумя артиллеристами, имеющие разный уровень подготовки. Для того чтобы хорошо вникнуть нужно читать внимательно, но это нудно. Но хотелось бы в ответ компетентные коменты, всех кто принимал участие в БД и тем самым поставить точку в этом споре.

  С января 2007 года по февраль 2009 года на страницах журнала "Солдат Удачи" в нескольких больших статьях происходил спор на артиллерийскую тему. После того как журнал "Солдат Удачи" в мае 2009 года прекратил своё существование этот ожесточённый спор перешёл на просторы Интернета. Основой спора послужила статья Андрея Маркина в январском номере "Солдата Удачи" за 2007 год, где автор рассказывает о военных тяготах финской войны - о крепких морозах, о штурме сильно укреплённых финских позиций и о больших потерях бойцов Красной Армии. Причинах этих потерь и, как бы анализируя всё это, вносит "задним числом" ряд предложений. В том числе и сокращение Рубежа Безопасного Удаления с 400 метров до разумного минимума, чтобы снизить количество потерь атакующих бойцов.
   В ходе спора со своим оппонентом А. Кирилловаым, не забывая вопрос Рубежа Безопасного Удаления, очень активно и жестковато обсудили вопросы применения Боевого Устава, различные Наставления и Руководства, нелицеприятно прошлись по моему Личному боевому опыту, приобретённому в ходе первой и второй Чеченских кампаний, обсудили потери наших войск в Чеченских кампаниях от "дружественного огня" и многие другие моменты.
   Я, Цеханович Борис и Андрей Кириллов, основной мой оппонент по спору, оба офицеры-артиллеристы, служили в одно и тоже время, но у каждого был свой путь по артиллерийской карьерной лестнице и поэтому у каждого из нас свой артиллерийский опыт и практически по каждому вопросу своё видение и мнение, и различный подход к решениям боевых задач. Хочу подчеркнуть - не противоположные друг другу, а очень разное...
   Каждый остался при своём упёртом мнении и вот хотелось бы в этом многогранном споре поставить "Точку". Не то безапелляционное мнение - "Он Дурак, а тот умный". Или "Он ничего не понимает и ничего не соображает в артиллерии...". А хотелось бы услышать - У кого более правильный подход при решении боевых задач в реальных военных условиях? И что такое Боевой Устав, Наставления, Руководства? Аксиома, не требующая обсуждение или фундамент для "творческого" подхода к решению боевой задачи? Всегда ли нужно твёрдо следовать БУКВЕ Боевого Устава? Уничтожать любым способ противника либо при этом строго следовать Уставам, Наставлениям и руководящим документами?
   Да..., к большому своему сожалению я не смог по старому электронному адресу связаться с А. Кирилловым, ник "Fakel". Я ему послал следующее послание:
  
  9.09.2016.
  
  Уважаемый Кириллов Андрей!
  
   Пишет вам Цеханович Борис, с кем вы скрещивали шпагу в статьях в журнале "Солдат Удачи" в споре о Рубеже Безопасного удаления, о Боевых Уставах, наставлениях и других арт вопросов.
   В ходе обсуждения нового моего рассказа "История одного поиска" возникла дискуссия между мной и читателями из ВВ о компетентности командиров и начальников, об Уставах, наставлениях и опять же других моментах. И тут в ходе обсуждения и всплыл в общих чертах суть нашего спора с вами. И они попросили рассказать об этом.
   Но, считаю, что с моей стороны будет не совсем корректно в одиночном порядке, однобоко освещать данную тему. А вчера и сегодня я поднял подшивку журнала "Солдат Удачи" и с удовольствием прочитал все наши с вами статьи и Андрея Маркина в том числе, которая и послужила началом спора.
   Вот у меня такое предложение. Сохранились ли в вашем архиве в электронном виде вот эти статьи. Я бы их в последовательности разместил на своей странице на ART of Ware и свои ответы, а читатели бы тоже поучаствовали в обсуждении.
   Если у вас они не сохранились, то я бы хотел вашего разрешения перепечатать в полном объёме и под вашим именем опять же разместить на своей странице.
  
  С Уважением Борис Геннадьевич!
  
   К великому моему сожалению ответа я не получил и взял на себя смелость всё-таки опубликовать, ЗДЕСЬ, наши споры. Надеюсь, что он откликнется и оживит дискуссию.
  
  
  
  
  Журнал "Солдат Удачи" ?5 2007 год.
  
  Статья А. Кириллов
  
  Рубеж между жизнью и смертью.
  
   В ?1 журнала "Солдат Удачи" за январь 2007 года в рубрике "Книга боевого опыта" была опубликована статья Андрея Маркина "Рубеж безопасности", где автор предлагает сократить безопасное удаление наших войск от разрывов своих снарядов для повышения эффективности атаки на позиции противника. По ряду вопросов данной статьи я категорически не согласен с автором, так как его теоритические измышления могут быть вредны и опасны, если перенести их в реальную боевую обстановку. Сокращение рубежа безопасного удаления может повлечь за собой увечья и гибель наших военнослужащих.
  
  Это - не "шаблон", это написано кровью!
  
   Теперь, спустя годы, с большой благодарностью вспоминаю наших преподавателей воздушно- десантного факультета Коломенского высшего артиллерийского командного училища, которые с самого начала внушали нам - будущим офицерам, что необходимо неукоснительно выполнять требования всех инструкций, руководств, уставов, наставлений, потому что каждая строчка этих документов "написано кровью, и отступление от правил, хоть на шаг, грозит гибелью или тюрьмой..."
   "При назначении рубежа безопасного удаления (далее - РБУ) пехоты от разрывов своих снарядов не следует механически использовать постоянную величину в 400 метров, зафиксированную в Боевом уставе, а нужно, насколько позволяют условия, сокращать эту дистанцию", - пишет автор вышеупомянутого материала Андрей Маркин. (выделено мною А.К.). Откуда эти измышления? Может быть, автор использовал свой опыт боевых действий в Республике Дагестан или Чечне? Или он присутствовал на научно-практической конференции с боевой стрельбой Ракетных войск и артиллерии по проблематике уменьшения величины РБУ при стрельбе в непосредственной близости от своих войск? С точки зрения офицера подразделений специального назначения - лучше отказаться от вызова огня артиллерии, чем подвергнуть личный состав группы риску быть накрытым ею же! Глупые эксперименты с уменьшением РБУ в реальной боевой обстановке могут закончиться весьма плачевно. Есть руководящие документы, определяющие чёткий порядок действий офицера-артиллериста, и это нужно представлять себе очень чётко. Отступать от них можно лишь в крайних, критических ситуациях боевой обстановки (при вызове огня артиллерии "на себя").
   Ничего общего с шаблоном здесь нет, так как величина РБУ определена рядом ошибок и погрешностей, которые обязательно предшествуют открытию огня артиллерии и сопровождают его. В процессе пристрелки эти ошибки исправляются корректурами дальности и направления, и разрыв постепенно подводится к цели. После завершения пристрелки даётся команда на поражение цели всем артиллерийским подразделением (батарея, дивизион и т.д.).
   Для общевойскового командира РБУ - постоянная величина (400м - для пехоты, 300м - для БТР (БМП), 200м - для танков), а для офицера-артиллериста эта величина отнюдь не является постоянной, и зависит она будет от многих факторов. Ведь РБУ (Lб) рассчитывается в строгом соответствии со статьями Правил стрельбы и управления огнём артиллерии и зависит от характеристики точности определения установок для стрельбы по дальности Ед, максимального разлёта убойных осколков и рассеивания снарядов по дальности Вд (приведено в таблицах стрельбы используемой артиллерийской системой). Характеристики точности определения установок для стрельбы по дальности Ед будут зависеть от способов определения установок для стрельбы: полная подготовка, сокращённая подготовка (при двух отступлений от условий полной подготовки), сокращённая подготовка (при приближённом учете условий стрельбы) и глазомерная подготовка. Кроме того РБУ будет зависеть от способов пристрелки цели, от дальности стрельбы, от рельефа местности, от высоты наблюдательного пункта (наших войск) относительно высоты цели.
  
   А если такая "отговорка" - Да по голове?
   Рассмотрим, как будет изменяться РБУ в зависимости от вышеприведённых условий.
   РБУ для открытой пехоты (группы специального назначения) с пристрелкой по наблюдению знаков разрывов (далее - НЗР) составит 400 метров, без пристрелки по НЗР при дальности стрельбы до 10 километров - уже 500 метров, а при дальности стрельбы более 10 километров - 700 метров.
   В горных условиях, когда наши войска находятся ниже уровня цели, РБУ без пристрелки по НЗР будет соответственно 375 метров (при дальности стрельбы до 10 километров) и 525 метров (при дальности больше 10 километров); когда наши войска выше уровня цели - 1000 метров и 1400 метров соответственно. А РБУ при стрельбе реактивной артиллерией будет отличаться кардинальным образом: для обычного калибра - не ближе 1000 метров, для крупного калибра - не ближе 2000 метров.
   Особенно эти величины актуальны сегодня для групп специального назначения, которые с помощью артиллерийских корректировщиков вызывают огонь "бога войны" по обнаруженным бандформированиям и их базам. Перед вызовом огня следует постоянно определять (уточнять через пункт управления огнём) рубеж безопасного удаления группы от разрывов своих снарядов.
   (Все эти данные для наглядности приводятся здесь в таблицах)
  
  БЕЗОПАСНОЕ УДАЛЕНИЕ ОТ РАЗРЫВА СВОИХ СНАРЯДОВ, МЕТРЫ
  С пристрелкой НЗР РБУ, м
  - Открытая пехота (ГСпН)
   - БТР (БМП)
   - Танки 400
  300
  200
  БЕЗОПАСНОЕ УДАЛЕНИЕ ОТ РАЗРЫВА СВОИХ СНАРЯДОВ, МЕТРЫ
  Без пристрелки НЗР РБУ, м
   Д стрельбы
  До 10 км Д стрельбы
  Более 10 км
  - Открытая пехота (ГСпН)
   - БТР (БМП
   - Танки 500
  300
  300 700
  500
  500
  БЕЗОПАСНОЕ УДАЛЕНИЕ ОТ РАЗРЫВА СВОИХ СНАРЯДОВ В ГОРАХ, МЕТРЫ
  В горах РБУ, м
  Наши войска ниже уровня цели
  Наши войска выше уровня цели РБУ уменьшают на 25%
  РБУ увеличивают в 1,5-2 раза
  
   А. Маркин пишет: "При сложении этих и некоторых других факторов действительно можно выйти на дальности безопасного удаления не только в 400, но и в 600, и даже 800 метров". Видимо, не очень представляя себе, что в ином случаи, если отступить от вышеперечисленных правил, может последовать удар по своим войскам, автор упорствует в своей статье: "Возможность "зацепить" свои войска - это лишь отговорка, скрывающая неумение применять вверенное оружие".
   Да уж, "отговорка"... Если по голове - мало не покажется....
  
   "Весь батальон до последнего человека погиб...."
   Даже история той же советско-финской войны, на которую ссылается в своей статье А. Маркин, опровергает его доводы.
   Так, 28 февраля 1940 года советская артиллерия нанесла ошибочный удар по своим войскам (Э. Энгл, Л. Пананен, Советска-финская война. Прорыв "линии Маннергейма". Москва, Центрополиграф, 2006, стр. 197.) Цитируем отрывок из книги: "... Два дня спустя на Карельском перешейке финны стали свидетелями трагедии русских. Противник провёл массированную артиллерийскую подготовку, и финны ожидали неминуемой атаки. Но её не последовало. Впоследствии один из офицеров так описывал, что произошло: "....Два акра земли были буквально усеяны лежащими бок о бок телами 400 человек (здесь и далее выделено мною. - А. К,) У многих в руках были куски хлеба, свидетельствующие о том, что люди погибли во время приёма пищи. Теперь стало ясно, что ночь на 28 февраля огонь артиллерии противника был сосредоточен на 1 километр ближе и пришёлся не по финским позициям, а накрыл свой батальон, недавно прибывший на фронт. Войска находились всего в 200 метрах от финских позиций и готовились начать окружение, но вовремя двухчасовой артиллерийской подготовки весь батальон до последнего человека погиб. На своём месте был даже обнаружен артиллерийский наблюдатель, сжимавший в руках карту и телефонную трубку..."
   Согласитесь, картина страшная. Добавить нечего.
   А. Маркин, обосновывая довод о сокращении РБУ, в частности, пишет: "...После переноса огня в глубь обороны или прекращение арт обстрела противник, переждав обстрел в убежищах, , вновь занимает позиции и обычно может вести огонь почти той же интенсивности , что и до артподготовки".
   В ответ на это приведу факт из истории той же советско-финской войны, о которой говорит автор. Он не упоминает о тактическом приёме под названием "ложный перенос огня", который потребовал практиковать командующий войсками Северо-Западного фронта Тимошенко С.К. в феврале 1940 года. Было принято решение по-новому проводить артиллерийскую подготовку. Как раз по той причине, что противник привык определять её окончание и успевал занимать позиции для отражения атак. Наши отреагировали на это по-умному, начав "подлавливать" противника. Суть в том, что после артподготовки артиллерия искусственно создавала задержку, после чего вторично накрывала огнём пехоту финнов. Рекомендовалось делать два-три ложных переноса огня. На мой взгляд, это наиболее удачный тактический элемент применения артиллерии за период советско-финской войны.
  
   Щит на колёсики - и копьё в руки.
   Пойдём дальше. Говоря о способах сближения пехоты с обстреливаемыми позициями противника, А. Маркин в частности пишет: "Во время финской войны были попытки использовать бронированные щитки, поставленные на лыжи, для приближения к финским окопам. Ничто не мешает и сейчас применить что-то подобное в зимних условиях для сближения с противником во время артобстрела его позиций..."
   Ему бы стоило лично "обкатать" в боевой обстановке эту "рацуху" - например в августовских боях 1999 года в Дагестане за гору Алиленд (Ослиное ухо) при штурме хорошо оборудованных укреплений боевиков, возглавив "экспериментальную штурмовую группу". Учитывая летний период, поставить, может быть, щитки на колёсики? А в штурмовую группу включить ряд депутатов и чиновников, принявших 122-й закон о монетизации льгот, дабы дать им на собственной шкуре почувствовать тяготы и лишения военной службы.
   Теперь, как говориться, расставим точки над "I". Во время финской войны эти щитки и не пользовались популярностью у красноармейцев, и они не способствовали успеху атаки, постоянно цепляясь за надолбы и проволочные заграждения. Укрепления линии "Маннергейма" имели в среднем 30 рядов проволочных заграждений каждое, надолбы - до 12 рядов, 350 сооружений были железобетонными, а 2400 дерево-земляными. Надеясь на защиту броневых щитков, подпираемые лыжами, красноармейцы несли большие потери. Добавим полутораметровый снег, 40-градусный мороз. Многочисленные лобовые атаки проводились буквально по трупам боевых товарищей.
   Из журнала боевых действий 245-го стрелкового полка 123 стрелковой дивизии (РГВА, фонд 34980, опись12, документ 410):
   "1.2.1940 г. Поставлена задача усиленной ротой перерезать траншею между дотами ?006 и 008.
   13:00. Началось наступление 7-й ср (стрелковой роты) с приданным пульвзводом пульроты и взводом разведчиков 8-ср.
   19:00. Рота медленно продвигается вперёд, прикрываясь бронещитками. Часть бронещитков поломана, часть застряла в надолбах и проволоке (выделено мною - А.К.). Противник периодически ведёт миномётный и пулемётный огонь по наступающей 7-ср.
   22:00. Рота подошла частью своих сил к траншее противника на расстоянии 60 - 100метров. Противник открыл фланговый огонь справа от дота ?008 и дота ?006.
   Пехота залегла и продвинуться дальше не смогла".
   Для чеченских боевиков такие щитки послужили бы хорошей мишенью, особенно если бы штурмовая группа стала преодолевать с ними минно-взрывные заграждения. Да и для надёжной защиты от пулемётного и снайперского огня такого рода щитки должны были весить килограммов под двадцать, даже с учётом применения новых облегчённых технологий брони.... Вопрос: с какой скоростью двигался бы боец с подобным "чудо-приспособлением" в гору, на штурм укреплённой высоты?
  
   Перед броском вперёд - огонь артиллерии.
   Немного расширив рамки темы, затронем вопрос тактики применения артиллерии для групп специального назначения (об РБУ в этом контексте скажем чуть дальше). Она может быть различной. Вообще, спецназ действует бесшумно, но везде и всегда бывают исключения.
   На вероятном пути продвижения крупного бандформирования командир группы может выбрать и назначить рубежи неподвижного заградительного огня (далее - НЗО). НЗО может прикрыть и отход группы после выполнения боевой задачи. Перед налётом на укреплённый и охраняемый объект (базу боевиков) целесообразно, блокировав её , провести артиллерийский огневой налёт для поражения живой силы и огневых средств как на подступах к объекту (например на господствующих высотах), так и на самом объекте. Затем досмотровыми группами оценить результаты налёта. В случаи продолжения противником сопротивления повторить огневое воздействие по нему, действуя по правилу: "если враг не сдаётся - его уничтожают".
   Возможно развёртывание группы для налёта, но ему должна предшествовать инженерная подготовка, в случае необходимости под прикрытием дымов и огня артиллерии. Для этого надо правильно рассчитать время и порядок ведения огня. При выходе группы на РБУ огонь должен переноситься в глубину и сторону флангов. Правило таково: перед броском вперёд - огонь артиллерии. В свою очередь результаты огня должны быть использованы для продвижения вперёд или манёвра. Обходящие действия могут быть прикрыты сковывающим или отвлекающим огнём артиллерии. Для прикрытия манёвра можно использовать дымовые снаряды. Управление действиями подразделений в условиях локальных войн внутренних конфликтов осуществляется только с использованием кодированной карты.
  
   О героях.
   И последнее. Артиллеристы в Чечне, в сложной боевой обстановке, проявили мужество и героизм. Среди тех, кто за особые отличия удостоен высокого звания Героя России, выпускники воздушно-десантного факультета Коломенского ВАКУ: командир артиллерийского полка полковник Аркадий Корольков, который в одном из боёв вызвал огонь на себя, командир батареи майор Силин, уничтоживший в ходе первой чеченской кампании 5 танков, используемых боевиками. Герой России Баатр Гидеев прошёл обе чеченские кампании, участвовал во множестве сложных специальных операций, был тяжело ранен. Капитан Г., находясь в Чечне с группой специального назначения в качестве корректировщика, грамотно вызвал и двое суток (!) корректировал огонь артиллерии, в результате чего было уничтожено несколько сот (!!!) бандитов. Герой Российской Федерации.
   А командиру батареи капитану Виктору Романову звание Героя России было присвоено посмертно. Он корректировал огонь находясь в окружении боевиков вместе с легендарной 6-й парашютно-десантной ротой, подвиг которой никогда не померкнет.....
  
  
  
  
  Журнал "Солдат Удачи" ?3 2008 год
  
  Ответный выстрел Б. Цеханович
  
  Рубеж безопасности. Каким он может быть?
  
   С интересом прочитал статью "Рубеж безопасности" в прошлогоднем номере "Солдата Удачи". Честно говоря, я не вникал в достоверность тех фактов, которые там приводились и не имел доступа к архивам, чтобы это выяснить.
   Но статья меня зацепила и всколыхнула целый пласт воспоминаний. В майском номере увидел статью "Рубеж между жизнью и смертью", увидел таблицы и заскучал. А прочитал, так на меня сразу же пахнуло прошлым, мирным временем, когда перед боевым стрельбами, учениями нас доставали многочисленными списками по мерам безопасности, актами технической готовности, инструкциями, бесчисленными инструктажами, бирками и бирочками и многим многим другим, что напрочь отбивало желание стрелять. Статья господина А. Кириллова написана добросовестно, академично, но содержание статьи, упоминание различных наставлений, руководств, правил стрельбы выдаёт в нём штабиста, который основную свою службу прослужил в штабах различных уровней.
   Так уж сложилась моя артиллерийская судьба, что за 28 "календарей" я прошёл путь от солдата до подполковника, от орудийного номера до начальника артиллерии мотострелкового полка, без в учёбы в артиллерийском училище. Да, мне здорово не хватало этой училищной подготовки, но всё это я с лихвой возмещал самоподготовкой и большим практическим опытом и в 1982 году сдал экстерном экзамены в Коломенском высшем артиллерийском командном училище. Поэтому, может быть, я не так "зашорен" различными инструкциями, наставлениями и руководствами. Моё личное мнение таково: все эти наставления, руководства, правила стрельбы - это не догма, а фундамент, на котором грамотный артиллерист, исходя из сложившейся обстановки, личной подготовки и подготовки его подразделения, должен творчески применять свои знания и умения, а также если того требует обстановка, идти на разумный риск. Тогда ему всегда будет сопутствовать успех.
   В этой связи хочу рассказать о двух моментах своей службы.
   Первый момент. 1976 год, Группа советских войск в Германии (ГСВГ), я командир второго огневого взвода 122 мм гаубиц Д-30, молодой, амбициозный прапорщик, только что выпущенный из школы прапорщиков, участвую в совместных учениях с немецкими артиллеристами на полигоне Либерозенн. По ходу учения посредники объявляют "убитыми" старших офицеров батарей у нас и у немецкой батареи рядом. Дают распоряжение - отбой, переместиться на пятьсот метров вперёд, развернуться и открыть огонь по цели. По этой команде согласно наставления я должен был произвести отбой огневой позиции, загрузить боеприпасы, имущество, свернуться в батарейную колонну, совершить марш в триста метров, развернуться во взводные колонны, потом в линию машин и занять огневую позицию. Все батареи - наши и немецкие - так и начали действовать. Я же принял другое решение: не сворачиваться в батарейную колонну, а как мы стояли на позициях, так и двигаться на новую огневую позицию. В итоге я значительно сократил время, и когда немцы и остальные наши батареи начали занимать огневую позицию, я уже произвёл три выстрела и поразил цель, тем самым утёр нос как немцам, так и своим офицерам, а также подтвердил в глазах немцев высокий авторитет русских артиллеристов.
   Второй момент: Первая Чечня, я командир противотанковой батареи 9П148, майор. Я требовал от своих подчинённых, чтобы они искали позиции боевиков, постоянно вели разведку, наблюдение и уничтожали противника любыми способами и средствами, а не открывали огонь, когда по ним стреляли боевики, как это было во многих подразделениях. Да, тратил дорогие ракеты 9М111, 9М113, когда стрелял по одиночным боевикам. Пару раз меня вызвал командир полка, и у нас происходил примерно такой диалог:
   - Товарищ майор, до меня доходят сведения, что вы своими ракетами стреляете по одиночным боевикам. А вы знаете, сколько стоит ваша ракета?
   - Так точно, знаю - легковой автомобиль "Волга".
   - Так вот получается, что автомобилем "Волга" убиваете одного человека.
   - Товарищ полковник, а если этот боевик из гранатомёта уничтожит наш танк. Сколько это "Волг"? Или же убьёт нашего солдата: тут как оценивать жизнь - во сколько "Волг"?
   ....Как правило, на этом прекращался и меня выгоняли.... Зато за батареей официально числилось, с записями в журнале боевых действий полка, 70 уничтоженных боевиков. Я не буду перечислять, сколько батареей было уничтожено танков, БМП, БТР, автомобилей, огневых точек и других целей. Хочу только добавить, что только в феврале 1995 года у нас в полку было уничтожено 10 наших танков, а за пять месяцев боевых действий в полку погибло 120 солдат и офицеров. С какой ценой это можно сравнить? И я думаю, что если бы все подразделения уничтожили по 70 боевиков, то второй Чечни просто не было бы....
   А наставления, боевые уставы, руководства - они всегда менялись и будут меняться, исходя из велений времени. Только за мою службу Правила стрельбы менялись несколько раз, вносились изменения в наставления и различного вида руководства. По итогам второй чеченской кампании мною было направлено в письменном виде в Генеральный штаб 19изменений и дополнений в Боевой устав артиллерии.
   Конечно, легко рассуждать, сидя в канцелярии или же на научно-практической конференции, о рубежах безопасного удаления. А когда ты сидишь в окопе или же просто в какой-то яме и тебе нужно вытаскивать наших парней, то ты о каких-то рубежах и не думаешь, а действуешь. Лишь потом, после боя, у тебя болезненно сожмётся сердце и ты покроешься холодным потом, только подумав: "А если бы я ошибся? Или же ошибся наводчик, старший офицер батареи и другие...?" Хватанёшь стакан коньяка и махнёшь рукой. Главное, своих вытащили...
   Теперь о "рубеже безопасности". Опыт афганской, первой и второй чеченских войн, где применение артиллерии носило массовый характер, к сожалению, как в Советской, так и в Российской армии не был обобщён, изучен должным образом и внедрён в боевую подготовку. Что интересно, немногочисленные попытки привнести свой опыт в боевую учёбу на занятиях и на учениях подвергался обструкции со стороны старших начальников. В нашей дивизии мы, чеченцы, командованием воспринимались негативно. Не раз слышали от командира дивизии и от других высших начальников (которые нигде не воевали) в свой адрес суждения, типа: "Вы там дальше уборных не ходили", Только водку там хлестали да ордена себе на грудь вешали"....
   В таких условиях о передаче боевого опыта не имело смысла даже и говорить.
   Действия артиллерии, которой я руководил во второй чеченской войне проходили в сложных условиях. В октябре, ноябре, декабре воевать приходилось на сильно пересечённой местности. С конца декабря и весь январь боевые действия велись в городских условиях. Февраль-март - в горно-лесистой местности. Негативным во всех этих условиях являлось наличие сплошь и рядом полей невидимости, когда не видно действий ни своих подразделений, ни боевиков. Когда зачастую приходилось принимать решение на открытие огня вслепую и с большим риском поражения своих подразделений. И о каком-либо рубеже безопасности не приходилось даже задумываться. И принимали решения, и несли за это ответственность. В этой связи вспоминается такой случай, который чуть ниже прокомментирую.
   15 января 2000 года. ..... Постепенно, первая рота и разведчики без единого выстрела заняли всю территорию вплоть до стадиона. И здесь, обогнув восточную трибуну и проникнув на территорию парка, разведчики нос в нос столкнулись с большой группой боевиков. Одновременно с обоих сторон затрещали выстрелы, полетели гранаты. Боевиков было гораздо больше и разведчики сразу же оказались в критическом положении. Если первая рота находилась вся на виду и в двухстах - двухстах пятидесяти метрах от нашего КНП, то разведчики были от нас в четырёхстах метрах и поле боя заслоняла трёхэтажная трибуна стадиона и кроны деревьев. Корректировщик капитан С., который был с разведчиками, сразу же вышел на связь и стал запрашивать помощи огнём артиллерии, но толком не мог назвать точное место разведчиков или боевиков. Единственно смог понять это то, что боевики были в тридцати метрах от разведчиков и так зажали их огнём, что подняться и отойти не было никакой возможности.
   Стрелять в таких условиях было рискованно - можно было накрыть и боевиков и своих. Но и разведчики долго в таких условиях продержаться не могли. Я вновь прильнул к окулярам большого прибора и стал разглядывать парк за стадионом, пытаясь хоть что-то разглядеть, но тщетно.
   Схватил микрофон радиостанции и вызвал капитан С. на связь: - "Скрипач, Я, Лесник 53". Начинаю работать одним орудием, как только увидишь разрыв снаряда, докладываешь отклонение в метрах.
   -"Лесник 53, Я, Скрипач", я башку поднять не могу, тут же пулю в лобешник получу. Так что не смогу наблюдать за разрывами.
   - "Скрипач, ты хоть один засеки, а дальше я сам сработаю.
   - "Самара, Я Лесник 53", работаем основным. Варшава 5, точно семь. Один снаряд, Огонь!
   - Выстрел, - прозвучало из наушников радиостанции и я стал смотреть на восточную трибуну. Есть. Снаряд разорвался прямо в центре трибуны, выкинув в воздух бетонные обломки от скамеек.
   Быстро передал корректуру на огневую позицию и, услышав команду - выстрел, схватил микрофон: - "Скрипач", лови разрыв.
   Тихо прошелестев над нами, снаряд упал в глубине парка и разорвался. Поднявшийся над кронами деревьев серый дым, обозначил место разрыва и, судя по звукам перестрелки, снаряд упал метров на сто сзади боевиков.
   - "Лесник 53, сто метров сзади боевиков. Я, Скрипач"
   - Хм, - довольно хмыкнул, - опыт не пропьёшь.
   Тщательно просчитав доворот, передал корректуру на дивизион и внутренне сжался. Если наводчик основного орудия ошибётся хотя бы на единицу угломера или не выберет "мёртвый ход" механизма вертикальной наводки, снаряд ляжет прямо среди разведчиков. Снова тихо прошелестел снаряд и облако разрыва поднялось среди деревьев. А я перевёл взгляд на радиостанцию - что мне сейчас доложит капитан С.
   - "Лесник 53, Я, Скрипач" - отлично. На этих же установках дайте залп.
   - Э нет, товарищ С..., - я положил наушники на карту и взял микрофон радиостанции с дивизионом.
   - "Самара", основным, шесть снарядов, двадцать секунд выстрел - Огонь! Наводку восстанавливать после каждого выстрела. Я - Лесник 53!
   - Подполковник, а чего ты залп батареей не даёшь? Так ведь в одну точку долбить будешь - Генерал Малофеев до этого молча только наблюдал за моими действиями, а сейчас зашёл в мою ячейку.
   - Нет, товарищ генерал-майор, нельзя, - категорично ответил и тут же стал объяснять, - для того чтобы дать точный залп в этих условиях прямо по позициям боевиков, я должен буду пристрелять каждое орудие. Лишь после этого могу дать залп. А это время, которого у разведчиков нет. Их уничтожат, пока я буду пристрелку проводить. Поверьте мне - этих снарядов будет достаточно. А естественный разнос снарядов накроет всю позицию духов.
   Шесть разрывов снарядов, предрешили исход боя. Огонь со стороны боевиков быстро ослаб и разведрота, лишь с одним легкораненым, смогла выскользнуть из ловушки.
   Таких случаев, когда приходилось во время боя "подтаскивать" снаряды почти вплотную к нашим подразделениям, было много. Времени же для того, чтобы пристрелять каждое орудие, как правило, не имелось, а стрелять надо было. И, учитывая реальные возможности своих подразделений, приходилось работать в таких случаях основным орудием, а не батареей или дивизионом. Артиллерист мирного времени мог бы мне возразить: а почему бы не посчитать "полную подготовку" ("полная подготовка" - ряд математических расчётов, учитывающих воздействие на траекторию полёта снаряда множество факторов, таких как: температура воздуха, давление, направление ветра в различных слоях атмосферы вплоть до высоты в 4000 метров, вращение земли, деривация, разность весовых знаков снарядов, поправка на уступ и много других поправок, в том числе и индивидуальные поправки каждого орудия.
   Разговоры о "полной подготовке" уместны в мирное время, когда ты десятки раз выезжаешь на один и тот же полигон, с чётко "привязанными" контурными точками, и стреляешь в один и тот же "котёл" ("котёл" - артиллерийский жаргон, обозначающий участок местности, куда должны падать снаряды на учениях). Когда ты в спокойной можешь подготовить данные, которые у тебя тут же перепроверят контрольные группы. Уместно добавить, что метеобюллетень, на основе которого и считается "полная подготовка", должен обновляться каждые 2 часа. Каждый артиллерийский офицер знает и умеет считать "полную подготовку". Когда я её считаю только с карандашом в руке, то лично у меня уходит на это 10-13 минут. Конечно, применяя даже простой калькулятор, время подготовки можно сократить, но не всегда в бою, этот калькулятор был под рукой....
   В каждом моём дивизионе, на каждой огневой позиции разворачивался метеорологический пост на основе ДМК (десантный метеорологический комплект), но с тем комплектом метеорологических приборов и ветровым ружьём можно было составить лишь приближённый метеобюллетень. Слово "приближённый" говорит само за себя. Да и координаты с КНП мы могли дать тоже приблизительные. Но самое опасное при стрельбе в непосредственной близости от своих - это человеческий фактор. Наводчики и командиры орудий. На конечном этапе подготовки данных и наводке это было то звено, от которого зависело, попадём мы в цель или промажем. Пардокс. Вроде бы по идее, чем больше воюешь и стреляешь, тем точнее и точнее работают расчёты. (С1 октября 1999 года по 10 марта 2000 года двумя дивизионами и двумя миномётными батареями полного состава было выпущено по боевикам 75 000 снарядов и мин). Но на практике этого не произошло. Опыт совершенствовался и повышался, а рост, дойдя до определённого уровня, остановился. И мы стреляли то лучше, то хуже - в принципе по точности достаточно ровно. Причин тому было несколько.
   Первая - это усталость. Командиры орудий, наводчики, радиотелефонисты, ячейки управления, офицеры изо дня в день, из месяца в месяц воевали, находились в постоянном напряжении, накапливалась усталость как физическая, так и психологическая. Люди зачастую работали "на автомате" и всё чаще и чаще ошибались.
   Вторая причина - естественная (для войны) убыль личного состава.
   Немного цифр, Артиллерия полка 1 октября 1999 года, когда мы пересекли границу Чечни, насчитывало 480 офицеров и солдат. За пять месяцев активных боевых действий в артиллерии было убитых 10 человек, раненых и больных 78 человек. Из 24 наводчиков дивизионов в течение пяти месяцев ранеными и больными убыло в тыл 13 человек. Больше чем каждый второй. Из 46 офицеров, от которых зависела точность огня, ранеными и больными убыло в тыл 11 человек - каждый четвёртый. Разный уровень подготовки, опыта старых и вновь прибывших наводчиков, старых и новых офицеров, не давал уверенности в точности огня в непосредственной близости от своих войск. Поэтому и приходилось работать в наиболее сложных случаях одним основным орудием и выжимать из этого максимальные результаты. Непросто чисто психологически было решиться артиллерийскому офицеру на стрельбу на грани, когда или "грудь в крестах", или ты преступник, если снаряды легли по своим.
   "Дружественный огонь", или огонь по своим, по тем или иным причинам - это трагическая неизбежность на любой войне. Нравиться это кому или нет. И тот, кто любит рассказывать, как мы "колбасили" по своим, или там не был, или тыловая крыса, которая жрёт тушёнку глубоко в тылу, а потом хвастает, как он героически воевал. Я, не стесняясь говорю - да, и у нас был огонь по своим. И не раз, и не два. Была и трагедия. Когда мы прикрывали артиллерийским огнём отход разведчиков с ранеными из школы в Старопромысловском районе, радиотелефонист ошибся в приёме координат и первый залп лёг по первой роте, в результате чего погиб один солдат. Трагедия, кто спорит. И мы артиллеристы, остро переживали гибель солдата. Был произведён "разбор полётов". Сделали вроде бы всё, чтобы не допустить в дальнейшем таких ошибок. Но через два дня второй дивизион положил уже два залпа опять по первой роте, которая предприняла попытку отбить злосчастную школу. Слава богу, обошлось только двумя контуженными.
   Интересный момент: боевики, как только чувствовали или понимали, что по ним сейчас артиллеристы откроют огонь, сразу же делали рывок вперёд и как можно ближе прижимались к нашим позициям. Иной раз они приближались на пятьдесят, а то и на тридцать метров к нашим подразделениям....
   Итог: исходя из собственного опыта, могу сделать следующий вывод - Принимая то или иное решение в боевой обстановке, трезво оцените реальную ситуацию, возможности своего подразделения и, главное, не переоцените свои. Считаю, что рубеж безопасного удаления огня каждый артиллерийский офицер должен определять, учитывая сложившуюся реальную боевую обстановку.
  
  
  
  
  Журнал "Солдат Удачи" ?6 2008 года.
  
  Статья А. Кириллова
  
  Из пушки по воробьям или вновь о рубеже безопасности.
  
  
   В мартовском номере "солдата Удачи" за 2008 год была опубликована статья Борис Цехановича Рубеж безопасности. Каким он должен быть?", которая явилась ответом на мою статью "Рубеж между жизнью и смертью" ("Солдат удачи" ?5\2007 г.). Та публикация в свою очередь, стала "ответным выстрелом" на материал А. Маркина "Рубеж безопасности" ("Солдат удачи" ?1\2007г.). А. Маркин тогда предлагал перед атаками позиций противника уменьшить рубеж безопасного удаления (далее - РБУ) разрывов артиллерийских снарядов от наших войск до минимума, приводя примеры из советско-финской и Великой Отечественной войн. Также он предлагал использовать и другие фантастические в современном бою идеи (бронещитки на лыжах, бронесани и т.д.), с чем я категорически не согласился в своей статье и привёл трагический пример из той же советско-финской войны, когда в результате уменьшения РБУ до 200 метров был полностью уничтожен огнём своей артиллерии батальон красноармейцев (400 человек)... Эта статья продолжение начатой дискуссии о рубеже безопасного удаления....
   Автор статьи "Рубеж безопасности. Каким он должен быть?" Борис Цеханович (далее - автор) поддерживает идею А. Маркина. Заранее извиняюсь перед уважаемыми читателями, что вынужден в своей публикации расширить тему и коснуться в ней не только вопроса о РБУ, дабы завершить спор с автором до конца.
   Во-первых, "господином" и "штабистом", "который основную свою службу прослужил в штабах разных уровней", рассуждающий о РБУ "сидя в канцелярии или же на научно-практической конференции", ощущать себя как-то неуютно. Вот я и вынужден защищаться и вести спор, отвечая уважаемому автору.
   Он пишет, что находился на войне и всё время был практически то в яме, то в окопе... Это в должности-то начальника артиллерии? Может быть автор, просто исполнял чьи-то обязанности рангом пониже, поэтому иногда и бывал в окопе КНП, проверяя и контролируя работу подчинённых офицеров? Но всё же, как я видел в Чечне, основное место пребывания начальника артиллерии на войне - это либо тёплая командно-штабная машина, либо благоустроенный командирский кунг, или основной вариант - натопленная штабная палатка начальника артиллерии в пункте временной дислокации войск.
   Во-вторых, знакомые слова, встреченные автором в моей статье, такие как "наставления, руководства, правила стрельбы", послужили ему зацепкой, и он, блеснув фантазией, решил дополнить их "многочисленными списками по мерам безопасности, актами технической готовности, инструкциями, бесчисленными инструктажами, бирками и бирочками". Короче, решил повесить на меня всех собак военного "дурализма" и армейской действительности. Тут смело можно бы добавить и покраску травы зелёной краской, и выравнивание придорожных бордюров с помощью артиллерийской буссоли, и собирание шишек по всей территории полевого учебного центра и т.д. и т.п. Вероятно уважаемый автор думает, что я в армии не служил, раз начинает напевать "военные песни" и травить байки про бирки. Все служивые люди ведь знают, что "солдат без бирки, как .... Без дырки"! Куда без неё родимой-то, в армии? Это основной стратегический секрет обороноспособности и непобедимости нашей армии, и он вселяет настоящий ужас в души солдат армий США и блока НАТО.
   В-третьих, если бы уважаемый автор прочёл мою статью всю полностью и более внимательно, то наверно кардинально изменил бы своё мнение, а желание писать "Ответный выстрел" на неё отпало бы само собой. Ведь моя статья с таблицами РБУ для различных условий была в первую очередь предназначена разведчикам и спецназовцам, чтобы они знали и учитывали эти табличные данные перед вызовом огня артиллерии. А грамотные офицеры-артиллеристы эти данные всегда держат в голове, ведь безопасность своих войск - это первое и важное условие применение артиллерии в бою. Пренебрежение РБУ при работе с артиллерией в мирной жизни - это двойка на зачётных и контрольно-проверочных занятиях, а на войне двойку поставит сама жизнь после непременного удара по своим войскам с гибелью и увечьями наших военнослужащих. Последнее автор и подтверждает собственными трагическими боевыми примерами.
   В-четвёртых, автор укоряет меня, что зашорен различными инструкциями, наставлениями, руководствами, правилами стрельбы, ссылаюсь постоянно на руководящие документы РВ и А. Но тогда зачем он сам подаёт в Генеральный штаб 19 изменений и дополнений в Боевой устав артиллерии по итогам второй чеченской кампании? Для чего тогда автор это делал? Ещё раз повторяю, что все руководящие документы написаны кровью наших солдат и офицеров, при их составлении и всех их последующих изменениях учитывается приобретённый свой и зарубежный боевой опыт, используемые новые вооружения и боеприпасы в различных условиях их применения.
   В-пятых, автор постоянно говорит о грамотном толковом офицере-артиллеристе (подразумевая себя, конечно), который может точно уложить снаряд между своими подразделениями, и так, что осколки разорвавшегося снаряда вопреки физическим законам рассеивания и теории вероятности своих бойцов даже не заденут. Браво! Это, конечно, похвально, что он такой профессионал артиллерийского огня. Но у меня есть ряд существенных замечаний по опыту описанному в его публикации.
   В первую чеченскую войну автор, будучи командиром противотанковой батареи, требовал от своих подчинённых, чтобы те долбили дорогостоящими ракетами ПТРК по одиночным боевикам. Так было уничтожено 70 одиночных боевиков - 70 ракетами 9М111 и 9М113, о чём он хвалебно пишет в своей статье, полагая что это очень хорошо. А вот противоположная сторона - боевики НВФ это уникальное дорогостоящее оружие использовали более грамотно и эффективно, чем подчинённые автора.
   9 августа 1999 года боевики, выпустив четыре ракеты из ПТРК, подбили пять вертолётов федеральных сил на стоянке (два МИ-24 взорвались и сгорели, два МИ-8 и один МИ-26 получили повреждения). Двумя днями позже боевики одной ракетой , выпущенной из ПТРК, подбили вертолёт с тремя генералами и офицерами ФАПСИ на борту.
   ПТРК - это оружие в первую очередь, ПРОТИВОТАНКОВОЕ, хотя может применяться и для уничтожения САУ, бронированных целей, а также других важных огневых средств противника. Конструкторы ведь не зря и для каких-то целей "забивали" в ТТХ противотанковых ракет большие дальности стрельбы и высокие уровни бронепробиваемости. Автор же в статье приводит в оправдание себя и свой диалог с командиром полка про себестоимость ракеты ПТРК в сравнении с автомобилем "Волга". В связи с этим высказыванием проведём ещё и смвои несложные математические расчёты. Автор проводил расчёты в свою пользу, а мы посчитаем "в свою пользу". Если бы эти 70 ракет ПТРК оказались в руках боевиков НВФ, то у федеральных сил были бы уничтожены десятки и даже сотни вертолётов. А сколько бы людей погибло! Наверно, почти все вертолёты группировки войск были сожжены при такой результативности НВФ. Да, это точно подметил автор, что при таком раскладе "второй Чечни точно не было бы...". Тогда бы не то что второй чеченской не было, Россия давно была бы поставлена террористами на колени с таким странным подходом и непонятной логикой автора.
   Слава богу, что его подчинённые израсходовали эти ракеты, стреляя "из пушки по воробьям", и они не попали в руки боевиков!
   Почему-то вражеские операторы ПТРК стреляли не по одиночным фигурам солдатиков в оцеплении на посадочной площадке, а выбирали наиболее важные и групповые цели "федералов" (вертолёты с генералами на борту). Наверно, бандлидеры строго следили за выбором целей для стрельбы и за результативностью попаданий каждой выпущенной ракеты ПТРК, приобретённой за немалые деньги в республиках СНГ. У автора боевая работа была организована по-другому: если страна богатая , то деньги налогоплательщиков можно пустить на ветер. Поэтому и стреляли его подчинённые так, как им приказал командир; дорогостоящими ракетами по одиночным фигуркам боевиков. Но ведь ещё со времён афганской войны писалось в различных источниках: "Известны случаи неоправданного применения реактивных батарей и даже дивизионов по целям, которые могли быть подавлены огнём ствольной артиллерии или отдельными боевыми машинами реактивной артиллерии. Незнание технических характеристик реактивных систем приводило к неоправданному расходу снарядов при стрельбе на малые дальности и особенно по малоразмерным целям". В Афганистане наши военные эффективно применяли комплексы ПТУР для уничтожения стратегических, труднодоступных для других видов вооружений, целей: огневых точек в пещерах, оборонительных сооружений и иных групповых целей....
   Кроме того, автор, поизрасходовав БК батареи, подверг боеспособность целого полка угрозе и реальному риску быть беспрепятственно атакованным танками и другой бронетехникой дудаевцев, ведь в то время танков, САУ и бронетранспортёров у бандитов было немалое количество. Об этом свидетельствуют прямые боестолкновения в начале 1995 года, когда артиллеристы-десантники под руководством командира батареи 122-мм гаубиц Д-30 Героя России гвардии капитана А. Силина уничтожили в бою пять дудаевских танков огнём прямой наводкой. Смелый командир огневого взвода той же батареи, орденоносец гвардии старший лейтенант Павел Пятаченко, в огневой дуэли с вражеским танком лоб в лоб вышел победителем. А заместитель командира батареи гвардии капитан К. тоже огнём из орудия прямой наводкой уничтожил ДШК противника, оборонявший стратегический рубеж НВФ. Вот это я понимаю цена каждого снаряда и результативность каждого выстрела артиллерийской батареи. Герой России гвардии рядовой ВДВ М. Ланцев, прикрывая отход своей разведгруппы, грамотно выбрал момент для открытия огня из огнемёта РПО-А и одним метким выстрелом уничтожил 12 боевиков, когда те скучились около своего главаря. Вот это и есть эффективное использование вверенного государством вооружения! И наши деды в Великой Отечественной войне, вооружённые порой сорокопятками, показывали чудеса артиллерийского мастерства и мужества в борьбе с фашистами, не стреляли из пушек по воробьям. В конце мая 1942 года фашисты предприняли очередную танковую атаку на позиции 13-й гвардейской стрелковой дивизии. Особенно жаркий бой развернулся перед фронтом противотанковой батареи Героя Советского Союза старшего лейтенанта И. Быкова из 32-го гвардейского артиллерийского полка. Командир батареи был ранен, но продолжал руководить боем. Противник понёс ощутимые потери - 18 фашистских танков было уничтожено огнём батареи отважного комбата!
   Ну, а если у автора было просто такое хобби - охота на живую силу противника (за одиночными боевиками НВФ), то для решения этой задачи надо было просто создать в батарее нештатную снайперскую группу, а не тратить почём зря дорогостоящие ракеты ПТРК.
   В-шестых, ещё со времён афганской войны анализировались причины наших потерь и подчёркивалось, что одними из главных "явились пренебрежение детальной проработкой возможных вариантов действий при подготовке к боевым действиям и слабая организация".
   Что касается описанного автором случая боестолкновения 15 января 2000 года, Склоняю голову перед всеми погибшими солдатами и офицерами вашего мотострелкового полка и других соединений федеральных сил РФ, воевавших в Чечне за мирное будущее нашей страны. В связи с этим не будет корректно здесь писать "если бы"... Просто приведу пример, как мы строили свою работу с артиллерией перед выходом группы на боевую задачу. Скрупулёзно, до мелочей продумывали каждый участок передвижения ГСпН, прогнозируя, исходя из рельефа и условий местности, ставя себя на место противника, определяли возможные места расположения засад и его огневых точек. Исходя из всего перечисленного, наносили многочисленные огни артиллерии на кодированную карту по всему маршруту передвижения группы (как правило - заградительный и сосредоточенный огни артиллерии). Налаживали взаимодействие между ГСпН и артиллерией дотошно, до частностей и мелочей, продумывая все возможные варианты развития хода событий. Координация обеспечивалась и тем, что мы оставляли своего человека со средствами связи на пункте управления огнём артиллерии дивизиона. Лучшему взаимодействию и координации между родами войск всегда помогало личное знакомство командиров, должностных лиц артиллерии и спецназа. Работали не через Ханкалу, а напрямую с соседним артиллерийским дивизионом. Все эти меры и обеспечивали немедленную огневую поддержку группы в случаи необходимости. И во время начала движения ГСпН все опасные места были уже на прицеле артиллеристов, туда были наведены стволы орудий дивизиона благодаря заблаговременным командам командира группы или внештатного корректировщика ГСпН:
   - "Дунай", стой! НЗО "Клён", зарядить!
   Могли для страховки засадо-опасных мест проверить их одним-двумя дымовыми снарядами, заодно убедиться в точности и своевременности открытия огня артиллерии. Время исполнения было сравнительно коротким, ведь оно включало только подачу команд на батареях плюс полётное время снарядов в районе цели. И не нужно было метаться под пулями и гранатами противника, когда каждый шаг нашего подразделения был расписан, поэтапно рассчитан и надёжно обеспечен своевременной артиллерийской поддержкой. При сомнении безопасности дальнейшего продвижения группы места возможного нахождения боевиков "кошмарили" артиллерией, вскрывая и уничтожая засады врага. Именно по такой схеме действовал корректировщик артиллерийского огня Герой России капитан ВДВ Г., приданный ГСпН, когда группа была атакована многочисленным бандформированием. От нанесённых на свою карту огней Григорий командовал только корректуру в дальность и доворот по новым целям. Результат своевременной грамотной работы артиллерийского корректировщика блестящий: у нас потерь нет, у НВФ - несколько сотен уничтоженных бандитов.
   Вот на этапе подготовки к выдвижению и надо было автору, начальнику артиллерии полка, "творчески применить свои знания и умения", как грамотному артиллеристу, а не "бить события по хвостам", стреляя потом "награни" и подвергая риску накрытия своим артиллерийским огнём наши подразделения.
   В-седьмых, что касается вопроса о РБУ непосредственно. Мы подошли наконец к основной теме затянувшейся дискуссии. От всех вопросов затронутых ниже, напрямую зависит точность артиллерийского огня и выдерживание РБУ при стрельбе.
   Автор пишет, что "разговоры о "полной подготовке" уместны в мирное время". Возражу ему нашим опытом боевых действий в ДРА, где артиллерийские подразделения выполняли требования полной подготовки практически всегда. "Проводимая метеорологическая, баллистическая и техническая подготовка перед стрельбой обеспечивала поражение цели без пристрелки..." - писал Е. Никитенко в книге "Афганистан. От войны 80-х до прогноза новых войн" То есть даже в зонах боевых действий необходимо проводить подготовку артиллерийского подразделения перед стрельбой как можно в большем объёме (желательно - полную подготовку), чтобы обеспечить быстрое и точное поражение цели. Дальше Б. Цеханович пишет: "Но самое опасное при стрельбе в непосредственной близости от своих - это человеческий фактор....". Соглашусь и дополню здесь автора. Если сегодня наводчики орудий имеют, образно говоря, три класса образования, пишут с ошибками, а большинство должностей командиров огневых взводов занимают "пиджаки", то человеческий фактор может сыграть роковую роль при сокращении РБУ. Кроме того вспомним здесь и техническую подготовку артиллерии на войне, которую должны проводить и контролировать командиры подразделений. Так вот, как правило, командиры соединений и частей отправляли на войну самую "убитую" артиллерийскую технику, чтобы можно было побыстрей её списать. Зачем новую технику отправлять в зону боевых действий, если в пункте постоянной дислокации необходимо её представлять на проверке штабным комиссиям? Техническая неготовность бронетехники и изношенность материальной части большинства артиллерийских орудий не прибавляли точности стрельбе артиллерии. Дальше автор пишет про удивительные вещи, что "координаты цели с КНП мы могли дать тоже приблизительные"! А как же насчёт применения наиболее точных способов определения установок для стрельбы, чтобы обеспечить безопасность своих войск при стрельбе по целям, расположенным вблизи от них? И что "рубеж безопасного удаления огня каждый артиллерийский офицер должен определять , учитывая сложившуюся реальную боевую обстановку"? Это и есть самый настоящий русский пофигизм, а не трезвая оценка ситуации: авось да пронесёт! Поэтому с таким подходом не "зачастую", а выходит практически всегда автору "приходилось принимать решение на открытие огня вслепую и с большим риском поражения своих подразделений"!
   Низкое качество выполнения технической, баллистической подготовки и топогеодезической привязки вызывало большие погрешности и ошибки при стрельбе артиллерии, приводившие в итоге к ударам по своим войскам. Вспомним здесь первую чеченскую. Зимой 1994 - 1995 годов в боях за город Грозный, как сообщается в различных источниках, потери от "дружественного" огня составили от 40 до 60%. Штурмовая группа разведбатальона мотострелковой дивизии, захватившая и удерживающая больничный комплекс, находилась трое суток под непрерывным огнём дудаевских бандформирований и своей артиллерии. Были потери...
   И зря автору не приходилось задумываться о каком-либо рубеже безопасности. А задумываться о РБУ надо было всегда, в любых условиях боевой обстановки и местности, ведь автор честно сообщает, что "и у нас был огонь по своим. И не раз и не два"... После первого случая в практике автора погиб солдат, но и последовавший после этого ЧП разбор полётов ни к чему не привёл: "через два дня второй дивизион положил уже два залпа по первой роте..." Вот это и есть уже собственный кровавый опыт, который почему-то недостаточно глубоко анализировался, так как не приводились в порядок координация и управление в вверенных автору подразделениях артиллерии и их взаимодействие с мотострелками.
   О каком опыте Афганистана и первой чеченской говорит Цеханович, если даже исходя из своих ошибок не делается никаких выводов и поправок к улучшению положения с взаимодействием в своём полку? Кроме того, он ратует за статью А. Маркина - за снижение РБУ! Зачем снижать РБУ, если и без того при такой координации артиллерия долбанёт по своим, поскольку нет должного уровня взаимодействия между подразделениями родов войск.
   P.S. Исходя из статьи автора, непонятно какой боевой опыт он советует брать на вооружение читателям журнала "Солдат Удачи". Не учитывать РБУ при вызове огня артиллерии, полагаясь на авось, чтобы артиллерия в очередной раз "лупанула" по своим войскам? Или снайперским огнём из ПТРК поражаешь одиночных боевиков НВФ?
   Также непонятно, что заставило "заскучать" автора при прочтении моей публикации "Рубеж между жизнью и смертью" и что вызвало восторженные эмоции при чтении статьи "Рубеж безопасности" А. Маркина о том, как делать нельзя, но которая читалась живо и с интересом. Содержание для автора, наверное, не самый главный критерий оценки материала. И вместо того чтобы давать дельные советы из своего боевого опыта, автор поддерживает непонятные фантастическо-утопические идеи А. Маркина, опасные для жизни военнослужащих наших подразделений.
   Начитавшись "идей" и "откровений" в СМИ о том, что на РБУ можно наплевать, разведчики и спецназовцы порой и вызывали огонь артиллерии по противнику , находящемуся в 50-200 метрах от себя (а в жизни получалось - по себе), что и приводило к трагедиям с человеческими жертвами. Поэтому такие публикации ничего полезного нашим военнослужащим разведки и спецназа не принесут. А РБУ при вызове огня артиллерии нажно учитывать всегда!
   Вот так и поспорили. Кто прав в этом споре, пусть решают наши читатели. Я же в завершении приведу слова уважаемого человека - Героя Российской Федерации генерала Г. Трошева: "Бывали и приказы открыть огонь по противнику, находящихся всего в 70 - 100 метрах. А это чаще всего верная гибель от своих же осколков. Нельзя было повторять трагические ошибки, вторично наступать на одни и те же грабли...."
  
  
  
  "Про тёплые кунги, тёплые палатки и про то, как мы дальше уборных никуда не ходили"
  (Статья в журнале "Солдат Удачи" ?1 и ?2 2009 года)
  Цеханович Б. Г.
  
   Я сразу же прошу прощение за то, что назвал вас "господином". Конечно, вы для меня - товарищ. Как и все кто служил в армии - не зависимо от того служил ли он офицером, прапорщиком или солдатом. Главное, мы все принадлежим к тому армейскому прошлому, которое вспоминаем и гордимся им.
   Но, всегда есть это проклятое - "Но...." Я ни в коем случаи не хочу сомневаться в вашей компетенции, в вашем опыте, Но, всё-таки оно существует это - "Но..." Вот знаете в чём разница между мной и вами, товарищ Кирилов? И что даёт мне право свободно рассуждать о рубежах безопасности, о стрельбе ракетами по одиночным боевикам и о многом, многом другом. Это то, что я сам лично прошёл через всё ЭТО: не прикрывался нормативами и статьями из наставлений и боевых уставов, а брал на себя ответственность и стрелял. И надеюсь, тем самым спас не один десяток солдатских жизней.
   Вот я взял в руки июньский номер "Солдата Удачи" и с удовольствием ещё раз осмотрел первый лист с фотографией гаубицы Д-30. Красивая фотография. Любой глянет и с удовольствием скажет или подумает: - Во, бабахнули артиллеристы.... Всё в дыму...
   А я смотрю и думаю: - Показные занятия, судя по чистой и новой форме, начищенным сапогам и беленьким повязкам. Отбой орудию делает расчёт (именно "отбой", а не "к бою")... И я на месте командира взвода сделал бы капитальное замечание командиру орудия, который безучастно наблюдает (а не руководит расчётом), как расчёт с нарушениями делает "отбой". Заодно и указал бы на недостаточное внимание за содержанием Д-30.
   Вот вам задачка на профессионализм, товарищ Кирилов, найдите хотя бы четыре недостатка, из шести... И я здесь не критикую редакцию журнала, разместившую фотографию расчёта, а показываю что такое опыт, артиллериста прослужившего на Д-30 восемь лет (только на механических домкратах), выполнившего сотни и сотни раз, все какие положено нормативы. Моё тело по прошествии тридцати пяти лет до сих пор помнит, с каким усилием нужно тянуть на себя рукоять механизма для поднятия колёс гаубицы и в какой момент шатнуться влево, чтобы зубцы рукояти механизма зашли в зубчатый венец. Это я вам отвечаю на ваши слова, цитирую - Если сегодня наводчики орудий имеют, образно говоря, три класса образования, пишут с ошибками, а большинство должностей командиров огневых взводов занимают "пиджаки"....
   На это я вам могу только сказать: - Заниматься надо. Планомерно, эффективно и творчески подходить к этому делу. Не кивать головой на трудности, а обходить их и заниматься.
   Хочется вспомнить свою срочную службу. Мой служба проходила с 1973 по 1975 год и тогда всеобщее образование было восьмиклассное. В батарее у нас были с десятью классами только сержанты. В моём, втором расчёте проходили службу четыре человека: я с десятью классами образования. Рядовой Руфулаев - азербайджанец с девятью классами. Так как он плохо говорил по-русски, то был заряжающим. Ефрейтор Камалетдинов - восемь классов образований. Наводчик. Рядовой Дмитриев - пять классов образования. Замковый. В батарее служили восемь человек с высшим образованием. Остальные - 5-7 классов. Был у нас рядовой Назаров. Узбек. 4 класса образования. Но мы все сомневались по этому поводу. Ни читать, ни писать даже по-узбекски не мог. Такой расклад был и в остальном полку. И это в арт. полку, куда был всё-таки отбор. Ну, а в пехоте сами понимаете какой был уровень образования. Но на это никто не обращал внимания, а занимались и ещё раз занимались, доводя всё до автоматизма. Я усваивал всё легко, играючи, но вот формула "тысячных" - ну, ни как не давалась. Не могу запомнить и всё. Как-то на занятиях командир взвода, ст. л-нт Барабанчук, тоже кстати закончил среднее училище, мудро посмотрел на меня и изрёк: - Цеханович, высота слона 2.5 метра. Наблюдаешь в бинокль под углом в 0-02. Значит дальность до слона 1250 метров.... (это про творческий подход)
   На всю жизнь после этого формулу "тысячных" запомнил. И ведь армия с такими "малообразованными" парнями была сильнейшей в мире... Достаточно хотя бы вспомнить царскую армию, где солдатами служили крестьяне, но мы ведь гордимся воинской славой наших предков...
   А насчёт "пиджаков", ко многим из них я отношусь с большим уважением. На первой чеченской у меня служили командирами взводов ст. л-нт К.... и ст. л-нт Ж......, которые закончили военную кафедру Челябинского сельскохозяйственного института, где они изучали противотанковую установку 9П148. Большое моё спасибо офицерам кафедры, которые подготовили таких классных специалистов.
   А во вторую Чечню, только в дивизионах у меня было 9 командиров взводов-двухгодичников. В декабре 1999 года у них кончался срок службы и мы все хором уговаривали их остаться довоевать, но парни решили увольняться. И это их выбор. Им тоже большое спасибо за честно выполненный воинский долг. Кстати, бывший начальник генерального штаба Квашнин тоже был из, как вы тут говорите - "Пиджаков".
   .... Недавно я ехал в поезде в командировку. Соседом по купе оказался интеллигентный мужчина. Не глупый, но с дерьмократическими замашками и суждениями. Ни дня не служил в армии и все сведения о ней черпал "из различных источников". Когда в разговоре коснулись армейской тематики, то сосед по купе с апломбом заявил: - А что вы хотите? Если у них (то есть в армии) на время проведение учений запланировано 3% потерь....
   Старая байка гражданских, но он в неё свято верил и всё талдычил и талдычил о трёх процентах, даже не вдумываясь в эту цифру. Спокойно выслушав этот "бред сумасшедшего", я ему предложил: - А давайте посмотрим, что это за 3% потерь? Мотострелковая рота 100 человек проводит учения. 3% это трое убитых. На батальонных учениях в пятьсот человек - 15 человек убитых. На полковых и дивизионных - 75 и 330 человек соответственно.
   Выслушав мои цифры, сосед смущённо-глуповато захихикал и сказал: - Да, что-то я сглупил... Я как-то даже не задумывался над этой цифрой....
   Вы тоже Кириллов А. черпаете сведения "из различных источников" и даже не задумываетесь что вы написали в статье в уважаемом журнале, цитирую - "...Зимой 1994-1995 годов в боях за город Грозный, как сообщается в различных источников, потери от "дружественного огня" составили от 40 до 60%..."
   276 полк, который вёл боевые действия в Грозном с новогодней ночи и до последнего дня штурма, подразделения которого в числе первых, а может быть и самые первые ворвались в дворец Дудаева потерял только убитыми 120 человек. Так по вашим словам получается, что от 48 до 72 человек были убиты нашим огнём? Вы, прежде чем писать, почитали бы официальные источники. А то, после ваших слов, получается что моя артиллерия, под моим руководством, при штурме Старопромысловского района тоже 40-60% потерь 21 бригаде ВВ нанесла. А это уже граничит с оскорблением.
   Я не отрицаю того факта, что потери от огня своих в городских условиях, где наши солдаты захватывают подъезд, а в соседнем ещё боевики. Или мы на одной стороне улицы, а боевики на другой - конечно, потери больше, чем на равнине. Но те цифры, которые вы приводите просто лживые и вы их только бездумно повторяете.
   Вот настоящие цифры потерь. Источник - журналы боевых действий 276 и 324 полков: первая и вторая Чечня. За первую Чечню 276 полк потерял убитыми 182 человека. 324 полк 181 человек. За вторую Чечню 276 полк за восемь месяцев потерял 67 человек убитыми.
   Цифры потерь моей артиллерии 276 полка: убитых - 10 человек (сержанты и солдаты). Ранено - 33 человека. 1 человек без вести пропавший. Больные (эвакуированные в госпиталь) - 42 человека. 2 дезертира - к сожалению кадровые офицеры.
   Расклад потерь следующий: из 10 человек убитых - 5 человек погибло в бою. Остальные 5 человек - двое утонуло (механик-водитель КШМ не справился с управлением и машина упала с моста в реку), 1 контрактник самоубийца, двое контрактников погибли в ходе употребления спиртных напитков.
   33 ранено: 8 офицеров (все ранены во время боёв), остальные 25 солдаты и сержанты, из них 8 ранений в бою. 18 человек - неосторожное обращение с оружием и самострелы.
   Фельдшер первого дивизиона нарушила приказ командира дивизиона, покинула огневую позицию дивизиона, попала в засаду и пропала без вести.
   В процентном соотношение расклад потерь в точности повторялся и по другим подразделениям полка.
   Прочитав вашу статью, я залез в Интернет с вопросом - А что у нашего потенциального противника? И за основу взял вторую операцию "Буря в пустыне". Вытащил всё что сумел и удивился. Американцы и союзники не просто хорошо подготовились - а прекрасно. Прочитал такую вещь про артиллеристов. Передовой артиллерийский наблюдатель подымает к глазам бинокль (это по нашему так называется), а в этом бинокле - дальномер, чуть ли не топопривязчик, связанный со спутником. Артиллерист наводит бинокль на цель, нажимает кнопочку и все данные - дальность до цели, координаты наблюдателя, картинка цели уходит через спутник на геостационарной орбите в вычислительный центр в Австралию. Там в течение нескольких секунд обрабатываются данные и уходят через спутник, но уже готовые данные на огневую позицию, на каждое орудие. После чего следует залп. Красота. Только при такой прекрасной подготовке и технике, в боях на равнине, не в городе, от неоднократного "дружественного огня" у них погибло более сорока человек. Да и сейчас иногда просачивается в прессу информация то по Афганистану, то по Пакистану или же по Ираку, где американцы наносят удары то по свадьбе, то по похоронной процессии, то по своим автоколоннам.
   Я не злорадствую....
   Когда "Буря в пустыне" начиналась, вы тоже наверно помните, то американцы и их союзники целый месяц долбили ракетами, авиацией всё что стреляло и всё что могло нанести урон американцам с Иракской стороны. Не жалели дорогостоящих ракет, боеприпасов, авиационного топлива - только бы свести к минимуму потери среди своих солдат. А вы лицемерно сожалеете о "дорогостоящих противотанковых ракетах". Кстати не первой свежести, но об этом чуть ниже.
   Вернувшись с Кубы, где служил начальником разведки одного из учебных центров, я принял противотанковую батарею. На вооружении были 100мм противотанковые пушки МТ-12 и я не переживал. Прямую наводку знал, умел стрелять и не раз получал за стрельбу благодарности. На срочной службе в 1975 году, в ходе учений, на дальности более 1500 метров пятью снарядами из Д-30 уничтожил пять движущихся целей. За что был командующим первой танковой армией поощрён отпуском с выездом на родину.
   Но когда меня перевооружили на 9П148, я слегка "задёргался". Теоретически я знал по ним всё, но практически стрелять не давали. Я командовал кадрированной батареей. Развёрнутой батарее соседнего полка выделяли на год только 2-3 ракеты и лишь в 1993 году, по непонятной причине, им дали целых 13 ракет на летние лагеря. Вот на хрена было жалеть эти ракеты - непонятно? Ещё больше я "задёргался" когда узнал - через две недели из ЗабВо подадут личный состав и через 10 дней боевого слаживания нас отправят на войну. Тем более что я прекрасно понимал, какой личный состав нам подадут. Среди прибывших были повара, ремонтники, химики, бывшие осужденные, милиционеры, но ни одного противотанкиста. И вот тут, товарищ Кириллов, хочу вас разочаровать. Не знаю как другие округа, но командование нашего округа, штаб артиллерии округа и лично генерал-майор Шпанагель С. Л. сделали всё, чтобы укомплектовать полки добротной техникой, имуществом и другим, чтобы мы там нормально воевали. Так произошло и с моей батареей. На базе Екатеринбурского артиллерийского училища в течение трёх дней были проведены интенсивные занятия с командирами установок и командирами взводов. На четвёртый день на учебном центре были проведены боевые пуски. Из пятнадцати ракет, тринадцать попало в цель.
   С января по июль 1995 года батарея под моим командованием выпустила по противнику 157 ракет. Из них 19 не сход с пусковой установки и 8 после пуска вертикально ушли на максимальную высоту, где и самоликвидировались. 27 ракет это 27 не уничтоженных целей. А причина одна - длительное хранение в неподобающих условиях. Так зачем их хранить? Дайте их в войска. Пусть их пускают по мишеням, хоть таким образом освежим запасы.
   А теперь, цитирую - "Так было уничтожено 70 одиночных боевиков - 70 ракетами 9М111 и 9М113, о чём он хвалебно и пишет в своей статье, полагая, что это хорошо...." Только бы хотелось поправить уважаемого А. Кириллова. Я нигде не писал что, что уничтожил 70 одиночных боевиков, а писал, что стрелял дорогими ракетами по одиночным боевикам. А это очень большая разница.
   А теперь, как складывалась цифра в 70 уничтоженных боевиков. Из вашей статьи складывается впечатление, что мы просто "пуляли" этими ракетами куда не попадя. Но простая арифметика говорит другое. Если взять за основу 160 дней, которые я командовал батареей в Чечне, то получается по одной ракете в день, а это уже говорит о том что прежде чем сделать пуск цель тщательно разведывалась и уничтожалась ракетой. В батарее стреляющих было13 человек: командир батареи, три командира взвода и 9 командиров машин-операторов. То есть в среднем каждый сделал по 12 пусков за всю войну - за 160 дней. Так что нечего грешить на тех, кто воевал. На самом деле мы не каждый день стреляли. Нет целей, мы не стреляли. Есть цели - делали пуски. Вы довольно прямолинейно читаете мои слова - "Да тратил дорогие ракеты 9М111 и 9М113, когда стрелял по одиночным боевикам...."
   А вот как происходило на самом деле.
   6 февраля в ходе развёртывания на огневых позициях у нп. Ч... был обнаружен склад ГСМ с четырьмя 20ти тонными цистернами, откуда боевики таскали канистры с топливом. Я решил открыть счёт в батарее и с переносной установки в сложных условиях (ветки деревьев и провода высоковольтной линии закрывали цистерны, ракеты попадая в ветки разрывались не долетая до склада) 6ью ракетами уничтожил 3 цистерны. Четвёртую уничтожили танкисты.
   21 февраля в ходе боя был обнаружен артиллерийский наблюдательный пункт с тремя боевиками, откуда корректировался огонь по позициям морской пехоты. Он был уничтожен двумя ракетами.
   15 марта, мы только что захватили берег реки Аргун и закреплялись на нём. Уже смеркалось, когда на перекрёстке дорог Шали - Н. Атаги из развалин, где засели боевики вышел вооружённый дух и нагло, не спеша направился через дорогу. С-нт Ермаков мгновенно среагировал и сделал по нему пуск и когда до смерти боевику оставалось несколько секунд, на перекрёсток стремительно выехал БТР духов с десантом на борту. Командир установки самостоятельно принял решение, быстро изменил точку прицеливания на бронетранспортёр, изменив траекторию полёта ракеты, и поразил БТР, когда тот уже почти скрылся в зарослях зелёнки. Правда, десант успел спрыгнуть на землю, заметив ракету.
   16 марта вдоль позиций боевиков на расстоянии 2км от нашего переднего края медленно двигался КАМАЗ, откуда боевики вытаскивали ящики с боеприпасами. Ни пехота, ни танкисты и зенитчики не смогли вовремя открыть огонь. Лишь с-нт Некрасов навёл пусковую установку и сделал пуск. Но в этот момент КАМАЗ остановился и оказался в створе с огромной берёзой, которая мешала поразить автомобиль боевиков. Командир установки плавно поднял траекторию полёта ракеты над берёзой и в резком пикировании поразил КАМАЗ с двумя сопровождающими боевиками.
   19 марта, командир взвода ст. л-нт К... наблюдал за щебёночным заводом, где располагался мощный опорный пункт боевиков на противоположном берегу реки Аргун. Шла бомбёжка завода фронтовой авиацией. В один из моментов ст. л-нт К...., заметил, как три боевика под разрывами бомб пробрались к незамеченному ранее укрытию, открыли дверцу и скрылись внутри, оставив дверцу открытой. Командир взвода сделал пуск и сумел вогнать ракету внутрь укрытия, о чём и доложил мне после дежурства. Я в свою очередь вечером доложил в штаб полка о трёх уничтоженных боевиков и укрытии. На следующий день боевики по радиосвязи вышли на командование полка и попросили на два часа прекратить огонь в районе щебёночного завода. На вопрос - Зачем? Ответили: - В ходе вчерашней бомбёжки противотанковая ракета, пущенная с вашей стороны, попала в укрытие, где в это время укрывались от бомбёжки 30 боевиков. Все они от взрыва ракеты погибли и их надо оттуда убрать и похоронить. Ст л-нт К... был представлен к ордену Мужества.
   21 марта противотанковая установка под моим командованием и группа прикрытия в количестве 8 человек из офицеров штаба полка и солдат скрытно совершила марш по лесу, контролируемому боевиками, и вышла в ближайшие тылы боевиков с задачей оседлать дорогу и не дать по ней перекинуть подкрепления в район завтрашнего наступления соседнего полка. В ходе противостояния 21 и 22 марта 15тью противотанковыми ракетами были уничтожены: автомобиль "Волга" с пятью боевиками (две ракеты), КАМАЗ с боеприпасами и двумя боевиками (две ракеты), бензовоз на базе КРАЗа (бензовоз подбили лишь с третьей ракеты - мешали ветки деревьев), грузовой автомобиль с шестью боевиками (четверым удалось убежать), один за другим сожгли четыре грузовых автомобиля, появлявшимся на дороге. Уничтожили легковой автомобиль с четырьмя боевиками, МТЛБу с механиком-водителем (две ракеты). То есть 15 ракетами было уничтожено 18 боевиков с техникой. У нас потерь не было.
   Это лишь несколько боевых эпизодов. Может быть и больше уничтожили чем 70, но гибель боевиков были зафиксированы не только нами противотанкистами, но и сторонними свидетелями, то есть была твёрдая уверенность что они - уничтожены.
   12 мая ко мне обратились артиллеристы нашего полка с просьбой в очередной раз показать класс и сбить огромное зелёное полотнище, гордо развевающее на самой высокой трубе цементного завода Чири-Юрта. Оно висело уже сутки и никто не мог его сбить, что очень задевало самолюбие всех. Через пятнадцать минут с противотанковой установкой с-та Ермакова, я был на переднем крае первого батальона и оттуда первой же ракетой, на дальности 2600 метров сержант поразил древко знамени и свалил его на землю со 120 метровой высоты. По просьбе командира батальона тремя ракетами Ермаков поразил ещё три цели, после чего я разрешил сержанту сделать пуск ракетой по огромной куче цемента - ему хотелось посмотреть какой разрыв получится. И я разрешил дорогую ракету использовать для этого. Поверьте, сержант Ермаков своей службой заслужил это развлечение. Красивого разрыва к сожалению не получилось - куча оказалась слежалой и старой.
   Помимо 70 уничтоженных боевиков за батареей записано в журнале боевых действий 3 танка, 2 БМП, БТР и два десятка различных целей - НП, дотов, рентрансляторов, автомобилей и другие цели. Одиночных боевиков было 7 человек.
   В феврале-марте 1995 в полосе действия нашего 324 полка было зафиксировано три случая пуска противотанковых ракет 9М113 по нашим танкам с дальности 3000-3500метров (время подлёта ракеты 15-17,5 секунд). Так вот, у ваших хвалёных дудаевских противотанкистов, ни в одном случаи пуска не хватило духа и выдержки, чтобы довести ракеты до цели - то есть до нашего танка. Через 10-12 секунд духовские операторы бросали управление ракетой, бросали переносную установку и убегали, боясь что танкисты засекут позицию пуска и уничтожат их. Конечно, поэтому 9 августа 1999 года чеченцы спокойно и уверенно расстреливали беззащитный аэродром, не боясь ответного удара.
   Во второй чеченской компании о случаях применения противотанковых ракет боевиками я не слышал.
   Тогда в 1995 году, нашлись такие же умники как и вы, которые стали устанавливать лимиты расхода боеприпасов в день. Сколько снарядов, сколько патронов и бомб мы должны использовать в течение дня. Абсурд. Меня коснулось это тем, что мне стали со склада поставлять ракеты 9М111. А цели у меня, как правило, находились на дальности от 2 до 4 км (дальность полёта ракеты 9М111 - 2км, а 9М113 - 4км).
   Слава богу, министр обороны Грачёв, приехав в Чечню и узнав о лимитах на боеприпасы, был очень возмущён. Он заявил на совещании буквально следующее: - ...если боевик произвёл по нашим солдатам хоть один выстрел, то не только позиция его должна быть уничтожена любым средством, но и дырка на карте на этом месте должна образоваться.
   После этого поднял нашего командира полка и спросил что ему надо. Командир попросил нанести авиационный удар по щебёночному заводу, где был оборудован мощный опорный пункт боевиков. Через два часа прилетело двенадцать вертолётов, встали в круг и хорошо отбомбились, а ночью прилетела фронтовая авиация.... После интенсивной обработки позиций противника, духи отступили и мы, при продвижении вперёд, не понесли потерь.
   Опять цитирую ваши слова - "...Но всё же, как я обычно видел в Чечне, основное место пребывания начальника артиллерии на войне - это либо тёплая командно-штабная машина, либо благоустроенный командирский кунг, или основной вариант - натопленная штабная палатка начальника артиллерии в пункте временной дислокации войск"
   Да..., давненько вы не опускались до уровня артиллерии полка, что даже не знаете, что по штату у начальника артиллерии. Какая КШМ? Какой командирский кунг? Какая отдельная палатка начальника артиллерии? Вы о чём говорите? По всей видимости вы дальше Ханкалы и не ездили, если на самом деле были в Чечне. По штату у меня, начальника артиллерии и во взводе управления начальника артиллерии, было ПРП-4 (правда новенькое - с завода) и гнилой БРДМ-2, который последний раз ездил лет пять назад. И это на штаб артиллерии (начальник артиллерии, старший помощник начальника артиллерии, помощник начальника артиллерии и начальник разведки штаба артиллерии) и на 10 человек солдат сержантов взвода с командиром взвода. Мне матрасы и имущество взвода некуда было грузить, а вы тут про командирский кунг толкуете. Мои командиры самоходных дивизионов и батарей в этом плане богаче были. Не буду греха таить, но всё-таки тёплый кунг у меня был. Я попросил у командования автомобиль УРАЛ для перевозки имущества взвода и офицеров. Чтобы впоследствии на нём оборудовать кунг для себя и своих подчинённых офицеров. Но я тут же был вызван к командиру дивизии и жестоко "отодран". Меня обвинили в обмане, сибаритстве и в жёсткой форме потребовали, чтобы я больше не подымал вопрос об автомобиле. Ах так.., хорошо.... Я обманом увёл заштатное МТО-АТ на базе ЗИЛ-131 в хорошем состоянии, безжалостно выдрал оттуда всю начинку и оборудовал для себя и своих подчинённых офицеров (5 человек) хороший кунг. В первые же дни боевых действий на трофейном прицепе оборудовал тёплый кунг для своего взвода. Теперь у меня, у моих подчинённых офицеров и солдат было место, где было тепло, светло. Где он мог обсушиться, обогреться, перевести дух, в более-менее нормальных условиях поспать. Поверьте, это не маловажное обстоятельство для поддержки психологического состояния воюющих.
   Была большая и тёплая палатка, только не начальника артиллерии полка, а штабная полковая. Где рядом друг с другом дежурили оперативный дежурный полка и дежурный артиллерист, который находился на постоянной связи со штабом артиллерии группировки и со всеми артиллерийскими подразделениями полка. Дежурный артиллерист принимал решение на открытие огня, по поступающим командам сверху или в случаи обострения обстановки на том или ином участке переднего края полка. А полк двух батальонного состава занимал оборону на фронте 18 километров.
   Рабочий день начальника артиллерии на войне, как и у остальных офицеров, составлял в основном 19-20 часов. Зачастую 20-22 часа. Так что на сон в кунге уходило от 2 до 5 часов. И это каждый день. Если взять за 100% рабочий день начальника артиллерии, то его можно разбить на следующие сегменты:
   10% времени уходило на совещания, отдача указаний, постановку задач на день и на ночь, работа с документами. Иной раз сам лично дежурил у радиостанций. Это происходило, как правило, в штабной палатке.
   5% времени занимала проверка жизни в дивизионах, миномётных батарей и ПТБ как на огневых позициях, так и на НП.
   85% времени я, начальник артиллерии, проводил на переднем крае. Рядом с командиром полка и руководил огнём своей артиллерии. Любой командир мотострелкового полка, любой начальник артиллерии полка, воевавшие в Чечне подтвердит это. Любое перемещение подразделений вперёд проходило под неусыпным контролем командира полка, а рядом с ним всегда работал со своей артиллерией начальник артиллерии. По другому быть и не могло. Если бой планировался заранее то, сапёрная рота полка, под покровом ночи оборудовала КНП полка почти под носом у противника. Исходя из обстановки, КНП оборудовалось минимум в четырехстах метрах от переднего края противника до 1200 метров, так чтобы вся картина боя наблюдалась визуально. А сапёрная рота умела строить и мы до сих пор вспоминаем просторные, удобные и порой уютные КНП командира полка. Да, в ходе боя иной раз приходилось в качестве КНП использовать и ямы, что вас очень задевает. Один раз я занял НП на городской свалке на окраине Грозного и ничего - три дня воевал. Командир роты третьего батальона тогда занял свой ротный НП на русском кладбище среди развороченных могил. Вспоминаю и КНП 21ой бригады ВВ. Узкое, мелкое и неудобное. Мне там выделили неудобную, маленькую ячейку - размером 80*60*100см. Я туда втискивал свой большой оптический прибор, скрючивал ноги и в таком состоянии находился весь световой день, руководя огня артиллерии при отрицательной температуре. И так каждый день в течение недели. Да, конечно можно было бы сидеть в ПРП и оттуда руководить огнём артиллерии, но так как я офицер "старой школы" то мне ближе и понятнее открытые наблюдательные пункты. В ближайшем укрытии ставил ПРП, делал вынос связи в НП, расставлял приборы и вот всё поле боя перед моими глазами, без всяких ограничений. Да и с остальными проще общаться. Честно признаюсь - ни тепловизор, ни станцию СНАР я не разу не использовал и один раз мне было стыдно слушать рассказ одного из начальников артиллерий о том, как он ночами по тепловизору вычислял позиции боевиков.
   Правда война частенько подкидывала разные сюрпризы, не считаясь с должностями и званиями, да и с вашим мнением, что начальник артиллерии должен сидеть в КШМ или в тёплой палатке. Люблю частенько смотреть видеоплёнки боевых действий нашего полка (три часа времени), их записывал на маленькую видеокамеру наш начальник клуба. Особенно мне нравится смотреть фрагмент, как мы (разведрота, в том числе и я) 7 декабря 1999 года вышли на окраину посёлка Кирово и сразу же сцепились с несколькими группами прикрытия снайперов. И тот момент, когда я ползу по канаве, одновременно даю команду на перенос огня второму дивизиону, по мне бьёт снайпер. Тонко свистнула пуля, пройдя практически впритирку с головой. Вроде бы я должен ткнуться мордой в землю и затаится, но я только шутливо заметил: - Во..., снайпер лупанул, - и пополз дальше. Не хвастаюсь я, просто это была обычная жизнь, обычная военная ситуация. Разведчики засекли позицию снайпера и ночью пробрались в здание мукомольного комбината и на девятом этаже нашли его лёжку. Сверху, на стене углём была написана надпись - "Здесь работал снайпер Махмуд. Смерть офицерам!". Кстати он здорово досаждал нам и 15 полку. День работал у нас, день у соседей в Черноречье, на следующий день опять у нас. 19 декабря он в пятнадцатом полку сразу убил троих офицеров, четвёртого ранил. Ранил ещё девять солдат, когда они пытались вытащить тела офицеров и раненого.
   Или 17 декабря, когда командир полка оставил меня на этом же участке изучить и вникнуть в неясную на тот момент обстановку, после его отъезда я остался единственным офицером на данном участке обороны. Через час обстановка резко изменилась: начальник инженерно-сапёрной службы полка и 8 сопровождающих его солдат на ИМР был внезапно атакован боевиками и мне пришлось подымать сапёрную роту в дикую, лобовую атаку по открытой местности на высоту занятую боевиками, для того чтобы отвлечь на себя огонь боевиков и дать возможность попавшим под огонь оторваться от напавших. Задача атаки была выполнена, сапёры вырвались из западни, отделавшись двумя легко ранеными. Правда ИМР была подбита и сгорела. Через месяц в числе трофеев, после прорыва боевиков из Грозного, нам попался "Журнал боевых действий за Грозный" чеченцев. Там я прочитал следующие строки: - "17 декабря 1999 года, группа ополченцев в районе нп. Кирово атаковала и уничтожила ракетную установку "Ураган". Установка была уничтожена и вместе с ней группа прикрытия в количестве восьми человек. Успешно отразив три атаки русских, уничтожив при этом ещё 11 русских солдат, ополченцы благополучно отступили.....".
   Интересно, сколько фальшивых долларов было выдано в качестве вознаграждения за уничтоженную "ракетную установку" и русских солдат?
   5, 6 или 7 января 2000 года, точно числа не помню. Волей случая, я на своём ПРП с четырьмя своими солдатами и БМП с отделением разведки разведроты, оказались в городе Аргун в тот момент, когда его захватывали боевики. Коварно захватывали. Большая группа возбуждённых женщин собралась у городской комендатуры. Комендант города и его офицеры, ничего не подозревая, вышли к ним, чтобы разобраться с причинами возбуждения. Толпа внезапно напала на них и практически разорвала офицеров. Это и послужило сигналом для проникших в город боевиков. Они напали на все пункты, где располагались наши военнослужащие. И уцелевшие, сумели с боем отойти на вокзал, где закрепились и продержались до прихода наших через двое суток. Я в этот момент на двух машинах метался по городу, пытаясь найти колонну генерала Малофеева, от которой оторвался. Насторожившись от того, что на улицах находились только мужчины, я в очередной раз остановился и связался по радиостанции с генералом, наблюдая за тем как две наших машины со всех сторон стали окружать чеченцы. Правда, пока без оружия, что и останавливало меня от команды "Огонь", хотя бойцы были готовы выполнить мой приказ. Духи даже не сомневались, что они сейчас без единого выстрела захватят растерявшихся, как они думали, русских. Наблюдая за приближавшимися боевиками и убедившись, что генерал в безопасности и двигается в сторону полка я выждал и дал команду механику - Дави....! С дикими воплями, визгом, давя и опрокидывая друг-друга духи практически выскальзывали из под гусениц и разбегались в стороны. Мы вырвались из города и благополучно вернулись в полк, где я получил хороший "втык" от командира полка за то, что отстал от колонны. О подробностях захвата боевиками г. Аргун и Шали, а также разгрома нескольких наших крупных автоколонн, я узнал на совещании в Ханкале и пожалел, что не отдал приказ тогда на открытие огня.
   Или 17 января 2000 года: я со своим разведчиком Шаробориным с группой генерала Малофева выдвинулся в Старопромысловский район. Генерал пошёл, чтобы разобраться почему штурмовые группы ВВ не идут вперёд, захватив овощехранилище, а я пошёл узнать почему мои корректировщики слабо ведут огонь. Простое разбирательство на месте плавно перетекло в просачивание нашей группы, вместе с ВВэшниками в ближайший тыл боевиков и захват цеха, где мы вступили в бой с боевиками и были окружены. Генерал погиб как настоящий русский офицер в бою. Погиб и старший сержант Шароборин, а нам поодиночке пришлось пробиваться к своим.
   Мой старший помощник майор Х.... был ранен в ногу, но отказался от госпитализации, сказав: - Пока мы не возьмём эту высоту в госпиталь не лягу...., - и в течение нескольких дней сходил в семь атак пока мы не взяли высоту отм. 284.4 в Старопромысловском р-не.
   Командир первой миномётной батареи ст. л-нт И..., был ранен миномётным осколком в голову, но тоже отказался от госпитализации и ещё две недели руководил своей батареей. И так воевали многие и многие.
   Так что тёплые палатки и кунги мы видели и ощущали их тёпло только поздней ночью.
   Ну а теперь о том с чего начался наш спор - о Рубеже безопасности. Вы невнимательно прочитали мою статью, особенно то место где я пишу - "Итог: исходя из собственного боевого опыта, могу сделать следующий вывод - принимая то или иное решение в боевой обстановке, трезво оцените реальную ситуацию, возможности своего подразделения и, главное, не переоцените свои. Считаю, что рубеж безопасного удаления огня каждый артиллерийский офицер должен определять, учитывая сложившуюся реальную боевую обстановку."
   Из этих слов видно, что я не отказываюсь от этих 200-400 метров рубежа безопасного удаления, как он описан в Боевом уставе. Я лишь говорю - Уверен в себе. Уверен в своём подразделении. Что ж, ради того чтобы помочь пехоте, почему бы и не сократить рубеж безопасности. Не уверен - тогда есть эти 200-400 метров и никто тебя не осудит. Но, главное, что хочется сказать - Не надо трусливо прятаться за статьи Устава, наставлений, когда необходимо принять срочно решение и взять за это на себя ответственность.
   Вы пишете, что содержание вашей статьи и таблицы предназначены для разведчиков и спецназовцев. Вы наивный человек и никогда не были хотя бы в нормальном бою. Я уже не говорю про бой, когда просто надо крутится и выживать. Их, внештатных арт. корректировщиков из разведчиков и спецназовцев, надо просто обучать, организовывать хорошие на солидной основе сборы. Как минимум месяц, по окончанию которого дать пострелять на полигоне каждому до двадцати снарядов. Чтобы он не только выполнил простейшую арт. задачу, но и "погонял" снаряд по полю почувствовал, как от его изменений корректур снаряд "гуляет" по полигону. Вот тогда будет толк.
   Давайте посмотрим глазами тех же разведчиков и спецназовцев на тот случай, когда нужно вызвать огонь артиллерии. Хочу напомнить, что задачи этих развед. групп не ведение боевых действий или уничтожение противника, а разведка - банальное добывание информации. И в бой эти группы ввязываются только тогда, когда их обнаружили и зажали. Как правило, превосходящими силами. Вот зажали в зелёнке группу, в ней разведчик - арт. корректировщик, с которым полковой артиллерист в течение нескольких часов проводил накануне занятия по корректировке. Рассказывал о НП и ОП и о том, что он (корректировщик) должен всегда помнить с какой стороны от траектории полёта снарядов должен находиться НП. Глядя в широко раскрытые удивлённые глаза разведчика, полковой артиллерист рассказывал про правило "Правой и Левой руки" и рассказывал много других артиллерийских штучек, которые изучаются месяцами занятий. Вы что думаете, что этот разведчик, отбиваясь изо всех сил от боевиков на расстоянии 50-40 метров, в лесу, когда он перебегает с одного места на другое даст на ОП точные координаты или хотя нормальную команду? Да никогда. Ситуации иной раз были такие, что даже нормальный артиллерист в бою не сразу сообразит.
   17 января 2000 года. Я вырвался с остатками ВВэшников из цеха, где погиб генерал Малофеев и мой разведчик. Моя радиостанция разбита. Есть только связь с командиром ВВэшников - позывной "Пихта", у которого на русском кладбище развёрнуты три миномётные батарее. Принимаю решение нанести по занятому боевиками цеху огневой налёт миномётами. Цель от нас в пятидесяти метрах. ОП миномётчиков в 4.5км. А это практически огонь на себя. Открываю карту и передаю открытые координаты и меня не понимают. Координаты Х=00 000, У=54 300, Н=154 (это реальные координаты цеха, где погиб генерал). "Пихта" не понимает координаты "Х" и всё, как бы я ему по радиостанции не объяснял про пять нулей и другие варианты - "Пихта" всё равно не понимала. Лишь после того, как я его обматерил и приказал посмотреть на карту, только тогда "Пихта" всё поняла и открыла огонь.
   Часто, наблюдая со стороны за работой артиллеристов. Глядя, с какой лёгкостью артиллеристы руководят корректировкой, многие разведчики, да и другие офицеры посчитали, что так же смогут легко работать с артиллерийскими подразделениями. Эта болезнь не обошла и наш полк. С начала боевых действий не сложились отношения между моими артиллеристами и полковой разведкой. К концу ноября разведчики возомнили себя подготовленными корректировщиками, способными грамотно и толково руководить огнём. Вступали в споры с артиллеристами и пытались навязывать своё виденье решения разных артиллерийских проблем. День прозренья настал 3 декабря 1999 года. Развед. рота готовилась сделать бросок и захватить важные позиции. Командир разведывательной роты капитан Н...., умный, грамотный офицер, но в силу своей молодости чересчур самонадеянный, впервые в категорической форме отказался от офицера-корректировщика.
   - Товарищ подполковник, я и сам срулю, если что..., - с апломбом заявил молодой офицер. Рота пошла вперёд, а через пятнадцать минут была атакована с трёх сторон превосходящими силами противника. Первую команду капитан Н.... подал довольно уверенно и быстро. Но когда я дал первый залп по его координатам, то ни дальнейшей корректировки, ни ещё чего-то добиться от него не мог. Он просто перестал мне отвечать. Ну, а я не мог стрелять, так как не знал где наши, а где боевики. И лишь увидев на гребне холма отступающую цепь разведчиков, я дал команду на открытие огня, чтобы отсечь боевиков от наших. Результат неудачного боя трое раненых: двое тяжело, один легко. Вернувшись, капитан Н.... подошёл ко мне и честно признался в своих заблуждениях. На мой вопрос, почему он не отвечал, офицер признался: - Борис Геннадьевич, первую команду я ещё подал, но потом у меня просто не было время не только корректировкой руководить, но даже вам отвечать. Я понял одно: каждый должен заниматься своим делом - командир роты руководить боем, а артиллерист руководить корректировкой. Давайте дружить....
   После этого никаких разногласий в полку между артиллеристами и разведчиками не было.
   Или ещё показательный случай, закончившийся трагически.
   27 декабря 1999 года группе спецназа была поставлена задача в Старопромысловском районе захватить группу жилых зданий, являющихся ключевой позицией на данном направлении. Закрепившись на этих позициях, они "вытаскивают" на себя остальных и с их помощью продвигаются вперёд и так далее, расширяя захваченные позиции. В качестве корректировщика им придали командира миномётной батареи. Капитан-артиллерист оказался трусом и непосредственно перед атакой напился до такой степени, что его не могли растолкать. Майор, старший группы спецназовцев, принимает решение: - А ерунда, пойдём без него.... Я видел, как артиллеристы корректируют...
   В результате безграмотной корректировки, майор вызвал огонь миномётной батареи на себя - семь трупов и куча раненых спецназовцев. Атака была сорвана, что потянуло невыполнение задач другими подразделениями. Я застал концовку напряжённого разговора между майором спецназа и начальником артиллерии, откуда был капитан миномётчик над телами погибших спецназовцев, завёрнутых в блестящую плёнку.
   - ...Вот смотри, артиллерия: я их всех не один год знаю. Не один гекалитр водки вместе выпит, не на одну операцию вместе ходили. Я их жён, детей прекрасно знаю и они меня тоже. И я их убил, из-за этого трусливого капитанишки. Как я вернусь обратно? Как я им в глаза смотреть буду? Майор, пойми, у меня сейчас только один выход - это смерть в бою. Но перед этим отдай мне капитана и мне легче умирать будет. Отдай, я прошу.... Вот такие дела....
   Как говорится - без комментарий. Но комментарии необходимы.
   Корректировкой должен заниматься артиллерист, или же хорошо, подчёркиваю, хорошо подготовленный внештатный спецназовец, о чём я писал выше.
   В 2003 году, когда я уже был на пенсии, ко мне обратилась группа спецназовцев, знавших меня как артиллериста по первой и второй войне. Обратились с просьбой провести с ними трёх-четырёх часовых занятий по корректировке артиллерией. Они через две недели уезжали командировку в Чечню и должны были действовать в горной местности. Я согласился и организовал занятия на базе полкового лазерного артиллерийского полигона. Результаты занятия меня самого поразили. Во-первых: я удивился тому, как много должен знать и уметь арт. корректировщик. Во-вторых: 3-4 часа это крайне мало. В-третьих: чем больше я рассказывал, тем больше они запутывались в обилии понятий, способов и методов корректировки. После занятия, понял что у них в головах мешанина знаний, не от того что я бестолково объяснял, а от того что они не были готовы к занятиям, считая корректировку "плёвым делом". После всего этого я сделал им встречное предложение.
   - Договаривайтесь со своим начальством. Мне не нужна зарплата - деньги у меня есть. Я увольняюсь с работы и еду вместе с вами и буду ходить с каждой группой в качестве корректировщика, благо я в прекрасной физической форме....
   Их начальство отказало. Впоследствии им пришлось действовать на равнине и в других операциях, без привлечения артиллерии.
   Хочу немного сказать насчёт осколков снарядов, которые могут поразить наших бойцов при близком разрыве снарядов. Это только в кино - наш дал очередь и десять немцев, смешно дрыгая ногами и руками, падают убитыми. Показал командир позицию вражеского пулемётчика и через минуту туда прилетает снаряд, а из окопа в одну сторону вылетает пулемёт, а в другую сам пулемётчик. На настоящей войне, не киношной, всё по-другому. Осколочно-фугасный снаряд, прежде чем разорваться, углубляется в землю сантиметров на 50-80. И от 50% до 80% осколков остаётся в земле, а остальные под углом 70-80 градусов уходят в вверх и падают за спинами атакующих. Так что находится в двадцати-тридцати метрах от разрыва снаряда достаточно безопасно. В крайнем случаи можно получить контузию или же ранения фрагментами грунта. Я знаю около десятка случаев в нашем полку сокращения рубежа безопасности до 30 метров до своих и не было ни одного случая поражения осколками. Страшно здесь лишь прямое попадание или близкий, 5-10метров, разрыв снаряда. В этом плане гораздо страшнее для живой силы миномётный разрыв, где осколки буквально стелются по земле и выкашивают всё кругом.
   Да, я во многом согласен, что опыт локальных войн не подходит для полномасштабной войны, где придётся применять на 80-90% все статьи Уставов, Наставлений и различных Руководств. В полном объёме выполнять все мероприятия в подготовке и открытия огня.
   Но меня беспокоит другое. Изношенное и старое артиллерийское вооружение, минимальнейшие поставки новой техники и вооружения в подразделения, сокращение артиллерийских училищ, сокращение срока срочной службы до одного года. Контрактники, которые не внушают доверия и так далее и тому подобное....
   В первую чеченскую войну, мы артиллеристы, не испытывали нужды в различных боеприпасов. Сколько нам надо было - столько нам и поставляли. После первой войны я был в командировке на одном из складов ГРАУ, где мне рассказали, что с этого склада ежедневно отправляли в Чечню по эшелону артиллерийских снарядов и за полтора года такой поставки сумели вывезти лишь 10% запаса данного склада. Меня это очень обнадёжило - есть в стране запасы. Но во вторую войну картина изменилась. С самого начала не стало осветительных ракет. Потом мы стали ощущать капитальнейший недостаток осветительных снарядов. Причём 30% осветительных снарядов были негодны: смёрзшиеся парашюты не раскрывались или не загорался сам факел. В январе 2000 года мы столкнулись с фактом отсутствия осколочно-фугасных снарядов переменного заряда и нам из-за этого поставляли снаряды на полном заряде или ещё что хуже на специальном заряде, что снижало по известным причинам эффективность артиллерийских подразделений. Я уже не говорю о том, что применение данных зарядов приводило к выходу из строя сначала противооткатных устройств, а уж потом остальной самоходки. Много было вопросов и к самим снарядам. В результате неправильного хранения на складах усиленные крышки в гильзах разгерметизировались и внутри гильз было достаточно много воды. Скорость горения пороха снижалось - снижалась точность, я уже не говорю о дальности полёта снаряда. Непременным атрибутом пейзажа Чечни являлись, торчащие из земли неразорвавшиеся ракеты "Ураганов", что тоже говорило о ненадлежащем хранение боеприпасов. В нашей Свердловской области есть завод, который выпускает тротил для начинки снарядов. В результате отсутствия оборонного заказа, предприятие обанкротилось и по моему закрылось. Государство ничего не приложило для того чтобы сохранить это предприятие. И это тоже меня беспокоит как офицера и гражданина.....
   Р. S. Большое спасибо, Вам, товарищ Кирилов, за то что вы втянули меня в этот спор. Он всколыхнул целый пласт воспоминаний. Каждый из нас имеет свой опыт, свой взгляд на артиллерию и после этого спора каждый из нас останется при своём мнении. Да ради бога. Если какой-нибудь артиллерист или не артиллерист почерпнёт из наших статей хоть крупицу чего-то полезного, крупицу нашего с вами опыта - это и есть самое главное.
   Хотелось бы, чтобы к нам присоединились и другие артиллеристы и на страницах уважаемого журнала поделились своим опытом и виденьем на дальнейшее развитие артиллерии.
  
  
  Ответ А. Кириллова на статью Б. Цеханович
  
  "ДВАДЦАТЬ МЕТРОВ РБУ И ТЫ, СОЛДАТ, УЖЕ - В ГРОБУ..."
  
  
  Добрый день, Борис. Вот увидел вашу очередную статью "Про тёплые кунги, тёплые палатки и про то, как мы дальше уборных никуда не ходили", опубликованную в журнале "Солдат удачи" ? 1, 2 за 2009 год и конечно - же очень обрадовался, как старому, доброму другу. Извините, что ответить на неё сразу как-то не получилось: то времени не было, а то проблема с фото на обложке журнала, которую вы упоминаете (номер журнала пришлось даже поискать). Поэтому и отвечаю по порядку на все Ваши замечания. Опровергая неверные утверждения...
  
  
   Уважаемый Борис, читая Вашу биографическую боевую летопись и Ваши высокомерные высказывания в адрес других оппонентов на страницах "Солдата удачи", явственно понимаешь, что победы во всех последних конфликтах и войнах были одержаны только благодаря вашему в них прямому участию и умелому руководству вверенными вам войсками... У меня много друзей и сослуживцев, которые являются участниками боевых действий последних войн и внутренних конфликтов, среди которых немало и Героев Российской Федерации. Так вот, все они - очень скромные люди, не трубящие о своих подвигах на каждом шагу. У вас, Борис, все почему-то наоборот. Все я, да я, все о себе, да о себе... Остальные так себе, ничто, пшик или пыль из-под ногтей. Вы прямо, как настоящий барин, высокомерно обращающийся к своему холопу: - "Вот знаете в чём разница между мной и вами?"
   Я знаю, что вы заслуженный и боевой офицер, но и другие тоже заслужены не намного менее вас, хоть и не пишут о себе, о своих подвигах и заслугах, так подробно, как это делаете вы. И ответить на вашу публикацию я просто обязан, потому что со многими вашими позициями я категорически не согласен. Даже, если вы и были начальником артиллерии мотострелкового полка, но пишите порой такой бред, который может вызвать непоправимые последствия. Почему? Отвечаю. Например, возможен вариант, когда молодой офицер разведки или спецназа, прочтя вашу публикацию, что разрыв 152-мм осколочно-фугасного снаряда на удалении 20 - 30 метров от наших военнослужащих совсем не страшен, как безобидная хлопушка, возьмет и вызовет огонь артиллерии по противнику, находящемуся на таком удалении от наших войск. Этим-то и опасны ваши подобные утверждения. Кроме того, в первой своей статье, вы ничего не указывали про характер цели для ПТРК кроме, как одиночная живая сила боевиков. В своем ответе же, на мою статью, у вас характер цели для ПТРК, почему-то резко так поменялся? Чья здесь ошибка, что первоначально (в первой вашей статье) не был расписан характер целей для ПТРК? Конечно же, ваша. Вот один из авторов "Солдата удачи" Александр Курепин, подтверждает моё мнение на счет стрельбы ПТРК по одиночной живой силе противника:- "В ходе боевых действий в Чечне для уничтожения снайперов и подавления огневых точек часто применяли противотанковые управляемые ракеты 9М111 "Фагот". Использование этого высокоточного оружия неоправданно и, главное, неэффективно. Ведь для поражения противника кумулятивная боевая часть ракеты дает ничтожно малое количество осколков. А стоимость ПТУР 9М111 примерно 2000 долларов...".
  Я вам отвечу так: разница наших дискуссий в том, что я вам стараюсь аргументировано отвечать на все "ляпы" вашей статьи (ошибка в выборе цели для ПТРК (одиночные боевики НВФ, сами же про них написали), "опасно интересные" величины РБУ в 20 - 30 метров), а вы же в ответ - стараетесь оскорбить. И, кроме того, я конкретизирую по каждому из рассматриваемых вопросов, а не лью "воды", как вы, уводя от основной "темы" диспута в сторону. Я буду вам отвечать только по существу, конкретно - по всем вашим замечаниям. Не буду уподобляться вам и не пойду по пути оскорблений в ваш адрес, как это делаете вы: "Статья господина Кирилова А. написана добросовестно, академично, но содержание статьи, упоминание различных наставлений, руководств, правил стрельбы выдаёт в нём штабиста, который основную свою службу прослужил в штабах разных уровней...", Конечно, легко рассуждать сидя в канцелярии, или же на научно-практической конференции о рубежах безопасного удаления...', "А. Кириллов, который говорит, что был в Ханкале..." (откуда это вы вообще взяли про Ханкалу??? Не надо за других додумывать, уважаемый автор! Оказывается я готовил какие-то группы корректировщиков в Ханкале, со слов Б. Цехановича?!!)., "Нечего грешить на тех, кто воевал..." (А другие по вашему не воевали?), "По всей видимости вы дальше Ханкалы и не ездили, если на самом деле были в Чечне..." и т.д. и т.п. Ну да, и сон про "пластилиновую страну" мне тоже приснился. Спасибо и на этом...
  
   Задачка на профессионализм...
  
   Я просто отвечу вам конкретно по всем замечаниям вашей статьи.
   Вы пишите "Вот вам задачка на профессионализм, товарищ Кириллов, найдите хотя бы четыре недостатка, из шести... И я здесь не критикую редакцию журнала, разместившую фотографию расчёта, а показываю что такое опыт..."
   Да, что бы вы не думали, Борис, что это моё фото на обложке журнала. А то по вашему тону корреспонденции явствует, что сапоги этим бойцам в расчете буксируемой 122-мм гаубицы Д-30 я собственнолично и начищал перед "показухой". Постараюсь найти эти недостатки, хотя честно очень давно "общался" с гаубицей и многое, конечно, позабылось (со времен военного училища - родного Коломенского ВАКУ/факультета ВДВ):
   1) С личным составом расчета не был проведен предварительный инструктаж по условиям, правилам эксплуатации гаубицы и мерам безопасности;
   2) Нарушен порядок очередности проведения команды "Отбой" и боевой расчет орудия при этом;
   3) Личный состав неправильно и с нарушением требований безопасности выполняет эту команду (запрещается поднимать гаубицу на гидродомкрате, если ствол не установлен и не зафиксирован вдоль неподвижной станины, как результат - возможно опрокидывание орудия на бок. Станины гаубицы номера расчета начинают сводить уже не одновременно);
   4) Командир орудия безучастно стоит, вместо того, чтобы руководить действиями расчета и указывать расчету на недопустимые ошибки при выполнении команды 'Отбой', кроме того, у него (командира орудия) отсутствует бинокль;
   5) Рамка на передней станине была не зафиксирована до подачи команды "Отбой";
   6) Наводчиком орудия не опущен и не зафиксирован рамкой ствол орудия на передней неподвижной станине;
   7) Колышек над которым точно должна находится панорама (прицел) орудия там не находится и к тому же он не был убран перед закатыванием орудия на место ОП;
   8) Нарушен порядок размещения боеприпасов, принадлежностей, шанцевого инструмента у орудия: места для выкладывания ящиков под панораму, оптический прицел, луч и треноги К-1 должны находиться сразу у левого колеса гаубицы, а не у левой станины;
   9). У личного состава нет с собой штатного оружия (автоматов) для самообороны огневых взводов на позиции и отражения внезапных нападений разведывательно-диверсионных групп противника (пирамида с автоматами создавалась для 'показух' мирного времени);
   10) Нет отработанной карточки огня орудия;
   11) Инженерное оборудование и маскировка огневой позиции не проведены.
  
  
   Чем "пиджак" отличается от кадрового офицера?
  
   Следующее замечание на мое "Если сегодня наводчики орудий имеют, образно говоря, три класса образования, пишут с ошибками, а большинство должностей командиров огневых взводов занимают 'пиджаки'..."
   Этим я хотел сказать, лишь одно, что офицер-артиллерист, который обучался военной науке в артиллерийском военном ВУЗе профессиональней того, кто учился этой же науке, но в гражданском ВУЗе на военной кафедре. И все. И не надо ни к месту цепляться за слова, а правильно понимать смысл в них заложенный. То, что у нас в стране много гениальных людей, которые учатся в жизни одному, а работают по другому профилю, это всем известно и это встречается часто и повсеместно. Посмотрите, что творится в нашей армии, идет ее грандиозное и масштабное сокращение - 100 тысяч до 2016 года. А позже ее численность будет составлять не более 800 тысяч человек. И эти вчерашние офицеры и прапорщики - настоящие профессионалы военного дела, наша былая элита и гордость страны, неожиданно выброшенные за борт своего любимого дела, должны быстренько обрести новую гражданскую специальность, например, стать менеджерами или торгашами на рынке.
   "Заниматься надо и творчески подходить к этому делу..." В цирке, например, тоже подходят очень творчески ко всем занятиям учебного процесса, обучая даже медведя, езде на велосипеде.
  
  
   Сведения из различных источников: были ли такие потери или нет???
  
   "Вы тоже Кириллов А. черпаете сведения "из различных источников" и даже не задумываетесь, что вы написали в статье в уважаемом журнале, цитирую - "...Зимой 1994-1995 годов в боях за город Грозный, как сообщается в различных источниках, потери от "дружественного огня" составили от 40 до 60%...' Я "отсебятину" не несу, а ссылаюсь на конкретные издания. Если не верите, то смотрите книгу "Тактика спецназа" автора Г.Казачкова, кстати военнослужащего, прошедшего "первую чеченскую", издание "Феникс" 2006 года, г. Ростов-на-Дону, стр.110. Автор, имел в виду зимний период первой чеченской войны (боев за Грозный) - с декабря 1994 по февраль 1995, а не только, как вы упоминаете, период штурма города. И еще, вы упоминаете, что таких потерь не было. Возможно, первую компанию я не застал, поэтому и ссылался на книгу, которую написал человек ее прошедший, так же, как и вы. Вы пишите, что таких потерь в "первую чеченскую" не могло быть, что тогда все было гладко и слаженно. Взаимодействие и прочие моменты. А вот, что пишет в своей книге участник "первой чеченской" Г.Казачков Автор этой книги в Чечне сам неоднократно попадал под бомбардировку и минометный обстрел своих... (там же, стр. 12). 'Настоящая трагедия постигла их "братьев-туляков" из 104-й гвардейской Краснознаменной вдд. Пять головных машин ее колонны при въезде в город из-за низкой обученности летного состава и отсутствия взаимодействия накрыла своя же авиация (по некоторым сведениям, в результате авиационного удара двумя штурмовиками Су-25 1 января в 9.15 были убиты и ранены около 50 человек)' 'К чему это приводило, видно на примере опубликованных свидетельств одного из лейтенантов Российской армии: '30 декабря наша часть совершила марш-бросок по маршруту Моздок - Грозный и в ночь на 1 января вышла на окраины города. Завязался бой, шедший 40 минут, в течение которых в роте сгорели две машины. Позже выяснилось, что воевали со своими. Часть Внутренних войск, контролировавшая выезды из Грозного, также понесла "ощутимые" потери: наступающие федеральные войска уничтожили большое количество техники и личного состава ВВ'. 'Помимо псковича гвардии капитана Сергея Власова, ставшего Героем России, известны еще несколько случаев вызова российскими военнослужащими "огня на себя", когда корректировщики артиллерийского огня вызывали огонь своих подразделений и частей на близь расположенные дома или позиции 'дудаевцев' (хотя, по наставлениям, безопасная зона не должна составлять менее 400 метров)'.
   Борис, если вы указываете потери своей воинской части, сомневаясь в приведенных процентах, приведенных из книги, то были ведь подразделения, личный состав которых почти полностью погиб в этих боях за Грозный. Этот процент потерь, и был выведен, как среднестатистический среди всех подразделений, участвовавших в штурме Грозного...
   Но я общался со своим другом, который там тоже участвовал и которому я всецело доверяю. Так вот одно из САО было захвачено боевиками НВФ. И большая вероятность того, что именно это "блуждающее орудие" некоторое время и вело огонь по нашим позициям, внося сумятицу в действия войск и нанося губительные удары... При использовании радиосредств необходимо было учитывать возможность перехвата противником информации и ввода ложной информации. Имея на вооружении передовые иностранные средства связи со сканерами, боевики проявили в этом много изобретательности. Если сначала противник в радиосетях наших войск только бранился и угрожал, то затем пытался вызывать огонь нашей артиллерии по своим же войскам. Прослушав доклад СОБа о занятии огневой позиции, открывал огонь по батарее, используя перехваченные координаты. Одновременно с командной 'Огонь' открывал огонь по нашим войскам, создавая тем самым впечатление, что наши снаряды бьют по своим. Вел деморализующие разговора с командирами самоходных орудий. Все эти факты стали возможны из-за незнания артиллерийскими командирами правил скрытого управления и не обученности радиотелефонистов. Кроме того, известно много случаев, когда после первого выхода в эфир наших корректировщиков артиллерийского огня, этих отважных парней спустя полчаса уже накрывал огнем минометов или стрелкового оружия супостат. Потому что противник имел на вооружении продвинутые радиостанции зарубежного производства со сканирирующими устройствами и другими современными "прибамбасами". Если они и не разбирали наших команд и речи, но место выхода в эфир засекали точно, и начиналась "охота"... 'Известен так же факт, когда один капитан - артиллерист за "дудаевские" деньги со своих позиций наводил огонь боевиков на федеральные войска...' Кроме того, известно много других случаев предательства и передачи информации о наших войсках "дудаевцам" из разных армейских звеньев и даже из эшелонов власти. Зная все наши 'карты' и низкую организацию взаимодействия, противник и сталкивал "лбами" соседние подразделения войск и ведомств, что в большинстве случаев им удавалось в полном объеме. Подразделения от этой неразберихи несли неоправданные потери в том числе и от своих...
   Первая чеченская война сопровождалась большими людскими жертвами среди военнослужащих федеральной группировки войск, участников незаконных вооружённых формирований и мирных жителей республики. Началом войны, как правило, считается ввод российских войск на территорию Чечни (11 декабря 1994), а завершением - подписание Хасавюртовских соглашений (31 августа 1996). Наиболее кровопролитным был первый период войны, с декабря 1994 по июнь 1995 года, причём основная часть жертв приходится на штурм Грозного (январь-февраль 1995). 'Дорогой ценой достался штурм "логова Дудаева" 31 декабря 1994 г. и 1 января 1995 г. В ходе первых дней операции были полностью уничтожены целые подразделения, роты и батальоны федеральных войск. Всего в эти два дня на улицах Грозного, по опубликованным данным, погибли и пропали без вести более 1,5 тыс. солдат и офицеров (в т. ч. без вести пропавших более 300 человек; эти цифры примерно эквиваленты ежегодным безвозвратным потерям 40-й армии в Афганистане в 1979-1989 гг. - Авт.). Число раненых приближалось к 2,5 тыс. человек.
   'Как и в случае со многими другими военными конфликтами, данные обеих сторон о собственных потерях, потерях противника существенно различаются. Вследствие этих обстоятельств назвать более или менее точное число людских жертв в 'первой чеченской' не представляется возможным. Непосредственно после завершения войны в штабе Объединённой группировки федеральных сил приводилась следующая статистика (13 октября 1996):погибших - 4103, пленных/пропавших без вести/дезертиров - 1231, раненых - 19794. Таким образом, безвозвратные потери на тот момент оценивались в 5334 человека.
   Борис, вы пишите, что таких потерь в 'первую чеченскую' не могло быть, что тогда все было гладко и слаженно. Взаимодействие и прочие моменты, но многие участники говорят об обратном: об отвратительной подготовке подразделений, отправленных на войну, о тактической безграмотности командиров и об отсутствии взаимодействия между нашими силами... Что в конечном итоге и приводило к неоправданным потерям и от огня своих.
  
  
  Про правило 'Правой и Левой руки', про множество других артиллерийских штучек или как не надо обучать корректировщиков для спецназа...
  
  
   Так вот, уважаемый Борис, я полностью не согласен с вами по этому вопросу. Я понял про ваши неэффективные методы обучения КАО для спецназа и разведки. 'Вот зажали в зелёнке группу, в ней разведчик - арт. корректировщик, с которым полковой артиллерист в течение нескольких часов проводил накануне занятия по корректировке. Рассказывал о НП и ОП и о том, что он (корректировщик) должен всегда помнить с какой стороны от траектории полёта снарядов должен находиться НП. Глядя в широко раскрытые удивлённые глаза разведчика, полковой артиллерист рассказывал про правило 'Правой и Левой руки' и рассказывал много других артиллерийских штучек, которые изучаются месяцами занятий...' и еще 'ко мне обратилась группа спецназовцев, знавших меня как артиллериста по первой и второй войне. Обратились с просьбой провести с ними трёх-четырёх часовых занятий по корректировке артиллерией. Они через две недели уезжали командировку в Чечню и должны были действовать в горной местности. Я согласился и организовал занятия на базе полкового лазерного артиллерийского полигона. Результаты занятия меня поразили. Во-первых: я удивился тому, как много должен знать и уметь арт. корректировщик. Во-вторых: 3-4 часа это крайне мало. В-третьих: чем больше я рассказывал, тем больше они запутывались в обилии понятий, способов и методов корректировки. После занятия, понял что у них в головах мешанина знаний, не от того что я бестолково объяснял, а от того что они не были готовы к занятиям, считая корректировку 'плёвым делом...'
   Не надо за месяц корректировщика спецназа обучать третьей задаче, устройству, работе ПАБ-2АМ и другим тонкостям и премудростям артиллерийской науки! И к занятиям спецназовцы отнеслись так вовсе не потому, что считали корректирование огня - 'плёвым делом', а потому, что за этот срок невозможно было усвоить тот материал, который вы давали и в таком глобальном объеме. После "Вашего обучения" люди, которых вы учили, на пятый день все позабудут!!! Знаем, плавали сами.
   Спецназовцев надо обучать конкретике, т.е. - поясняю: уметь организовать связь с пунктом управления огнем артиллерии, определять свои координаты, высоту, давать целеуказание и передавать отклонения разрывов снарядов от цели различными способами, уметь подать команду на переход к стрельбе на поражение. И все. Больше ничего им не надо, не надо "пудрить мозги" лишней информацией. И это самый правильный путь в этом важном для спецназа и артиллерии, деле. Основы такого обучения и концепции подготовки корректировщиков артиллерийского огня для спецназа уже были изложены в ранних моих статьях по этой тематике: 'Корректировщики для спецназа' 'СУ' ? 12 (135) за декабрь 2005 года, 'Как преодолеть штабную глупость' 'СУ' ? 7 (166) за июль 2008 года...
  
  
  Про организацию артиллерии, про КШМ, про тёплые кунги, тёплые палатки, которые все-таки, у вас были?
  
  
   Идем дальше. Борис, вот вы упрекаете меня, что я не знаю штатную организацию артиллерии мотострелкового полка, поэтому и пишу 'отсебятину' про КШМ, про кунг и про отдельную палатку: 'Да..., давненько вы не опускались до уровня артиллерии полка, что даже не знаете что по штату у начальника артиллерии. Какая КШМ? Какой командирский кунг? Какая отдельная палатка начальника артиллерии? Вы о чём говорите? По всей видимости вы дальше Ханкалы и не ездили...' А вы, Борис, сами-то ее знаете, организацию артиллерии мотострелкового полка?!! И сколько у вас в подчинении было КШМ, как у начальника артиллерии полка?!! По всей видимости - нет, не знаете...
   Ну, давайте разберемся во всех этих вопросах здесь вместе с читателем, логически и по порядку...
   Первое, относительно командно-штабной машины (далее - КШМ). У вас в подчинении, как у начальника артиллерии МСП (по штату военного времени) имелось, кроме своего ПРП-4 (который тоже можно смело отнести к КШМ): два самоходных артиллерийских дивизиона. Где только в одном дивизионе по ШТАТУ имеется - 9 КШМ (у командира дивизиона - 1 ед., у нач. штаба - 1 ед., у командиров батарей - 3 ед., у СОБов - 3 ед. и у начальника разведки дивизиона - 1 ед. (ПРП-4). Итого в вашем подчинении имелось 18 КШМ (в дивизионах) и еще 2 БРДМ в противотанковой батарее полка. Принцип единоначалия в армии никто не отменял, поэтому вся эта техника была в распоряжении начальника артиллерии МСП, т.е. в вашем прямом распоряжении. Вы же мне в своей статье говорите: 'Да..., давненько вы не опускались до уровня артиллерии полка, что даже не знаете что по штату у начальника артиллерии. Какая КШМ?' Отнюдь, я как раз и знаю организацию артиллерии вашего МСП.
   Второе, относительно командирского кунга. Здесь вы Борис, сами ответили на этот вопрос: 'Какой командирский кунг?' и далее 'Не буду греха таить, но всё-таки тёплый кунг у меня был. Я обманом увёл заштатное МТО-АТ на базе ЗИЛ-131 в хорошем состоянии, безжалостно выдрал оттуда всю начинку и оборудовал для себя и своих подчинённых офицеров (5 человек) хороший кунг...'
   Третье, относительно отдельной палатки начальника артиллерии. Вы, как начальник артиллерии полка, кроме других многочисленных вопросов боевой готовности, должны были контролировать тыловое обеспечение и быт, вверенных вам подразделений. Вы, убывая на 'войну', ведь предполагали, что личный состав будет размещаться в полевых условиях? А в полевых условиях размещение личного состава в базовом районе (центре) может осуществляться в палатках или блиндажах. Палатки для личного состава устанавливаются на специально устроенных деревянных гнездах с наклонными бортами. При длительном пребывании (свыше трех суток) в полевых условиях в палатках оборудуются место для хранения верхней одежды, рюкзаков или вещмешков, туалетных принадлежностей, котелков, ложек, кружек и других личных вещей. В зимнее время палатки должны быть утеплены с помощью поднаметов. Для утепления пола при отсутствии деревянных щитов следует использовать лапник слоем 20-30 см. Во всех палатках устанавливаются печи. Кроме того, в каждом подразделении оборудуется палатка для просушки обмундирования и обуви, а также палатка для периодического обогрева личного состава днем. Так должен быть организован быт личного состава в полевых условиях, в том числе и на 'войне'...
   И последнее, вы ведь сами пишите: 'Так что тёплые палатки и кунги мы видели и ощущали их тёпло только поздней ночью...' Т.е. палатки и кунги у вас всё-таки были, от чего вы поначалу яростно отнекивались: 'Какой командирский кунг? Какая отдельная палатка начальника артиллерии?'
   Борис, а в конце здесь возникает естественный встречный вопрос: зачем вы вообще писали про ваши первоначальные утверждения, относительно кунгов и палаток, да и название вашей статьи к чему тогда такое, если кунги и палатки у вас все-таки были?
  
  
  Про РБУ: 'не надо трусливо прятаться за статьи устава, наставлений...', нужно смело 'взять за это на себя ответственность' и 'долбануть' по своим войскам...
  
  
   Пойдем по порядку, дальше, наконец-то про РБУ. Продолжу вашими же словами, Борис. "Я ни в коем случаи не хочу сомневаться в вашей компетенции, в вашем опыте, Но, всё-таки, оно существует это - 'Но...". Уважаемый Борис, вы в своей статье "переплюнули" самого Андрея Маркина с еще более "интересными" величинами РБУ. Цитирую вас по тексту:
   "Так что находится в двадцати-тридцати метрах от разрыва снаряда достаточно безопасно. В крайнем случаи можно получить контузию или же ранения фрагментами грунта. Я знаю около десятка случаев в нашем полку сокращения рубежа безопасности до 30 метров до своих и не было ни одного случая поражения осколками. Страшно здесь лишь прямое попадание или близкий, 5-10 метров, разрыв снаряда..."
   Только, не понятно, на основании чего вы уменьшали РБУ? Ведь учитывая, неудовлетворительное положение дел с топогеодезической подготовкой во вверенных вам подразделениях артиллерии, опять же по вашим словам 'координаты цели с КНП мы могли дать тоже приблизительные' понимаешь, что вам просто везло, что эта ошибка плюсовалась с вашим 'мнимым' РБУ в 30 метров, поэтому вас некоторое время и 'проносило'. Но позже ваше везение кончилось, когда появились первые удары по своим войскам. Ведь, чтобы обеспечить безопасность своих войск при стрельбе по целям, расположенным вблизи от них, необходимо было применять наиболее точные способы определения установок для стрельбы. А у вас этого не было, о чем вы сами пишите: 'координаты цели с КНП мы могли дать тоже приблизительные'. Ведь неудовлетворительное качество выполнения топогеодезической привязки вызывало большие погрешности и ошибки при стрельбе артиллерии, приводившие в итоге к ударам по своим войскам. Кроме того, рассмотрим подробнее из чего складывается РБУ. Ведь безопасное удаление разрыва снаряда это не только величина разлёта его убойных осколков. Будто бы на местности выбрана точка, где именно и разорвется наш снаряд. Это ошибочное и опасное мнение. Ведь снаряды это не противопехотные мины и заряды, заложенные строго под этой выбранной нами, точкой. Даже ручные осколочные гранаты Ф-1 (радиус разлёта убойных осколков которых составляет до 200 метров), разорвавшиеся в мнимой точке, будет опасны для личного состава нашей пехоты, а что тогда говорить о 122-мм и 152-мм осколочно-фугасных снарядах и минах?!! Кроме того, здесь таится другая опасность. Существует закон рассеивания снарядов, согласно которому рассеивание ограничено, неравномерно и симметрично. Численные значения шкал рассеивания в боковом направлении и по высоте одинаковы со шкалой рассеивания по дальности и равны: 25 %, 16 %, 7 % и 2 % в обе стороны (при условных 100 выпущенных снарядах). Поэтому снаряды не будут в одну точку (на удалении 20 - 30 метров от своих войск), как описывает автор в своей статье, а упадут в форме эллипса. И полетят они ближе к своим войскам или дальше, зависит от законов рассеивания. Кроме того, рубеж безопасного удаления Lб рассчитывается в соответствии со статьями Правил стрельбы и управления огнём артиллерии и зависит от характеристики точности определения установок для стрельбы по дальности Ед, максимального радиуса разлёта убойных осколков и рассеивания снарядов по дальности Вд (приведено в таблицах стрельбы для используемой артиллерийской системы). Характеристики точности определения установок для стрельбы по дальности Ед будет зависеть от способов определения установок для стрельбы (полная подготовка, сокращённая подготовка (при двух отступлениях от условий полной подготовки), сокращённая подготовка (при приближённом учёте условий стрельбы) и глазомерная подготовка). РБУ будет зависеть от способов пристрелки цели, от дальности стрельбы, от рельефа местности, от высоты наблюдательного пункта (наших войск) относительно высоты цели. Так вот, уважаемый Борис, у вас в статье 'проскакивают' интересные противоположности. Это то, что вы эффективно уничтожали живую силу противника с помощью противотанковых ракет ПТРК (с ее мизером ВВ в боевой части для кумулятивного воздействия по бронецелям), а вот осколочно-фугасные снаряды по своему действию - это так себе, 'хлопушки' по вашим словам 'Я знаю около десятка случаев в нашем полку сокращения рубежа безопасности до 30 метров до своих и не было ни одного случая поражения осколками...' Спросите, у саперов, на сколько метров опасен фугас из 152-мм ОФ-снаряда? Вам ответят, что ну никак не на 20 - 30 метров, хотя его тоже иногда заглубляют в грунт. Сколько было случаев в Чечне, когда при подрывах на таких же фугасах осколки били градом по 5-6 'коробочкам' колонны, считая от эпицентра взрыва, поражая живую силу, а вы говорите о каких-то фантастических - 20 - 30 метрах. Возьмём данные из 'Наставления по военно-инженерному делу для Советской Армии' (г. Москва, воен.издат. 1984 г., стр. 408): 'Для открыто расположенных людей безопасными являются следующие расстояния: при подрывании открыто расположенных металлических конструкций (фугас 122-мм или 152-мм снаряда) - 500 метров...' Вы здесь допускаете грубую ошибку для артиллериста, путая рубеж безопасного удаления и радиус разлета осколков снаряда. Но на мой взгляд, для любого определения: РБУ или радиус разлета осколков, 20 - 30 метров будет крайне опасно военнослужащему находиться от разорвавшегося снаряда. Даже, если предположить, что снаряд расколется на двое (но такого никогда не будет, ведь конструкторы обычно подбирают специальный материал для изготовления корпуса ОФ-снаряда, толщину его стенок и наиболее подходящий тип взрывчатого вещества, чтобы получить максимум убойных осколков) и не заденет человека, то есть ведь другие виды воздействия, например - ударная волна. И еще, вы в своем примере, описываете лишь фугасное действие снаряда, будто бы другого и не существует 'Осколочно-фугасный снаряд, прежде чем разорваться, углубляется в землю сантиметров на 50-80'. Есть еще и осколочное действие снаряда. Напомню, что при осколочном действии снаряда его разрыв происходит через десятитысячные доли секунды после удара взрывателя о грунт, поэтому и воронка образуется маленькая, глубиной до 30 см, а разлет осколков получается круговым, равномерным и осколки летят практически параллельно горизонту. Кроме того, вы ничего не пишите о влиянии траектории полета снаряда на радиус разлета осколков. При настильной он неравномерный и не очень опасный. А вот навесная траектория, которая и была в основном в вашей практике, наиболее опасна при рассмотрении РБУ. Теперь о другом важном моменте - точке встречи снаряда и характере грунта. Если бой происходит в городе, то из-за асфальта, бетона, щёбенки, ОФ-снаряд (при осколочном действии), практически не заглубляется в грунт, поэтому осколки снаряда в городских условиях еще страшнее и губительней для живой силы, да и при навесной траектории полета снаряда (гаубицы, минометы). Не из-за этих ли роковых ошибок погибли военнослужащие в ряде случаев? А вот когда взрыватель установлен на фугасное (замедленное) действие, то снаряд действительно войдет в грунт глубже и большая часть осколков при этом уйдет в стенки воронки, а веер остальных осколков пойдет вверх примерно под 45 градусов, но опять же в зависимости от качества и плотности грунта. Вы же мне пишите: '... не надо трусливо прятаться за статьи устава, наставлений...' Да, правильно, нужно по вашему смело 'взять за это на себя ответственность' и долбануть по своим войскам, наплевав на законы рассеивания, теории вероятностей, таблицы РБУ и нормативные документы РВ и А.
   ТАК ЧЕГО ЖЕ ВЫ, ДО СИХ ПОР МОЛЧАЛИ, БОРИС? ВЕДЬ НЕОБХОДИМО СРОЧНО ТРУБИТЬ О ВАШЕМ ОТКРЫТИИ И ВВОДИТЬ ВАШУ 'РАЦУХУ' В ВОЙСКА, В ШТАБ РВ и А И ВООБЩЕ ВО ВСЮ МИРОВУЮ АРТИЛЛЕРИЮ О РБУ В 20 - 30 МЕТРОВ, А ТО ЖЕ, МЫ ВСЕ ВОЮЕМ ПО СТАРИНКЕ С РБУ В 300-400 МЕТРОВ?!!
   НО МОЕ ГЛУБОКОЕ УБЕЖДЕНИЕ, ЧТО К ПОУЧЕНИЯМ Б. ЦЕХАНОВИЧА О РБУ, НЕОБХОДИМО ОТНОСИТЬСЯ В СООТВЕТСТВИИ С ПОСЛОВИЦЕЙ: 'ДВАДЦАТЬ МЕТРОВ РБУ И ТЫ, СОЛДАТ, УЖЕ - В ГРОБУ...'
   Уместно здесь вновь вспомнить слова авторитетного военачальника, прошедшего обе 'чеченские войны' генерала Г.Трошева, Героя Российской Федерации: 'Бывали и приказы открыть огонь по противнику, находящемуся от наших войск всего в 70 - 100 метрах. А это чаще всего - верная гибель от своих же осколков. Нельзя было повторять трагические ошибки, вторично наступать на те же грабли...'
   Заинтересованным читателям, все же, в своей практике советую учитывать при налаживании взаимодействия с артиллерией, РБУ не в 20 - 30 метров (по Б. Цехановичу), а взятые из ранних моих статей по тематике РБУ или из приведенной таблицы для конкретных артиллерийских систем:
  
  Безопасное удаление при поражении целей (без пристрелки):
  Дальность стрельбы
  Артиллерийская система 6 км, 8 км, 10 км, 12 км, 14 км, 16 км, 20 км,
  Д 30 (2С1) 550400 600
   450 650
   500 700
   550 800
   650
   Д 20 (2С3) 650
   550 700
   600 750
   650 850
   750 900
   850 1000
   900
   2С19(2А65) 650
   550 700
   600 750
   650 800
   700 850
   800 950
   850 1050
   950
   120-мм 2С9 550
   400 600
   450
   120-мм 2С12 550
   400 600
   450
  
   Примечание
  
   1. В числителе приведены безопасные удаления для личного состава, находящегося вне укрытий или в небронированных машинах, в знаменателе - для личного состава, находящегося в укрытии (окопах, траншеях) или бронированных машинах.
   2. При стрельбе Реактивной артиллерии огонь открывают по целям находящимся не ближе 1000 м от своих войск.
  
  
  Роль и место начальника артиллерии на войне.
  
  
   Мое глубокое мнение по этим, конечно же, героическим эпизодам автора Б. Цехановича таково, что каждый военнослужащий па войне должен заниматься своим делом. Ваше место должно было располагаться на КП вместе с командиром полка или на пункте управления огнем артиллерии. Ну, ни как не в передовых атакующих группах мотострелков, для этого есть соответствующие должностные обязанности у младшего офицерского состава артиллеристов. Не должен начальник артиллерии ползать по канавам под огнем снайперов, а должен подготовить и обучить своих младших офицеров тонкостям корректирования огня артиллерии. А то в случае гибели начальника артиллерии работа артиллерии полка может быть просто парализована (с учетом дефицита офицерских кадров). В данном конкретном случае 7 декабря 1999 года, если бы вас убил снайпер, то второй дивизион не во время и с опозданием перенёс бы огонь, а пехота бы двигалась, как положено вперед, надеясь, что огонь артиллерии уже перенесён вперед. От этих нюансов и получаются 'ляпы' - удары артиллерии по своим войскам с человеческими жертвами. Т.е. были нарушены основные требования к управлению в бою: устойчивость, непрерывность, оперативность и СКРЫТНОСТЬ. Кроме того, так же были нарушены и требования к ведению разведки. Про скрытность и маскировку, как на ваших НП, так и в группах КАО, по моему ни малейшего понятия люди не имели (судя по фотографиям 'НП начальника артиллерии на мусорной свалке' стр. 5 и 'НП в канаве на окраине пос. Кирово. До боевиков 200 метров' в ? 2 'СУ' вашей статьи), поэтому вы всегда лишний раз и подставлялись под огонь противника. Про ряд требований к КНП (НП) вы вообще ничего не слышали, как и про маскировочную дисциплину, если выбирали свои НП таким образом, как на предоставленных фотографиях:
   - обеспечить выполнение поставленной боевой задачи (если вы были бы уничтожены снайперами - задача была бы не выполнена);
   - иметь скрытые подступы;
   - БЫТЬ НЕЗАМЕЧЕННЫМ ДЛЯ НАБЛЮДЕНИЯ ПРОТИВНИКА...
   'Сейчас все - и рядовые, и командный состав - предпочитают воевать в одинаковой форме без знаков различия. Поэтому ориентируйтесь на командно-властное поведение, выправку, движения рук, на указывающие и направляющие жесты, на наличие биноклей, полевых сумок, кобур, короткоствольного оружия, мобильных средств связи и уничтожайте такие цели в первую очередь. Смотрите в глубину, за атакующими цепями противника - уж там-то вы наверняка увидите кого-то с биноклем или за стереотрубой. Это ячейка управления огнем артиллерии, и такая цель подлежит немедленному уничтожению...
  /А.А.Потапов 'Искусство снайпера', Москва, 2001, издательско-торговый дом 'Гранд', стр. 331/.
   А противник в то время был и действовал в Старопромысловском районе - до 200 человек Бакуева. Бандиты постоянно вели активную разведку за группировкой федеральных войск. В Грозном общая численность НВФ доходила до 3000 боевиков. Присутствовали и хорошо обученные, опытные наемники. Боевики НВФ тогда работали маневровыми группами из пяти-шести человек, в составе которых обязательно были: снайпер, гранатометчик, автоматчики, реже - пулеметчик...
  
   P.S. Мнение снайпера-эксперта.
  
   По поводу вашей статьи я к тому же проконсультировался с лучшим действующим снайпером мира и инструктором российского элитного спецподразделения, боевым офицером (многочисленные боевые правительственные награды, из которых два боевые ордена, конкретно - за выполнение снайперских задач).
   Показал ему вашу статью 'Про тёплые кунги, тёплые палатки и про то, как мы дальше уборных никуда не ходили', опубликованную в журнале 'Солдат удачи' ?1, 2 за 2009 год и попросил его прокомментировать текстовку в части касаемой снайперов боевиков и фотографии с вашим НП начальника артиллерии (на свалке) и группы КАО ('тройка') на другом снимке. Я попросил сказать своё веское слово, как профессионала и прокомментировать статью и фотографии автора Б. Цехановича:
   - Это смертники и им повезло, что снайперов боевиков НВФ просто не было в том районе боевых действий. Если бы они были, то в живых этих военнослужащих, запечатленных на снимках, давно бы не было. Что касается фотографии с НП на свалке. Снайпер, даже и на этой дальности - 2,5 километра, абсолютно точно бы определил данную цель, как пункт управления артиллерией (по скоплению техники, людей, приборам наблюдения и т.д.). Все демаскирующие признаки на лицо: столик, словно на пикнике, со средствами связи, развернутый оптический прибор разведки поблизости и здесь же несколько 'скучковавшихся' военных, причем один из них за столом и в шапке-ушанке с кокардой. Стало быть, за столом старший пункта управления артиллерии и цель ? 1, для поражения снайперским огнем. Можно было скрытно сблизиться и уничтожить управление артиллерией, а можно было и на этой дальности просто обстрелять НП из минометов. Что касается второго снимка с НП на окраине пос. Кирово. Здесь явные смертники, уставшие от жизни, а не подготовленная группа корректировщиков артиллерийского огня. Нет ни малейшего желания использовать складки местности и что-либо для индивидуальной и групповой маскировки. Прекрасная групповая мишень не только для снайперов, но и для подготовленных стрелков. Она, эта группа, была бы сразу же опознана именно, как группа арткорректировщиков. И на дальности двести метров была бы сразу уничтожена одновременным сосредоточенным огнем нескольких снайперов НВФ.
   По поводу: 'Люблю частенько смотреть видеоплёнки боевых действий нашего полка (три часа времени), их записывал на маленькую видеокамеру наш начальник клуба. Особенно мне нравится смотреть фрагмент, как мы (разведрота, в том числе и я) 7 декабря 1999 года вышли на окраину посёлка Кирово и сразу же сцепились с несколькими группами прикрытия снайперов. И тот момент, когда я ползу по канаве, одновременно даю команду на перенос огня второму дивизиону, по мне бьёт снайпер. Тонко свистнула пуля, пройдя практически впритирку с головой. Вроде бы я должен ткнуться мордой в землю и затаится, но я только шутливо заметил: - Во..., снайпер лупанул, - и пополз дальше. Не хвастаюсь я, просто это была обычная жизнь, обычная военная ситуация...'
   - Это не обычная военная ситуация, это настоящая глупость. Что вы делали посреди поля в передовых порядках войск при прямой видимости противника и в непосредственной близости от него? Да еще с начальником клуба, который вас снимал на видеокамеру? Забавно, как мне кажется, это мероприятие выглядело со стороны противника. Так вот, если вам была не дорога своя жизнь, надо было, хотя бы заботится о жизни подчиненных. С точки зрения снайпера, вы были бы предельно точно охарактеризованы, как офицер артиллерии (в шапке-ушанке с кокардой, с биноклем на груди, планшетом или офицерской сумкой и радиостанцией), а начальник клуба, как разведчик с каким-то новым прибором разведки в руках...
   - И первоначальная задача снайперов боевиков НВФ была бы в первую очередь - в немедленном уничтожении вас, как наиболее важной стратегической цели...
  
  
  
  Эта моя статья ответ Юрию Васильеву. Вышлю еще одну - ответ Б. Цехановичу, которую уже давно отдал в редакцию журнала "СУ".
  
   Ответный выстрел А. Кириллова
  
   Доводы рассудка: о стрельбе кумулятивными боеприпасами по живой силе противника...
  
   "Нам нужна свобода разума и непредубежденность. Никакое мнение нельзя принимать без обсуждения только потому, что оно является наиболее распространенным. Есть только один пробный камень: доводы рассудка..." (Маршал Франции Фердинанд Фош).
   В 5-6 номере за 2009 год журнала "Солдат удачи" в свет вышла публикация Юрия Васильева "Из штаба и передовой по-разному видится бой", в которой автор поддерживает мнение Бориса Цехановича в эффективности стрельбы из ПТРК кумулятивными ракетами 9М111 и 9М113 по одиночной живой силе противника. Я не согласен с мнениями обоих этих авторов, поэтому в поиске истины приведу здесь свои доводы рассудка.
  
   В поиске истины. Факты и доводы: кто же прав?
  
   Уважаемый Ю. Васильев, вы написали про то, что я использую "факты, работающие" на мою точку зрения. По-моему, так поступает каждый автор, выстраивающий свою доказательную базу, или линию защиты. Или я не прав? Но ведь вы и сами судите меня однобоко, однополярно, "обеляя" тем самым Б. Цехановича и приводя лишь вам удобные факты и примеры? Поэтому и я поступаю аналогично вам. Продолжу вашими же словами: "но ведь имеются и другие примеры, противоположные". В противовес этим доводам привожу свои примеры диаметрально противоположные вашим, мнения других авторитетных авторов и жизненных примеров об низкой эффективности действия кумулятивных боеприпасов по живой силе противника. Мы "научно-популярно" попробуем выяснить здесь вместе с читателями: где же на самом деле истина в этом споре?
  Вы так же своими доводами уводите читателя не в ту сторону, как говорится - не в ту "степь", которую, я имел в виду в своей статье, на самом деле. Это относится к вашим словам "он доказывает, что противотанковые управляемые снаряды являются дорогими и редкими". Основная же моя мысль была, в первую очередь, в эффективности и целесообразности применения кумулятивных ракет по той или иной цели, в нашем случае - по одиночной живой силе противника. Ведь комплексы ПТРК "Фагот", "Конкурс" со своими кумулятивными ракетами 9М111, 9М113, соответственно, создавались и предназначались для ведения эффективной борьбы с танками и другими бронированными машинами противника, поскольку боевые возможности этих комплексов (на момент их разработки) позволяли успешно и уверенно выполнять эти задачи. А вот против живой силы кумулятивные ракеты данных комплексов не предназначались изначально, еще со времени составления технического задания в своем Конструкторском бюро ВПК. В предыдущих своих статьях я вроде бы достаточно доступно обосновал свою позицию и доказал ряд своих утверждений. Но статья Ю. Васильева говорит об обратном, что сделал я это не достаточно сполна. Не хотелось залезать в "дебри", но для четкого обоснования своих постулатов, чтобы всё чётко и понятно "разложить по полочкам" перед оппонентами и читателями журнала, это всё же и предстоит мне сделать в этой статье.
   Начну с руководящих документов тех времен (за что Борис Цеханович, наверняка опять назовет меня "штабистом", "который основную свою службу прослужил в штабах разных уровней"), на основании чего вырабатывается то или иное решение по ведению и организации боевых действий артиллерии, применяется то или иное вооружение, в нашем случае комплексы ПТРК противотанковой батареи мотострелкового полка. Итак, "противотанковая батарея в обороне, обычно составляет противотанковый резерв или входит в его состав и выполняет следующие задачи: уничтожает танки и другие бронированные машины противника, прорвавшиеся в глубину обороны, прикрывает выдвижение и развертывание второго эшелона для контратаки..." и далее "При переходе к обороне в непосредственном соприкосновении с противником батарея может привлекаться для закрепления захваченного рубежа. С этой целью батарея разворачивается в боевой порядок... и совместно с общевойсковыми подразделениями уничтожает атакующие танки противника". И ещё "В ходе рекогносцировки командир противотанковой батареи изучает местность, танкоопасное направление..." И далее "В ходе боя по команде (сигналу) старшего командира батарея быстро выдвигается на указанный ему рубеж, разворачивается в боевой порядок и уничтожает наступающие танки и другие бронированные машины противника". ПТРК ведь это оружие - ПРОТИВОТАНКОВОЕ, в первую очередь, хотя может применяться и для уничтожения других важных и стратегических целей. В Афганистане наши военные эффективно применяли комплексы ПТУР для уничтожения стратегических, труднодоступных для других видов вооружений, целей: огневых точек в пещерах и других. В Дагестане боевики НВФ с помощью комплексов ПТУР сбивали наши вертолеты с генералами на борту... Т.е. эти высокоточные ракеты должны соответствовать важности целей, по которым применяются.
   Но вернусь к основной своей мысли. Таким образом, во всех документах, предписывающих как применять данное высокоточное вооружение: черным по белому и популярным языком написано, что основные цели для ПТРК (тех лет) - танки и бронированные машины противника. Ведь конструкторы не зря и для каких-то целей "забивали" в ТТХ противотанковых ракет большие дальности стрельбы и высокие уровни их бронепробиваемости?
  Кто-то, может скажет, что у боевиков НВФ тогда - в "первую чеченскую" не было никаких там танков и никаких там бронированных машин. Скажет и сильно ошибется: танков, САО и бронетранспортёров у бандитов было тогда немалое количество!!! О чём свидетельствуют прямые боестолкновения начала 1995 года, например, когда артиллеристы-десантники под руководством командира батареи 122-мм гаубиц Д-30 Героя Российской Федерации гвардии капитана Силина А.В., уничтожили в бою пять дудаевских танков огнём прямой наводкой. Отважный командир огневого взвода той же батареи, орденоносец гвардии старший лейтенант Павел Пятаченко в огневой дуэли с вражеским танком "лоб в лоб" вышел победителем... И таких свидетельств боестолкновений с танками и бронеобъектами противника, того драматического времени существует немало. И только поэтому я и поднял в предыдущей своей статье вопрос о БК: "Кроме того, автор, подизрасходовав БК батареи, подвёрг боеспособность целого полка угрозе и реальному риску быть беспрепятственно атакованному танками и другой бронетехникой "дудаевцев"..."
   Возникает еще пара профессиональных вопросов по применению данных комплексов ПТРК. Автор Б. Цеханович писал в одной из своих статей: "А цели у меня как правило находились на дальности от 2 до 4 км (дальность полёта ракеты 9М111 - 2 км, а 9М113 - 4 км)". Во-первых, как осуществлялась индентификация цели (одиночные боевики НВФ), на указанных автором дальностях стрельбы (от 2 до 4 км), если учесть, что увеличение бинокля Б-8 всего 8 крат, а 9Ш19 - 10 крат, а боевики и гражданские носили одинаковую полувоенную и полугражданскую одежду? Если распознать стрелковое оружие на таком удалении невозможно? Во-вторых, как подтверждалась ликвидация данных целей? Если ссылаться на данные радиоперехвата, как делал это Борис, это не особо правильно, т.к. боевики НВФ знали, что их "слушают" "федералы" и подкидывали порой явную "дезу", чтобы перегруппироваться или совершить какие-то другие тактические ходы, забрать раненых и т.д.
  "На следующий день боевики по радиосвязи вышли на командование полка и попросили на два часа прекратить огонь в районе щебёночного завода. На вопрос - Зачем? Ответили: - В ходе вчерашней бомбёжки противотанковая ракета, пущенная с вашей стороны, попала в укрытие, где в это время укрывались от бомбёжки 30 боевиков. Все они от взрыва ракеты погибли и их надо оттуда убрать и похоронить..."
   О кумулятивном эффекте и о действии кумулятивных боеприпасов по живой силе.
  Чтобы далее, доступным языком выстраивать свою позицию, считаю необходимо напомнить читателям о кумулятивном эффекте. В современных противотанковых боеприпасах применяют кумулятивную боевую часть, что обеспечивает поражение всех типов танков и других бронированных целей, даже при небольших полетных скоростях ракет (снарядов, гранат). Кумулятивный эффект в 1864 году впервые в мире открыл русский военный инженер М. М. Боресков, а в 1865 году его уже применил на практике в конструкции капсюля-детонатора капитан Д. А. Андиевский. Для повышения бронепробиваемости с помощью взрывчатого вещества (далее - ВВ) в заряде используют обращенную к цели (объекту) коническую или сферическую выемку. Наличие данной выемки в заряде ВВ позволяет направить поток продуктов взрыва сосредоточенно, по оси выемки, а не рассеивая их по всем направлениям. Для наибольшего кумулятивного эффекта стенки выемки покрывают металлической облицовкой (медь или сталь), что позволяет повысить уровень бронепробиваемости. Происходит это все следующим образом. При срабатывании детонатора, детонационная волна во ВВ распространяется со скоростью 7-9 км/сек в направлении выемки и оказывает на металлическую облицовку огромное давление - до 800 тысяч атмосфер. В результате металл облицовки схлопывается и вытягивается вдоль оси выемки в виде кумулятивной струи. Металл, из которого создается кумулятивная струя, не расплавляется, хоть и нагревается до 400 - 600 градусов. Напомню, что медь плавиться при температуре около 1100 градусов, а сталь при температуре около 1400 градусов. Поток металла диаметром трех-четырех миллиметров "разгоняется" до 10 км/сек и "напирает" на броню с давлением порядка одного миллиона атмосфер. При таком большом давлении возникающая на пути броня, в точке воздействия на неё кумулятивной струи "течет", то есть, так же как и сам этот поток, приобретает свойства идеально несжимаемой жидкости. Поэтому, высокоэффективное действие кумулятивной ракеты является результатом того, что энергия заряда с выемкой и металлической облицовкой ее поверхности при взрыве распространяется лишь в одном направлении - вдоль оси выемки, а не во все стороны, как при взрыве обычного заряда. Такое скопление энергии, развивает скорость этого металлического потока до 10 км/сек, поэтому и назвали это явление - кумуляция, от латинского слова в переводе "концентрация".
  Теперь поговорим об самой эффективности стрельбы кумулятивными боеприпасами по живой силе, что собственно и стало предметом этой дискуссии и поводом для этого спора. Так как основная боевая характеристика противотанковых средств - это бронепробиваемость, в нашем случае - ракет ПТРК 9М111 и 9М113 и она составляет 200 мм под углом 60 градусов к нормали, что примерно соответствует бронепробиваемости кумулятивного выстрела ПГ-7В к ручному противотанковому гранатомету РПГ-7 - 260 мм. Поэтому ниже и приведу свидетельства очевидцев об "эффективности" стрельбы кумулятивными выстрелами по живой силе противника.
  Александр Сухолесский, автор журнала "Солдат удачи" пишет в своей статье "Артиллерия партизан": "Огонь из противотанкового гранатомета по открыто расположенной живой силе с использованием кумулятивных боеприпасов дает удовлетворительный результат поражения осколками и взрывной волной личного состава в радиусе до 4 метров..." и далее "В моей практике был случай, когда, заметив на расстоянии 350 - 400 метров вспышку выстрела РПГ-7, я подал команду "Ложись", находящимся рядом подчиненным, разорвавшаяся, в четырех метрах граната (на ровной площадке!!!) никому из выполнивших, команду не принесла вреда..."
  Другой автор "Солдата удачи" Сергей Евтехов, так же упомянул реальный случай в своей статье по этой теме "РПГ или РПГ", он пишет следующее: "На собственном опыте смог убедиться в низкой эффективности кумулятивных БЧ в случаях применения их против нашего личного состава. Высокая бронепробиваемость (как правило, 3 - 5 калибров) и слабое осколочно-фугасное действие приводили к тому, что когда кумулятивная ПГ-7В (бронепробиваемость - 260 мм, примечание автора) разрывалась в четырех метрах от личного состава, одетого в зимнее обмундирование, то, кроме легких контузий и пары дырок в куртках и РД-54, никаких других последствий не было..."
   Александр Курепин, автор "Солдата удачи", так же подтверждает мое мнение на счет стрельбы кумулятивными боеприпасами по живой силе противника: "В ходе боевых действий в Чечне для уничтожения снайперов и подавления огневых точек часто применяли противотанковые управляемые ракеты 9М111 "Фагот". Использование этого высокоточного оружия неоправданно и, главное, неэффективно. Ведь для поражения противника кумулятивная боевая часть ракеты дает ничтожно малое количество осколков..."
   Приведу и другие свидетельства о низкой эффективности стрельбы кумулятивными боеприпасами по живой силе.
   В декабре 1995 года спецназовец Баатр Гиндеев (ныне полковник, Герой Российской Федерации) руководил обороной северного сектора, осажденного боевиками НВФ здания хладокомбината железнодорожного вокзала в г. Гудермес. В один из самых напряженных дней осады в проем над плитой влетела граната, выпущенная из РПГ-7. Взрывной волной Баатра отбросило на бетон, сильно ударив взрывной волной по глазам и ушам. Некоторое время он ничего не видел и не слышал, но позже зрение и слух восстановились. Осколочных ранений он тогда не получил, но заработал свою первую контузию.
   В августе 1996 года сотрудники ФСБ РФ в течении недели обороняли от вошедших в г. Грозный боевиков НВФ здание общежития Управления ФСБ РФ по Чеченской республике. Вот документальный эпизод тех драматических событий: "Володя "Опель" смотрел в торцевое окно, когда в комнату внезапно влетела граната из РПГ-7. Красная точка, пролетев почти над головой, ударилась в стенку прохода на кухню и разорвалась внутри соседней комнаты. Пыль поднялась непроглядным облаком. В углу у торцевого окна зашевелился отброшенный взрывной волной и засыпанный мешками с песком связист Володя "Фунтик": - Ребята, вы как там? - Сквозь пелену дыма и пыли связист увидел, скрюченную, фигуру Володи "Опеля", который держался руками за уши. Из кухни вышел, отряхивая на себе от пыли и побелки камуфляж, белый, как снеговик, Михаил "Блудный": - Вот, суки, подарочек подкинули! Чуть перепонки не полопались..."
   Таким образом, подытожим вышесказанные и приведенные факты и примеры. Кумулятивный боеприпас по живой силе оказывает незначительное воздействие лишь ударной волной (наиболее сильно в закрытых помещениях, укрытиях) или кумулятивной струей и фрагментами преграды за которой находится цель в случае прямого попадания в фигуру противника или при нахождении на траектории полета ракеты (гранаты). И здесь появляется очередной вопрос: не дорого ли тратить дорогостоящие противотанковые боеприпасы для уничтожения одиночных боевиков НВФ, стреляя "из пушки - по воробьям"? Есть для этой цели другие гораздо приемлемые и эффективные средства поражения. Делаю вывод из всего сказанного: применение данных боеприпасов по живой силе противника - нецелесообразно и неэффективно.
   Во время боевых действий в Афганистане, Югославии, Карабахе, Дагестане, Чечне, Южной Осетии неоднократно сказывалось отсутствие у наших военнослужащих противопехотных и многоцелевых ракет (выстрелов) для комплексов ПТУР (ПТРК) и РПГ. В иностранных армиях реализация необходимого и актуального вооружения для поля боя происходит значительно быстрее, чем у нас. Например, для поражения легкобронированных машин, живой силы, огневых точек блок НАТО использует многоцелевые (кумулятивно-осколочные) ракеты своих комплексов ПТРК "Milan 2". Такие ракеты, безусловно, можно эффективно использовать против бронированных машин и живой силы противника, ведь их боевая часть содержит кумулятивный заряд ВВ бронепробиваемостью до 350 мм и примерно 1000 стальных шариков диаметром 4 мм, уложенных вокруг заряда ВВ для воздействия по живой силе противника в эффективной зоне поражения до 25 метров. В Чечне боевики НВФ для усиления (скорее психологического) воздействия на наших военнослужащих использовали в стрельбе на малые дальности из РПГ-7 выстрелы с усилением головной части зарядом ВВ (приматывали скотчем или изолентой к головной части гранаты). Но при этом внешняя баллистическая траектория полета выпущенной по цели гранаты, становилась непредсказуемой. В Афганистане наши военные свидетельствовали, что противник эффективно применяет из РПГ-7 (иностранного производства) против нашей пехоты осколочные гранаты (надкалиберные и калиберные, так же китайского и арабского производства). И что же? Осколочные выстрелы ОГ-7В для РПГ-7В у нас в войсках появились сравнительно недавно, спустя десятилетия после окончания "афганской войны"....
  Кое-что сегодня у нас изменилось в лучшую сторону. Появилось необходимое вооружение (осколочные и термобарические выстрелы для гранатометов, одноразовые противотанковые гранаты, реактивные штурмовые гранаты, специальные гранатометы, огнеметы, новые ракеты ПТРК с различной БЧ), которое можно очень эффективно использовать для уничтожения танков, бронированных и легкобронированных машин, живой силы, огневых точек.
  Поэтому командирам подразделений следует организовывать плановые занятия расчетов по специализациям с целью изучения боевого предназначения, технических и боевых характеристик комплексов ПТРК, гранатометов, гранат, ракет и выстрелов к данным вооружениям, чтобы поражать все цели первыми выстрелами наиболее эффективных для той или иной цели (задачи) - ракет (гранат) и избегать неоправданного их расхода. К расходу боеприпасов надо относиться
  бережно, чтобы не оказаться в тяжелую минуту боя без них.
  
  
  
  Ответ Б. Цеханович на
  "ДВАДЦАТЬ МЕТРОВ РБУ И ТЫ, СОЛДАТ, УЖЕ - В ГРОБУ..."
  
  
   Я тут зашёл на форум хотел спросить насчёт журнала "Солдат Удачи", а тут такое внимание моей персоне. Меня даже слеза пробила от ностальгических воспоминаний. Сразу вспомнилось артиллерийское детство и артиллерийская песочница, где мы с Кириловым Андреем дубасили друг друга досыльниками и орали - "Ты Дурак". "Нет, ты Дурак". "Я первый тебя назвал дураком - значит ты Дурак.....".
  
   Но вытрем сентиментальные слёзки и по-взрослому поговорим с Кириловым Андреем.
  
   Браво, Браво, товарищ Кириллов, Браво. Статьи написаны как всегда академично, аргументировано, убедительно, и в которых прослеживается цепь логического размышления. И в очередной раз убедился, что вы умеете работать с первоисточниками, чужой информацией и успешно пользуетесь чужими трудами. Ну, об этом ниже. Прочитал Ваши статьи и ответы и задумался над тем, что вами руководило написать всё это? То ли болезненное самолюбие, то ли такое же болезненное желание всегда и во всём оставлять за собой последнее слово, то ли показать всем, какой вы всё-таки умный.
   Честно говоря, осадок в душе остался. Я ваши статьи читаю "от корки до корки", а вы мои как-то по диагонали. Скоренько, и сразу же за компьютер строчить ответ....
   А может было бы с вашей стороны поступить более откровенно и честно? Например: открыто и честно на этом сайте или ещё где-либо заявить - "Вы, Цеханович Борис, лжец и враль! Вы со страниц уважаемого журнала пытаетесь "вешать лапшу" описывая свои "мифические подвиги"... То, что вы пишете этого не может быть согласно всей артиллерийской науки,. И так далее и тому подобное..."
   Неееттт...., вы идёте по другому пути...
   Я пишу о том, что делал САМ и что делали мои подчинённые и не стесняюсь этого. Потому что это было сделано, сделано вовремя и принесло в конечном счёте успех. Да шёл иной раз на риск, причём, разумный риск.
   Вы же, используя чужой труд, чужую информацию, ссылаясь на чужое мнение (я подчёркиваю - не своё, а чужое), козыряя громкими званиями и фамилиями (и опять же чужими) пытаетесь очернить меня, выставить меня человеком с буйной фантазией. Ознакомившись со всеми известными мне вашими публикациями и трудами, я понял, что это (не сам текст, а желание спорить) шизофрения - Вы готовы спорить с любым, кто не придерживается вашего мнения, причём спорить, приводя только чужие аргументы. Выдёргивая из статей оппонентов цитаты и крутя их как вам заблагорассудится для того чтобы повернуть в свою сторону и очернить оппонента.
   А было бы очень интересно, если бы вы напечатали что-нибудь своё: Например - "Я эффективно подготовил, используя свой опыт локальных войн, к рейду группы спецназа и из их состава арт. корректировщика и авианаводчика. В ходе боестолкновения с боевиками подготовленный мною арт. корректировщик вовремя и точно подготовил данные и огнём артиллерии накрыл боевиков. В ходе боя в лесу, на пересечённой местности и корректировки, применяя Рубеж безопасности в 400 метров спецназовец применял ЛПР-1, ПАБ-2а, ПРК-69 для большого смещения, ПУО-9 с заранее нанесёнными рисками и другие необходимые арт. приборы, предварительно запросив МЕТЕО, которое меняется каждые 2 часа, и быстро рассчитав поправки для Полной подготовки, уничтожил ахеренную банду боевиков, а авианаводчик грамотно навёл две пары МИ-24х на остатки банды и уничтожил их. После чего вызвал транспортную вертушку, грамотно посадил её, загрузил арт. имущество в вертолёт, после чего спецназовцы успешно эвакуировавшись, без потерь вернулись на базу...."
   Вот это была бы статья, интересная и познавательная. И можно было бы тогда поспорить - Нужно ли всё это тащить с собой или нет? Нужно было бы применять какие-либо другие приёмы или нет? А у вас этого нету. Значит, ничего и у вас не было.
   "Конечно, легко рассуждать сидя в канцелярии, или же на научно-практической конференции о рубежах безопасного удаления...", - это мои слова из статьи журнала ?3 2008 год. "А. Кириллов, который говорит, что был в Ханкале..." - и это мои слова.
   (откуда это вы вообще взяли про Ханкалу??? Не надо за других додумывать, уважаемый автор! Оказывается я готовил какие-то группы корректировщиков в Ханкале, со слов Б. Цехановича?!!)., "Нечего грешить на тех, кто воевал..." (А другие по вашему не воевали?), "По всей видимости вы дальше Ханкалы и не ездили, если на самом деле были в Чечне..." и т.д. и т.п. Ну да, и сон про "пластилиновую страну" мне тоже приснился. Спасибо и на этом...
   А вот ваши слова из статьи журнала ?6 от 2008 года. "Просто приведу пример, как МЫ (наверно Кириллов А вы себя ЛОГИЧНО причисляли к МЫ) строили свою работу с артиллерией перед выходом группы на боевую задачу. Скрупулёзно, до мелочей продумывали каждый участок передвижения ГСпН, прогнозируя, исходя из рельефа и условий местности, ставя себя на место противника, определяли возможные места расположения засад и его огневых точек. Исходя из всего перечисленного, наносили многочисленные огни артиллерии на кодированную карту по всему маршруту передвижения группы (как правило - заградительный и сосредоточенный огни артиллерии). Налаживали взаимодействие между ГСпН и артиллерией дотошно, до частностей и мелочей, продумывая все возможные варианты развития хода событий. Координация обеспечивалась и тем, что мы оставляли своего человека со средствами связи на пункте управления огнём артиллерии дивизиона. Лучшему взаимодействию и координации между родами войск всегда помогало личное знакомство командиров, должностных лиц артиллерии и спецназа. Работали не через Ханкалу, а напрямую с соседним артиллерийским дивизионом". Тогда и вопрос - Кто грешит против истины Вы или Я?
   Поэтому наверняка можно и нужно прислушаться и к моему мнению, когда мне даже не надо доказывать был Я там или нет! И что-то взять на вооружение, а что-то и отринуть для себя. Я не претендую на то, что мой ЛИЧНЫЙ боевой опыт уникальный. У каждого свой опыт.
   И интересный такой момент - я могу и кое-что и сравнить. В первую чеченскую я командир ПТБ. Как вы расписываете, что я неграмотно воевал - Пулял и бездарно тратил дорогие ракеты.
   И вторая чеченская, где в подчинении у меня была противотанковая батарея с вялым и не активным командиром батареи майором Ш... Я, командир ПТБ, требовал от подчинённых искать противника и уничтожать его. Он не требовал. Он ждал, когда ему дадут команду или покажут цель. Моя батарея за пять месяцев боевых действий самостоятельно, без всяких приказов сверху выпустила по противнику 157 ракет. Батарея майора Ш... дай бог выпустила за пять месяцев 20 ракет и только пять самостоятельно. Так вот вопрос если бы перед вами поставили выбор - Кого бы вы выбрали уезжая на войну? Активного майора Цеханович или вялого майора Ш...? Думая, что выбрали бы меня. Самостоятельного и активного. Хотя не исключаю, чтобы вам там, на войне, было спокойно - выбрали бы Ш...
   Всё это описываю довольно подробно в своих книгах. Там есть и обстоятельства ранения майора Ш... 14.01.2000 года. А совсем недавно наткнулся статью, где он рассказывает про "героические обстоятельства" ранения, которые он изложил журналисту - При взятии Старопромысловского района Грозного разведгруппа пермского спецназа, в которую входил артиллерист-корректировщик Ш...., попала в засаду. Из двенадцати человек в живых осталось пятеро, но и они были ранены. Олегу, получившему осколочные ранения, операцию сделали в одном из госпиталей на территории Чечни, почти месяц он проходил реабилитацию в Воронеже. В марте 2000 года офицер был награжден орденом Мужества.
   Я совершенно не против его ордена Мужества, я против вранья, которое принижает этот боевой орден.
   Я уходил на первую и вторую войну с 32 го военного городка г. Екатеринбурга, где до сих пор служит или живёт каждый второй офицер, прапорщик прошедшие обе чеченские войны, и которые видели, как я воевал и как командовал подчинёнными подразделениями. И где я до сих пор живу. И если бы я для красного словца что-то бы соврал, то меня быстро бы здесь поставили на место. Поэтому я дорожу своим авторитетом в их глазах. И мне не с руки врать.
   Поэтому на вашу статью отвечу в последний раз только конспективно и на то на, что хочу ответить.
  
  Про противотанковый резерв....
   Вы правильно процитировали Боевой устав, но только командир полка, исходя из реальной обстановки, своим решением определяет, как этот резерв использовать: если есть опасность с танкоопасного направления - то туда. Если нет такой опасности - то в его воле использовать противотанковый резерв, как это нужно... Командиру полка. Было и такое, что он кидал нас, как простых пехотинцев закрыть стыки между двумя батальонами. Вот так сложилась, что как противотанкисты мы были не нужны, а дыру, куда лезли боевики, нужно было закрыть немедленно и мы закрыли, и держали её двоё суток (13-14 марта 95 года). А 15 марта он бросил меня с противотанковым расчётом в бой, чтобы мы уничтожили духовский танк, который долбил разведчиков на захваченных у боевиков позициях. Танк мы тогда не уничтожили - вовремя он тогда смотался, зато уничтожили БТР. Так что были там цели всякие и задачи ставились исходя из реальной обстановки, а не исходя из Боевого устава, который предполагает творчески подходить к его содержанию, а не мёртво следовать букве Устава. Кстати, в последней статье я упоминаю сколько и каких бронированных целей батареей было уничтожено... Чего-то вы об этом молчите? А пытаетесь меня тут выставить...
   И не надо лить "крокодильи слёзы" Привожу вашу цитату "И только поэтому я и поднял в предыдущей своей статье вопрос о БК: "Кроме того, автор, подизрасходовав БК батареи, подвёрг боеспособность целого полка угрозе и реальному риску быть беспрепятственно атакованному танками и другой бронетехникой "дудаевцев"..."
   Я в статье также приводил подробный расход ПТУРов в батарее и не передёргивайте факты изложенные в статье. К вашему сведению в 9ти противотанковых установках у меня находилось 135 ракет и в автомобиле "Урал" возилось ещё сорок ПТУРов, а в статье приводится цифра расхода ПТУРов за всю войну, напомнить - 157 штук. Так что не надо пустой болтовни...
   Насчёт уничтоженных тридцати боевиков ПТУРом. Вы когда-нибудь видели убежища боевиков, их схроны, окопы в которых они воевали и жили? Вы их наверняка не видели, а я видел. И это не просторные блиндажи или убежища, как иной раз любят в кино показать. Это сооружения, куда заходят и находятся в полусогнувшимся состоянии, где можно более-менее протянуть ноги и отдохнуть. Вот там находится 30 человек, с оружием, боеприпасами, одетые в лёгкую форму (тогда уже было жарко, если кто конец марта 95 помнит) и туда залетает ПТУР. Вам рассказывать, что происходит с этим скопищем людей? Думаю надо рассказать. То что вы пишете про кумулятивную струю - всё правильно. Об этом меня учили ещё в Еланской учебке в 1973 году и не только учили, а ещё и показывали. Ставили на танковой директрисе списанное БМП и стреляли по нему кумулятивным снарядом - Так там два люка выбило от давления. Тогда я впервые понял, почему БМП называют - "Братской могилой пехоты". На этих двух войнах я уже более подробней, на близком расстоянии, рассмотрел действие гранатомётного выстрела и ПТУРа при встрече с бронированной целью. Это вам любой мотострелок подтвердит. Когда кумулятивная граната или ПТУР врезается в броню, то не только формируется кумулятивная струя, но около 30% энергии в виде хорошего пламени (огня) мгновенно охватывает всю бронированную цель. И тому, кто в этот момент находится десантом на броне не позавидуешь. Вот тоже самое происходит и в замкнутом убежище, с одним узким выходом, набитое тридцатью мужиками с оружием и боеприпасами. Там сработало не только кумулятивная струя, но и давления (хоть и минимальное) и открытое пламя.
   Последнее по этому вопросу - про кумулятивные гранаты и вообще про осколки. Делюсь..., из личного опыта. Любой разрыв арт. снаряда, гранатомётного выстрела, ручной гранаты он как рикошет - непредсказуем. Он может убить, может контузить, но может и вообще не зацепить ни единым осколком. 15 июля 95 года попал в засаду у Старых Атагов. Гранатомётный выстрел, выпущенный боевиками в ходе боестолкновения, разорвался сзади меня в трёх метрах и я получил тяжёлую контузию.
   В январе 2000 года в ходе боя с расстояния 30-40 метров боевиками было произведено по мне несколько выстрелов с гранатомёта осколочным выстрелом - разрывы вокруг меня в трёх метрах и надо мной по стене. Ни царапины, ни контузии....
   Если вы что и пишете про разлёт осколков снарядов и гранат, то пишите до конца правду. А то неопытный солдат, контрактник или офицер прочитав вашу статью и увидев противника на расстоянии 150 метров начнёт метать гранаты Ф-1, считая, что одними осколками он покосит врагов на этом расстоянии. А правда такова - На дальность 200 метров летят лишь единичные фрагменты корпуса гранаты. Наибольшая поражающая эффективность радиусом всего 10-15 метров. Всё остальное случайное поражение, которое с увеличением расстояния пропорционально уменьшается. То же самое относится и к снарядам (в данном случае я говорю о 122мм снаряде). В конце-концов выйдете на улицу, отмерьте 30 метров, укройтесь за каким-нибудь укрытием или залягте, и посмотрите, прикиньте какие факторы взрыва повлияют на вас. Да кроме психологического - никакого.... Осколки уйдут выше вас и упадут сзади. Ударная волна в тридцати метрах (122мм снаряд) это ничто. Конечно, если у вас нервы как у институтки, то для вас 400 метров это безопасное во всех смыслах место.
   "Бродяга" (мой старпом), когда прочитал статью про РБУ, сказал мне: - Ну, Борис Геннадьевич, 30 метров это конечно мало и очень рискованно..... Вот я только на 70-80 метров РБУ ставил....
   В своей статье я тоже пишу, что я снаряды подтягивал на тридцать метров либо основным орудием, максимум батареей. И здесь вы передёргиваете меня, почему-то не упоминая об этом. И "Бродяга" в тот момент нашего разговора, несколько подзабыл, что когда его с разведротой зажали, то он заград. огонь ставил дивизионом в 70-80 метрах от себя и разведчиков, причём с ходу что было гораздо опаснее, чем в моих случаях. Но разумный риск, чёткое исполнение команд огневиками, отличная подготовка "Бродяги", позволили вывести из-под удара боевиков разведчиков лишь с легкоранеными. Кстати "Бродяга" тогда тоже был ранен в ногу осколком гранаты из подствольника. Перевязался и ещё семь раз за четверо суток сходил с разведкой в атаку, пока высота не была взята. Только после этого он убыл в госпиталь. Вот на кого надо равняться вам и многим другим.
   А про РБУ я ведь написал в статье "Итог: исходя из собственного боевого опыта, могу сделать следующий вывод - принимая то или иное решение в боевой обстановке, трезво оцените реальную ситуацию, возможности своего подразделения и, главное, не переоцените свои. Считаю, что рубеж безопасного удаления огня каждый артиллерийский офицер должен определять, учитывая сложившуюся реальную боевую обстановку".
   Из этих слов видно, что я не отказываюсь от этих 200-400 метров Рубежа Безопасного Удаления, как он описан в Боевом уставе. Я лишь говорю - Уверен в себе. Уверен в своём подразделении. Что ж, ради того чтобы помочь пехоте, почему бы и не сократить рубеж безопасности. Не уверен - тогда есть эти 200-400 метров и никто тебя не осудит. Но, главное, что хочется сказать - Не надо трусливо прятаться за статьи Устава, наставлений, когда необходимо принять срочно решение и взять за это на себя ответственность.
   Недавно разговаривал с офицером, вернувшимся с Сирии, который был советником при сирийском артиллерийском подразделении. Я не буду рассказывать об ужасном состоянии сирийской артиллерии. Кадровом и техническом. Расскажу только про сирийское РБУ, которое были вынуждены назначать наши, грамотные и подготовленные офицеры-артиллеристы, учитывая все реалия сирийской артиллерии. Там любое РБУ, что в пешем порядке, что пехота в технике - 1600 метров. На мой удивлённый вопрос - Почему? Он весело рассмеялся и стал рассказывать. Во-первых: они не малейшего понятия не имели что такое Полная подготовка, что такое Метео и другие арт моменты, с помощью чего достигается точность арт огня, а артиллерия называется "Бог войны". Во-вторых: Все более-менее грамотные артиллеристы, за долгие годы войны, были выбиты и сейчас "дай бог" на дивизион был бы один кадровый, сирийский офицер-артиллерист. А исходя из Первого и Второго, есть Третье. Они не знали что такое Поправки. Да если сюда добавить, что на полноценные 6 гаубиц батареи на ОП, только два укомплектованных расчёта.... Так вот: наш офицер-артиллерист выносил Рубеж Безопасного Удаления на 800-1000 метров вперёд и добавлял туда систематическую ошибку в 600-800 метров. Потому что, если он всё сделает, как положено (т.е. 400 метров) и при этом погибнет сирийский боец или несколько, то к нему на батарею придёт всё подразделение "Башка резать...".
  
   Как то некрасиво получается опять: выдернули цитату, всё передёрнули и в сторону....
   А ведь за полгода боевых действий не было потерь от огня на таком РБУ и это оценка работа артиллеристов - всех и офицеров и огневиков. Значит можно, если осторожно.
  
   Насчёт того что я мог разглядеть в бинокль или визир противотанковой установки? Так надо было спросить у лучшего действующего снайпера мира и инструктора российского элитного спецподразделения, боевого офицера (многочисленные боевые правительственные награды, из которых два боевые ордена, конкретно - за выполнение снайперских задач), а как он и другие снайпера, стреляя с СВД с простым 4х кратным снайперским прицелом, попадали в голову противнику на расстоянии 1000 - 1200 метров. А я сам видел, как московские снайпера стреляли и попадали. От себя, как от боевого офицера (многочисленные боевые правительственные награды, из которых два боевые ордена и три боевых медали, из которых две иностранные) могу добавить, что в бою обостряются чувства и можно увидеть и сделать то, что при обычных обстоятельствах никогда не увидишь и не сделаешь. Так что не надо ля-ля, тополя....
  
   Теперь о наших потерях от своего же огня. Я не пишу и не утверждаю, что в первую и вторую войну всё было гладко и чётко. Не надо передёргивать. Я лишь пишу о том, что ваши цифры 30-40% наших потерь от своего огня лживые и взяты с кем-то с потолка, в том числе и вами. Я прошёл обе войны и лично наблюдал, имел информацию о гибели от своих 18 военнослужащих. Я не оспариваю, что их в воюющей группировке было больше, но не те цифры, которые вы приводите. В ответе вы пишете - за первую войну погибло - 4103, раненых - 19794 человека. (С цифрами потерь я полностью согласен). Но, исходя из вашего утверждения о 30-40% потерь от нашего огня, получается, что мы сами завалили своих - 1641 человека и ранили - 7918 человек. Это бред да и только. И с этим я категорически не согласен.
  
   Про то, как вы палатки умеете расставлять, это я уже понял. У меня был сослуживец - подполковник Т... (академик). Вот бы вам с ним сойтись и поэтому поводу пообщаться - я думаю, вам обоим было бы интересно. Он на полигонах любил учить - под каким углом забивать колышки у палаток, как правильно канавками окапывать палатки и другие нудные вопросы. Но после того, как офицеры (тоже академики, но правильные) набили ему рожу, он успокоился.
  
   Про начальника клуба. Кстати хороший, добросовестный офицер. Врать не буду, художественную самодеятельность в ходе боевых действий он не организовал, по понятным причинам. Просмотр фильмов тоже хромал, но это не его вина была. Но была видеокамера и он ей снимал боевую летопись полка. Не пьянки и гулянки, а боевую летопись. Поэтому он и оказался с начальником артиллерии на передке и потом ещё дальше. Благодаря ему сейчас в полку есть три часа документальных кадров боёв. Спасибо ему за это. Не лишне сказать, что и в 245 полку начальник клуба тоже производил съёмки боевых действий. 2 января 2000 года, когда две наших небольших колонн попала в засаду и были уничтожены под Алхан-Калой, то в бою начальник клуба и психолог полка показали себя настоящими боевыми офицерами и сумели не только выжить, но спасти солдата-водителя. Начальник физической культуры и спорта полка был офицером связи и когда на него напали и попытались захватить документы, то он в рукопашной схватке сумел выстоять против нескольких противников и сохранить документы и жизнь. А вы так с долей презрения сказали о начальнике клуба, что не хорошо на душе стало. Так же и про видео. Вы не видели видео, а судите... Как в библии говорится: Не судите, да не судимы будете.
  
   Ну и последнее - про КНП. Ладно - я дурак (как вы пытаетесь меня им выставить). В конце-концов я училище не заканчивал.... Но я тоже возьму пример с вас и сошлюсь на других. Командир 21 бригады ВВ, герой России полковник Ф..., командир 245 полка полковник Ю..., начальник артиллерии 245 полка подполковник З..., командир арт. полка, герой России полковник К..., покойный генерал Малофеев, генерал Б... и многие, и многие другие офицеры, которых я ежедневно наблюдал на этих КНП, с которыми рядом воевал - эти уважаемые люди - Что тоже дураки и смертники?
   Не много ли дураков, товарищ Кирилов? Может быть, вы сначала себя оцените? Да.., прекрасно мы все понимали и степень риска, и степень опасности, как для себя, так и для подчинённых. Я не буду отвечать за перечисленных уважаемых офицеров, а отвечу за себя. Честно отвечу. Люблю воевать, люблю при этом всё видеть своими глазами. Да, иной раз и побравировать. Да, знаю неправильно. Да, начальник артиллерии не должен ходить в атаки. Да, знаю где должен находиться КНП полка. Да и иной раз выслушивал от иных своих товарищей - Вечно ты, Боря, лезешь, куда не надо....
   А на хрена я тогда погоны офицерские ношу и звание Русского офицера? Какое я буду иметь моральное право своих подчинённых посылать куда-либо, если я сам, прикрываясь уставами, наставлениями, различными приказами, буду прятаться за их спины? А так я посылал и подчинённые шли, потому знали, что начальник артиллерии если что, сам туда уйдёт и не хуже их выполнит задачу.
  
   Отвечаю на Ваш вопрос: "Борис, а в конце здесь возникает естественный встречный вопрос: зачем вы вообще писали про ваши первоначальные утверждения, относительно кунгов и палаток, да и название вашей статьи к чему тогда такое, если кунги и палатки у вас все-таки были?"
  цитирую ваши слова - "...Но всё же, как я обычно видел в Чечне, основное место пребывания начальника артиллерии на войне - это либо тёплая командно-штабная машина, либо благоустроенный командирский кунг, или основной вариант - натопленная штабная палатка начальника артиллерии в пункте временной дислокации войск"
   Отвечаю: да чтоб после ваших слов ни у кого не создавалось мнения что мы там, в палатках тёплых, кофеёк попивая, постреливали по духам, а вечерочком ехали в ближайший госпиталь на блядки. Да..., ещё хочу добавить - если бы я был "Чмошным" офицером и начальником, преданно глядевшим в "рот" вышестоящего командования, боявшегося всего... То, конечно, не было бы тёплого кунга и мы бы все, солдаты и офицеры, маялись в холодных палатках. А так. Да пошло такое начальство "на х...". Вот и смело умыкнул заштатный автомобиль, бесстрашно изуродовал его, зато на войне было, где отдохнуть в более-менее приемлемых условиях. В статье я тоже довольно подробно описал рабочий день начальника артиллерии полка на войне.
   Не совсем красиво вы ссылаетесь на других людей, такое впечатление, что вы греетесь в лучах их славы. Например: орденоносец гвардии старший лейтенант Павел Пятаченко, командира батареи 122-мм гаубиц Д-30 Героя Российской Федерации гвардии капитана Силина, А.В спецназовец Баатр Гиндеев (ныне полковник, Герой Российской Федерации), автор книги "Тактика спецназа" автор Г.Казачков, кстати военнослужащего, прошедшего "первую чеченскую", издание "Феникс" 2006 года, г. Ростов-на-Дону, стр.110. - про них могу сказать только одно - Молодцы парни. Кто то из них заработал свои ордена и звания в боях, кто то не только воевал, но написал книгу - тоже молодец. Ну а вы то, Кирилов А? Что за вами?
   У меня тоже остаётся надежда, что когда издательство АСТ, в котором готовится к изданию моя книга "ПТБ или повесть о противотанковой батарее" на 400 страницах (Там кстати в художественно-документальной форме рассказывается о всех спорных моментах по ПТУР, о чём вы спорите со мной. Я надеюсь, когда она выйдет) вы тоже, может быть сумеете переломить гордыню, предубеждения и тоже будете цитировать и ссылаться на неё. (Шутка)
  
   И самое последнее: Ваша цитата "....Уважаемый Борис, читая Вашу биографическую боевую летопись и Ваши высокомерные высказывания в адрес других оппонентов на страницах "Солдата удачи", явственно понимаешь, что победы во всех последних конфликтах и войнах были одержаны только благодаря вашему в них прямому участию и умелому руководству вверенными вам войсками..."
  
   Даже интересно. Прочитав в книгах мою биографическую "боевую летопись", иметь высшее и академическое образование и не увидеть логической причинно-следственной связи в том, что обычный солдат. Без училища, без специальных курсов стал офицером и дошёл до подполковника. От орудийного номера до начальника артиллерии мотострелкового полка. Предложили арт. полк, но отказался. Что это человек с нормальным мужским складом характера. А вы что? Хотели прочитать, что я это всё достиг лизаньем жоп начальства, подхалимажем, угодничеством, прогибаньем спины и позвоночника в разные немыслемые стороны, в бесконечной ходьбе на полусогнутых ногах. Или же другой вариант: я, бесконечный нытик, тупой, нерешительный, которого пинают все под жопу...
   Так вы наверно, прочитав это первым бы заплевались и задали закономерный вопрос: - На хера эта Сука про всё это пишет?
   Так что мне в отличие от Вас есть что вспомнить, есть о чём рассказать и есть чем погордиться. Да, в конце-концов и ПОСПОРИТЬ. Поэтому "Чумурдоном" мне себя выставлять нечего. Я обычный средний артиллерийский офицер, я обычный Русский офицер - рабочая армейская лошадка со своими ошибками, недостатками и успехами и на которой держится вся армия.
  
   У каждого свой опыт, в том числе и боевой. Он всегда уникален и бесценен именно для того, кто его приобрёл. Несомненно, он субъективен. Но он есть и приобретён зачастую, рискуя своей шкурой. У кого-то он негативен, у кого-то в том числе и у меня положительный. И слава богу. И естественно, что не дай бог если что случится, то я буду исходить именно из этого опыта и конечно из конкретного характера боевых действий и конкретного противника. Правильный или неправильный - может показать только будущее. Не дай бог, конечно, иметь такое будущее.
   Почему я так жёстко и нелицеприятно веду спор? Ещё раз отвечу. Я прошёл через ЭТО. Через ЭТО прошли мои подчинённые. И я пишу об этом, о том что я прошёл САМ и о приобретённом на этом опыте - открыто и честно. И естественно, я имею желание (и право) услышать в ответ такой же конкретный чужой боевой опыт. На основе которого, можно было бы нормально обсуждать - что принять, что можно обсудить (принимать или не принимать)? А что можно и действительно откинуть, как вредный опыт. Но что я слышу в ответ? Образно: "Ты дурак, так никто не делает, всё неправильно, а правильно вот это....." и дальше идут ОБЩИЕ рассуждения, основанные на документах регламентирующие боевые действия (да я не против Боевых уставов, наставлений, руководств, приказов....), но ты сам приведи свой опыт. Или рассуждения, ссылаясь на конкретных военных (да я сам уважаю этих конкретных военных, фамилии которых вы приводили), а где твоё - личное мнение, основанное на твоём личном боевом опыте. Где оно? Легко критиковать причём всё, считая себя во всём охеренным специалистом. Даже спорить с вами не хочется. (Интересно если я напишу что-нибудь про балет, то наверно вы и тут блеснёте своими познаниями) Вместо того, чтобы делиться своим боевым опытом, делитесь чужим - а может быть он ошибочный, а у Бориса и Бродяги правильный? Вместо этого (чтобы рассказать о своём боевом опыте) - туманные намёки у вас, что вы там были, делали "великие" военные дела (кстати, Кириллов это вы в споре со мной сказали, что во вторую войну работали в Ханкале и готовили группы спецназа) и ссылаетесь на свою СКРОМНОСТЬ.
   Насчёт "Военной СКРОМНОСТИ" я имею тоже своё мнение (оно, правда субъективно, но оно моё и я его открыто выкладываю). Считаю, что существует несколько причин этой СКРОМНОСТИ, когда офицера просят рассказать, как он воевал, а он отнекивается: первое - он хочет поднять свой авторитет в глазах спрашивающих, показывая, что он принимал участия в делах, о которых простым смертным не положено знать. Второе - его там просто не было и он не принимал участия. Третье - ему просто нечего рассказывать, потому что сидел далеко в тылу. Четвёртое - он был простым исполнителем, причём бездумным (и с такими офицерами я встречался). Пятое - стыдно вспоминать, как он позорно воевал. Шестое - происходящее потрясло его психику и он боится даже это вспоминать, боится повторения (как правило, военные с надломленной психикой "отработанный материал", который опасно повторно использовать).
   Читая ваши ответы на мой боевой опыт, у меня создалось впечатление что мы "близнецы-братья". Где был я, там рядом были и вы. Вы видели этот схрон, (где навернули 30 боевиков) и теперь авторитетно говорите - "да у боевиков все блиндажи просторные с изгибами и четырьмя выходами.... Вы присутствовали, когда ставили установки взрывателя..... Вы сидели на всех моих КНП и теперь обсуждаете - "дурак я или смертник". Только я был не в Ханкале, а в нормальной боевой части, где все вели так. Да..., там было много бравады, было много риска..., много ответственности и не только за выполнение приказа, но и за подчинённых людей. Было, и судить нас за это просто несправедливо. Каждый из нас сам судил себя, только прятал это в глубине своей души. Я, например, после войны поехал к родителям старшего сержанта Шароборина и рассказал о последних минутах его жизни, а потом попросил прощения. Только не за то, что он погиб и не зато что я приказал идти со мной в бой, а за то, что его тело пришлось оставить и уходить одному. Родители поняли мою боль правильно. Поэтому не надо нас считать безмозглыми дураками.
   И так как мы вели себя там - ЭТО НАШ ВЫБОР. И у каждого он был свой.
   Был в Ханкале генерал-майор М....в, он отвечал и нёс ответственность в том числе и за то чтобы боевики не вырвались из блокированного Грозного. И когда наш командир полка подполковник У... доложил, что боевики всё-таки прорвались через нас он мигом прилетел со своей свитой на вертушке. Топал ногами и орал на командира полка: - Подполковник, сопляк, какой прорыв? Ты чего буровишь? Все боевики в городе....
   Но по настоянию командира всё-таки сел на БТР и поехал на место прорыва, а когда увидел поле усеянное трупами боевиков - поверил. И он сделал свой выбор. Просто вылез на бруствер, под огонь боевиков, которые остались на поле и отбивались. И никто - ни свита его, ни мы не остановили его, понимая, что он хочет умереть в бою. Ему лучше было умереть в бою (мёртвые сраму не имут), чем держать ответ за прорыв. Духи открыли по нему огонь, но не могли попасть в него, а через пару минут мы стащили его на дно окопа и никто его не осудил, а с уважением отнеслись к его офицерскому выбору.
  
  С уважением Борис.
  
  За сим заканчиваю, желаю военной удачи. Ура.
  
  
  
  
  

Оценка: 9.36*11  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2015