ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Чернышёв Юрий Иванович
Александр Последний

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
 Ваша оценка:

  АЛЕКСАНДР ПОСЛЕДНИЙ
  (К 135-летию А.А. Блока)
  ЭССЕ
  
  - Что в имени твоем? - хочется порой спросить. И тут же сам напрашивается ответ: зри в корень! А ежели речь идет об имени, вынесенном здесь в заголовок, то корень его - в греческом языке, где так обозначался мужчина, защитник.
   Не будем, однако, слишком углубляться в историю, вспоминая Александра Македонского, рассеявшего по миру города своего имени. Есть и в российской императорской династии целых три Александра: Первый, по прозвищу Блистательный - победитель самого Наполеона; Второй, по прозвищу Освободитель, амнистировавший декабристов и давший волю крестьянам, и наконец, Третий, получивший от народа прозвище Миротворец, поскольку не вел войн и принес мир на русскую землю.
   В "империи" искусств, и в частности - в литературе, подобной иерархии не существует. Но так уж распорядился Всевышний, что некоронованным императором Великой русской литературы стал Александр Сергеевич Пушкин - родоначальник современного русского языка, настоящий Александр Первый культурной Руси! А из великого множества его последователей - поэтов и писателей лишь единицы достойны были носить подобный титул. Одним из этих избранных я бы с уверенностью назвал Александра Александровича Блока. И не столько за внешнее сходство этого Александра Последнего с великим Пушкиным, сколько за его выдающиеся поэтические творения.
   В своей речи в Доме литераторов по случаю 84-й годовщины смерти Пушкина А.Блок сказал: "Мы знаем Пушкина - человека, Пушкина - друга монархии, Пушкина - друга декабристов. Всё это бледнеет перед одним: Пушкин - Поэт. Поэт - величина неизменная. Могут устареть его язык, его приемы, но сущность дела не устареет".
   И теперь, спустя 94 года после кончины Александра Блока, можно с уверенностью повторить эти слова о нем самом. Он был Поэт, великий поэт - этим все сказано! И не важно, каким он был в начале своего творческого пути, каким - в его апогее или даже в конце жизни, такой короткой - немногим дольше пушкинской, но такой яркой, неповторимой, оставившей свой след в вечности... Его великий творческий путь воспринимается лишь в целом: ПУТЬ ПОЭТА!
  ***
  Его дед - Лев Александрович Блок, потомственный русский дворянин, известный правовед, дослужившийся до вице-директора Таможенного департамента, был внуком немецкого доктора, вступившего на русскую службу и принявшего православие. Женат был Лев Александрович на красавице Ариадне Черкасовой, дочери псковского губернатора. Как свидетельствуют современники, внешне поэт был точной копией своего деда, а с бабушкой его всю жизнь связывали общие литературные пристрастия.
   С отцом же юный Саша Блок почти не был знаком - мать ушла от него через год после рождения сына. Будучи одаренным музыкантом, Александр Львович стал, однако, юристом, пойдя стопами своего отца. Характер же у него был тяжелый, неуживчивый, и еще в юности он покинул отчий, весьма обеспеченный дом. Вскоре после окончания юрфака в Петербурге он получил кафедру права в Варшавском университете, но и собственная семья там у него не сложилась.
  Мать поэта - Александра Андреевна Бекетова - была дочерью знаменитого ботаника, ректора Петербургского университета. И сама она была весьма одаренной писательницей и переводчицей. Не выдержав жесткого отношения мужа, она возвратилась в родительский дом и занялась творчеством. Вот почему ее малолетний сын уже в пятилетнем возрасте стал писать стихи! Выйдя в 1889 году замуж за гвардейского офицера Ф.Ф.Кублиц-Пиоттух, она перебралась к нему, и в дальнейшем детство Саши протекало в Гренадерских казармах на окраине Петербурга. В том же году он был зачислен во Введенскую гимназию, которую и окончил в 1898 году.
  Но, как написал сам поэт в своей Автобиграфии, детство его в основном "прошло в семье матери". Там любили и понимали слово. А первым вдохновителем Саши был поэт Жуковский, и еще имя Полонского запомнилось ему с детства. В "ректорском доме", где он родился, да еще в Шахматово, имении деда, Александр Блок с самых ранних лет впитывал в себя дух литературы прошлых лет, истинно русские литературные вкусы. Его бабушка, Елизавета Григорьевна Бекетова - дочь известного путешественника и исследователя Средней Азии Г.С.Корелина - всю жизнь работала над компиляциями и переводами научных и художественных произведений. Этот род занятий унаследовали все три ее дочери, а старшая из них позднее стала еще и главным биографом великого поэта А.А.Блока - своего племянника.
  По окончании гимназии Александр поступил на юридический факультет Петербургского университета и лишь на третьем курсе осознал, что занимается не своим делом, после чего перевелся на славяно-русское отделение историко-филологического факультета. В начале 1900-х годов им был создан необыкновенно лиричный, музыкальный цикл стихов о Прекрасной Даме. А главной героиней его была Любовь Менделеева, ставшая невестой, а позднее и женой поэта. Его дед, профессор А.Бекетов, и ее отец, великий химик Д.Менделеев, были большими друзьями, имения их соседствовали, и Саша с Любой дружили с детства. Брак их состоялся в 1903 году и, несмотря на цепь трудностей, продержался до самой кончины Блока.
  ***
  В своем творчестве Александр Блок постоянно искал новые формы и подходы к пробле-мам быстро меняющегося мира. В цикле "Город" мы видим острые социальные проблемы, ужасы жизни - в "Страшном мире", тема кары доминирует в "Возмездии" и "Ямбах", религия - в "Снежной маске" и, наконец, образ России - в "Родине". А поездка вдвоем с женой в Италию в 1909 году породила новый цикл волшебных стихов, за которые Блок был принят в поэтическое сообщество "Академия", где творчески властвовали выдающиеся поэты Серебряного века И.Анненский, В.Брюсов, В.Иванов.
  Будучи больше человеком чувств, чем разума, А.Блок нередко увлекался другими женщинами, хотя продолжал всю жизнь любить свою жену. Известны его романы с драматической актрисой Натальей Волоховой, с оперной певицей Любовью Андреевой-Дельмас. Следует отметить, что и Любовь Дмитриевна позволяла себе увлечения - такие были тогда нравы. С поэтом Андреем Белым, влюбленным в Прекрасную Даму, у Блока возник серьезный конфликт, нашедший отображение в пьесе "Балаганчик". Большое влияние на творчество Александра Блока оказала новая поездка в Европу в 1911 году, особенно - впечатления от царивших во Франции нравов.
  Грянувшая вскоре после этого война не стала для Блока неожиданной и, более того, никак не повлияла на его творчество. Даже когда он был призван в 1916 году и направлен в инженерное подразделение Всероссийского земского союза. Часть их стояла в Белоруссии и служба в ней, по письмам самого поэта, вызывала лишь интересы "кушательные и лошадиные". С готовностью встретил поэт Февральскую революцию 1917 года, породившую новый стиль поэзии и давшую ему новое вдохновение. В начале мая 1917 года он был принят на должность редактора в Чрезвычайную следственную комиссию, созданную для расследования деятельности высших должностных лиц прежнего режима. В августе Блок приступил к написанию Отчета этой комиссии, впоследствии опубликованного отдельной книжкой под названием "Последние дни императорской власти". Отказавшись от эмиграции, Александр Александрович с восторгом воспринял и Октябрьскую революцию, увидев в ней стихийное восстание, бунт.
  Блок был одним из тех в творческой среде Петрограда, кто не только принял советскую власть, но и стал работать на ее пользу. А власть воспользовалась его громким именем в своих интересах. В 1918-20 годах его выбирали и назначали, порой без его согласия, на различные должности в комиссиях, комитетах, организациях. Непомерный объем этой работы вскоре подорвал силы поэта, накапливалась усталость - свое состояние того периода Блок описал словами "меня выпили". Этим можно объяснить и его творческий простой. В одном из писем начала 1919 года читаем: "Почти год как я не принадлежу себе, я разучился писать стихи и думать о стихах...". Но еще страшнее было то, что тогдашние условия жизни и работы серьезно подорвали здоровье поэта - проявилась астма, возникли психические расстройства, а зимой 20-го началась цинга.
  Блоку было необходимо серьезное лечение за границей, но политбюро ЦК РКП(б), рассматривавшее этот вопрос, отказало ему в выезде в Финляндию. Против были Ленин и Менжинский, не желавшие выпускать из страны такого нужного им поэта. Когда же Каменев и Луначарский все же выхлопотали в июле 1921 года разрешение, было уже поздно. Его смерть не была самоубийством, как не была и следствием сумасшествия, о чем ходил упорные слухи, но все же назвать ее естественной вряд ли можно. Оказавшись в тяжелом материальном положении и будучи в разладе с собой и с властью, Александр Блок прекратил бороться с болезнями, уложившими его в постель, и отказался от приема не только лекарств, но и пищи. 7 августа он умер в своей петроградской квартире от воспаления сердечных клапанов и был похоронен на Смоленском кладбище (в 1944 г. прах его перезахоронен на Литературных мостках Волкова кладбища Ленинграда).
  Творческое наследие А.А.Блока по праву считается одним из самых выдающихся достояний русской литературы. По силе дарования, страстности отстаивания своих воззрений и позиций, по глубине проникновения в жизнь, стремлению ответить на самые большие и насущные вопросы времени, по значительности новаторских открытий, Блок явился одним из тех, кто составляет гордость и славу русского искусства. Сам он определял свой жизненный и творческий путь как "трилогию вочеловечения", вкладывая в эти слова чрезвычайно глубокое значение - смысл утверждения высших ценностей человеческого бытия, неотъемлемых от народных устоев и общественных начал, от утверждения великого и прекрасного будущего, той "дальней цели", какая и составляла суть его самых больших переживаний и стремлений.
  ***
   После Октября сомнения в правильности выбранного пути возникали не только у Блока. Так,
  Бердяев "многословно и талантливо" писал, что революции никакой и не было, все - галлюцинация, что движения в хаосе и анархии не бывает, все еще - продолжение догнивания старого, что пришло смутное время, что все революционные идеи давно опошлились, а ненависть к буржуазии есть исконная ненависть темного Востока к культуре Запада. И отсюда мораль: покаяться и смириться, жертвенно признать элементарную правду западничества и необходимость долгого труда цивилизации. А ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ СЕЙЧАС, СПУСТЯ ПОЧТИ СТОЛЕТИЕ ПОСЛЕ БЛОКА ?..
  Как известно, у Блока нет ни романов, ни повестей и рассказов. Слава Блока-поэта и драматурга затмила славу Блока-прозаика. А между тем его проза составляет неотделимую и внушительную часть его литературного наследия. Как верно отметил Лев Озеров, "в его прозе впечатляюще выражен образ времени и образ самого поэта во времени". Ни один биограф, ни один исследователь не в состоянии дать столь точное описание эпохи и творчества поэта, как его проза. В то же время проза Блока подвержена тем же законам, что и его поэзия: она так же беспокойна и тревожна, чувствительна к переходам от мрака к свету и наоборот, к смене начал и концов.
  Его проза так же, как и поэзия, жаждет истины во всем - в страстях и в познании мира. Она так же беспощадно правдива и требовательна. Она преисполнена неудовлетворенности сущим и отмечена мятежными поисками свободы, счастья, будущего. Если бы понадобилось общее название для прозы Блока, то всего более, по мнению Озерова, для нее подошло бы такое: "Исповедь сына века".
  При всей многоплановости и сложности художнической натуры Блок целостен и монолитен. Его прикосновение чувствуется везде, в любой его строке - от лирического цикла до беглой записи на полях. "Если не жить современностью - нельзя писать". Блок со все возраставшей ответственностью перед собой и перед людьми следовал именно этому принципу. Насущные вопросы бытия - "Кто виноват?" и "Что делать?", ставившиеся всегда передовой литературой, стояли перед Блоком, писателем высокой совестливости и гражданской смелости. Он приучил себя прямо глядеть в глаза и - отвечать... Отсюда и его ответственность за слово.
  Рыцарь Прекрасной Девы в роковой час истории становится рыцарем гражданского духа и долга. Он начисто отвергает общепринятые образцы обволакивания душ модной сентиментальной пошлостью и нигилистической бравадой. Он перечеркивает почитаемые стандарты своих современников - отрицая, он утверждает. А утверждая, он нес в XX век все то прекрасное, что было в XIX веке в отечественной литературе, литературе Пушкина и Гоголя: служение гуманистическим идеалам, желание посвятить людям "души прекрасные порывы", веру в человека. Блок был хранителем огня. В эпоху отрицания духовных ценностей мира, футуристического сбрасывания их с "корабля современности", он сохранил их для будущего. Хочется верить, что это не останется лишь достоянием XX века!..
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018