ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чеботарёв Сергей Иванович
Пятая нога собаки

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 3.26*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    А кому же мы нужны?

  Пятая нога собаки.
  
   Белая Русь. Многострадальное государство, пережившее за историю своего длительного существования уйму больших и малых война. Для подтверждения этого даже нет необходимости обращаться к ветхим страницам томов древних и средних веков, нового и новейшего времени. Любому, кто хоть когда-то имел возможность своими глазами созерцать карту Европы, ежели он не полнейший профан, лишённый всяческих мыслей, кроме как о еде и "люльке", сразу станет понятно, что народ, живший издревле в центре данного континента, всегда выносил на своей спине все тяготы военных действий, будь они направлены с востока на запад, севера на юг или в любую другую сторону света. Да оно и понятно, что по закону геометрии, самое кратчайшее расстояние между двумя противоположными точками окружности проходит через её центр и называется диаметром. Вот и оказалась Белая Русь в серёдке диаметра Европы, при каждой военной страде отдавая дань различным воюющим сторонам жизнями своих жителей. Как ратных, так и мирных. И каких только представителей наций и народностей, "пришедших к нам с мечём", не похоронено в земле Белоруссии? Наверное, все мыслимые и немыслимые, за редким исключением, скажем так, из Южной Америки и Африки. Ну да, это их выбор, где закончить свою военную карьеру. Никто не неволил.
  
  1
  
   К чему бы это вступление? Да к тому, что хоть был и остался народ Беларуси добрым, мирным и гостеприимным, однако, и защищать себя всегда умел. Да и воинство своё уважал. Гордился всегда ратниками, проявившими себя на поле брани, тем паче, почившими с оружием в руках в битве за Родину. Свидетельство этому во множестве можно увидеть в качестве памятников в городах и сёлах, в названиях улиц, проспектов и площадей. Только вот, времена наступают, видимо, иные. Времена, о которых через пару-тройку десятков лет и вспоминать будет противно. Во всяком случае, стыдно - это точно.
  
   Дело вот в чём. С распадом Союза Советских социалистических республик, новому, уже суверенному государству - Республика Беларусь - досталось солидное наследство в виде мощной военной группировки, составлявшей в недалёком прошлом Краснознамённый Белорусский военный округ. Кое-что из состава ядерной составляющей оборонного щита бывшего СССР было выведено на территорию России, где благополучно прекратило своё существование. Остальной же состав округа без особых встрясок переформировался в Министерство обороны Республики Беларусь. Понятное дело, что тянуть такую махину Беларуси сразу стало не под силу. Да, по большому счёту, оно и без особой надобности содержать более чем стотысячную армию, имея население всего-то около десяти миллионов. Начались этапы "реорганизации", "оптимизации", "минимизации" и прочей "...зации", которые, говоря простым, народным языком, попросту выбросили на пенсию агромадное количество кадровых военных. Да это дело в то время было не такое уж и страшное. Конечно, многим было обидно, что уволились из армейского строя с минимальной пенсией, а, кое-кто и вообще без оной. Деньги - дело наживное. Хотя, не всегда гарантированое. Кому-то пофартило, подвалило счастье в коммерции и высоких должностях на ОАО. Большинство - подалось на предприятия и в сельское хозяйство. Не у дел остались только те, кому не позволило здоровье и явная лень. В общем, небольшой "шторм в чашке чая", связанный с "...зациями", удалось пережить военному люду без существенных потерь в составе действующих военных пенсионеров. Имеется в виду, экстренное "переселение" на кладбища.
  
   Да и чего было терять, а, тем более, находить, военным пенсионерам Белоруссии, прошедшим до этого службу в Забайкалье, Средней Азии, на Севере, в Афганистане, Ливии, да и ещё, чёрт знает где. Платит государство пенсию, на которую, не шикарно, но, можно жить? Даёт возможность пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием в военных лечебных заведениях? Вспоминает 23-го февраля, что существует такое понятие, как "Защитник отечества"? Чего ещё надо? Далеко не всем гражданским предоставляется подобная возможность. У них всё по-другому. И выход на пенсию в шестьдесят лет, а не в сорок пять. Да и пенсия, порой, раза в полтора меньше. И медицинское обслуживание на общем основании в городских поликлиниках и больницах, переполненных жаждущими получить свою порцию бесплатного обслуживания. В общем, слишком уж хорошо поустраивались энтие самые военные пенсионеры. Слишком много им внимания. Пора бы и сровнять всех, лишив последних льгот. Как в 1917 году. Все равны - и точка. Так-то оно, так. Да не совсем.
  
   Лично я, ничего не имею против "равенства и братства". И даже основной принцип социализма, который вот уже два десятка лет перестал быть актуальным - "От каждого - по способностям; каждому - по труду", считаю вполне правильным, даже в условиях "рыночной экономии". Да уж больно начинает "жаба жрать", когда сравниваю что пришлось пережить самому во время службы в армейском строю, и чем в это время занимались, к примеру, мои же друзья, которые прошли военную службу "условно". Не в плане личных, семейных неурядиц. Этого "добра" хватало всем. А в виде "тягот и лишений военной службы". Так уж повелось в Советской Армии, что, раз уж платят за то, что обязан "стойко переносить" эти самые "тяготы", то и грех их не "создавать" даже там, где они совершенно не нужны. Ведь не зря же государство определило возраст выхода на пенсию кадровых военных - сорок пять лет. Да не само государство. За семьдесят пять лет существования Вооружённых Сил Советского Союза, над проблемой изнашивания организма военного человека на службе работали многие институты во главе с Военной медицинской академией. Результаты исследований? Всем вполне они известны, и не являются каким-то секретом. После двадцати пяти лет службы износ организма среднестатистического кадрового военного подходит к своей критической точке, перевалив которую, появляется возможность лавинного обвала к "гробовой доске". Может быть это моя выдумка, с целью сбить всех с толку и "надавить на жалость"? Проверьте сами и убедитесь в этом. Кстати, это самое подтверждается ещё и тем, что даже суворовские гренадёры служили максимальный срок в два с половиной десятка лет. Думаю, что возраст выхода на пенсию кадровых военных больше обсуждать не имеет смысла. Кто не понял, кого я не убедил - дальнейшее "сотрясание воздуха" не проймёт. Бог им в помощь.
  
   Теперь пару слов за денежное содержание военного человека. Скажем несколько в смягчённой форме. То, что сейчас платят молодому лейтенанту, вполне хватит на то, что бы прожить безбедно одному человеку. Обзаведись он своей семьёй, да ещё и маленьким ребёнком - дело "труба". Если взять в расчёт, что свою собственную квартиру в любом случае придётся приобретать за свои же деньги, которые-то и получить неоткуда, тогда и вообще всякое желание служить пропадает. А, какой же вывод? Самый, что ни на есть, простой. Служба в армии кадровым военным - дело бесперспективное. Можно, конечно, пойти учиться в Военную академию или на военный факультет какого-то университета. Получить бесплатное образование. Отслужить по контракту, "через пень-колоду", пять лет, что бы, не заставили платить "неустойку" государству за обучение. Диплом в кармане, здоровье есть, энергии хватает. Можно жизнь начинать с чистого листа. Что, чаще всего, сейчас и делается. Потеряла, к сожалению, военная служба, свою привлекательность. И, в первую очередь, по причине своего низкого уровня денежного обеспечения. В гражданской жизни такие и значительно большие деньги можно получать с гораздо меньшими затратами сил и здоровья. А, при желании - кроме основной работы, есть возможность подрабатывать в личное время ещё где-то. Да и перспективы роста благосостояния значительно шире. Не понравилось в одном месте - можно поискать в другом. Смотришь - от тысячи "зелёных" в месяц и более. Пенсия? Да у многих гражданских пенсионеров она уже не только приблизилась к военной, но и "пошла на обгон". Не верится? Зря. Возьмите, к примеру, руководителей среднего и крупного звена, государственных служащих. Вот вам и "хорошо оплачиваемые военные". Вот вам и "избранные".
  
  2
  
   Ладно. На этом и закончу "плакаться за судьбу кадровых военных", давить на жалость и расписывать, как нам было плохо и трудно. Сами когда-то выбрали этот жизненный путь. Сами по нему прошли. И никто не виноват, что того государства, которому служили верой и правдой, и которое обещало "расплатиться сполна" за эту самую службу, уже нет как такового на глобусе мира. Повторилась "под копирку" история с офицерским корпусом Великой Российской империи в прошлом веке. С той только разницей, что не применяется ноне к кадровым военным прямое физическое уничтожение. Не расстреливают и не топят "золотопогонников". Не отправляют тысячами в лагеря ГУЛаг. Время совсем не то. Вроде как, и революций не было. Строй государственный кардинально не менялся. Да и большинство из кадровых офицеров дослуживали до собственной пенсии уже в своей, белорусской армии. Приняв, как это ни звучит более чем парадоксально, очередную присягу, теперь только белорусскому народу. Как будто, этот самый белорусский народ до этого в состав СССР не входил. Ну да то, мелочи, не стоящие, вроде бы, нашего внимания.
  
   У суверенной Беларуси, как это ни удивительно, сразу же не стало хватать "золотого запаса" на пенсионное обеспечение военных и гражданских людей. Да, по большому счёту, вообще на обеспечение денежного содержания военнослужащих. Оно и понятно. На всё денег в государстве не напасешься. И сельскому хозяйству - надо. И промышленности - надо. И за сырьё, которого нет в республике - надо. Чем-то нужно поступиться? А чем? Конечно же, за счёт сдерживания роста заработных плат и пенсий. "Люди поймут и потерпят. Будут жить плохо, но не долго". Потерпят. А вот поймут ли? Мне, например, не совсем понятно, для чего тратить десятки и сотни миллиардов рублей на обеспечение ежегодных "показушных" совместных учений "глобального масштаба"? Зачем проводить евроремонты в казармах полигонов, если эти казармы используются по прямому своему назначению всего пару раз в году? К чему прокладывать асфальтированные дороги для одноразового проезда важных сановников к местам "спектаклей"? Зачем создавать специальные площадки для запуска беспилотных летательных аппаратов, если второй запуск с них вряд ли будет когда-то произведен? Не проще ли было эти денежные средства использовать с реальной пользой для людей? Наверное, не проще. Порой появляется навязчивая, липучая как паутина мысль, что кому-то выгодно "выбрасывать на ветер" государственные денежки. А вдруг, да принесёт этот самый "ветер" малую толику на чей-то "частный огород"! Что, мало таких примеров? Больше, чем надо. Чем больше тратится денег, тем больше "липнет" к рукам. Однако, это всплеск эмоций, навеянный пасмурными воспоминаниями. Чёрт с ними, со славянами. Воровали и будут воровать. Не считали народные деньги и не будут считать. Своих-то деньжат - пожалуй, и копейки не отдадут лишней. Государственные средства - заплатят с неслыханной щедростью. Ведь не свои?
  
   Перейду, пожалуй, к сути вопроса, который хотелось бы затронуть. Вопрос, скажу прямо, болезненный. Почти как всё, что связано с медицинскими вопросами. Да и касается он непосредственно, не стану скрывать, этого самого медицинского обеспечения. Что бы, не ходить "вокруг да около", скажу напрямую, что разговор будет о медицинском обеспечении военных пенсионеров. О тех, кому законами Республики Беларусь предоставлено право, пользоваться определёнными льготами, связанными с заболеваниями, полученными в период прохождения ими военной службы.
  
   Начну несколько издалека.
  
   Сколько я себя помню, живя в городе Бобруйске, посещая его в период отпусков, переехав в конце своей службы в родной город для постоянного проживания, у нас здесь всегда располагался 290 военный госпиталь. Одно время место его дислокации было в центре городе, в районе гарнизонного Дома офицеров. Здания были старые, большей частью, деревянные. Портили, скажем, прямо, весь вид старого городского центра. Довелось мне как-то в своём раннем детстве оказаться в хирургическом отделении госпиталя, где мне же заштопали рану во лбу, полученную от друга. Благо, без повреждения черепной коробки. Так что "дружбе" моей с этим самым медицинским учреждением скоро будет полвека.
  
   В это же время в знаменитой Бобруйской крепости, в полуразрушенном состоянии находилось здание военного госпиталя, построенного в начале девятнадцатого века. Точнее, если верить определённым первоисточникам, в 1820 году. Прошу прощение, несколько соврал. Стены этого массивного трёхэтажного здания и потолки были не в полуразрушенном, а в исключительно хорошем состоянии. Да и что может сделаться с кирпичными стенами и арочными потолками, толщиной более метра, построенными старыми мастерами? Такие стены и взрывчатка не всегда возьмёт. Все деревянные конструкции, из-за бесхозяйственности военных властей, на территории которых располагалось это историческое сооружение, пришли в негодность, и частично пошли на дрова в соседствующий частный сектор. Крыша железная, как это ни удивительно, тоже сохранилась, хотя и имела довольно жалкий, ржавый вид. В общем, это было излюбленное место для игр большинства бобруйских пацанов из района площади "Красных казарм". И я не один раз приходил сюда в свои до- и школьные годы. Не задумываясь даже, что когда-то ни однократно придётся находиться здесь с совершенно не экскурсионной целью.
  
   Не стану уточнять когда (так как в моей памяти это не сохранилось), но где-то в начале семидесятых годов прошлого столетия, старое историческое здание военного госпиталя в крепости отремонтировали, и его занял всё тот же, 290-й военный госпиталь Белорусского военного округа. Все старые здания, занимаемые до этого тем самым госпиталем, расположенные в самом городе, были полностью разрушены и на их месте построены новые, современные дома. Наверное, сейчас только коренные бобруйчане, прожившие от полувека и более на этом свете, смогут вспомнить старый военный госпиталь. И вот уже более сорока лет военный госпиталь находится в здании, на фасаде которого находится две таблички, одна из которых извещает всех сюда входящих, что это исторический памятник, а вторая - что в госпиталь к раненым в 1942 году приезжал всероссийский староста М.И.Калинин.
  
   Как оно и положено, в новом, полностью реконструированном здании, разместились все отделения, свойственные солидным военным лечебным учреждениям. Хирургическое, терапевтического, инфекционное, ЛОР, офтальмологическое, диагностическое, физиотерапевтическое, приёмное, стомотологическое отделения, лабораторный комплекс и прочие сопутствующие службы. Вдобавок к этому, был оборудован впечатляющий операционный блок в правом крыле здания. В общем, войска Бобруйского гарнизона получили первоклассную лечебную базу, о которой могли только мечтать многие другие гарнизоны округа. Да и чему удивляться? Ведь уже в те времена Бобруйск неофициально называли "военной столицей Белоруссии". Ведь в городе и его окрестностях располагались более трёх десятков воинских частей, возглавляемых штабом 5-й гвардейской Краснознамённой танковой армии. Солидная махина, требующая соответствующего медицинского обеспечения.
  
  3
  
   Время шло. Шло неумолимо. Военный люд уже привык к тому, что госпиталь находится в крепости. Как будто это было всегда.
  
   Однако, опять вернёмся к моменту развала Советского Союза. Покинули Бобруйск воинские части дальней авиации. Танковая армия стала армейским корпусом, передав последнему не только своё Боевое знамя, но и основные соединения, переименованные теперь из дивизий в бригады. "Под нож" расформирования попали многие воинские части, ставшие без надобности Республике Беларусь. Части ликвидировались, передавая все дела в архив. Техника и вооружение сдавались на базы и арсеналы, с последующей продажей тем, кто в них нуждался более нас. Вполне понятно, в Дальнем зарубежье. Большей частью в Северную Африку и на Ближний Восток. Солдаты и сержанты срочной службы уходили в запас. Кадровые военные, большей частью, пополняли ряды военных пенсионеров. Что тут говорить, если только в Бобруйске на тот момент проживало около трёх тысяч ветеранов Великой Отечественной войны и более двух тысяч воинов-интернационалистов.
  
   Ликвидация воинских частей Бобруйского гарнизона своим крылом коснулась и военного госпиталя. В Минске, в бывшем штабе округа, в воздухе "мелькнул клинок шашки", и было принято решение "вычеркнуть из списков Министерства обороны Республики Беларусь" 290-й военный госпиталь. Не скажу точно, какие силы смогли в тот момент переломить то самое решение военного руководства Беларуси. То ли ветераны Великой Отечественной войны смогли найти в себе силы "выдержать бой и победить" в той неравной "схватке". То ли руководство пятого армейского корпуса во главе с генерал-лейтенантом Усхопчиком, сумело доказать абсурдность принятого решения. Факт остаётся фактом. Пусть и в сильно усечённом виде, пусть, потеряв более двух третьих своего состава, пусть, получив обновлённое наименование 290-го военно-медицинского центра, но это военное лечебное заведение сохранилось. Шесть десятков койко-мест. Четыре лечебные отделения. Зато своё, местное, надёжное, готовое в любую минуту оказать посильную помощь.
  
   Скажу честно, как непосредственный свидетель той "битвы", была она довольно продолжительной и трудной. Ведь, говоря правдиво, военное ведомство Республики Беларусь тогда почти что успело довести до своего логического конца процесс расформирования госпиталя. Лечебная база была практически полностью свёрнута. Действующим осталось только поликлиническое отделение, которое разместили в одном из соседних освободившихся зданий старой Бобруйской крепости. Большую часть уникального и дорогостоящего оборудования сдали на склады или передали в другие лечебные заведения. Право на вход в основной госпитальный корпус имели теперь только работники самого госпиталя, которые ещё не были уволены. Среди военного люда гарнизона и военных пенсионеров царило уныние. Кое-кто просто потерял веру в то, что медицинское обслуживание военных в Бобруйске получит хоть какую-то дальнейшую перспективу. Ездить на приём к специалистам в город Минск, в 432 центральный военный госпиталь - дело не только длительное, но, скажем прямо, бесперспективное. Почему? Да просто потому, что, для того, что бы попасть на приём к специалисту, скажем, к офтальмологу, нужно предварительно записаться недели за две. Как у нас записывают по телефонному звонку, все прекрасно знают. Значит, что бы записаться на консультацию, требуется личная поездка в минскую военную поликлинику. Очередная поездка - уже на саму консультацию. Причём, по своему опыту знаю, что на это мероприятие потребуется затратить целый день. Если же потребуется более углубленное обследование, без госпитализации, то поездок может быть ещё от двух и до пяти. Хлопотное дело. А уж о самом лечении в ЦВГ и мечтать не приходится. С октября и до мая месяца все места в отделениях заняты минскими пенсионерами или же военными пенсионерами из ближайших к Минску районов. "Чужакам" мест просто нет. Так было. Так есть. Так будет и в дальнейшем.
  
   Опять отвлёкся на малозначительные подробности. Дело с Бобруйской военной лечебницей всё-таки в те, девяностые годы прошлого века, было выиграно. Не без потерь, конечно. Левая половина основного корпуса была законсервирована. На первом этаже осталось приёмное, поликлиническое и физиотерапевтические отделения, на втором - сводное диагностическое и терапевтическое отделения, и в дальнем крыле - стоматологические кабинеты. На третьем - хирургическое отделение, в котором имелся врач-отоларинголог. В общем, пусть и потерял госпиталь некоторых своих врачей-специалистов, однако, сохранил возможность оказывать высококвалифицированную помощь. Именно высококвалифицированную. Ведь уволившись из армии, многие врачи-специалисты остались в 290-м ВМЦ уже гражданскими специалистами.
  
   Что бы не соврать, клиентами нашего 290-го военного медицинского центра до последнего времени были все военнослужащие Гомельской и Могилёвской областей. И даже части Минской области. Насколько известно мне, военнослужащие Внутренних войск МВД Республики Беларусь из этих, перечисленных областей, также пользовались услугами центра. Согласитесь, что довольно обширная сфера деятельности. Если взять в учёт, что в определённые дни недели врачи-специалисты нашего военно-медицинского центра выезжали в отдалённые военные гарнизоны для проведения диспансеризации кадрового состава и профессионального медицинского обслуживания военных пенсионеров, оставшихся доживать свой век в этих самых гарнизонах, картина станет более полной. Хотя, должен признаться, что я не владею полной информацией о деятельности 290-го военного медицинского центра. Поэтому, то, что я пытаюсь вам сейчас сообщить, лишь надводная часть айсберга. Оставлю невидимую часть специалистам.
  
  4
  
   И вот уже в этом, 2013 году, началась очередная "...зация" в Вооружённых Силах Республики Беларусь. Как это ни удивительно, конец 2012 года и начало 2013 года лично в моём сознании отметились резкими и чувствительными ударами по медицинскому обслуживанию ветеранов Вооружённых Сил. Судите сами.
  
   Тридцать первого декабря 2013 года прекратил своё существование Витебский республиканский центр медицинской реабилитации воинов-"афганцев". Два десятка лет существования суверенной Беларуси этот центр являлся нашей общей гордостью. Мы, "афганцы", гордились тем, что можем не только подправить здесь своё здоровье, но и пообщаться со своими "братишками" из различных регионов республики. Всё. "Бобик сдох"! Без права на восстановление!
  
   Второй удар - Директива Министра обороны Республики Беларусь о ликвидации 290-го военного медицинского центра в городе Бобруйске. Причём, не в единственном числе. Ещё два подобные военные медицинские учреждения попали "под раздачу". Слишком уж они обременительные для Вооружённых Сил? Сжирают массу денежных средств, которые можно было бы применить "с толком"? Скажем, купить пару новых иномарок для отдельного автомобильного батальона Министерства обороны. Или построить новый спортивный городок на учебном центре "Репище". Да и, говоря откровенно, не слишком большой штат имел в последнее время 290 ВМЦ. 105 человек, из которых только 19 человек - врачи. Существенный вклад в копилку очередной "...зации" Вооружённых Сил! Смешно даже слышать такое. А ведь за спиной этого лечебного учреждения более семидесяти лет существования. И квалифицированной медицинской помощи людям.
  
   Как и следовало ожидать, военные пенсионеры города Бобруйска ринулись в бой, дабы отстоять своё медицинское учреждение. Оно и понятно. Ведь большую часть коек в "междачный период", как и следовало ожидать, занимали военные пенсионеры. Есть что подлечить, провести профилактику, что бы, хоть как-то продлить жизнь. Если уж суждено было офицеру перешагнуть через рубеж сорокапятилетия и не "загнуться" сразу после увольнения из армейского строя, то теперь оставалась безрадостная перспектива поддерживать свой жизненный тонус с использованием медицины. Болячек то за время службы накопилось много, и большинство с диагнозом - хронические. Согласитесь, что именно ветеранам и пенсионерам было, что терять с ликвидацией 290 ВМЦ, именуемого по старинке "госпиталем". Только на этот раз, лично в моём понимании, перевес сил явно на стороне Министерства обороны Республики Беларусь. Почему? Потому, что Ветеранов Великой Отечественной войны - кадровых военных - в Бобруйске осталось слишком мало. Они уже не являются основной пробивной силой в подобной борьбе. Ветераны боевых действий на территории других государств, говоря попросту, воины-интернационалисты, своих льгот, а, соответственно, и "права слова" были лишены. Не имеют реальной силы и такие общественные объединения, как "Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане" и "Белорусский союз офицеров". Вернее, оговорюсь. Они сильны и значимы только в феврале месяце. Первый - пятнадцатого, а второй - двадцать третьего числа. Вот и получается, что бороться реально с такой мощной организацией, как Министерство обороны, некому и нечему. Была, правда, сделана попытка "пожалобиться" в Администрацию Президента Республики Беларусь. Письмо туда дошло, и по инстанциям "покатилось" вниз, пока не дошло до самих инициаторов сокращения 290 военного медицинского центра. Естественно, с резолюцией, разобраться, выслушать, проанализировать и доложить результаты, которые могли бы удовлетворить обе стороны. Ага, счас! Приехал в город Бобруйск начальник военно-медицинского управления Министерства обороны. Как раз то самое должностное лицо, которое и предложило Министру обороны "кандидата к сокращению". Для того что бы "выслушать, проанализировать и доложить результаты"? Как бы ни так! Первые же слова, сказанные им, собравшимся в актовом зале Бобруйской центральной больницы военным пенсионерам, показали истинную цель его прибытия. Далеко не "выслушать, проанализировать и доложить результаты". А наоборот, поставить перед свершившимся фактом. Пусть не дословно, но смысл передам. Так, как я его понял:
  
   "Дело сделано окончательно, и обратного пути нет. 290-й военно-медицинский центр будет расформирован. Будете, как все остальные гражданские пенсионеры, сидеть часами в очередях в поликлиниках, в случае экстренной госпитализации лежать в коридорах лечебных отделений и обеспечивать себя лекарствами, купленными в соседней аптеке. Наступает время уравнивания в своих правах военных и гражданских пенсионеров. По всем пунктам и всем статьям. Хватит бороться за свои льготы. Их уже нет и не будет".
  
   Я ничего не имею лично против этого полковника. Обычный офицер довольно "высокого полёта". Ему сказали, что военная медицина должна в период очередной "...зации" потерять часть своих сил и средств, пропорционально общему сокращению Вооружённых Сил РБ, он и предложил то, что ему не совсем было по душе, и с наименьшими для военно-медицинского управления потерями. Тем более, имея перед глазами статистические данные отчётов из того же 290 ВМЦ. Кто в нём, в основном, лечится? Пенсионеры. О них-то у действующего кадрового офицера, в настоящий момент, как-то душа не болит. Да и не спросит никто с него за этих самых пенсионеров. Вот вам и простейшая "арифметика". Даже если после беседы с военными пенсионерами Бобруйска у него и мелькнуло где-то в глубине мозжечка чувство раскаянья за содеянное, то нужно быть полным идиотом, что бы высказать теперь свои же сомнения Министру обороны. Типа:
  
   "Извините, я был не прав в том, что предложил вам ранее. Не подумал. Обещаю, больше такого не повторять".
  
   Нормально будет звучать подобное? На мой взгляд, это прямая дорога к увольнению на пенсию. С перспективой стать на одном уровне с теми, с кем совсем недавно беседовал в городе Бобруйске.
  
  5
  
   Вполне уместное замечание, которое появляется у многих руководителей, после ознакомления с повествованиями подобного содержания:
  
   "Критиковать - легче всего. Налить грязи на головы других - тоже дело довольно простое. Нам - приказали, мы - выполнили. Что оставалось делать? Да и вообще, какие есть реальные предложения, что бы, как говорится, "и волки были сыты, и овцы - целы"?
  
   Я, конечно, понимаю, что в том же военно-медицинском управлении Министерства обороны Республики Беларусь просматривались различные варианты дальнейшего медицинского обеспечения офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат Бобруйского гарнизона. Уверен, что и с местными властями вопрос о выделении определённого количества мест в больницах города "утрясён". Тем более, что подобные вопросы в Минске решаются довольно легко. А там: звонок в Могилёв, оттуда в Бобруйск, и куча гарантий-заверений обеспечена. Могут даже наобещать, что всех военных пенсионеров будут принимать в любом кабинете, к любому врачу без очереди. Даже соответствующий документ за подписью солидного начальника направят в поликлиники и больницы города. Только вот, будет ли этот документ выполняться на местах? Уверен, что не будет. Врачи бы были и рады его выполнить. Да гражданские посетители не позволят. Убедился сам, что в "живой очереди" к врачам-специалистам ни один государственный закон о правах и льготах действительной силы не имеет. Даже в отношении инвалидов Великой Отечественной войны. Попробовал я как-то года четыре назад, без очереди провести своего отца - инвалида Великой Отечественной войны 2-й группы к врачу-неврологу. И на двери кабинета имелось объявление о внеочередном приёме ветеранов и инвалидов ВОВ, и на груди отца имелась внушительная колодка наград со знаком 25-летия Победы в Великой Отечественной войне. И красная книжечка об инвалидности выглядывала из кармана. Я такого наслушался от "живой очереди", что лучше бы сюда не приходил. Это в отношении ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны, которых в народе ещё более-менее уважают. Да и осталось их крайне мало. Что же говорить о военных пенсионерах, которым всегда и везде гражданские завидовали? Завидовали возрасту ухода на пенсию, размеру пенсии, наличию хоть каких-то льгот. Да им не то, что не дадут возможность пройти без очереди к врачу, а и создадут такие условия, что вообще будут сидеть в этой очереди до конца рабочего дня. Сомневаетесь? А я - нет.
  
   Стыдно, конечно, советовать "выдающимся специалистам в погодах", но просто вынужден им напомнить, что нет такой проблемы, которую нельзя решить. Кроме одной. Нельзя оживить уже умершего человека. А вот предотвратить безвременную кончину своевременной диагностикой - за милую душу. Прописная истина? Да у нас все и всё знают. Делать просто не хотят.
  
   Один из простейших вариантов решения проблемы с военными пенсионерами города Бобруйска и подобных ему городов, где довольно много людей данной категории. Финансово не слишком уж обременительный, ни для Министерства обороны, ни для государства. Скажете: "Не умничай"? Я и не пытаюсь заниматься подобным неблагодарным делом. Просто как-то само на ум пришло.
  
   В городе Бобруйске на настоящий момент, в свете сокращения численности врачебного персонала, уменьшения койко-мест в лечебных учреждениях и прочих организационно-штатных мероприятий, высвободилось определённое количество помещений в больницах и поликлиниках. Во всяком случае, проблем со свободными площадями в медицинских учреждениях города нет. А вот врачей, особенно участковых терапевтов, явно не хватает. Некоторые участковые врачи "тянут" на себе по два участка. Впрочем, это к делу не относится. Чего бы было сделать проще, как за счёт Министерства обороны Республики Беларусь ввести в штат больницы скорой медицинской помощи (или каким-то иным образом), несколько врачей-специалистов, скажем, пару хирургов, пару терапевтов и так далее, с организацией смешанного отделения обслуживания военнослужащих и военных пенсионеров Бобруйского гарнизона. Важнее всего, что сотрудники этого отделения будут принимать только действующих и ушедших в запас военных, имеющих на это право. По договору можно предоставить право этим самым врачам производить плановую и экстренную госпитализацию своих пациентов в любые лечебные учреждения города. Остальное - нюансы, которые всегда можно оговорить. Что это даст? Очень многое. В первую очередь то, что только военный врач, пусть и ушедший на пенсию, а не в погонах, сможет выслушать и понять кадрового военного. Да и содержание подобного отделения обойдётся Министерству обороны в сумму незначительную. Вот вам, вариант. Вреда - нет, зато МОРАЛЬНАЯ польза огромная. Да, мало ли что можно было бы придумать ещё? Если есть на это желание. Если же нет - проще делать так, как "масть ляжет".
  
   Хотя, стоп! О каких альтернативных решениях с обоюдной выгодой всех сторон может идти речь? Ведь, с какоё бы стороны мы не смотрели на эту проблему, она всё равно останется. Слишком много минусов получается от полной ликвидации военного госпиталя в городе Бобруйске. Сиюминутная выгода Министерства обороны в этот период времени, обернётся большим экономическим ущербом в последующем. Просто проанализируйте всё ранее и позднее сказанное, и даже "незрячему" станет видно.
  
  6
  
   Несколько уклонюсь от основного направления данного повествования и попытаюсь перенести ваше внимание с "человеческого фактора" на более банальный аспект грядущей трагедии. Обращусь опять к некоторым событиям, произошедшим уже в период существования суверенной Беларуси. Периоды проведения "...заций" Вооружённых Сил Республики Беларусь. Глобальное, если не сказать, обвальное сокращение воинских частей. Прекратили своё существование части и соединения, на Боевых знамёнах которых сияли от трёх до шести и более боевых орденов, полученных на полях сражений. Поверьте мне, что этот факт сам по себе был серьёзным ударом по идеологическому воспитанию подрастающего поколения. То, на чём воспитывалось наше, уже послевоенное поколение, превратилось в прах. Согласен, что кое-какие попытки "спасти положение" и "сохранить осколки военной истории" предпринимались. И на том спасибо.
  
   Вопрос, в общем-то, не в этом. А в том, что освобождавшиеся от воинских частей военные городки, передавались местным властям. Министерство обороны, пусть и не в идеальном состоянии, но, "сбагривало со своего баланса" огромные площади не только земельных участков, но и жилых строений. И вот тут-то начиналось...
  
   Допустим, для жителей города Бобруйска вполне очевидны примеры таких передач военных городков исполкомам. Склады "Большевик" на правом берегу Березины. Военный аэродром после вывода в Россию дивизии дальней авиации. Военный городок Киселевичи. Военный городок Крепость. Штаб Сухопутных войск. Ни для кого не секрет, что сразу же после ухода с этих объектов военных, в них начинался жуткий грабёж во всех зданиях и сооружениях. Что нельзя было аккуратно снять и вывезти на личные подворья, варварскими способами выламывалось. Что было затруднительно вывезти, просто приводилось в негодное состояние. Порой достаточно было всего пары месяцев, что бы здание, ещё совсем недавно используемое по прямому своему предназначению, превращалось в развалины, печально и с упрёком смотревшее пустыми оконными глазницами на проходящих мимо него людей. Конечно, были исключения. Только тогда, когда какой-то объект до начала подобного дикарского разграбления успевал кто-нибудь купить, отремонтировать и использовать на благо людей. К сожалению, подобное исключение составляло около 10 процентов от всего переданного. Поверьте мне на слово, или можете это проверить в любой момент. Тем, кому когда-то довелось служить в Киселевичах или Крепости, сейчас эти места не узнает. И, извините меня, не в хорошем смысле слова.
  
   К чему я веду? К тому, с чего и начал вторую часть этого повествования. К развалинам бывшего военного госпиталя в Бобруйской крепости. Сорок лет назад было принято мудрое решение восстановить этот исторический памятник, что бы, не только сохранить его для потомков, но и использовать по своему прямому назначению, каковым оно было в начале девятнадцатого века. Сказать, что тогда на восстановление здания было использовано много денежных средств - значит, ничего не сказать. Для тех, кто не совсем представляет это сооружение, просто глазомерно постараюсь его описать. Представьте себе трёхэтажное массивное здание в форме буквы "П". Протяжённость коридоров из одной ноги "П" в другую, по моим прикидкам составляет около 250 метров. Ширина здания составляет без толщины стен, около 25 метров. Простейший расчёт показывает, что полезная площадь одного этажа более 6 250 метров квадратных. Для трёх жилых этажей это уже 18 750 метров квадратных. С учётом подвала - 25 000 метров квадратных. Высота арочных потолков в палатах около четырёх метров. Каждый оконный проём высотой более двух метров. И таких оконных проёмов где-то в районе 320 штук. Четыре лестничных марша: два со стороны фасада и по одному в середине каждого бокового крыла. В общем, махина ещё та. Теперь представьте себе, что станет с этим зданием, когда последний работник госпиталя покинет его? Скажу без попыток "гадать на кофейной гуще". Его приведут к состоянию шестидесятых годов прошлого столетия очень быстро. Вырвут оконные рамы. Полностью демонтируют новую сантехнику, установленную в прошлом году. Взломают и растащат половую доску. Вынесут двери и вообще всё, что "в хозяйстве пригодится".
  
   Обиднее всего, что одно деяние во вред людям, тянет за собой другое, несущее не меньший, а то и больший вред. Купить и использовать по любому - прямому ли или "кривому" назначению - это здание никто не захочет. Слишком уж дорого обойдётся его ремонт и обслуживание для любого местного или "залётного" бизнесмена. Милое дело было бы использовать его как музей Бобруйской крепости. Но и для этого в городском бюджете денег не найдётся. Вот и получается, что сокращение 290-го военно-медицинского центра, дающего экономию Министерству обороны в год, скажем так 20 миллиардов рублей, обернётся через какой-то промежуток времени потерей для государства только за здание госпиталя каких-то несчастных 20 миллионов долларов. А, в принципе, довольно выгодное дело. За десять лет, пока это историческое здание будет приводиться в совершенно негодное состояние, Министерство обороны сможет собрать за счёт экономии, необходимую для проведения ремонта сумму. Здорово? А я-то до подобного сразу и додуматься не смог бы. Что ж. С грустью вынужден констатировать, что подобное наблюдать у всех нас будет возможность. И не позднее, как после первого августа 2013 года.
  
  7
  
   Пожалуй, пора уже заканчивать, подведя кое-какие частные итоги. К чему мы пришли? К тому, откуда и началось всё. Опять в Республике Беларусь нет всё того же "золотого запаса". Опять предпринимаются жалкие попытки "залатать дыры" за счёт тех, кто не может ничего предпринять в ответ. Аж временами становится стыдно за свою страну. Неужели мы такие нищие? Неужели не хватает тех незначительных средств, что бы хоть держать "марку" перед ближайшими соседями? Везде, по всему миру усиливают заботу и медицинскую реабилитацию ветеранов боевых действий, а у нас о них вспоминают только один раз в год, да и то, как-то вскользь. Военный пенсионер в любом более-менее развитом государстве - почётный, хорошо обеспеченный человек, права и достоинства которого гарантированы и обеспечиваются всеми структурами государства. У нас же Закон "О статусе военнослужащего" выполняется только в той его части, которая относится к обязанностям самого военнослужащего. Всё остальное, включая и его права, можно "спустить на тормозах". Что это? "Близорукость" или стремление к искусственному сокращению обременительного "балласта". Чем меньше непроизводящих ценности пенсионеров, тем легче для казны? По принципу пятой ноги у собаки. Она без надобности. Даже приводит к определённому дискомфорту. Нет человека - нет проблемы. Нет пенсионера - не нужно платить ему деньги, создавать видимость выполнения государством своих обязательств перед ним. А дальше что? Да! С этими военными пенсионерами можно как-то "разобраться", лишить жизненного стержня, дать возможность болезням его задавить. С этими - да! А не страшно, что в конечном итоге военных пенсионеров может не остаться вообще? Совсем не будет! Так же, как и кадровых военных, готовых на всё, ради защиты Родины? Ведь не пойдут служить в армию молодые парни, зная, что на гражданке во много раз лучше. Зачем, ради чего себя гробить? Ради идеи? Ну, уж дудки! Вот и задумайтесь, руководители, куда вы нас всех поведёте. Пока не поздно. Если уже не поздно.

Оценка: 3.26*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012