ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чаботько Алексей Анатольевич
Афганистан 80-81 в письмах Меньшенина Ю.М. (1-5)

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Воспоминания зампотеха отдельного батальона механизации о событиях 30-летней давности


   Афганистан 80-81 в письмах Меньшенина Ю.М. (1-5)
  
  
   В моих небольших произведениях часто упоминается мой непосредственный начальник: заместитель командира 1720 отдельного батальона механизации дорожных работ по технической части майор Меньшенин Юрий Михайлович. О нем у меня остались самые светлые воспоминания, несмотря на то, что за 1,5 года совместной службы в Афганистане под его началом имели место и конфликтные ситуации. В моей памяти он навсегда останется офицером с большой буквы, специалистом высочайшей квалификации и эрудиции, начальником - интеллигентом никогда не повышающим голоса на своих подчиненных, но умеющим добиться выполнения поставленной им задачи. Будучи направленным из-за речки в командировку в Ленинград мне довелось побывать в гостях и у его семьи.
  
   После Афганистана мы дважды с ним встречались в Москве и Львове.
   Во Львове на сборах главных механиков строительных округов и флотов, начальников УНР механизации и баз автотранспорта и механизации, собранных со всего Союза, Юрий Михайлович выступил с лекцией, которая произвела оглушительный эффект на слушателей.
  
   Суть лекции заключалась в том, что в гидросистемах строительных машин должны использоваться исключительно чистые рабочие жидкости (РЖГ), предотвращающие (снижающие) износ сопряженных пар деталей гидроагрегатов. Для этого при проведении технического обслуживания (ТО) должно использоваться специальное маслоочистительное и заправочное оборудование, а также лаборатории экспресс анализа. Даже РЖГ поступающие с нефтеперерабатывающих предприятий подлежат очистке, т.к. содержание механических примесей и других загрязнений в них превышает допустимые пределы.
  
   На основании научных изысканий Меньшенина Ю.М. службой главного механика военно-строительного комплекса были разработаны рекомендации по внедрению в специализированных управлениях механизации стационарных и передвижных постов ТО и ремонта машин с гидроприводом, что позволило в дальнейшем сэкономить сотни миллионов рублей, направляемых на ремонт данной техники. Это показательный пример единства науки и практики в решении сложных технических проблем.
  
   Более чем через 20 лет после последней нашей встречи мне удалось в интернете разыскать следы Юрия Михайловича в Пожарно-спасательном колледже - "Санкт-Петербургский центр подготовки спасателей".
  
   Написал письмо директору колледжа следующего содержания:
  
   "Здравствуйте, уважаемый Юрий Александрович! Я разыскиваю своего бывшего начальника и сослуживца Меньшенина Юрия Михайловича. Он преподавал в ВИТУ, к.т.н.. Мне в интернете попалось на глаза расписание занятий с группой N 6 Вашего колледжа, где Меньшенин Ю.М. проводит занятия по курсу Пожарная безопасность объектов и населенных пунктов. Прошу убедительно сообщить мне его контактные данные.
   С уважением, полковник в отставке Чаботько Алексей Анатольевич".
  
   Через неделю в моем мобильном раздался такой знакомый мне и почти не изменившийся голос Юрия Михайловича. Завязалась между нами электронная переписка. Письма Меньшенина Ю.М. ко мне привожу без правки. Думаю, что они представляют определенный интерес для читателя.
  
  
  
   Письмо 1
  
  
   После нашей последней встречи в Москве прошло больше 20 лет. За это время я уволился, работал в небольших строительных "кллективах", в конце прошлого года решил вернуться в преподаватели и выбрал этот колледж. Открыли они новую специализацию - обслуживание и ремонт техники. Пока готовлю методическую литературу и провожу другую подготовительную работу, а "между делом" пару дней в неделю веду занятия по другой дисциплине.
  
   Дети взрослые, подарили нам по одной внучке (надеюсь пока по одной), живут самостоятельно.
  
   Из наших общих знакомых еще в ЛВВИСУ виделся с заочниками Дыниным и Ореховым, потом объявились Василенко, Попович, Якубенко; только с последним сохранились контакты. Знаю о трагической гибели В. Губарева, но ничего не слышал о Юре Жовталюке.
  
   В бизнес ходить не пытался - не по мне, но на текущие проблемы меня хватило. Вот, собственно, и все. Жена передает привет; вспомнили с ней и Васильевку и многое другое. Так что твоя весточка оказалась такой ностальгической, что ли. Поделись своими успехами, в которых я не сомневаюсь. Всего доброго Ю. Меньшенин.
  
  
  
   Письмо 2
  
   В день очередной годовщины вывода наших войск из Афганистана вновь возвращаюсь к событиям тех дней. Конечно, вспоминаю "наши" истории, а сейчас конкретно об одной колонне под командой Юры Жовталюка.
  
   Возвращаясь из Союза с очередной партией строительных грузов и техники, они уже в начавшихся сумерках прошли поворот на Баграм и явно не успевали до темноты дойти до Кабула. Но, все мы знаем, как хочется поскорей добраться до "дома", то есть до своих, до части. И кто из нас не попадал в похожую ситуацию, уповая на везение или на всем известное "Бог не выдаст, свинья не съест"?
  
   Полчаса-час и Кабул! В крайнем случае дотянем до ближайшего к Кабулу опорного пункта. Если дальше не пропустят, там и заночуем! Не дотянули.    
  
   Из Юриного рассказа:  "...идем на габаритах, малой скоростью. Я впереди на КрАЗе с трейлером. Прилегающая "зеленка" слилась с землей, но в небе еще есть слабые отблески света и дорога видна. Начинается длинный поворот и примерно посередине его дуги справа ударила очередь.
  
   Влипли! Но останавливаться нельзя, пока еще с одной точки бьют, надо уходить! Водила давит педаль, но с прицепом быстро не убежишь.
  
   Как там сзади? Секунды - вечность, а ствол "работает" уже не один! Но и мы не ждём, вроде УХОДИМ!
  
   Но тут опять справа по нам стрельба и почти сразу ощущаю - попали! Мотор, как споткнулся и это уже страшно. Неужели не уйдём?
  
   И тут же, волосы дыбом, впереди в нашу сторону вспыхивают фары! Значит, действительно влипли, как зайчиков перестреляют сейчас!
  
   Но что это, от фар трассеры не по нам, а по огневой точке справа. Узнаю силуэт БТРа, слава Богу - СВОИ!!!
  
   А БТР уже на ходу "загасил" ближнюю огневую точку, и не переставая вести огонь, летит нам навстречу, ПОВОРАЧИВАЯ башню на нас!
  
   В голове - не видит и через 2-3 секунды от нас точно останутся воспоминания. Голова работает, а тело как парализовало - ВСЁ понимаю, а сделать ничего не могу!
  
   Рассказываю долго, а эти секунды для нас - вся оставшаяся жизнь. И как в сказке - ствол КПВТ запнулся и заработал снова, когда БТР уже пролетал мимо, гася ожившую уже слева от нас огневую точку".
  
  
   А теперь, примерно в то же время, вот как выглядят эти события для общевойскового старлея, командира подразделения на опорном пункте.
   Извини, друг, не помню твою фамилию, но твой ПОСТУПОК буду помнить всегда!
  
   ...Итак, вечереет, пешие и механизированные посты к обозначенному времени стягиваются на ночной отдых. С наступлением темноты движение по трассе запрещено и нахождение постов тоже. Опасно!
  
   Но старлей не первый день воюет и иногда позволяет себе нарушить приказ - выходит в темноте на трассу на "свободную охоту". Раз-другой это позволило предупредить закладку фугасов на обочине. Как-то потрепали группу "духов", внахалку двигавшихся "на колесах" по вверенному ему участку трассы. Да были и ещё эпизоды.
  
   Что-то и сегодня беспокоит, надо посмотреть. Старший лейтенант оставляет за себя старшего на посту и с проверенным механиком-водителем выруливает на трассу и "на подводном выхлопе", без света крадется по дороге. Через некоторое время слышит, а потом и видит - началась стрельба.
  
   Ну, тут всё ясно, вперед, на помощь! Кто-то из наших попал в переделку!
  
   Первыми же очередями БТР загасил ближнюю огневую точку, перенес огонь на вторую, а тут ожила ещё одна, по ту сторону дороги. На кого же гады так накинулись?
  
   Старлей разворачивает башню и толкает ногой замешкавшегося водилу - газу! При этом рефлекторно отпускает электроспуск, а когда снова начинает стрелять, замечает силуэты машин без огней.
  
   Ну, а потом просто - сопроводил колонну до опорного пункта, доложил по команде и отдыхать! Теперь можно. До утра наверняка будет всё спокойно.
  
   Вот так, это - НАШИ ребята! Как я прожил эти часы - в следующий раз. Ю.М.
  
  
  
  
   Письмо 3
  
   Хочу продолжить о том, что помню в связи с эпизодом обстрела колонны Ю.Жовталюка.
  
   До нас сообщение о нападении на колонну дошло ближе к ночи через цепочку разного рода дежурных, искаженное плохой связью и недобросовестностью принимающих - передающих. После нескольких неудачных попыток узнать истинную ситуацию я рванул на пункт связи 108мсд (в то время мы базировались совсем рядом) и через их радио дежурный вышел на опорный пункт. Там подтвердили факт нападения,
   назвали Юру и, главное, что потерь среди личного состава нет. Когда я спросил, далеко ли до них, дежурный понял и предупредил, что дальше границы города меня не выпустят свои же и лучше ждать утра.
  
   Не знаю почему, но я так себя "завел", что о сне не было и мыслей. Дал команду заготовить сухой паёк и чай для авральной группы и с первыми лучами - по коням! Пошли с тягачём, МТО Н.Попова и парой запасных водил. Как не спешили, но на трассе мы были не самыми первыми
  
   И вот она - наша небольшая колонна. Все машины у опорного пункта, а поврежденный КрАЗ с трейлером от места нападения ушёл недалеко. Внешних повреждений немного. Прошу "крутануть" двигатель стартером и почти сразу машу - глуши! Стук очевиден, хорошо, если только вкладыши и вал! Осматриваем блок - нет повреждений! Крылья, капот - не в счет!
  
   Лезем под машину, где явно видны на грунте "пунктиры" маслопотерь по ходу автомобиля. Теперь ясно, пробит картер. Но пулевое отверстие очень высоко и в картере точно больше половины положенного количества масла. Ладно, разберёмся дома.
  
   Оставляю Колю Попова "рулить" по замене тягача, ищу старлея. У парня уже вовсю раскручивается очередной многохлопотный день и мы едва находим пяток минут поговорить "за жизнь", договорившись о следующем рандеву.
  
   Оставив для его "орлов" нехитрые традиционные, но всегда принимаемые на ура, сигареты, консервы, хлеб, выстраиваю колонну и идём домой.
  
   До вечера этого же дня мы знали, что пуля (одна, но каков случай!), пробив картер, попадает точно (!) в центр маслоприёмника, пробивает его и оставляет свой стальной сердечник внутри; из-за своих размеров он не был втянут в масляный канал. Но томпак, наружная оболочка из омеднённого сплава, рассыпался и немедленно был втянут потоком масла к подшипникам коленчатого вала. Первый же канал и пара следующих в меньшей степени оказались забиты, и работая всухую - расплавились, задирая шейки коленвала. Хорошо, что не успел пострадать блок двигателя. Но если бы это было нужно для сохранения жизни ребят - железо не в счёт!
  
   И ещё об этом "странном" попадании; мы долго не могли понять траекторию пули. На её пути однозначно стояла резина колеса.
   После многократных экспериментов консилиум технарей определил, что такая траектория возможна только при попадании пули между гребнями протектора (высота почти 3 см) и небольшому рикошету от них. Вот такие "чудеса в решете" явил нам Господин Случай на этот раз и мы, в общем, за это ему благодарны.
  
   А со старлеем мы ещё встретились и если будет время, расскажу о наиболее поразившем меня эпизоде в его непростых боевых буднях. Прости, парень, ещё раз, что не запомнил твою фамилию и дай Бог, чтобы у тебя всё было хорошо! Ю.М.
  
  
   Письмо 4
  
   Приветствую, Алексей  Анатольевич!  Решил-таки написать об эпизоде из боевых будней старлея - " ангела-хранителя" колонны Ю.Жовталюка.
  
   Неудобно обращаться к нему обезличенно; назову его, скажем, Сергеем. Я не забыл об уговоре, встретились мы снова на "его" территории и я лишний раз убедился, насколько беспокойна и хлопотна его служба на трассе.
  
   Постоянная информация отвлекала меня на необходимость отреагировать и я даже решил закончить свои дела у саперов при повороте на Баграм, но твердо определился хоть к вечеру, но "посидеть" со старлеем в относительно спокойной обстановке.
  
   В итоге так и вышло. Заруливаем на обратном пути на блок и получаем информацию, что Сергей движется со стороны Кабула к нам. Встретились, "посидели", поговорили и услышал я от него вот какую историю:
  
   "...очередное патрулирование трассы, кишлаков на ней. Пыль, зной, изредка арык, где можно сполоснуть лицо и шею. Броня обжигает даже сквозь обмундирование. Всё как обычно. Очередной кишлак с непременным базарчиком, довольно много афганцев что-то оживленно обсуждают перед лавчонкой. Сейчас разберемся, что за "базар".
  
   Только вначале смахнём пот с лица, здесь совсем рядом относительно чистый арычок, почти в 10-15 метрах от базарной площади.
  
   Не знал Сергей, что не зря колготятся афганцы. Расслабился - ведь всё как всегда! А пока они втроём по очереди наслаждались тёплой мутноватой водой, посланец "духов" в толпе призывал к расправе над "неверными". И заявил, что лично покажет, как это надо делать.
  
   Умытый Сергей с напарником уже пошли к толпе, а третий заканчивал плескать на лицо и шею такую желанную в афганский зной воду.
  
   Разминувшись с духом, не почувствовал Сергей опасности, а вражина уже, выхватывая из-под халата топор, оказался за спиной того, третьего, только начавшего распрямляться солдата.
  
   Страховавший спину командира солдат инстинктивно оглянулся на разминувшегося с ними афганца и за следующие доли секунды успел лишь дико вскрикнуть, увидев взметнувшийся над головой товарища топор...
  
   Этих долей хватило лишь на то, чтобы тот - свой, рефлекторно отстраняясь и поворачиваясь на крик, этим движением не позволил лезвию достать затылок. Страшный удар пришелся на правую часть головы и оказался частично скользящим...
  
   Оцепенение и ужас Сергея с напарником позволили нападавшему броситься в толпу и попытаться проскочить мимо застывших в шоке единоверцев к глинобитным строениям и дувалу. Всё это произошло так быстро, что Сергей, бросившись к раненому, с тоской понимал - уйдёт ГАД, не успеют ребята!
  
   Но боевой опыт страховки товарищей сработал, в "бронике" всегда следят за ситуацией со "спешившимися"! И сразу же после крика стрелок начал поворачивать башню за беглецом, сопровождая его в пулеметном прицеле. И как только тот отделился от толпы, ударила очередь...
       
   На время рассказа раненый был уже в Ташкентском госпитале, рана тяжелая и никаких прогнозов. Конечно, все мы хотели желать парню выздоровления, но продолжения я не знаю.
  
   Через некоторое время на блоке был уже другой "хозяин", и где и как продолжил службу "Сергей", мне знать было уже не дано.
  
   Много чего происходило с нами там незапланированного: Афган переваривал всякого по-своему.
  
   Моя память хоть и пострадала там несколько, но сохранила множество различных эпизодов. И ты, Алексей, первый, кому я некоторые из них рассказываю.
  
   Если не надоел, буду иногда этим делиться. Захочешь добавить в общую Книгу памяти - делай. Мою личность упоминать при этом не обязательно, ведь я просто свидетель происходившего и нас там было тьма, ты знаешь.   До свидания и с наступающим праздником для настоящих мужчин!      
   С уважением, Ю.М.
  
  
   Письмо 5
  
   Алексей Анатольевич, более-менее пригодных фотографий набралось немного. Это и знакомые Вам лица, и не очень.
  
   Те, что не "очень" зафиксированы в Самарканде, куда меня командировали для подготовки новобранцев перед отправкой " за речку" Запрещено ведь было отправлять тех, кто не служил, вот и решили (в ТуркВО, думаю), как "выйти из положения".
  
   Короче, получил приказ возглавить учебное подразделение с местом временной дислокации в Самарканде, на территории одного военно-строительного отряда. Добавили в штат несколько офицеров и прапорщиков из нашей же бригады (по принципу - с бору по сосенке), которые в общем-то со своими обязанностями справились нормально.
  
   Организовали не только курс молодого бойца, но и минимально возможное по срокам обучение на Самаркандских автобазах по вождению и обслуживанию автомобилей.
  
   На фотографиях - экскурсия по городу и день принятия присяги.
  
   Покрутиться пришлось прилично, ведь кроме размещения всё остальное на нас. После окончания обучения ребят самолётом ИЛ-76 отправили с офицерами и прапорщиками в Баграм, а я получил 3 дня на отдых и отправку жены (прилетела на 10 дней к концу командировки).
  
   Уже в Ташкенте офицер отдела боевой подготовки "поздравил" меня, сообщив по секрету, что меня хотят оставить у них и не понимал, почему я не оценил оказанную "честь". И только когда я взмолился (Чего плохого я сделал?) понял, что не шучу. Говорит, придёт приказ - поедешь!
  
   Пришлось просить аудиенцию у его непосредственного начальника (полковника Ершова, кажется) и объяснять, просить... Тот понял, однако, нормально и сделал по-моему, хотя и признался, что это его "работа" по результатам моей "деятельности" в Самарканде.
  
   Вот уж где я убедился, насколько бывает верна поговорка насчёт благих намерений...
  
   Однако, заболтался я, надо отправлять внучку домой к родителям. Вот сейчас загрузим фотографии для дяди Лёши и поедем!
   Доброго вечера! Ю.М. и Ася.
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012