ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Черновалов Виктор Владимирович
один за всех

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 5.53*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    нужна ли моя работа7

  Здравствуйте, гости
  Я, Черновалов Виктор Владимирович, с 1993 по 1998 гг. был научным сотрудником центра документации новейшей истории Саратовской области (в настоящее время - государственный архив новейшей истории Саратовской области). За годы работы на основании немецких документов на советских военнопленных было подготовлено и опубликовано в областной и районной прессе около 1.500 имен военнослужащих РККА, числящихся по областной Книге Памяти пропавшими без вести. По публикуемым спискам нашлись и были оповещены более 250 родственников. Так же практика показывает, что помимо поиска сведений об уже найденных солдатах поступает информация о поиске других солдат. Если брать в процентном соотношении, то на 1 найденного человека приходятся двое безвестно пропавших.
  Появление ОБД "Мемориал" позволяет осуществить дополнительную проверку по открывшимся документальным источникам.
  Это касается первого направления "отработка запросов родственников об установлении судьбы."
  
  Я занимаюсь установлением имен воинов, погибших в немецких концлагерях. В советской и в российской историографии эта проблема освещается указанием числа жертв, но не их идентификацией.
  Работа с ОБД позволяет установить:
  - для концлагеря Бухенвальд - до 70 имен;
  - для концлагеря Маутхаузен - до 2.000 имен;
  - для концлагеря Нейенгамме - до 600 имен;
  - для концлагеря Флоссенбург - до 330 имен
  (здесь цифры даются приблизительные, так как необходимы все записи на личной карте военнопленного, включая его личный номер и дополнительные пометки, например, зеленую букву "К", обозначающую "активного коммуниста, подлежащего ликвидации".)
  К сожалению, сейчас не могу назвать цифры, но аналогичные массивы, более 1.000 человек значатся в концлагерях Гросс-Розен и Аушвиц.
  
  Это важно в первую очередь потому, что региональные Книги Памяти полны неточностей. Например, КП Челябинской области "БАБКИН МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ 1921, г. Челябинск, ряд., погиб в плену 30.10.41, г, Запорожье конц. лагерь 310" в действительности погиб в шталаге 310 (X D), Зандбостель.. Или КП Пензенской области "Новиков Сергей Ильич, 1918, Пензенский р-н д. Софьевка. Пензенский ГВК, красноармеец. 00.10.1941, погиб в плену. Польша Белостокское воеводство" в действительности умер в Маутхаузене 2 февраля 1942.
  Для людей, готовых поехать к могиле своего родственника точное место захоронения - одна из важнейших информаций.
  
  
  
  
  С чего же все началось? Наверное, с несуществующего уже государства "СССР". Возвращаясь из школы домой, я ежедневно проходил мимо книжного магазина "Военкнига". Визиты в этот магазин стали привычкой, да и продавцы запомнили меня, стали откладывать новинки. Это было время, когда пирожки с повидлом стоили3 копейки, букинистическую книгу можно было купить за 15 копеек, а сигареты "Наша марка" - 30 копеек. Вот такое копеечно-грошевое образование формировалось не только у меня, но и у многих ровесников. И все мы жили копеечной сказкой о "грядущем коммунизме".
  Сейчас пишу и понимаю, что скатываюсь в тему денежных отношений, хотя сказать хочу совсем не это
  Естественно, что я, как мальчишка, любил и проиграть в " войнушку" и почитать про нее. Ох, какие же бои устраивали мы на заброшенном пескарьере... Именно там реализовался мой первый творческий проект: из дома приносились солдатики и для них рылась система обороны: окопы, блиндажи, аэродромы, доты. И, потом, все это великолепие последовательно расстреливалось камушками до полного уничтожения. Игра понравилась и прижилась. Очень скоро на театре военных действий сражались до шести противников. Обычно побеждал самый меткий. Так было пока к игре не подключились взрослые. Отцы - офицеры понимали в войне больше детей. Сейчас уже и не вспомню - кто первым применил вместо сплошной обороны тактику укрепрайонов и засад. Уничтожать их было труднее. Следующий шаг подсказал мне отец- создание ложных целей, склеить танк из спичечных коробков, не трудность. Появились дымзавесы, приходилось стрелять\кидать наугад. Да и местные камешки стали нехороши, слишком легки, каждый приходил с сумкой гальки или щебня своего веса или калибра, типа, пушки ЗИС-3 -76,2 мм. Естественно, что такая "войнушка" отнимала все силы и время, но не было разбитых стекол, подбитых глаз и было тесное общение с родителями. Для многих жен было непонятно - почему мужья, придя с полигона, ужинали и садились рисовать непонятные схемы, советуясь с сыновьями. Воевали уже не дети - профессионалы. У меня до сих пор хранится папин план размещения партизанского отряда в тылу противника.
  Уничтожить партизан - дело двух минут, но и они ведут огонь в упор. А это был самый спорный вопрос - на каком расстоянии строить оборону. Сошлись на дальности броска - 5-6 метров. Удивительно, как изобретателен человек, когда дело касается войны. Появилась дальнобойная артиллерия в виде рогаток и атомные бомбы на основе алюминиевой пудры. Подводя итог - из шести соперников пятеро реальные полковники ВС РФ, только я лейтенант запаса, комвзвода РХБЗ. Таков мой неожиданный вклад в обороноспособность страны.
  Хорошее знание войн определило и выбор профессии - историк. Но, как оказалось, история это не только война. Поэтому во время учебы ленился я не по детски. Однако, нужно отдать должное моим учителям - они научили если не фактам, то умению мыслить масштабно и непредвзято, И диплом стал не реальной оценкой моих знаний, а, скорее, авансом на будущее. Я честно отработал в школе учителем 4 года. В те смутные 90-е учиться дети не хотели, зарплату стали задерживать и я ушел работать в архив. Так получилось, что в это время стали рассекречивать архивы КГБ ( комитет государственной безопасности)/ В их число входили и немецкие документы на советских военнопленных. По архивным правилам полагается тщательно пересчитать все листы и вложения в дело. Но я первый месяц просто читал. Из дел ( каждое персонально на одного человека) возникала такая история, которую я нигде не читал.
  "никто платить не будет, за архивную информацию. . Спасибо, конечно, скажут, если найдёшь деда или кого еще"
  к сожалению, Вить, твоя страна не способна оценить и заплатить за твой талант ей, просто по херу на тебя", а если ты так уверен в своей нужности и необходимости, то, как говоришь - цена вопроса три миллиона человек, пусть они (родственники) заплатят тебе по рублю, ты же на них горбатился четверть века
  Если честно, то не 25, а 20 лет И не трех миллионов ( это только военнопленных, столько же и гражданских, угнанных на работы. Итого, шесть миллионов граждан СССР оказавшихся для своей Родины безвестными) Все это время в поисках меня поддерживали финансово и технически мои друзья :однокурсник Гарига Олег Анатольевич и одноклассница Яровенко Галина Анатольевна. Сейчас у них этой возможности нет. Фирма в которой я работал обанкротилась, поэтому я остался только с моей пенсией по инвалидности На лекарства и интернет не хватает пяти - шести тысяч. Не долларов - рублей, но ежемесячно. Буржуинские лекарства дороже, а наши - нерезультативны.
  Мне сейчас стыдно - я прошу милостыню, но есть оправдание - я хочу и буду работать, даже без денег, сколько смогу. За свои справки я денег не прошу, это неприлично даже в условиях рыночной экономики
  Хотя, каюсь - однажды сорвался. В итоге справки я написал, но денег не получил, хотя была крайне сложная ситуация.
  "Здравствуйте, Наталья. Пишу из интернет клуба, поэтому ответ обрывочен. У меня сдох модем. Цена вопроса - три тысячи
  
  Моя карта сбербанка 5213 1000 7138 8269

Оценка: 5.53*6  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018