ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чеботарёв Сергей Иванович
"ладно ль за морем иль худо?"

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 3.84*9  Ваша оценка:

   "Ладно ль за морем иль худо?"
  
  1
  
   Опять какое-то не совсем понятное название! Хотя, последующее повествование, я думаю, откроет, в чём секрет. Так что, приятного (или не совсем) вам чтения.
  
   До недавнего времени у меня, как-то, не возникало острой потребности высказаться конкретно по такому серьёзному вопросу, такой печальной проблеме, как нахождение наших советских солдат, воевавших в Афганистане, в плену у местных моджахедов. Вовсе не по той причине, что их судьба меня совершенно не интересовала. Скорее, наоборот. Волновала. С душевной болью читал на НАШЕМ сайте повествования и размышления по данной проблеме. Да и в средствах массовой информации довольно часто в более ранние периоды времени встречались статьи, касаемые данной темы. Советский, а потом и российский кинематограф неоднократно освещал, пусть и в полу документальном, полу художественном контексте, судьбы наших ребят, попавших в плен к душманам. Печально. Сильно переживаемо. Даже, порой, слишком страшно. Однако, в то же время, когда дело не касается непосредственно тебя или твоих близких родственников, друзей, да, даже просто знакомых, оно как-то особенно сильно волнует и "бьёт по психике" только в первый момент. А потом, впечатления сглаживаются, вытесняются своими личными воспоминаниями и ощущениями. Ощущениями и реальными случаями, которые, порой, не стоили даже десятой доли тех трудностей, которые испытали те, кто реально попал в далёкие восьмидесятые годы прошлого столетия в плен к афганским басмачам. Это, наверное, вполне объяснимо. Своё - есть своё. Чего не испытал на "своей шкуре", невозможно в полной мере понять и осознать. Можно всё мысленно ощутить, пережить виртуально вместе с непосредственными участниками тех событий. Провести в бессоннице и внутренних мыслях об услышанном, пару ночей. Но потом, яркость услышанного постепенно "тускнеет", отходит в глубину твоей памяти, а то и вообще забывается. В зависимость от силы первоначального эмоционального стресса. Если бы человеческая природа была построена на том, чтобы всё постоянно помнить и постоянно переживать, нервов и здоровья надолго не хватило бы. И ходили бы по планете или более-менее нормальные представители молодёжи, или - полупомешанные полудурки. Благо, этого нет. Но это, всем известные, "прописные" истины, совершенно не отображающие того, почему мне ранее не пришлось обращаться к вашему вниманию по существу проблемы советских военнослужащих, не вернувшихся из Афганистана вместе со всеми. Не пересекшими приграничную реку Аму-Дарья даже после 15 февраля 1989 года. Ведь не секрет, что преобладающее большинство реально погибших там, "вернулись" когда-то в родную землю. А вот, "пропавшие без вести" - нет.
  
   Всё дело в том, что непосредственно со случаями пленения шурави в Афганистане мне лично встречаться не приходилось. Да. Слышал, что во времена моего нахождения на территории этого государства, в 1981 - 1983 годах, у "духов" бытовала "практика" всеми возможными способами захватывать наших военнослужащих в плен. Как известно, "денежный вопрос" имел решающее значение для большей части, если даже не для всех поголовно моджахедов в Афгане. Даже самые рьяные поборники "священной войны против неверных", были заинтересованы в том, что бы урвать у западных "спонсоров" как можно больше "халявных" деньжат. Оружие, боеприпасы, амуниция, продовольствие для их реальной деятельности против шурави, стоили немалые деньги. Бесплатно ничего не давалось. "Бесплатный только сыр в мышеловках". Для остальных же афганских басмачей, вопрос личного обогащения имел первостепенное значение в их борьбе против нас. А, так как любой урон, любые потери нанесённые "духами" советским и правительственным войскам в Афганистане, были внесены в чёткий ценовой перечень, то, пленение советских солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров в данном "наградном каталоге" было далеко не на последнем месте. Если учесть ещё и тот фактор, что, зачастую, чисто теоретически, имелась возможность захватить шурави в плен без каких-то особых затрат со стороны правоверных (не нужно мин, зенитных комплексов, гранат к РПГ), то и вообще это могло превратиться в довольно доходный бизнес. Но, только чисто теоретически. На практике довольно часто оказывалось, что пленение советского военнослужащего срочной службы, а, тем более, кадрового военного - дело не только трудной и опасное, но, порой - просто невозможное. Примеров вполне достаточно, когда, вроде бы в совершенно безвыходном положении, наш солдат, вместо того, что бы сдаться на милость преобладающей силы, вступал в неравный бой и, погибая сам, "захватывал вместе с собой на небеса", пару-тройку правоверных "борцов против неверных поработителей".
  
   Вариантов для того, что бы советским военнослужащим оказаться в плену у душман, на мой взгляд, было не так уж много. Коротенько выскажу свои соображения. Допускаю, что владею обстановкой не в полном объёме, поэтому, готов к критическим высказываниям и деловым исправлениям с дополнениями. И, всё же, выскажусь так, как думаю. А вдруг, не всё у меня в моих суждениях может относиться к категории "не верно".
  
   Наиболее вероятно было оказаться в плену, пожалуй, в процессе ведения боя. Известны много случаев, когда советские подразделения, ведя бой со значительно преобладающими силами басмачей, оказывались в полном окружении. Частично уничтожались, частично - рассеивались по окрестностям. Случалось, что кто-то попадал в плен к врагам.
  
   Такое, например, случилось 2 августа 1980 года в ходе боевой операции по нейтрализации отрядов вооруженных формирований "духов" в районе Машхадского ущелья, проводимой силами 783-ого отдельного разведывательного батальона 201-й мотострелковой дивизии. В том бою батальон попал в полное окружение душман, которые, пользуясь превосходством занимаемых высот и значительным численным перевесом, несколько часов практически расстреливали в упор наших военнослужащих, находившихся в данном ущелье. В этом бою 783-й отдельный разведывательный батальон потерял 48 человек погибшими и 47 ранеными. Причём, все эти раненые реально спаслись от смерти и возможного пленения, только по той причине, что их "духи" просто не смогли найти на поле боя, когда им удалось спуститься в само ущелье. Всех тех, кого они обнаружили в ущелье, спустившись с гор - душманы добили на месте. Сопротивляться там к указанному времени уже было некому.
  
   Подобный же случай произошел практически на моих глазах и в непосредственной близ ости, во время ночного боя 31 августа 1981 года в районе Мармольского ущелья, когда была полностью разгромлена группа горнострелковой роты рейдового батальона 149-го мотострелкового полка 201-й мотострелковой дивизии. Окружения в этом случае практически не было. Однако, ночь, кромешная темень, полнейшее не знание местности, куда эта группа одновременно с нашим горнострелковым батальоном была десантирована вертолётами накануне поздно вечером, сыграли ту же роль, что и полное окружение. В том бою в этой роте 7 человек погибли, 12 ранено, остальные - более полусотни - были рассеяны по горам. Опять же, душманы ворвались в боевые порядки роты и всех, оставшихся в живых добили. Возможно, что в этот, ещё только начальный период времени войны, "духам" пленные были пока что не нужны. За "головы" пленённых шурави, видимо, деньги им пока ещё не платили. Хотя, что гадать "на кофейной гуще"? В любо случае, пропавших без вести в этих двух эпизодах просто не было.
  
   Можно было бы приводить ещё и ещё примеры из истории ведения боевых действий подразделения 66 отдельной мотострелковой бригады, 103 воздушно-десантной дивизии, отдельных отрядов специального назначения. А, к чему? Их многие прекрасно знают. Именно во время боёв, получив ранения, которые не давали возможность самостоятельно уйти от пленения, контузию, которая временно лишала сознания, наши военнослужащие имели большой шанс оказаться в плену у "правоверных".
  
   Очередная возможность пленения часто заключалась в хронической беспечности всех категорий военнослужащих из состава Ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Заснул на посту при охране гарнизона и проснулся уже без оружия и в окружении хохочущих басмачей. Конечно. Ещё неизвестно, что лучше. Оказаться в плену или быть зарезанным на том месте, где тебя подстерегли душманы. Порой, смерть могла быть более лёгким избавлением от всех страданий, которые выпадали на долю плененного "духами". Да и плен отнюдь не гарантировал возможность последующей длительной жизни. Существовала вероятность попасть "под плохое настроение" своих новых "хозяев", и быть зарезанным, как баран перед застольем.
  
   Нередко также случалось, что, покинув расположение своих воинских частей "по личной надобности", военнослужащие срочной службы "нарывались" где-нибудь на группу душман и, опять же, оказывались в плену. Да и "походы" в духаны за покупками в одиночку или даже мелкими группами, могли привести всё к той же неволе. В общем, вариантов беспечности существовало очень даже много, включая и случаи нападения моджахедов не отдельные советские автомобили. Существовали ведь для советских войск в Афганистане правила, запрещающие передвижения по дорогам одиночных советских военных машин? Да что машин. Даже бронеобъекты обязаны были выходить с территории гарнизонов не меньше, чем парами. И, в то же время, данные правила нарушались всеми и повсеместно. Не стану отрицать. И мне частенько приходилось и в дневное, и в ночное время ездить на одиночной "легкобронированной" машине ГАЗ-66 по афганским дорогам. Русский "авось". Да ещё и молодость, уверенность в своём везении. Мне данные эксперименты "сошли с рук". А кому-то - нет.
  
   В памяти по данному поводу "всплыла" одна легенда-быль, которую довелось услышать там, в Афганистане, в далёком, не то 1981, или 1982 году. Не стану ручаться за её достоверность, но голос разума, и уже сегодняшний опыт подсказывает, что подобное, неоспоримо, могло быть. Без особого фантазирования постараюсь передать её содержание. Хотя, правила народного творчества допускают некоторые вольности рассказчика при изложении былей, сказок и легенд. На то он и рассказчик. Это в печатный текст довольно трудно внести какие-то изменения или дополнения. Что читаешь глазами, то и воспринимаешь головой. Однако, всё-таки, попытаюсь пересказать без особых вымыслов.
  
   В какоё-то отдельный промежуток периода времени, во всяком случае, в пределах с 25 декабря 1979 по декабрь 1982 года, в северных районах Афганистана одной из банд афганских басмачей удалось захватить в плен советского солдата. По национальности - чеченца. Как его захватили в плен - не суть важно. То ли он "клювом щёлкнул" на посту, то ли ещё как-то по-иному. "Духи" в банде приняли решение переправить пленного шурави в Пакистан. Один Аллах знает, для какой цели. Решили и решили. Выделили человек пять вооружённых сопровождающих, спеленали ручёнки этого шурави верёвками, и повели пешим порядком через горы и долины. Учитывая, что путь был далеко не близкий, суточные переходы совершали без особого фанатизма. Размеренно, не торопясь, с частыми привалами и дневным отдыхом в своих явочных кишлаках у проверенных людей. Советский солдатик, на счастье конвоиров, оказался молчаливым, угрюмым, поджарым и очень выносливым. Вдобавок к этому, ни бельмеса не понимающий по фарси. Спокойствие и уравновешенность пленника, естественно, дало повод "духовским" конвоирам поизголяться над ним "по полной программе". Тырчки, издевательства, унижения входили в ежедневный ритуал более сильной стороны, каковой, вполне естественно, являлись "духи". Что бы насладиться своим превосходством в полной мере, всю самую тяжёлую поклажу, за исключением оружия, взвалили на этого чеченца. "Ничего, выдержит, собака неверная!" Хотя, какой он "неверный", если истинный мусульманин. Впрочем, никто пленного о его вероисповедании и не спрашивал. Раз советский, значит - неверный. Все они одним миром мазаны. В общем, переход к границе с сопредельным государством Пакистан занял довольно приличное время. Когда же до окончания данной миссии осталось совсем чуть-чуть, конвоиры расслабились, потеряли бдительность, и, тем самым совершили для себя непоправимую ошибку. В одну из днёвок, убедившись в том, что его мучители заснули крепким сном, не выставив около него охраны, чеченец смог как-то освободиться от своих пут, завладел ножом, перерезал этих беспечных конвойных, а заодно и хозяина "явочной квартиры", и отправился в обратный путь. Что побудило его возвращаться по тому же маршруту, по которому его вели ещё совсем недавно? Кроме его самого на этот вопрос, наверное, ответить не смог бы никто. Может быть месть? А, может быть, обычное полнейшее незнание окружающей местности? В незнакомых горах и с помощью карты не всегда сможешь сориентироваться. А тут, когда нет ничего... Во всяком случае, пошёл он уже запомнившейся дорогой назад. Не предприняв даже попытки найти любой советский гарнизон и выйти к своим войскам. Что интересно и даже поучительно. Не предполагая даже о таком "раскладе карт", душманы невольно выдали этому шурави всю систему своих явок. Вот по этим самым явкам и отправился чеченец. По пути, оставляя следы чужой крови и безжизненные тела всех этих хозяев "явочных квартир". К тому моменту, когда бывший пленник вышел к расположению своей родной части, явочная сеть "духов" в данном направлении полностью прекратила своё существование. Вполне естественно, что когда в часть явился военнослужащий, отсутствовавший очень длительное время, им занялись представители Особого отдела. Они были крайне разочарованы тем, что этот парнишка "оборвал ниточку", ведущую к местной банде, в которой он "имел честь находиться в гостях". Однако, теперь уж дело поправить было невозможно. Интереснее всего, что весь рассказ чеченца представителям Особого отдела, полностью подтвердился всеми имеющимися агентурными сведениями. Никакой выдумки в его чистосердечном признании не было. Что было с ним потом, сказать не могу. Может быть - наградили. Может быть - простили. Гадать не хочется. Хотя, на мой взгляд, совершил он настоящий подвиг.
  
   Самым же, пожалуй, прискорбным в проблеме "без вести пропавших" советских военнослужащих, на мой взгляд, была добровольная сдача в плен. Даже не просто сдача в плен, а целенаправленный переход на сторону врага. К величайшему сожалению, было и такое. Причём, заранее можно было спрогнозировать, что предстояло в дальнейшем делать такому перебежчику в банде. Опять же. Один такой случай на моей практике и в "архиве памяти" есть. Он произошёл где-то в конце 1982 года в гаубичном артиллерийском дивизионе 122 мотострелкового полка. Гарнизон, на котором, вместе со штабом дивизиона находилась одна его гаубичная артиллерийская батарея, располагался недалеко от города Айбак провинции Саманган. Вот именно оттуда и ушёл один сержант срочной службы. Славянин. Ушёл не куда-нибудь, а в местную банду. С оружием и боеприпасами. Добровольно. Конечно, можно было бы попытаться его оправдать тем, что к этому его принудили "неуставные взаимоотношения, бытовавшие на гарнизоне". Можно было бы. Если бы этот сержант не был из числа старослужащих и довольно нехилого телосложения. В общем, речь не о том. Через какой-то промежуток времени он, этот бывший сержант Советской Армии, возглавил одну из местных банд, руководя действиями "духов" против своих же бывших товарищей. Естественно, что за ним, этим дезертиром, органами Комитета государственной безопасности СССР была устроена настоящая "охота", с целью его захвата или полного уничтожения. Не стану врать, так как результаты данных действий мне доподлинно не известны. Зато знаю со сто процентной достоверностью. За переход этого сержанта на сторону душман, командир дивизиона, его начальник штаба и командир артиллерийской батареи, были сняты с должностей и переведены в другие места службы с понижением. В последующем, бывший начальник штаба этого дивизиона, майор, был у меня командиром миномётной батареи. В целом, как общий итог. Не стоит скрывать и "бороться за честь мундира". Немало было случаев добровольного перехода советских военнослужащих на сторону врага. Каждый из них имел свою "аргументацию". Однако, чем же можно аргументировать последующую вооружённую борьбу против своих же товарищей? Лютой ненавистью к существующей советской власти, которая когда-то обидела тебя или твоих родственников? Власть останется властью. Однако, в чём виноваты солдаты Советской Армии? Такие же, как и ты сам. В том, что они поклялись на верности Родине и выполняли данную Присягу до конца? Моему здравому смыслу сие не понятно.
  
   Во время моего нахождения в Афганистане лично для меня, самым страшным была возможность оказаться в плену у моджахедов. Я не мог себе представить, как бы это пережил. Понятное дело, что на ужас возможности оказаться в плену наложила отпечаток наша советская идеология, которая учила всех граждан СССР на примерах тех, кому довелось пройти все тяготы нахождения в концентрационных лагерях во время Великой Отечественной войны. Страшнее было, наверное, не то время, которое нашим военнопленным довелось пребывать в плену, а то, как потом Родина "встретила своих сыновей". Хотя, это так, походя. Я не боялся последствий возможного пленения, которые сулило мне возвращение на Родину. Подумаешь! Ну, уволят из рядов Советской Армии. Живут же люди на гражданке? Я панически боялся самого факта оказаться в руках "духов". Знал, что издевательств, и унижение не перенесу. Рано или поздно брошусь с голыми руками на обидчиков и схлопочу от них пулю. Вот поэтому на этот случай в моём подсумке для автоматных магазинов, вместо маслёнки постоянно находилась граната Ф-1. Вынуть гранату из кармашка было делом довольно затруднительным. Она туда запихивалась с большими усилиями. А вот для того, что бы привести запал в действие, достаточно было выдернуть кольцо. Спусковой рычаг находился вне самого кармана. Ничто после выдёргивания чеки больше не сдерживало разрушительной силы этого мощнейшего боеприпаса. Все два года эта граната предназначалась только для одного - сработать в тот экстренный момент, когда вероятность пленения станет максимальной. И, поверьте, я бы выдернул кольцо, но в плену не оказался. Это не бравада. Просто настолько сам себе вбил в мозг мысль о подрыве себя в случае тупиковой ситуации, что даже если бы чувство самосохранения попыталось бы бороться с велением мозга, оно бы не пересилило. За двадцать минут до пересечения мною границы, в тот день, когда я окончательно уже возвращался к мирной жизни, эта самая граната, наконец-то "сработала". Уже не в качестве той "лозейки", для которой она предназначалась все два года, а просто по той причине, что стала в дальнейшем не нужна. "Проводив" меня почти до самой граница возле Хайратона, она "не пожелала" просто так со мной расставаться, и я, наконец-то, привёл в действие запал, зашвырнув гранату за ближайший бархан. Мальчишество? Допускаю. А, может быть восторг, перемешавшийся с долей сентиментальности?
  
   На настоящий период времени нет достоверных сведений, сколько бывших военнослужащих из состава Ограниченного контингента советских войск в Афганистане, побывавших в плену у "духов" остались живыми. У всех у них, к сожалению, имеется одно общее название - "Без вести пропавшие". Кто-то погиб в плену, до конца оставшись настоящим солдатом. Кто-то не выдержал издевательств, принял Ислам и пошёл на службу врагу. Одни остались до настоящего времени на территории Афганистана, обзавелись семьями, забыли свою историческую родину. Другие предприняли попытки легализироваться в странах Европы или Соединённых Штатах Америки. Что им пришлось испытать там, в государстве, жившем ещё по сути дела в рамках четырнадцатого века? Да и каким-то образом покинув пределы Афганистана, отправившись в более цивилизованные государства Европы или в Америку, им также приходилось испытывать огромные трудности. В общем, я им, почему-то, совершенно не завидую. Ох, и тяжёлый это вид спорта - БОРЬБА ЗА ЖИЗНЬ.
  
  2
  
   А теперь я постараюсь обрисовать ту действительную, пусть и косвенную причину, которая заставила меня обратиться к данной проблеме "пропавших без вести" советских военнослужащих. Или, если быть более правдивым, подтолкнула к написанию этого рассказа. Это для нас они останутся именно таковыми. Не знаем мы о них ничего. Нет о них никаких вестей. Вот и пропавшие! А многие из них, вполне возможно, спокойно живут, просто не подавая о себе этих самых вестей.
  
   Теперь о том "поводе", который стал тем самым толчком. Всё дело в том, что совсем недавно, в апреле 2012 года, состоялась очередная встреча одноклассников именно того самого десятого "Б" класса, в котором ваш покорный слуга оканчивал местную среднюю школу. В принципе, ничего необычного в данной встрече не было. Были они неоднократно и раньше. Будут и в последующем. Встреча прошла легко, весело, с прекрасным душевным подъёмом и фонтанными всплесками "выброса адреналина" в кровь. Вполне естественно для родины "Хлебного вина", всё это происходило за столом, накрытым "скатертью-самобранкой". Как всегда, было что вспомнить, чем поделиться, о чём рассказать своим товарищам. В принципе, застолье данное планировалось всего на короткий промежуток времени - на пару-тройку часов. Однако, никто и заметить не успел, как пролетели шесть часов в постоянном общении, и за окнами кафе постепенно начала замирать городская вечерняя жизнь. Интуитивно все участники встречи почувствовали, что приближается время расставания. Что поделать? Всё, что когда-то начинается, имеет свойство и заканчиваться. Безгранична только Вселенная. Да и то, меня лично берёт сомнение, что кто-то может себе реально представить эту безграничность.
  
   Знаете, что, на мой взгляд, можно с полным основанием называть "Моментом истины"? Не в узком понятии сотрудников следственных органов. В обычной жизни, не связанной с криминалом и всякими "шпионскими играми". С моей точки зрения, этот момент в дружеских компаниях наступает тогда, когда под воздействием "Ивашки Хмельницкого" и довольно длительного обмена воспоминаниями, возникает чувство безграничного доверия ко всем сидящим рядом. Даже у людей, склонных к определённому жизненному комплексованию, в этот момент возникает потребность поделиться чем-то сокровенным, о чём и близкие родственники, зачастую, даже не ведают. А если тебя ещё и подтолкнут к откровениям по вполне определённой теме, которая, вдобавок "лежит тяжёлым камнем" в твоём сердце, человек стремится к предельному откровению, тем самым снимая этот самый "камень" со своей души. Слишком длительная увертюра для перехода к самой сущности вопроса? Возможно! Так нужно!
  
   Всё дело в том, что среди участников этой встречи была одна наша одноклассница с мужем, которым довелось двадцать три года назад покинуть Белоруссию и эмигрировать в Соединённые Штаты Америки. Я думаю, нет необходимости раскрывать их действительные фамилию и имена. Не суть важно. Достаточно будет и вымышленных имён. И мне так проще, и им спокойнее. А вам, мне кажется, всё равно. Так вот. Одноклассницу пусть зовут Ангелина, а её мужа - Рива. По национальности - евреи. Хотя, для Америки нет французов, англичан, русских, евреев, мексиканцев. Есть - американцы. Да и в Беларуси уже не имеет существенного значения, какую национальность тебе записали где-то и когда-то. Графа пятая во всех анкетах отменена полностью и окончательно. Уточнение национальности я даю только для того, что бы вернуться несколько назад, в атмосферу двадцати с лишним годичной давности, в окончание восьмидесятых годов прошлого столетия. Так вот, продолжу. Как это и должно было быть, по прошествии пяти часов застолья (!), у моих друзей, покидавших ранее город Бобруйск, в лучшем случае, только для посещения своей дачи, в худшем - на более длительное расстояние, скажем так, в Минск или Смоленск, появилось явно выраженное желание узнать, "как там и что за границей". Вполне объяснимое желание. Любознательность. "Хочу всё знать!" Первоначальные вопросы были чисто поверхностного характера. Постепенно заинтересованность слушателей становилась всё глубже и шире. Это, вполне естественно, подтолкнуло воспоминания Ривы и Гели к той черте, когда спрятанное где-то в глубине памяти воспоминание, о котором и вспоминать то и не хотелось бы, "всплыло на поверхность". Вот и довелось нам услышать рассказ о том, как происходило массовое переселение евреев из Советского Союза в "мир капитализма". Я постараюсь его передать, пусть не дословно, так как сами понимаете, в том состоянии, в котором мы все в тот момент находились, связный рассказ был попросту невозможен. Но, в то же время, без искажений самих фактов. Для чего это? Думаю, что в самом конце поймёте. Хотя, если уже сейчас не интересно - смело закрывайте этот рассказ. Обижаться не стану.
  
   Коротенький экскурс в историю, что бы, хоть немного всколыхнуть память тех, кому уже отроду более сорока лет. Более молодым людям - вспоминать то и нечего. В тот период время, к которому будет обращено наше внимание, они ещё "под стол пешком ходили", или, в лучшем случае, гоняли по двору футбольный мяч, да фантики собирали. Так вот.
  
   С начала восьмидесятых годов прошлого столетия в Советском Союзе появилось новое "течение". "Течение" самого начала довольно массового переселения жителей СССР в так называемое, "дальнее зарубежье". Кто помнит это время? Условия жизни в Союзе уже не устраивали определённую часть жителей, которые видели (или предполагали) более приемлемые условия для исполнения своих желаний и использования возможностей. Вполне естественно, большинство участников данного "течения" составляли советские евреи. Не стоит, я думаю, акцентировать внимание на том, что в определённом смысле это были "мозги и интеллект" нашего тогдашнего общества. Наиболее изобретательные, жизнеспособные, трудолюбивые представители этой нации, чьи способности оказались далеко за пределами их потребностей, правдами и неправдами стали предпринимать настойчивые попытки покинуть "страну развитого социализма" с тем, что бы начать новую жизнь в странах "загнивающего капитализма". В первое время, подобные попытки жестко пресекались действующей в стране Советов системой государственной власти. Лишь единицам удавалось покинуть СССР с тем, что бы переехать за границу на постоянное место жительства. Это был ещё только слабенький ручеёк. Постепенно "ручеёк" довольно основательно "подмыл дамбу" запретов, и превратился во внушительный поток. Что и как ждёт их, будущих переселенцев за границей, никто, по сути дела, не знал и не представлял. Информация "из-за бугра" частично или полностью отсутствовала. В советских средствах массовой информации существовала жесткая цензура. Почтовая и электрическая связь также не могла донести всей правды "оттуда". Эту правду просто "гасили". В общем, те, кто покинул страну в этот период времени, попросту исчезали из поля зрения своих родственников, друзей и знакомых. Исчезали на годы.
  
   К слову сказать. Вполне объяснимым аргументом для выезда евреев из Советского Союза - во всяком случае, его использовали практически все - было стремление переселиться "на историческую родину" - в Израиль. Как же можно запрещать людям ехать на воссоединение со своими братьями? Нельзя! Это ведь может вылиться в крупный международный скандал. И так, в то время западная пресса "трубила" на каждом углу, что в СССР жители полностью лишены всех прав и свобод. Ладно. Хотите ехать "на землю обетованную" - езжайте. И вот тут-то началось массовое оставление переселенцами территории Советского Союза. И не только евреями. Мало-мальски деятельные люди, мечтающие о "вольной и хорошо обеспеченной жизни", влились в этот поток. Естественно, уезжать приходилось, практически налегке. Всё своё имущество, квартиры, машины будущие переселенцы превращали в деньги, которые затем - в ценности. Советские рубли за границей спросом не пользовались. Месяцами добивались разрешения на выезд в местных исполнительных комитетах, подвергаясь при этом унижению и страшному вымогательству со стороны чиновников. Деньги с переселенцев стремились "содрать" за всё: за бесплатное среднее образование, за дипломы о высшем образовании, за медицинское обслуживание "до того как", и так далее, и тому подобное. Сейчас это понятно. Тогда - воспринималось как явное издевательство. Впрочем, суть, опять же, не в этом. Это были издержки советской государственной системы. Какому государству хочется допустить полного "оттока мозгов"? А оставаться с кем? Понятно, что все за границу не утекут. И, тем не менее.
  
   Назовите этот абзац, как вам будет угодно. Примечание, P.S., уточнение. Только не оправдание. Не подумайте, что я ставлю себе задачей превознести заслуги и достоинства еврейской нации. Типа того, что только они и составляли самую умную и дееспособную часть населения СССР. Отнюдь, нет! Умных людей всегда было достаточно и среди славян. Если сказать больше, то талантливых людей среди русских, белорусов, украинцев и других национальностей бывшего Союза было, порой, в процентном отношении, гораздо больше, чем среди тех же самых евреев. Только вот, на мой взгляд, в чём проблема. Такой сверх дееспособности, напористости и пробивной силы, как у евреев, у славян не было и не будет. Судите сами. Почему учёные-евреи чаще добивались признания своих достижений? Да, потому, что тому же самому русскому учёному говорили "вышестоящие начальники", что его открытие и "выеденного яйца" не стоит, и он, попереживав внутри себя, брался за новую идею, оставив предыдущее изобретение, чаще всего - талантливое, без реализации. Учёный-еврей же наоборот, настойчиво доказывал, "проталкивал", превозносил то, что придумал и обосновал до победного конца. Порой, используя все связи, возможное и невозможное. И, его признавали. Настойчивость - вот тот катализатор успеха этой нации. А ещё. Русский Иван, "отпахав" своё положенное время на работе, с чувством выполненного долга, возвращался домой и устраивался на диванчике с газетой перед телевизором. В это же время, тот же самый еврей, бежал на другую, дополнительную работу, что бы заработать как можно больше денег для семьи. Порой некоторые евреи работали на двух, а порой, трёх работах. Их работоспособности стоило позавидовать. И, напоследок по этому пунктику. Часто вам доводилось увидеть военного еврея? Мне - нет. Кадровый военный мог получить всего только то денежное содержание, которое было определено его должностью. Ни о каких "халтурках" речи быть не могло. Работаешь ты, сидишь без дела в кабинете - начальник финансового органа начислит строго только то, что положено. Как это раньше говорилось и актуально даже сейчас: "Офицер получает деньги за звание, занимаемую должность и выслугу лет. А не за работу". Вот вам и всё обоснование правильности моих слов. Зато уж на всех руководящих и неплохо оплачиваемых, по меркам Советского Союза должностях, можно было увидеть "лицо еврейской национальности". Кстати, и подобные, руководящие работники, составляли немалую часть потока переселенцев. Даже им, более престижным было заново "начать новую жизнь" за границей.
  
   В общем, все переселенцы из СССР "ехали в Израиль". Организовывала и материально обеспечивала данное переселение Еврейская община. К слову сказать - мощная организация, финансирующаяся довольно денежными зарубежными ребятами. Эта община и осуществляла в организационном и финансовом плане сам процесс пересечения переселенцами государственной границы Советского Союза на полном легальном основании. После этого их доставляли в заранее подготовленные специальные лагеря для перемещённых граждан в государствах Западной Европы - часть в Италии, часть в Австрии, Швейцарии и так далее. В общем, подготовленных перевалочных баз было тогда в Европе вполне достаточно. Соответственно, в этих специальных лагерях для перемещённых граждан из СССР, происходил окончательный выбор самими переселенцами той страны, куда бы они хотели поехать в дальнейшем. Право выбора было за ними. Нечего удивляться, что, наверное, не более десяти процентов от всего этого мощного "потока" отправились в пункт окончательного назначения - в Израиль. Основная же масса - в более интересные и перспективные государства. Большинство - в Соединённые Штаты Америки. Как дополнение. В период глобального выезда евреев за границу на постоянное место жительства, город Бобруйск, прославившийся в художественной и документальной литературе обилием представителей этой нации, потерял более трёх четвёртых своих "достопримечательностей". А сколько же их, в общем, уехало из всего СССР?
  
   Всё, "достал"! Даже сам себя. Не короткая информация, а почти отдельный рассказ с не очень-то нужными подробностями. Половину из всего поведанного можно вычитать в Интернете. Если, естественно, это интересно. Понимаю всё. Однако, без этого, мне кажется, можно что-то в дальнейшем в рассказе не совсем так понять. Теперь перехожу непосредственно к изложению того, что мне лично довелось услышать в тот вечер встречи со своими одноклассниками. Передаю его вольным стилем, что бы самому не "заморачиваться" и не вводить других в заблуждение прямой речью. Главное, это смысл, а не стиль его передачи. Правильно? Начну.
  
   Геля с Ривой и восьмилетним сыном покинули свою Родину в далёком сентябре 1989 года. Все мытарства с оформлением разрешения на выезд из Советского Союза подробно описывать не стану. Начались они ещё в зимние месяца этого же года. В конце концов, разрешение на выезд семьи за пределы Советского Союза к новому постоянному месту жительства было дано. Продали всё, что не подходило под категорию "ручная кладь". Местные чиновники, покупатели "движимости и недвижимости" не пожалели своих сил на то, что бы вытянуть из этой семьи любую доступную "компенсацию", или сбить цены на приобретения у них всевозможных материальных ценностей. Еврейская община города Бобруйска вручила строгие правила поведения в пути и не менее строгий перечень личных вещей, которые разрешалось взять с собой в дорогу. Ничего лишнего. Только самое жизненно необходимое:
  
   "Мы Вас всем во время переезда обеспечим. Не волнуйтесь. Совершите перелёт пока что в Италию. Там Вас разместят в хорошем месте для жилья. Обеспечат горячим питанием. Зачем Вам возиться с лишней поклажей? При необходимости, если что-то будет очень уж нужно, купите по "бросовой" цене уже за границей. "Там" ведь всё качественнее и дешевле. Ну а потом...".
  
   Хорошие заверения для несведущих людей. Особенно, если и раньше привык верить своим соплеменникам безгранично. Оно ведь до этого всегда было так, что община не подводила. Обманывать других - это одно дело. Своих же единоверцев - грех. В общем, поверили и выполнили все пункты заключенного договора полностью. Или, почти полностью. В результате на всю небольшую семью из трёх человек получилось пара чемоданов, да столько же сумок. Естественно, как это раньше говорилось в одном старом анекдоте: "А в пути никто кормить-то и не обещал!" - взяли с собой небольшой запас продуктов и питья. И радостно, и тревожно, и печально было покидать родную землю. Радостно от того, что всё-таки замыслы начали исполняться. Тревожно от предчувствия неизведанных трудностей и явной неопределённости. Третье чувство - от расставания с Родиной, родным городом, где выросли, учились и прожили от тридцати и более лет. В общем, это уже чисто эмоциональные понятия, свойственные любому нормальному человеку. В целом, путешествие началось с вокзала города Бобруйска. Последний взгляд на знакомые силуэты зданий, слеза, застывшая в уголке глаз и внутренний голос: "Всё, поехали. Будь что будет. Обратно пути уже нет!"
  
   В самом перелёте самолётом до Италии, ничего интересного не было. Пара-тройка часов в воздухе, в компании таких же, как и сами, переселенцев, прилёт в аэропорт, посадка в автобусы и переезд в "хорошем месте для жилья". Недалеко от моря, в лесу, находился лагерь для перемещённых граждан из СССР. Обычные бараки-времянки, построенные какой-то частной организацией. В стенах бараков от времени, а, может быть, от небрежности рабочих, выполнявших строительство, здоровенные щели, кое-как забитые досками. С учётом того, что дело происходило в начале осени, именно в тот период, который, по погодным условиям являлся самым капризным в Италии, жизнь в бараках превратилась в ад. Начались сплошные дожди, ночной холод, грязь на улице и в самих жилых помещениях. Стены и потолки "украсились" бело-чёрными гирляндами плесени. Запах сырости и грибка преследовал, кажется, и во сне. Условий для нормального проживания никаких. Все проходы завалены личными вещами, которые из-за окружающей сырости, просто не имели возможности просохнуть. Спасала электрическая плитка советского изготовления, взятая с собой "на всякий случай" сверх того перечня допускаемых вещей, который рекомендовался в списке общины. Какая ванная или душ? В лучшем случае один умывальник на два десятка человек. Отопление ещё не включено. Буфет или кафе? А персонального официанта не хотите? В общем, кто служил в армии, и кому доводилось выезжать на военные полигоны в полевые лагеря, тот хоть поверхностно, но сможет представить себе подобную картинку. Для мужчин, солдат - дело привычное. Для женщин и детей - сплошной ужас и не проходящий нервный стресс. И это, обещанные комфортабельные условия? Как дополнительный пунктик испытания на прочность - кормить водили в бесплатную столовую, которая находилась где-то в трёх километрах от самого лагеря переселенцев. Дорога через лес. И вот эта масса народа, с детишками за руки, понуро плелась в столовую по грязи, под дождём, в любую погоду за миской похлебки. Именно похлёбки. Другим словом то, что давали в качестве пищи переселенцам, назвать можно только в очень большом приближении. А, разве не так? Водичка, в которой плавают пара вермишелин, несколько кружков моркови, да варёный лук. Пятна от жира встречались в этом супчике так же редко, как острова посреди Тихого океана. Так что, и с питанием дело оказалось "труба".
  
   Последний удар по уже пошатнувшейся психике переселенцев нанесли на следующий день после того, как произошло их заселение в этот лагерь для перемещённых граждан из СССР. Представитель Еврейской общины собрал всех вновь прибывших, и объявил:
  
   "Вы прибыли в Италию. В общем-то, на этом община свои обязательства на данном этапе времени в отношении Вас выполнила. Вам пока предоставлено право проживать здесь в лагере, питаться бесплатно всего одну неделю. Через неделю прибывает новая партия, таких же, как и Вы, переселенцев. К этому времени нужно полностью освободить жилую площадь. Пожалуйста, подыщите себе место для жилья в частном секторе города, работу, что бы ни зависеть больше от нас. Всё теперь в Ваших собственных руках. Кто не управится к указанному сроку, будет выселен из помещений насильно".
  
   Вот вам и вся, правда бытия. Мало того, что условия для жизни хуже некуда, так и ещё срок проживания сведён к минимуму. Что делать потом? Куда идти? Как устроиться на работу, если итальянский язык совершенно не знаком? Конечно, что бы работать уборщиком или посудомойкой, особого знания языка и не требуется. Однако, стоило ли покидать Советский Союз, что бы где-то в промежуточном пункте следования работать чернорабочим. И это всё притом при всём, что практически все переселенцы были людьми далеко не простыми. Директора заводов, учёные, врачи, композиторы, артисты. Простых людей, занимающихся ранее физическим трудом, было мало - единицы. И вот все они были поставлены в одинаковые условия. Все их заслуги, звания, квалификация, в реальности оказались оставленными по ту сторону границы. Здесь они стали обычной, одноцветной толпой, без прав и привилегий. Страшнее всего, что о возвращении назад, домой, даже думать было нельзя. Паспорт гражданина СССР был сдан на таможне в Минске ещё перед самым отлётом самолёта, так как являлся собственностью Советского Союза. Теперь это были уже лица без определённого гражданства. Люди - "НИКТО". В общем, начались настоящие мытарства. Мучения не только Гели и Ривы, но и всех остальных "братьев по несчастью".
  
   Стоит, наверное, отметить, что во время именно этих переездов из СССР к месту последующего постоянного жительства, многие из переселенцев потеряли своих малолетних детей. Эти крохи, просто не выдержали всех данных отвратительных условий, и "оставили навечно" своих родителей, которые, в принципе, были не виновны в их подобных страданиях. Или виноваты косвенно. Им, родителям, просто хотелось лучшей жизни.
  
   Благо, срок пребывания семьи Гели и Ривы в Италии оказался не очень длительным. Если в первое время после отъезда из Советского Союза ещё изредка возникала мысль, остаться где-то в государствах Западной Европы, то уж после такой "тёплой встречи" в Италии, подобные мысли перестали посещать. Только с Соединённые Штаты Америки. Может быть, там будет лучше. Всё-таки, многие родственники и знакомые напрямую поехали именно туда. Решение было принято бесповоротно. А так как конечной целью переезда была всё же Америка, то и второй участок пути - десятичасовой перелёт через Атлантику - в конце концов, свершился. Опять же, стоимость авиабилета до США оплатила Еврейская община.
  
   В Соединённых Штатах Америке всё, что было до этого в Италии, повторилось "под копирку". Срок, после оставления территории СССР, прошёл уже довольно солидный. Постоянное проживание в условиях, далеко не приспособленных для этого понятия, страшнейшие унижения со стороны местного руководства и населения, отсутствие всякой поддержки со стороны, вконец измотали нервную систему и Ривы и Гели. Что уж говорить о их сынишке? Ни сил, ни желания что бы то ни было делать, не оставалось. На все жалобы представители всё той же Еврейской общины отвечали:
  
   "Вас кто-то звал? Вы хотели в Америку? Мы Вас привезли в Америку. Вот Вам Америка!"
  
   Очередной раз, уже в Соединённых Штатах Америки руководство Еврейской общиной переселенцев поставило перед фактом:
  
   "На этом мы свою миссию закончили. Теперь, приобретайте документы, идите на курсы по изучению английского языка, ищите себе место для жилья, работу и живите дальше так, как хотите. В дальнейшем Вам помогать никто уже не будет".
  
   Всё пришлось начинать с "нуля". В этот момент времени переселенцы из Советского Союза уже заполонили США. В крупных городах появился явный избыток рабочих рук. Дипломы о высшем и средне-специальном образовании, на которых красовался герб СССР, юридической силы здесь не имели. Во всяком случае, что бы пойти работать по имеющейся ранее специальности, нужно было первоначально пройти специальные курсы, в конце которых требовалось подтверждение ранее имевшейся квалификации. Ни о каких бесплатных услугах речь просто не заводилась. Более того, если для официального американца стоимость платной услуги была одна, то для обладателя "вида на жительство" - плата оказывалась гораздо большей. В общем, новые жители Америки попали в категорию самых бесправных людей. Какая демократия и равенство? О чём вы говорите?
  
   Всегда и везде было, есть и будет существовать явно выраженное недовольство коренных жителей в отношении любых приезжих. Ведь это потенциальные претенденты на более лучшие рабочие места, обеспеченную жизнь, больший "кусок пирога", который каждый стремится "откусить" с минимальными затратами для себя и максимальной выгодой. Разве у нас не так? В каком государстве, районе, городе, "приходят в восторг" от наплыва переселенцев, "дешевой рабочей силы", скажем, из Таджикистана или Китая? Так же и там, в Европе или "на диком Западе".
  
   Первые полгода у Ривы была такая депрессия, что "просто вилку поднять не мог". Таких же, как и он, в это время там было великое множество. Работал он в первое время на одну частную фирму. Языка не знал, обычаев - тоже. Настолько это Риву давило, что уходил с работы в одиннадцать часов вечера, шёл в удалённый район на озеро Мичиган, бродил там и думал:
  
   "Мне бы сейчас дорогу проложили, я бы пешком пошёл в Белоруссию".
  
   Серьёзно. Словами всего этого не передать. Было очень тяжело. Он говорил уже сейчас, во время вышеуказанной встречи так:
  
   "У меня был такой нервный срыв, когда я приехал туда, что я, если бы у меня был паспорт (ведь не было же их, паспортов), я бы вернулся назад в Белоруссию. Это лучше не вспоминать. Я даже и не рассказываю. Причём, с этим столкнулись многие. Я вам скажу. По второму разу на это бы не пошёл. Другой образ жизни, другой язык, другое мышление, всё - другое. От всего этого спасала Геля. Если бы не она - не знаю, что бы делал. А так, "поплачешься", выговоришь всё, что наболело, и становится легче. Геля, как-то, более легко перенесла этот период адаптации. Или, может быть, это мне только так казалось? С остальными "коллегами по несчастью" было более сложно. Приехали друзья - и вдруг стали сами по себе. Каждый устраивался так, как мог. Сколько семей развалилось буквально за год? Не сосчитать. Там муж начинал зарабатывать более-менее приличные деньги, "сходился" с американкой и бросал свою семью. Здесь, наоборот. Жена находила приличную работу и отказывалась "тащить" на своих плечах нищенствующего мужа. Кто смог мало-мальски "подняться из грязи", напрочь забывал о тех, кто совсем недавно делил с ними все тяготы переселения. В общем, принципы: "Каждый за себя" и "ЧЧВ - Человек человеку - волк", проявились в самом своём неприглядном виде. Так что, если вам кто-то будет говорить, что было легко - не верьте. Всё это враньё. Мы сами испытали и знаем правду не понаслышке".
  
   Конечно. Прошло определённое время, и семья Гели и Ривы стала жить значительно лучше. Сын пошёл в местную, американскую школу. Учился, как это и следовало ожидать, вместе с такими же, как и он сам, бывшими выходцами из Советского Союза. Это дало ему возможность, без особых стрессов, без какого-то излишнего напряжения, изучить английский язык. Хотя, стоило бы, наверное, отметить, что между английскими языками, на котором говорят коренные жители "туманного Альбиона" и выходцами из Соединённых Штатов Америки, существует такая же разница, как между русским и белорусским языками. Понять можно всё, но, определённые местные различия есть. Дело с языками пошло и у Ангелины с Ривой. Да не просто пошло, а этот язык стал превращаться в более близкий, чем даже родная русская речь. Скажете, что "загибаю"? А вот и нет. Помните, основное правило наших советских чекистов, на длительный срок отправляемых в "командировку" для выполнения своего профессионального долга? Если хочешь избежать "провала", мало того, что ты должен говоришь чистейше на языке той страны, в которую направлен. Нужно научиться ещё и думать на этом языке. Так вот. Мне взбрело в голову во время вышеупомянутой вечеринки задать вопрос Ангелине:
  
   "А как у тебя обстоит дело с английским языком? Трудно было в первое время?"
  
   "Да всё нормально. Конечно, пришлось изучать его практически с самого начала. Благо, что для этого и в то время конца восьмидесятых, да и теперь, условия были созданы изумительные. Всевозможные курсы, вынужденное общение только на английском языком всегда и везде. Да и трудно было на работе, без знания языка. Так что, уже через годик английский язык знала вполне прилично".
  
   "А сейчас как?"
  
   "Сейчас всё вообще привычно. Дома, в основном, разговариваем на русском языке. А уж когда находимся на работе, или вообще вне своего дома - только на английском языке. Языковый барьер полностью преодолен".
  
   "Ну, а думаешь обычно на каком языке?"
  
   "Сейчас уже в основном на английском. Поверь, это не трудно. Трудно сейчас становится подбирать слова на русском языке. Жаль, но ничего поделать невозможно".
  
   Вообще-то уже многие заметили, что Геля говорит на русском языке с небольшим, однако заметным акцентом. Нет, конечно, это не тот пресловутый акцент, который свойственен всем англоязычным обитателям Англии и США. Хотя, кто его точно знает, каков этот акцент на самом деле? Мне, допустим, общаться с всамделешными англичанами и американцами не приходилось. Все мои познания ограничиваются сведениями, почерпнутыми из разнообразных кинофильмов, типа образа, сыгранного Арнольдом Шварцнегером в киноленте "Красная жара".
  
   Сын Ривы и Гели уже взрослый. Женился на девушке, такой же, как и он сам, некогда переселившейся с семьёй в Соединённые Штаты Америки из Белоруссии. Бывшая коренная минчанка. По рассказу Ангелины, довелось её сыну в свою недавнюю бытность встречаться, с коренными девушками-американками. Естественно, с далеко идущей целью - обзаведения семьёй. Всё конечно, хорошо. Но, не то. Совсем другие отношения, другой взгляд на жизненные проблемы, всё другое. Лучше своих, пусть и американских, но, родных, ничего нет. На место своего рождения его не особенно тянет. Что он может вспомнить из своей жизни, кроме Америки? Его детей, внуков Гели и Ривы, вообще ничего связывать с Белоруссией не будет, кроме того, что они будут, возможно, помнить, что их родители, бабушка и дедушка "рождены в СССР".
  
   А вот в отношении Ангелины и Ривы можно сказать с полной уверенностью. Для них Белоруссия, город Бобруйск, были и остаются родным уголком. Тянет на Родину! Пусть и не очень часто появляется возможность посетить родные пенаты, однако, как только выпадает шанс это сделать - его не упускают. Неделька пребывания на родной земле даёт "заряд бодрости" года на три. А если удаётся ещё и встретиться со своими друзьями, одноклассниками - непосредственными участниками всех событий далёкой юности - и вообще становится всё прекрасно. Нельзя у человека забрать всё, то прекрасное, что сохраняет его память в течение жизни. Тем более, что с годами многие жизненные эпизоды, которые ранее находились в категории обыденных, пусть и с некоторой "изюминкой", становятся такими дорогими, что о них при встречах можно говорить снова и снова. Вот такие дела.
  
   Можно было бы ещё довольно многое рассказать об этих людях, которым довелось в прошлом столетии, ещё до развала Советского Союза эмигрировать в Америку. Более подробно. О том, как они выживали в самые начальные года своего пребывания в США. Как появились первые "свободные деньги". Как начал Рива заниматься собственным бизнесом. Появилась уверенность в завтрашнем дне. Стал возможен отдых в экзотических уголках Америки и Европы. Всё это хорошо. Только, я думаю, не особо многим подобное сейчас интересно. У нас - не у них. Поэтому, думаю, на этом рассказ о данной семье следует и закончить.
  
  3
  
   Кто-то, вполне возможно, скажет: "А какое отношение имеет вышеприведённый рассказ о переселенцах из бывшего СССР непосредственно к Афганистану?" Конечно. Провести параллель между пропавшими без вести в той, афганской войне и эмигрантами из Советского Союза в Америку довольно трудно. Трудно, на первый взгляд. Если же, "капнуть" глубже, то можно узреть некоторое переплетение судеб. И переселенцам, и определённой категории советским военнослужащим, "пропавшим без вести" в Афганистане, возможно, пришлось пройти по идентичному пути. Скольким из них, не рискнувшим, или просто не пожелавшим возвращаться из плена на Родину, пришлось совершить свой путь "к новой жизни" там, в США? Система ведь была и остаётся одна и та же. Те же унижения. Та же неустроенность. Тот же "языковой барьер". Такая же, пусть и порой скрытая, тоска по Родине. А, может быть, эта тоска, была гораздо более сильной? Ведь они, некоторые из побывавших в плену у афганских непримиримых, ВЫНУЖДЕНЫ были забыть дорогу домой. Зачастую не по своей воле. В силу сложившихся обстоятельств. Не хватило решимости, стойкости. Очень хотелось жить. Жить любой ценой. Пусть в унижении. Пусть "пинаемые ногами". Только бы жить. Можно, конечно, предположить, что живётся им сейчас вполне неплохо. Некоторым даже очень хорошо. А, хорошо ли? Без права увидеть родные лица, родные места, знакомые до боли улицы, дома, речки, леса. Я им, говоря откровенно, совсем не завидую.
  
   И ещё один небольшой нюансик. Ведь не только бывшие военнопленные в Афганистане, те, кто до сих пор числится пропавшим без вести, живут сейчас за границей. Определённое количество воинов-интернационалистов в некоторый промежуток прошедшего после той войны времени, покинули пределы бывшей могучей державы с тем, что бы "попытать счастье" за её пределами. Если тщательно покопаться в статистических отчётах различных государств Союза Независимых Государств, то таких найдётся довольно таки много. Нет, я не стану уверять, что сам был свидетелем подобных переездов. Да и неоспоримых сведений у меня до недавнего времени не было совершенно. Однако, в разговоре с Ривой, как-то непроизвольно "зацепились" за такой вопросик, как наличие в США разнообразных сообществ бывших советских граждан. Кроме Еврейской общины, которая объединяет представителей этой национальности, говорящей на иврите, там есть ещё и своеобразные землячества, в которых представлен уже более узкий круг выходцев из России, Белоруссии, Украины и прочих республик. Религиозные общины - это уже другой вопрос. И ещё. Товарищества Десантников, ветеранов Великой Отечественной войны, ветеранов Советской Армии, Военно-морского Флота и воинов-интернационалистов. Да-да! Именно "афганцев". Много ли людей состоит в этом товариществе? Не знаю. Но, факт остаётся фактом. И, всем этим людям когда-то приходилось проходить через все мытарства, которым подвергались переселенцы. Вполне естественно, что первым, то есть тем, кому пришлось подобное испытать подобное в конце восьмидесятых - начале девяностых годов двадцатого столетия, было в десятки раз труднее. Нынешним эмигрантам - значительно легче. И условия для выезда за границу на постоянное место жительства стали значительно более упрощёнными. И в лагерях для перемещённых граждан уже жить не нужно. Сразу же можно выбрать для себя конечный пункт назначения и "шуровать" прямо туда. Однако, врагу не пожелаешь пройти через это. Что вы мне не говорите, но даже с некоторыми запасами денежной массы, нужно всё начинать с самого начала. Искать работу, жильё, обустраиваться, привыкать к новым обычая, законам, людям. А, самое, наверное, главное - искать друзей. Тех, с кем можно поделиться всем, и радостями, и горем, и ... Впрочем, разговор-то, по большому счёту, ведётся не о том, "как это сейчас", а о том, "как это было тогда". А тогда-то и было сверх тяжело.
  
   Напоследок обращусь к классику русской литературы, Александру Сергеевичу Пушкину. Помните его "Сказку о царе Салтане"? Кто забыл или просто ни разу не имел возможности ознакомиться с этим выдающимся произведением, советую вспомнить и прочитать. Мне эта сказка нравится. В чисто русском стиле, с вырисовыванием классических сторон неповторимого характера русских людей, используя славянскую неповторимость и непредсказуемость.
  
   В очередной раз нахожусь в томительном ожидании всплеска вашего негодования:
  
   "При чём, здесь, Пушкин? Какое отношение может иметь "Сказка о царе Салтане", написанная в девятнадцатом веке, к событиям в Афганистане в конце двадцатого века? Ты что, мужик, вообще "умом подвинулся"? Или как?"
  
   Да, нет! Вроде бы с мозгами всё ещё в порядке. Как это покажется ни удивительным на первый взгляд, но именно в данной сказке и именно А.С.Пушкин отметил одну интересную закономерность, связанную с русскими эмигрантами, тоску по Родине, с их восприятием и ощущениями при нахождении за границей. Не обращали внимание? Вполне закономерно. Бегло напомню. Вдумайтесь в строки. Или, лучше, прочитайте "между строк". Существует в нашем быту такой термин, который довольно таки часто применяют наши чиновники, когда "подгоняют какой-то документ под себя", то есть, под своё личное понимание оного трактата. Возможно, этим воспользуюсь и я.
  
   Помните, когда торговцы возвращались домой, "в царство славного Салтана", им этот вышеупомянутый монарх устраивал, такой, свойственный русскому любопытству и желанию знать всё и обо всём, "допрос", задавая первый простейший вопрос:
  
   "Ладно ль за морем иль худо...".
  
   Ответ также соответствовал определённой славянской сдержанности. В обычном русском стиле:
  
   "За морем житьё не худо...".
  
   Здесь, я думаю, всё вполне понятно. Вроде бы и жизнь за рубежами родной "земли русской" несколько лучше, чем у нас, а признаться, что там всё прекрасно - ну уж, дудки. Пусть лучше будет "не худо". И других не хвалить и себе не в ущерб. Так! Серединка на половинку. Что, не прав? Попробуйте опровергнуть. Да не меня. Пушкина. Я то, здесь, причём. Его слова, ему за "свой базар" и отвечать.
  
   Теперь о русских эмигрантах, тех, кому выпала доля, вольно или невольно оказаться на чужбине. Как им живётся? Пушкин, дабы не создавать в сказке "чёрных полос", царице с сыном уготовил своим авторским решением вполне приличную жизнь. И, в то же самое время, пусть и сытно живётся, в богатстве, спокойствии, с молодой женой, в окружении всевозможных "импортных невидалей" на заграничном престоле на острове Буяне князю Гвидону, но:
  
   "Грусть-тоска меня съедает
   Одолела молодца
   Видеть я хочу отца..."
  
   Значит, не прервалась у него связь с Родиной. Тянет к ней. Хочется, хотя бы одним глазком взглянуть на родного человека, отчий дом, родные поля, луга, реки, озёра и прочее и прочее. Пусть в облике насекомого, но с памятью и мышлением человека. Да и месть родной бабушке и тёткам явно изобличает русский характер Князя Гвидона. "Я никого не трогаю, но на любую обиду отвечу физическим воздействием".
  
   Опять, хоть в самом завершении рассказа отклонился от темы. Опять приходится оправдываться. Хотя, что там оправдания? Вывод ясен, как "Божий день". По моему, в любом человека, кем бы он ни был по происхождению и национальной принадлежности, главное, это безграничная любовь к Родине. Если при нахождении, где бы то ни было, тебя не тянет домой, не возникают мысли о своём долге перед тем местом, где ты изволил родиться и вырасти, ты уже не человек, а только его половинка, да и то, не самая лучшая. Родная сторона - это жизненный стержень. И, дай Бог, эта тяга, эта любовь к своей земле не только не ослабеет с поколениями, но и станет крепче. А, что сильно любишь, за то и жизнь свою отдашь не задумываясь. Конечно, не по-дурацки, а во славу Родине и себе, захватив с собой как можно больше врагов. Или, на худой конец, пусть хоть и без врагов, сопровождающих тебя "на тот свет", то уж спасая жизнь своим товарищам. Такое в историческом прошлом Руси было всегда. Хочется верить, что будет и в последующем. Хотя, войны не желаю.
  
   Это не "красная" агитация. Уверен, что тех, кто читает подобные рассказы, агитировать нет смысла. Кого-то - поздно по возрастному цензу. Других не нужно. Они сами кого угодно сагитируют в нужном направлении. Просто я высказал сою свою личную точку зрения. Не ради "красного словца", а то, что лежит на сердце, в чём уверен был всю свою жизнь и не разуверился до сих пор. Дурак? Может быть. И, тем не менее...
  

Оценка: 3.84*9  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018