ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чернышёв Юрий Иванович
Доктор Саша

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 8.78*4  Ваша оценка:


ЮРИЙ ЧЕРНЫШЕВ

ДОКТОР САША

Рассказ

   Над кабульским предместьем Карга, прозванным Теплым Станом, занималось утро. Потянулись из палаток отдельные бойцы, пожелавшие опередить сигнал подъема. Из полкового медпункта, располагавшегося в торце штабного модуля, показался румянолицый и русоволосый капитан Ветров или просто доктор Саша, как прозвали его кудрявые насмешницы из лазарета. В полку его уважительно именовали "доктор" или "товарищ капитан", но за глаза даже молодые солдаты пользовались его уменьшительным именем. И было в этом не пресловутое панибратство, вызванное, быть может, слишком моложавой внешностью военврача, а подсознательный отклик на его чуткость и человечность.
   За свои неполные тридцать, из которых уже седьмой год - в сапогах, Александр стал превосходным психологом, умевшим разговорить и убедить хоть кого. Как-то завернул в медпункт сам генерал, командующий артиллерией армии, и, заметив в углу окурок, собрался уже дать "разгон кому-попало". Но капитану Ветрову удалось перевести разговор на генеральские глаза, подозрительно покрасневшие от злого ветра-афганца. Усадив высокое начальство к окну, он внимательно осмотрел его, сделал примочки из настоя собственного приготовления и попутно дал несколько рекомендаций по режиму питания.
   В разговоре выяснилось, что и генерал в молодости учился в Одессе, где Ветров окончил медин, и, расставаясь, они чуть ли не обнимались на виду у всего полкового начальства. С того дня командир полка Казинбаев стал меньше придираться к начальнику медпункта за его не слишком военный вид, а однажды сам, побывав по вызову в "аминовском" дворце, привез ему горячий привет от земляка-генерала.
  
   В тот день был Сашин черед контролировать приготовление пищи на полковых ПХД. А в этом деле главное - не опоздать к закладке. Вот и поднялся он чуть свет: упустишь момент - ищи потом мясо да масло где-нибудь на черном рынке. Пару раз накрывал капитан не в меру шустрых прапорщиков, да только зампотылу всегда брал их "на поруки", а идти к командиру полка не хотелось. На этот раз доктор Саша пришел раньше всех, и пришлось еще дожидаться, пока растормошили заспавшегося завскладом. Свежего мяса в полку не было уже вторую неделю, так что взвешивать было почти что нечего, оставалось лишь проследить, чтобы тушенка из тщательно сосчитанных банок попала в котел.
   Покончив с первым этапом контроля, Ветров поспешил к себе в модуль, чтобы, наскоро помывшись и побрившись, через полчаса возвратиться уже для снятия пробы. Но, видимо, не зря ощущал он с самого рассвета какое-то внутреннее беспокойство. Лишь только войдя в комнату, одновременно служившую и врачебным кабинетом, он начал раздеваться, как со стороны автопарка раздались очереди. Хотя на боевые действия начальника медпункта и не привлекали, но за полтора года в Афгане капитан Ветров наслушался всякой стрельбы и без труда определил - пулемет, да и не один. Раздумывать было некогда и доктор Саша, как был - в галифе и майке, схватив лежавшую на шкафу фельдшерскую сумку, выскочил из медпункта.
   Командир полка четвертый день находился на побывке в Ташкенте, где служил до ввода войск, и вся полнота власти принадлежала начальнику штаба майору Южину. "Ученый малый, но педант", - говорили о нем полковые острословы. В это утро он поставил своей целью навести порядок в парковой службе, где, на его взгляд, зампотех устроил "богадельню". Выстрелы с горы застали его в палатке дежурного по парку, где он "драл" весь наряд во главе с бритоголовым старшим лейтенантом. Когда полуодетый капитан Ветров выскочил из модуля, начальник штаба уже отдавал по телефону приказы караулу и дежурному подразделению на отражение атаки душманов.
   Хотя ситуация оставалась крайне неясной даже для него, владевшего обстановкой в зоне ответственности полка, решения майор Южин принимал и приказы отдавал без заминки. Одного взгляда в дверь палатки ему было достаточно, чтобы оценить силы противника - не более 8-10 "паков", из них двое с ручными пулеметами. Такой наглости, чтобы обстреливать среди дня, да еще и не таясь, в Теплом Стане доселе не бывало. Еще раз, уже осторожнее, выглянув из-под полога палатки, майор четко увидел восемь черных фигур, извергавших из всех стволов струи огня, стоя на уступах скалы, почти вертикально вздымавшейся сразу за боковой оградой парка. "Не менее 150 метров", - про себя отметил высоту Южин.
   - Сайко, к самоходкам сможешь подобраться? - окликнул он бритоголового старлея, замаскировавшегося с автоматом в курилке рядом с палаткой.
   - Да я тоже об этом думаю, товарищ майор, но ключи-то теперь в подразделениях хранятся. По вашему приказу, - не преминул старлей подколоть майора.
   - У, черт!.. - выругался сквозь зубы начальник штаба - то ли в свой адрес, то ли дежурного, и вновь принялся накручивать полевой телефон.
  
   Но дежурное подразделение уже выбегало на импровизированный полковой плац, отсыпанный под личным руководством Южина мелкой галькой из ближнего ручья. Со стороны штаба к автопарку толпой бежали офицеры и прапорщики, на ходу выхватывая из кобур пистолеты, за ними вприпрыжку, размахивая автоматами, бежали штабные писаря и даже писарихи. Две пулеметные очереди полоснули по плацу, как град, разметав во все стороны гальку. Бежавшие дружно попадали в самых неестественных позах, так что невозможно было даже понять - кто убит, кто ранен. Первым попытался выяснить это военврач Ветров. Стоя на коленях в своей белой майке на самом краю плаца, он каким-то севшим голосом крикнул: "Раненые есть?"
   В это самое время командир реактивного дивизиона организовал прорыв к своим боевым машинам, но "паки" вмиг положили реактивщиков, перенеся огонь с плаца. Солнце поднялось над горами и стало отчетливо видно, что нападавшие одеты в черную униформу. Майор Южин, уже организовавший управление боем из палатки дежурного по парку, припомнил недавнюю разведсводку штаба армии, где упоминались якобы появившиеся в окрестностях Кабула пакистанские спецназовцы. Тогда эта новость показалась ему чушью: мало ли что "хадовская" агентура наплетет. Теперь же он готов был кусать локти, что не выставил дополнительное охранение на горе, нависавшей над парком.
   Под обстрелом у "паков" оказался практически весь городок полка, а достать их автоматным огнем не позволяла высота. Лишь когда караул и дежурное подразделение принялись стрелять в "молоко", Южин понял, почему противник даже не пытался укрываться. На его очередной запрос дежурный доложил, что из соседнего мотострелкового полка уже высылают на подмогу "бээмпэшки", а о нападении известно и в штабе армии.
   Только после третьего окрика военврача отозвались двое раненых и, улучив момент, капитан Ветров, прикрывая голову сумкой с красным крестом, перебежал к ближнему из них и быстро осмотрел рану. У застонавшего от боли сержанта была прострелена голень и, наложив жгут, доктор, подбодрив раненого, осмотрелся, как лучше перебраться к следующему. Резко вскочив, он на полусогнутых рванулся вперед и тут же как будто наткнулся на огненную стену, не успев даже вскрикнуть или вспомнить жену и сынишку...
   Завидев подходившие от соседей БМП, душманы в черном, сделавшие свое подлое дело, быстро ретировались в расщелину, и прилетевшие чуть позже "вертушки" ничего уже обнаружить не сумели. Как будто и не было утреннего кошмара в артполку! А в полковом лазарете, сразу же заполнившемся ранеными, суетились сестрички, время от времени забегавшие в кабинет начальника медпункта взглянуть сквозь слезы на своего, тайно любимого, доктора Сашу, подготовленного к отправке на Родину в "черном тюльпане".

12.04.97г.


Оценка: 8.78*4  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018