ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чеченин Андрей Петрович
Грибанов Вовка

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 7.62*6  Ваша оценка:

   Грибанов Вовка
  
   Прошло уже 17 лет с того дня, но я помню всё до мельчайших подробностей...
  29 августа 1993 года врезался в мою память как раскалённая лава, изменило
  мою жизнь, отношение к людям, к смерти.
   На протяжении многих лет, я анализировал тот день, эх, сейчас бы вернуть всё назад, многое можно было изменить, не произошла бы та трагедия которая живёт во мне с тех пор.
   Чья вина произошедшего, умом понимаю, это случай, но иногда думаю что мог
  предотвратить это... Виню себя, хотя понимаю что не за что, было сделано всё
  правильно... Но всё же...
   В тот день я стоял дежурным по роте, наша рота, в тот же день стояла в патруле по части, я выдавал им оружие. С самого утра всё происходило через не так, неправильно. И день был очень жаркий, и ночью поднимали по тревоге, выезжали на почту в город, там была стрельба, неспокойное время было тогда в Кулябе, и настроение паршивое, на душе кошки скребли. Перед сдачей дежурства по роте, я пошёл в оружейную комнату принимать оружие у наших ребят, сдали все, кроме одного, он появился в нашей роте недавно, даже не появился а их огнемётный взвод прикомандировали к нашей роте. Почему не сдал...
   Их смена задерживалась, решили на всякий случай оставить один автомат. Первая роковая ошибка, я не должен был оставлять автомат, просто старший патруля попросил оставить. После сдачи наряда, мы с друзьями пошли в город, возле Гульчихона, есть в Кулябе такое злачное место, я встретил своего друга и земляка Грибанова Вову, он служил в пехотном батальоне. Вовка был с компанией, увидев меня он обрадовался, мы редко виделись, то мы на границе, то они. Подошёл ко мне, мы обнялись, и он вдруг мне говорит, Андрюха, увидишь моего отца передай ему часы, он мне их на 18-тилетие подарил. Снимает с руки часы и передаёт мне, у меня даже не было задней мысли что не спроста всё это. Что смерть уже сплела свои зловещие сети. Я взял часы, положил их в карман, попрощались и разошлись. Буквально через минут 5 я почувствовал страшное волнение, необъяснимое чувство потери.
   Ничего не объясняя друзьям, я бросился бежать назад в полк, вот уже Гульчихон, вот ворота, я бегу и вижу, стоит солдат, которому я оставил автомат и Вова Грибанов, автомат направлен на него, стоят, препираются. А Вовка я скажу, был крепким парнем, мастер спорта по гимнастике. Я бегу, осталось метров 70, и вот роковой шаг, Вова шагнул навстречу тому солдату... Выстрел, я уже подбежал и успел подхватить падающего Вову... Пуля попала в сердце, умер сразу, не мучился и ничего не понял... Что со мной творилось, потом я не помню, рассказывали что я отобрал у солдата автомат, напал на него. Сбежалось много народу, меня оттащили. Привели в роту, налили стакан спирта, выпил как воду, не почувствовал, налили ещё... Очнулся вечером, меня вызывал ком полка, пришёл в штаб. Ком полка мне говорит, поедешь в Россию, ты знал Грибанова лучше всех, повезёшь его хоронить... Это было начало 11-ти дневного кошмара, на следующий день прилетела вертушка, тело Вовки загрузили на борт и взлетели, с нами летел офицер с его батальона, тоже сопровождать тело Вовы. По дороге приземлились в Курган-Тюбе, забрали ещё одного убитого солдата, он был уже в цинковом гробу и деревянном коробе. А Вова просто на носилках.
   Приземлились в Душанбе, в аэропорту нас ждал Уазик медицинский, перенесли тело туда и поехали. По дороге у Вовки из ушей и носа потекла кровь, по приезду в морг, морг был переполнен, холодильные камеры были забиты, натурально забиты трупами людей. Вову положили в комнату с кондиционерами, я попросил санитаров вытереть лицо ему, получив согласие, я попрощался с ними и уехал в штаб дивизии.
   На следующий день меня отправили в помощь одному осетину, который клепал цинковые гробы, вместе с ним я клепал цинк для Вовы. Через день, документы на отправку были готовы, пришёл борт в Россию, капитан ждал меня в аэропорту, я поехал забирать цинковый гроб с Вовой. Приехав в морг, я увидел что его только укладывают в гроб, и вдруг я увидел что его лицо так и не вытерли от крови. У меня в голове как будто взорвалась граната, я схватил за грудки санитара и со страшным выражением лица, что-то начал ему говорить, быстро кинулись и обтёрли Вовке лицо. Всё, закрыли гроб, запаяли крышку, загрузили в Уазик и поехали в аэропорт. Приехали, выгрузили цинк, стоит капитан и грустно говорит, сегодня не летим, этим бортом, какой-то большой генерал в Москву улетел... И вот мы стоим на взлётной полосе, гроб с Вовкой и ещё несколько цинков с другими солдатами... С Душанбе мы улетали 7 дней... Нервы на пределе у всех, наконец, долгожданный борт, в Россию отправляли сапёров с границы, они что-то там разминировали. Загрузились на борт, около 7 цинков, взвод сапёров и несколько офицеров. Взлетели, я сидел недалеко от входа, а возле цинка с Вовой сидел молодой лейтенант. Вдруг он ко мне подходит и говорит, давай пересядем, а то там воняет...
  Граната в голове взорвалась, лейтенант лежит на полу самолёта с расквашенной физиономией, что то вопит, угрожает. Но ни один из офицеров не вступился за него, все слышали наш диалог. Приземлились в Марах, чрез часа три опять взлетели. Следующая посадка в Москве, на военном аэродроме, перегрузили гроб в самолёт который летел в Сибирь, вот, наконец Барнаул. Вову надо было доставить в Новокузнецк. В Барнауле переночевали в аэропорту, и вот 10 день, прилетел небольшой военный транспортный самолёт, загрузились и взлетели. В голове чёрная пустота, безразличие ко всему... Новокузнецк, аэропорт, представитель военкомата, бортовой "Зил".
   Финиш, Мы с капитаном на столько устали за эти дни, что слабо реагируем на вопросы представителя военкомата. Приехали домой к Вове, все ждут, устали, слёзы за 10 дней выплаканы, вышли из машины, капитан представился маме Вовы, отдал документы. Вышел отец, я подошёл к ему протянул часы, и сказал, вот, Вова перед смертью просил передать Вам... И заплакал, так горько и сильно я не плакал никогда... На следующий день были похороны, местные бабки устроили что-то невообразимое. Насмотрелись фильмов и давай голосить что в цинковом гробу лежит не Вова а камни, и всякую подобную ахинею... Мать было уже поверила им, начались разговоры про то, что надо вскрыть гроб. Я подошёл к матери и говорю, поверьте, не стоит вскрывать, 8 дней на 40 градусной жаре, 3 дня пути, не надо вскрывать, он умер у меня на руках, и до сегодняшнего дня я был неотлучно рядом с ним! Похоронили, на следующий день вылетели в Новосибирск. 3 дня дома, потом назад в часть. Но это уже другая история!
  

Оценка: 7.62*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018