ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чернышёв Евгений Владимирович
Часть вторая. Альманах.Говорят участники Вов и региональных боевых действий.

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения]
Оценка: 7.95*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Настоящий сборник является продолжением рассказов участников событий, помещенных вег первой части. Помещенные во второй части сборника рассказы будут продолжаться по мере их готовности.

  
   ================================================================================
   СОДЕРЖАНИЕ.
   - Рассказ полковника Саповского В.А.
  
   -Рассказ полковника Стальнова А.Ф.
   - Рассказ героя Советско8о Союза полковника Королева К.А.
   - Воинам, погибшим в Афганистане. Стихотварение. Морозов Ю.А.
   - Рассказ полковника Казакова Б.М. Записки штабного офицера - оператора.
   Воспоминания об Афганистане. (1980-1982 г.г.)
   - Рассказ полковника Казакова Б.М. Встреча союзных войск на Эльбе
   Очерк о встрече союзных войск на реке Эльба (58гв.мсд и 69пд США 25.04.1945 г.)
   -Рассказ полковника Казакова Б.М.- История создания и развития Воздушно-
   десантных войск (1930-2 009 годы) -
   -Рассказ полковника Казакова Б.М.- О патриотическом воспитании населения страны.
   ================================================================================
   РАССКАЗ УЧАСТНИКА ЯНВАРСКИХ СОБЫТИЙ 1986 года.
   в Южном Йемене полковника Саповского Валерия Александровича.
  
    []
  
   В середине июня 1985 года я прибыл в Народно-Демократическую республику Южного Йемена (НДРЙ) на должность советника командующего Западного операционного направления (ЗОН).
   Штаб и командование находилось в районе Эль- Анад 60 км на север от Адена.
   Границ с Северным Йеменом прикрывали входящие в состав ЗОН:
   На севере-бригада "Абут" со штабом в Эд-Дали; соверо-западнее - бригада "Шалял" со штабом в Кирше; на западе в Харасе - 25 мехбригада у Баб-эль-Мандебского пролива
   В Эль-Анаде был построен городок для советских советников, специалистов, переводчиков и их семей, который назывался "Солнечный". Распоряжением Главного военного советника (ГВС) мне пришлось исполнять обязанности начальника этого гарнизона. В нем жили советники и специалисты 9 иабр, бригады ПВО, учебной бригады, военные строители.
    []
  
   Забот было более, чем достаточно. Советник, мой предшественник, особо себя не утруждал налаживанием контактов с командующим, проведением плановых учений, занятий, планированием боевой подготовки.
   В гарнизоне остро не хватало жилья для семей с малолетними детьми. Плохо решался вопрос с обеспечением самым необходимым (холодильниками, кондиционерами). Без которых в тех условиях жить просто было невозможно.
   В общем, было чем заняться и я сразу окунулся в работу.
   У командующего подполковника Касем Яхья Касема характер был непростой
   Много было потрачено сил и нервов для налаживания деловых и просто человеческих контактов.
    []
   Командующий Западного операционного
   направления подполковник
   Касем Ахья Касем
  
   Имея трехлетний советнический опыт работы в Афганистане в в должности советника командира дивизии, задачу эту удалось решить.
   Вникнув со временем во все заботы ЗОН, ознакомившись с вопросами боевой готовности и боевой подготовки, через определенное время я с командующим, начальником штаба ЗОН и другими офицерами были просто хорошими друзьями.
  
   Практически с первых дней пришлось вникнуть в политическую жизнь страны. Страна небольшая и от этого деться было некуда.
   Вскоре я понял, что командующий ярый противник действующего президента Али Насера Мухамеда. Отношения между ними были, мягко говоря, натянутыми.
   Как-то Али Насер прилетел на вертолете на учения. Командующий даже его не встретил и не доложил ему.
   К осени отчетливо началась политическая борьба за, как теперь называется, электорат.
   Большая часть офицеров ЗОН была сторонниками Абдул Фатаха Исмаила. Но были и сторонники действующего президента.
  
   Абдул Фатах Исмаил последние пять лет находился в Советском Союзе. В 1985 году приехал в НДРЙ, где разворачивалась предвыборная компания.
  
   Мне приходилось часто бывать с командующим в разных районах ЗОН Касем был членом Народного совета (именно народного, а не Верховного). Одновременно с проверкой состояния дел в бригадах командующий проводил встречи с местным руководством и с народом.
   Через переводчика я был в курсе дел в провинциях, об отношениях к существующему руководству страны. На этом направление в основном были против Насера.
  
    []
   При встречах с Главным военным советником (ГВС) генерал-майором Крупницким я докладывал ему об обстановке на данном направлении. ГВС изволил на учебно-методических сборах советников со всех направлений (Восточного, Центрального. Западного и отдельных частей, где я был им же назначен старшим по сбору и организации) занятий, кричать с трибуны, что, мол не мое дело, что где творится. "Шоры тебе, Шоры". Так и говорил, мол, знаешь, что это такое. Вместо того, чтобы вникнуть в происходящее и делать выводы по складывающейся обстановке.
  
   По понятным причинам Крупницкий поддерживал Али Насера и считал, что других мнений быть не должно. Я ведь докладывал обстановку, а не свое личное мнение к кому бы то не было.
   Но события показали, кто был прав. Ему хотелось быть хорошим и перед советским командованием и с подсоветным. Хотелось сохранить хорошие отношения (катание на яхте, инкрустированное оружие, даренное ему). Забегая вперед, отмечу, что после тех страшных январьских событий Советское руководство разобралось в сложившейся обстановке и в произошедших событиях зимы 1986 года. Были высланы из НДРЙ ГВС, посол и военный атташе.
   По моему мнению, атташе также докладывал реальную обстановку. Он был информирован. Но так видно было нужно. За Крупницкого нечего и сказать. Не мне судить.
   Но факты: я просил наладить связь, которой не было с местами работы (службы) нахождения групп советников. Вообще, разве можно безо всякой связи работать? Это противоречит всему и вся. Однако, ничего не предпринималось. И, только после событий кое- как связь была налажена.
   Обеспечением советников никто не занимался, абсолютно. В группах были и женщины и дети дошкольного возраста. Не хватало и холодильников и кондиционеров, а в отдельных местах их вообще не было. Хотя по договору между странами местная сторона должна была многим обеспечивать. Но руководству не хотелось портить отношения с местной властью.
  
  
   После событий действия советников Главным военным советником оценивались по личной преданности и близости, совершенно субъективно. Мне он говорил: "Каждый офицер, прослуживший некоторое время, должен получить награду, т.е. не заслуживший, (ведь есть статус о наградах), а именно "прослуживший". Вот и наградил всех находившихся при нем: начальника финслужбы, казначея, пропагандиста и прочих, не советников, специалистов, переводчиков, составляющих рабочее ядро, которые отправлялись в эту страну по договору между странами.
   Ну да бог ему и иже подобным судья.
   Это было некоторое отступление.
   Где-то к сентябрю месяцу политическая борьба в стране все больше накалялась.
   На сборах советников ГВС дал всем указание принимать участие на проводимых конференциях по выборам делегатов на съезд, где будет избираться президент.
  
   По прибытию в гарнизон Эль - Анад я сказал советнику начальника политотдела ЗОН Потарову Анатолию Алексеевичу, надо ведь выполнять указы ГВС. Мудрый человек (один из пяти, меняющихся один за другим советников начальника политотдела) он сказал: "это их личное дело, нечего в их дела соваться". Подумав, я вполне с ним согласился. На других направлениях, в частности на Центральном, советников, присутствовавших на конференции,
   Командующий ЦОН выгнал из зала. Советнику командующего ЦОН пришлось в последствии досрочно выехать в Союз.
  
   Само руководство страны всячески задабривало советников, присылая всякие фрукты, овощи, пиво, виски, сигареты. Все это в гарнизоне распределялось между семьями. Особенно цитрусовые - детям, дыни, арбузы. Поровну и остальное.
  
   Состоялись выборы. По итогам, которых где-то одинаковый процент был за Али Насера Мухамеда и Абдул Фатаха Исмаила.
  
   Так все на время и затихло. Однако чувствовалось какое-то напряженное выжидание. Ведь ничего конкретно не решилось. Руководство страны не определилось. Министерства и портфели не розданы.
    []
 []
   В центре Мяновский.
  
   Шло время. Вся страна жила по обычному распорядку. В декабре ночью ко мне приехала группа офицеров во главе с начальником штаба ЗОН. Все держались напряженно. Немного выпили и они сказали, что командующий передал, чтобы я принял меры, чтобы в Адене решили, наконец, вопрос о распределении должностей по руководству в стране.
   Я ответил, что это, конечно, не в моих силах. Уезжая, они сказали, думай, думай, делай что хочешь. Иначе войска уже готовы выйти на Аден.
  
   Как только они уехали, я сразу отправил с Дубенковым О.А. Главному советнику донесение.
   Утром, как обычно, в 6.00 мы были на рабочих местах в штабе ЗОН. В самом расположении, на удивление, как будто никого не было.
   Оказывается, все ночью ожидали результата из Адена и сейчас отсыпались.
   В Адене наше руководство настояло на решении вопроса по распределению должностей в правительстве между сторонниками Али Насера Мухамеда и Фатаха Исмаила.
  
   Где-то ближе к 11-12-ти часам все офицеры управления собрались очень радостные и чуть ли не качали нас, довольные итогами переговоров и решениям в правительстве.
   Вроде поделили должности поровну. Шло время. Ничего, как будто не предвещало особых изменений.
   13.01. 86г. в в 9. 00 я с переводчиком и с командующим находились на узле связи в заглубленном КП ЗОН. Мы занимались разработкой нового плана боевой готовности.
  
   В 9. 30. Командующий сказал, что его вызывают в Аден, но он себя плохо
   чувствует и не поедет. Вскоре ему позвонил командир учебной бригады. Он по вызову поехал в Аден и чудом вырвался оттуда. В это время в Адене проводилась расправа над противниками Али Насера. Погиб командир иабр, сосед в Эль-Анаде первоклассный летчик. Мечтал стать арабским космонавтом.
   В 10. 30 бригадам ЗОН, минуя его командование, была объявлена полная боевая готовность. Через 30 минут и само командование ЗОН объявило о полной боевой готовности под предлогом угрозы с севера. Командующий сказал, что в Адене обстановка плохая. В период заседания были расстреляны четверо членов политбюро в том числе Абдул Фаттах Исмаил и Али Антар. Вскоре было сообщение по радио из Адена.
  
   К 12 00 все подразделения ЗОН были приведены в полную боевую готовность. Командующий хотел немедленно ввести войска в Аден. Я ему советовал разобраться в обстановке, не спешить с вводом войск, чтобы не допустить кровопролития в стране.
  
   Всем советникам дал команду собраться в советнической комнате.
   Прибыл Мяновский Владимир Александрович(советник начальника политотдела ЗОН).
   На ПУ, уговаривали командующего не вводить войска в Аден.
  
   В 12. 30 отправил на машине подполковника Дубенкова О.А. и двух специалистов, чтобы передать через Рыжкова С.К (старший группы советских специалистов - контроль, разведка над акваторией индийского океана) в управление донесение о случившемся.
  
   К 14. 00 вернулся Дубенков О.А. Доложил, что донесение отправлено.
  
   Командующий попросил для безопасности советников отправить их на место жительства.
   К этому времени была налажена связь со всеми бригадами. После требования командующего в 16.45 я, Мяновский, Коваль В.И.(советник начальника артиллерии ЗОН) и Дубенков О.А. (специалист по техчасти) выехали в гарнизон.
  
   В гарнизоне собрал старших коллективов. Довел обстановку. Приказал всем быть на местах. Запретил все выезды. Усилил охрану городка. Дежурными назначил старших коллективов.
   Решил с Рыжковым С.К. вопрос перемещения женщин с и детей в случае ухудшения обстановки на их территорию.
   Мужчины были собраны в трех домах. Организовал наблюдение
   В 21.00 начали выдвижение в сторону городка танки. Женщин и детей перевел на территорию Рыжкова. Там оборудовали хранилище под укрытие и для отдыха. Там они и находились до 16-го января, когда угроза их безопасности уменьшилась.
  
   В 21. 30 после короткой перестрелки танковой ротой и двумя пехотными ротами при поддержке трех БМП был захвачен аэродром в Эль-Анаде. Было убито 4 человека и ранен один. Руководил боем начальник строительства в Эль- Анаде майор Могбиль, араб.
   На этом аэродроме дислоцировалась 9иабр МИГ-23 (командир бригады с утра 13.01. был
   вызван в Аден и вместе с другими противниками Али Насера был расстрелян).
  
   С 1. 30 до 2.00 14.01 в сторону Адена прошли до 20 танков (две роты) и машины с пехотой.
   С 7 00 14.01 авиация из Адена наносила удары по штабу ЗОН, по аэродрому
   в Эль-Анаде, расположению войск, по ракете "Луна", но особого вреда не причинили.
   Было сбито 4 "Су-22", частично разрушена взлетно-посадочная полоса. Силами строительной команды ночью она была восстановлена.
  
   Я постоянно находился на узле связи (УС) у Рыжкова. Докладывал оттуда каждые полчаса обстановку. В гарнизоне своей связи с Главным советником не было.
   Распорядился завести учет продовольствия, соблюдать режим экономии воды, создать запасы, оборудовать три убежища. Это было сделано силами личного состава всего гарнизона. Довел до всех порядок действий личного состава по сигналам. На случай пожара в городке дал команду сосредоточить продовольственные запасы в отдельном каменном домике (все дома в гарнизоне деревянные, кроме кинобудки и КПП).
  
   14.01. Через сутки боев в Адене прибыл командующий ЗОН с группой офицеров. Рассказали об обстановке и положении в Адене.
   В ЗОН арестованы начальник политотдела и до пяти офицеров.
   С 13.01 и по 16.01. Аден полыхал. Горели нефтехранилища и артсклады.
   В Эль - Анаде слышны были грохот взрывов, а ночью небо рассекали выстрелы БМ-21
   и с кораблей.
   Командующий и офицеры, обросшие запыленные, уставшие просили советы, что делать. В городе еще были сильные очаги сопротивления сторонников Али Насера. Из доклада командующего я понял, что связь с подразделениями была практически утеряна, обеспечение войск всем необходимым нарушено.
   Мною даны были советы.
   1. Прежде всего уточнить местонахождение всех подчиненных частей и подразделений.
   2..Установить с ними надежную связь. Для этого разослать офицеров управления.
   3..Обеспечить всем необходимым (водой, питанием и, главное, - боеприпасами).
   4. Свой замысел довести до всех, согласовать по времени и месту.
   5. Сосредоточить все усилия на подавлении очагов сопротивления.
      -- Напомнил учение Ленин:. (Касем закончил академию им. Фрунзе с отличием.
   Имеется его портрет в академии) захватить банки, узлы связи, мосты, склады, коммуникации.
   Кстати, склады с боеприпасами на окраине Адена были взорваны. Боеприпасы валялись и в нашем жилом городке. Детишки еще долго потом после событий выковыривали со стен пули и осколки.
   После первой встречи дня через три командующий с группой офицеров уже радостный довел, что все в Адене закончилось и он даже побывал в резиденции Али Насера, который по некоторым данным сбежал в Эфиопию к Хайле Мариам.
  
   Со слов Командующего и других офицеров события в Адене 13.01. 86г. развивались
   следующим образом.
   Али Насер, не желая ни с кем делить власть, распорядился собрать избранный руководящий состав. Когда все его противники собрались в зале (а сам он не явился), вошел один из его подручных, стал разливать кофе (или воду). Обычное дело. Перед этим он поставил на стол кейс. Закончив разливать, открыл кейс, будто доставая бумаги. Достал автомат и начал расстреливать сидящих в зале. Погибли Министр обороны, зам генсека Али Антар, член политбюро Али Шая. Был ранен Абдул Фатах. Ответным огнем стрелявший был убит. Раненого Фатаха на шторах от окон спустили из окна второго этажа вниз и в БМП пытались увести из города. На узком участке дороги вдоль берега моря БМП была поражена из РПГ. Все, кто находился в в БМП, сгорели.
   Это со слов командующего ЗОН Касема и других офицеров.
   Такая же версия и у одного из участников этих событий полковника Диденко Бориса Григорьевича, находившегося в то время в Салах-Эд-Дине.
   С 15.01. гарнизон посещали командующий ЗОН, первый секретарь провинции Лахедж. Интересовались нашими нуждами. Оказывали помощь продуктами питания (сахар, мука, лук, зелень). Они нас информировали об обстановке в стране. Отношение местной стороны к советникам хорошее.
  
   16. 01 в 20.30 два офицера с переводчиком бригады "Абуд" привезли полковника Гвилаву Рема Фомича. Его называли просто - Роман. Он был советником командира бригады. Сам из Бреста. В Йемене служил уже третий год. До конца командировки оставалось около двух месяцев. Его жена перед событиями уехала домой, где дочь ждала ребенка.
  
   Офицеры бригады, ничего не объяснив, сразу уехали. А от переводчика узнать, как все произошло, было невозможно. Он был настолько в подавленном состоянии, что ничего вразумительного объяснить не мог. Он ведь и сам чудом остался жив. В ночь я оставил его в покое. Прояснить кое - что удалось на следующий день.
   Получив приказ из Адена привести бригаду в полную боевую готовность, командование бригады стали решать вопрос: отмобилизовывать ли призывной состав или нет?
   Мнения разделились. Гвилава Р.Ф. настаивал - не отмобилизовывать. Так решили и на этом разошлись.
   Нужно отметить, что в каждом подразделении, в каждой бригаде, в штабах имелись офицеры сторонники Али Насера и сторонники Абдул Фатаха. Большая часть офицеров была за Абдул Фатаха. Их возглавлял начальник политотдела бригады. Сам командир бригады, да и полковник Гвилава Р.Ф.были сторонниками Али Насера. По всей вероятности это не являлось секретом для офицеров бригады. От источников было известно, что Али Насер обещал Гвилаве Р.Ф. ходатайствовать перед нашим командованием о продлении срока его командировки.
   В штабе бригады офицеры всю ночь вели споры и потом разошлись. Через некоторое время большая группа офицеров и солдат, стреляя на ходу, пошла захватывать штаб.
   Наши советники через крышу в штабе вырвались к себе, где жили. Это густо расположенные каменные строения. Эд-Дали являлось поселком в горах на границе с Северным Йеменом.
   Гвилава Р.Ф., как рассказали потом, вернулся в штаб, где оставил какие то документы. В это время он и попал (и не под случайный) выстрел. Семь ранений наискосок от левой ноги выше колена через все тело до правого плеча. Некоторое время он еще жил. Последними его словами были: "Жалко жену и детей, за что меня замполит убил?"
  
   Как всегда, что в Афганистане, что здесь в Йемене никто никаких расследований, да что расследований элементарных уточнений обстоятельств гибели полковника не проводил.
   Главный военный советник генерал-майор Крупницкий и его аппарат даже не поинтересовались, как это все произошло. Впоследствии по согласованию с новым командованием бригады силами советников в гарнизоне Эд-Дали был установлен обелиск. Память погибшему нашему товарищу.
  
   Я распорядился на ночь тело Гвилавы Р.Ф. поместить в комнату КПП, где был кондиционер.
   Наш врач сделал уколы камфоры.
   Приказом по гарнизону назначил советника политотдела ЗОН Мяновского председателем похоронной комиссии. Надо было паять цинковый гроб, провести обряд подготовки к отправке (помыть переодеть).
   Однако Мяновский через некоторое время самоустранился от этих обязанностей, сославшись на слабость духа.
   Сам с членами комиссии подготовили цинковый гроб, сделали все, что надо.
   Довел все до конца подполковник Дубенков О.А. с группой товарищей.
   Сфотографировали (у Мяновского, как политработника, был запас фотоматериала, однако,
   нам он его не дал). Составили акт и при эвакуации отправили гроб в Аден на корабль. Доставили его в Джибути, затем самолетом в Москву.
    []
  
   Мяновскому поручил отправить через существующие каналы в Москву акт и фотографию. В Москве долго не могли отдать гроб родителям. По незнанию не сделали окошечко вверху. Произошла задержка с получением документов на захоронение.
   Позже я написал рапорт Главному о невозможности дальнейшей службы с Мяновским: "предал мертвого товарища, предаст и живых".
  
   Из Адена одна за другой поступали команды об отправке женщин и детей в Аден, где их ждали корабли для эвакуации в Джибути. Но корабли стояли далеко, да и берег обстреливался.
   Пять дней отдавались распоряжения вперед, затем - отставить! В конце концов, удалось найти момент и успешно эвакуировать членов семей советников и специалистов, женщин и детей.
   По международному соглашению руководство по эвакуации сотрудников учреждений всех стран было возложено на Советский Союз. В подчинение входили корабли Англии и Франции. Эвакуировать приходилось на ботах, порой под огнем. Корабли находились на рейде на дальности обстрела из пушек. Всех отправляли кораблями до Джибути, а там авиацией по разным местам. Наши эвакуировались очень легко одетыми. В Москве выдали солдатские бушлаты, валенки и отправили по местам жительства.
  
   18.01. Среди личного состава постоянно велась работа по доведению обстановки. Не было никакой паники. Весь личный состав, в том числе и женщины, вели себя сдержанно, спокойно.
   В гарнизоне имеются продовольственные запасы дней на десять. Имеются и вода и электричество. Беспокойство вызывает газ, запасы которого кончаются. Личный состав, офицеры ЗОН во главе с командующим с первых же дней развернувшихся событий поддерживают сторонников Абдул Фатаха.
  
   Всё командование ЗОН, командиры батальонов (дивизионов) за исключением командира танкового батальона, на местах.
  
   Среди командования ЗОН убитых и раненых нет. Они поддерживают действующее командование Вооруженных сил страны.
   Бригадой "Шаляль" командует один из командиров батальонов.
   Бригадой "Аббуд" командует начальник политотдела бригады.
   Потерь в обеих бригадах нет.
   Потери в личном составе, вооружении и технике уточняются
  
   Только 24.01. получил команду от оперативного дежурного приступить к советнической деятельности.
   До сих пор она выражалась встречами с командующим в гарнизоне.
   По предварительным данным потеряно три танка, артиллерия в наличии. По автомобилям данных нет. Все остальные данные поступят позже.
   Политико-моральное состояние личного состава гарнизона хорошее. В лучшую сторону по организованности, дисциплине, распорядительности и оказании помощи в решении проблем в гарнизоне были:
   Подполковник Дубенков О.А.- старший специалист по технике.
   Подполковник Коваль В.И. - советник начальника артиллерии ЗОН
   Подполковник Шмыголь И.М.- советник командира учебной бригады
   Подполковник Титов Ф.К.-
   Полковник Ключихин В.Г.- советник командира летной бригады "МИГ-23"
   Майор Богомаз В.М.- старший коллектива военных строителей.
  
   Наиболее действенную помощь в решении многих вопросов оказывал Рыжков Сергей Константинович.
  
   Саповский Валерий Александрович
  
    []
   Результат январских событий 1986 года.
  
   ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
   ===================================================================================================
  
  РАССКАЗ ПОЛКОВНИКА КОЛЕСОВА В.И.
    []
   КОЛЕСОВ
   ВИТАЛИЙ ИВАНОВИЧ,
  полковник
  Родился 12 октября 1923 года в селе Серебрянка Кувшинского района Свердловской области.
  В июле 1941 года добровольно поступил в Смоленское артиллерийское училище, которое было эвакуировано в г. Ирбит Свердловской области. Училище окончил в феврале 1942 года с присвоением звания лейтенант и направлен в распоряжение начальника артиллерии МВО. В марте 1942 года направлен на формирование 1092-го пушеч-но-артиллерийского полка ВРГК (ст. Зуевка Пермской ж. д.) на должность командира огневого взвода.
  В июле 1942 года  В начале ноября 1942 года полк был переброшен под Сталинград. 19 ноября он участвовал в артиллерийском наступлении в составе Донского фронта. В то же время полк вошел в состав вновь сформированной 7-й артиллерийской дивизии прорыва РВГК. В ходе контрнаступления полк поддерживал 3-ю гвардейскую армию Юго-Западного фронта в боях по освобождению Донбасса.
  В марте 1943 года был назначен начальником артиллерийской разведки 1092-го ПАП, а в конце этого года - первым помощником начальника штаба полка. В октябре 1943 года 7-я АДП поддерживала 8-ю армию при освобождении г. Запорожье. Дивизия получила почетное наименование 'Запорожская'. В конце 1943 - начале 1944 года полк в составе 7-й АДП участвовал в нескольких наступательных операциях по освобождению Правобережной Украины.
  В мае 1944 года был назначен первым помощником начальника штаба 17-й ПАБР этой же дивизии. В июне 1944 года АДП была перебазирована из Молдавии в состав Карельского фронта, заняла боевые порядки в районе г. Лодейное Поле на реке Свирь. Здесь она участвовала в Выборгско-Петрозаводской стратегической операции, в том числе в форсировании реки Свирь. Все бригады дивизии были удостоены наименования 'Свирская'.
  
  Во второй половине августа7-я АДП прибыла в Молдавию. С 20 по 29 августа 1944 года участвовала в Ясско-Кишиневской наступательной операции в составе 3-го Украинского фронта, поддерживала войска фронта по освобождению Румынии, Болгарии, Югославии. В конце 1944 - начале 1945 года дивизия принимала участие в Будапештской наступательной операции. Боевые действия закончила в Австрии. Наиболее запомнившиеся боевые эпизоды.
  
  18ноября 1942 года батарея была назначена для поддержки стрелкового батальона, встретился с командиром батальона, договорился о взаимодействии.
  19ноября как только закончилась артподготовка, наши танки ринулись вперед. И тут я заметил, что на переднем крае противника открылись щиты и фашисты выкатили противотанковое орудие.
  Эта цель мною была заранее разведана и данные по ней подготовлены. Вызвал огонь своей батареи и несколькими снарядами орудие было уничтожено. Далее в ходе наступления противник стал оказывать все возрастающее сопротивление.
  
  Его минометная батарея открыла сильный огонь по поддерживаемому батальону в том числе по НП. Моя радиостанция была разбита, разведчик тяжело ранен. С большим трудом заметил дымки выстрелов минометной батареи. Сориентировался по карте и открыл огонь по балке, где укрывалась минометная батарея противника, использовав радиостанцию командира батальона. Батарея противника была подавлена.
  
  За успешное выполнение боевого задания в этих боях одним из первых в полку был награжден орденом Отечественной войны II степени.
  В июле 1943 года наш полк поддерживал 8-ю гвардейскую армию при форсировании реки Северский Донец в районе г. Изюм. Я как начальник разведки полка следовал в первом эшелоне атакующих стрелковых подразделений, под огнем противника перебежал по штурмовому мостику реку. Но противник открыл сильный огонь из пулеметов, укрытых на высоком правом берегу реки, наша пехота залегла.
  Кроме того, первая позиция обороны противника была плотно заминирована, а его авиация непрерывно бомбила наши боевые порядки. Кстати, в одном из налетов погиб командир 1-го дивизиона нашего полка капитан Расе. Командир полка приказал мне временно возглавить дивизион. Наша артиллерия вела огонь по пулеметным точкам, но они продолжали стрелять. Я заметил один хорошо укрытый пулемет. Вызвал огонь одной из своих батарей. Разрывы легли точно, пулемет замолчал, но вскоре снова открыл бешеный огонь. Я вновь повторил огонь. Вместе с пехотой я перебежками продвигался вперед.
  
  Вышли к этим пулеметным точкам. Это оказались бронеколпаки, зарытые в землю. Собственно бронеколпак возвышался над землей на 40-50 см, в нем была небольшая амбразура, закрытая бронированной заслонкой. В колпаке был установлен крупнокалиберный пулемет и находился пулеметчик. Такие бронеколпаки называли 'крабами' то было новое оружие. Пулемет, по которому я вел огонь, забросало землей, поэтому он прекратил огонь. К сожалению, прямого попадания в бронеколпак не было. Таких пулеметных точек было на этом направлении много, некоторые даже лежали на земле - противник не успел их закопать. Поэтому наша пехота с большим трудом захватила плацдарм на правом высоком берегу реки Северский Донец.
   []
  В октябре 1943 года при наступлении на г. Запорожье я, как помощник начальника штаба полка, был направлен в район огневых позиций 1-го и 2-го дивизионов, чтобы проконтролировать своевременность и правильность занятия позиций и помочь командирам в организации огня. Не успели огневики завершить инженерное оборудование позиций и замаскировать их, как большая группировка танков и пехоты противника контратаковала боевые порядки наших войск.
  
  Пехота стала отходить, я с офицерами батарей остановил отступающих, организовал оборону, приказал развернуть наши 152-мм гаубицы в сторону контратакующего противника и приказал открыть огонь по танкам и пехоте полупрямой наводкой на дальность примерно 4 километров. Под разрывами наших тяжелых снарядов танки противника начали маневрировать, что задержало их продвижение. В это время, к нашей радости, стремительно подошли наши танки и разгромили контратакующею группировку противника.
  
  Всю войну прослужил 7-й артиллерийский Запорожский трижды орденоносной дивизии прорыва РВГК. Дивизия удостоена 16 благодарностей Верховного Главнокомандующего. 27 воинов дивизии удостоены высокого звания Героя Советского Союза. В августе 1945 года был назначен командиром дивизиона 17-й пушечной арт. бригады, которая в то время находилась в Южной группе войск, а позднее была передислоцирована в Закавказский ВО.
  
  1946 год - поступил в Военную артиллерийскую академию им. Дзержинского, которую закончил с отличием в 1951 году. Был назначен на Центральные артиллерийские офицерские курсы, где служил преподавателем, а с 1956 по 1967 год - начальником цикла стрельбы и управления огнем. За время службы на курсах изучил множество артиллерийских и ракетных систем, участвовал в разработке наставлений и правил стрельбы, подготовил сотни офицеров различных категорий.
  
  С 1967 года проходил службу старшим офицером оперативного отдела штаба РВ и А СВ, затем заместителем начальника этого отдела, а позднее был назначен начальником 4-го отдела. Участвовал во многих стратегических учениях Вооруженных Сил и специальных учениях РВ и А СВ. Постоянно участвовал в подготовке материалов для докладов, разборов для командующего и начальника штаба РВ и А СВ.
  
  Участвовал в написании учебников для РВ и А, печатался в военных журналах, в Советской военной энциклопедии. В 1977-1987 годах работал советником по РВ и А в Алжире при штабе Сухопутных войск Алжирской Республики, награжден несколькими почетными грамотами. В 1979-1980 годах участвовал в боевых действиях в Афганистане в группе, возглавляемой 1-м заместителем Министра обороны Маршалом Советского Союза Л. С. Соколовым, награжден орденом Красной Звезды.
  Уволен из кадров Вооруженных Сил по возрасту в 1984 году в звании полковника. Награжден орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Отечественной войны II степени, тремя орденами Красной Звезды, орденами 'Знак Почета', 'За службу Родине в ВС' III степени, румынским орденом Владимира Теодореску, 19 медалями.
  
   КОЛЕСОВ В.И.
  
   =================================================================================================
  
  
   РАССКАЗ ПОЛКОВНИКА СТАЛЬНОВА А.Ф.
  
  
    [Стальнов А.Ф.]
   СТАЛЬНОВ
   АЛЕКСЕЙ ФЕДОРОВИЧ,
   полковник
   Родился 13 декабря 1924 года в с. Дмитриевка Кантского района Фрунзенской области Киргизской ССР 10 сентября 1942 года, со школьной скамьи, был призван в армию и направлен в Орловское пехотное училище, эвакуированное в г. Чарджоу Туркменской ССР. Училище проводило ускоренную подготовку для фронта командиров стрелковых, пулеметных и минометных взводов. Был назначен в пулеметную роту. Занятия проводились по 10 часов в день. Еженедельные ночные марши на 10,15, 20 и 40 км, с полной выкладкой по пустыне давались трудно. Зато потом никакие физические нагрузки были не в тягость.
  
  В феврале 1943 года училище было поднято по тревоге, курсанты переодеты в зимнюю форму одежды и санитарным поездом отправлены на Брянский фронт в 63-ю армию. В стрелковом батальоне 250-й стрелковой дивизии 918-го стрелкового полка стал командиром 45-мм противотанкового орудия. Поскольку против танков и САУ эти пушки были малоэффективны, то использовались как орудия сопровождения пехоты.
  
  Материальную часть, подготовку орудий к стрельбе и точность стрельбы пришлось осваивать самим, так как никто во взводе их не изучал, в том числе и командир взвода (авиатор), а тактику боевого применения спрашивать у офицеров батальона и отрабатывать на батальонных учениях, которые проводились, как правило, ночью, так как на фронте строго соблюдалась маскировка войск. Дивизия получила хорошее пополнение, основу которого составляли курсанты военных училищ. Немецкое командование планировало наступлением на Курской дуге взять реванш за поражение под Сталинградом. Для этого было сосредоточено огромное количество сил и средств. В том числе поступившие на вооружение немецкой армии новые танки 'Пантера' и 'Тигр', самоходные артиллерийские установки 'Фердинанд'.
  
  5 июля 1943 года, после сильнейшей артиллерийской и авиационной подготовки, немецкие войска перешли в наступление. Но глубокоэшелонированную оборону наших войск им прорвать не удалось. Измотав и обескровив противника, наши войска 12 июля перешли в контрнаступление и одержали убедительную победу.
  
  На второй день наступления командир взвода младший лейтенант И. В. Сукрут был ранен и мне, старшему сержанту, было приказано принять взвод и продолжать выполнение поставленной боевой задачи.
  Взвод состоял из двух 45-мм пушек на конной тяге и хозотделения, имевшего задачу подвозить боеприпасы и фураж. За пять дней боев в орудийных расчетах осталось по 3-4 человека. В боях на Курской дуге взводом было уничтожено 2 САУ, подавлено 12 огневых точек противника, подбито 5 грузовиков, отражено две контратаки пехоты. При форсировании реки Сож 29 октября был ранен.
  Подлечившись во фронтовом эвакогоспитале, направлен с командой выздоравливающих в 140-ю Сибирскую Новгород-Северскую дивизию, 258-й Хабаровский стрелковый полк, дислоцировавшийся в лесу у г. Речица в Белоруссии, и назначен командиром взвода истребительной противотанковой батареи. В декабре дивизия была переподчинена 1-му Украинскому фронту. Совершив тяжелый марш по бездорожью из Белоруссии, дивизии с ходу вступила в бой за Шепетовку, Казатин. Освобождала Ровно, Новгород-Волынск.
  
  Летом участвовали в боях в Западной Украине, освобождали города Тернополь и Львов, форсировали реку Сан и овладели польским г. Санок. Бой длился всю ночь, но на рассвете в центре города с купола костела фашистские пулеметчики открыли губительный огонь по всем улицам, радиально ведущим к центру города. Взводу была поставлена: задача любым способом подавить огневые точки. Чтобы подойти на дальность прямой наводки, пришлось орудия вручную перекатывать по дворам, кое-где разбирая заборы, и, как только заняли выгодную позицию, открыли огонь. Орудийные расчеты уже имели большой опыт в точности стрельбы. Буквально первыми снарядами была разрушена верхняя часть костела, пулеметы замолчали. Освобождение города было окончательно завершено.
  
  38-я армия генерала Москаленко, в состав которой входила 140-я Сибирская Новгород-Северская ордена Ленина Краснознаменная дивизия и 1-й Чехословацкий корпус, получила новую боевую задачу: оказать помощь Словацкому восстанию в Братиславе. Для выполнения этой задачи армии необходимо было перейти через Дуклинский перевал в Карпатах. Это была самая трудная операция, но армия ее блестяще выполнила.
  25 сентября был направлен в запасной полк 1-го Украинского фронта, затем вместе с шестьюстами отобранных фронтовиков - будущих курсантов отправлен в Чкаловское училище зенитной артиллерии. Так фронтовиками формировалось большинство военных учебных заведений.
  
  Программой подготовки офицеров фронтовикам определялся срок обучения в один год. Задача состояла в том, чтобы подготовить командиров огневого, приборного взвода управления батарей малого и среднего калибра.
  
  Большинство занятий проводилось на тренажерах в парке и в поле, в любое время суток и при любой погоде. В завершение на полигоне каждый курсант в роли командира взвода и батареи выполнял заданное упражнение: стрельба боевыми снарядам по реальным целям, буксируемой самолетом на тросе мишени. По выполнении задания получали соответствующие оценки.
  
  День Победы 9 мая 1945 года был встречен курсантами - бывшими фронтовиками с ликованием и радостью. Все мечтали о скором окончании училища и встрече с родными, с которыми не виделись по 5-6 лет. Но нам добавили еще один год обучения. В сентябре 1946 года, сдав госэкзамены и получив звание младший лейтенант, выпускники разъехались по военным округам нашей великой Родины.
  Меня, окончившего училище с отличием, оставили в училище на должности командира взвода курсантов. Дальнейшая военная служба была посвящена подготовке офицерских кадров для ПВО Сухопутных войск (в должностях командира взвода, командира батареи, преподавателя тактики, начальника учебной части курсов переподготовки офицеров запаса, старшего офицера учебного отдела).
  
  В 1970 году по болезни ушел в отставку, но училище не оставил и продолжал свое любимое занятие: работу с личным составом на общественных началах. Стал начальником Юношеской военно-патриотической школы, возглавил работу музея войсковой ПВО и истории Оренбургского зенитно-артиллерийского училища им. Г. К. Орджоникидзе, многие годы был председателем совета ветеранов училища. Общий стаж службы и работы в училище составляет 58 лет.
  
  За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронтах Великой Отечественной войны, безупречную службу в Вооруженных Силах СССР и большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи удостоен 25-ти правительственных наград. В том числе: орден Отечественной войны I степени, орден Красной Звезды, орден Славы III степени, 2 медали 'За отвагу', медаль 'За боевые заслуги', медаль президента ЧССР '20 лет Словацкому восстанию'.
  
  Награжден именными подарками и грамотами: президента РФ, министра обороны, Главкома Сухопутных войск, ЦК ВЛКСМ, Советского и Российского комитетов ветеранов войны, командующего ПриВО, губернатора Оренбургской области, мэра г. Оренбурга.
  СТАЛЬНОВ А.Ф. ====================================================================================================
  
  
   РАССКАЗ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ПОЛКОВНИКА КОРОЛЕВА К. А.
  
    []
   КОРОЛЕВ
   КОНСТАНТИН АЛЕКСЕЕВИЧ,
  
   Родился 4 января 1917 года. Расскажу о нескольких эпизодах битвы за Днепр в начале осени 1943 года.
  ...К Днепру батальон, которым я командовал, вышел под вечер. Накануне командир полка поставил задачу:форсировать реку на подручных средствах и захватить на правом берегу высоту 126. Весь день продолжался марш, но вот лес поредел, под ногами зашуршал песок, и прибежавший от идущих переди разведчиков лейтенант Надточий доложил: - Товарищ старший лейтенант, Днепр!
  
  Колонна остановилась. Я приказал ротам развернуться в боевой порядок, а сам осторожно спустился к реке. Перед нами неспешно катил свои воды красавец Днепр. Отсюда хорошо просматривалась и высота, которую предстояло захватить. Тут с темных круч Правобережья застучал пулемет, пули зачмокали по кустам. Немцы ждали нашей переправы, но не сегодня, не в эту ночь... Надо захватить их врасплох, использовать внезапность.
  
  Часть людей была послана искать лодки, бревна, доски для плотов - все, что может держаться на воде. Пока готовилась переправа, я отбирал людей для первого, самого главного броска на плацдарм - повоевавших, обстрелянных. Свел их в одну роту, с собой взяли три 'станкача' и бронебойки.
  ...Рота тихо вышла на берег. С легким всплеском опустились на воду лодки и плоты. Немцы ничего не учуяли. На берегу приткнулись напротив высоты. Я вместе с одной из групп подобрался вплотную к немецкому окопу. Спрыгнул в него.
  И разом оборвалась тишина. Рядом ударила автоматная очередь, застучали пулеметы, рвануло несколько гранат. Внезапность решила дело. Часть фашистов перебили, остальные бежали. На рассвете начались контратаки гитлеровцев. Сколько их было в тот день, когда надо было любой ценой удержаться на плацдарме? Силы под огнем таяли, но только к ночи можно было ожидать подкрепления с левого берега.
  Был отдан приказ: боеприпасы беречь, подпускать гитлеровцев ближе и бить наверняка. Рядом ранило Сережина. Постанывая, чуть слышно ругаясь, он разорвал зубами пакет, сам наскоро забинтовал задетую осколком руку и продолжил стрелять. Присел на дно окопа контуженный близким разрывом лейтенант Кормильцев.
  А с левого фланга наседают фашисты. Еще немного - и ворвутся в траншею, сомнут... На левый фланг были направлены сержант Годунов и рядовой Ляпин, самые опытные и сметливые солдаты. Они вдвоем целого взвода стоят. Ляпин еще в гражданскую воевал в дивизии Чапаева...
  
  Лейтенант Надточий сменил убитого пулеметчика, не заметив в пылу боя, что осколком задело ногу. Раненый Сережин одну за другой бросает гранаты. Но вот из лощины выползают три немецких танка. За ними - автоматчики. Радист Муковников замаскировался в окопчике и держит связь с левым берегом, не обращая внимания на груды земли, которыми осыпают его волны взрывов.
  
  - Радист! Срочно нашим - ориентиры! Пусть поддержит артиллерия!Вскоре перед окопами горстки смельчаков встала стена разрывов. Над немецкой цепью разорвалась шрапнель. Противник с потерями отходит. Начинает сгущаться темнота. Кажется, выстояли. Ночью на плацдарм переправились и другие роты. Утром бой возобновился с новой силой.
  Сражение за Днепр осталось в памяти как один бесконечно длинный, нескончаемый день...
  Много еще фронтовых дорог пришлось исходить, получать боевые награды. Но Золотая Звезда за героизм на Букринском плацдарме стала для меня самой дорогой.
  
  Судьба щадила, даровала мне долгую жизнь. В 1944 году поступил в Академию им. М. В. Фрунзе. А после ее окончания, уже в мирное время, снова служил в строевых частях - занимал ответственные должности в Главном управлении боевой подготовки Сухопутных войск Минобороны СССР. Службу окончил только в 1970 году.
  Но не в моем характере коротать время на пенсии. С головой окунулся в общественную работу. Долгие годы не умолкали звонки из Комитета ветеранов войны, из главного штаба военно-спортивной игры 'Орленок', из редакции журнала 'Военные знания', где я состоял членом редколлегии, из школы - с приглашением выступить на уроке мужества...
  
  Но дороже всего - звонки или письма от фронтовых друзей. Их с каждым годом все меньше, уходят от нас солдаты Великой Отечественной. Тем дороже каждая такая весточка. Бережно, в отдельной папке храню письма боевых друзей. Одно из них - от бывшего однополчанина, а затем генерала, военного ученого Александра Никитовича Кормильцева. И в нем такие слова: 'А прмнишь. Костя, как мы с тобой остались вдвоем в окопе. Я сказал тогда: кто Днепр переживет, тот будет жить вечно... Помнишь, бывали дни, когда казалось, что спасения нет, придется умереть на занятом рубеже. Ведь против нас стояли отборные части гитлеровцев, и нельзя было даже высунуть винтовку на бруствер. Если бы не гранаты... Сколько мы их тогда разбросали... Помнишь?'.
  
  Крепко помню войну. Разве можно такое забыть? И потому даже в свои преклонные годы делаю все, чтобы и молодежь, если случится беда, тоже сумела защитить Родину не хуже, чем мои фронтовые друзья.
  Награжден шестью орденами: Ленина, Красного Знамени, двумя Отечественной войны, двумя Красной Звезды и многими медалями.
  
  Сентябрь 2000 года. КОРОЛЕВ К.А.
   =================================================================================================
  
  ВОИНАМ,ПОГИБШИМ В АФГАНИСТАНЕ.
  
  Стоят перед глазами те ребята,
  Дувала, на ветру душманский флаг.
  Афганистан. Кровавые закаты - Моих
   товарищей последний в жизни шаг.
  
  От Баграма, Гардеза, Тзшкургуна
  По городам и весям, словно в горьком сне,
  Печаль и траур 'Черного Тюльпана'
  Пролетели теню по моей стране.
  
  Мы хотим, кто дорожит грядущим,
  Все, кого объединил Афган,
  Сказать душой, от имени живущих и
  Помнящих о вас, однополчан.
  
  Позвольте нам словами некролога
   Сказать нам тем, кто жив сейчас:
   'Мы помним вас и не судите строго-
  Судьба жестоко разделила нас.'
  
  Свою задачу, получив, спокойно,
  Каждый воин, батальон и полк
  Считал за честь, как выполнить достойно!
  Уставный и интернациональный долг.
  
  Память о вас никому не разрушить.
  Выполнен вами тот долг до конца.
  Мы чувствуем ваши бесстрашные души,
  И благородные слышим сердца.
  
  Стоите в преддверии последнего боя,
  Рукой автоматы сжимая как сталь,
  А сегодня, как птицы осенней порою,
  Летите, в бессмертье, устремлённые вдаль.
  
  Плывёте по небу единою стаей.
  В линию, словно солдатский строй.
  По спискам погибшими вас считают,
  Но, в памяти, каждый из вас - живой.
  
  Ваша жизнь, дела и мысли чисты,
  Светлы, как родниковая вода.
  Ваша смелость, святое бескорыстье
  Останутся для всех, в грядущем, навсегда.
  
  Ваши образы в сердцах друзей хранимы,
  мужество не стереть годам.
  Ваши подвиги во всём неповторимы,
  Восстав во времени, они взывают к нам.
  
  Афганистан! Кровавые закаты! -
  Ваш роковой, последний жизни час.
  Вы - все в бессмертие ушедшие когда-то.
  И нам сегодня не хватает вас.
  
  Мы будем впредь, разлив по полной водку,
  В февральский день, встречаясь каждый раз,
  Утверждённую негласно третью стопку,
  Молча, стоя, поднимать за вас!
  
  Остались вы неувядаемой Пассией,
  В сердцах друзей, отцов и матерей.
  Родная мать - любимая Россия!
  Воздай им должное в Истории своей!
  
  
  Полковник в отставке Морозов Юрий
  Александрович Заместитель начальника
  политотдела 40-ой Армии
  (август 1981г. -ноябрь 1983 г.)
  Ростов-на-Дону,
   =================================================================================================
  
  
  ВОСПОМИНАНИЕ ОБ АФГАНИСТАНЕ 1980 -1982 г.г.
  Записки штабного офицера - оператора)
  
  Казаков []
  Казаков Баязит Мажитович
  
  Казаков Баязит Мажитович родился 8 апреля
  1925 года в селе Тахтамышево Томской
  области в семье крестьянина-бедняка.
   Учился в школе, педучилище, до армии трудился в колхозе. В марте 1943 г. Казаков Б.М. был призван в ряды Советской Армии. Началась его военная служба с курсанта пехотного училища в г. Томске и продолжалась до 1982 г. Баязит Мажитович служил практически на всей территории нашей страны. Во время Великой Отечественной войны на 1-ом Украинском фронте, затем служба в группе советских войск в Германии, Восточно-Сибирском, Забайкальском, Приволжском военных округах, Южной группе войск. Окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, воевал в Афганистане. Уволен в отставку по болезни в звании полковника в 1982 г.
   За особые заслуги перед Отечеством Баязит Мажитович награжден многими орденами и медалями. Имеет 2 ордена 'Красного знамени', 2 ордена 'Красной Звезды', орден 'За службу России', орден 'Польза честь и слава', медаль 'Воина-интернационалиста от благодарного афганского народа', медаль 'Маршал Советского Союза Жуков', медаль 'Ветеран труда Вооруженных Сил СССР', медаль 'За Победу над Германией', 8 юбилейных медалей и др.
  
   В отставке Казаков Б.М. ведет общественную работу в средней школе ?43 Промышленного района, где основал музей боевой славы. Активно занимается краеведением, историей и культурой татар Западной Сибири, имеет множество публикаций.
   В 2007 г. Баязит Мажитович избран членом Самарского областного Комитета ветеранов войны и военной службы. Помогает воинам афганцам в восстановлении документов, улучшении жилищных условий, ведет активную переписку с военкоматами Волгограда, Воронежа, Орла, Димитровграда и других городов нашей страны.
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ.
  В 1980 - 1982 годах мне - старшему офицеру-оператору штаба Краснознамённого Приволжского военного округа пришлось выполнять 'интернациональный дол' в воюющей дружественном России стране - Демократической Республике Афганистан. Весной 1980 года на территории военного округа прошли крупные войсковые учения с отмобилизованием 8-ми полков и 7-ми отдельных батальонов. Разработчиком был я, а на самих учениях - помощником руководителя учений.
  
  Начальник штаба округа генерал-лейтенант Жансен Кереевич Кереев поручил мне написать разбор учений. Разбор я написал быстро. Начальник штаба, просмотрев текст разбора, без исправлений передал командующему войсками генерал-полковнику Кончиц Владимиру Николаевичу
  
  На следующий день КВО провёл разбор КШУ и поставил задачи командирам, штабам, военным учреждениям по боевой, мобилизационной готовности войск. После разбора встретил я своего начальника оперативного отдела полковника В.Евдокимова. Он мимолётно спросил меня: '...может поедешь в Афганистан?'. Я ответил ему: '...может и поеду'. Со временем я об этом разговоре как-то позабыл. В середине июня на Военном Совете округа рассматривалась и была утверждена моя кандидатура на спецкомандировку, а Комитет Госбезопасности дал согласие.
  
  20-го июня я выехал в Москву по вызову из Генштаба. В Генштабе встретился с начальником 10-го Главного управления генерал-полковником Зотовым Николаем Александровичем и его первым заместителем генерал-лейтенантом Борисовым Григорием Григорьевичем. Они оба шли на обед в столовую. Генерал Зотов Н. А. сказал: '...я всё знаю, в шутку сказал, вот едет в разведку'. Так тепло со мной поздоровались они. С генералом Борисовым Г.Г. я был знаком по службе в войсках и штабе округа. Он приехал из Южно-Уральского ВО, служил старшим офицером отдела боевой подготовки округа, а я - командиром роты 118-го мотострелкового полка, затем - командирами роты и батальона, начальником штаба 126-го учебного полка и старшим офицером оперативного отдела, а Борисов Г.Г. по окончании Академии Генерального штаба служил начальником штаба-первым заместителем Командующего войсками округа.
  
  С генералом Зотовым Н.А. я служил в штабе Южной группы войск (г.Будапешт), я-старшим офицером оперативного управления штаба Группы в 1969 -1974 сг, он - начальником штаба. В беседе генерал БорисовГ.Г. кратко обрисовал обстановку в Афганистане и сказал: '... вы там с задачами справитесь. '. Я понял, что оперативная группа Генштаба побывала на ТВД и ознакомилась с обстановкой.
  
  На второй день в Генштаб прибыли некоторые офицеры из других военных округов, в том числе генерал-лейтенант Шкидченко Петр Иванович. Генерал формировал боевую группу из числа офицеров. Он с ними сам беседовал и включал в свою группу. Когда основной состав группы был подобран, стали проводить занятия в основном по тем вопросам, которые придётся выполнять в Афганистане. После того, как он со мной познакомился, назначил меня ' начальником штаба будущей боевой группы'. Надо заметить, что он в этом вопросе не ошибся. Мне пришлось на практике выполнять обязанности начальника штаба по полной программе. Генерал до этого служил в ГСВГ (Германия) заместителем Главкома по боевой подготовке, затем был заменён в Одесский ВО. До ГСВГ командовал в Днепропетровске войсками 6-й общевойсковой Армии. В течение недели генералы Генштаба проводили занятия с офицерами будущей боевой группы генерала П. И .Шкидченко.
  
   В ночь с 1-го на 2-е июля 1980 года наша группа вылетела в Кабул и утром сделала посадку на Кабульском международном аэропорту.
  Мы все были в гражданском платье. За нами следили незнакомые афганцы, среди них были и военные. Кассы не работали, но люди улетали и прилетали на самолётах и вертолётах. Их брали на борт по возможности. На аэродроме стоял невыносимый шум, вертолёты улетали и садились, уходили на стоянку. К ним перемещались заправочные машины. Повсюду шла боевая работа. Мы оказались на территории соседней страны.
  
   Было раннее утро быстро прошли таможенный досмотр багажа и вышли на площадь. Пока ждали встречающих из аппарата Главного военного советника, некоторое время наблюдали за окружающей аэропорт местностью. Кругом были горы, солнце уже всходило, дул южный ветер, наступала жара. Вокруг аэропорта ходили люди, многие в чалмах, некоторые одеты по-европейски.
  
  Вскоре за нами пришла машина, мы погрузили вещи, сели сами и поехали в аппарат Главного Военного Советника. Здесь нас встретили и разместили всю группу в одной комнате. Через некоторое время начали нас расселять по квартирам. На этаже - квартира 2-х комнатная, жили по 2 человека. Мы поселились с Николаем Ивановичем Вовенко в квартире, где жил советник с супругой, пока не приехала моя супруга.
  
  Через 2 месяца приехали жёны советников и офицеров нашей группы, в том числе и моя супруга. Нам предоставили комнату, где жил переводчик Главного военного Советника.* В этой квартире мы прожили почти два года. Горячую воду давали три раза в неделю. Продукты выдавали по норме, овощи и картофель покупали на базаре. Структура нашей группы.
   Группа управления боевыми действиями при министерстве обороны Республики. Фактически группа размещалась при аппарате Главного военного Советника в микрорайоне ? 2. - Начальник группы генерал-лейтенант Шкидченко Петр Иванович. У него легковая машина Волга с водителем. - Старший офицер-оператор ( по штату должность полковник) -полковник Казаков Баязит Мажитович. Автомобиль УАЗ - 469 с водителем.**. До этого водитель - афганец по имени Анвар, возил на ' Газеле'. - Старший офицер-оператор подполковник Вовенко Николай Иванович. Ездил со мной. - Офицер-разведчик (по штату - подполковник) майор Бабарыкин Юрий Григорьевич. - Офицер-связист (по штату подполковник, полковник) подполковник Репин Николай Михайлович. Автомобиль УАЗ-469 с водителем*** - Офицер-связист (по штату подполковник). Эту единицу ввели по моему предложению, чтобы была замена связиста в случае, если первый находится в отпуске или отсутствует по другим причинам. Подполковник Лукьянов Р.И. - старший офицер-артиллерист подполковник Казанский Виктор Михайлович. - Старший офицер-лётчик подполковник Арепьев Алексей Яковлевич. - Офицер инженер-сапёр майор Тарасов В.Ю., затем - полковник Кашин. - Старший офицер-тыловик подполковник Ткаченко Леонид Фёдорович. - Переводчик (фамилия в блокноте отсутствует). - Переводчик - лейтенант Лукин Владимир Николаевич.
  С 3.5.1981 года вместо Бабарыкина Ю.Г. прибыл подполковник Петров Борис Александрович.
  В отношении переводчиков надо заметить, что для данного ТВД (театра военных действий) не были подготовлены на языке 'пушту'. В ДРА проживает около 8 млн человек пуштунцев, этот язык является государственным, дипломатическим. Газеты издаются на пушту и фарси. Командир взвода, окончивший военное училище, этими языками владеет. Он проводит занятия с личным составом взвода, с теми, кто знает пушту - на языке пушту, а с теми, кто знает фарси, на языке фарси. Как вывод: мы считаем это упущением Генштаба. Я был свидетелем, когда командир 3-го армейского корпуса (Гардез) генерал-лейтенант Мухамед Наби разговаривал с командиром 14-й пехотной дивизии на фарси и вдруг перешёл на пушту. При этом Советник его генерал Жолнерчик А.И. возмутился, но сделать ничего не смог. На боевых операциях радиосвязь обеспечивала отдельная рота связи, которая дислоцировалась при 52-м полку связи 40-й армии:
   Дивизии и полки от 40-й Армии имели свои радиосредства. На КП группы находились офицеры - операторы от штаба 40 й Армии с радиостанциями и топокартами.
  
  Связь между Афганскими дивизиями, корпусами осуществлялась по открытым каналам связи.
  Военным Советникам при корпусах, дивизиях и отдельных полках вручались на время боевых операций закодированные топокарты и таблицы сигналов управления. Во время проведения первой боевой операции я наблюдал, как питаются связисты сухим пайком. Офицеры группы также были без горячего питания. Я доложил об этом генералу и предложил создать в роте ПХД, хотя офицер-тыловик пытался доказать обратное. Личный состав роты выходит на боевую позицию, а старшина роты остаётся в казарме. На другой операции мы имели ПХД, личный состав роты и офицеры группы получали трехразовое горячее
   Уважаемый читатель.
  
   Эти строки я пишу уже с опережением. Они касаются обстановки во время проведения боевых операций. А пока мы только что прибыли и знакомимся с обстановкой, командирами и штабами афганских и советских част
  ей.
  
   О посещении штаба 40-й Армии.
  
  Вскоре наша боевая группа была принята командованием 40-й Армии. Командующий Армией генерал-лейтенант Ю.Тухаринов подробно охарактеризовал общую обстановку в стране, о проведенных за полгода боевых операциях, о поведении подразделений оппозиционных сил и других.
   О структуре Главного военного Советника.
   При Министерстве обороны ДРА-Главный Военный Советник. В 1979- 1982 годах были:- генерал-полковник Магометов Солтан Кекезович, бывший Первый заместитель Командующего войсками Забайкальского ВО; - генерал Армии Майоров Александр Михайлович-первый заместитель Главкома Сухопутных войск; - генерал Армии Сорокин Михаил Иванович, бывший командующий войсками Ленинградского ВО; - заместитель ГВС по политической части генерал-лейтенант Самойленко В.Г. - начальник штаба-первый заместитель ГВС генерал-лейтенант Черемных Владимир Петрович; - оперативный отдел - начальник отдела полковник (стал генералом) Брунениекс; - офицеров - 4-5 человек; - советник начальника разведуправления - генерал-майор Петрохалко; офицеров - 2; - советник начальника Войск связи - генерал-майор Крот; советники; - оргмобуправления - 2 человека; - советник отдела боевой подготовки- генерал-майор Бояров; офицеров - 2 человека; - - советник по БТ технике - генерал; - советник по инженерным войскам - полковник; - советник по тылу - генерал-лейтенант Коломийцев Иван Харитонович; - советники по службам: ГСМ, продовольствия, вещевой, - аппарат ГВС: помошник ГВС; начальники ОК и финансовой службы, начальник медпункта - полковник и медсестра, водители грузовых и легковых машин-10-12 человек, магазин Военторга, гостиница; офицер КГБ; - советники в Военной Прокуратуре - 2 человека; советник в Военном трибунале - 1 человек; советники при Главнокомандующем ПВО и ВВС - 6-8 человек, при вертолётных полках; -советники при военной комендатуре - 2-3 человека; советники в зонах: Центр, Северо-Восток, Юго-Восток, Северо-Запад, Юго-Запад, Юг, Север - (старший по политчасти), Дома (комсомол), ФСБ и другие - 4-5 человек; советники при 1,2,3 армейских корпусах-по 15-17 человек; советники при 11 -ти пехотных и горнопехотной" дивизиях-по 16-17 человек; советники при бригадах; 'Командос" и артиллерийской - по 6-7 чел; советники при отдельных батальонах, дивизионах - по 2 человека; советники при Царандое (МВД); советники при погранвойсках; советники при трех танковых бригадах; советники при училищах Пухамтун, офицерских курсах; советники при разведорганах, ФСБ (батальонах).
  
  
   Резиденции маршала Соколова С.Л. от Министерства Обороны СССР-первый заместитель МО маршал Советского Союза Соколов Сергей Леонидович; от Генерального штаба - первый заместитель начальника Генштаба генерал Армии Ахромеев Сергей Федорович; от Главного управления боевой подготовки Сухопутных войск-генерал-полковник Меримский Виктор Аркадьевич и полковник Богомолов; от Управления связи ГШ - генерал-лейтенант; от Главных управлений Видов ВС и тыла - по одному генералу; узел связи.
  
  Первое время мы часто посещали резиденцию всей группой. Мы помогали полковнику Богомолову разрабатывать документы на боевую операцию. До прибытия нашей группы операции готовились в резиденции и проводились под руководством генерал-лейтенанта В.А. Меримского. Карты и распоряжения готовил офицер Богомолов. Для нас эта работа помогала освоить практику подготовки документов к боевой операции. А потом я ездил в резиденцию с генералом П.И. Шкидченко. Однажды там встретили маршала Соколова. Генерал ему представился, я понял, что они друг друга знали раньше. Через некоторое время резиденция закрылась, генералы отбыли в Москву, а позже снова начала функционировать.
  
  Мы, операторы, часто общались с оператором Генштаба генералом Пономарёвым, последний старался знакомить нас с некоторыми вопросами планирования и проведения боевых операций. Иногда генерал Меримский посещал нашу боевую группу. Увидев меня, говорил: '..а это начальник штаба генерала Шкидченко '. К нам он относился как-то благосклонно. Питались мы в гостинице, а потом в квартирах - сухими пайками, готовить было негде и не было таких продуктов. На обед мы ездили в столовую посольства. Там получали обед самообслуживанием, в том числе и генерал рядом с нами.
  
  Генерал В. Черемных обедал во внутреннем зале. Он сказал официанткам, что является начальником штаба Главного Военного Советника. Наш генерал туда ходить постеснялся, обедал вместе с нами. Когда приехали к нам боевые подруги, мы питались дома, на обед ездили домой, когда находились в Кабуле. На боевых операциях питались из солдатского котла.
  Положительно, что военторг выдавал продукты по нормам, картофель, овощи и фрукты приобретали на базаре у афганцев. Хлеб, лепёшки также покупали в афганских магазинах. Один раз в месяц отпускали одну бутылку водки, мы называли - ' норма '. Когда обедали в столовой посольства, какими деньгами расплачивались, уже не помню. Возможно давали нам аванс - афганскими деньгами - ' афгани '.
  
   Надо заметить в этом очерке то, что когда решался вопрос о вводе в Афганистан ограниченного контингента наших ВС, имелось в виду невмешательство их в боевых действиях, ведущихся между правительственными войсками и вооружёнными формированиями оппозиционных сил. Однако обстановка вынуждала привлечение Советских частей в боевые действия, постепенно и в разумных пределах.
  В резиденции ежедневно в 7 часов утра проводилось обобщение разведданных и ставились задачи исполнителям. Эти задачи включали; доразведку данных, поступивших из разных источников, нанесение авиационных ударов по базам, складам, группировкам сил ' душманов', планирование боевых операций крупных совместных сил ( афганских войск и части сил 40-й армии) в различных районах страны, устранение на местах 'исламских комитетов' и внедрение в них правительственных органов власти. Применялись различные способы боевых действий, о чём ниже автор попытается написать для уважаемых читателей.
  Говоря о наземной разведке противника, надо иметь в виду, что это было затруднено. Если в кишлаке появится чужой человек, то его сразу узнают местные жители. Бывали случаи, когда попадала информация о крупных силах в каком-то кишлаке, а когда проводилась доразведка, то эти данные оказывались преувеличенными. Крупные группировки невозможно располагать в небольших кишлаках, кормить и поить их и так далее. Такие группировки противник имел в горной местности.
  В середине июля 1980 года наша группа участвовала в совместной боевой операции в провинции Вардак (30-40 км южнее Кабула) под общим руководством генерал-лейтенанта В. А. Меримского. Группа резиденции управляла боевыми действиями советских частей, а группа генерала П.И. Шкидченко - афганскими частями. Операция прошла в основном успешно, мы приобрели определённый опыт в управлении боевыми действиями в новых, ранее неизвестных, условиях местности и сухого жаркого климата. Однако. при десантировании были потери - 17 человек. Во время этой операции я получил лёгкое ранение в область выше правого глаза, у меня появилась повязка. Когда мы с генералом П.И. Шкидченко посетили штаб 14-й пехотной дивизии - город Газни, то туда же заехал Главный военный Советник генерал-полковник Магометов С.К. Он заметил повязку и что-то сказал П.И. Шкидчнко. Генерал Шкидченко ответил Главному о том, что Казаков не виноват. С этой повязкой я ходил 3-4 дня, пока рана не зажила. На командном пункте вместе с нашей группой находились представители 40-й Армии. Здесь был первый заместитель начальника политотдела полковник Амеличкин и еще несколько офицеров. Я с ними сфотографировался в расположении КП. После увольнения из Армии я долго искал его. Он оказался в Орле. Об этом я узнал через статью в газете ' Побратим '. Но он на контакт почему-то не идёт, хотя я звонил его супруге и дал свои координаты.
  
  Перед поездкой в Газни генерал сказал взять мне показания спидометра на БТР-60 пб, но как-то я не взял. На обратном пути мы возвращались уже в тёмное время. Когда мы подъезжали к нашему повороту, я заметил огонёк (видимо регулировщик разжигал костёр) и наш КП, генерал спросил меня: ' где мы свернём с шоссе?'. Я сразу ответил: ' вот здесь'. Ему это не понравилось, он рассердился, говоря, что я не люблю и ещё что-то и погнал БТР дальше. Тут нам навстречу попала колонна советской воинской части. Я сидел в БТР и молчал. Проехали видимо более двух километров, генерал повернул БТР и мы поехали обратно и свернули уже налево на том же месте, где я ранее указал. Генерал не стал извиняться.... Вот так мы окунулись в сложную боевую обстановку, приобретая навыки и опыт в планировании боевых операций, управлении частями и подразделениями. После этой операции наша группа самостоятельно организовывала боевые операции, выводила войска в районы боевых действий, управляла частями и подразделениями, выводила их в пункты постоянной дислокации, отчитывалась и снова готовилась к предстоящим боевым действиям. Представителей Генштаба ДРА с нами не было. Казалось бы, они сами проводили боевые действия, а наша группа помогала бы им в этом. О планировании боевых действий.
  
  Общий план боевых действий разрабатывался в штабе Главного Военного Советника. На крупномасштабной ( 1: 500000) карте начальник штаба генерал Черемных В.П. в черновом варианте рисовал действия сторон со стрелами. Он привёз из Лениградского ВО одного подполковника, который красочно оформлял на карте план боевых действий. Видимо он в тактическом отношении был малограмотным, стрелы рисовал иногда в направлении труднодоступных мест, куда только могли залететь птицы.
  
  Как-то мы тоже действовали в районе засыхающего озера, топкой местности. Во время другой операции командир советского полка рассказал о том, что у него несколько танков оказались в топкой местности, он вытаскивал их целую неделю. Об этом я говорил этому офицеру-чертежнику, зачем стрелы рисовать в направлении непроходимых мест и о случае в этом мотострелковом полку. Конечно, я его не убедил в этом вопросе. Эту карту-план подписывали Главный Военный Советник и командующий войсками Туркестанского ВО и докладывался в Москве Министру Обороны. После утверждения план доводился до руководства ДРА. Командующий ТуркВО отвечал за боевые действия и снабжение всеми видами довольствия 40-й общевойсковой армии. Армия вводилась на территорию ДРА из состава войск ТуркВО. В штабе 40-й армии он имел свой кабинет. Я был свидетелем, когда он приезжал в МО ДРА к Главному Военному советнику.
  
  Организация и проведение боевых операций группой П. И. Шкидченко. На проведение совместных (афганскими и советскими частями) боевых операций наша группа выписывала из общего плана район предстоящих операций. Мы эту обстановку и действия наших войск наносили на карту масштаба 1:50000. Этот план утверждался Главным Военным Советником. В Центральных районах, на юге страны проведение крупных совместных операций возлагалось на группу генерала П.И.Шкидченко, а на окраинах и на Севере-на афганские дивизии совместно с частями ограниченного контингента советских войск. Для них высылались выписки из основного плана. Работа по подготовке боевой операции начиналась параллельно во всех звеньях. Я писал предварительные боевые распоряжения для афганских дивизий, бригад, отдельных частей. Группа переводчиков переводила их на ' фарси ' и распоряжения передавались в афганские соединения. В распоряжениях указывалось количество привлекаемых частей, какие иметь запасы боеприпасов, горючего и продовольствия. В отношении продовольствия, командиры имели финансовые средства, покупали продукты на местах и кормили солдат. Мясо вывозили живыми, баранов вывозили в кузовах машин. Однажды мне рассказывал командир 7-й пехотной дивизии - подполковник Хан Ака (он русским владел свободно). Дивизию из Кабула передислоцировали на юг в г. Мукур. Первое время местные руководители не хотели продавать дивизии продукты. Ему пришлось провести операцию местного значения, чтобы они признавали части дивизии.
  
  Мы подбирали топокарты предстоящих районов действий, их склеивали, кодировали для себя и Советников при корпусах, дивизиях и бригадах. Топокарты, схему связи, таблицу сигналов вручали советникам одновременно с выделением радиостанции 'Чайка' на базе БТР - 60 пб. Связисты помогали командиру роты связи готовить экипажи радиостанций, их дозаправку ГСМ. Офицер-авиатор согласовывал количество выделяемого авиаресурса на операцию, готовность вертолётов для прикрытия колонны КП на марше. Офицер-артиллерист осуществлял контроль готовности расчётов артиллерийской бригады и установок БМ к операции.
  Офицер-сапёр проверял готовность ООД. Офицер-разведчик согласовывал действия разведподразделений, в том числе авиационных. Офицер-тыловик проверял готовность тыловых, в том числе медицинских подразделений и пунктов хозяйственного довольствия. Начальник группы управления генерал-лейтенант П.И. Шкидченко согласовывал с командованием 40-й Армии (Командарм 40 генерал -лейтенант Ткач Борис Иванович, начальник штаба генерал Тер-Григорьянц Норат Григорьевич) количество выделяемых на операцию сил и средств, ставил задачи командирам дивизий за 5-6 суток до их начала, выделяемых офицеров с радиосредствами в состав КП, вопросы взаимодействия и связи.
  
  Я приглашал для беседы у генерала партийных Советников районов предстоящих боевых действий. На следующий день наша группа облётывала на вертолётах районы предстоящих боевых операций, десантирования и маршруты выдвижения к этим районам. Группа выезжала (вылетала) в афганские части, где проводили занятия с офицерами, тактико-строевые занятия с личным составом, участвовали на строевых смотрах. Иногда, когда позволяла обстановка, проводили стрельбы из стрелкового оружия. Практиковали проведение занятий с личным составом по выявлению на дорогах противотанковых мин, их уничтожению. Противник стал применять на асфальтированных дорогах пластиковые противотанковые мины итальянского производства. Впервые один экземпляр такой мины обнаружили сапёры нашей группы. Эту мину показывали генералу из инженерных войск МО Союза ССР. Эти мины миноискателями не обнаруживаются.
  
  Хотелось упомянуть о наших двух офицерах-связистах. Один - Н.М.Репин, был со средним, а второй - подполковник Лукьянов Р.И. - с высшим образованием. Как только группа приезжала в Генштаб, наше рабочее место, эти офицеры заявляли, мы поехали в роту связи. Было бы хорошо, если бы они там занимались с личным составом, видимо не занимались. Один раз транспорт роты связи был недозаправлен горючим, они еле-еле дотянули до назначенного места. Значит, ни командир роты и эти два наших офицера-связиста перед маршем не проверили заправку в баках. В другой раз они взяли катушку с кабелем, 'сорок раз ' порванный и не смогли подать связь на КП. Руководитель боевой операции предупредил этих офицеров, если через 20 минут связь не будет установлена, я вас расстреляю. А я был начальником штаба - помощником руководителя боевой операции. Шла война, руководитель мог принять крайние меры.
  
  Когда выходила из строя радиостанция одного из Советников в афганской дивизии, надо было оперативно направить туда грамотного связиста, чтобы устранить неисправность. Офицер Н.М. Репин всегда брал с собой солдата-связиста, не надеясь исправить положение самому. На КП он старался бывать (сидеть) возле телефонного аппарата, чтобы, когда телефон зазвонит, брать трубку и подавать её генералу. Генерал делал ему замечание: 'почему берёте трубку при старшем?' что я сам не могу трубку взять? Вскоре его должность сократили и он уехал в свой Прикарпатский ВО, отдел связи Армии.
  
  К связистам роты связи особых нареканий не было, они всегда работали напряжённо и обеспечивали связь при управлении войсками в ходе операций. Случаев срывов, отсутствия связи я не помню.
  Для управления войсками я готовил две карты с обстановкой, одну для генерала, другую - для командного пункта. Генерал иногда вылетал в войска, с собой брал карту, а я на КП получал доклады об обстановке, наносил получаемые сведения на карту, а когда генерал возвращался, то он сам дополнял обстановку на карте.
  Когда мы перемещались на другие места расположения КП, группа делилась на две подгруппы. С генералом в одном вертолёте, при нём топокарта, летели 4-5 человек, на другом вертолёте я - как начальник штаба, с картой и некоторыми офицерами. Готовил сводную таблицу боевых потерь, взятых в плен, захваченных трофеев. Одновременно готовил две карты маршрутов выдвижения в район КП с опасными участками. Я, и ещё один офицер, на двух БТР 60 пб в ходе марша КП прикрывали колонну на опасных участках. Крупнокалиберные пулемёты на позициях вращались в круговую, были в готовности открыть огонь по ' душманам'. С воздуха пара вертолётов МИ-8 прикрывали движение колонны. Иногда предстоящую боевую (совместную) операцию проигрывали на ящике с песком на территории штаба 40-й Армии. О готовности к проведению боевой операции начальник группы генерал П.И. Шкидченко докладывал Главному Военному Советнику.
  
  В этой связи надо заметить, что в штабе Главного Военного Советника имелся оперативный отдел во главе с полковником (потом стал генералом) Брунекиексом. По моему мнению этот отдел должен был бы оказывать какую-то помощь группе Шкидченко в подготовке боевой операции и некоторых офицеров включать в нашу группу для управления войсками. Этого не было, а Брумеэшекс получил звание генерал-майора. На боевых операциях я его ни разу не видел. В этом ему помог генерал Армии Майоров А.М., который был его начальником и в ЦГВ (Чехословакия) и в ПрибВО (Прибалтика).
  Другие высокие начальники тоже не появлялись на нашем КП в ходе проведения боевых операций. Помню, один раз генерал Майоров А.М. побывал на КП одной дивизии, для него специально показывали перелёт десанта на вертолётах над КП. Он как-то, видимо, любил десантирование. Боевые задачи командирам пехотных дивизий практиковали отдавать за 1-2 часа до начала операции или в исходных районах.
  Я часто вспоминаю генерала (фамилия в блокноте отсутствует), который возил нашу группу на вертолёте при облёте районов операции или при перемещениях КП. Кажется он был Советником командира афганского вертолётного полка. Выделяемые силы и средства на совместную боевую операцию. 1-й вариант. От афганской армии - армейский корпус с пехотными дивизиями; артиллерийская бригада; спецподразделения; От 40-й Армии - мотострелковая дивизия; 103-я воздушно-десантная дивизия; авиационные части; спец. и тыловые части. 2-й вариант. От афганской армии - две-три, иногда четыре, пехотные дивизии; От 40-й армии - мотострелковая дивизия с авиационным ресурсом. На КП развертывали ПХД, организовывали охрану и оборону расположения. Когда действовала снами 103-я воздушно-десантная дивизия, то КП дивизии находился с нами. Мотострелковая дивизия также имела КП рядом с нами.
  Управление боевыми действиями войск.
  
  Боевые задачи батальонам (боевым группам) ставились на глубину 3-4 км, они велись до 15-16 часов. После чего части и подразделения выводились в районы ночного отдыха. На КП боевой группы велись карты обстановки: операторами группы - две карты, одну вели офицеры от штаба 40-й армии за советские дивизии. Эту обстановку они наносили и на наших картах. Советники при афганских дивизиях обстановку докладывали на КП по радиостанции ' Чайка '(ЗАС) через каждые 2-3 часа. При необходимости мы им уточняли боевые задачи. Надо заметить, что с нами 2-3 раза выезжал на операции Советник начальника разведуправления генерал-майор Петрошко. Он постоянно сидел в штабной машине (палатке) и вопросами разведки не занимался. У него в подчинении были два офицера - полковники.
  
  Мне стало известно, что этого генерала вскоре отправили в Союз. Генерал Шкидченко П.И. управлял боевыми действиями афганских и советских дивизий уверенно. В ходе боевых действий руководитель операции генерал-лейтенант П.И. Шкидченко брал карту и вылетал в войска для оказания помощи командирам и штабам в сложной боевой обстановке. Я - старший оператор, совместно со вторым оператором М.И. Вовенко, вел динамику боя, получая данные из войск, нанося их на карту. По возращении генерала, докладывал ему последние данные обстановки. Климатические условия были тяжёлые, жара стояла 40-45 градусов, укрывались под тентом между двух БТР - 60 пб.
  
  Ведя рабочую карту, я одновременно записывал в блокноте проблемные вопросы. Их потом обсуждали с генералом, а более важные включали в итоговое донесение в штаб Главного Военного Советника Раненых и тяжело больных солдат, сержантов эвакуировали на вертолётах в госпиталь. Пленных (только попавших с оружием) сдавали в ХАД. При необходимости меняли место КП.
   Я не описываю действия других офицеров группы, каждый занимался своими функциональными обязанностями, а ночью дежурили по очереди на командном пункте.
  
  На отдельном направлении:
   от афганской армии - пехотная дивизия (горно-пехотная);
  от 40-й армии - мотострелковый полк с авиаресурсом.
  Иногда к операции привлекались все три управления армейских корпусов со своими дивизиями в зонахответственности.
  Вывод привлекаемых к операции войск в исходные районы. Части афганских войск и 40-й армии выводились в исходные районы действий по назначенным им маршрутам. Бывали случаи не согласованности и по одному и тому же маршруту выдвигались и афганские и советские части. В таких случаях нам, офицерам боевой группы, приходилось выходить на рубежи регулирования и принимать решительные меры, чтобы не было смешивания разных колонн на одном маршруте. Так было, когда войска выходили на Север. Мне пришлось один батальон 103-й воздушно-десантной дивизии направить в обход затора. Этот батальон потом действовал в зелёной зоне, на территории виноградных плантаций. Когда один десантник был тяжело ранен, сам командир батальона пошёл к нему, чтобы вынести его из виноградника и сам был ранен. Обстановка осложнялась тем, что нельзя было посадить там вертолёт. Вынесли его через некоторое время и повезли на машине в Кабул. В 7 км от Кабула этот командир скончался.
  
  Колонна боевой группы из БТР и автомобилей роты связи до 25-ти единиц выдвигалась по отдельному маршруту под прикрытием с воздуха двух вертолётов и двух БТР - 60 пб на опасных участках. Я, и ещё один офицер на двух БТР обгоняли свою колонну и на самом опасном участке занимали позиции, крупнокалиберные пулемёты ' Владимирские ' вращались в круговую, в готовности открыть огонь, пропустив колонну, перекатом двигались на другой участок и так до конечного района. Генерал это дело доверил мне. Случаев нападений 'душманов' в ходе марша за два года не было. После занятия КП и установления связи, мы начинали контроль за выдвижением частей и принимать от них доклады.
  Некоторым частям приходилось выдвигаться из далека-130-160 км, некоторым поближе, смотря по их месту дислокации.
  
  Итоговый доклад за день передавали по радио в штаб Главного Военного Советника. Были разочарования тем, что офицеры оперативного отдела так плохо принимали обстановку. Думаю, что среди них не было настоящих офицеров - операторов.
  Я заполнял ведомость потерь, пленных и захваченных трофеев. На КП организовывали на ночь дежурство офицеров, охрану и оборону расположения. Систему охраны проверяли мы с генералом ночью. Случаев нападений на КП не было. Готовились к следующему дню. Мы с генералом ложились на отдых очень поздно, где-то 23.30, 24.00 в прицепе МШ, он справа, а я -слева внизу. Вставали ровно в 4.00 утра. Первым выходил из прицепа генерал или я. Когда выходил генерал, то свет старался не включать, давал несколько минут поспать мне.
  В 5 утра занимали места в штабном автобусе, а первое время - под тентом между двух БТР - 60 пб и начиналась боевая работа. Уже командиры начинали доклады, кто находился в движении, кто-то занимал исходный район (имею в виду дивизия, бригада или отдельная часть ). Офицеры группы ещё спали в палатке.
  Уважаемый читатель.
  
   Примерно по такому порядку наша боевая группа в течение почти двух лет готовила самостоятельно и провела более 25 крупных совместных боевых операций в Центральных и других районах Республики. Мы не привлекали 201-ю мотострелковую дивизию в районе Файзабада, 18-ю пехотную -Мазари Шариф, 17-ю пехотную - Герат и некоторые другие части, 5-ю мотострелковую дивизию - на Западе. В боевых операциях участвовали 7-я и 8-я пехотные дивизии, бригада и отдельные полки командос, 76 -я арт бригада, иногда 20-я пехотная - Пули Хумри, постоянно 14-я пехотная дивизия и дивизии в Гардезе и в Хосте.
  Части 40-й армии - постоянно участвовали в боевых операциях, 103-я воздушно-десантная дивизия, 350-й парашютно-десантный полк, ДШБР, авиационные части. Поскольку я дневника не вёл, хронологию других боевых операций писать затруднительно, по памяти, без использования архивных сведений. Продолжительность операций - от 7 суток до 45 суток. Придётся писать о проведенных операциях, других событиях по памяти, только то, что я помню.
  
  Раздел о противнике, формированиях оппозиционных сил в Афганистане
  
  В предыдущих очерках я об этом не писал. В нашей группе о противнике были скудные сведения. Поскольку мы готовили и проводили крупномасштабные боевые операции, о противнике должны были быть официальные бюллетени. Таких бюллетеней ни я, ни наш генерал не читали, мы знали, что ведём боевые действия против формирований Ахмад Шаха.. Знали, что семь оппозиционных партий (Гуль-беддин, Фаяз и другие ), а также узбекский генерал Дустем имели формирования. Они их комплектовали из молодёжи силовым путём.
  
  Первое время оппозиционные формирования действовали крупными силами, в 1980-1982 годах они стали действовать группами по 50-80 человек, иногда по 20-40 человек. Они минировали дороги, нападали на колонны машин, а тем более одиночные машины. Я помню в 1981 году на маршруте Север-Кабул сожгли 59-ть машин, в районе Гардез - 19 единиц бронетехники. Поэтому бригада тыла Армии, которая доставляла в Армию различные грузы, охранялась на маршруте и водители держали максимальную скорость движения на марше. На юго-востоке проживало воинствующее племя Джадран. Туда правительственные войска вступили только в 1986 или 1987 году.
  
  У оппозиционных сил имелись фронты. В сентябре 1980 года были захвачены документы какого-то фронта. Этот сундук я повёз в штаб Главного Военного Советника, где два дня изучали различные документы, списки формирований. Нам стало известно о представлениях штабами советских частей воинов к награждениям. Были оформлены мною наградные листы на офицеров нашей группы. До этого мне удалось совершить вылет на Вертолётах на доразведку и нанесение ударов вертолётами МИ-8 по складу противника в горной местности. В реляции был указан этот вылет и выполнение этого задания. Указ Президиума ВС СССР был издан только 4 июня 1981 года о награждении офицеров орденами Красной Звезды. А те офицеры штаба 40-й армии, которые бывали в нашей группе во время проведения операций, успели получить по два ордена. После этого наш генерал П .И. Шкидченко был награждён орденом Ленина. Ранее он имел такой орден.
  
  Через некоторое время мне вручили афганский орден боевого Красного Знамени. Когда я уже находился в отставке, прислали ещё один такой же орден. В августе 1981 года началась совместная крупная боевая операция на Севере по уничтожению формирований Ахмад Шаха.
  Наша группа и один советский полк заняли КП возле перевала Саланг. Соединения и части готовились штурмовать подразделения Ахмад Шаха вдоль приграничной реки. 16 августа поступил звонок из штаба Главного Военного Советника о предоставлении мне очередного отпуска. Время было ограничено, я согласовал с генералом П. И. Шкидченко и вызвал на КП вертолёты, которые должны были лететь в Кабул, и вылетел из района боевых действий, подготовиться к отъезду в отпуск. Я с супругой Марвией Мирсаяфовной вылетел в Москву. С нами летел Министр Обороны ДРА Мухамед Рафи с семьёй на учёбу в академии Генштаба.
  Дальше мы держали путь поездом в Куйбышев (Самару), оттуда в город Томск. В отпуске пробыли почти два месяца и вернулись в Кабул в первых числах октября. Так что эта операция прошла успешно без моего участия.
  Обратно из Москвы в Кабул мы летели американским самолётом Боинг-727 за 4 часа без посадки. Утром 6-го октября я представился генералу, последний спросил: '. кого из группы эвакуировали в Союз с диагнозом - диабет -'. Оказалось - офицера Казанского В. М. По возвращении из отпуска я снова окунулся в боевую работу.
  
  Главным Военным Советником вместо генерала армии Майорова А. М. прибыл генерал армии Сорокин Михаил Иванович. Когда я служил в Южной группе войск, генерал-лейтенант Сорокин М.И. был первым заместителем командующего войсками ЮгВ. Несколько раз он выполнял обязанности руководителя учений с какой-то дивизией, а я у него - начальником штаба руководства. Или, при проведении группового занятия с руководящим составом, я разрабатывал материалы этих занятий, а он выступал в роли руководителя. Затем он уехал в ГСВГ на должность командарма, а оттуда был назначен первым заместителем командующего войсками ДВВО.
   Перед поездкой в Афганистан он командовал войсками Ленинградского ВО, ему было присвоено звание генерала армии.
  Конечно, он меня узнал. Когда погиб генерал Шкидченко П.И. 19-го января 1982 года, я оставался за него и один раз был на беседе у генерала Сорокина М.И. - уже как у Главного Военного Советника. Он сказал мне: ' Как же не уберегли своего начальника?'. Я ответил, что, когда он был на боевых операциях, мы его оберегали, а сейчас он один выполнял задание командования, был сбит на вертолёте. Генерал Сорокин М.И. сказал, что так сообщили американцы.
  
  
   О посещении гарнизонов.
  
  Между боевыми операциями наша боевая группа старалась побывать в военных гарнизонах афганских и советских войск. Мы посещали их всей группой вместе, вдвоём с генералом, а иногда я один. Эти гарнизоны: Кандагар- 2-й армейский корпус; Газни-14-я пехотная дивизия; Гардез - 3-й армейский корпус; Джалал-Абад -11-я пехотная дивизия; Асад-Абад - горно-пехотная дивизия; Джабаль-Ус-Сирадж -32-й пехотный полк; Хост - 25-я пехотная дивизия; Мукур - 7-я пехотная дивизия, ранее она дислоцировалась в Кабуле вместе с 37-й бригадой командос; Мазари-Шариф - 18-я пехотная дивизия; Герат - 17-я пехотная дивизия; Сардехбанд - 4-я танковая бригада; Кандагар - 7-я танковая бригада и другие; там же - 70-я мотострелковая бригада, такая же бригада в Джалал-Абаде, многие небольшие гарнизоны.
  
  Мы знакомились с командирами, штабами, личным составом, их жизнью и бытом, проводили командирские занятия с офицерами, тактико-строевые занятия с подразделениями по вождению и стрельбе. Условия были разные и по размещению личного состава, бытом. Некоторые части обустроены были лучше, некоторые - похуже. Большинство участвовали в операциях. В 20-ю пехотную дивизию мы прилетели с генералом вдвоём, а там уже оказалась группа генералов из резиденции маршала С.Л.Соколова. Командир дивизии раньше был направлен в Газни на 14-ю пехотную дивизию, но его там не приняли. Здесь он начал большую стройку, привлекая для этого задержанных дезертиров. Нам приготовили обед, угостили виноградом без косточек. Зам.командира по техчасти свободно владел русским, поэтому переводчик не понадобился. Советником командира дивизии был полковник Копейко, после его перевели на дивизию в Мазари-Шарифе.
  
  Остался в памяти перелёт над Гималайскими горами, панорама сплошных белых облаков, вертолёт трясло, попадали в безвоздушные 'мешки', было как-то страшно лететь в Пули-Хумри и обратно. В Асад-Абаде 9-ю горно-пехотную дивизию мы посетили всей группой. Здесь Советником командира дивизии был подполковник, потом стал полковник Салимов. Быт офицеров-советников отличался от быта других офицеров. Почти все были с усами и бородами. Они организовали общую офицерскую столовую и питались из одного котла.
  Перед одной боевой операцией полковник приезжал в Кабул и я ему лично вручал кодированную карту. Во время операции он доложил генералу о том, что его КП в таком-то квадрате, а генерал посмотрел на карту, это было на территории Пакистана - в 16 км от границы. Генерал рассердился и отругал нас - двух операторов. А я позабыл о том, что лично кодировал карту, которую мы вручили ему в Кабуле. Попытался через КП 11-й пехотной дивизии (Джалал-Абад) уточнить ключи кодировки.
  Через некоторое время сам Салимов позвонил генералу и признал свою ошибку. Но генерал перед нами не извинился. Полковник Салимов позже был отправлен в Союз досрочно. Начальник штаба ГВС генерал Черемных В.П. неподготовленных Военных Советников старался отправлять в Союз досрочно. Так он поступил с двумя генералами, присланными из Главного управления кадров МО, отправил их раньше, за что он был в немилости у руководства ГУК.
  
  В Мазари-Шарифе мы посетили штаб 18-й пехотной дивизии. Прежний командир дивизии оказывал помощь на границе при вводе в ДРА советских войск. Молодой командир показывал своё ' поместье-сад' и организовал экскурсию в Мемориал-комплекс мечетей, где вроде бы похоронен Мухамзд Али - сторонник шиитского толкования.
  Советником командира дивизии был полковник, с которым я служил в 126-м учебном мотострелковом полку в г. Бузулуке. Он был командиром взвода, а я - начальником штаба батальона. Позже его заменили в 20-ю пехотную дивизию, вместо полковника Копейко. В Мазари-Шарифе трудились советские специалисты. Здесь имеются кино и драмтеатры, музей. Рядом с Мавзолеем содержатся белые голуби, их 5-ть тысяч, ухаживает за ними один человек. Перед Мавзолеем имеются небольшие бассейны, где прохожие, перед тем как зайти в здание Мавзолея, проводят обязательное омовение (моют руки, лицо, ноги). Некоторые из них приходят пешком из далёких кишлаков.
  Части этой дивизии боевые операции проводили самостоятельно и успешно. Ещё раз о Мавзолее. Комплекс мечетей в Мавзолее - крупнейшее архитектурное сооружение, равного нет в южных странах, разве только Мавзолей Тамерлана в Узбекистане, но я там не был.. Гарнизон Хост на Юго-Востоке страны мы посетили всей группой летом 1981 года. В городе кругом цветы, лошади, запряженные в основном в упряжке фаэтоны, наряжены также цветами, всё отличается от других городов. В штабе дивизии нас угостили парным молоком. Командир дивизии - он же губернатор провинции, молодой, деятельный, за ним всё время ходит телефонист с аппаратом, особенно когда командир выходит из штаба во двор.
  
  Части дивизии несут охранную службу на позициях. Управление ими в надёжных руках. Нас это успокоило. Здесь наши просьбы выполнялись. Однажды 4-я танковая бригада вела боевые действия в 500 метрах от пакистанской границы. Советник командира - полковник Вахней позвонил мне (генерала на месте не было) и просил подбросить лепёшек, а то говорит сарбазы меня съедят. У них кончились лепёшки. Я дал команду паре советских вертолётов подлететь на площадку Хоста и доставить для 4-й танковой бригады груз 0,5 тонны, а в Хост позвонил подвезти на вертолётную площадку лепёшек. Прилетел генерал, я докладываю ему о ситуации. Он приказал отменить. Через несколько минут зуммер в аппарате, полковник Вахней докладывает, вертолёты доставили груз и улетели. Вздох облегчения...
  
  Дело в том, что по установленному порядку, мы не должны были вести боевые действия ближе 2-х км от границы и вести артогонь. При нарушениях договоренности могли быть приняты меры по линии министерства иностранных дел. Этого нам не нужно было. Советник командира не пришёлся ко двору, по просьбе командира он был переведён на другой участок. Как-то он мне говорил, зачем вы кодируете карты? Я ему ответил, что мы с Вами учились в одной академии, а взгляды у нас разные.
  
  В другой раз, когда наш генерал упал с вертолётом на подлёте в Хост (в 16-ти км.), я организовал поиск с помощью Советников этой дивизии. Я им дал команду организовать поиск на 2-х БТР, а связь держать по линии оперативных дежурных. Эти группы с большим трудом выполнили задачу по поиску упавшего вертолёта. В целом задача была выполнена.
  
  В Гардезе наша группа побывала много раз, на боевых операциях и дважды в гостях у командира 3-го армейского корпуса Мухамеда Наби - генерал-лейтенанта. Он, как и многие командиры корпусов и дивизий, жил в особняке под охраной танка. У него было обслуживающего персонала и охраны до 30-ти человек. Он организовывал для нашей группы 'фуршет' с импортными винами и разными блюдами. Его повар, без специального образования, может приготовить к столу разные блюда. Об этом говорил сам генерал. Сам он окончил военную академию в Турции. Начальник оперативного управления Генштаба полковник (потом генерал) Гафур говорил, что этот генерал является миллиардером. Видимо занимался бизнесом. Говорил мало, с 'хитринкой', как нам казалось. После нашего отъезда ( 1982 год ) он стал заместителем Министра Обороны, построил в Кабуле дом. Последний раз повар приготовил блюда - куры-гриль. Генерал хвалил своего повара, неоднократно подчеркивая, что таких поваров мало.
  
   Известно два генерал-лейтенанта за столом обменивались дружественными тостами. Один раз он выезжал с нами на боевую операцию. На обед пригласил генерала, а для нас повар положил три кусочка мяса. Офицеры ждали ещё, но больше не подали. Нас было 10 чел.
  
   Окружение крупных городов с задачей призыва молодёжи в Вооружённые Силы.
  
  Центр Кабула [Казаков]
  
  Город Кабул - столица республики Афганистан, был окружён частями четырёх советских дивизий, а внутри по кварталам действовали афганские части. Основные задачи: призыв молодёжи в Армию и войска ХАД (МВД), пограничные части; обнаружение оружия и боеприпасов, мин, а также захват 'душманов'.
  Хотя был принят закон ' О призыве в Армию' в январе 1981 года, молодёжь не хотела идти в части, которые участвуют в боевых действиях. В армии было много дезертиров. Так же окружали город Газни. Генерал Шкидченко П. И. распорядился в Гардезе, чтобы прислали автотранспорт для задержанных. На утро такой транспорт прибыл из Гардеза в Газни. Я доложил генералу о том, что если мы личный состав погрузим в грузовые автомобили и отправим в Гардез, то задержанные в пути разбегутся. А не лучше ли попросить у 40-й армии вертолётов МИ-6, Которые могут взять на борт по 60 человек. Мы на 2-х вертолётах МИ-6 переправили по воздуху пополнение в 3-й армейский корпус.
  При встрече с Советником командира корпуса генералом А.И. Жолнерчиком, последний сказал, что с пополнением проводим уже занятия. При посещении гарнизона Гардез я узнал следующее - пополнение разместили за городом в одной казарме и начали с ними занятия. Результат наших усилий был печальный. Задержанные вскоре все разбежались. А надо было пополнение сразу распределить по частям и подразделениям. Там они не смогли бы разбежаться. Это явилось результатом того, что некоторые Советники действовали как у себя в Союзе, не зная обстановки и обычаев в соседней стране.
  
  В обычные дни по городу патрулировали от частей наряды: офицер и 5-6 сарбозов на грузовом автомобиле с тентом. Они задерживали молодёжь, не служивших в армии отправляли на сборный пункт дивизии (полка) на пополнение подразделений. Летом 1981 года в результате потерь в бою, дезертирстве в батальонах оставалось по 70-80 человек и нельзя было батальоны с таким количеством личного состава привлекать на боевые операции.
  Я предложил генералу способ пополнения частей за счёт призыва из запаса. Сначала генерал говорил, что начальство на это не пойдёт, но потом всё таки правительство приняло решение призывать в армию резервистов, но за плату. Моё предложение воплотилось в жизнь. В ходе проведения боевых операций мы с генералом оценивали обстановку, говорили о перспективах, я записывал информацию в блокнот. Поскольку ведутся боевые действия, солдаты получают ранения и увечья, некоторые погибают. В афганских дивизиях не было хирургов. Я предложил генералу прислать из Союза по одному хирургу на дивизию, их одиннадцать. Каждый хирург будет иметь в своем распоряжении медсестру, санитаров и они могут оказывать на поле боя первую помощь раненым. Это наше предложение было одобрено руководством и действительно прислали в каждую дивизию врачебную бригаду.
  
  После гибели П.И. Шкидченко, в январе 1982 года, я с группой работал в 17-й пехотной дивизии в Герате. Вечером разговаривал с оперативным дежурным. Он оказался из числа 11-ти врачей, присланных из Союза по нашей заявке. Из 11-ти прибывших врачей, хирургов было всего 4 человека, а остальные - администраторы. Вот так относились кадровые службы к просьбам с мест. Когда я возвращался из Кабула, в медпункте 10-го главного управления Генштаба, подтвердили это. Да, говорил медик десятки, отправляли среди 11-ти человек и администраторов. Такие медики не могли оказывать бойцам на поле боя при ранениях первую помощь.
  
  
  План перегруппировки войск.
  
  Ввиду того, что противник начал направлять в Афганистан различные группы для участия в боевых действиях на стороне оппозиционных формирований, настало время прикрыть некоторые операционные направления силами и средствами войск. На юго-востоке на рубеж. Сардехбанд была выдвинута 4-я танковая бригада, а на юг - на рубеж Мукур - передислоцирована наиболее боеспособная 7-я пехотная дивизия. В приграничной полосе также производилась передислокация пограничных частей.
  План перегруппировки войск было поручено разработать мне-старшему офицеру штаба Главного Военного Советника. Со мной трудился офицер погранвойск, полковник (фамилия в блокноте не записана). Доклад плана намечался в штабе 14-й пехотной дивизии - город Газни Министру обороны М. Рафи. Однако, по некоторым соображениям, план был рассмотрен только начальником штаба ГВС - Советником начальника Генштаба генерал-лейтенантом Черемных В.П, и им был доложен Министру.
  
  Перед составлением - разработкой плана мне пришлось провести рекогносцировочные работы во многих операционных направлениях. В Мукуре наша группа побывала два раза. Сюда подходят подземные водоканалы, так называемые кяризи. Душманы порой прятались в кяризах и перемещались по ним. Ходить надо очень внимательно, можно провалиться и утонуть.
  В Мукуре произошло одно происшествие. Заболел желудком наш офицер, майор из Новосибирска, он был Советником начальника оперативного отделения штаба 7-й пехотной дивизии. Наша группа была на боевой операции. Запросили у нас выделения вертолётов для эвакуации в госпиталь этого майора. Вертолётов всего пара и я был против их задействия в Мукур. Но с КП ВВС подтвердили решение о выделении вертолётов для эвакуации.
  В Мукуре погрузили этого офицера, взяли гражданских лиц, среди них была семья с детьми. При взлёте один вертолёт поднялся, а второй, с этим майором и гражданскими лицами задел за крышу дома, упал и загорелся. Когда майор очнулся от удара, то увидел свет в хвосте вертолёта, сумел как-то выползти и упасть, а гражданские несколько человек сгорели. Был крупный скандал между Советником ВВС генерал-лейтенантом Софроновым С.С. и нашим генералом. Всё-таки команда о выделении вертолётов поступила из КП ВВС. Об операции в районе южнее Газни.
  Здесь участвовали части 14-й пехотной дивизии и 191-го мотострелкового полка. В целом операция прошла успешно. Когда на завтра должны были действовать в районе так называемом ' Н ', то у генерала возникло сомнение.
  Руководитель этой организации заявил, что если правительственные войска не зайдут в этот район, то они сдадутся властям. Об этом стало ранее известно Генштабу и начальнику штаба ГВС Черемных В.П. Генерал, будучи уже южнее Ургуна, на другом направлении операции, приказал мне дать телеграмму В.П.Черемных и просить разрешения на действия в этом ' Н' районе. Ответа мы ждали 4 часа, получили отрицательный ответ на нашу просьбу. Генштаб в какой-то мере поверил этому руководителю района. Нам кажется, что этот руководитель заявил о сдаче только из-за того, чтобы в этот ' Н ' район не заходили правительственные войска. Мы не стали ставить задачи частям на действия в ' Н ' районе. Мы посчитали, что это было заигрывание с властями. В последующие годы (1981-1982 гг) таких примеров не было.
  
  Первое время, примерно в августе 1980 года мы проводили боевую операцию на Северо-Западной части провинции Кабула. Наряду с боевыми частями привлекали курсантов училища ' Пухантун' и офицерских курсов. Советник училища 'Пухантун' генерал привлекался на операцию впервые. Один раз он позвонил по радио и начал докладывать обстановку. Я немного послушал и передал трубку генералу. Он не говорил, а фактически 'пел'. Генерал немного послушал и трубку положил на стол и стал решать с нами другие вопросы. Периодически снова брал трубку, тот генерал всё ещё говорил... Так продолжалось несколько раз. Тангенку он не отпускает, генерал ему ничего не может ответить. Последний раз, когда наш генерал взял трубку, тот отпустил тангенку. П.И. Шкидченко говорит: ' Николай Романович! Я половину понял, кое-что не понял, завтра встретимся, все вопросы обсудим и решим '. Я засёк время разговора, Советник докладывал в течение 40 минут. Вот попадались такие Советники, не умеющие пользоваться радио. Оказывается, этот Советник ранее был у нашего начальника в подчинении - командиром полка, наш - командир дивизии. Летом 1981 года мы проводили операцию Юго-Восток, КП-Гардез. В ходе операции должны были по плану перегруппировки войск один пехотный полк гардезской дивизии оставить в узком перешейке двух гор, прикрыть одно из направлений перемещения формирований оппозиции из Пакистана в направлении Гардез - Кабул.
  Личный состав полка размещался в военном городке. Солдаты, узнав о передислокации полка на пакистанскую границу, фактически на голое место, забастовали. Утром следующего дня солдаты заняли позиции по периметру городка, на заборах и не пустили к себе в полк военных Советников.
  Генерал П. И. Шкидченко внезапно улетел в Кабул. Наша группа размещалась в штабе корпуса. Я вынужден был посетить командира корпуса, в особняке. Командир сидел вместе с Советником - генералом А.И. Жолнерчиком, обсуждали ситуацию. Пока я сидел в особняке, они дважды вызывали к себе командира полка и его заместителя по политчасти. Я понял, что они опасались восставших солдат, как-бы к ним не были применены физические силы.
   Когда я сходил в штаб корпуса для связи с П .И. Шкидченко, комкор и Жолнерчик съездили в крепость и успокоили солдат.
  Я связался по телефону с П.И. Шкидченко, он оказался в Генштабе и спрашивал про обстановку и где Жолнерчик. Я доложил ему положение дел. Когда снова вернулся в особняк, Жолнерчик заметил мне: ' .. где Шкидченко?'. Я сказал, что он улетел в Кабул. Он говорит: ' когда трудно, Шкидченко покидает группу и возлагает это на Казакова'. Я, говорит, где-нибудь об этом доложу, кому следует. Конечно, в результате этих событий, пехотный полк на боевую операцию из крепости не вышел.
  
  При проведении одной операции генерал-майор А.И. Жолнерчик видимо плохо руководил боевыми действиями, даже не занял командный пункт. На совещании в Министерстве Обороны маршал С.Л.Соколов отстранил Жолнерчика от должности Советника командира 3-го армейского корпуса. Сразу после совещания он зашёл ко мне в кабинет и рассказал о произошедшем. Он был отправлен в союз досрочно. Эта информация дошла до Куйбышева, ПриВО. Когда я вернулся из Афганистана, генерал-лейтенант Столяров Н. А. уточнил у меня достоверность этой информации. Боевая операция на юго-востоке Афганистана
  
  В провинции Пактика не было воинских формирований. По плану перегруппировки войск туда планировалось разместить 76-й пехотный полк 8-й пехотной дивизии. Мне было поручено провести рекогносцировку местности для передислокации этого полка. Совместно с первым секретарем НДПА провинции мы подобрали гарнизон с наличием дувалов для этого полка. Передислокацию подразделений полка планировалось осуществить во время проведения в этом районе боевой операции.
  До этого произошло одно происшествие. Из гарнизона Сардехбанд -4-я танковая бригада, несколько офицеров решила поехать в Кабул в танке. Попутно к этой небольшой колонне пристроился на легковом автомобиле Советник 76-го пехотного полка (провинция Вардак).
  На марше колонна была обстреляна душманами. Советник и его водитель погибли, некоторые офицеры 4-й танковой бригады были ранены. Колонну полка сформировали в Гардезе и она вышла на маршрут в 14 часов. Генерал поручил мне возглавить колонну полка. Впереди шёл отряд обеспечения движения (ООД), марш проходил без прикрытия с воздуха через населённые пункты, почти все пустые, землевладельцы - помещики сбежали в Пакистан. Эти населённые пункты охранялись отрядами самообороны, вооружённые охотничьими ружьями. Многие дома заминированы, поэтому нас предупреждали, чтобы на остановках солдаты не забегали в дома, так как могли подорваться. Плантации были брошены и не возделывались.
  
  Когда нас застало тёмное время суток, пришлось колонну остановить на ночной отдых, организовать охрану и оборону подразделений полка. Пока я расставлял посты охраны, наши офицеры боевой группы во главе с Николаем Ивановичем Вовенко съездили на БТР - 60 пб в пустой кишлак, где обнаружили в одном дувале человеческие черепа, их насчитали 40 штук. Мне самому съездить не было времени. Пока мы ужинали, развернули палатку, готовились ко сну, время было 1 час ночи. Вдруг в стороне, в 2-3 км от нас, началась стрельба, сначала автоматная, потом - пулемётная, из РПГ, крупнокалиберных пулемётов и миномётов. При этом было уже не до сна, думали, что будем делать, если нападут на расположение полка.
  
   Однако через 30-40 минут стрельба прекратилась, но мы уже не спали. Рано утром я послал афганского офицера узнать, кто организовал эту стрельбу. Он там ничего не узнал и мы тронулись в путь. Марш прошёл в целом организованно и колонна подошла к месту назначения. Но перед нами была река, надо было её форсировать. Нас встречали и на том берегу вытаскивали на подъём наши автомобили тягачами. Меня встречали первый секретарь НДПА, с которым уже встречались ранее, и губернатор провинции - солидный мужчина, обнимали меня и оба благодарили, что в провинцию привёл воинскую часть.
  Полк расположили в населённом пункте. Подразделения полка через 1 час убыли на боевую операцию. Здесь располагался перед операцией 191-й мотострелковый полк. Я с командиром полка разработал вторую часть боевой операции через Ургун. К часам 11-ти прилетел генерал П.И. Шкидченко. Перед Ургуном был узкий проход, который контролировался противником. Мы спланировали этот участок обработать ударами авиации - СУ-7. Но всё равно колонну душманы обстреливали, но потерь было очень мало. Генерал на эту последнюю часть операции привлёк только одного офицера - связиста, а группа выехала в Газни для участия в операции - на другом направлении. Когда я повторно посетил подразделения 76-го пехотного полка, вооружение и личный состав были в землянках, техника - в укрытии. Командир полка жалоб не заявлял. Боевая операция ' Пагман'
  Пагман - предместье Кабула. Здесь имеются пансионаты для лечения и отдыха. Летом 1981 года противник занял некоторые кишлаки и прервал движение на участке Кабул - Пагман. Для деблокирования Пагмана была подготовлена и проведена частная операция с привлечением частей кабульской 8-й пехотной дивизии.
  В операции приняли участие первый секретарь НДПА Кабульской провинции и его Советник. Наша группа генерала П.И. Шкидченко управляла боевыми действиями. Командный пункт заняли в предместье Кабула. Через некоторое время обстановка осложнилась, противник, заняв населённые пункты, упорно сопротивлялся. В дивизии были потери. В такой обстановке было принято решение - направить группу офицеров во главе со мной, старшим офицером - оператором боевой группы для оказания помощи командиру дивизии подполковнику Шахнаваз. Когда мы приехали на КП дивизии, оказалось, что они переместились на новый КП. Здесь находились первый секретарь НДПА провинции и его партийный Советник Астапкин Игорь Васильевич и ещё несколько человек. Пришлось подождать, пока с нового КП не будут сообщены координаты. Как только мы получили сведения о координатах, мы поехали туда. При въезде к расположению КП регулировщик пытался направить нас по обходному маршруту, но я туда не поехал, а продолжал движение по известному нам маршруту и добрались на место.
  
  Командир немного растерялся, он говорил, что его обвинят за потери: убитых - 7 человек, раненых - 9 человек. Я ему говорю: ' идёт война, а на войне бывают потери'. Пришлось на время взять на себя управление частями, пока успокоится командир дивизии. Когда я по телефону докладывал обстановку генералу П.И. Шкидченко, не заметил стрельбу по нашему КП из кишлака, возле меня никого нет, а пули свистят. Хорошо, что меня не задело пулями. Офицеры попрятались за бронемашинами и автомобилями. Их тоже нельзя ни в чем обвинять, идёт война. Пришлось положение подразделений определять цветными дымами из ракет. Через некоторое время положение стабилизировалось, душманов выбили из кишлака. Генерал прислал на помощь ещё несколько офицеров, поскольку об обстреле КП ему кто-то доложил. После обеда поступил сигнал ' отбой', личный состав вышел из боя, стали готовиться к возвращению к местам постоянной дислокации. Мы тепло попрощались с командованием дивизии и вернулись на свой КП. Вскоре по дороге Кабул - Пагман началось движение автотранспорта. Операция завершилась, но были потери в личном составе.
  
  Генерал П.И.Шкидченко в очередном отпуске
  
  Осенью наш генерал просил отпуск, но начальство его не отпускало. Был крупный разговор с Главным. Зам. по политчасти генерал Самойленко приходил и успокаивал П.И. Шкидченко. Но через день его отпустили на неделю. Уезжая, он попросил меня узнавать у Черемных на счёт продления отпуска. Один или два раза я спрашивал у Черемных, вопрос этот пока не решался. Как-то вечером я снова обратился к генералу Черемных по этому вопросу. Он обещал, что узнает у Главного и сообщит мне. Действительно, на утро он встретил меня в Генштабе и сообщил о продлении отпуска для Шкидченко. Черемных сказал, что позвонить Шкидченко в Днепропетровск. Я пытался звонить по ЗАС через штаб армии, но не получалось. Тогда подошёл Советник по связи генерал Крот, позвонил по системе 'Булава' и сообщил в Днепропетровск о продлении отпуска Шкидченко. Когда Шкидченко вернулся из отпуска, спросил меня, почему звонил генерал Крот. Я объяснил ему данную ситуацию.
  
  О времени возвращения генерала из отпуска я следил, звонил в штаб ТуркВО, узнавал. Шкидченко прилетел в Кабул поздним последним рейсом с супругой. Мы его встречали в аэропорту, прямо на лётном поле. Он сказал, что не думал о том, что вы следили за прилётом и встретили меня, иначе и не может быть. Боевая операция в районе северо-западнее Кабульской провинции Предстояло проведение операции вблизи Кабула. Генерал П.И. Шкидченко находился в отпуске. Начальник штаба генерал Черемных говорил мне: '... ищите руководителя операции'. Я ему предлагал кандидатуру одного генерала, а он говорит: ' .. что Вы не знаете что-ли, этот генерал ничего не может делать.'. Я отвечал: ' он же генерал'.
  В результате выбора поручили проведение этой операции Советнику начальника оперативного управления Генштаба генерал - майору Степанскому Николаю Ивановичу. Я с ним был знаком по ПриВО, он служил в Бузулуке командиром учебной роты - капитан, а я - майор начальником штаба батальона. Последнее время Степанский Н.И. служил начальником оперативного управления в штабе Одесского Военного округа. После Афганистана он приехал в Куйбышев (Самару), служил начальником штаба округа. На кабульскую операцию были привлечены: - 180-й мотострелковый полк,8-я пехотная дивизия, - училище Пухантун, - офицерские курсы, - подразделения воздушно-десантной дивизии. Я выступал в качестве начальника штаба - помошника руководителя операции.
  
  Войска в район операции выводили в ночное время. Командный пункт заняли на высоте 2200 м, туда радийная машина Р-140 не могла подняться. Высота была трехэтажная. Р-140 смогли поднять только на первый этаж высоты. Надо было подать телефон на ПКП, а связисты с собой взяли катушку, порванную ' сорок раз'. Генерал Степанский Н.И. говорит связистам: ' если через 20 минут связь не дадите, я вас расстреляю'. А я был всё-таки начальником штаба руководства, слышал недовольство руководителя боевой операции. Были приняты срочные меры и связь заработала.
  
  Сейчас пишу эти строки и свои воспоминания, думаю, шла война, руководитель операции мог принять самые крайние меры. А связистам был преподан урок. А то они, как только приедем в Генштаб, говорили: ' мы поехали в роту связи'. Чем они там занимались, никто не знал. Результат в той операции мог быть плачевный. Обстановка оказалась сложной, противник оказывал на всех рубежах, кишлаках упорное сопротивление. При десантировании погиб авиа-наводчик. Курсанты училища 'Пухантун' действовали в центре боевого порядка, не могли сломить сопротивление душманов. Мы вынуждены были к ним высадить на вертолёте Советника управления боевой подготовки генерала Боярова. В 15-ть часов генерал Степанский Н.Ы. подал сигнал 'отбой' и собрал командиров и начальников частей, участвующих в операции для подведения итогов. Большие претензии он высказал в адрес руководства училища ' Пухантун'. Мы вернулись в Кабул. На другой день нам стало известно о потерях в училище 'Пухантун'. Оказалось, после отбоя, когда выводили из боя курсантов, то душманы в это время нанесли огневое поражение, в результате погибли 9-ть курсантов из 3-его курса, все сыновья больших начальников. Меня вызвал генерал Черемных В.П., спрашивал, как было, предупредив, только говори честно. Я доложил, что это произошло после отбоя,. Этот вопрос обсуждали и пришли к выводу, что курсантов училищ впредь не привлекать на боевые операции.
  
  Посещение бывшей дачи короля в СУРУБИ.
  
  По приглашению командира полка 'Командос" наша группа посетила и два дня жила в бывшей даче короля Афганистана. Дача встроена в скалу и напоминает некую отшельницу. Внутри здание оборудовано по европейски: зал с баром, несколько комнат. Мягкая мебель, сан. узел, везде картины и цветы. Здесь король Захир-шах уединялся и проводил время в основном зимой. Внизу, на берегу водохранилища, причал и специальная лодка. Рядом ГЭС НАГЛУ. Ландшафт прекрасный, чистый воздух. В зале находятся телевизор и радио.
  
  Гибель генерал-лейтенанта Шкидченко Петра Ивановича.
  
  18-го января 1982 года генерал с переводчиком слетали в район Джаджи. Там сложилась сложная обстановка с вывозом из гарнизона уволенных солдат. На автотранспорте вывозить их было опасно. Во-первых, солдаты вроде бы пригрозили генералу в связи с этой проблемой. Второе - в полку кончились лепёшки.
  Вечером наша группа возвращалась в аппарат. Мы остановились возле дома, где жил генерал. Я попросил Николая Ивановича Вовенко зайти на квартиру генерала, может он даст какие-то указания. Николай Иванович встретился с начальником группы, доложил, чем мы занимаемся, но никаких указаний на завтра не дал. Мы пошли по своим квартирам. На второй день нам стало известно, что генерал снова летит в Джаджи. Мы поехали в Генштаб и работали там. Где-то ближе к одиннадцати часам к нам зашёл полковник Брунениекс и сообщил, что в районе Хоста упал какой-то вертолёт. Я сразу зашёл в комнату оперативного дежурного, на столе лежала телеграмма с просьбой подвезти в Джаджн лепешек. Прочитав телеграмму, я принялся организовывать поисковую работу. Связался с оперативным дежурным по 25-й пехотной дивизии и просил выслать две поисковые группы в район предполагаемого падения вертолёта, а связь держать и с поисковыми групппами и с нашим оперативным дежурным.
  
  Через некоторое время мы получили информацию, что упавший вертолёт обнаружили, но генерала на месте падения нет. На место катастрофы вылетел Советник Главкома ПВО и ВВС генерал-лейтенант Софронов С.С. Он детально разобрался и установил: вертолёт, на борту которого был Петр Иванович с переводчиком, после преодоления горного хребта, по просьбе гене рала, снизился до двухсот метров, а это опасно - могли обстрелять из ДШК. Второй вертолёт с советским экипажем отстал и летел на высоте 1500 м, на удалении от первого в двух километрах. Душманы обстреляли снижающийся вертолёт, он совершил вынужденную посадку. Но отказали тормоза, вертолёт покатился по пологому скату, перевернулся и загорелся. Второй вертолёт встал в круг и обстрелял позицию душманов. При катастрофе погибли: первый лётчик - советский офицер майор, второй лётчик - офицер афганец, генерал Шкидченко П.И и переводчик, техник - ст. лейтенант - афганец - остался жив. На второй день прошла в микрорайоне панихида по погибшим. Отправку ' Черного тюльпана' и супруги генерала Варвары Ивановны с сопровождающим из нашей группы офицером Ткаченко Л.Ф. пришлось организовать мне.
  На лётном поле самолет с первой попытки не смог взлететь. Я побежал доложить генералу Софронову С.С, но, к счастью, со второй попытки самолёт взлетел и взял курс на Днепропетровск.
  Генерал П.И. Шкидченко похоронен в Днепропетровске и там ему установлен на кладбище памятник. Переводчика и первого лётчика - майора отправили на их места жительства до Афганистана. Обязанности начальника группы управления боевыми действиями при МО ДРА были возложены на меня - старшего офицера-оператора этой группы.
  Ходатайства (два раза) об утверждении (назначении) меня в этой должности представлялись генералом армии Майоровым А.М. в Генштаб. Однако приказа о моем назначении не последовало. 4 июня 2000 года Указом президента РФ Петру Ивановичу Шкидченко присвоено звание Героя России (посмертно). Супруга - Варвара Ивановна проживает в Днепропетровске. Сын -Владимир Петрович, генерал армии, занимал должность Министра Обороны Украины. Посещение боевой группой Герата. Здесь дислоцировалась 17-я пехотная дивизия ( 28-й механизированный, 33 и 70 пехотные полки). По одному батальону находились в Калайн-Нау, Чагчаране. Это провинции Бадгиз и Гур. С нашей группой выехала группа из Министерства Обороны ДРА, это по моей просьбе. Мы спланировали проведение КШУ со штабами дивизии и одного полка; проверку средств связи в батальоне связи дивизии и штабов двух полков (средства связи развертывали полностью, какие были); вождение танков и автомобилей; стрельбы из стрелкового оружия на стрельбище. Все эти мероприятия выполнили полностью. В ходе нашей работы прилетел в гарнизон начальник Главного политуправления генерал Голь Ака и подключился к работе в штабах дивизии и полков. В управлении дивизии все начальники отделов и служб уже в возрасте, опытные, служебные вопросы решают как положено. Мы здесь работали уже без генерала П.И. Шкидченко. Командир дивизии сказал мне: ' дивизия находилась на боевой операции и о гибели генерала мы узнали буквально через 20 минут после случившегося'.
  Надо заметить, что Советник командира дивизии был в очередном отпуске. Советников при дивизии было около 17 человек. Вечером они присутствовали при подведении итогов за день. Я их ориентировал на завтра, в каких частях и какие мероприятия будут проводиться. Ни один из них не присутствовал на мероприятиях, проводимых офицерами нашей группы.
  
   При подведении общего итога работы начальник Главпура генерал Голь Ака наградил 18-ть человек офицеров наручными часами. Он высказал признательность работе нашей группы. Он сразу обратился ко мне по фамилии - товарищ Казаков (по-русски говорил свободно). Мне хотелось рассказать о трёх проблемах.
  Первая проблема.
  Советник начальника инженерной службы офицер в чине майора использовался не по назначению. Он занимался только доставкой почты. В результате несколько офицеров погибли - подорвались на минах. Об этом было доложено начальнику штаба ГВС генералу Черемных В.П.
  Вторая проблема.
  По нашей заявке на 12-ть человек хирургов из Союза, в дивизию прислали администратора. Об этом я узнал во время беседы с этим офицером - он был оперативным дежурным.
  Третья проблема.
  Когда мы работали в дивизии, приезжал Советник по зоне 'Северо-Запад', он даже не поинтересовался, чем наша группа занимается. Когда мы в аэропорту ожидали самолет, он оказался там. Я ему подробно рассказал о нашей работе. Он даже удивился и одобрил нашу работу, а также пожелал нам успехов. Советник командира дивизии, когда вернулся из отпуска, звонил мне из Герата, я его проинформировал о проведенных нами мероприятиях и о советнике начальника инженерной службы. Генерал Черемных В.П. по этому вопросу направлял туда Советника начальника инженерных войск МО ДРА. Пребывание в Кабульском военном госпитале.
  Частое участие в боевых операциях в условиях действий в горах, в новых климатических изменениях, повлияло на моё здоровье повышением давления, поэтому врачи решили поместить меня в госпиталь. В основном надо было успокоить нервную систему. Со мной в одном отделении, но в разных палатах, находился командир 3-го пактийского армейского корпуса подполковник (фамилия в блокноте не записана). Он был назначен на эту высокую должность вместо генерал-лейтенанта Гулям Наби, который стал заместителем Министра Обороны ДРА. До академии Генштаба, подполковник командовал 11-й пехотной дивизией в Джалал-Абаде. Наша боевая группа часто бывала в этом гарнизоне, так что ранее мы с ним были знакомы. Он находился под охраной 5-6 сарбозов.
  По утрам мы гуляли во дворе, он любил принимать снежные ванны, затем окутывался тулупом и уходил к себе в палату. Меня выписали раньше, это было в середине февраля 1982 года. Мы с ним тепло попрощались. Когда я был уже в Самаре, в отставке, читал письмо генерала В.П.Черемных, в котором он писал, что комкор -3 застрелился.
  С нами в одном отделении находился также техник вертолета-старший лейтенант, который остался жив после катастрофы с генералом П.И.Шкидченко. Жена и его трое детей приходили к нему навестить в госпитале. Про катастрофу я его не расспрашивал. Он, конечно, был в шоковом состоянии и обстоятельства этого события не мог осветить.
  
  Отбытие из Кабула.
  
  Из Кабула я с супругой улетел 17-го марта 1982 года, раньше срока окончания спецкомандировки. В госпитале мне дали заключение о том, что по состоянию здоровья офицер не может продолжать выполнение 'интернационального долга'.
  
  Выводы об Афганистане.
  
  1. 15-го февраля 1989 года части 40-й армии, офицеры группы управления боевыми действиями при Министре Обороны ДРА и советники покинули Афганистан. Более 9-ти лет наши парни сражались вместе с афганцами из состава правительственных войск против сил оппозиции.
  2. Ввод ограниченного контингента Советских войск по просьбе афганского правительства на территорию соседнего Афганистана состоялся 25го декабря 1979 года. Власть Амина была устранена и передана в руки парчамистов во главе с Бабраком Кармалем. 1980 - 1985 годы велись боевые действия, однако афганская проблема не была решена политически. В апреле 1988 года были заключены Женевские соглашения. 40-я армия России была выведена из страны. 28-го апреля 1992 года оппозиция пришла к власти.
  Сейчас в Афганистане находятся американские войска, вряд ли они оттуда когда-нибудь уйдут.
  На этом я заканчиваю очерк об Афганистане. Думаю, что последуют другие очерки с анализом боевых действий.
  Полковник в отставке Б.М.Казаков, участник Великой Отечественной войны (1945 г) и Афганской (1980-1982 годы). ================================================================================================
  
  КАЗАКОВ БАЯЗИТ МАЖИТОВИЧ
  
   (Очерк)
   ВСТРЕЧА СОЮЗНЫХ ВОЙСК НА РЕКЕ ЭЛЬБА
   ( Участники - личный состав 58-й гвардейской дивизии и
   воины 69 - й пехотной дивизии США. 25.4.1945 года.)
  
   ВСТРЕЧА НА ЭЛЬБЕ.
  
   1-я стрелковая (с 31.12.1942 г-58-я гвардейская) дивизия была сформирована
  на территории Куйбышевской (сейчас Самарской) области в городе Мелекесс -ПриВО
  весной 1942 года. Дивизия прошла сбоями от реки Дон до Праги. Дорогу к Эльбе и
  Берлину открыла Висло - Одерская крупная наступательная операция, начатая 12
  января 1945 года, раньше намеченного срока, по просьбе премьер-министра
  Великобритании Уинстона Черчилля, в связи критическим положением наших союзников в
  Арденнах. Удар, нанесённый Советскими войсками по противнику 12-14 января 1945
  года был ощутимым. Разгромив передовые обороняющиеся части противника, наши войска
  устремились вперёд, быстро ломая сопротивление врага на территории Польши. За 23
  дня операции войска продвинулись на глубину до 500 км, уничтожили 35 и разгромили
  25 вражеских дивизий (потерявших от 50 до 70 процентов своего состава).
  
   В 5-ть часов утра 12 января 1945 года, после мощного огневого налёта, перешли
  в наступление передовые батальоны дивизий первого эшелона 5-й гвардейской армии
  генерала Л.С.Жадова.
  Части 58-й гвардейской дивизии с этого момента без отдыха прошли с жестокими боями
  с противником сотни километров, штурмом брали укрепления врага на реках Одер,
  Нейссе и Шпрее.
  К исходу 24 апреля некоторые подразделения дивизии вышли к реке Эльба. К утру 25-
  го апреля заняли посёлок Крейниц (в 3-4 км юго-западнее города Штрела за Эльбой).
  Сапёры начали готовить переправу на плотах.
  На западном берегу Эльбы (в 40 км к югу от города Торгау) вёл ожесточенный бой с
  немцами 50-й гвардейский полк 15-й гвардейской дивизии (командир - генерал-майор
  В.И.Медведев). К исходу дня 24 апреля полк форсировал реку Эльба, захватил
  небольшой плацдарм.
  
   25-го апреля город Риза был взят.
  Разведотряд 58-й гвардейской дивизии в составе 7-й роты 175-го гвардейского полка
  (командир - старший лейтенант Голобородько Григорий Степанович) переправился через
  Эльбу в 8 км севернее города Ризы, закрепился на западной окраине города Штрела на
  высоте с отметкой 129.8, в 4 км северо-западнее города Ризы, где шли упорные бои.
  По докладу наблюдателя со стороны запада к рубежу 7-й роты приближался патруль,
  как потом оказался - американский, из 273 пехотного полка 69-й дивизии 5-го
  корпуса 1-й армии (американской) в составе 21 сержанта и солдата на шести джипах,
  начальник патруля - полный лейтенант Альберт Л. Котцебу.
  Это было в 11.30 25.4.1945 года.
  Советские и американские разведчики встречались как боевые друзья, товарищи по
  оружию, обменялись крепкими солдатскими рукопожатиями.
  Это произошло в 13.30 (время Московское) 25.4.1945 года. При этом разведчики
  записали фамилии друг у друга, уточнили на карте историческое место встречи и
  сообщили об этом в свои штабы о состоявшейся встрече.
  Американский патруль был приглашён на КП полка. На берегу американцев встречали
  командиры из штабов полка и дивизии, в 7.00 26 апреля гости убыли в свою часть.
  
   175-й гвардейский стрелковый полк, первым в Красной Армии встретившийся с
  американскими войсками на Эльбе и овладевший городом Штрела, был награжден орденом
  Кутузова Ш-й степени. В 15.30 25.4.1945 года в районе моста, что восточнее города
  Торгау, произошла другая встреча между офицерским составом 173 гвардейского
  стрелкового полка и патрулем 69-й пехотной дивизии 5-го американского корпуса 1-й
  американской армии (командир патруля - младший лейтенант Уильям Д. Роберт-сон).
  На мосту американцев встречали гвардии лейтенант А.Сильвашко и гвардии сержант
  Н.И.Андреев. Робертсон просил, чтобы советские офицеры поехали с ним в его часть.
  
   Первую советскую военную делегацию к союзникам возглавил заместитель командира
  173-го гвардейского стрелкового полка гвардии майор А.Ларионов, куда вошли капитан
  Неда, гвардии лейтенант А.Сильвашко и гвардии сержант Н.И.Андреев.
  На другой день, на восточном берегу реки Эльбы в районе города Торгау встречались
  командир 69-й пехотной дивизии генерал Рейнхард и командир советской 58-й
  гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А.В.Русаков.
  Затем последовали торжественные и радостные встречи должностных лиц более высокого
  ранга (корпусов и армии), поднимались тосты за встречу, за Победу, за мир, за
  дружбу. Представители двух армий обменивались фотографиями и автографами.
  
   Встреча на Эльбе была встречей двух дружественных армий, воевавших плечом
  к плечу против общего врага - фашистской Германии, боровшихся за великое дело -
  защищать Мир и безопасность всех народов на Земле.
  Эта встреча вошла в историю второй мировой войны, символом Мира и Дружбы между
  народами.
  Встреча союзников во второй мировой войне в центре Германии - событие
  историческое. Это политический акт.
  Встреча союзных группировок разрезала весь стратегический фронт немецко-фашистской
  армии на две изолированные группировки:
   - северную, где ещё судорожно, но яростно оборонялся Берлин, в подземельях которого задыхался в предсмертной агонии Гитлер, и
   - южную, руководимую фельдмаршалом Шернером, который продолжал
  сопротивление в Чехословакии, даже после Дня Победы.
  На встрече на Эльбе командующий 1-й армии (американской) генерал Ходжерс вручил
  командующему 5-й гвардейской армии генералу А.С.Жадову
  
   Знамя, которое они с честью пронесли от Америки через Атлантический океан в
  Англию через Ла-Манш в Нормандию, через всю Францию, Бельгию до центра Германии.
  Командующий советской 5-й гвардейской Армией генерал А.С.Жадов вручил американцам
  альбом с медалью ' За оборону Сталинграда' как символ наших побед. В альбоме
  также были зафиксированы наши Боевые Знамена, прошедшие с полками и дивизиями от
  героического Сталинграда до Эльбы.
  
  Спустя две недели Вторая мировая война в Европе окончилась безоговорочной
  капитуляцией фашистской Германии.
  На Эльбе товарищи по оружию дали клятву 25.4.1945 года! ' ... пуСУНЪ
  не будет больше войн. Мы сами не хотим снова испытать всё это и не хотим, чтобы
  это испытали наши дети.'
  27-го апреля в Москве был великолепный салют в честь соединения союзных войск на
  Эльбе - 24 залпа из 324 орудий.
  В газете ' Правда' был напечатан очерк военного корреспондента ' Комсомольской
  правды' Крушинского ' Встреча в Торгау ', он успел слетать в город Торгау.
  
   Через 40 лет на памятной встрече на Эльбе 25.4.1985 года участники снова дали
  клятву: - чтить память погибших; - подтвердить нашу дружбу; - сохранить дружбу, родившуюся на Эльбе; - способствовать ослаблению напряжённости между нашими странами; - стремиться к сокращению обычных и ядерных вооружений; - взаимное уважение между нашими народами; - жить в мире!; - призываем преградить путь к войне; - нет войне!
  
   В городе Торгау есть обелиск высотой с 2-х этажный дом, на нем изображены
  русские и американцы, пожимающие друг другу руки. По одну сторону - американский
  флаг, по другую - советский. Обелиск установлен на красивой зеленой лужайке, на
  берегу реки Эльбы.
  В средней школе ? 43 Промышленного района города Самара обновлён музей 'Боевой
  Славы', посвященный боевому пути 58-й гвардейской стрелковой дивизии ПриВО,
  прошедшей с боями 12 800 км от реки Дон до Праги. 25.4.1945 года части дивизии
  встречались с частями 69-й пехотной дивизии США на реке Эльба.
  
   Полковник в отставке Казаков Б. М.
   ИЛЛЮСТРАЦИИ.
   Встреча ветеранов []
   Участники встречи на Эльбе 25.4.1945 г.собрались
  25 апреля 2 003 года. Гор. Самара. Слева направо, сидят:
   в центре - Данилова Анна Григорьевна - медсестра 57 медсб
  58 гв.сд 67А 1го УФ,имеет три ранения; Участник войны майор
  Колесников; Стоят слева направо: Окунев Савелий Иванович -
   участник Курской битвы; Севрюков Митрофан Андреевич - 1-й УФ;
  Солодов Николай Андреевич; полковник Казаков Баязит Мажитович
   - председатель совета ветеранов; Майор Корнышев Евгений
  Георгиевич; методист музея - Гнутова Надежда Андреевна.
  
   Встреча ветеранов []
   Г. Самара. Средняя школа 43. Встреча с участниками боев на Эльбе.
   Стоят слева направо: Плешивцев Николай Васильевич -
   ветеран 31А 1УФ; майор Колесников - участник ВОВ; Севрюков Николай
   Андреевич; Данилова Анна Григорьевна - хирургическая медсестра
   507 медсб 58гв.сд; Сечина Надежда Борисовна - директор школы;
   полковник Казаков Баязит Мажитович - председатель совета ветеранов;
   методист музея Гнутова Н.А.; Окунев Евгений Иванович.
   Впереди учащиеся средней школы 43.
   =================================================================================================
   Б. М. КАЗАКОВ Полковник в отставке
   ГОРОД САМАРА
   (Записки штабного офицера.)
  
   ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ ВОЗДУШНО - ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК
   (1930-2009 годы)
   Самара, Похвистнево 2008 - 2009
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
  В составе Вооруженных Сил страны значительное место занимают воздушно-десантные войска (ВДВ).
  Воины в голубых беретах - элита наших Вооружённых Сил. ВДВ были созданы в 30-е годы, привлекались для решения оперативно-тактических задач, как в довоенные, особенно военные (1941 - 1945) годы и в послевоенные годы - в локальных боевых действиях. Ежегодно 2-го августа воины и ветераны славных воздушно-десантных войск отмечают свой праздник. Представители этого рода войск пользуются заслуженной любовью и уважением всего народа. Молодые призывники стараются попасть в десантные элитные войска. И это не случайно, ведь в любой горячей точке именно на десантников всегда возлагаются самые сложные и ответственные задачи, с которыми они достойно справляются. Служба в ВДВ - это настоящая школа мужества и патриотизма для нашей молодёжи. За много лет своей славной истории воздушно-десантные войска вписали тысячи страниц мужества, доблести и чести в книгу ратной истории. Можно перечислять те горячие точки земного шара, куда отправлялась служить 'крылатая пехота', защищая Родину. Отрадно видеть, что в дни праздника так тепло и участливо общаются между собой разные поколения десантников. Как подстать литаврам отблескивает летнее августовское солнце ордена и медали на груди героев десантников - молодых и пожилых. Для России этот праздник носит не только 'профессиональный' характер, но и предполагает весомую идеологическую составляющую. Это объясняется тем фактом, что Россия, как государство с богатой военной историей, вкладывает в понятие 'воин' не только значение человека, защищающего интересы своей страны, но и носителя и продолжателя славных воинских и духовных традиций своей Родины, своих предков.
  
  Праздник - день ВДВ отличается повышенной активностью отмечающих его десантников, в том числе бывших, ранее служивших в ВДВ, из-за чего происходит большое количество конфликтов и происшествий. Поэтому в этот день за безопасностью обычно следят усиленные наряды милиции, а в Москве - Красная площадь и Мавзолей закрываются для посещения. Во время прохождения праздника во многих городах традиционно устраиваются показательные выступления воинов - десантников, концерты, благотворительные акции, народные гуляния, ярмарки товаров народных промыслов и выставки - продажи сувенирно - патриотической продукции.
   Этот же день является днём пророка Илии, который считается покровителем десантных войск, в его честь проводятся литургии и устраивается крестный ход. В Москве традиционными местами ежегодных встреч 'голубых беретов' являются ЦПКиО имени Горького, ВВЦ и Поклонная гора. Девиз воздушно-десантных войск - 'Никто кроме нас!'.
  
   1. СТАНОВЛЕНИЕ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК.(1930-е годы).
  
  История ВДВ берёт свое начало со 2-го августа 1930 года-на войсковых учениях Московского военного округа было выброшено под Воронежом на парашютах подразделение десантников в составе 12-ти человек. Это была экспериментальная высадка десанта. Военные теоретики увидели перспективу преимущества парашютно-десантных частей, их огромные возможности, связанные с быстрым охватом противника по воздуху.
  
  Реввоенсовет Красной Армии одной из задач на 1931-й учебный год определил: '... воздушные десантные операции должны быть изучены с технической и тактической стороны штабом РККА с целью разработки и рассылки на места'. Обращалось внимание на необходимость глубокой разработки организационной структуры и теории боевого применения воздушно-десантных войск.
  
  В Ленинградском военном округе был сформирован авиамотодесантный отряд в количестве 164 человек. Он стал первым подразделением ВДВ. Командиром отряда был назначен Е.Д.Лукин. Начало созданию массовых воздушно-десантных войск положило Постановление Реввоенсовета СССР, принятое 11-го декабря 1932 года.
  В Постановлении отмечалось, что ' развитие авиационной техники, а также достигнутые результаты в конструировании и сбрасыванию с самолётов бойцов, грузов и боевых машин требуют организации новых боевых подразделений и соединений РККА. В целях развития воздушно-десантного дела в РККА, подготовки соответствующих кадров и подразделений Реввоенсовет Постановил: - развернуть на базе авиадесантного отряда ленинградского военного округа бригаду, возложив на неё обучение инструкторов по воздушно-десантной подготовке и отработку оперативно-тактических нормативов. Одновременно сформировать к марту 1933 года по одному авиадесантному отряду в Белорусском, Украинском, Московском и Приволжском военных округах.'.(Газета 'Ветераны Поволжья ', Самара, ? 8(11) август 2008 г, с 1.)
  
  Начался новый этап в развитии воздушно-десантных войск. В начале 1933 года в вышеуказанных военных округах были сформированы авиационные батальоны особого назначения. Эти батальоны принимали участие в войсковых учениях. Видимо и на Дальнем Востоке были созданы такие части и подразделения. Об этом свидетельствует гибель одного бойца из нашего села Тахтамышево Томского района - Аккумбатова Равиля Ганеевичав 1937 году во время десантирования. Наши сельские парни, призванные в армию, служили на погранзаставах Дальнего Востока до войны 1941 года. С началом Великой Отечественной войны некоторые из них оказывались на фронте - на Западе.
  
  К лету 1941 года закончилось укомплектование личным составом 5-ти воздушно-десантных корпусов численностью 10 тысяч человек каждый.
  В довоенные годы боевой путь ВДВ отмечен многими памятными датами.
  В 1939 г. в вооружённом конфликте в районе Халхин-Гола (Монголия) приняла активное участие 212-я воздушно-десантная бригада (командир-подполковник И.И.Затевахин). Боевыми действиями во взаимодействии с монгольскими частями руководили будущий маршал Г.К.Жуков ( Россия) и маршал Чойболсан ( Монголия). Во время советско-финляндской войны ( 1939-1940 годы) вместе со стрелковыми частями сражались 201-я, 204-я, 214-я воздушно-десантные бригады. Десантники совершали рейды в глубокий тыл противника, нападали на гарнизоны, штабы, узлы связи, нарушали управление войсками, наносили удары по опорным пунктам.
  
  Большую роль в военных достижениях наших войск в той войне сыграли лыжные батальоны.
  Из нашего сибирского села в этой войне принимал участие наш зять - боец Казаков Сафа Якубович( село Тахтамышево вблизи города Томска).
  
  В этой войне были и слабые места в организации и ведении боевых действий, тыловом обеспечении войск. В канун Великой Отечественной войны эти пробелы постарались учесть в боевой
   подготовке войск.
  
   II. В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ(1941 - 1945 )
  
  Из Заявления Советского Правительства по поводу вероломного нападения фашистской Германии 22 июня 1941 года: (Газета 'Ветераны Поволжья ', Самара, ? 8(11) август 2008 г, с 3.)
  'Сегодня, в 4 утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбёжке со своих самолётов наши города - Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие...'.
  Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Автор хорошо помнит этот день - воскресенье. Мужчины села Тахтамышево, имеющие в кармане повестки, после выступления В.М.Молотова о начале войны, * через 1 час ушли в Томский райвоенкомат. Село опустело. Остались женщины, дети и люди пожилого возраста.
  
  На второй день после начала войны на меня была возложена обязанность бригадира полеводческой бригады. Пришлось решать непосильные подростку хозяйственные задачи. С началом Великой Отечественной войны все пять воздушно-десантных корпусов участвовали в ожесточённых боях с захватчиками на территории Латвии, Белоруссии, Украины. В ходе контрнаступления под Москвой (с 5 декабря 1941 года) для содействия войскам Западного и Калининского фронтов в окружении и разгроме Вяземско - Ржевско - Юхновской группировки немцев в начале 1942 года была проведена Вяземская воздушно-десантная операция с десантированием 4-го воздушно-десантного корпуса (командир генерал-майор А.Ф.Левашов, затем - полковник А.Ф.Казанкин).
  
  Это была наиболее крупная войсковая операция воздушно-десантных войск в годы войны. Всего было выброшено в тыл немцев около 10 тысяч десантников. Части воздушно-десантного корпуса во взаимодействии с кавалеристами 1-го кавалерийского корпуса генерал-полковника П.А.Белова, прорвавшимися в тыл противника, вели боевые действия до конца июня 1942 года. Десантники действовали дерзко, смело и исключительно настойчиво, геройски.**
  
  За шесть месяцев войны воины - десантники прошли по тылам немецко-фашистских войск около 600 км, уничтожили до 15 тысяч солдат, офицеров противника, большое количество боевой техники.
  В составе 1-го кавалерийского корпуса генерала П.А.Белова действовали наши бойцы села Тахтамышево Томского района - Казаковы Хамит Якубович и Анварбек Зайнеевич, последний, вследствии ранения, попал в плен и находился в Германии. В конце войны был освобождён и участвовал в боевых операциях в одной из воинских частей. После демобилизации из армии трудился в лесничестве - дер. Кисловка.
  
  Казаков Хамит Якубович после войны работал в системе СельПО села Тахтамышево. *Выступление по радио в 12 часов дня. Газета 'Ветераны Поволжья ', Самара, ? 8(11) август 2008 г, с 3
  Автор с ними встречался в родном селе, когда находился в очередных отпусках из Германии и Забайкалья.
  Дети и внуки Хамита Якубовича трудятся в селе Тахтамышево и в городе Томске.
  К лету 1942 года Казаковы, в своём большинстве, воевали на разных фронтах: - на Западном - Апсалям Гайсеевич, прибыл из Дальнего Востока; - Галим Нугуманович, 1910 года рождения, - Абдрашит Нугуманович, 1916 года рождения; - Сафа Якубович, 1910 года рождения; - на 1-м Прибалтийском - Зиннур Ахметович; - на Волховском - Ахмет Зайнеевич; - на Южном - Шайдулла Абдулович, Камалей и Гани Якубовичи,Газиз и Галей Ахметовичи; - под Сталинградом - Мухамет Зайнеевич, 1906 года рождения,
  директор Томского МТС, имел бронь, добровольно ушёл на фронт; -на Калининском - мой старший брат Абдрахман Мажитович, 1903
  года рождения, служил линейным связистом;
  
  - на Брянском фронте в составе 8-го, переименованного в 7-й кавале- рийский корпус генерал-лейтенанта И. Константинова - второй брат Насрутдин Мажитович, 1912 года рождения, имел 'бронь' как председатель колхоза, был призван летом 1942 года, прошёл подготовку на кавалерийских курсах на станции Татарская Омской области;
  - на Северном флоте-Садык Якубович, 1921 года рождения, матрос, - Шарип Ахметович, политработник; -на Сахалине, в составе 52-го морского пограничного отряда-Абулкасим Абдуллович, 1913 года рождения; - Новосибирск, военный завод - Ахмет Абдуллович, 1898 года рождения
  -на фронтах войны - Ахмадулла Хасанович, 1916 года рождения; - Абдрафик Якубович; - на 4-м Украинском фронте - Камалитовы: - Валей, 1907 года рождения, - Абдрашит, 1916 года рождения;
  - на Дальнем Востоке - Казаков Ахметша Нугманович, 1921 года рождения; Всего из клана Казаковых воевали на разных фронтах 26 человек; автор очерка был призван в марте 1943 года, проходил обучение, затем воевал на 1-м Украинском фронте, с ним участников войны - 27 человек.
  Из всего числа ушедших на войну - 6 человек погибли и пропали без вести на
  фронтах, один - погиб после войны, находясь на военной службе. В настоящее время в живых осталось два человека - Казаков Апсалям Гайсеевич, 1916 года рождения и автор.
  Летом 1942 года на фронте, особенно под Сталинградом, сложилась крайне тяжёлая обстановка. Противник, прорвав нашу оборону южнее Ростова, устремился силами 6-й полевой и 4-й танковой армий на город Сталинград. Поэтому требовались крупные, хорошо подготовленные стратегические резервы. Ставкой Верховного Главнокомандования было принято решение переформировать десять воздушно-десантных корпусов в стрелковые дивизии и направить их на оборону города. Десантники с честью выполнили свой долг.
  
  И в дальнейшем части и подразделения воздушно-десантных войск за свои фронтовые подвиги не раз отмечались в приказах Ставки Верховного Главнокомандования. Под городом Сталинградом и в самом городе отличились войска 62-й армии, сформированной в ПриВО, четыре дивизии и две стрелковые бригады из Сибири - Томска и района. Наш боец Казаков МухаметЗайнеевич воевал в качестве пулемётчика. Погиб в бою на территории Сумской области.
  
   III. О ФРОНТОВИКАХ, ВОЕВАВШИХ В СОСТАВЕ ВОЙСК ВДВ.
  
  Парторг воздушно-десантной части Гусев Василий Сергеевич, 1911 года рождения, из села у города Сергач. Он земляк матери автора.
  
  До армии и фронта работал председателем колхоза. Знал все тонкости и хитрости хлеборобского дела. В 1942 году Гусев ушёл на фронт. Старший лейтенант В.С.Гусев был парторгом полка 10-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.
  В сентябре 1943 года 10-я воздушно-десантная дивизия в составе 27-й армии вела оборонительные действия на реке Днепр, на участке Дериевка - Мишурин - Рог. 3-го октября дивизия перешла в наступление. В одном бою командира 5-й роты ранило, парторг принял командование ротой на себя. Он отважно руководил боем роты, но в бою его сразила вражеская пуля.
   Сегодня родное село осталось в черте города Сергач. Улице, где он жил, земляки дали имя Героя Советского Союза Василия Сергеевича Гусева.** И.И.Рощин, И.С.Сеньков, 'Парторги военной поры', Москва, 1983, с 84-93
  
   НА ДНЕПРОВСКОМ ПЛАЦДАРМЕ.
  
  После разгрома гитлеровцев на Волге вражеская армия отступала на Запад. Стояла задача форсировать Днепр и закрепиться на его правом берегу. К этой операции были привлечены и тяжёлые транспортные самолёты. Ночью, скрываясь от немецких истребителей, на бреющем полёте, самолёты пересекали Днепр. Потом, набрав высоту не менее 300 метров, высаживали десантников. За одну ночь такие операции повторялись по нескольку раз.
  Корабли с десантниками на борту вылетали через каждые три минуты. Впереди полыхает линия фронта. Цель - Каневский район. Вражеские истребители пытаются сорвать операцию по высадке десанта. Наши идут на высоте 100 метров. Впереди блеснула широкая лента Днепра. В реке вода, взбудораженная падающими осколками и бомбами, бурлит. В воздухе следы трассирующих снарядов и пуль. Снаряды рвутся справа и слева. Цель! Приготовиться!
  Парашютисты готовятся к прыжку в чёрную бездну. Механик и штурман открывают дверь кабины внутрь, свистит отсасывающий воздух. Вот первый десантник, у него в одной руке оружие, в другой кольцо парашюта, на случай, если откажет автоматическое устройство парашюта, он исчезает в открытой двери кабины. За ним пошёл другой, третий, четвертый Последним прыгает инструктор. Задание выполнено .
  Под крылом самолёта медленно плывут к земле белые купола парашютов, спускаются десантники.
  Внизу закипает перестрелка: приземлившиеся первыми парашютисты сразу вступили в рукопашную схватку с гитлеровцами.
  Самолёт ложится на обратный курс. В другую ночь не вернулся из полёта экипаж Назарова. Прямым попаданием снаряда кабину разорвало изнутри. Самолёт упал, экипаж погиб.
  (Воспоминания Героя Советского Союза Павла Михайловича Михайлова)
  
   В ПАРТИЗАНСКИЕ КРАЯ.
  
   Экипаж лейтенанта П.М.Михайлова периодически совершал ночные рейды к партизанам Фёдорова и Вершигоры, партизанам доставлял боеприпасы, продовольствие, а оттуда вывозил раненых, почту, а также женщин и детей.
  
  Партизанским отрядам только авиация могла помогать, каждым своим вылетом совершая героические подвиги, особенно полётами в ночных условиях. На линии фронта противник навешивал осветительные парашюты, обстреливал наши самолёты и поднимал в воздух свои истребители, также дополнительно освещал места прорыва несколькими прожекторами. Боевые задачи могли выполнять только те экипажи, которые имели большой опыт ночного вождения самолётов, умение ориентироваться в сложных условиях местности, климата, а также усиленного воздействия средств ПВО ( противо-воздушной обороны) противника. Иногда летали без компаса*
  
  Конкин Александр Алексеевич, родился в городе Буй Костромской области, учился в Новосибирском инженерно-строительном институте. Участвовал в советско-финской войне. Учился в Подольском военном училище, где ему было присвоено звание младшего политработника. В октябре 1941 года немецко-фашистские войска рвались к Москве. На Малоярославецком направлении сражались московские ополченцы, курсантские батальоны Подольского пехотного и пулемётно-артиллерий-ского училищ...
  В качестве политбойца Подольского пехотного училища сражался Александр
   Кончин. Он писал домой: '...Москва хотя и в опасности,но она останется тем, чем
   была, никогда не быть ей немецкой'(декабрь 1941 года).
  
   УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ!
  
  Я, как участник афганской войны (1980-1982 годов), могу заметить, что во время войны 1941-1945 годов курсанты привлекались к боевым действиям. В Афганистане мы тоже привлекали курсантов военных училищ к боевым действиям. Летом 1981 года мы привлекали к боевой операции курсантов 3-го курса пехотного училища 'Пухантун'. В 15 часов был объявлен отбой-прекращение боевых действий. При выходе из боя личного состава училища 'душманы' нанесли по одной из рот училища огневой удар, погибло 9-ть курсантов - дети крупных военных начальников Кабульского гарнизона. Реакция была отрицательная... В создании такой ситуации и гибели курсантов пытались обвинить нас за то, что мы привлекли курсантов пехотного училища к операции. После 'такого шума' всё-таки больше не стали привлекать курсантов ВоеЦДОЦучилищ к боевым операциям.
  
  Летом 1942 года воздушно-десантная часть, которая была включена в состав стрелковой дивизии, на подступах к Сталинграду с ходу вступила в бой. В этой части А.Кочин был политруком роты. В голой, прожжённой солнцем степи, бойцы десантной части с героической стойкостью сдерживали натиск врага. В этом бою А.Кочин был тяжело ранен.
  Из архивного документа: ' В боях за высоту 87.0 (район озера ЦАЦА) 18-го августа 1942 года младший политрук Кочин Александр Алексеевич в рукопашном бою уничтожил 5 фашистов и сам погиб смертью храбрых '.
  
  За проявленный в бою героизм приказом Командующего Сталинградским фронтом политрук Кончин посмертно был награждён орденом ' Красной Звезды'.
  
   Его нашли тяжело раненого санитары другой части, потом он оказался в Сталинградском эвакогоспитале.
   Зимой он выписался и был направлен в лыжную бригаду. В начале 1943 года он сражался в тылу врага.
   С апреля 1944 года он воюет в 88-й гвардейской дивизии 8-й гвардейской армии заместителем командира батальона по политчасти.
  
   Герой Советского Союза А.Л.Кочин воевал в составе 8-й гвардейской армии, дошёл с боями до Берлина. При штурме опорного пункта рядом с парторгом полка разорвался фаустпатрон. Капитан А.А. Кочин был смертельно ранен.
  Автор данного рассказа с октября 1945 года по январь 1950 года про-служил в частях и штабе 27-й гвардейской стрелковой дивизии, сначала командиром взвода, а слета 1947 года по январь 1950 года-помощником начальника строевого отделения штаба 27-й гвардейской дивизии.
  
   ОСВОБОЖДЕНИЕ СУМСКОЙ ОБЛАСТИ.
  
  3-го сентября 1943 года бой шёл за село Ямполь. После Курской битвы части 75-й гвардейской дивизии, развивая наступление на Запад, начали освобождение Сумской области. Противник оказывал яростное сопротивление. Были освобождены населенные пункты: Рыльск, Глухов, Кролевец, Шостка. Михалъченко Василий Кириллович родился в 1915 году в городе Задонске, потом семья переехала в Москву.
  К 22 сентября передовые части 75-й дивизии вышли к Днепру. Форсирование Днепра началось 24 сентября. Михальченко В.К. погиб при форсировании Днепра у деревни Тарасовичи Киевской области. Брат отца - Казаков Мухамет Зайнеевич, 1906 года рождения, воевал в Сталинграде пулемётчиком. Участвовал в боях при освобождении населённых пунктов Украины. Погиб в бою на территории Сумской области.
  
  Его дети и внуки живут, трудятся в городе Томске. Автор является очевидцем того, как весной 1933 года, вовремя посевной компании, колхозники при переправе семенной пшеницы через речку, утопили три мешка. Мухамет Зайнеевич - кладовщик колхоза ' Кзыл Юлдуз', отпускал зерно со склада и присутствовал при переправе зерна.
  Когда три мешка зерна, по неосторожности погрузки их на лодку, ушли на дно речки (озера, так называли), он не долго думая, в одежде, нырнул в глубину и через некоторое время всплыл с одним из мешков посевного зерна. Он еще дважды нырял в холодную, мутную воду, идущую под большим напором из реки Томь, разыскал оставшиеся два мешка на дне реки, вытащил их на поверхность, тем самым выручил из беды колхоз. Органы, узнав об этом случае, могли приписать вредительство.
  
  Герой Советского Союза Савельев Александр Васильевич воевал в Венгрии. Он - парторг батальона, отличился при форсировании реки Тисы. Указом от 24.03.1943 года он был удостоен звания Героя. Участвовал в освобождении Чехословакии. После войны вернулся в родные места и погиб в автокатастрофе в 1949 году.
  
  Наш боец из села Тахтамышево Казаков Камалей Якубович, 1901 года рождения, воевал в Румынии и в Венгрии.
  Полк, в котором воевал Камалей Якубович, в составе 103-го стрелкового корпуса попал в окружение в районе озера Балатон. Через двое суток эти части были деблокированы и перешли в наступление.
   27-го января 1945 года рядовой Казаков Камалей Якубович был ранен в область живота, переправлен через Дунай в эвакогоспиталь - район конного двора вблизи г. Кишкунлацхаза. От полученной раны он скончался. В 1973-м году я с супругой Марвией посетил его могилу. По нашей просьбе его фамилию и инициалы выбили на кладбищенском камне в г. Кишкунлацхаза. (это место на 40 км южнее Будапешта).
  Слободян Митрофан Лукьянович - парторг кавалерийского полка. В годы гражданской войны кавалерийские части покрыли легендарной славой свои Боевые Знамена. Конница тогда являлась главной подвижной силой Красной Армии.
   В декабре 1941 года в битве под Москвой действовал кавалерийский корпус Л.М.Доватора. В годы войны семь кавалерийских корпусов и семнадцать дивизий были преобразованы в гвардейские. Всю войну М.Л.Слободян прошёл в кавалерийском полку - сержантом, командиром пулемётного расчёта.
  
   В одном из боёв шестеро конников налетели на врага и нанесли ему своим ударом значительные потери. Пятнадцать гитлеровцев зарубили, остальные подняли руки. Слободян зарубил офицера, старшего колонны. Он прошёл боевой путь от Подмосковья до реки Эльбы, лихой был кавалерист .
  
   Наши сельчане тоже воевали на фронте в кавалерии. Старший брат -Насрутдин Мажитович, 1912 года рождения, и Ярмухаметов Шайхетдин Саляхетдинович, 1921 года рождения, воевали в составе 7-го кавалерийского корпуса на Брянском и 1-м Белорусском фронтах, закончили войну в городе Ратеноф, за Берлином. При встрече с ними, когда разговор заходил о войне, они очень скупо рассказывали о своём участии в той войне. Степагиое Иван Сергеевич, в начале войны воевал на Калининском фронте и получил первую свою награду - орден 'Отечественной войны' П-й степени в 1942 году.
  
  В битве под Сталинградом он воюет в составе 1-го гвардейского механизированного корпуса.
  Когда командующему войсками фронта маршалу Р.Я.Малиновскому доложили о подвиге парторга Степашова, он тут же написал на документе: ' Достоен высшей награды - Герой Советского Союза'. На Калининском фронте воевал в качестве линейного связиста мой старший брат -А бдрахман Мажитович, 1903 года рождения.
  
  На Юго-Западном фронте в октябре 1941 года совместно с 40-й армией действовали 5-я, 6-я, 212-я воздушно-десантные бригады 3-го воздушно-десантного корпуса (командир - полковник И.И.Затевахин) в районах Ворожба, Тим, Ливенка. Здесь, в направлении Курск - Тим - Воронеж, наступала 9-я танковая и 16-я мотодивизия 2-ой танковой группы генерала Гудериана.
   В последующем командиром корпуса стал А.И. Родимцев. 20-го ноября 1941 года на базе 3-го воздушно-десантного корпуса формируется 87-я стрелковая дивизия. Утром 22 декабря 1941 года 87-я стрелковая дивизия вместе с 1-й стрелковой дивизией и 2-й гвардейской стрелковой дивизией перешла в наступление и освободила Переволочное, Мармыжи, совхозы Ростовец и Сухой хутор. 27 декабря дивизия овладела населёнными пунктами Красная Поляна, Новые Савины, Липовское, Плиховну.
  
  В январе 1942 года 87-я дивизия преобразовалась в 13-ю гвардейскую. Осенью 1942 года 13-я гвардейская стрелковая дивизия перебрасывается в район Средней Ахтубы, входит в состав Сталинградского фронта.
  Дивизия в течение нескольких ночей форсирует реку Волга и переходит в подчинение 62-й армии генерала В.И.Чуйкова. До переформирования части 3-го воздушно-десантного корпуса действовали как стрелковые, не десантировались. Хроника их боевых действий богатая, автор их в данном очерке не описывает, опускает.
  Командиром воздушно-десантной бригады, воздушно-десантного корпуса, а потом 87-й и 13-й гвардейской стрелковой дивизии был полковник, затем - генерал А.И.Родимцев. до войны он выполнял интернациональный долг в воюющей Испании. Он стал Героем Советского Союза, причём второй раз звание героя ему было присвоено за бои в городе Сталинграде. После войны, в 1950-х годах, генерал-лейтенант А.И.Родимцев служил заместителем Командующего Восточно-Сибирского, затем Забайкальского военных округов.
  
  Генерал А.И.Родимцев часто приезжал в отдельную стрелковую бригаду, город Нижне -Удинск Иркутской области.
  Однажды, будучи дежурным по гарнизону, мне пришлось его встречать. Он со мной побеседовал и рекомендовал учиться дальше, тем более что прошло десять лет, как я окончил пехотное училище.
  Действительно, в последующем я окончил курсы усовершенствования офицерского состава ЗабВО в городе Иркутске, затем военную академию имени М.В.Фрунзе в Москве, в 1963-м году. Летом личный состав Нижнеудинского гарнизона выезжал в Мальтийские лагеря вблизи города Иркутска. Генерал А.И.Родимцев жил в этих лагерях в генеральском домике. Встречи с ним продолжались и в летних лагерях.
  
  Я служил в отдельном мотострелковом батальоне, потом в развернувшемся в 375-й полк 124-й гвардейской стрелковой дивизии, сначала зам. командира пулемётной роты, затем командиром пулемётной и стрелковой рот.
   Подводя итоги Великой Отечественной войны, надо заметить, что в исключительно трудных условиях правительство сумело мобилизовать наш народ на священную борьбу против фашистских захватчиков и, несмотря на временные неудачи в начальный период военных действий, добиться коренного перелома в ходе войны и обеспечить победоносное её завершение.
  
  Пусть читатель, особенно молодое поколение, не видевшее войны, прочитает в этом небольшом очерке о героических судьбах, высоком патриотизме и самоотверженности верных сынов Родины.
   РАЗВИТИЕ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ.
  
  После войны воздушно-десантные войска начали строиться на других организационных и технических принципах, с учетом огромного, нередко тяжёлого, опыта Отечественной войны. В 50-е годы на учениях воздушно-десантных частей особое внимание уделялось новым способам обороны в тылу противника, живучести десанта, взаимодействию с наступающими войсками при форсировании водных преград, действиям десанта в условиях применения ядерного оружия.
  
  Военно-транспортная авиация оснащалась самолётами Ан-12, Ан-22, которые способны доставлять в глубокий тыл противника бронетехнику, автомобили, артиллерию, большие запасы материальных средств, также и личного состава. Увеличивалось число войсковых учений с применением воздушных десантов, высаживаемых на различные расстояния.
  В марте 1970 года в Белоруссии проводилось крупное общевойсковое учение ' Двина', в котором принимала участие 76-я гвардейская воздушно-десантная Черниговская Краснознамённая дивизия.
  Всего за 22 минуты было обеспечено десантирование более 7 тысяч десантников и свыше 150 единиц боевой и специальной техники.
  
  А с середины 70-х годов воздушно-десантные войска стали интенсивно 'укрываться броней'.
  В 1980-х годах в боевых действиях в Демократической Республике Афганистан принимали активное участие части 103-й воздушно-десантной дивизии и подразделения 350-го парашютно-десантного батальона.
  Наша боевая группа генерал-лейтенанта П.И.Шкидченко управляла боевыми действиями советских и афганских частей. С нами рядом располагался КП этой дивизии и её части.
  
  Один раз части 103-й воздушно-десантной дивизии принимали участие в операции в 'Зелёной зоне' севернее Кабула. Мне - старшему офицеру -оператору группы пришлось пропустить один батальон в обход затора смешанных колонн. Я запомнил командира батальона капитана Войце-ховского, смелого командира. Однако в бою он хотел вывести из зоны раненого десантника и сам получил ранение. Вертолёт нельзя было посадить в том районе. Пока вывозили, прошло время. Его не довезли до Кабула семь километров, он скончался в пути. Десантники действовали на бронемашине БМД. Однажды я увидел на маршруте сгоревший БМД, вокруг бегал её командир - лейтенант.
  
  Боевые задачи части 103-й воздушно-десантной дивизии выполняли уверенно, без особых потерь в личном составе и боевой технике.
  Командир дивизии генерал-майор Слюсарь Альберт Николаевич был удостоен звания Героя Советского Союза. Обученность, боеспособность десантников потребовались России и на более высоком уровне - в миротворческой миссии ООН.
  Сейчас в бывшей Югославии находятся два батальона Российских десантников: - ' Русбат - 1 ' - в Сербской Крайне; - ' Русбат - 2 ' - в Боснии, в районе Сараево. По оценке ООН, ' Голубые береты' России - пример выучки, дисциплины и надёжности. За славную и многотрудную историю воздушно-десантных войск народ и армия любят и уважают этот мужественный род войск. ВДВ - это войска сурового морального и физического климата, который научил десантника принципу: - ' служить до упора ', - ' до выполнено ', - ' до победы '.
  История подтверждает, что всему приходит своё время.
  Десантники и тридцатых, и сороковых, и восьмидесятых годов внесли свой вклад в защиту Отчизны, в дело повышения обороноспособности страны.
  Так будет и дальше.
  
  ИСТОРИЯ ВДВ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
   ===================================================================================================
  
  
   Б. М. КАЗАКОВ.
   Полковник в отставке
   "О ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ"
   Записки офицера-оператора.
   Самара, Похвистнево июнь 2 0 0 8 год.
  
   Стоит моя деревня на горке крутой
   Родник с водой студеной от нас подать рукой
   Мне все вокруг отрадно, мне вкус воды знаком
   Люблю душой и телом я все в краю моем.
   ( Т.Тукай ' Родная деревня' 1909 )
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ.
  
   Вспоминаю годы детства, в пору самых первых дум
   Как смеялся я невинно, как любил забавы, шум.
   Только грусть воспоминаний сердце будит иногда...
  
   УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ!
  
   Помните: где бы ни жили люди - в городе, селе, поселке, ауле,
   кишлаке - нет ни одного населенного пункта без истории.
   История начинается с малой Родины и патриотического
   оспитания граждан.
   Президент Российской федерации утвердил государственную
  программу 'Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2008-
  2010 годы'.
   Государственная Дума планирует на очередном заседании рассмотреть проект закона ' О патриотическом воспитании', а затем принять, утвердить его.
   Продолжающиеся в стране коренные изменения политической системы, гласности и демократизации сопровождаются у народов бывшего могучего многонационального Союза ростом их национального самосознания, живым интересом к своему происхождению, а также национальной культуры.
   Если взять довоенный период (1930 -1940 годы), то патриотическое воспитание проводилось во всех звеньях и местах проживания населения.
   Парни призывного возраста села Тахтамышево (вблизи города Томска) призывались в армию и проходили службу на Сахалине и других местах Дальнего Востока, пограничниками - кавалеристами на заставах.
   Среди них:
   Казаковы - Ахмет Зайнеевич, Насрутдин Мажитович, Апсалям Гайсеевич, Ахметала Нугуманович;
   Идикеев Абдрай и многие другие;
   На западных рубежах страны - Ярмухаметов Шайхетдин, многие другие односельчане. Саитов Анвар Измайлович учился в Томском артиллерийском училище. Курсанты двух артиллерийских училищ весной проводили боевые стрельбы с лагерного сада на поля деревни Черная Речка и села Тахтамышево. Весной, когда вскрывались поля от снежного покрова, ребята там собирали картечь для удочек. Даже был случай, когда они нашли неразорвавшийся снаряд, принесли домой, ударили по головной части обухом топора. От взрыва снаряда один из ребят погиб на месте, некоторые получили ранения.
  
   Курсанты училищ проезжали через село во время спортивных соревнований на лыжах с лошадьми и во время маневров. Иногда они оставались в селе и ночевали по квартирам.
   В сельских школах проводили занятия по начальной военной подготовке: тактические - в поле, инженерной подготовке, также боевые стрельбы. В нашей семилетней школе тактические занятия проводил заведующий - Казаков Хайрулла Хасанович, хотя сам он в армии не служил по состоянию зрения; инженерной подготовке - бывший красноармеец Лебедев. Он отрыл окоп полного профиля и рассказывал нам, как действовать в окопе с оружием: пулеметом, винтовкой; размеры окопа одиночного и для станового пулемета; стрельбу из винтовки боевым патроном проводил офицер райвоенкомата; кроме того, проводились различные виды соревнований: в беге, лазанию по канату, плаванию и другим видам.
  
   Молодых ребят, ранее служивших в армии, в предвоенные годы призывали на лагерные сборы сроком на 2 месяца. Наши ребята проходили сборы в Юргинских лагерях, на берегу реки Томь, в 18 км от станции Юрга. На сборах проводились занятия по строевой, тактической подготовке, другим предметам, стрельбы из стрелкового оружия - на стрельбище. На маневрах принимали участие призывники из Томского района (область стала только в 1942 году), районов Новосибирской, Кемеровской областей. Обычно сборы проводились в летнее время, после посевной кампании, до сенокоса.
  
   Наши ребята возвращались из лагеря загорелые, одежда, выгоревшая на солнце, но все очень радостные. Некоторые из них рассказывали сельчанам о пребывании в Юргинских лагерях, о своих впечатлениях, при этом они не знали о предстоящих войнах с Финляндией и, конечно же, Великой Отечественной войне (1941 - 1945 годов).
   Брат моего отца - Казаков Ахмет Зайнеевич, 1908 года рождения, в 1931 - 1933 годах служил на погранзаставах в Даурии. После армии он приходил к нам и рассказывал о службе на границе с Монголией. Часто в его речи проскальзывали слова ' ... в общем, в общем '. Это его поговорка была такая.
  
   С началом войны он - директор Дубровинского леспромхоза Мошковского района Новосибирской области, был призван в армию 4.7.1941 года. По пути на фронт их воинская часть останавливалась в Рязани, откуда он писал письма сестре, а супруге - доверенность на получение последней зарплаты, 20 июня 1941 года. Наш боец пропал без вести в боях под городом Ленинградом в декабре 1941 года.
  
   Мой брат Насрутдин, 1912 года рождения, проходил службу на китайской границе на погранзаставах Бикин и Иман в период с 1934 по 1937 годы. Пограничный наряд, особенно зимой, часами лежал на снегу, ведя наблюдение в назначенном секторе государственной границы. Служба на границе была почетная, но и очень ответственная. Часто приходилось вести борьбу с нарушителями государственной границы - японскими самураями.
  
   Казаков Абулкасим Абдулович, 1913 года рождения, племянник отца, с 1935 по 1938 годы служил в 52-м морском пограничном отряде в поселке Дербинск на Сахалине. Летом 1935 года дядя Ахмет Абдуллович ( старший его брат) и я провожали Абулкасима в армию. Я помню, везли призывника на телеге, в городе Томске остановились на Московском шоссе (улица) у старшей сестры. Как мы дальше возвращались домой, я не помню.
  
   ОБ ОТВАЖНОМ ПОСТУПКЕ КОЛХОЗНИКА.
   В 1933 году весна в Западной Сибири наступила рано. Зима была снежной, таежная река Томь и Черная Речка (за селом), озеро на восточной стороне села, разлились, залили посевные площади. Вешние и таежные воды смыли строение моста через речку - озеро у села Тахтамышево Томского района. Однако посевные работы местами, в том числе в колхозе 'Кзыл Юлдуз', местами начались. Была проблема переброски семенного зерна на другой берег озера, где шли посевные работы.
   Мы, мальчишки, играя на берегу озера, наблюдали, как работали сельчане. Сельчане получили на колхозном складе (кладовой) семенную пшеницу и подвезли на берег озера, туда же подвезли лодку - долбленку. В долбленку погрузили три мешка семенной пшеницы, в лодку сел кормовой Идикеев Абуталит, имея на руках вместо весла палку. Лодку оттолкнули от берега, она сразу попала на стрежень реки и перевернулась. Мешки с зерном ушли на дно озера. Кормовой сумел выплыть, а лодку с палкой понесло течением. Вода в озеро поступала из реки Томь под большим напором. Положение оказалось щепетильным. Органы, узнав об этом, могли приписать вредительство и завести уголовное дело. Кладовщик (брат отца - Казаков Мухамет Зайнеевич), отпускавший зерно на посев, находился тут же на берегу. Сельчане, наблюдавшие за событием, видимо опешили, ждали что предпринять, ничего не могли придумать.
   Кладовщик, дядя Мухамет, долго не думая, в одежде бросился в озеро, нырнул в глубину и через некоторое время всплыл с мешком зерна. Все вздохнули. Вода в озере была весенняя, ледяная, мутная, глубина озера была 3-4 метра. Дядя Мухамет еще дважды нырял на дно мутного, скоротечного озера, отыскивал мешки с зерном на дне, доставал и вытаскивал остальные утонувшие мешки с зерном на берег, спасая посевную кампанию колхоза.
   Потом, видимо, истопили для него баню, и он там отогревался...
  
   Однажды, летом 1934 года, мы - дети играли на берегу реки Томь и вдруг услышали звук летящего в нашу сторону самолета. Действительно самолет У-2 подлетел и сделал посадку на берегу реки Томь на другой стороне озера, где был мост. Мы побежали туда. Летчик вышел из само- лета и тепло встречал детей. Дети обходили самолет, задавали летчику какие-то вопросы, а он отвечал. Подробности общения не помню. Самолет задержался на нашем берегу более 1 часа и улетел.
   Мы впервые в жизни увидели самолет.
  
   Наши познания о стране, людях, технике были малыми, ограничива лись горизонтом вокруг села: на востоке - правый высокий берег Томи, на север - открытая тайга, деревни Кисловка, Головино, Жуково; на запад - лес, дер. Кафтанчиково, Барабинка; на юге - река Томь, Зырянский остров, село Коланово, слева - дер. Черная Речка.
  
   Постепенно, дополнительно к школьной программе, познавали, с какими странами граничит Союз, какие там страны, где проходит граница, какие реки протекают там. Эти сведения мы узнавали из рассказов красноармейцев, проходивших службу на Дальнем Востоке, западных границах, защитниках рубежей нашей огромной страны.
   В годы гражданской войны в Западной Сибири действовали партизанские отряды, среди которых принимал активное участие житель деревни Черная Речка - Абдрафиков. В 1935 году - он председатель колхоза
  
  ' 1 Мая '- был убит на общем собрании. Его хоронили на кладбище села Тахтамышево под оркестр. Мы - дети, играя в том районе, присутствовали при похоронах героя гражданской войны. Возможно, мы не знали причину убийства, однако воспринимали это как несправедливость по отношению к защитнику революционных завоеваний в такой аграрной стране - как Россия.
  
   Нам стало известно о том, что он проводил среди молодежи села беседы воспитательного характера, боролся с нарушителями порядка, против расхитителей общественного имущества, воровства скота.
   Он являлся активистом - агитатором сельского Совета, часто выступал в клубе и на мероприятиях районного масштаба.
   Убийца был задержан, осужден и наказание отбывал на Дальнем Востоке.
   У них в семье было три сына и дочь, со старшим сыном я учился в школе. Зимой, в сильные морозы, Тангат приходил в наше село пешком, по пути заходил к нам, погреться, иногда попить чая. Один сын служил в милиции.
   Наша семья выписывала районную газету 'Красное Знамя', отец, надев очки, читал эту газету и был в курсе дел в районе, области, стране и мире. В 1936 году началась итало-абиссинская война, которая длилась более 7 лет, к нам вечерами приходили сельчане, узнавали от отца газетные новости. Мы, дети, тогда не все понимали о событиях как в стране, так и в мире. Раз идет война, имеются какие-то претензии со стороны участников, к какой-то стороне. Полностью смысл войны мы не понимали, слушали только беседу сельчан между собой. Наш отец Мажит Зайнеевич объяснял сельчанам положение дел там, где шла война. Он был начитанным человеком, мог так просто рассказывать о прочитанном, о сводке боевых действий на фронтах борьбы.
  
   БОИ В РАЙОНЕ ОЗЕРА ХАСАН.
  
   В 1938 году японские самураи попытались проверить прочность наших границ на Дальнем Востоке в районе Озера Хасан. Первыми в бой вступили пограничники, среди них были и парни из нашего села Тахтамышево. Противник был разгромлен.
   Идикеев Абдрай вернулся домой, на его груди сверкали значки - 'Ворошиловский стрелок' и другие знаки различия. Он рассказывал молодежи об этих событиях.
  
   УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ!
  
   Я хотел заметить о том, что как мы узнавали сведения о событиях в стране и во всем мире.
   На селе радио - тарелка висела на столбе, в основном хронику читали в газете 'Красное Знамя'. Мы не особенно интересовались событиями в стране, тем более в мире. Люди работали в колхозе от зари до зари, еще надо было работать дома, накормить, напоить корову, теленка и семью. У кого была корова, молоко носили на продажу в город. Это надо было идти пешком по обходной дороге, летом - до парома 12 км, от парома до рынка - 3 км, всего получалось 15 км туда и обратно. Продав молоко, надо было купить хлеба и другие продукты. Зимой дорога была короче, через замерзающие озера. Ходил паром, на подводах надо было брать билет, а как перевозились пешие - не помню...
  
   В колхозе за работу начислялись трудодни, но ничего не платили. Иногда, когда забьют корову, можно было выписать мясо, не более 2-3 кг.
   Трудовому народу жилось очень трудно. Однако сельчане не унывали, на сенокос ходили с песнями. Обстановка была мирная, о грядущих событиях народ еще не знал. Учащиеся летом помогали на полевых работах колхозу и в своих хозяйствах - родителям.
  
   В 1939 году в боевых действиях принимали участие советские и монгольские воины в районе Халхин - Гола на территории Монголии. Операцией руководил будущий маршал Жуков Г.К. Совместными активными действиями союзных войск противник был разгромлен.
   В этих событиях принимали участие и бойцы из села Тахтамышево. Десантник Аккумбатов Камиль погиб во время десантирования В 1940-м году произошла война с Финляндией. В этой войне принимал участие и наш зять - Казаков Сафа Якубович.
  
   В Великой Отечественной войне наши сельчане принимали активное участие. Из 120-ти человек, ушедших на войну, вернулось 60 человек. В 1941-м году 22-го июня - воскресенье, после объявления о начале войны, это я помню хорошо, военнообязанные мужчины (у каждого в кармане имелась повестка) через 1 час ушли в райвоенкомат.
   Наш брат Абдрахим ушел на фронт в конце июня, прошел всю войну до дня Победы.
   Казаков Мухамет Зайнеевич, который в 1933 году, будучи кладовщиком колхоза, спасал утонувшие в озере мешки с посевным зерном, к началу войны работал директором Томской МТС (машинотракторной станции). Я как-то посетил эту МТС, дядя Мухамет жил с женой по имени Бибиниса в землянке.
   Он имел 'бронь', но, как патриот страны, ушел на фронт добровольно в сентябре 1941 года. Боец воевал в городе Сталинграде пулеметчиком, затем участвовал в освобождении территории Украины, погиб в бою в Сумской области, в 1943 году. Он проявил героизм в труде и в бою.
   Офицер - артиллерист Саитов Анвар Исмагилович, воевал на Западном фронте, был командиром огневого взвода, батареи и в одном из боев был ранен. С фронта вернулся инвалидом, без одной ноги.
   Наши парни - Казаковы Хамит Якубович, Анвар Зайнеевич, Насрутдин Мажитович воевали в кавалерийских частях, действовали по тылам противника. Первые двое воевали на Московском направлении в составе
   1-го кавалерийского корпуса генерал - полковника П.А.Белова, один попал в плен к немцам, был освобожден и потом снова принимал участие в боях.
   Дядя Анвар из плена привез фото двух девушек, родственника которых немца расстреляли, вроде бы за то, что знал немецкий язык. Он был по национальности татарин.
   Третий, Насрутдин Мажитович, работал председателем колхозов в селе Коларово и дер. Казанка, имел 'бронь'. Его призвали в армию летом 1942 года. Он учился в кавалерийской школе на станции Татарская Омской области, затем воевал в составе 7-го кавалерийского корпуса генерал - лейтенанта Константинова на Брянском и 1-м Белорусском фронтах. Войну закончил за Берлином, имея боевые ордена: 'Красной Звезды', 'Отечественной войны' IIой степени и медали за освобождение городов.
   Боец - разведчик Вафин Мухамет Ахметович, воевал командиром группы разведчиков, в одном из боев они сумели отбить у немцев мост через водную преграду и не допустить взрыва спасенного моста. За этот подвиг он был награжден орденом ' Боевого Красного Знамени'.
  
   В годы войны солдаты, сержанты и офицеры в кровопролитных боях с немецко-фашистскими частями проявляли массовый героизм, отвагу и самоотверженность. Они закрывали амбразуры дзотов, как А.Матросов, Смирнов, с гранатами в руках бросались под немецкие танки и сами погибали, как рядовой 58-й гвардейской дивизии Поляков и многие другие.
   Проявляли себя в бою танкисты, пехотинцы, артиллеристы, саперы, разведчики, а также летчики и моряки.
   Казаков Апсалям Гайсеевич, 1916 года рождения, служил на Дальнем Востоке, с началом войны оказался на Западе, воевал в составе 76-го стрелкового полка (командир подполковник Курносых) 27-й гвардейской стрелковой дивизии ( командир - генерал-майор И.С.Глебов, герой Советского Союза). Я с ним встречался уже в Германии. Он был старшиной пулеметной роты 2-го батальона полка. Ему исполняется 92 года в 2008 году.
   Временно я находился в отделении кадров дивизии, пока наш 83-й стрелковый полк нес службу на демаркационной линии с американскими и английскими подразделениями.
  
   На той страшной, кровопролитной войне, наряду с молодыми воинами, принимали активное участие и пожилые сельчане: - Камалитов Валей Якубович; - Баязитов Галиулла Курбанович; - Файзуллин Валей; - Ярмухаметов Саляхетдин, - Апсалямов Газиз Ганеевич; - Назмутдинов Валей с сыном Саттаром; - Идикеевы - Дарда, Абдрай, Абуталип; - Апсалямовы - Шарафетдин (вернулся без ноги), Мингач Мурзович; - Рахматуллины - Нурулла, Хабибулла, Калимулла; - Казаковы - Шайдулла Абдуллович, Гани и Сафа Якубовичи; - Сайфаммыковы Джамелетдин и Файбрахман; - Аплин ШамильСитдыкович; - Хусаинов Абдулхак Абубакирович; - Галеевы Курбан и Хисматулла; - Кули Оглы Юсуф Абдуллович; - Казаков Камалей Якубович.
  
   Казаков Камалей Якубович был ранен в Венгрии в бою у озера Балатон 27-го января 1945 года. Его переправили через реку Дунай в медсанбат, где он умер от ран. Я с женой Марвией в 1973 году побывал на его могиле. По нашей просьбе его фамилию и инициалы выбили на камне на общем кладбище пос. Кишкунлацхаза.
   Наши соседи по улице Октябрьской - Уразаевы Харрис и Закир погибли на фронте.
   Погибли на фронте учителя неполно-средней школы: - Покоев Мингали Вакасович - преподаватель русского языка и литературы, - Ваганов Наби Зияви - преподаватель родной (татарской) литературы, - Мухаметов Ханафий Мустафович - преподаватель математики.
   Наши земляки , Томичи, принимали активное участие в битвах под городами - Москвой, Ленинградом, в крупных операциях под Сталинградом и знаменитой Курской битве, а также во множестве других операций как на своей, так и на польской и немецких территориях, также в битвах на Дальнем Востоке.
  
   О ВЕТЕРАНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ.
  
   В 1950-х годах начали создаваться ветеранские организации во всех звеньях: школах, гимназиях, районах, городах, областях, республиках и в городе Москве.
   Куйбышевская (Самарская) организация создана в 1958-м году.
   В школах появились военруки и начали преподавать учащимся начальную военную подготовку. Одновременно с этим, создавались в школах и гимназиях музеи 'Боевой Славы'.
   В средней школе ? 43 Промышленного района города Самара к 9 Мая 1988 года был создан музей 'Боевой славы' 56-й гвардейской дивизии. Однако через несколько лет музей был ликвидирован.
   Поэтому пришлось восстановить Музей ' Боевой Славы' к маю 2000 г. В 2005-м году музей был паспортизирован, освидетельствован и была выделена ставка методиста.
   Учащиеся заинтересовано изучают славный боевой путь воинов-волжан в годы войны в составе 1-й стрелковой, впоследствии переименованной в 58-ю гвардейскую дивизию, в войсках 21-й волжской общевойсковой Армии, других частей, а также в Афганских и Чеченских боевых действиях. Мы считаем, что решение Государственной Думы о принятии Закона о 'Патриотическом воспитании населения' является вполне обоснованным и своевременным. Настала острая необходимость снова вводить в школах начальную военную подготовку и военных руководителей. Это будет вполне справедливо и своевременно. Но есть и противники данных решений....
  
   О ДЕТЯХ.
  
   Дети - это самая главная ценность нашей жизни. Каждый день мы, взрослые, обязаны оберегать наших малышей от различных невзгод. У многих малышей нет родителей, дети находятся в домах ребенка, детских домах. Большая часть малышей - дети сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.
   Проводятся Дни защиты детей, также проводятся благотворительные акции для дополнительного финансирования детских затрат.
   В таких мероприятиях принимают участие дети из многодетных семей, неполных семей, дети - инвалиды, одинокие матери с детьми, дети из приемных семей и опекаемые дети, малообеспеченные семьи с одним - двумя детьми.
   В благотворительных акциях принимают участие значительное количество заведений ( кафе, рестораны и так далее), администрации районов и промышленных предприятий. Мы считаем, что в какой-то степени для таких детей необходимы некоторые разделы патриотического воспитания с задачей вырастить из них полноправных граждан страны.
  
   О ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКЕ В ГОРОДЕ ПОХВИСТНЕВО.
  
   Находясь в Социально-оздоровительном Центре, на лечении и отдыхе, я - участник войны, наблюдал, как проезжали мимо Центра свадебные кортежи в субботу.
   21-го июня 2008 года в 12.00 один свадебный кортеж со звуковыми сигналами прошел мимо Центра, по улице Лермонтова, 19 в составе 80-90 легковых машин, украшенных цветами и домашними поделками.
   В другие субботы также наблюдал за такими кортежами в составе 8 - 12 легковых автомобилей. Молодежь создает новые семьи, а количество машин, привлекаемых на свадебные кортежи, впечатляет, люди живут в достатке, естественно, не все семьи, а молодые, которые возможно занимаются бизнесом и имеют хорошие, устойчивые доходы.
  О разводах у нас нет сведений.
  
   О ВСТРЕЧЕ С ВЕТЕРАНАМИ ВОЙНЫ И ТРУДА.
  
   Ветеран войны Поздеев Александр Иванович, 1926 года рождения. Уроженец деревни Озерки Пуденского района Удмуртии, удмурт, участвовал в Великой Отечественной войне в частях связи правительственных войск МВД, рядовым, связистом, на 2-м Белорусском фронте. Войну закончил под Берлином, когда до него оставалось 60 км. Демобилизовался в 1951 году, трудился на сажевом заводе.
   Дети - 2 дочери и сын, одна проживает в селе Аманак, другая - в с. Кротовка, сын - в Сызрани.
   После войны ему вручили орден Отечественной войны II-степени. Имеет медали. Был призван в армию в конце 1943 года. Он поделился своими впечатлениями о том, как их - связистов, готовили в учебных подразделениях и о службе в войсках в военные годы, а также - после войны, когда их привлекали к охране авиазавода и завода имени Масленникова в городе Куйбышеве.
   С ветераном труда мы встретились случайно, во дворе дома по улице Гагарина, его имя Илья, фамилию не спросили. Оказалось, что он приехал из Караганды, проведать родственников в деревне и в городе Похвистнево. Он здесь родился. Когда служил в армии шофером, в составе целинного батальона принимал участие на хлебоуборке в Карагандинской области, там и остался жить после увольнения из армии, завел семью. По его рассказу - работал заместителем директора совхоза. Теперь совхоза нет, но все равно он считает себя зам.директора.
   Ветеран спешил как можно быстрее вернуться в Казахстан, где его ждут родные и начальники, чтобы отметить его юбилей - 70-тилетие.
   Охотно показывал казахские денежные знаки - 500, 2 тысячи тенге, курс обмена валют 1: 5. один килограмм мяса стоит 700 тенге, говорит, что жить можно. Показывал большие наручные часы - подарок, врученный в честь 65-тилетия. Он жизнерадостен, показался деловым, патриот г.Похвистнево. Гордится тем, что родился здесь, на волжской земле, стареется ежегодно навещать свою малую Родину. На прощание он сказал: '... вот попались хорошие люди...'. Мы тепло попрощались, пожелали ему успехов и благополучия.
  
   МЕНИЯ ОТДЫХАЮЩИХ В ЦЕНТРЕ "ДОБЛЕСТЬ" О ЗАКОНЕ
   "ПО ПАТРИОТИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ ГРАЖДАН".
  
  1.Участник войны - Потапов Анатолий Михайлович, инвалид II группы, город Самара. 'Это нужно, святое дело, молодежь надо воспитывать, чтобы стали полноправными гражданами страны и защитниками Родины".
  2. Тырина Татьяна Максимовна, инженер - металлург, город Самара. 'Закон о патриотическом воспитании населения, в первую очередь детей и молодежи, необходим, поскольку в последние два десятилетия с молодежью творится что-то невообразимое - куда же мы катимся? И что будет со страной при теперешнем 'воспитании' молодежи, а вернее, при отсутствии воспитания '.
  3.Клетнева Мария Ивановна, технолог пищевой промышленности, город Сызрань. ' Закон о патриотическом воспитании молодежи и граждан страны крайне необходим'.
  4.Бондарева Галина Ивановна, детский врач, город Самара.'Я поддерживаю решение Государственной Думы о принятии Закона о патриотическом воспитании граждан '.
  5.Седова Мария Федоровна, учитель Богословия, город Самара. ' Такой закон крайне необходим'.
  
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  
  1.Предлагаем в средних школах начать преподавать учащимся военную начальную подготовку с сентября 2009 года.
  2. При республиканских, областных, краевых военных комиссариатах готовить на курсах военруков школ, гимназий из числа бывших солдат, сержантов, имеющих высшее и среднее специальное образование.
  3.Для учащихся 9-10 классов предусмотреть в программе двухне-дельные сборы в учебных центрах воинских частей.
  4. Занятия по изучению боевой техники, арт.систем и средств связи, а такие, как вождение автомобилей - проводить в воинских частях.
  5.НВП начать с 5-го класса, а до 5-го класса проводить ОБЖ.
  6.Средние школы и гимназии обеспечить учебным оружием, солдат-ским обмундированием б/у, количество ( по согласованию ГорОНО с Командованием военного округа).
  7.Министру Обороны и Генеральному штабу выделить учебным заведениям необходимое количество воинских Уставов и Наставлений.
  8.Во время летних каникул проводить с военруками учебные сборы при воинских частях и институтах.
  9.Генеральному штабу и Министерству образования организовать выпуск видеофильмов по военной тематике.
  10. В законе определить порядок функционирования первичных ветеранских организаций с их финансированием. ===================================================================================================

Оценка: 7.95*9  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2012