ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чернышёв Юрий Иванович
Первый концерт

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


ЮРИЙ ЧЕРНЫШЕВ

ПЕРВЫЙ КОНЦЕРТ

Рассказ

   В тот, первый год войны так называемый "Ограниченный контингент" был ограничен и в развлечениях. Это уже потом появились клубы, магазины, кафе, телецентры. Потянулись косяком артистические коллективы всех категорий... А тогда свободные вечера заполнялись, в основном, преферансом - у офицеров, "очком" - у прапорщиков. И, по возможности, с выпивкой. Пили, можно сказать, всё, что течет: от армянского коньяка и до "кишмишевки" - местной самогонки, которую сами афганцы не пили - Аллах не велит! - но, учитывая растущий спрос "шурави", быстро научились гнать из сушеного винограда, да и не только из него.
   Продавали ее зачастую в целлофановых пакетах, ввиду острой нехватки в стране стеклотары. Некоторые из армейских "интеллигентов" остерегались пить "кишмишовку", боялись - отравят. В иных гарнизонах даже делали ей химический анализ, и результат был порой самый неожиданный: находили там следы и помета, и анаши, и даже... старых галош - традиционной обуви простых афганцев. Но пили после этого вряд ли меньше - куда денешься от тоски зеленой, от безысходности положения. А достать спирта или водки удавалось не всем и не всегда...
  
   Первым о прилете в Кабул Кобзона узнал всеведущий Толя Ларионов. Он всего пару дней как возвратился с операции в Бадахшане, замордованный и тощий, и "батька" Шеремет - начальник штаба артиллерии - разрешил ему отдыхать и приводить себя в порядок. Но валяться на койке было не в характере Толи - рыжеволосого "вождя краснокожих". Он с вечера выяснял, кто утром едет в город, и договаривался, чтобы взяли его в машину. Пешком покидать штаб запрещено, а Толик загорелся идеей передать подарки жене и сыну с подполковником из отдела кадров, улетавшим в Ашхабад на майские праздники.
   - Товарищи офицеры, - торжественно провозгласил Толя, врываясь перед самым обедом в штабную палатку, - к нам прибыл Йося Кобзон. Завтра концерт в Полевом управлении. Приглашается весь штаб артиллерии. Ребята, а цыпочки с ним какие!..
   - Кончай балабонить, - отозвался из угла "дед" Вишняков. - Ты лучше доложи: в полк заезжал, мясца на шашлык привез?
   - Василий Иванович, не только мясо, но и лук, и даже банку помидоров привез - сейчас Сашка Зорин притащит. Но не шашлыком единым жив артиллерист. Я вам без шуток говорю: Йоська прилетел!
   Тут уже все окончательно оторвались от своих дел и наперебой принялись расспрашивать майора Ларионова о концерте, о Кобзоне и, конечно же, о девушках. Оживленно обсуждая сенсационную новость, офицеры дружно отправились на "первый черпак". В столовой - мрачноватой брезентовой палатке - обмен мнениями не прекращался, и скоро новость облетела все управление армии.
  
   К вечеру слухи получили материальное подтверждение: комендант штаба привел откуда-то бульдозер и тот принялся расширять стоянку легковых машин, превращая ее в некое подобие Колизея. На следующий день на краю этой площадки поставили два грузовика с открытыми бортами, и солдаты принялись сколачивать на них сцену. Перед этой импровизированной эстрадой расставили несколько рядов скамеек и стульев - все, что удалось коменданту собрать по отделам и службам. Толик Ларионов ходил сияющий, как будто он сам выступает с концертом. "Батька" Шеремет поручил ему обеспечить места для своего штаба, вот он и втирался к коменданту в доверие, помогая тому оборудовать зрительный "зал".
   После обеда в штабной палатке артиллеристов дым стоял коромыслом: кто стригся, кто брился, кто гладил обмундирование. Впервые после прибытия в Афганистан были вынуты из чемоданов брюки навыпуск, туфли.
   - Вот теперь чувствуется, что завтра Первое мая, - сказал, заглянув в палатку, командующий артиллерией армии.
   Сам он уже успел переодеться и теперь, ожидая подчиненных, курил во "дворе" - огороженном масксетями небольшом пространстве между штабным автобусом с прицепом и палаткой. Здесь работали, здесь и жили, в промежутках между выездами на операции, офицеры штаба артиллерии. "Двор" этот входил составной частью в большое "подворье", называемое ЦБУ - центр боевого управления.
   Лишь только автобусы с артистами остановились возле уже готовой и даже украшенной цветами эстрады, как публика повалила в "зал". На скамейках разместились офицеры, стулья заняли генералы, полковники и немногочисленный женский персонал - машинистки, телефонистки, официантки. Дальше, на склоне холма, частично срезанного бульдозером, расположились бойцы из батальона охраны, полка связи, тыловых подразделений. Ярко светило солнце, но жарко не было - легкий ветерок приносил из недальних гор прохладу. В общем, погода была подстать настроению собравшихся - праздничная.
  
   В строгом черном костюме появился на эстраде Кобзон, встреченный аплодисментами и приветственными криками зрителей. Песню за песней вдохновенно исполнял артист, не давая себе отдыха. Лишь изредка сменяли его на эстраде танцоры, наскоро собранные Москонцертом. Но публика снова требовала Кобзона.
   Внезапно небо над Дар-уль-Аманом потемнело, с запада понеслись черные тучи, видом своим напоминавшие дым пожарища. Загремел гром, упали первые капли дождя. По "залу" пронесся ропот, но никто не поднялся с места. Собравшийся было снова запеть Кобзон подозрительно посмотрел на небо, снял свой шикарный концертный пиджак и, отдав его за "кулисы", произнес:
   - Никакие черные силы не смогут нам помешать!..
   И песня зазвучала вновь. Зрители с восторгом приветствовали мужественного певца. А дождь, едва начавшись, ушел вдаль. Словно испугался песни...
  
   Вечером в уютном номере гостиницы, где разместился Иосиф Кобзон, собрались друзья артиста - старые и новые. Собрались, чтобы отметить встречу, отпраздновать Первомай и поздравить с успехом первого концерта. Первого не только для певца, лишь вчера прилетевшего из Москвы, но и для слушателей - солдат и офицеров, уже несколько месяцев томящихся непонятной войной на чужбине.
   Внезапный звонок телефона прервал очередной тост военных. Звонила мама Иосифа, чтобы узнать, как прошел первый концерт сына и раньше всех поздравить его с присвоением звания Заслуженного артиста. Такое известие придало пиршеству новую силу: теперь уже Заслуженный артист угощал своих друзей...
   На следующее утро, в день Первомая, Кобзон выступал на аэродроме, перед десантниками и авиаторами. Эстрадой на этот раз служили четыре БМД, поставленные вплотную. А в награду все артисты получили десантные ножи и горячие овации публики. Несколько дней весь Кабульский гарнизон жил воспоминаниями о концертах Кобзона. Война, отступив ненадолго, уступила место празднику.

14.04.92г.


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018