ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн. Сайт имени Владимира Григорьева

Осипенко Владимир Васильевич
Десантный шовинизм

[Регистрация] [Найти] [Обсуждения] [Новинки] [English] [Помощь] [Построения] [Окопка.ru]
Оценка: 4.22*386  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему десантников не любят...


  

Десантный шовинизм

Мы наплюем в зелёные береты

во славу наших бледно-голубых.

Слова из песни.

   Занесла меня нелёгкая как-то в ОМОНовский автобус. Самого и по трезвой памяти. Зашёл организовать взаимодействие на концерте в честь дня ВДВ. Заодно отслуживших в десанте поздравить.
   - Чё надо? - вопрос прозвучал от развалившегося на сидении сержанта.
   - Хочу со старшим поговорить, - поздравления как-то сразу вылетели из головы.
   - Вышел отсюда. Нет старшего! - не меняя позы, вещает быдло в форме, постукивая по ладони дубинкой, прекрасно видя и погоны, и полковничьи звёзды, и ордена на груди.
   Вокруг развалились и гогочут полтора десятка его коллег, тоже поигрывают дубинками, на погонах некоторых замечаю звёзды. Такое омерзение меня взяло, как будто извалялся в дерьме. От этих правозащитников так и разило животной патологической ненавистью. Какого полковника, они в упор человека не видели перед собой. Для них я говорящий кусок мяса, к которому хорошо прилипает резиновая дубинка, если врезать умеючи, с оттягом. И это, несмотря на то, что старшим командиром у них в Питере наш десантник, умный боевой офицер, не одно совещание просидели с ним в Смольном, готовясь к празднику, ни один литр водки вместе откушали. Интересно, это они со всеми так, или персонально десантников любят?
  

***

   Замечено: насколько десантники трепетно относятся и готовы любому глотку перегрызть за свои войска, ровно настолько другие рода войск нас недолюбливают, если сказать очень мягко. Я не говорю о ментах, ВоВанах и других около военных людях в погонах - эти только за 2 августа нас ненавидят и их можно понять. Десантура любит почудить, а, что не так, пистон от начальства гарантирован. Что плохого мы сделали пехоте, артиллерии, танкистам, морпехам и прочим таким же, как мы, чернорабочим войны? Они-то чего на нас батон крошат? Что нам делить? У меня есть версия...
   В командировках, на совместных учениях, на войнах приходилось неоднократно сталкиваться нос к носу с нашими братьями по оружию и открывать для себя удивительные вещи. Что для нас было естественно, у них вызывало удивление и наоборот.
   В первые недели учёбы в академии Фрунзе нас возили по различным гарнизонам и показывали другие рода и виды ВС Советского Союза. Меня буквально поразила мощь наших новейших танков, артиллерийских систем и средств ПВО. Электронно-баллистический вычислитель, стабилизированные в двух плоскостях пушки, тепловизоры, высокоточные снаряды звучало для нас, как что-то нереальное. Вспоминал я нашу БМД-1, ЗУ-23 и Нону, их убогие ТТХ по сравнению с тем, что нам показали, и мне становилось грустно и скучно. Да эта мощь порвёт нас как Тузик грелку. Когда наши однокашники по Академии собрались в тульскую дивизию, я стал опасаться, что, посмотрев на наши тряпочно-броне-десантные войска, они будут смеяться, и внутренне готовился дать отпор. Однако слушатели из пехотных групп вернулись восхищёнными и какими-то пришибленными. Они по-другому стали смотреть на нас и сами пришли поделиться:
   - Слушайте, это у вас - показуха или солдаты, действительно, отдают честь всем(!) офицерам?
   - Не понял???
   - Представляешь, идёт солдат, несёт какой-то огромный мешок на плече, а мы полтораста офицеров только из автобусов...
   - "Огромный мешок", я подозреваю, это купол грузового парашюта. Между прочим 115 килограммов весит...
   - Так я и говорю, прёт он эту дуру и каждому из нас честь отдаёт!!!
   - Ну и что?
   - Мы тут поспорили, что это показуха...
   - Показуха - это когда он для вас дураков кирпичи об голову колет, а это нормальный солдат приветствует старших по званию! Вы, что только одного солдата и видели?
   - В том-то и дело, что нет.
   - А что остальные?
   - Остальные точно так же...
   - Так чего же тебе не понятно?
   - Может это специально для нас таких согнали...
   - Стоп! "Согнали" - это не про нас. Вы приехали в нормальную десантную часть, нормально укомплектованную, где люди занимаются нормальной боевой подготовкой. Скорее для вас кого-то "разогнали", освободили полигон, спортзал, столовую. А у вас, что по-другому?
   Вопрос остался без ответа. Мой собеседник только рукой махнул.
   Дело в том, что в частях и центрах, куда нас возили, мы практически не видели солдат. На всех учебных точках присутствовали и проводили занятия только офицеры. Но всё равно я плохо себе представлял, как мимо меня может пройти и не поприветствовать солдат. Даже около академическая блатная срань в погонах рядовых и сержантов, которая за всю службу с паркета и асфальта ни разу на землю не наступила, которая в период сдачи вступительных экзаменов, могла без спросу заглянуть в класс самоподготовки и попросить-потребовать у старшего "пару толковых майоров дорожку подмести". У десантников иногда срабатывали рефлексы и уё...ще убегало жаловаться своему начальству, размазывая кровавые сопли. Кого-то выгоняли, а мне повезло.
   Захожу в первый день учёбы в академию, пропусков на нас ещё не выписали, проходим по списку. Пока дежурный ищет меня в своих бумажках, помощник, чтобы я не прошёл, упирается мне рукой в грудь. Сначала упала планка у меня, потом полетел солдат. Хором с дежурным верещат:
   - Как ваша фамилия?!
   - Гвардии майор Осипенко. В списке N 43!
   Я ещё до аудитории не дошёл, как меня вызвали к "папе" - начальнику курса.
   - Что вы себе позволяете, товарищ майор? Это не войска, это Академия.
   - Извините, товарищ полковник, не знал, что в Академии Фрунзе действуют другие уставы.
   - Пойдёте сейчас и извинитесь перед солдатом.
   - Я лучше в войска поеду, где я буду человеком, или вообще сниму погоны, но солдаты, даже академические, меня руками трогать не будут.
   - Вижу, вы не хотите учиться в нашей прославленной академии. Вы почему, товарищ майор, не сняли Гвардейский знак, почему усы не сбрили, как было приказано?
   - Я "Гвардию", не покупал...
   - Вы понимаете, что Академия Фрунзе не гвардейская? А усы?
   - Вы мой нос, товарищ полковник, видите? Сбрею усы - ещё хуже будет.
   То ли всех кого можно было, уже выгнали, то ли начальник курса меня понимал, но обязан для порядку нагнать жути, но тут и он не сдержал улыбку, сказал, чтоб я "впредь не дай божок", и отпустил с миром. Получилось, что мне только погрозили пальчиком...
   Не знаю, как у других, но законы субординации нам вбивали строго. Воинское приветствие - не самое главное в армии, но она с этого начинается. Нет этого, значит, не будет и всего остального: подчинения, единоначалия, порядка и выполнения поставленных задач. Так меня учили. Если я приветствую всех старших, почему же меня кто-то может держать за ветошь? Правда, не все и не сразу рассмотрели у меня на погонах целых две звезды. Пришлось показать.
   Это мы проходили в первую неделю службы лейтенантами. Установка такая: если солдат тебя не поприветствовал, считай, что в рожу плюнул, и веди себя соответственно. Не тобой это придумано и не тебе должно закончиться. Иначе снимай погоны и иди поднимать сельское хозяйство. Или иди в венгерскую армию, там первым приветствует более вежливый. На второй день моего лейтенантства в полку идет навстречу такой, весь из себя "дед", ушитый и зазначкованный до предела, проволока в подшиве с палец толщиной, ремень на самых не могу, берет к затылку снизу приклеен... Демонстративно меня в упор не видит. Поравнялись, левой рукой основанием ладони делаю лёгкое, но резкое замечание чуть выше того места, где должна быть бляха. Согнулся пополам, никак, бедолага, вздохнуть не может.
   - Ой, - говорю, - солдатик, извини, я тебя не заметил. Иду, задумался, руками машу и случайно тебя задел. Не больно? Прости, родной. Ты тоже, наверное, меня не заметил, потому что задумался?
   - Кх, кх...
   -Наверное, потому, что не заметил, и честь не отдал?
   - Так точно... кх...
   - Смотришь, поприветствовал бы старшего по званию, как определено в уставе, и я бы тебя заметил и сам честь тебе отдал бы. Читал устав?
   - Так точно!
   - Ну, тогда, родной, давай попробуем разойтись по уставу!
   - Я в ПМП иду...
   - Ты даже представить себе не можешь, как удачно выбрал направление и какую тебе там могут оказать своевременную помощь. На исходную, бего-о-о-ом, марш!!!
   Я уже не шутил и боец это понял. Полполка из-за разных углов наблюдали, как "дедушка" пытался раз десять проскочить мимо зеленого как три рубля лейтенанта. Всё само пришло к "нормальному бою" - ремень-берет на месте, пуговицы застёгнуты, не три-четыре, а десять шагов строевым, носок оттянут, подбородок под соответствующим углом!!! После успешной десятой попытки, как награду даю бесплатный совет:
   - В другой раз, либо так, либо ползи по-пластунски. Тогда и я сделаю вид, что тебя не заметил. Понял?
   -Так точно!
   - Молодец, можешь идти!
   - Есть!
   И всё сразу на своих местах? Его крутизна там, перед своими молодыми, а передо мной он просто рядовой, который обязан меня приветствовать, а я обязан потребовать! И мне плевать, что, с позволения сказать, "дембель" думает про меня, какими эпитетами награждает мысленно, что и как будет рассказывать сослуживцам. Зато ни один(!) солдат в полку больше не пытался пройти мимо, не поприветствовав строевым шагом. И ни один на долго не задумывался, стоит ли реагировать на какие-то указания этого летёхи. До анекдотов. Иду по дорожке, навстречу выскакивает боец, в руках шинель, глаза бешенные. За пять шагов перехватывает шинель в левую руку, строевым отдаёт честь и несётся дальше. Через пару секунд из-за угла толпа с улюлюканием за ним. Хватаю одного за руку.
   - Что случилось?
   - Это свинарь, ему из окна роты выбросили шинель, украсть хочет, зараза!!!
   Вот это - да! Даже свинари знают, как можно мимо этого лейтенанта пройти. Почему только "этого"? Остальные офицеры тоже не пальцем деланы. Это закон для всего полка. И отнюдь не только нашего. По-другому и сами солдаты со всех ВДВ не воспринимают.
   В Ереване, прилетевший гасить очередной конфликт, десантный полк размещают в какой-то общевойсковой части. Первый нашёл новое место дислокации лейтенант-разведчик. Местный солдат вальяжно проходит мимо офицера. Тот озабоченный кучей проблем прошёл в штаб согласовывать встречу, размещение, питание. Местного военного останавливает солдат-десантник, сопровождавший офицера и воспринявший случившееся как недоразумение и личное оскорбление:
   - Ты, чмо, почему не приветствуешь старших? Мы своих командиров приветствуем, за три тысячи километров прилетели вам, уродам, хвосты подносить, а вы нашим офицерам честь отдавать не будете?!
   Десантный шовинизм во всей красе! Далее последовала непереводимая игра слов и жестов. Потом тренировка. Роль начальника, естественно, играл столб, куст и потом только сам солдат. Через день местные военные строевым приветствовали даже сержантов ВДВ! Привели к нормальному бою всех, включая армянскую мафию, которая жила по своим законам и распорядку, даже в солдатскую столовую не ходили, а рядами и колоннами лезли в дыру в заборе и кушали в местном кафе. Кафанщик понёс убытки, а постоянные клиенты встали в строй и потопали в солдатскую столовую как миленькие. Откуда что взялось, и куда пропал разброд и шатание! Говорят, что за долгие годы на построение удалось собрать весь личный состав части. Местные офицеры с удивлением смотрели на своих солдат. По вечерам, когда наши с песнями проводили вечернюю прогулку балконы местных ДОСов, обращённые к полку, забиты под завязку. В основном женщины, стоят, смотрят, слушают.
   Прощальное после выполнения задачи построение десантного полка. Без официоза, рабочее построение перед выездом на аэродром. На трибуну к командиру полка прорывается делегация женщин. Одна просит слова:
   - Родные вы наши! Мы с мужьями десятилетиями по разным гарнизонам мотаемся. Всякого насмотрелись и думали, что это и есть наша защитница, Советская Армия. Но прилетели вы и мы поняли, что, действительно, есть у нас армия, в которой есть и сила, и дисциплина, и порядок. Мы теперь знаем, что у нас есть защитники, спасибо вам.
   Говорит, а у самой слёзы текут. После этого в пояс полку поклонилась. Остальные женщины стайкой стоят, кивают, а в конце зааплодировали, чем привели в смятение весь полк. Бойцы переглядываются, КэП не знает, что ответить, но каждый стоящий в строю слова эти на всю жизнь запоминает.
   Другой пример. Афган, колонна. Снова чужой гарнизон, чужой парк, чужой модуль. Офицеров, после постановки техники и размещения личного состава, в модуле встречает военный в свитере, командует какими-то бойцами, накрывает стол, ставит водку, садится сам. Только к третьему тосту гости поняли, что с ними сидит за одним столом и пьёт местный "дембель". Присутствующие за столом аж поперхнулись. Выгнали пинками и потребовали вызвать офицера. Среди ночи трезвого не нашли ни одного!!! Вышли, организовали охранение колонны своими силами внутри чужого гарнизона! Рассказывал это один зам комбат и недоумевал, как такое может быть? Офицеры пьют с солдатами, отдают "дембелям" власть в полку!!! О каком порядке, приветствии, субординации может идти речь? Какая может быть после такой службы гордость? За что? За то, что водку жрали и увечили молодых? Редкими подонками надо быть, чтобы этим гордиться.
   Босния. На перевал забрасывают два взвода, наш и американский из 2 бронетанковой дивизии. Распальцованные рейнджеры на ветру и морозе быстро сдулись, на второй день сидят в своих М-13 и давятся НАТОвским сухпаем. Ждут пока подойдут тылы и оборудуют им быт. Наши поставили палатки, затопили печки, сидят в тепле и хрястают из котла гречу с тушёнкой, сладким чаем запивают. Запах с ума сойти. Американцы не выдерживают и становятся в очередь к нашему котлу. Ефрейтор-десантник, орудуя поварёшкой, нахально командует, чтобы амеры пропустили своего же лейтенанта вперёд. Те делают вид, что не понимают, у них, видите ли, в столовой демократия. А у нас, блин, субординация! Пока не расступились, ни одному ничего не дал. Попри, попробуй, против десантного ефрейтора, вооружённого армейским черпаком! Зато наши чуть не охерели, когда в полевой скворечник, где гордо восседало двое десантов, припёрлась со своей М-16 ренджерица и, нисколько не смущаясь, пристроилась рядом. До чего дошла в Америке эмансипация! Тем не менее, через два дня совместной службы союзники указания нашего ефрейтора воспринимали и выполняли, как приказы своего комдива.
  

***

   А что у вас не пили или неуставщины не было, спросят меня. Было, ещё как!!! Но пили, зная где, сколько и с кем. Неуставщина-дедовщина многолика и вездесуща и не всегда вредна (читайте Суворова, не Резуна, а Александра Василевича, естественно), но тупое издевательство старших призывов над младшими, выжигалось калёным железом и самой службой. Мы в ППД от безделья подолгу не мучились, оружие на окружных складах не держали и после любого перепоя с вечера утро могли встретить за тысячи километров от места, где начинали пить. Потому как маневр свой по тревоге был вбит в подкорку себе и подчинённым и выполнялся хоть вручную, хоть на автопилоте. А вчерашний мордобивец сидел в одном самолёте с тем, кого обижал, а у того такой же парашют, автомат в руках и два боевых комплекта в рюкзаке. Сидел и думал, будет в бою этот молодой ему прикрывать спину, или совсем наоборот. Может, пока не поздно, попросить прощения? Да и вообще после таких вылетов вопрос о сроках службы плавно перемещался на задний план. Главное, что ты из себя представляешь, как проявил себя, когда вокруг постреливают.
   Нет войны, есть боевая подготовка, прыжки, учения, караулы и остальные прелести десантной службы. Не сразу и поймёшь, что легче. Прошёл, выдержал - есть, что вспомнить, есть чем гордиться. Можно один раз в году и постучать себя в грудь. Ревниво смотрим, а как нынешние, не растеряли, не проторговали, не обмельчали. Слушаем новости, читаем отчёты о последних конфликтах свои и вражеские и видим - всё в порядке. А нам-то что с этого? В том-то и дело, отслужили, уволились, а пуповина ещё не отсохла, переживаем как за что-то бесконечно близкое и родное. Бывших десантников, как и бывших негров, не бывает. У вас этого нет? Так при чем здесь мы? Значит, не шли служить, а вас "забрали". Отшаркали по коридорам, отподметались или отмахали лопатой и не о чём вспомнить, жаль, конечно. Во время службы не встретили настоящих друзей и не попались вам порядочные командиры, примите искренние соболезнования. Вашу нелюбовь мы воспринимаем как зависть и переживём её с лёгким сердцем. А, если у вас и служба прошла интересно, и друзей нашли на всю жизнь, и порох понюхали, и гордитесь своими броне пыльными, помидорно-королевскими войсками, так мы за вас только рады, выходите в свой день и покажите народу себя во всей красе. Мы постоим в сторонке, порадуемся и поаплодируем.

***

   По закону жанра я должен вернуться в автобус и поставить хама в стойло. Тем более, что проблем никаких. Набери телефон командира, думаю, нашёлся бы моментально и старший, и привёл бы мне этого урода, и встало бы всё на свои места. Однако я ничего не сделал. Не стал портить себе праздник. Противно было до невозможности, но вытер хорошенько руки платком, плюнул и ушёл. Омерзение от той встречи сохранилось до сих пор. Одно успокаивает, это чмо точно не служило в десанте даже свинарём.

Оценка: 4.22*386  Ваша оценка:

По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email artofwar.ru@mail.ru
(с) ArtOfWar, 1998-2018